Тореадор (Toreador)

Vampire: the Masquerade. Тореадор (Toreador)

Тореадоров называют по-разному: «вырожденцы», «художники», «позеры», «гедонисты» — вот лишь некоторые из их прозвищ. Но подобные размытые характеристики оказывают клану плохую услугу. Любой Тореадор, в зависимости от характера и настроения, может быть элегантным и расфуфыренным, умным и нелепым, мечтательным или распущенным. Возможно, единственное качество, которое можно приписать всему клану в целом, — это их доходящее до фанатизма эстетство. Что бы Тореадор ни делал, он делает это со страстью. Кем бы Тореадор ни был, страсть всегда живет в нем.

По мнению Тореадоров, вечной жизнью надлежит наслаждаться. При жизни многие тореадоры были художниками, музыкантами или поэтами, еще большее их число бесплотно потратило столетия на смехотворные попытки проявить себя в живописи, музыке или поэзии. Тореадоры кичливо заявляют, что они культивируют все лучшее в человечестве. Иногда особенно одаренный или вдохновенный творец получает Становление от члена клана, что позволяет сохранить его талант для вечности. Таким образом клан включил в свои ряды некоторых из величайших человеческих поэтов, художников и музыкантов; само собой, стоит упомянуть и еще одну особенность Тореадоров: они никак не могут согласовать между собой, что же значит «одаренный» или «вдохновенный».

Из всех вампирских кланов Тореадоры сохранили наиболее тесную связь с людьми. Если другие вампиры смотрят на стадо как на шахматные фигуры или, в крайнем случае, на источник пищи, то Тореадоры легко и непринужденно вращаются среди Каналий, вкушая удовольствия каждой эпохи, как гурманы смакуют редкостные деликатесы. Из всех Сородичей Тореадоры охотнее всего влюбляются в смертных, они окружают себя самыми лучшими, самими элегантными и самыми роскошными вещами — и людьми — из всех, что может предложить этот мир. И поэтому Тореадор, поддавшийся скуке и отказавшийся от эстетических устремлений ради бессмысленного гедонизма, поистине трагичен. Такие Сородичи превращаются в декадентствующих сибаритов, озабоченных только удовлетворением своих капризов и прихотей.

Тореадоры хранят верность Камарилье и разделяют любовь Вентру к высшему обществу, хотя управленческая рутина их не привлекает — в конце концов, для этого и нужны управленцы. Тореадоры знают, что их задача — пленять и вдохновлять остроумными беседами, изящными поступками и самим своим искрометным существованием.

Прозвище: Вырожденцы

Секта: Большинство Тореадоров входят в Камарилью, так как только эта могущественная организация содействует «культуре» и позволяет Тореадорам жить среди смертных, к которым те благоволят. Те, кто присоединились к Шабашу, предпочитают сомнительные «художественные» забавы, например, пытки и живопись кровью, или же становятся во главе самых упадочнических движений андеграунда.

Внешность: Тореадоры дают Становление как под влиянием страсти, так и по другим причинам; соответственно, многие Тореадоры отличаются исключительной красотой. Из всех Сородичей Тореадоры внимательней всех отслеживают модные течения, и проживший несколько веков Вырожденец может выглядеть более стильно, чем 30-летний человек. Каждое новомодное веяние имеет шанс быть воспринятым хотя бы одним из Тореадоров.

Убежище: Тореадоры стремятся к тому, чтобы их убежища были удобными, подходили для проведения встреч и — что важнее всего — соответствовали их эстетическим вкусам. Вампиры, проявляющие склонность к живописи, могут владеть просторными мансардами, где будут выставляться их работы, в то время как их более общительные собратья предпочитают прекрасно обставленные апартаменты, подходящие для проведения вечеринок.

Происхождение: У Тореадоров довольно широкий выбор концепций, от одинокого измученного художника до распущенного «светского льва». Некоторые Тореадоры получили Становление только из-за своей красоты или присущего им стиля, так как охваченный страстью сир решил, что их обязательно надо сохранить для вечности.

Создание персонажа: Первичными в клане являются Социальные Атрибуты и Способности, хотя возможность проявить власть привлекает тореадоров меньше, чем умение произвести хорошее впечатление. Ценится Восприятие, необходимое для творчества или критики. Художники часто развивают такие Способности, как Выразительность и Выступление, доводя их значение до самых высоких уровней, а их светские собратья вынуждены довольствоваться такими Характеристиками, как Этикет или Хитрость. Тореадоры — существа в высшей степени социальные, они любят поклонение как со стороны Сородичей, так и со стороны смертных, поэтому среди них распространены такие Дополнения, как Союзники, Контакты, Слава, Стадо, Ресурсы и Статус.

Клановые Дисциплины: Прорицание, Стремительность, Присутствие.

Слабости: Тореадоры обладают сверхъестественной чувствительностью к эстетике и красоте, но иногда такая восприимчивость оказывается опасной. Когда Тореадор видит, слышит или вдыхает нечто поистине прекрасное — человека, картину, песню, особенно красивый восход солнца, — он должен выполнить бросок на Самоконтроль (сложность 6), иначе он впадает в транс от восхищения. Тореадор застывает в восхищении на одну сцену или до тех пор, пока завороживший его предмет не исчезнет. Восхищенный Тореадор не может даже защитить себя от нападения, хотя полученные ранения позволяют ему выполнить еще один бросок на самоконтроль, чтобы «развеять чары».

Организация: Организация Тореадоров не имеет особого практического значения, хотя их потребность в обществе и социальные связи вошли в легенды. Клан часто организует встречи, но в основном как повод для разгульных вечеринок и представлений, чем для решения каких-либо задач. Статус среди Тореадоров подобен водовороту, когда одна легкая улыбка или остроумный критический отзыв может вознести на самый верх или обрушить на землю; талантом могут восхищаться, но стоит ему совершить едва заметный промах, как его подвергнут всеобщему презрению.

Линии крови: Тореадоры предают немалое значение родословным; вампир, которому посчастливилось произойти от пользующегося известностью сира, будет окружен всеобщим восхищением (по крайней мере, внешне), а потомок сира «из отбросов» столкнется с унижениями. Мало какие из этих линий крови заметно отличаются от основной части клана. Отступники из Шабаша являются очевидным исключением, так как они в равной мере способны наслаждаться зрелищем необыкновенной красоты и поразительного уродства.

Цитата: О да, разве она не совершенна? Да, она — моя последняя находка, это маленькое прелестное создание, я — ее муза. Подумать только! А что касается — ах, да, Томаса? Ну, мне сложно сказать — в конце концов, он получил свои пятнадцать минут славы, но все это не могло продлиться долго и стало так меня утомлять, что мне пришлось сказать ему adieu. Покончил с собой? Правда? Глупый мальчишка — тогда он должен сказать мне спасибо за то, что его не обратили. Иначе все осложнилось бы до крайности...

История: клан Тореадоров в Средневековье.

История: клан Тореадоров в Викторианскую эпоху.

Книга клана Тореадор

Стереотипы

Ассамиты: В том, что они делают, есть своя красота, но эту красоту лучше наблюдать на расстоянии.

Бруха: В первую ночь их страсть пугает. Во вторую ночь их страсть поражает. В третью ночь их страсть вдохновляет. А затем... честно говоря, их страсть наскучивает.

Последователи Сета: Существо утонченное, со склонностью к эпикурейству, со временем неизбежно начинает вести дела с... отталкивающими личностями. Тщательно записывайте все совершенные сделки и немедленно расплачивайтесь за все оказанные услуги.

Гангрелы: Так же очаровательно дики, как тигр, так же достойны внимания, как кошка.

Джованни: Они роскошно одеваются и обладают приятными манерами. Почему же тогда они так меня пугают?

Ласомбра: Их достойное пера Мильтона тщеславие ужасно вызывающе, или вызывающе-ужасно, но они чересчур серьезно все воспринимают.

Малкавианы: На первый взгляд пестрый калейдоскоп их мыслей кажется прелестным. Но стоит только всмотреться в него — и вы начнете страдать от кошмарных головных болей.

Носферату: Гнусные твари! И подумать только, их пускают в культурное общество! Какой позор...

Равнос: Персонажи множества восхитительных историй — восхитительных до тех пор, пока вы сами не становитесь их участником.

Тремер: Вам приходится иметь дело с мясниками и чинушами, потому что они облегчают вам жизнь. Вы любезно принимаете их профессионально оказанные услуги. Но при этом вы не приглашаете наемный персонал на званые вечера и без пиетета относитесь к непрошенным гостям.

Цимисхи: Наслаждение чуждыми плодами этого клана почти стоит запрашиваемой цены. Запомни это «почти», дорогой мой.

Вентру: У каждого шедевра должно быть обрамление, у каждой статуи — пьедестал. Вентру это понимают и прекрасно справляются со своими обязанностями.

Каитиффы: Прекрасно. Кто их впустил?

Камарилья: Под ее покровительством смертные и Сородичи могут сосуществовать в гармонии и с обоюдной выгодой.

Шабаш: С чего бы мне мечтать о вечности, заполненной выпущенными кишками?

Источник: Vampire: the Masquerade Revised, стр. 76
Перевод — khe12