Теодор Соловьёв

Имя персонажа: Соловьёв Теодор.
Клан: Тореодор.
Натура: Исследователь.
Маска: Творец.
Дата рождения: 1933.
Место рождения: Рига, Латвия.
Дата становления: 1962.
Место становления: Лейпциг, Германия.
Поколение: 9.

Легенда

Теодорс Соловьёв родился в семье потомственных коллекционеров антиквариата (по материнской линии), однако несколько нехарактерную для латышей фамилию унаследовал от отца, который был родом из Новосибирска, и как-то, будучи на отдыхе в Риге, познакомился со своей будущей женой.

Детство Теодорса прошло в родном городе, однако в 1939 году, незадолго до принятия Латвией ультиматума об изменении её правительства, семья перебралась в Ленинград, где прошла большая часть школьных лет. Там же был закончен Государственный университет, по специальности прикладная физика. На фронт же Теодорсу не удалось попасть по возрасту, да и родители не особенно желали отдавать единственного сына на войну. В целом во время известных событий семья не сильно бедствовала, хотя, бывало, и голодала. После окончания войны удалось вернуться в Ригу, где чудом сохранился старый семейный дом.

Так получилось, что частые переезды привили Теодорсу страсть к путешествиям, которую он и принялся удовлетворять после завершения высшего образования. Сначала он, конечно, поработал какое-то время в местном строительном НИИ, но вскоре ему удалось договориться о длительной командировке в Германию, которая отстраивалась после войны, и где требовались специалисты. Рига, разумеется, тоже пережила некоторые разрушения, но не испытывала такого прогресса, как ГДР, да и не всё было в Риге так плохо. Также нужно заметить, что Теодорс неплохо разбирался в искусстве, поскольку деятельность родителей была связана с антикварным делом, и, следовательно, с многими направлениями прикладного творчества. Пока же это позволило ему лучше понять запросы немецких коллег, которые занимались проектировкой зданий и созданием новых конструкционных материалов. Тем более, в ряде случаев работы была связана и с восстановлением и реконструкцией каких-то достаточно старых сооружений.

На новом месте ему была предоставлена достаточно большая свобода перемещений, да и работа не занимала целый день, так что удалось объездить, иногда в командировках, иногда в частных поездках, почти всю ГДР. Наверное, именно во время этих поездок и посещения разных достопримечательностей у молодого Теодорса развился интерес к архитектуре и искусству в целом. Не удивительно, что в Лейпциге он сошёлся с представителями неформального кружка сохранения исторических ценностей старой Германии, который ему порекомендовали в строительной компании, куда он приехал. Также не было удивительно, что этот кружок поддерживался влиятельным коллекционером древностей и известным любителем искусств, Генри Молленхауэром. Его Теодорс даже несколько раз видел на собраниях, среди участников кружка ходили слухи о том, что именно этот человек во время войны помог сохранить коллекции нескольким музеям в Лейпциге, спрятав предметы искусства где-то у себя, а потом в целости и сохранности вернув в музей.

Так или иначе, это кружок всколыхнул былую страсть Теодорса к искусству, и помимо восхищения архитектурой исторических центров немецких городов он с тех пор стал регулярно посещать музеи и картинные галереи. И, поскольку командировки молодого специалиста по конструкционным материалам, которым он стал, приводили его в разные уголки страны, он много чего повидал и узнал.

И, через несколько лет, во время очередного визита в Лейпциг, у него состоялся разговор с Молленхауэром, который захотел поближе познакомиться с Теодорсом. Как позже оказалось, Генри, помимо прочего, был весьма влиятельным лицом Лейпциге не только для людей, но и для собратьев, а именно старейшиной клана Тореадор, впрочем, он пока не спешил рассказывать об этом. Через него гость из России был представлен знакомым Молленхауэра среди его соклановцев и среди обычных людей, связанных с миром сородичей, или просто с культурными центрами города.

Как потом признавался Генри, к незнакомому русскому его привлекло необычное имя того, чем-то схожее с названием клана, и Молленхауэр тут же подумал, что Теодорс из клана Тореадор звучало бы очень неплохо. На тот момент русских в городе вообще было не очень много, а уж тех, кто умел ценить прекрасное, и того меньше, а старейшина клана давно хотел возобновить знакомство с кем-то из России. Когда-то он там был, и даже неплохо изучил русский язык, но после своего собственного становления он стал ездить в основном по Европе, поскольку сообщество каинитов как царской России, так и СССР, было чем-то обособленным, и там не слишком жаловали приезжих.

Так или иначе, местный князь без особых проблем дал согласие на становление нового представителя клана, когда Генри поведал о своём новом хорошем знакомом. Тем более, как надеялся князь, он всё равно уедет к себе, поэтому на расстановку сил это разрешение не сильно повлияет. Вскоре после получения согласия князя Молленхауэр пригласил Теодорса на ужин, где рассказал о вампирском сообществе и перспективах, которые открылись бы перед ним, если бы он согласился присоединиться. Теодорс обещал подумать, и после ещё нескольких поездок и возвращения в Лейпциг дал своё согласие.

Он всё подготовил к тому, чтобы его переход к ночной жизни не особенно был заметен окружающим: договорился с руководством тех компаний, на которые работал, о предоставлении свободного графика, послал родным несколько писем, в которых пространно сообщил об этом, чтобы на будущее не волновались, когда ему предстоит вернуться домой. После чего принял становление от Генри, и был уже вполне официально введён в местное сообщество собратьев, с многими из которых он успел ещё раньше познакомиться.

Через пару лет закончилась его работа, он вернулся в Ригу, и на некоторое время посвятил себя антикварному делу. Рекомендательные письма от немецких сородичей способствовали тому, что местное общество каинитов приняло его достаточно спокойно, впрочем, в политические интриги он особенно не влезал, поэтому это отношение сохранялось вплоть до его отъезда. Также он сумел не возбудить подозрений со стороны семьи, сославшись на свою выработанную в Германии привычку к изменённому рабочему дню.

Узнав всё, что считал нужным об антикварном деле, он решил, что стоит попытать счастья на ином поприще. К тому же его сестра успела обзавестись мужем, на которых их родители и планировали оставить своё дело, а Теодорс был не женат, и, впрочем, теперь уже не собирался связывать себя узами брака ввиду известных обстоятельств. Поэтому он решил перебраться в СССР, и там найти себе новое занятие по душе. Таким образом, в 1980 году Теодорс отбросил окончание «-с» от своего имени, получил новый паспорт с исправленной датой рождения по такому случаю, и поселился в Москве.

Около года он осматривался и заводил знакомства с местными деятелями, как из мира людей, так и среди собратьев. В исследовательские институты и конструкторские бюро его уже не тянуло, скорее хотелось приобщиться к чему-то иному. По началу он работал экспертом по антиквариату в одном из магазинчиков, также участвовал в организации аукционов по предметам искусства, в основном среди сородичей, и быстро стал известен в тех кланах, которые составляют наиболее социально активную часть каинитов в Москве.

Незадолго до развала СССР Теодора потянуло в журналистику, поскольку это позволяло и разъезжать при желании, и усваивать новые знания, да и знакомиться с прекрасным в новых местах. Он без особенных проблем устроился ночным репортёром в «Аргументы и факты», поначалу делая репортажи о криминальной хронике. К тому времени он уже неплохо знал собратьев и быстро понял, что для журналиста будут не лишними позитивные отношения с кланом Носферату. Впрочем, особых близких друзей у него там так и не появилось, в то же время представители клана были весьма признательны за снабжение их информацией из разряда той же криминальной хроники, а также разнообразными слухами и сплетнями. Наверное, тут ещё сказался тот факт, что не являясь представителем клана Носферату Теодор мог без проблем появиться на любом мероприятии, о котором его знакомые хотели что-то выяснить. В качестве ответной услуги они преподали Теодору основы дисциплины Затемнение, отчасти из практических соображений, ведь способность ускользать от чужого взгляда иногда весьма помогала в журналистской работе, а журналистская работа Теодора помогала их клану иметь больше информации.

Теодор спокойно пережил 1991 — 1993 года, а также кризисы в среде сородичей, хотя и сменил несколько раз работу. Как ни крути, прыткого журналиста, который пролезал во всякие укромные уголки и делал занимательные репортажи, хотели заполучить многие издания. Хотя, популярная в те года криминальная хроника его уже мало интересовала, он иногда работал в этой области, просто потому, что репортажи о событиях светской жизни были не особенно популярны в печати. Впрочем, вскоре стали издаваться новые газеты и журналы, и Теодор смог переключиться на более интересную для него область журналистики.

Работа в области культуры и искусства привела Теодора к необходимости изучить также и английский язык, что он и делал в свободное время. Тем более, немецкий стал ему уже не нужен, и постепенно забывался, впрочем, Теодор никогда не знал его в совершенстве. Так или иначе, английский позволил установить контакты с зарубежными деятелями искусства, брать интервью у приезжих знаменитостей, и вообще, помогал в работе.

А вскоре после 1998 при частичной поддержке его клана была создана новая газета о театрах, кино, музеях и выставках, в которой ему предложили занять место помощника главного редактора, это пришлось ему по душе и он согласился.

После того, как Теодор отошёл от криминальной хроники, бродить ночами по улицам с целью выискивать потенциальных жертв для пропитания ему уже было несколько не с руки, поэтому он договорился с одной из больниц, в которой был пункт переливания крови, о поставках сего ценного продукта. И с тех пор он был в числе нескольких сородичей, которые также получили определённую известность в узких кругах, как спонсоры в области здравоохранения. Впрочем, это было не спонсорство, как таковое, а обычная оплата за предоставляемые услуги.

Помимо своей репортёрской работы в области искусств и художеств, он также часто делал репортажи о событиях, связанных с жизнью сообщества сородичей, которые публиковались в своей, внутренней газете. Впрочем, в 2003 сам главный редактор ушёл в другую газету, передав ему все дела. Новый главный редактор ничего не имел против своего назначения, благо оставил за собой право передавать при необходимости дела своему заместителю и делать репортажи самолично. С тех пор газета имела взлёты и падения, но в целом она оставалось весьма стабильным изданием, в котором Теодор работает до сих пор.

Параметры персонажа
(в скобках приводится название специализации, если есть)

Атрибуты
Физические: Сила 2, Ловкость 2, Выносливость 2.
Социальные: Обаяние 4, Манипулирование 1 , Внешность 3.
Ментальные: Восприятие 4, Интеллект 3, Сообразительность 3.

Способности
Таланты: Бдительность 2, Уклонение 3, Эмпатия 3, Запугивание 1, Знание улиц 1, Хитрость 3.
Навыки: Стрельба 3, Фехтование 4 (короткие клинки), Безопасность 2.
Познания: Академические знания 4, Компьютеры 2, Языки 2, Оккультизм 2, Знание Камарильи 3, Знание Шабаша 3.

Преимущества
Дополнения: Поколение 4, Ресурсы 3, Контакты 3, Союзники 2.
Дисциплины: Прорицание 3, Затемнение 3.
Добродетели: Сознательность 2, Самоконтроль 4, Смелость 4.
Человечность: 5.
Сила воли: 8.
Запас Крови: 14.
Недостатки: Нетерпимость: Бомжи -1, Тунеядцы -1.
Достоинства: Сопротивление магии +2.

Автор персонажа — Сныть