Цимисхи (Tzimisce)

Vampire: the Masquerade. Цимисхи (Tzimisce)

Если клан Ласомбра — это сердце Шабаша, то клан Цимисхов — его душа. Даже другие вампиры чувствуют себя неуютно рядом с этими зловещими Сородичами, которые давным-давно получили свое прозвище «Изверги» от устрашенных вампиров других кланов. Благоговейный страх вызывает характерная для клана дисциплина Изменчивости; из уст в уста передаются рассказы об уродующих изменениях, вызываемых лишь прихотью, об отвратительных «опытах» и пытках, столь искусных, что ни человек, ни вампир не в состоянии понять или перенести их.

Эта пугающая репутация на первый взгляд кажется незаслуженной. Многие Цимисхи — существа сдержанные и проницательные, они сильно отличаются от вопящих боевых стай, составляющих основную часть Шабаша. Большинство Цимисхов кажутся рациональными, весьма разумными созданиями, наделенными любознательностью и пытливостью, к тому же они безмерно обходительны по отношению к гостям.

Но Сородичи, которым приходится общаться с Цимисхами, понимают, что за тонким налетом человечности Изверги скрывают нечто... иное. Тысячелетиями Цимисхи исследовали и совершенствовали свое понимание вампирского бытия, придавая своим телам и мыслям новые, чуждые формы. В случае необходимости, а также ради интереса или забавы Цимисхи, не колеблясь, аналогичным образом изменяют своих жертв. Если юных Цимисхов можно назвать жестокими и безжалостными, то старейшины их рода просто не в состоянии понять милосердия и страданий — или, возможно, они все понимают, но просто не считают эмоции чем-то значимым.

В былые ночи Цимисхи были одним из могущественнейших кланов мира, они правили большей частью территории, сейчас известной как Восточная Европа. Изверги, эти могущественные волшебники, правили и смертными жителями тех земель, породив множество ужасных преданий о вампирах. Время от времени то один, то другой клан пытался подорвать власть Цимисхов, но сделать это удалость только чародеям Тремер. Поговаривают, что Тремер использовали кровь плененных Цимисхов в своих экспериментах по обретению бессмертия. Поэтому Цимисхи яростно ненавидят Тремер, и Тремер, попавшие в лапы Шабаша, обычно обретают ужасную смерть от когтей Извергов.

Во время Великого восстания мятежников клан оказался расколот, так как младшие члены клана загадочным образом сумели освободиться от уз крови, которые вынуждали их подчиняться старейшинам. В последовавшей за этим битве молодые Изверги уничтожили многих из своих старших собратьев и разрушили то, что осталось от их укреплений. В Шабаше шепчутся, что клану удалось найти и уничтожить своего прародителя-Патриарха, но сами Изверги не подтверждают и не отрицают эти слухи.

Ныне Цимисхи стали для Шабаша учеными, советниками и священниками. Многие из практик секты восходят к традициям клана. Исследуя возможности и ограничения вампиризма, клан надеется понять высшее предназначение Сородичей в целом. Если это означает уничтожение древних Патриархов, разгром Камарильи и вивисекцию миллионов смертных жертв... ну что же, у каждого эксперимента свои последствия.

Прозвище: Изверги

Секта: Большинство Цимисхов служат Шабашу. Некоторые могущественные старые Цимисхи сохранили независимость; они, как считается, принадлежат к Инконню. В Камарилье Цимисхов практически нет; даже тем Извергам, которые не поддерживают Шабаш, противны камарильские заигрывания с человеческими массами.

Внешность: Отлично владея Изменчивостью, Цимисхи часто обладают потрясающей внешностью — пленительно-прекрасной или невероятно нелепой, в зависимости от каприза каждого отдельного Изверга. Младшие Цимисхи, стремясь исследовать свою нечеловеческую сущность, самым разным образом изменяют тела. Но их старейшины часто избирают для себя безупречные симметричные формы; в конце концов, тело — это лишь преходящее полезное орудие. Лица Цимисхов часто напоминают совершенные маски, Изверги редко смеются, хотя известно, что кое-кто из них хихикает во время особо изощренных экспериментов.

Убежище: Цимисхи — до крайности замкнутые существа, придающие большое значение неприкосновенности жилища. На самом деле у клана разработан целый свод сложных правил, определяющих принципы гостеприимства. Гостей, приглашенных в убежище, хозяин будет защищать ценой собственной не-жизни; незваных посетителей ждет утомительное преследование и долгая и ужасная гибель. Как ни странно, но убежища Цимисхов — их «поместья» — не так удобны и ухожены, как жилища Вентру или Тореадоров. Человеческие удовольствия мало что значат для Извергов.

Происхождение: Изверги редко дают становление из пустой прихоти; выбор потомка отражается на сире, и поэтому Изверги обращают только тех смертных, кто, по их мнению, способен послужить на благо клана в целом. Особенно ценятся «блистательность» и «проницательность», и не важно, проявляются ли эти замечательные качества в создании научной теории или серии убийств.

Создание персонажа: В клане выше всего ценятся Ментальные Атрибуты. Обычный Изверг из Шабаша, даже имеющий благородное происхождение, почти не обращает внимания на социальные условности, поэтому Социальные Атрибуты (за исключением, само собой, Внешности) редко бывают первичными. Высоко ценятся Познания; при этом Цимисхи примерно так же склонны следовать Путем Просветления, как и сохранять Человечность. Часто у Цимисхов есть Статус (в Шабаше), Ресурсы и Слуги (гули).

Клановые Дисциплины: Анимализм, Прорицание, Изменчивость. Примечание: Также, многие из европейских (а в последние ночи и некоторые за границами Старых Земель) Цимисхов изучают Колдовство — см. раздел Линии Крови и примечания к нему.

Слабости: Цимисхи — существа территориальные, они обустраивают себе убежище, а затем яростно его охраняют. Рядом со спящим Цимисхом должно быть по меньшей мере две горсти земли, которая при жизни имела для него особое значение — возможно, земли с места его рождения или с того кладбища, где он прошел ритуал Становления. Невыполнение этого требования каждые 24 часа сокращает запас бросков Цимисха наполовину, до тех пор, пока у него не останется только один кубик. Этот штраф действует до тех пор, пока вампир вновь не отдохнет целый день рядом со своей землей.

Организация: Несмотря на то, что Цимисхи гордятся своей родословной и традициями, у клана нет четкой организации. Сиры и их отпрыски куда более близки, чем остальные вампиры Шабаша, но в целом каждый Цимисх самостоятельно ищет свое место в мире. Один вампир из числа Цимисхов носит древнее звание Воеводы; формально Воевода считается главой клана, но на самом деле это скорее «священник», под чьим руководством проводятся ритуалы, чем светский владыка.

Линии крови: Многие Цимисхи вышли из особых «семей гулей», которые на протяжении многих лет верно служили клану. У Цимисхов, происходящих из семьи Братовичей, место Прорицания заняла клановая дисциплина Могущество, при этом сложность бросков на сопротивление безумию у них возрастает на единицу. Некоторые Цимисхи стали чародеями, или, точнее, колдунами. У этих Сородичей Изменчивость заменилась Тауматургией, при этом сложность бросков на сопротивление магии возросла на единицу.

Примечание: Здесь имелась в виду непрописанная на время написания этой книги дисциплина Колдовство. Стоит отметить, что это — единственная книга интерпретирующая в столь странном свете клановые способности этой Линии Крови (см. статью Старый клан Цимисхи) и клановость/неклановость дисциплины Колдовство для этой же Линии Крови и основной ветви клана (см. Примечания к статье Колдовство).

Цитата: Добро пожаловать, тысячу раз добро пожаловать! Я счастлив, что на эту ночь мы смогли позабыть о глупой вражде Джихада, что вы вошли под мой кров, невзирая на... что? Вы вздрогнули? Ах, этот шум! Пустяки! Вам не о чем беспокоиться, дорогой гость!

История: клан Цимисхи в Средневековье.

История: клан Цимисхи в Викторианскую эпоху.

Книга клана Цимисхи

Стереотипы

Ассамиты: И снова турки завывают у наших врат. Без сомнения, близятся Последние Ночи.

Бруха: Как и нас, их несправедливо свергли. В отличие от нас, они не смогли приспособиться.

Последователи Сета: Говорят, что червяка можно разрезать надвое и даже нашинковать, и каждый кусочек чудесным образом вырастет в нового червяка. Интересно, способны ли на такое Сеттиты?

Гангрел: Охотничий пес уже заворочался в своей конуре. Скоро он придет, чтобы облизать ногу своему старому хозяину.

Джованни: Почему их так волнуют те формы бытия, о которых нам – бессмертным – более нет нужды тревожиться?

Ласомбра: Они воистину тени – пугающие, но совершенно неосязаемые. Но все же порою проще заниматься делами под покровом укутывающей тебя тьмы.

Малкавианы: Утверждение, что гений и безумие идут рука об руку, несомненно, принадлежит одному из несчастных Безумцев, который желал изобрести оправдание для своего недостатка.

Носферату: Что ты с ними ни делай, они все равно возвращаются в свое прежнее состояние. Поразительно.

Равнос: Никто так не заслуживает жестокого наказания, как незваный гость.

Тореадоры: Такие милые, такие податливые, как куклы! Но самый пленительный из их талантов – это крик.

Тремер: Они жаждали бессмертия, теперь они получили его. Помните, выскочки, что правильно подобранные мучения могут превратить мгновение в вечность, а нескончаемое число вечностей, заполненных страданиями, – это долгий срок.

Вентру: Сделав неверный выбор, можно затем с достоинством отстаивать его. В Вентру воплотилась немая часть благородства, свойственного Проклятым, поэтому, когда придет время уничтожить их, мы позволим им умирать долго, с честью.

Катиффы: В основном их создают в спешке, поэтому мало кто из них может принести пользу, разве что как объект исследований.

Камарилья: Котел, в котором Древние надеются сварить кровавое зелье. Когда его опрокинут, остальные все увидят сами – и скажут нам спасибо.

Шабаш: Сомнительная, но вместе с тем величайшая – и единственная – наша надежда.

Источник: Vampire: the Masquerade Revised, стр. 86
Перевод — khe12