Глава 1: Мы и Механическое Яйцо (История)

Гоблинов не добры лица…
Не гляди на них, сестрица!
Гроздья винограда –
Из какого сада?
Чем их поливали,
Прежде чем сорвали?

- Кристина Россетти, "Базар гоблинов"

 

Древний Мир

Пускай Ши, тролли и красные шапки спорят о том, кто был первым среди Китэйнов; мы определенно были пятыми, шестыми, или, скорее всего, девятыми в общем списке. Какая, в конце концов, мурбинфурбинская разница? Мы современны до мозга костей и гордимся этим! Согласно большинству дошедших до нас легенд, нокеры вышли из корней гор в конце первого сезона Изначальных Времен, когда большая часть великих историй уже была написана. Возможно, нам не известны тайны нашего происхождения, но, по крайней мере, мы не испытываем нужды в красивой лжи, повествующей о том, как мы появились на свет.

Некоторые говорят, что мы являемся смердящим потомством красных шапок и слуагов. Другие утверждают, что мы произошли из каменной стружки, оставшейся от первого великого тролля, когда его "мамочка", Дана, вытесала этого красавчика из основания первозданных гор. Некоторые из наших легенд повествуют о том, что мы вылупились из громадного механического яйца, появившегося из другого измерения. Смейтесь, если хотите: эти россказни звучат ничуть не глупее, чем другие мифы о творении, которые мне доводилось услышать. Паки часто рассказывают о том, как мы выбрались на свет из гигантского куска драконьего навоза. Честно говоря, эта история нравится мне больше всего!

Первые нокеры представляли собой пять фунтов отборного дерьма в десятифунтовой упаковке, и не могли сравниться с представителями других китов. Мы были новыми детишками в этом квартале, и старшие киты "решили взять нас под свое крыло". В правильном переводе это звучит следующим образом: они выбили из нас каку "ради нашего собственного блага". Ши и тролли били нас палкой по голове, когда мы вели себя "плохо", что нередко совпадало с теми случаями, когда им просто не нравилось то, что мы делали. Тем не менее, эти долбаные удары палкой были не так уж плохи по сравнению с их бесконечными нравоучениями и этой гребаной позой "Я-очень-в-тебе-разочаровался". Красные шапки просто были чем-то вроде злобных старших братьев – вы знаете, вроде тех ребят, которые щипают вас за уши всякий раз, когда мамочка поворачивается к вам спиной. К счастью для нас, они очень быстро поняли, что на вкус мы ничуть не лучше машевой фасоли, хотя я даже не представляю, сколько сеансов какафуэго им пришлось перенести, прежде, чем это дошло до их голов (и других частей тела). Они всячески гнобили нас, но мы продолжали держаться рядом с ними, что только прибавляло нам проблем с Ши и троллями (мать вашу, и они после этого еще удивляются, почему мы так много сквернословим). Другие Китэйны именовали себя нашими правителями, потому что мы были маленькими, и у нас еще не было зубов. Они издевались над нами, потому что беспрепятственно могли сделать это. Вы еще спрашиваете, почему? Еще пара идиотских вопросов, и из меня полезет кака. Впрочем, ладно, я попробую ответить – как насчет того варианта, что по их мнению мы просто ни на что иное не годились, и могли служить только боксерскими грушами для больших ребят с района?

Что ж, в любом случае, мы были молоды, но нас уже тогда сложно было назвать идиотами. Мы старались держаться ниже травы, и, в конце концов, дошли до того, что начали зарываться в землю, и так до тех пор, пока не углубились на достаточную глубину. Учитывая то, что время шло, и другие Китэйны покрикивали на нас сверху, мы решили придумать что-то, что могло бы сделать нас полезными и крутыми. Мы долго шлялись по пещерам, постигая уроки духов камня и металла. Мы изучали странные подземные растения и животных. Мы постигали тайны прочности скальных пород, изменчивости и красоты драгоценных металлов, блеска драгоценных камней и отравляющего жжения железа.

Возможно мне стоит добавить, что все это происходило до того, как на свете появились химеры в том значении этого слова, к которому мы привыкли. Фантастические твари Изначальных Времен были реальными, что бы ни рассказывали вам блурбинмургинские научные книги и специалисты по окаменелостям. Эти существа начали уходить в Грезу только спустя много лет – уже после Раскола. Я не знаю, почему драконы и скальные чудища исчезли в Грезе, став химерами, тогда как невезучие твари, вроде динозавров, превратились в окаменелости. Возможно, это как-то связано с ними самими – вы когда-нибудь видели бронтозавра? Туша весом в 50 тонн и мозги размером с долбаный грецкий орех.

Как бы то ни было, что-то отделило от них драконов и других существ. Некоторые умники считают, что феи делали разные гадкие вещи с людьми, и потому человеческие мозги раз и навсегда решили вычеркнуть нас из своего мира, как если бы это был какой-то защитный механизм. Учитывая некоторые из старых историй, повествующих о том, какими мерзкими были некоторые из первых гоблинов, я бы не спешил отбрасывать подобную версию. В любом случае, все, что сохранилось от этих древних существ – это химеры, подобные отзвукам или призракам прошлого – или гравитационным волнам, оставшимся после Большого Взрыва, если вам так хочется получить научную аналогию.

Наша история была историей изобретений. Огонь, колесо, каменные орудия труда, плуг – мы внимательно наблюдали за тем, как люди осваивают все эти штуки. Иногда мы подхватывали одну из человеческих идей, а иногда они следовали по проторенному нами пути. Нам изрядно помогло то, что мы научились общаться с духами камня и металла. Все дело в том, что после того, как представители других китов сказали нам: "До свидания и скатертью дорожка," мы не слишком-то спешили вернуться к ним, и поделиться всем, что нам удалось узнать. Мы решили посвятить некоторое время совершенствованию наших знаний прежде, чем испытать их на – ах, простите, я хотел сказать, разделить с ними – других Китэйнах.

То, что мы проводили столько времени под землей, привело к тому, что у многих из нас развился талант к горному делу, не говоря уже о том, что у нас хватало возможностей для того, чтобы попрактиковаться в нем, и вскоре наши туннели пронизывали целые горные хребты. В процессе этого мы обнаружили великие тайны и удивительные сокровища. Время от времени один из наших туннелей пересекался с подземными ходами красных шапок, и это приводило к отвратительным разборкам, или же еще более отвратительным пьянкам. И по сей день мы чувствуем себя наиболее комфортно под землей.

Мы также постигли секреты ремесла, и очень скоро прекрасные произведения из золота и других драгоценных материалов стали нашей визитной карточкой. Наши подземелья очень быстро прославились своими богатствами, и вскоре другие Китэйны начали регулярно посещать их, чтобы приобрести то, что мы могли им предложить. К моменту наступления "металлических Веков" (Серебряного, Бронзового, Железного) мы уже расхаживали с задранными носами и мировой известностью в заднем кармане штанов. Я не буду вдаваться в детали – только отмечу, что результатом этого стали изрядные проблемы у некоторых из наших горминборбинских сородичей, с которыми мы расплатились за кое-какие старые обиды. Но спросите любого (в смысле, любого нокера), и он подтвердит, что мы никогда не отличались чрезмерным злопамятством. Когда другим Китэйнам нужна была наша помощь для того, чтобы справиться с Фоморами и всеми остальными здоровенными засранцами, мы никогда не отказывали им в ней.

Наши отцы-основатели (не стоит, впрочем, забывать и о матерях) – Дана, Дагда и Туата де Данаан – уже сражались с Фоморами прежде, и достаточно неплохо надрали им задницы, после чего те убедились, что стоит вести себя несколько скромнее и сдержаннее. Затем они отбыли на свои неведомые зеленые луга, Фоморы снова решили немного пошалить, и нам осталось только разгребать это блаббинфаббинское дерьмо. Если вы верите в эту чушь о том, что война фей с Фоморами представляет собой аллегорию одного из первых племенных конфликтов в Ирландии (впрочем, покажите мне того, кто в это не верит), то речь идет о событиях, которые произошли 9000 лет назад. Впрочем, наша хронология выглядит здесь несколько размытой. Всякий раз, когда дело касается Туата и Ши, время оказывается несколько фарблунджетнутым. Ши и тролли возглавили войну с Фоморскими ребятами с некоторой помощью со стороны немногих оставшихся Туата де Данаан. Мы обеспечивали их оружием.

Если вы послушаете истории представителей других китов об этих временах, то узнаете, что тролли были большими, как горы, Ши просто были богами, а паки в действительности могли превращаться в что-то полезное. (Фуркните меня в задницу! До этого я не думал, что наши мифы оказались настолько искажены пропагандой!) Мы многое узнали: в конце концов, тысячи лет войны оказывают удивительное влияние на развитие военных технологий. Мы старались держаться в наших подземных фригольдах, где нам без труда удавалось отбить нападение практически любого противника. Красные шапки (многие из них, во всяком случае) сражались на другой стороне. Они поддерживали какие-то отношения с Фоморами и другими темными силами задолго до начала времен, регулярно рассказывая что-то о необходимости вернуть "вечную ночь Фимбулвинтера" и прочее подобное дерьмо. Некоторые Неблагие нокеры играли на обе стороны, продавая оружие тем, кто платил больше.

Чем дольше продолжалась война, тем масштабнее она становилась, пока, уже ближе к концу, отдельные ребята не начали кидаться друг в друга горами, если, конечно же, легенды не лгут. В одной из наших историй повествуется о боевой повозке нокеров размером с замок. В конце концов, кто я такой, чтобы подвергать сомнению древние истины? Согласно главному письменному источнику, повествующему о нашей истории, Хронике Черной Горы, феям, в конце концов, удалось разгромить Фоморов в ходе второй Битвы Мойтиры. В последние дни войны Фоморы начали активно лезть в наши туннели. В искусстве подземных схваток они ничуть не уступали нам, но мы обрушили несколько наших туннелей, замуровав их от греха подальше. Насколько мне известно, они до сих пор остаются там, да сгниет их мясо в мире.

Когда ближе к концу войны дело запахло жареным, многие из нас решили, что нам стоит разделиться. Учитывая наши навыки, мы без труда нашли бы себе занятие практически в любой части мира. Многие из нас регулярно переезжают с места на место со времен Войны Фоморов. Эшу путешествуют больше, чем мы, я гарантирую это, но на наших сапогах тоже немало дорожной пыли. Я не уверен, может ли мы присвоить себе авторство великих пирамид в Египте, но, согласно Хроникам Черной Горы, именно мы вдохновляли создателей первых ирригационных систем.

Многие из нас также поселились в Ханаане на Ближнем Востоке, и мы регулярно контактировали с евреями приблизительно с 1200 года до нашей эры. Парадоксально, насколько устойчивой оказалась память об этой части нашей биографии. Достаточно купить одну из этих новых, красивых книжек, повествующих о феях, и найти там раздел, описывающий нокеров: готов поспорить, что там будет написано, что мы являемся призраками еврейских шахтеров, погибших в оловянных шахтах Корнуолла.

 

Лексикон

Нокерская речь представляет собой странную комбинацию сленга Бовери сороковых годов (прим. Spam-bot: Bowery - это такие трущобы Нью-Йорка, да), идиша, средневекового английского и ирландского, армейских словечек, технического жаргона и малопонятной брани. Когда нокер вступает в какую-то активную дискуссию, его речь становится почти неразборчивой. Временами разговоры нокеров скатываются в подростковый сортирный юмор наихудшего толка. В действительности, любовь к низкопробным шуткам можно назвать единственным, что роднит нокеров с красными шапками и паками.

Тем не менее, первое впечатление от нокерской речи может быть обманчивым. Под слоем словесного компоста скрыты пылкие дискуссии на тему алхимии, изобретательства и ремесла. К сожалению, нокерский жаргон звучит так грубо, что даже вежливые фразы приобретают скабрезный или неприличный оттенок. Один нокер без особых проблем может понять, что имеет в виду другой, называя его "гэбентсхт бармалоха", но другим Китэйнам вряд ли придет в голову выяснять истинное значение подобных выражений. Речь нокера звучит как скопище непристойностей, даже тогда, когда им не является.

Альтер Кокер (Alter Kocker): Капризный, нервный, бесплодный старик (прим. Spam-bot: словарь секс-терминов дает следующее толкование: старик, который бегает за молоденькими).

Аромат (Flavor): Различные виды монад (смотрите Вторую Главу) (прим.Spam-bot: термин из квантовой физики). Ароматы включают в себя: верх, низ, странность, Вирд, очарование, ана и ката (прим.Spam-bot: сюрприииз! на странице 30 того же китбука мы видим врезку "шесть монад", и у нас куда-то пропало "очарование". Это всё Скемп, да).

Бадхен (Badchen): Профессиональный весельчак, шут; полу-вежливый термин для пака.

Бармалоха (Balmalocha): Мастер, эксперт; наивысший комплимент нокеров.

Батлан (Batlan): Пустышка, бездельник; уничижительный термин, которым часто называют паков, эшу и сатиров.

Бес Дин (Bes Din): Комбинация суда и патентного бюро; высшая власть нокеров.

Боуги (Bogey): Задница. Синонимы: афедрон, бампер, выхлопная труба, гузно, дристалище, жерло, жолипец, жопа, жопень, задняя дверь, педачокс, пердильник, пердимонокль, прорезь, пукалово, седалище, сопло, сральник, срандель, срачка, томаты, тухес, хезальник, царственные полушария, шоколадница, шумовка, и свыше двухсот других терминов.

Бубкес (Bubkes): Презрительное описание чего-либо дурацкого или абсурдного (прим.Spam-bot: дословный перевод слова выглядит как "шиш, ничто", от слова на идише, которое означает "мелкие бобы").

Гематрия (Gematria): Использование букв и цифр. Изначально – Каббалистическая нумерология, которая теперь используется в качестве математического языка, столь важного для нокерского ремесла.

Глюк (Glitch): Сомнительное начинание, рискованное предприятие, или непредвиденная проблема. Глюки – это "Неблагие" ФУБАРы или блуждающие огоньки, которые могут нести ответственность за дефекты, неизбежно присущие всем нокерским изобретениям.

Гоблины (Goblins): Раса Таллэйнов, родственных нокерам.

Голем (Golem): Химерический робот или оживленное создание.

Гридзхех (Gridzheh): Жаловаться, брюзжать, ворчать.

Гурк (Gurk): Звук избавления от кишечных газов. Также: бздеть, бить в нос, вести огонь из кормовых орудий, вести ответный огонь, вонять, выбросить провал, газовать, громогласить, дворецкий наносит ответный удар, испортить воздух, надуть в штаны, начать газовую атаку, облегчаться, пахнуть, пердеть, портить воздух, попахивать, попердывать, потрескивать, призывать вонючие ветра, провонять окрестности, пукать, пускать ветры, пустить газы, пустить иприт, садить, стрелять по кроликам (пукание на паков), убивать нос, уронить розочку, фунять, хезать, хрипеть, шептать, щелкать, и приблизительно 350 других слов.

Гэбентсхт (Gebentsht): На редкость одаренный; большой комплимент.

Дайан (Dayan): Судья Бес Дин.

Дрэк (Dreck): В буквальном значении – "овечье дерьмо"; используется для обозначения хлама или мусора, а также в качестве серьезного оскорбления труда нокера.

Кака (Cuck): Испражнения. Также: высер, гаркрец, говешки, говнецо, говнище, говно, гуано, дерьмецо, дерьмище, закваска, заряд, засрань, изгарь, испражнения, какашка, кал, кизяк, конские яблоки, копролит, лепешка, меконий, навоз, ночное золото, перегной, помет, пудрет, сранье, стул, творожок, удобрение, фекалии, цемент, шаврик, шайба, шлак, экскрементум, и еще около сотни слов.

Какафуэго (Cacafuego): Дословно – "испражняющийся огнем", очень неприятная или зловещая личность. Также очень мерзкие спазмы или диарея, которую получает красная шапка, если съест нокера.

Крехтц (Krechtz): Жаловаться на что-то или ныть.

Мазума (Mazuma): Деньги, Остатки; справедливое вознаграждение за тяжелую работу.

Мишегас (Mishegoss): сумасшествие, безумие. Особенно сумасшествие, возникшее в результате Бедлама.

Момзер (Momzer): Ублюдок, и в буквальном значении, и в качестве оскорбления.

Монада (Monad): Нокерская концепция элементарных частиц Гламура, похожих на кварки человеческой физики.

Наар (Naar): Болван, фигляр; уничижительный термин для паков.

Нохер (K'nocker): Напыщенная "важная персона". Термин, применяемый для выражения уважения к другому нокеру.

Ньютон (Newton): Плагиатор или похититель идей, используется для обозначения неоригинального ученого. Названо в честь Исаака Ньютона.

Онгепохкет (Ongepotchket): Небрежно сделанное, без какого-либо эстетического чувства или плана. Также используется в качестве насмешливого описания богганской работы. Любая попытка назвать творение нокера "онгепокхет" расценивается как страшное оскорбление.

Писхер (Pisher): Юный, неопытный и часто непоследовательный человек; писающий в постель. Почти нежное обращение к юным нокерам, оскорбление, когда используется в адрес богганов (прим. Spam-bot: если такие словечки у нокеров нежные... молчу, молчу).

Славный Нэлли (Nice Nellies): Блюститель нравов, объект проклятий нокеров (к этой категории относятся чуть ли не все остальные Китэйны).

Фарбиссен (Farbissen): Озлобленный, замкнутый, неприятный. Если уж нокер так называет кого-то, дело действительно швах.

Фарблунджет (Farblunjet): Спутанный.

Фиггерфурбингурбинбурбинмурбинмитцермурбин! (Figgerfurbingurbinburbibmurbinmitzermurbin!) Проклятие, которое даже нокеру произнести проблематично. Легенды сохранили упоминание о герцоге-Ши, голова которого расплавилась, когда он это услышал.

ФУБАР (FUBAR; Fucked Up Beyond All Recognition): Раздолбанный до неузнаваемости; грубая ошибка. Также желание использовать блуждающий огонек (электрическую или огненную химеру) в качестве источника питания нокерского химерического изобретения. См. Глюк.

Фурк (Furk): Буквально – "иметь половые сношения"; также жульничать, мошенничать.

Халтура (Schlock): Низкопробная дешевая поделка (лучшее, чем может быть работа боггана); только один шаг отделяет ее от онгепохкет.

Хиби-джиби (Heebie-jeebies): Страх, нервозность. Слуаг.

Шмот (Kibble): "Имущество", накопленное нокеров в течение жизни.

Штюнк (Shunk): Вонючка, отталкивающая личность; любая красная шапка.

Цацка (Tsatske): Химерическая безделушка, игрушка, побрякушка. Полезное сокровище подобного рода, часто – оружие.

 

Разрыв и Раскол

Разъединение не навредило нам так же сильно, как другим китам. Да, нам было нелегко его перенести, но мы привыкли к лишениям и страданиям. Другие Китэйны – в особенности, Ши и тролли – постоянно призывали наказать нас за то, что мы "принесли в мир Осень", не говоря уже о другой подобной чуши. Складывается впечатление, будто бы они твердо верили, что использование технологий распространяет Банальность. Все это, конечно же, было полнейшей чушью, но мы слышали подобные заявления далеко не первый раз. Как бы то ни было, в последние дни Раскола Ши приняли направленный против нас фиггермурбинский эдикт, который они назвали "Доктриной Радости". Ши всегда прибегают к подобным штучкам, когда у них возникает ощущение, что какой-то кит становится слишком могущественным – они попросту связывают ему руки очередным высокопарным законом, упирая на исключительную необходимость подобного решения, продиктованного им свыше мудростью Даны, Дагды или Туата де Данаан. Не верите мне? Прямо сейчас они собираются провернуть такое же дерьмо в отношении троллей в Парламенте Грез с помощью Декларации Ассимиляции Троллей. Тем не менее, тролли поддержали Ши, когда те решили закрутить гайки в отношении нас, так что теперь пускай идут в задницу со своей солидарностью простолюдинов.

Как бы то ни было, Доктрина Радости гласила, что Гламур ослабел из-за того, что некоторые феи (и, в особенности, нокеры) отказались следовать традициям, заложенным еще в Эру Легенд. Ши хотели, чтобы мы танцевали голыми в полях, отбивая им земные поклоны, как в старые добрые времена, и творили прочее карборбуриновое дерьмо. Правильный перевод: нагнитесь, мальчики и девочки, дотянитесь губками до лодыжек, и медленно поднимайтесь к царственным полушариям, желательно не слишком слюнявя.

Сорри, Майкл! У нас были свои планы, и они гораздо больше зависели от человеческого прогресса (каким бы жалким он ни был вXIV веке), чем от чувства ностальгии Ши. Мы предложили Ши и троллям отфуркнуться по-хорошему, и, честно говоря, они восприняли это не совсем корректно. Хотя мне не слишком хочется об этом говорить, но тогда они действительно как следует взяли нас за яйца. В конце концов, если сразу два старых кита ведут себя так, будто бы сели на муравейник, одному молодому киту обычно оказывается плохо. (Впрочем, сейчас, возможно, ситуация немного изменилась...)

К счастью, Ши и тролли взялись за решение своих внутренних проблем, когда большое дерьмо в форме Раскола несколько подпортило им веселье, в силу чего мы успели вовремя уползти в свои подземелья. Но, поверьте нам, мы как следует отыгрались на них, когда Ши драпали в свои норки на Аркадии. Даже красные шапки стараются держаться от нас подальше, когда чувствуют, что мы действительно разозлились.

 

Междуцарствие

К сожалению, создается впечатление, что уход Ши весьма отрицательно сказался на наших фейских душах, не говоря уже о наших денежных сундуках. Возможно, они действительно были высокомерными и самовлюбленными ублюдками, но, в то же время, они были нашими лучшими покупателями! Впрочем, меньше всего мы тогда беспокоились о доходах. После того, как Ши удрали на Аркадию, Гламур стал встречаться реже, чем паки с хотя бы какими-то признаками интеллекта, и нам, простолюдинам, оставалось только объединиться по принципу один за всех, и все за...проклятье, зафуркните себе в задницу эту долбаную пропаганду. Я думаю, что именно тогда мы все забрались в человеческие тела с помощью Ритуала Пути Подменыша. Прощайте, старые деньки, здравствуйте, новые реалии. Конечно же, нам этот переход дался легче, чем большинству других фей. Мы поддерживали довольно тесные отношения с людьми еще с Изначальных Времен. В любом случае, мы руководствовались прагматизмом: делай то, что должен делать для того, чтобы выжить.

Грабинбаббинское сокращение количества Гламура заставило нас изрядно приуменьшить масштабы наших проектов. Никаких больше летающих замков или големов, размером с гору, мать вашу. Большая часть наших мастеров посвятила себя обычным ремеслам, чтобы занять чем-то руки, и не потерять последние мозги. Наши изобретения весьма неплохо послужили общему делу, вдохновляя смертных изобретателей и творцов, в силу чего кое-кто из них периодически подбрасывал нам немного свежего Гламура. Легкий пинок тут, легкий толчок там, и люди постепенно начали овладевать силой пара. Я не буду брызгать слюной, как это делают сатиры, превознося нашу роль в человеческом прогрессе, но мы действительно нередко оказывались в нужном месте в нужный момент. Мы были одними из немногих фей, которые приветствовали начало "эпохи Возрождения", даже невзирая на эту долбаную философию и размышления о судьбах мира, которые сопровождали ее.

Хотя Возрождение положило конец всем старым грезам и идиотским предрассудкам, благодаря которым мы все существовали ранее, оно породило абсолютно новую фуркнутую парадигму науки, которую постепенно начали постигать смертные (и мы). Все остальные киты визжали и топали ножками в голубеньких сапожках, но мы ждали этого веками. Наконец-то вселенная взялась за ум под нашим чутким руководством!

Впрочем, Возрождение стало только прелюдией к тому, что последовало за ним.

 

Готфрид Вильгельм фон Лейбниц

Вы же не думали, что вам удастся прослушать краткий курс истории нашего народа, не услышав как минимум об одном знаменитом нокере (или Кинэйне-нокере, если быть более точно), не так ли? Тупые задницы!

Готфрид Вильгельм фон Лейбниц был ученым, теологом, математиком и философом. Он также послужил прообразом для профессора Панглосса из “Кандида”, если вы имеете хотя бы какое-то представление о вашей мабергабстинутой литературе. В отличие от большинства наших Кинэйнов водил дружбу с большими шишками и знал, когда стоит заткнуться. Он предложил построить Суэцкий канал в 1673, способствовал основанию Берлинской и Санкт-Петербуржской Академий Наук, а также изобрел интегральные и дифференциальные исчисления.

Тем не менее, этот злобный ублюдок-какосос, Исаак Ньютон, присвоил себе авторство его последнего изобретения. Эти двое отправились в Королевскую Академию Наук для того, чтобы разрешить свой спор, но Ньют натянул Лейбница, предварительно наполнив Академию своими ребятами, и уничтожив научную репутацию нашего парня. Наука Ньютона была Банальной в своей основе, в силу чего она по праву занимает место в списке того, что мы ненавидим больше всего на свете. Каждый нокер, достойный своего молотка, хотя бы раз в жизни помочился на могилу Ньютона (я говорю это серьезно – в определенной степени, это нечто вроде паломничества для нас). Вы не можете оскорбить нокера больше, чем назвав его Ньютоном.

Тем не менее, во время своего финального противостояния с Ньютоном и его подпевалами в Королевской Академии, Лейбниц заявил, что пространство и время являются относительными понятиями, опередив Эйнштейна на 200 лет и разгромив все аргументы Ньютона! Да, он был одним из нас!

В любом случае, наибольшее значение для нас представляет то, что Лейбниц открыл монадологию. Он описал монады как фундаментальные строительные блоки вселенной – подобные атомам или кваркам – но, вдобавок к этому, они также обладали метафизической составляющей. Согласно Лейбницу, монады были "безоконными", что означало, что они не поддаются внешним воздействиям. Под этим он подразумевал то, что обычные люди и силы не могут повлиять на них. Хотя в наши дни монады не слишком популярны среди человеческих ученых, работа Лейбница позволила нам экспериментировать с Гламуром на фундаментальном уровне. Съешь это, тупой ублюдок Ньютон!

 

 

Промышленная революция

Мы наконец-то добились того, к чему стремились на протяжении стольких веков, в ходе человеческой промышленной революции. Пока другие киты ныли о том, как "железо и пар уничтожают девственные зеленые полянки", мы наслаждались лучшим периодом в своей истории. Это было время Чарльза Бэббиджа и первых компьютеров, электрического света и химии, первого конвейера и новых металлов, которые позволяли нам возводить "настоящие" здания без применения железа – я могу продолжать нести подобную чушь часами. Некоторые из нас стали чертовски богатыми, хотя обычно нам приходилось оставаться в тени: наша своеобразная манера общения иногда расстраивала смертных, отличавшихся обостренной викторианской чувствительностью к крепким словечкам. Мерцинфербиннеббишемские ханжи. Но, в любом случае, это было хорошее время для нокеров.

Именно в те годы мы впервые услышали о группе магов-ученых, называвших себя Братством Эфира, которые решили дезертировать с корабля, управляемого Банальными макаками. Если я не ошибаюсь, то этих макак принято называть Скрытыми, но я подозреваю, что сами они предпочитают именовать себя Технократами. Эфирные колдуны решили вовремя слинять из этой Банальной ловушки, и мы сделали то немногое, что могли сделать, чтобы помочь им, не подвергая чрезмерной угрозе свои задницы. К сожалению, скрытность никогда не была нашей сильной стороной. Некоторые из этих ньютоновских какососов из числа Скрытых сумели выйти на нас. С тех пор они всячески действуют нам на нервы, и регулярно донимают нас.

 

Двадцатый век

В ходе этого столетия Банальность стала для нас реальной проблемой (хотя стоит отметить, что мы все равно находились в лучшем положении, чем большинство других волшебных уродцев). Мы оставались на переднем крае индустриальной революции, устраивая много шума, и зашибая кругленькие суммы, в силу чего нам казалось, что все идет просто прекрасно. Затем, мир скатился в долбаную войну, и все вокруг сразу начали искать пушку, которая была бы больше пушки соседа. То, что мы создали в ходе Первой Мировой Войны, ужаснуло наших Благих собратьев, но это не помешало Неблагим мастерам сделать на военных заказах целое состояние.

Двадцатые годы стали для нас настоящим расцветом; Депрессия лишь слегка замедлила общие темпы нашего процветания. В конце концов, для изобретателей всегда найдется работа, и наши навыки позволили нам не протянуть ноги. Спрос на наше мастерство в ходе Второй мировой войны стал прекрасным свидетельством этого. Впрочем, я не знаю, как насчет вас, но от одной мысли о том, что технологии используются исключительно с целью создания новых машин для убийства, у меня начинает свербеть в заднице. Достаточно произнести всего два слова: проект Манхэттен. Почувствуйте, как сказка стучится в ваши двери, мать вашу!

 

Воссоединение

Многие из нас постарались использовать свое положение в правительственных научных агентствах после Второй мировой войны. Мы всячески поддерживали развитие космической программы по обе стороны Железного Занавеса. В конце концов, если этим Банальным людишкам внезапно пришло в голову, что на протяжении всей своей истории они стремились к звездам, то кто мы такие, чтобы говорить им "нет"?

Если вы позволите, я бы хотел сделать небольшое лирическое отступление. Если другим китам не нравится то, что мы делаем, они могут поцеловать нас в задницу – причем, можно несколько раз и понежнее. Они называют нашу науку "Банальной", но если бы не наш вклад в космическую программу, высадка на Луну так никогда бы и не произошла. Запуск “Аполлон-11” привел к наибольшему выбросу Гламура с момента Раскола. Эти ублюдки-Ши въехали в мир на гребне волны, которую мы вызвали, и если бы не мы, они могли бы и дальше сидеть в своей сказочной стране. Да как они вообще смеют утверждать, что каким-то образом приложили руку к этому? Да фуркните меня в задницу трижды, если...впрочем, да, я отвлекся. Самое главное, что мы знаем истину, а все остальное уже не так уж важно.

 

Война Соответствия

Если бы мы знали, что эти фурбинские Ши внезапно решат снова осчастливить нас своим присутствием, мы бы дважды подумали над развитием космической программы. Они слетелись на оставшихся на Земле Китэйнов как мухи на дерьмо. Мы все были поражены их возвращением (за исключением слуагов. И почему только они не сказали нам об этом заранее? Миццермурбинфурбинфурбин...). Ши начали прикидываться страдающими амнезией овечками, утверждая, что они не знают, что есть что, но, вуаля, в течение года они собрали армию, и прислали нам приглашение из разряда "Конец немного предсказуем" в комбинации с Ночью Длинных Ножей. Затем Дайфилл феерично надрал нам задницы по всей длине прибрежного фронта, пока, в конечном счете, не превратился в труп во фригольде, который назывался Гоблинским городом.

Я оставлю представителям других китов эксклюзивное право рассусоливать все тонкости войны, и отмечу только, что некоторые простолюдины до сих пор писают кипятком при одной мысли о том, что мы продавали оружие Ши. Лицемерные ублюдки! Да, подобные случаи были; в конце концов, мы деловые люди. Тем не менее, Ши явно не нуждались в нашей помощи. Меня до сих пор дергает, когда я слышу о том, что они прошли через врата "невинные как новорожденные дети". Вместе с ними вернулось несколько Аркадианских нокеров, в силу чего у них оказалось более чем достаточно химерического оружия для того, чтобы надрать нам задницы. Неужели другие простолюдины действительно думают, что все дело решили несколько мечей и ножей, которые вышли из наших кузниц?

В любом случае, мы принимали участие в войне на равных, выбирая стороны в зависимости от личных предпочтений, как это делали все остальные Земные феи. Главную роль в происходящем все равно играли тролли, и потому мы просто пытались сделать деньги и выжить. Единственная вещь, которая меня крайне бесит, связана с тем, что тролли до сих пор пытаются повесить вину за смерть Дайфилла на нокеров Гоблинского города. Это долбанные тролли убили его. Теперь они забегали из-за того, что Дрэй и эти дегенераты из Парламента Грез дышат им в затылок. Все знают, что тролли и Ши – одного поля ягоды. Всякий раз, когда они пытаются отрицать это, у меня начинают болеть яйца от злобы.

В Старом Свете Ши попытались разделить Британские острова на несколько маленьких, уютных и традиционных королевств в ходе Войны Плюща. Тем не менее, на этот раз события развивались несколько иным образом, мы оказались лучше подготовленными, и, как результат, когда дым рассеялся, нокеры восседали на троне в двух королевствах! Лорд Давий правит Королевством Дыма, тогда как король Морвид управляет Туманными Землями в зимний период. Проклятье, наконец-то мы добились того уважения, которого заслуживали!

Что же касается Аркадианских нокеров, которые прибыли вместе с Ши, то они довольно быстро ушли в подполье после войны – я бы даже сказал, очень быстро. Они отправили всего несколько образцов своей работы в патентные офисы наших Бес Динов. Я видел некоторые из них, и, должен признать, что они значительно улучшили свое и без того выдающееся мастерство, но больше мне бы не хотелось распространяться на эту тему. Они действительно нужны нам, парни, и то, что я могу рассказать, вряд ли поспособствует их благополучию.

 

Настоящее время

Все остальные бларзинфарбинские киты до сих пор обвиняют нас в том, что мы создали Банальность. Мы уже настолько привыкли к этому, так что даже перестали реагировать на эту чушь. Сама по себе технология еще не означает Банальность – как жаль, что этот простой факт недоступен практически всем остальным нашим собратьям. Только злоупотребление технологиями приводит к проблемам. Если вы сидите на диване, и целый день с открытым ртом пялитесь в говорящую коробку, которая рассказывает вам, как устроен мир, то у вас козий сыр вместо мозгов. Тем не менее, виновато ли в этом телевидение? Мы повторяли это до посинения, но с таким же успехом мы могли дискутировать со стеной. Все остальные киты настолько твердо уверены в том, что "технологии – это Банальность", что этот культурный барьер не преодолеть без хорошей дозы динамита. Хм, кстати, это не такая уж плохая идея...

Сложно поспорить с тем, что последние несколько десятилетий хорошенько выбили из нас дерьмо, но мы переживали и худшие времена. Я предпочитаю смотреть на это следующим образом: благодаря значительному выбросу Гламура в ходе Воссоединения, мы сумели пополнить баки, и теперь готовы к действиям. Мы не тратили впустую свои ресурсы в ходе Войны Воссоединения, как это делала вся остальная братия, и потому даже в условиях приближающейся Зимы у нас есть шансы. Все эти столетия наши шахты продолжали работать, и потому у нас всегда остается место для отступления (даже учитывая наличие всех этих жутких тварей под землей). Проклятье, по сути, все, что нам нужно, это чтобы никакие засранцы нам не мешали. Каждый, кто будет совать нос в наши дела, с легкостью может расстаться с этой маленькой сопливой штучкой. Не секрет, что Расточителям также известно о том, что Зима приближается, и у некоторых из них гораздо больше шансов дотянуть до первой капели, чем у остальных. Именно поэтому, мы следили, следим и будем следить за происходящим. Главное, не спешить с выбором стороны – фуркните меня в задницу, если мы еще не успеем этого сделать.

 

Сквернословие

Ни одна дискуссия на тему нокеров не будет полной без честной и откровенной беседы на тему сквернословия, или же, если сформулировать это несколько иным образом: "Почему вы, нокеры, разговариваете так, будто бы все поголовно страдаете синдромом Туретта?" Хотите знать правду? Этого никто не знает. С таким же успехом вы можете спросить бладнабитового тролля, почему он такой честный. Мы представляем собой долбанные маленькие феномены, и не считаем необходимым за это извиняться. Добрая половина наших ругательств является делом привычки – можно сказать, что наша словесная диарея – это всего лишь своеобразный стиль общения. Спросите у Даны – она подтвердит, что Греза даровала нам эксклюзивное право поливать всех остальных феечек отборным дерьмом.

Возможно, мы сквернословим потому, что это единственный способ спасти наши головы от ядерного взрыва, когда мы пытаемся разобраться со всем этим дерьмом, связанным с нашей жизнью и ремеслом. Вы ведь не забыли, что мы являемся порождениями творческих сил и разочарования? В силу всего этого, мне только остается признать данный аспект нашей природы. В половине случаев мы, в действительности, не думаем и половины того, что мы говорим. Что же касается другой половины, то мы не говорим половину того, что мы думаем. В остальных случаях многое из того, что мы говорим, является, на самом деле, комплиментом. Если бы все остальные гребаные Китэйны сумели усвоить это, у нас, возможно, было бы гораздо больше друзей. Тем не менее, несколько тысячелетий ссор и социальных предрассудков довольно сложно преодолеть, не правда ли? Впрочем, пускай все это идет в задницу. Мы сквернословим потому, что это часть нас – такая же, как локоть и еще пара важных штучек, которыми вы так гордитесь. Примите нас такими как есть, или отправляйтесь к черту.

 

 

Фиггерфурбингурбинбурбинмурбинмитцермурбин!

Нокеры способны достаточно ясно выражать свои мысли с помощью современных ругательств, и это хорошо известно другим Китэйнам. Тем не менее, иногда их раздражение оказывается настолько сильным, что им попросту не хватает слов во всех известных языках для того, чтобы излить свое недовольство и желчь. В таких случаях, нокеры переходят на то, что кажется абсолютной бессмыслицей представителям других китов и смертным, но, в действительности, представляет собой сложный язык, который возник исключительно для того, чтобы позволить нокерам в полной мере выразить свою злобу. Даже сами нокеры не понимают этот язык как таковой, но интонации и сочетания его звуков позволяют им интуитивно понять, что именно вызвало гнев их сородичей, даже если изрыгаемые ими проклятья не могут быть переведены на английский или даже самый гортанный из современных языков. Примеры этого бессмысленного языка, состоящего из одних только ругательств, периодически встречаются в тексте книги; в конце концов, почему произведение, посвященное нокерам, должно оставлять без внимания один из самых необычных аспектов их природы?

Как ни странно, но у этого нокерского языка есть свои ограничения, так как даже эта лингвистическая бессмыслица не всегда способна выразить всю глубину эмоций, зарождающихся в душе представителей данного кита. К счастью, немногие нокеры доходят до такой степени раздражения, что выходят за рамки этого странного языка; регулярные вспышки гнева позволяют им выпустить пар, избежав достижения точки кипения.

Тем не менее, одно из этих ужасающих проклятий все же оказалось произнесено в какой-то из моментов нокерской истории, превратившись в настоящее слово силы. Это слово, представляющее собой не столько одиночное ругательство, сколько серию зубодробительных оскорблений, выскочило из легендарного Камня Василиска, когда тот разбился на части, после чего проникло в подсознание каждого нокера, подобно трехдюймовому гвоздю, забитому в голову. В здравом уме ни один нокер не может произнести его: это слово невозможно запомнить (это относится как к нокерам, так и к тем, кто слышит его), и его невозможно сформулировать. Вместо этого, оно периодически вырывается, когда-нокер-оказывается-в-особенно-паршивой-ситуации (как-к-примеру-тогда-когда-изобретение-над-которым-он-работал-много-лет-внезапно-разлетается-на-части, или же красная шапка решает пообедать им, невзирая на отвратительный вкус).

С точки зрения игромеханики, только Рассказчик может решить, когда нокер способен произнести это выражение. Для этого, игрок должен потратить пункт Гламура. Каждый не-нокер, который слышит это выражение, получает определенное количество пунктов химерического урона, равное текущему значению Гламура нокера (до того, как он потратит вышеупомянутый пункт). Доспех не защищает от этого урона, и его невозможно поглотить.

Своеобразным побочным эффектом обращения к этому прародителю всех проклятий является то, что каждый, кто слышит его, в течение нескольких последующих часов ругается как заправский нокер. Никакие усилия, помимо затраты пункта Воли, не способны заставить жертву удержаться от ругательств, если, конечно же, ее насильно не заставляют замолчать.

В случае с нокерами основным недостатком данного проклятья является то, что оно превращает все находящиеся поблизости ФУБАРы в Глюки (более подробно они описаны в Главе Пятой).