Глава 5. Дома Тьмы

В моем начале мой конец. В круговороте
Дома встают и рушатся, ветшают,
Сносятся и перестраиваются…

Ист Коукер. Т. С. Элиот

Себетту

Семь Небесных Домов, созданных Богом, определяли обязанности и способности всех входивших в них ангелов, оформляли их сущность и указывали им место в жесткой иерархии. До самого Падения каждый Дом управлялся главным ангелом (которого называли автархом), который управлял подчиненными ему ангелами при содействии совета помощников. У этих помощников были свои подчиненные, которые сообщали о деятельности своих подчиненных – и так до самого младшего ангельского чина. Невозможно было как повышение, так и разжалование. Обязанности ангела никогда не менялись, Элохимы выполняли свою работу с самого начала Вселенной и не желали ничего сверх того, что им даровал Господь.

Когда мятежные ангелы откололись от своих собратьев, их сущность практически не изменилась, и очень скоро падшие восстановили потерянную было иерархию, воссоздав обязанности и занятия, к которым были склонны ангелы. Эти мятежные Дома назывались «Себетту» (дословно «Семеро»). Со временем они почувствовали, что феодальная структура, навязанная им Люцифером в начале войны, начинает их тяготить. Постепенно функции автархов мятежников и их помощников свелись к поддержке интересов и приоритетов своего Дома, при этом они вносили свой вклад в продолжавшуюся войну. Кое-кто из падших указывал, что соперничество, проявившееся в отношениях между Домами и внутри них, плохо влияет на боеспособность легионов. Но даже тогда, когда удача отвернулась от мятежников, ни Люцифер, ни его заместители не попытались распустить Дома Себетту или хотя бы ограничить их влияние. Невозможно было заставить падших порвать все узы со своим Домом, какой бы жуткой не казалась внешняя ситуация.

Разделенная преданность

Во время войны обычный падший делил свою верность между главнокомандующим и старейшинами Дома. Позже, когда общество падших раскололось на несколько фракций с противоречивыми философиями, сохранять равновесие в этой игре стало еще сложнее. Каждому демону приходилось решать, с учетом собственных целей и интересов, какому господину следует покориться, а кем можно пренебречь в условиях конфликта. Лояльность обещали то одному, то другому – все зависело от ситуации.

Сейчас, когда падшие вернулись на землю, вопрос перераспределения лояльности встал еще острее. Большинство (если не все) военачальников, старейшин Домов и глав фракций осталось в Бездне, предоставив свободным демонам самим решать, на чью сторону перейти. Демоны могу следовать приказам своих далеких лордов, искать способы восстановить главенство своего Дома или же вовсе отказаться от старых обычаев создать новые, продиктованные потребностями группировки.

 


Осквернители

«Я покажу тебе вещи, которые наполнят тебя благоговением.
Просто возьми меня за руку, и я навеки изменю твою жизнь».

 

До того, как появилась суша, огромные океаны заполняли этот мир. Ангелы, которым вручили власть над этим безграничным, могущественным королевством, назывались Нереидами. Они считались самыми прекрасными из творений Господа. Они были музами и источниками вдохновения, их сила вступала в резонанс с той страстью, что необходима для искусства и поисков потаенной истины.

Нереиды должны были вдохновлять людей, очаровывать их тайнами, подталкивать к поискам и открытиям многочисленных чудес мира. Эти духи были воплощенным желанием, всегда такие манящие, но недоступные. Их сила давала им возможность заглянуть в самые сокровенные желания людей, но по замыслу Божьему всегда между ними и людьми лежало широкое море. Им понадобилось немного времени, чтобы возроптать на Небо, которое отдалило их от возлюбленного человечества. Оглядываясь назад, многие Осквернители считают, что, не решись Люцифер поднять знамя мятежа, очень скоро восстание подняли бы Нереиды.

Падение дало Осквернителям новую цель, они воодушевляли людей и демонов на битву с Небесами. Они стали живыми воплощениями битвы, отражением лучших качеств сопротивленцев. Своим примером они поддерживали других. Даже в самые темные дни войны они поддерживали мораль среди падших, исцеляя душевные раны, что были неподвластны Кнутам и Пожирателям. То рвение, что пробуждали Осквернители в душах окружающих, стало причиной самых славных подвигов войны. Эти подвиги легли в основу романтических и эпических сказаний, которые до сих пор хранятся в коллективной памяти человечества.

Поражение в войне стало для Осквернителей тяжелым ударом, ведь они никогда не сомневались в справедливости восстания. Хотя они лучше остальных падших знали, что такое изоляция, именно они стали первыми жертвами агонии в Бездне, и боль их поражения превратилась в острые ножи ненависти.

Теперь, когда врата Бездны пали и Осквернители смогли вернуться в этот мир, они наполняют Землю своими хитростями и превыше всего ценят внешность. Они могут заставить мужчин и женщин действовать под влиянием страсти, ревности и желания, они разрушают семьи и карьеры, могут привести к падению целые правительства. Но они могут и подталкивать людей к пониманию философии, сотрудничества и искусства, позволяют видеть красоту среди блеклой реальности нашего мира. Они создавались как воплощения тайны, опасности и очарования, они вдохновляют на действия, требующие мужества и силы, и в результате приводят к развитию человеческой души.

Группировки: Чаще всего Осквернители становятся Фаустианцами или Жаждущими. В первом случае их ведет интерес к человечеству, они испытывают восхищение и уважение и стремятся восстановить связи с людьми. Жаждущие же подобны брошенным любовникам, они строят изящные (но весьма эффективные) планы мести тем, кого считают повинными в отвратительном предательстве. Они разбивают сердца и сводят с ума, они сеют разногласия в сплоченных группах и наблюдают, как те разваливаются под грузом взаимных обвинений и насилия.

Хотя некоторые Осквернители разочаровались в современном человечестве, они остаются Фаустианцами. Они помнят, каким чудом был мир до войны, и понимают, что люди – его неотъемлемая часть.

Некоторым Осквернителям вполне подходят задачи Скрытных и Люцифериан – это зависит от их круга общения и полученного во время войны опыта. Но мало кто из них становится Миротворцем. Как бы они того не хотели, они понимают, что возврата к прошлому раю нет: нельзя восстановить один раз снесенные преграды.

Введение: Осквернителей влечет тщеславие и страсть. Их носителей нельзя было назвать глубокими мыслителями и философами – скорее это были люди, радующиеся физическим удовольствиям и живущие мгновением. Их нельзя было назвать неразборчивыми, но эти люди могли потратить все, чем владели, в погоне за новинками моды и последними игрушками для богатых. Часто они были просто одержимы вещами, не желая чувствовать происходящих вокруг перемен.

Идеалисты, которые привлекают Осквернителей, не интересуются сухими теориями и прагматичной действительностью, им требуется немедленное изменение мира. Самые удобные кандидаты здесь – это артисты, которые пытаются раскрывать пласты реальности в своей работе. Но они не всегда замечают плетущиеся вокруг них интриги.

Других кандидатов на носителя может привлекать все, что связано с плотью. Те, кто глубоко или часто влюблялся, но получал отказ, те, кто столкнулся с предательством партнера – все они могут стать вместилищем для демона, который не преминет воспользоваться мелочными переживаниями и мечтами о мести, что так часто заменяют настоящую скорбь.

Еще одна категория людей, подходящих на роль носителей, - это те, кто страдает ради искусства в прямом смысле этого слова: голодающие художники, неудачливые писатели, нищие музыканты, чей дух сломлен непониманием, вечными долгами и разного рода зависимостями.

Вера: Осквернителям приходится прибегать к хитростям, чтобы собрать Веру – ведь они так и не привыкли к близким контактам с людьми. Привлечь внимание людей легко, но его сложно сфокусировать. Неограниченно пользуясь своими умениями, Осквернитель может очень быстро собрать большую группу последователей (и, возможно, вызвать при этом волнения), но толку от этого будет мало. Слепое обожание и разрушительное желание – это не Вера, хотя со временем, если приложить усилия, может стать основанием для появления в человеке Веры. Коротко говоря, Осквернителю надо убедить своих последователей в том, что они достойны полученных ими даров.

Многие из этих даров переводят внимание людей с самого демона на окружающий мир. Слуги получают возможность приобретать новые знания и, что важнее, развивать интуитивное понимание мира. Это может быть общее ощущение просветления или концентрация в той или иной области. Часто такие ощущения проявляются в произведениях искусства или политической и общественной деятельности. Пониманию часто сопутствует появление уверенности, и эта уверенность порой помогает бороться со сверхъестественным страхом и принуждением.

Создание персонажа: Преобладают социальные Атрибуты. Все они важны. Независимо от состояния тела носителя значение Внешность не может быть меньше 3. Такие таланты, как Эмпатия, Интуиция и Хитрость, являются инстинктивными, как и Выживание. Все Осквернители – духи вод, и это дает им повышенную гибкость, проявляющуюся в высокой Ловкости и значительных плюсах к Увороту и Маскировке, а также, возможно, и к Рукопашному Бою (Brawl). Большинство из Осквернителей мало интересуют современные научные знания и все, с ними связанное, а человеческую политику они считают вульгарной.

Начальное значение Муки: 3

Знания Дома: Знание Желания, Знание Бурь, Знание Метаморфоз.

Слабости: Осквернители могут быть отчаявшимися, раздираемыми противоречиями созданиями, которые бросаются из стороны в сторону и порой завлекают всю группу в трясину банальностей. Они могут обманывать тогда, когда ложь уже не приносит пользы, могут разобидеться на всех и впасть в ярость из-за малейшей провокации. Чтобы пережить такое состояние, им часто нужно только одно – простор. Чем напряженней и скованней становится ситуация, тем больше вероятности того, что они начнут придираться к партнерам, вести себя неосмотрительно, а то и просто разбредутся в разные стороны. Такое поведение трудно предсказать, иногда оно проявляется через несколько дней после вызвавшего его события.

Стереотипы

Дьяволы: Осквернители часто относятся к Дьяволам с недоверием, потому что, по их мнению, Дьяволы по-прежнему пытаются навязать свое видение миру, несмотря на все произошедшие во время войны трагедии. Когда-то они были гласом Божьим, теперь же превратились в пустопорожних демагогов.

Кнуты: Два Дома во многом похожи, их жизнь связана с материей и тайнами жизни. Поэтому Осквернители склонны доверять Ангелам Ветра и заводить с ними дружбу. Порой это приводит к трагедии.

Преступники: Этот Дом сильнее всего привлекает Осквернителей, потому что Преступникам вроде бы удалось уловить, как совмещаются красота, полезность и тайна, пусть даже только в неживой материи.

Изверги: Осквернители не могут понять этот Дом и те сферы реальности, над которыми он властвует. Изверги предпочитают интуицию холодному разуму, который, по их мнению, является настоящим проклятием для вдохновения и ощущения чуда.

Пожиратели: Межу Осквернителями и Пожирателями существует странное родство, по крайней мере, так кажется самим Осквернителям. Оба Дома получили во владение дикую природу и оба так или иначе связаны с плотью.

Убийцы: В целом Осквернители считают Убийц своими родственниками, способными понять боль настоящего одиночества и отверженности, но присущая Седьмому Дому склонность к самонаблюдению накладывает на эти отношения некоторые ограничения.

 


Дьяволы

«Следуй за мной, и я дам тебе все, что пожелаешь.
Поклонись мне, и я сделаю тебя богом».

 

Первые и самые совершенные из созданий Бога, Глашатаи были знаменосцами Господа, они несли Его свет по всей Вселенной. Величайшие из всех ангелов, они были князьями и вождями Небожителей, сияющими примерами всего, что было хорошо и славно в глазах Бога.

Первой и самой главной обязанностью Первого Дома было передавать волю Господа другим Домам, объясняя им их роль в создании Вселенной. Дьяволы выполняли свои славные обязанности с гордостью, открываясь собратьям только при крайней необходимости. Способность менять ход вселенной по своему разумению зародила в них дерзость, которая сыграла свою роль в Падении.

Когда Великий Замысел завершился созданием человечества, Небожители были потрясены, получив от Бога приказ не открываться людям и позволить им развивать свой потенциал самостоятельно. Их разочарование было выражено величайшим из их числа, Люцифером Денницей. В конце концов почти половина Глашатаев присоединилась к Деннице. Ни в одном из Домов не нашлось такого количества мятежников.

Превратившись из-за проклятия в Дьяволов, эти мятежники стали генералами, военачальниками и героями восстания. Пользуясь своим несокрушимым лидерством и способностью убеждать, Дьяволы уговорили всех вести человечество в новый век, где люди смогут отвергнуть Создателя. Но во время войны Дьяволы отдалились от некогда любимых ими людей. Из героев и защитников они превратились в демагогов и диктаторов, которые управляют своими смертными пешками при помощи благозвучных слов и сладкой лжи.

Переполненные гордыней и упорством, Дьяволы отказывались верить в возможность поражения – до тех самых пор, пока Небеса не победили и демоны не были низвергнуты во тьму Бездны. Люцифера не было рядом, и демоны возненавидели своих бывших вожаков. Чтобы защитить себя – и скрыть собственные сомнения – Дьяволы, обладающие умением убеждать, натравили остальных демонов друг на друга.

Но теперь стены Ада пали, и многие Дьяволы пробрались в мир смертных. Для Дьяволов, все еще ощущающих пустоту Ада, пришло время напомнить человечеству о своих прошлых заслугах и заставить его склонить колени перед демонами. У тех Дьяволов, что ищут искупления, появилась новая возможность – спасти человечество от тех бед, что грозят ему уничтожением и создать новую Утопию для смертных и бессмертных, тем самым завершив дело Люцифера.

Группировки: Дьяволы – создания политические, они обожают управлять подвластными им марионетками. Они управляют несколькими из самых крупных группировок, вновь возглавляя своих собратьев, как это было когда-то на Небесах.

Неудивительно, что большинство Дьяволов стало Люциферианами, сохранив верность первому и величайшему из мятежников. Они по-прежнему одержимы мечтой сбросить Создателя с Его трона и повести человечество в светлое будущее.

Многие Дьяволы увлечены идеями Фаустианцев. Кто-то из Глашатаев нуждается в любви и уважении людей, но эти Дьяволы решили, что их вполне устроят поклонение и Вера. Имея за собой поддержку человечества, Фаустианцы надеются построить на Земле империю, где Дьяволы будут первыми среди равных.

Загадка исчезновения Люцифера волнует Дьяволов сильнее всех остальных демонов – он был величайшим среди них, его исчезновение бросило тень сомнений и презрения на весь дом. Поэтому многие Дьяволы стали Скрытными, надеясь узнать правду о Падении, своем наставнике и истинных причинах проклятия.

Глашатаи на самом деле любили человечество, и кое-кто из Дьяволов до сих пор ощущает эхо той любви. Таких Дьяволов мало, их привлекает группировка Миротворцев. Если они смогут восстановить Эдем, тогда Бог дарует им прощение – и, что более важно, Он дарует прощение и любовь всему человечеству.

Кое-кто из Дьяволов принадлежит к группировке Жаждущих. Принять поражение в войне и выбрать разрушение значило признать, что восстание было ошибкой, а Дьяволы слишком горды и самоуверенны для этого. Но кое-кто из них все же поддался сожалениям и сомнениям, и теперь все, чего они желают – это уничтожить мир, ставший напоминанием об их поражении и недальновидности.

Введение: Дьяволы – социальные создания, обманщики и соблазнители, поэтому на Земле их привлекают люди, обладавшие схожими наклонностями и потерявшие души в погоне за влиянием и властью. Стремление использовать других людей в качестве инструментов, контролировать все вокруг себя и создавать круг почитателей и поклонников тоже может привлечь Дьявола. Примерами таких людей являются политики, правительственные служащие, музыканты, актеры и вдохновенные проповедники.

Неважно, были ли они сияющими рыцарями Рая, или темными паладинами Ада, но Дьяволы всегда являли собой пример мужества, сражаясь с превосходящим по численности противником. В искаженной душе Дьявола еще хранится крупица героизма и благородства, поэтому его тянет к людям с такими же качествами. Дьявол может завладеть телом отмеченного знаками отличия полицейского, чья душа разрушается под влиянием коррупции и жестокости, матери, своим телом и душой защищающей детей от собственного мужа, или же телом политика-идеалиста, утратившего бывшую чистоту из-за скандалов и грязных сделок.

Вера: Дьяволы – умелые манипуляторы, способные с первого взгляда определить надежды и слабости людей и направлять толпу последователей одним-единственным взмахом руки. Можно подумать, что для Дьявола не составит трудности вытянуть Веру из смертного – и это действительно так. Дьяволам легче собирать Веру, чем остальным демонам. Впрочем, им тоже приходится прилагать определенные усилия, чтобы достичь желаемого – даже величайшие обманщики Ада не могут просто так заполучить драгоценную энергию душ.

Отношения Дьявола со слугами прекрасно описывается словосочетанием «культ личности». Обычно Дьяволы стремятся создать вокруг себя круг поклонников. Они прекрасно знают, как можно использовать смертных последователей. Культ, создаваемый вокруг Дьявола, напоминает финансовые пирамиды – каждый поклонник ищет и привлекает в секту новых людей, легко подпадающих под влияние харизматичного лидера. И очень скоро Дьявол оказывается в окружении сторонников, которые поклоняются ему как богу – а ведь именно этого ему и хотелось с самого момента Падения.

Создание персонажа: Как можно понять из сказанного ранее, Дьяволы будут стараться усилить свои социальные Атрибуты, в особенности Манипулирование и Харизму. У многих Дьяволов высокие физические характеристики, так как они были военными вождями и паладинами. Умственные характеристики не очень важны для Дьявола, хотя у многих из них высокое значение Сообразительности: для того, чтобы хорошо врать, надо уметь быстро соображать.

Ни одна из способностей не важна для Дьяволов так, как Хитрость. Почти все представители этого Дома обладают высоким значением этого Таланта. У многих Дьяволов хорошие боевые и физические способности, связанные с их ролью командиров и героев в прошлые времена. Чаще всего это Атлетика, Фехтование и Рукопашный бой.

Начальное значение Муки: 4.

Знания Дома: Знание Небожителей, Знание Пламени, Знание Сияния.

Слабости: Память о былом величии и значимости – это то, с чем каждый Дьявол безуспешно пытается бороться. Дьяволы знают, что некогда они были совершенными князьями Неба, и как бы они ни пытались убедить себя в обратном, их нынешнее существование – лишь жалкая насмешка над утраченным совершенством. Бесконечное заключение в Аду вызвало у многих дьяволов сожаления, сомнения и стыд – эмоции, которые им не дано выразить. Раздираемые этими чувствами, демоны первого Дома способны на безрассудно храбрые и в общем-то ненужные поступки.

Стереотипы

Кнуты: Дьяволы с большим уважением относятся к демонам болезней и исцеления. Кнуты могут вылечить достойного или заразить наглеца, что дает Дьяволам дополнительные возможности для манипулирования людьми.

Преступники: Обычно Дьяволы смотрят на адских изобретателей и мастеровых сверху вниз. Преступники тоже могут манипулировать людьми, воздействуя на тех через свои проклятые артефакты, и Дьяволам не нравится такое вторжение в их сферу деятельности.

Изверги: Первыми звездами были Глашатаи, и направляли их ангелы, которые потом стали Извергами. Дьяволы и Изверги долго время работали вместе. Дьяволы полагаются на мудрость Извергов, на их умение обнаружить недостатки в плане военной кампании и найти новые способы воздействия на человеческие слабости.

Осквернители: Дьяволы недолюбливают Преступников из-за того, что те манипулируют людьми, но с Осквернителями у них возникает куда меньше разногласий. Работая сообща, Дьявол и Осквернитель могут извлечь пользу из любой человеческой слабости. Несмотря на некоторое соперничество, обычно эти два Дома остаются союзниками.

Пожиратели: Когда-то Дьяволы были военачальниками, поэтому они до сих пор с уважением относятся к силе Пожирателей и их боевым качествам. Но сейчас Дьяволы в основном смотрят на Пожирателей как на непредсказуемых и жестоких дикарей.

Убийцы: Дьяволы всегда свысока смотрели на представителей последнего из созданных Богом Домов. Себя Дьяволы считают князьями, а Убийцы для них являются чем-то вроде мелких падальщиков.

 


Пожиратели

«Я так давно не чувствовал вкуса свежей крови на своих губах.
Сегодня мы славно поохотимся»

 

Дом Дикой Природы получил власть над всеми живыми существами, которые летают, бегают и ползают по земле. Когда еще вся земля была нетронутой, Ангелы Природы сплетали бесчисленные нити жизни в таинственный гобелен, сияющий красотой, величием и мощью. Ангелы Природы выполняли свой долг с гордостью, они трепетно относились к своим обязанностям и управляли доверенным им королевством милостиво и справедливо.

Появление человечества одновременно восхитило и испугало Ангелов Природы. Бог ясно дал понять, что люди будут править всей природой, всеми дикими тварями, но люди не знали, как это делать. Перед ангелами встала неразрешимая дилемма: они должны были охранять и защищать природу, но самая большая угроза природе исходила от невежества людей, с которым ангелы ничего не могли поделать.

Несмотря на свою репутацию вспыльчивых, импульсивных созданий, Ангелы Шестого Дома сильнее всех остальных своих собратьев не хотели противиться воле Небес. Но потом те, кто все же присоединился к рядам Падших, поверили, что только так они могли выполнить свой долг. Не было никого, кто мог бы по храбрости и преданности превзойти Пожирателей, которые пополнили ряды восставших легионов и безжалостно сражались со своими бывшими товарищами во всех уголках Творения. Пожирателей боялись и уважали обе стороны, а сами они никогда, даже в самом конце, не теряли веры в победу.

Поначалу Пожиратели стоически воспринимали изгнание, но постепенно отрыв от мира живых повлиял и на них. Исчезновение Люцифера нанесло сокрушительный удар по духу всего Дома, и многие из Пожирателей почувствовали себя преданными. Их гнев и боль становились все сильнее и сильнее, и со временем их дикая натура взяла верх. Инстинкты возобладали над разумом и чувством вины.

После побега из Бездны Пожиратели с ужасом смотрели на изменившийся мир. Люди, из-за которых они сражались и страдали, напрочь забыли все, что узнали после Падения, силой вырывая у мира истощающиеся ресурсы и поставив многие виды на грань вымирания. Для многих Пожирателей это стало последним ударом, после которого они полностью отдались во власть диких инстинктов, желая наказать людей за вред, причиненный природе. Остальных же боль умирающей земли вырвала из оцепенения и подтолкнула к действиям, которые могли бы исцелить мир и отодвинуть людей от края бездны, на котором те оказались.

Группировки: Обычно Пожиратели вступают в одну из двух фракций – Люцифериан и Жаждущих. Выбор зависит от того, насколько демон поддался разрушительному влиянию Бездны. Многие Пожиратели до сих пор верят, что их верность Люциферу и причины падения не были ошибкой, и теперь, после освобождения, им следует восстановить ряды адских легионов и продолжить битву с небесами. Пожиратели, считающие, что их предали, хотят отомстить возлюбленным созданиям Господа за все страдания, которые те причинили природе.

Помимо этих двух фракций, немалое число Пожирателей можно найти среди Миротворцев. Эти демоны устали от войн и кровопролития и чувствуют, что единственным способом искупить их прошлые преступления будет восстановить некогда разрушенные сады.

Реже встречаются Пожиратели-Скрытные, хотя многих из Шестого Дома волнует тайна исчезновения Люцифера – как из-за собственных интересов, так и из уважения к бывшему вождю. Такие Пожиратели часто достигают немалых успехов, потому что остальные падшие недооценивают их ум и хитрость.

Реже всего Пожиратели становятся Фаустианцами, просто потому, что обман чужд им и им не хватает терпения, нужного для разработки сложных схем. Те, кто все же решается вступить в эту группировку, верят, что единственным способом исцелить Землю является подчинение себе человечества.

Введение: С первого взгляда может показаться, что Пожирателей должны привлекать люди вроде солдат, торговцев наркотиками, полицейских, членов банд, иными словами, люди, чьи души были разрушены насилием. Но этих демонов в немалой степени привлекают и биржевые брокеры, торговцы, пожарники и политические активисты – те, кому приходится сталкиваться с сильными противниками и кого эти постоянные столкновения привели к эмоциональному истощению.

Неудивительно, что Пожирателей привлекают носители, разделяющие их стремление защищать – или эксплуатировать – природу и животных. Активист-«зеленый», чьи выступления и акции стоили ему потери человечности, или хладнокровный браконьер с равным успехом могут обратить на себя внимание демона. Все зависит только от его личных предпочтений.

Вера: Пожиратели – большие специалисты по Жатве Веры. Их импульсивная натура делает их куда более приспособленными к такому кратковременному мероприятию, чем все остальные демоны.

Пожиратели с небольшой Мукой обычно ограничивают «сбор урожая» преступниками и теми людьми, чья деятельность явно наносит вред окружающей среде. Даже в таких случаях они предпочитают не убивать жертву, а воздействовать на нее болью или страхом в надежде, что человек воспримет такое обращение как предупреждение и изменит поведение.

Пожиратели с высокой Мукой менее разборчивы в выборе жертв. Кто угодно, даже те, кто симпатизирует демону, может стать их целью. Вера – это Вера, и такие демоны собирают ее везде, где находят, зачастую убивая жертву в процессе.

В качестве слуг пожиратели предпочитают выбирать сильных, агрессивных людей. Эти люди могут быть причастны к насилию, как, например, полицейские, члены банд или солдаты. Порой пожирателей привлекают интеллектуалы, политические активисты, предприниматели и люди, занимающиеся банкротством организаций. Слабые, застенчивые люди в качестве рабов Пожирателей не устраивают.

Создание персонажа: Неудивительно, что дикие Пожиратели ставят на первое место физические Атрибуты, но сразу вслед за ними идут ментальные Атрибуты. У многих пожирателей значение таких Способностей как Бдительность, Знание Животных, Рукопашный Бой, Уворот, Запугивание, Выживание и Маскировка равны как минимум 2. От своих носителей они могут получить способности к фехтованию и использованию огнестрельного оружия.

Те редкие Пожиратели, которые предпочитают жить в обществе, стремятся поднять уровень Запугивания и Лидерства, а также повысить знания, нужные им для работы по выбранной профессии. Часто эти Способности выравниваются значением Атлетизма, но боевые Способности, особенно поначалу, у таких Пожирателей развиты слабо.

Пожиратели могут иметь какие угодно дополнения. Предпочтительней всего, конечно, слуги, которые собираются в своего рода стаи и могут быть вызваны демоном в любой момент. У демона могут быть союзники и знакомые, обычно унаследованные от носителя, к которым можно время от времени обратиться за помощью. Ориентированные на общество Пожиратели могут сделать неплохую карьеру и обеспечить себя Ресурсами.

Начальное значение Муки: 4.

Знания Дома: Знание Зверей, Знание Плоти, Знание Дикой Природы.

Слабости: Пожиратели никогда не отличались особым тактом, а также никогда не умели держать рот на замке. В ситуации, когда нужна дипломатичность, Пожиратели могут быть до ужаса прямолинейными, они легко впадают в ярость и склонны начинать драку при малейшей провокации. Порой Пожиратель одним своим появлением способен ухудшить ситуацию.

Из-за нехватки социальных умений Пожирателями легко манипулировать. Некоторые демоны пользуются честностью и обязательностью Пожирателей и делают их своими телохранителями или наемными убийцами. Впрочем, такие любители манипуляций сильно рискуют, потому что разгадавший обман Пожиратель не будет колебаться, прежде чем отомстить.

Стереотипы

Дьяволы: Во время войны Пожиратели уважали Дьяволов как благородных вождей, многим пожертвовавших ради дела. Падшие Шестого Дома уважают Дьяволов за их связи среди смертных, а также за то, что у них, похоже, всегда есть возможность затеять драку.

Кнуты: На поле боя Пожиратели скорее объединятся с Кнутами, чем станут сражаться против них. Но страдания, которые способны причинить Кнуты, отвращают от них всех, кроме Пожирателей с высоким значением Муки.

Преступники: Пожиратели дружат с Преступниками, и эта дружба началась еще тогда, когда оба дома задолго до Падения работали рука об руку. Пожиратели восхищаются демонами земли, уважают их и считают своими друзьями до тех пор, пока не будет доказано обратное.

Изверги: Пожиратели не обладают достаточным терпением, чтобы понять Извергов и их таинственные исследования. Движение планет и звезд кажется таким тривиальным по сравнению с жестокой радостью охоты.

Осквернители: Пожиратели любят Осквернителей за страстность и способность дарить вдохновение, но те несколько чураются крепких, неугомонных Пожирателей.

Убийцы: Пожиратели относятся к Убийцам со смесью уважения и жалости, восхищаясь их способностью с честью выполнять тяжкую и болезненную обязанность.

 


Изверги

«У тебя есть вопросы, друг мой, но готов ли ты услышать ответы?»

 

В самом начале Господь придумал огромные Небесные двигатели, которые должны были управлять космосом. Орбиты всех звезд и планет лежали в пределах круга, описываемого зубчатым колесом, а маховик созвездий связывал все огромные шестерни в невероятный, самостоятельно действующий механизм. В основе Небес лежал сложный, тонкий узор орбит, эллипсов, периодов и констант, невероятная схема, едва ли поддающаяся осмыслению.

Этими огромными циклами и кругами управляли провидцы. Они знали, что и где произойдет, касалось ли это следующего дня или же событий, отдаленных от самих ангелов миллионами лет. Они работали с теми процессами, которые позволяли Небесам влиять на Землю, следили за ходом Луны, управлявшей приливами, и вращали планету, чтобы вызвать смену времен года. Из всех ангелов они дальше всех отстояли от людей. Они любили своих сестер и братьев, но их обязанности уводили их далеко от Эдема и его смертных обитателей, заставляя надолго оставаться под звездным куполом.

Когда началось восстание, между провидцами произошел раскол. Причиной тому был один из провидцев по имени Ахрималь, который первым увидел ужасные знамения, предвещавшие, как позже выяснилось, Падение. Но в то время Ахрималь и его товарищи верили, что страшное несчастье произойдет в том случае, если ангелы откажутся действовать, поэтому они были среди самых ярых сторонников восстания. На самом деле источником предвиденной Ахрималем катастрофы стало само Падение, поэтому сейчас все Изверги чувствуют некоторую ответственность за ошибку, совершенную их Домом.

Люцифер ценил Извергов как хороших советников и стратегов, так как их способность предсказывать будущее принесла ему несколько быстрых побед. Но война обошлась Дому недешево, ведь они не предполагали, насколько разрушительной она будет. В своем высокомерии они не предполагали, что их действия смогут повлиять на великий замысел.

В конце концов Бог сбросил всех мятежников в Бездну, отведя там для Извергов отдельный ад. Когда-то они были созданиями порядка и размеренности, но Бездну нельзя было систематизировать, направлять и упорядочивать. Без великих двигателей Небес, чья размеренная работа была их жизнью, Изверги стали сходить с ума.

Когда стены Бездны были повреждены Вихрем, Изверги снова почувствовали работу великих двигателей и увидели трещины, за которыми была свобода. Но после освобождения они поняли, что небеса давно заброшены и никем не управляемы, а сам великий двигатель хоть и с трудом, но продолжает работать. Изверги вернули себе свою великую ценность, но она была сломана, возможно даже, не подлежала ремонту. То же самое можно было сказать и о самих демонах.

Группировки: Выше всего Изверги ценят поиск знаний. В их разбитых сердцах живет потребность вернуть ту абсолютную ясность, когда вселенная почти ничего не скрывала от них. Кое-кто считает, что эти попытки вернуться к былой слаженности являются лишь способом отвлечься от внутренних терзаний, которые приводят многих Извергов к Жаждущим. Впрочем, мало кто из Извергов всерьез верит, что уничтожение великих двигателей Творения поможет падшим, а не принесет им еще более жалкую участь, чем заключение в Бездне. По понятным причинам Изверги предпочитают присоединяться к Скрытным, пытающимся найти истину.

Мало кто из Извергов становится Миротворцем, это связано с тем, что до войны они всегда находились далеко от Эдема. Рай никогда не был для них настоящим домом, так какой смысл стремиться к тому, что тебя не привлекает? Второй по популярности фракцией среди Извергов стали Люцифериане. Может быть, это связано с тем, что Люцифер защищал Извергов от нападок в самые худшие дни войны. Старшие из Извергов говорят, что судьба Люцифера еще до конца не определена, хотя никто не знает, почему это так.

Наконец, некоторых из Извергов привлекли идеи Фаустианцев. Они считают, что контроль над судьбами человечества – это лишь еще один способ все упорядочить и классифицировать. Кое-кто из них рассматривает современное человечество как огромный запутанный механизм, по сложности сопоставимый с самим космосом, а также как достойного наследника их умений и знаний.

Введение: Извергов тянет к людям, способным терпеливо искать новые знания, к тем, кто, как и они сами, готовы ставить новые вопросы перед вселенной, дерзко врываясь в запретные области, не боясь запачкать рук или споткнуться в темноте, кого мало волнуют душа или тело. Это может быть репортер, пожертвовавший семейными и дружественными связями ради Большой Истории, или оккультист, добровольно открывающийся неведомым духам, - словом, те, кто может обменять свою душу на знание. Извергов беспокоит не столько сама истина, сколько умение задавать вопросы и добиваться ответов на них. Чем больше человека влечет утерянное или ранее неведомое знание – и чем больше он теряет в процессе поиска,- тем привлекательней он кажется для Изверга.

Вера: Вопросы есть у всех, но не все хотят знать ответы на них. Изверги научились извлекать энергию из этой двойственности. Изверги прекрасно умеют слушать, поэтому люди готовы довериться им, в особенности если они стремятся к власти или знаниям.

Большинство Извергов с низкой Мукой поощряют скорее поиск, чем приобретение знаний. Они выбирают тех, кто стремится узнавать новое, и с помощью тщательно подобранных вопросов подталкивают человека в нужном направлении. Добившись доверия со стороны смертного, они предлагают ему договор, способный воодушевить того на поиск, но вовсе не гарантирующий достижения цели.

По этой же причине Изверги презирают людей, которые хотят получить быстрые ответы на все вопросы. У таких смертных они часто вырывают Веру, показывая им фрагменты ужасного будущего. Они пожинают Веру, чтобы насытиться или чтобы наказать смертного, но создаваемые ими жуткие иллюзии могут привести к увеличению Муки.

Изверги с высокой Мукой предпочитают заключать договоры именно с такими вот любителями быстрых ответов. Они пользуются иллюзиями, чтобы сокрушить смертного и пообещать ему материальные выгоды в будущем, различая при этом тех, кто просто хочет приобретать знания, и тех, кого влечет поиск эзотерической тайны. Впрочем, они могут вырывать Веру и у честных искателей, заставляя тех страдать из-за невозможности узнать правду или же раскрывая им отвратительные тайны, о которых лучше не говорить.

Создание персонажа: Изверги верят, что знание – это сила, поэтому они предпочитают ментальные Атрибуты. Те, кто полагается на свое умение видеть будущее и с его помощью управлять людьми, выбирают социальные Атрибуты.

Из всех Способностей Изверги выше всего ставят Познания и выбирают в качестве основных интересов Расследование, Академические знания и Религию. Их влекут и загадки Лингвистики, Оккультизма и Исследований.

Из Дополнений Изверги предпочитают Союзников и Контакты. Когда смертный ищет знания, он создает целую сеть знакомств, способных помочь ему в этом. Иногда у Изверга даже может быть смертный наставник, если его человек-носитель глубоко погружен в оккультные изыскания.

Начальное значение Муки: 3.

Знания Дома: Знание Света, Знание Узоров, Знание Порталов.

Слабости: Ахиллесовой пятой Извергов можно назвать любопытство. Жажда неведомого привела их к падению, а сейчас их охватила потребность разгадывать тайны и искать ответы на загадки. Обычно это любопытство бывает вызвано непредвиденным звеном в цепи событий, вызываемых действиями демонов. Объект наблюдений может сказать или сделать что-то, что не укладывается в тщательно продуманную Извергом последовательность событий. Большинство Извергов захочет узнать, почему это произошло, сфокусирует все свои аналитические способности на разгадке аномалии и перестанет обращать внимание на текущие дела.

Стереотипы

Дьяволы: Изверги знают, что у них есть способность видеть, а у Дьяволов – способность сделать эти видения реальностью. Изверги чувствуют родство с Дьяволами, которые тоже понимают важность тщательного планирования и установки отдаленных целей.

Кнуты: Изверги втайне испытывают зависть к Кнутам из-за близости тех к людям. Они завидую общению Кнутов со смертными, но эта ревность редко проявляется открыто.

Преступники: Изверги обвиняют Преступников в том, что те передали людям опасные знания, распространившиеся по земле и приведшие к ее разорению. Они не могут заставить себя простить этот Дом, за исключением разве что некоторых Миротворцев, пытающихся исправить ошибки прошлого.

Осквернители: Подвижные, неуловимые Осквернители смущают Извергов. Изверги считают, что Осквернители слишком непостоянны и привязаны к «настоящему», поэтому и не могут соблюсти свои интересы.

Пожиратели: Изверги уважают Пожирателей за их преданность Люциферу и за военное мастерство, но считают их слишком недальновидными. Им требуется руководство, но Изверги не готовы взять на себя эту тяжкую обязанность.

Убийцы: Изверги ценят Убийц за их терпение, они часто обращаются к Седьмому Дому за помощью и советом. Кое-кто из Извергов верит, что Ангелы Смерти сыграют самую важную роль в искуплении всех падших, поэтому предпочитают укреплять связи между двумя Домами.




Преступники

«Я знаю, что тебе причинили боль.

У меня есть то, что сделает твою жизнь лучше»

 

На третий день Бог отделил воду от суши и поручил управление землей отдельной группе ангелов. Эти Небожители, называемые Искусниками, управляли землей и всем, что есть в ней, и любили ее. Им была дана привязанность к почве, драгоценным камням и скалам, к огню, что ворочается под поверхностью земли, и в особенности – к металлам.

На Искусников также была возложена обязанность помогать людям пользоваться дарами земли – обрабатывать поля, добывать руду, изготавливать инструменты, которые понадобятся им для освоения мира. Ангелы охотно выполняли свою работу, желая поделиться своей любовью к земле и ее недрам с подопечными.

Но человечество не смогло справиться с такой ответственностью. Люди пытались пользоваться чудесными инструментами ангелов, но не могли заставить их работать как следует. Люди побаивались своих скрытых наставников и старались держаться от них подальше, а Искусники чувствовали себя неуверенно, потому что не могли положиться на изменчивое человечество так же, как полагались на элементы огня и земли.

Когда разразилась война между мятежными ангелами и сторонниками Неба, многие Искусники стали на сторону Люцифера. Они чувствовали, что люди, которых они пытались любить, отвергают их, и злились на Бога, который своим запретом помогать людям напрямую связал им руки. И потом, Искусники чувствовали, что понимание и любовь они могут найти только у своих собратьев – ведь люди отказывали им в этом.

Когда война была проиграна и мятежники оказались в Аду, Искусникам трудно было справиться с потерей связи с огнем и землей – ведь в этом была их жизнь. Это ужасное одиночество сделало многих Преступников существами холодными и отстраненными, не способными нормально общаться даже со своими собратьями. Они стали хитрыми и расчетливыми, предпочитая тщательное планирование и терпение эмоциональным взрывам и непосредственности.

Выбравшиеся из Бездны Преступники нашли этот мир сильно изменившимся. Человечество наконец научилось работать с инструментами и стало расой творцов, но при этом люди опустошили землю и начали относиться к ней равнодушно. Преступники, служащие Аду, смогли справиться со своей болью и начали искать возможности увеличить разлад, царящий между людьми. Для падших мир - это открытая рана, поэтому порой их переполняет желание просто броситься на землю и зарыдать. Но если миру суждено исцелиться, тогда Преступникам следует забыть о своих переживаниях и начать работать, как они делали тысячелетия назад.

Группировки: Большая часть Преступников принадлежит к Фаустианцам. Такая ситуация сложилась еще в самом конце войны. В самом деле, демонам, стремящимся манипулировать людьми при помощи своих проклятых даров и опасных советов, желающим вернуть человечество в прежнее подчиненное и приниженное состояние, эта фракция подходит как ни одна другая.

Следующей фракцией, пользующейся большой популярностью у Преступников, стали Миротворцы. Как бы ни старались они прекратить заботиться о мире, падшие так и не смогли порвать связь между собой и землей. Затерявшись в этом мире, Преступники поддались переполнившей их давно забытой любви и отбросили все старые обиды, пытаясь искупить свою вину.

Преступники, ставшие Скрытными, направили всю свою хитрость и природный ум на раскрытие тайн Падения и войны. Эта фракция смогла предложить им цель, в которой они так нуждались, и не требует от них находиться в постоянном контакте с людьми.

Преступники-Люцифериане встречаются достаточно редко. Большинство из них испытало слишком сильное потрясение от поражения, чтобы сохранить веру в пропавшего вождя. Но даже в демонах надежда теплится до последнего, поэтому и среди членов этого Дома можно найти Люцифериан. Эти демоны предпочитают рассматривать цель Люцифериан как священный вызов и полностью посвящают себя ее достижению.

У демонов, любящих землю и разного рода инструменты – то, что было создано давным-давно и с большой любовью – тяга к разрушению проявляется редко. Те Преступники, которые все же стали Жаждущими, являются поистине ужасными созданиями, часто - самыми отвратительными и злобными из всех членов фракции.

Введение: Бежавшие из Ада Преступники обычно тянутся к душам, испытывающим такие же переживания, как и они сами. Часто преступники – это одинокие, сомневающиеся в себе создания, разлученные с землей, к которой когда-то были так близки. Их носители переживают подобные чувства – одинокие, потерянные люди, которые чувствуют, что чего-то в их жизни не хватает, чего-то, что могло бы сделать их цельными. В качестве примера можно привести наркоманов, уродливых или физически неполноценных людей, тех, кто упорно цепляется за издевающихся над ними супругов, или подростков, желающих изменить себя с помощью татуировок и пирсинга.

Еще одна подходящая группа кандидатов – это люди, чурающиеся своих собратьев, но охотно проводящие время с машинами или природой. Их стремления совпадают с психическим складом самих Преступников. В эту группу может входить кто угодно, начиная от хакера, который уютно чувствует себя только при общении через сеть, и заканчивая психопатом, который считает остальных людей жалкими игрушками, или активистом-«зеленым», презирающим человечество за загрязнение планеты.

Вера: Преступникам зачастую сложно собирать веру смертных. Они с трудом понимают людей и не умеют общаться с теми, кто по надежности и предсказуемости намного уступает камню. Будучи не в силах узнать человека, Преступники не могут вдохновить его.

Еще одна причина такого положения дел – это стремление Преступников во всем полагаться на свои инструменты и магические артефакты. Смертный будет до смерти напуган и удивлен возможностями волшебного зеркала, но это не значит, что он автоматически соотнесет это зеркало с демоном, изготовившим артефакт или передавшим его человеку. До тех пор, пока человек не свяжет у себя в уме демона и предмет, Вера будет уходить в никуда.

Если Преступник собирает урожай Веры, ему приходится пользоваться созданными им инструментами. Это может быть самый обычный предмет – например, серебряный нож, которым с жертвы снимается кожа, - или же творение магии, что-то вроде зеркала, показывающего внутреннюю красоту человека. Пожиная Веру, демон может пользоваться самими разными приспособлениями, но только теми, которые он создал сам. Требуется, чтобы в то время, когда демон собирает Веру, смертный все свое внимание сосредоточил на этом приспособлении.

Преступников привлекает тот же тип людей, который они выбирают в качестве носителей, – потерянные, нуждающиеся, обделенные. В особенности Преступников тянет к тем людям, которые ищут что-то, способное упрочить жизнь, решить их проблемы – решить вполне конкретно, а не на метафизическом уровне. «Серая мышь», тоскующая о красивой внешности, писатель, не способный написать новую книгу, паралитик, мечтающий вновь встать на ноги, – вот те люди, которым может понадобиться «помощь» Преступников, способных создать компьютер, стимулирующий творчество, или маску, превращающую владельца в Адониса.

Создание персонажа: Обычно Преступники усиливают ментальные Атрибуты, в особенности Сообразительность, влияющую на хитрость и способность к творчеству. Им, порой работающим глубоко под землей, требуются высокая Выносливость и Сила. Социальные Атрибуты часто низкие, и это связано с трудностями, которые Преступники испытывают в общении с людьми. Часто бывает хорошо развито Манипулирование, так как демоны любят использовать людей в качестве инструментов.

Почти у всех Преступников очень высокое значение Ремесла, что отражает их статус демонов-изобретателей. У многих высокое значение Исследования. Высоко ценится Хитрость – хотя у Преступников, в отличие от Дьяволов, нет природной склонности к манипулированию, они всеми силами пытаются преодолеть этот недостаток.

Начальное значение Муки: 3.

Знания Дома: Знание Земли, Знание Кузнечного дела, Знание Путей.

Слабости: Основная слабость этого Дома – это то, что они с трудом понимают людей. Люди для них – непредсказуемые, беспорядочные создания, демонам очень трудно общаться с ними, даже после того, как они тщательно изучили все воспоминания и переживания своих носителей. Можно сказать, что человечество несколько пугает Преступников. Демонов очень сильно задело нежелание людей принять их, и страх еще большего отторжения, перейдя на подсознательный уровень, влияет на все их планы и построения.




Стереотипы

Дьяволы: Преступники часто завидуют этим сладкоголосым манипуляторам, с потрясающей легкостью играющим на слабостях людей. Преступникам для этого требуется приложить немало усилий, поэтому способности Дьяволов их возмущают.

Кнуты: Воздух и Земля не смешиваются, а чума никогда не коснется камня. Преступники считают Кнутов в лучшем случае непоследовательными, в худшем – невыносимыми созданиями.

Изверги: Пророчества, знамения и движение звезд не имеют ничего общего с вещами и инструментами. Преступники – демоны практичные, поэтому считают Извергов бесполезными.

Осквернители: Как и Преступники, Осквернители понимают творение. Преступники уважают Осквернителей, но не особенно доверяют им.

Пожиратели: Преступники не видят смысла в коротких, беспорядочных жизнях животных. Они предпочитают держать Пожирателей на расстоянии вытянутой руки, но уважают их за их силу.

Убийцы: Человеческая жизнь и человеческая смерть для Преступников, предпочитающих общество бессмертного камня, в равной мере загадочны и неуместны. Они уважают Седьмой Дом, но обращают на него мало внимания.




Кнуты

«Ничто не сможет защищать тебя вечно.
Так что не беспокойся о вечности. Беспокойся о настоящем».

 

До начала Войны Гнева Ангелы-Хранители занимали в Раю завидное положение. Им было доверено передавать священное Дыхание Жизни, поэтому они могли близко общаться с людьми. Более того, на них возлагалась обязанность защищать все те живые существа, которым они передали Жизнь. Если другие ангелы могли чувствовать вину за некоторое нарушение запрета на вмешательство, то Ангелы Ветра лишь выполняли свои непосредственные обязанности, с любовью наблюдая за людьми, которых они втайне считали своими детьми в той же мере, что и детьми Бога.

Но чем большее удовольствие им доставляло присутствие людей, тем сильнее была их боль из-за невежества смертных. Близость к ним была одновременно пыткой и блаженством, и многие ангелы, разрываемые столь противоречивыми чувствами, подошли вплотную к нарушению запрета. Когда началось восстание, Люцифер нашел немало последователей среди Ангелов Небесного Свода. Дом Поднимающегося Ветра дал восстанию лишь немногим меньше высокопоставленных командиров, чем Дом самого Денницы.

Во время войны Кнуты проявили себя хорошими воинами. Презрение Небес не сломило их волю, наоборот, тяжесть наказания, обрушившегося на человечество, лишь усилила нелюбовь Кнутов к Небу и Небесному Воинству. Ангелы Ветра не могли сравниться с Подателями Основ и ангелами Дикой природы в битвах на физическом уровне, но их скорость и умение незаметно передвигаться сделало их превосходными шпионами, разведчиками и гонцами.

Сейчас, в век освобождения, Кнуты пользуются почти всеобщим уважением. Их подвиги во время войны принесли им репутацию хранящих верность даже в случае тяжких испытаний. Каждой группировке, созданной из недавно освободившихся демонов, требуются верные защитники, в особенности такие, которые способны исцелять правой рукой и калечить – левой.

Группировки: Кнуты, сохранившие надежду, присоединяются к Миротворцам. Видение исцеленного мира им ближе, чем мир, управляемый Фаустианцами или разрушенный Жаждущими.

Другие Кнуты продолжают хранить верность Люциферу, веря, что он каким-то образом избежал гнева карающих ангелов. Если он смог спасти себя несколько эпох назад, возможно, он знает, как спасти человечество. Разумеется, единственный из падших, длительное время проживший в этом мире, может дать более верные ответы на вопросы, чем Скрытные с их постоянными спорами.

Среди Фаустианцев Кнуты встречаются довольно редко. Второй Дом был – да и остается – кровно заинтересован в безопасности человечества. Они могут проклинать и благословлять, но безразлично манипулировать людьми у них не получается.

Введение: Напуганные души молят о защите, и даже сейчас, после падения, Ангелы-Защитники не могут сопротивляться этому зову. Когда-то Кнуты были для человечества – да и для всей жизни - заботливыми родителями, поэтому плач того, кто нуждается в защите, до сих пор привлекает их внимание.

Но этот мир, созданный на развалинах Рая, переполнен страхами, как настоящими, так и воображаемыми. Кнута может привлечь страх, но потом окажется, что этот страх был основан на чистом эгоизме. Порой Кнуты попадают в ловушку, оказываясь запертыми в телах тех, кто боится последствий собственных непродуманных решений, или кто с ужасом ждет проблем в будущем, не сделав ничего для их предотвращения.

Вера: С точки зрения практики, для Кнута не составит особенной проблемы собрать Веру у смертных. Здоровье высоко ценится людьми. Кое-кто из них готов заплатить любую цену за исцеление, в особенности в том случае, если официальная медицина уже вынесла приговор. Основать церковь или секту, поклоняющуюся «Духам единства», не составляет большого труда для тех, кто действительно может вылечить СПИД, восстановить позвоночник после перелома или излечить расщепление позвоночника у новорожденного. Основная проблема здесь заключается в этической оценке, ведь такие секты, пусть даже косвенно, дают понять, что демон будет защищать своих последователей до конца их жизни. С другой стороны, те Кнуты, которые не хотят врать людям, называют себя духами исцеления и болезней.

Жестокие Кнуты (или просто высокомерные) обращаются со своими слугами достаточно вольно. Проклятие, наложенное на Второй Дом, задело их очень сильно, а знание, что каждый человек рано или поздно обречен умереть, может быстро привести к отчаянию и черствости. С точки зрения бессмертного существа разница между 50 и 15 годами практически не заметна.

Кнуты с низким значением Муки охотно принимают на себя роль защитника. Поэтому они предпочитают делать своими слугами тех, кого считают стоящими своей защиты. «Стоящих» людей, готовых продать свои души, найти не так-то просто, но их моральные качества помогают Кнутам удержаться от ненужного высокомерия.

Создание персонажа: Люди, привлекающие Кнутов, обычно обладают низкими социальными атрибутами: жизнь в постоянном страхе не располагает к общению и новым знакомствам. У нервозных ипохондриков могут быть на удивление высокие Физические качества, например, Выносливость, что обусловлено большим количеством времени, проводимым в гимнастических залах в попытке ускользнуть от Мрачного Жнеца и оставить его с носом. Среди ментальных качеств выделяется Восприятие, развивающееся из-за постоянных подпрыгиваний при малейшем шуме и напряженного вглядывания в темноту пустого дома.

Жизнь в постоянном напряжении может привести к развитию способностей к Увороту выше среднего уровня. Часто люди-носители обладают плохо развитыми Способностями или Знаниями, отражающими природу их вечного страха. Например, некоторая способность к Медицине может быть у тех, кто постоянно обеспокоен своим здоровьем, хотя и не имеет медицинского образования. Тот, кто не опасается заболеть, но боится стать жертвой нападения, может кое-как владеть Огнестрельным оружием (обычно значение 1-2). Другие, более запутанные страхи – например, страх перед умственной и социальной неадекватностью – могут привести к развитию Этикета или Академических знаний.

Дополнения широко варьируются, хотя большая часть носителей, одержимых эгоистичными страхами, при жизни были скрягами с хорошими Ресурсами. У тех, чьи страхи более оправданы – из-за опасного окружения или ситуации – развиты Контакты или Союзники.

Начальное значение Муки: 3.

Знания Дома: Знание Ветра, Знание Пробуждения, Знание Небесного Свода.

Слабости: У всех остальных Домов при общении с кнутами – как и у Кнутов при общении с другими Домами – возникает одна-единственная проблема: отношение Кнутов к людям. Падшие Хранители порой бросаются в крайности там, где речь идет о человечестве. Люди для них – это или бесценное сокровище, которое надо всеми силами защищать и оберегать, или бесполезные, никому не нужные, нелепые создания с короткой жизнью. Смертные находятся в центре существования Кнутов, поэтому демонам трудно относиться к ним равнодушно.

Из этой проблемы вырастает еще одна – стремление судить о человечестве как о чем-то цельном. Кнуты редко идут на соглашательство, они стараются во всем и всюду соблюдать одни и те же неизменные принципы. Поэтому некоторые Кнуты могут презирать Ганди и Мартина Лютера Кинга, потому что они являются частью человечества, а другие готовы по этой же причине защищать Гитлера и Сталина. Они рассматривают человечество как целое поле пшеницы, поэтому им трудно выделить отдельные зерна.

Стереотипы

Дьяволы: Когда-то Ангелы Света были носителями одушевленной воли Господа, но теперь Его воля неизвестна, скрыта ото всех, и Дьяволы остались не у дел. Они могут болтать что угодно, но теперь стало понятно наложенное на них проклятие: они должны были стать бесполезными.

Преступники: Люди любят вещи, а Преступники эти вещи делают. Уже поэтому они чего-то стоят. Их прагматизм неплохо влияет на склонных к абстракциям Кнутов – если, конечно, удается убедить последних, что они получат не меньше, чем вторая сторона.

Изверги: Может быть, этот мир изуродован и разбит, в нем можно увидеть лишь слабые проблески будущего, но все же Судьбы полностью не ослепли. Кнуты не столько презирают их за все некогда утраченное, сколько уважают за те жалкие остатки к предвидению, которые все еще сохранились у Извергов.

Осквернители: Когда-то они были океаном, который человечеству предстояло исследовать. Теперь они стали рифом, о который разбиваются корабли людей. Их силы достойны внимания, но ведь в этом мире можно использовать все.

Пожиратели: Хотя остальные предпочитают считать Пожирателей буйными дикарями, Кнуты смотрят на них несколько с другой точки зрения. Некоторые считают, что Пожиратели – отличное наказание для человечества, опустившегося до такого низкого уровня. Более уравновешенные Кнуты задаются вопросом, не могут ли Пожиратели так же эффективно лечить природу, как и разрушать ее.

Убийцы: Убийцы предпочитают смотреть на свое королевство смерти как на нечто очень важное и привлекательное, и современный мир раз за разом укрепляет их в этом мнении. У этого Дома отличные (хотя и не совсем понятные) связи с душами умерших, поэтому Убийц следует рассматривать как потенциальных союзников.




Убийцы

«Ты можешь любить меня или ненавидеть, но живи, живи сейчас и до самого последнего вдоха.

Когда-нибудь мы снова встретимся».

 

Последний из Домов Небожителей, Дом Ангелов Смерти, получил печальное задание уничтожать все те чудеса, что были созданы их собратьями, обрывать жизни и стирать с лица земли создания мастерства, чтобы что-то новое могло прийти на их место. Это была печальная обязанность на сияющем празднике жизни, но жнецы, как и все ангелы, с честью выполняли ее. Так было до рождения людей.

Как и все Небожители, Жнецы любили людей и самоотверженно поддерживали ритм жизни Эдема, но люди смотрели на смерть животных и растений со страхом и грустью. Их реакция ранила и потрясла Жнецов, которые жаждали развеять страхи и сомнения человечества, но не могли сделать этого, подчиняясь приказу Господа. Когда Люцифер поднял знамя мятежа, многие Жнецы присоединились к восстанию просто потому, что надеялись получить любовь вместо постоянного страха.

Затем Небеса нанесли ответный удар. Наказание за неподчинение стало настоящим проклятием для человечества. Теперь Убийцы были вынуждены забирать жизни тех, кого они любили, и терзавшая их постоянная боль еще сильнее отдалила их от смертных и остальных падших. Хотя многие из них сражались в Войне Гнева и заработали пугающую репутацию, в целом Убийцы предпочитали держаться подальше от конфликта, направляя все свои силы на то, чтобы облегчить людям смерть, научиться воспринимать ее как неизбежную часть жизни, а не как убийство.

Сейчас, после столь неожиданного освобождения, Убийцы обнаружили, что миру не хватает тех, кто мог бы управлять процессами старения и смерти. Современное состояние мира и человечества убедило многих Убийц в том, что единственный выход сейчас – призвать вечную ночь и даровать мирозданию легкую смерть. Более спокойные из них верят, что все еще можно исправить, если удастся достигнуть равновесия, и тогда Убийцы заслужат те уважение и любовь, о которых они так долго мечтали.

Группировки: Очень мало Убийц присоединяется к Люциферианам, потому что они с самого начала не были до мозга костей преданны Деннице. Он был в центре восстания, а они – на периферии, больше внимания уделяя сохранению человеческих жизней и разгадыванию планов врага, чем открытым сражениям.

Некоторые Убийцы становятся Фаустианцами, но большая часть этого Дома, верящего в потенциал человечества, присоединяется к Миротворцам, обращая все свои силы на поиск Бога и на воссоздание мира таким, каким он был до потери бессмертия. Они не полагаются на помощь человечества, потому что считают, что только Бог способен даровать защиту от смерти. Иначе система получается закрытой, и для ее изменения будет недостаточно доверия, переосмысления реальности и очищения.
Скрытные привлекают немало Убийц, потому что их склонность к абстракциям и расследованиям соответствует природе Дома. Многие Убийцы становятся Жаждущими. Причины при этом они могут называть самые разные: они выполняют возложенную на них Господом обязанность; они собирают силы, чтобы возобновить войну с Небом; теперь, когда Бога нет, они стали судьями человечества. Но на самом деле к разрушению их приводит сильнейшая зависть к живым.

Введение: Убийц привлекают люди, мало беспокоящиеся о своей жизни – члены этого Дома выбирают самоубийц в качестве носителей гораздо чаще, чем все остальные демоны. Привлекательны для них и люди, ежедневно сталкивающиеся с преступлениями и насилием, - полицейские, солдаты или, например, наркоманы. С каждым ударом, направленным на себя или на окружающих, такие люди все сильнее разрушают свои души. Носителями могут стать беженцы или люди, пострадавшие от маньяков и насильников. Демон может выбрать и того, чья душа истерлась от постоянного соприкосновения с банальностью или непониманием, того, кто проводит лезвием по коже только затем, чтобы хоть что-то почувствовать.

Впрочем, для того, чтобы потерять душу, не обязательно отчаяться. Убийцу может привлечь человек, который всю жизнь помогал другим, не надеясь ничего получить взамен. Религиозные или философски настроенные люди, которые все свои помыслы направляют на следующую жизнь в ущерб настоящей, которые считают, что все их нынешнее существование – лишь иллюзия, прекрасно подходят демонам.

Вера: Может показаться, что у этого Дома возникают большие затруднения при поиске последователей и собирании урожая Веры. Люди не должны были умирать, поэтому Убийцы, стремящиеся восстановить Рай (в основном – Миротворцы и Скрытные), должны каким-то образом подтолкнуть людей к переосмыслению смерти – а также того факта, что в их жизни появился демон. Для тех, кто горячо поддерживал восстание против Бога, смерть является постоянным напоминанием о поражении.

Некоторые Убийцы стараются обойти эти вопросы. Они собирают веру не как ангелы смерти, а как просто ангелы. Самый простой способ сделать это – притвориться членом другого Дома, чаще всего Дьяволом (тут поможет гордость) или Извергом (приоткрывая некоторые секреты). Хорошим решением может стать создание Церкви Всех Ангелов, Единого Бога или Предков Человечества. Кое-кто из Убийц строит свои отношения со слугами на основе смерти. Легче всего это сделать Жаждущим – они могут создать секту убийц и на этом успокоиться. У Убийц с высокой Мукой может просто не быть выбора.

Убийцы увлечены всеми проявлениями жизни, поэтому часто набирают очень сильно отличающихся друг от друга последователей. Они склонны к случайному выбору, могут ухватиться за первую представившуюся возможность или собрать вокруг себя всех тех, кто сам искал демона. Некоторые Убийцы могут просто выхватить какое-то лицо из толпы и приложить все свои усилия к привлечению именно этого человека, к посвящению именно этой души в тайны мироздания.

Создание персонажа: Убийцы не выделяют какую-то одну группу Атрибутов, хотя чаще всего у них развиты ментальные свойства (в особенности – Восприятие). Сила и Обаяние обычно снижены до обычного уровня носителя, при этом может быть увеличена Выносливость. Демоны могут обладать высокими значениями Манипулирования, но для применения этого умения требуется немалая самоуверенность.

Осведомленность, Интуиция и Маскировка являются самыми распространенными Способностями. Запугивание и Расследование тоже могут принести демону немалую пользу, ведь члены Седьмого Дома очень быстро познают окружающий их мир, и такие способности им нужны. Такие Способности, как Лидерство или Эмпатия, встречаются нечасто, но мало ли что могло произойти во время войны?

Начальное значение Муки: 4.

Знания Дома: Знание Смерти, Знание Сфер, Знание Душ.

Слабости: До войны ангелы часто сторонились Жнецов, относясь к ним с некоторой настороженностью, за которой скрывалось любопытство живого мира. Воспоминания носителей менее понятны Убийцам, чем всем остальным демонам. Они могут быть мастерами сложных, запутанных интриг, и при этом совершенно теряться перед более простыми загадками, например, перед мотивами человеческих поступков. Хотя они сохранили открытость и любознательность, им очень трудно отказываться от один раз принятого решения. Чем выше становится их Мука, тем четче они воспринимают этот мир и одновременно все больше отдаляются от него. Чаще всего вред, причиняемый Убийцей с высокой Мукой, связан с навязчивым желанием оставить на ускользающей реальности хоть какой-то след.

Стереотипы

Дьяволы: Часто кажется, что Убийцы жалеют Дьяволов, как бы странно это ни выглядело. Их постоянное вранье и амбиции встречаются с понимающей и покровительственной улыбкой.

Кнуты: Во время войны эти два Дома часто враждовали. Сейчас Убийцы считают Кнутов своими ближайшими соратниками и стараются позабыть прежнюю вражду.

Преступники: Убийцы заявляют, что все артефакты – как и все материальные объекты – всего лишь игрушки, отвлекающие от настоящих проблем этого мира. Тем не менее, они могут успешно сотрудничать с Преступниками и всегда рады их обществу.

Изверги: Некоторые Убийцы говорят, что теперь, когда Бога нет, смерть правит снами и формирует узоры звезд. Тем не менее, Изверги – это еще один Дом, с которым Убийцы поддерживают тесную дружбу.

Осквернители: Осквернителям удалось перешагнуть через пропасть, отделяющую их от человечества, а эта пропасть была не меньше, чем та, что останавливает Убийц. Но, по мнению Убийц, они не смогли воспользоваться своими новыми возможностями и превратились в избалованных неумех.

Пожиратели: Убийцам не нравится ненужная ярость и пустое растрачивание жизни, свойственное Пожирателям. Тем не менее, они с удовольствием общаются с этим Домом и часто советуются с ним по разным вопросам. Некоторые считают, что это похоже на простое использование Пожирателей в качестве телохранителей, но сами Убийцы с такой точкой зрения не согласны.

 

Группировки


Фаустианцы

Фаустианцы оценили возможности человеческой веры и решили, что у детей Адама, запертых в этом однообразном мире, есть сила, сходная с силой Бога. Разумеется, эта сила очень невелика, но каждый родившийся ребенок несет в себе искру священного огня. Стоит только собрать в одном месте много таких искр – и разгоревшийся костер достигнет солнца.

Фаустианцы считают, что со времен Эдема качество людей сильно ухудшилось – подобно ворчливым дедушкам, они убеждены, что люди сегодня слабее, глупее, наглее, ленивее.. совсем не такие, как в их время. Но в то же время совокупная способность человечества определять окружающую их реальность сейчас, когда землю населяют миллиарды человек, куда сильнее, чем была в то время, когда человечество насчитывало несколько миллионов. И при этом огромную часть своей силы люди используют для того, чтобы подавлять себя! Сильнее всего они верят в доказательства – в то, чему не требуется веры, чтобы быть правдой. Соответственно, чем сильнее они хватаются за этот мир, тем больше возникает ограничений, превращающих реальность в набор отдельных примеров и событий. Такой путь развития может привести к тому, что вера полностью исчезнет, оставив людям холодный, механизированный мир абсолютной уверенности.

Хотя в таком мире не будет места Богу, в нем не смогут ужиться и демоны, поэтому Фаустианцев такой вариант не устраивает.

Как поняли падшие, человечество сейчас подобно оставленному без присмотра костру: все доступное топливо скоро перегорит, и костер потухнет. Философия Фаустианцев построена на желании собирать и использовать эту силу – иными словами, следить за горением, подбрасывать хворост и создавать приспособления, которые смогут вывести скрытую божественную энергию человечества наружу. Разумеется, это все подразумевает правильное и умелое руководство, но, в конце концов, именно человеческая вера дает надежду на полное освобождение мира от Бога.

Конкуренты: Фаустианцы на удивление терпимо относятся к Миротворцам. В самом деле, Миротворцы упорно цепляются за глупую надежду примириться с Всемогущим, но если им удастся преодолеть их юношеский оптимизм, они смогут выбрать и более достойные (с точки зрения Фаустианцев) цели. К Люциферианам сохраняется примерно такое же отношение. Возможно, они выбрали не тот способ борьбы с Небесами, но они по крайней мере знают, куда идут.

Стремление Фаустианцев организовать восстание людей против Бога (ну, или поработить человечество и самим продолжить восстание – это уж зависит от конкретного Фаустианца) прямо противоречит желанию Жаждущих все разрушить и всех убить. Поэтому они стараются убедить Жаждущих отказаться от бессмысленного гнева. Если этого не удается, на Жаждущих натравливают своих человеческих сторонников.

Противостояние со Скрытными протекает более незаметно. Фаустианцы уверены, что уж они-то все просчитали, поэтому любознательные вопрошатели для них представляют некоторую опасность: они могут поколебать решимость демонов продолжить строительство будущего. Еще хуже то, что они могут посеять семена сомнений в сердцах смертных последователей.

Хотя Фаустианцы презирают Жаждущих за склонность к хаосу и разрушениям, противостояние со Скрытными беспокоит и раздражает их куда больше, ведь те плохо поддаются убеждению. Для верного Фаустианца не вовремя заданный вопрос хуже, чем приставленный к горлу коготь Жаждущего.

Дома: Грандиозность замыслов Фаустианцев привлекает многих амбициозных демонов. Наличие людей, готовых выполнить за демона грязную работу, сокращает это количество до числа тех, кто чувствует себя вполне комфортно, разрешая другим работать за себя. Философия Фаустианцев прекрасно подходит тем, кто удовлетворяет обоим условиям.

Дьяволы, некогда передававшие повеления всем существам во Вселенной, привыкли, что их словам подчиняются, а поскольку они являются Первым Домом, они могут претендовать на лучшее будущее. Осквернители тоже возлагают немалые надежды на совокупную силу человечества, к тому же им нравится будить в человеке стремление к обожествлению. Хватает среди Фаустианцев и Преступников. Их привлекает не столько грандиозность планов, сколько их прагматизм. У Фаустианцев есть определенный план, если цели, которые вполне можно достигнуть. Потрясающие способности Преступников манипулировать людьми и соблазнять их прекрасно соответствуют стремлениям фракции.

Зато члены Второго Дома практически никогда не становятся Фаустианцами. Кнуты прекрасно знакомы с хрупкой, несовершенной и неустойчивой натурой людей. Включать в цепь столь слабые звенья для них значит обречь все дело на провал.

Руководство: Дьявол Бельфигор – один из самых сильных падших, уже вернувшихся на Землю. Ему повезло с носителем, который был не только привлекателен, но и физически силен. Бельфигор быстро проник в одну из американских сект New Age, расколол ее и создал на ее основе свой собственный культ. Работая на этой основе, Бельфигор надеется очистить мир от присутствия Бога примерно через два поколения.

Осквернительница Сенивель, которая первой из всего своего Дома предстала перед людьми, тоже принадлежит к Фаустианцам, но к людям относится гораздо гуманней. Бельфигор считает, что для победы нужна своего рода революция, возглавляемая Фаустианцами, Сенивель же полагает, что надежду может дать лишь полная реализация себя смертными и Элохим (смертным суждено заменить Бога-Отца, правящего Вселенной, а ангелы тогда будут служить своим новым господам).

Цели: В целом Фаустианцы поддерживают мир во всем мире и выступают против контрацепции – просто потому, что им нужно много людей, а вовсе не из-за каких-то высоких принципов.

Фаустианцы наводнили Рим и Иерусалим, надеясь найти там множество верующих людей, чью веру можно собрать и использовать. Но основной их аванпост находится в США (Фаустианцы понимают, что в настоящий момент США – самая мощная держава мира, способная навязывать свою волю всем остальным). Церковь Научного Спиритуализма, возглавляемая Бельфигором, выкупила кусок пустыни во Флагстаффе1, Аризона. Здесь, в десятках миль от населенных пунктов, они хотят с нуля создать новый город, в котором будут селиться «правильные» люди.

Наблюдательные демоны подозревают, что близость этого места к кратеру, оставленному гигантским метеором, не случайна. В самом начале Войны Гнева падшим удалось одержать значительную победу, уничтожив Вейовиса, ангела Небесного Свода. Можно предположить, что «метеор» на дне кратера – это ни что иное, как древние останки Вейовиса.

 


Скрытные (Криптики)

Бесчисленные эпохи в пустоте без света, звуков, ощущений – это тяжелое наказание, но все же оно может кое-что дать.

Это «кое-что» - время для размышлений.

После того, как прошло первое потрясение от поражения, после ужаса и агонии Ада, после охватывающего душу отчаяния некоторые демоны смогли сделать шаг назад и пересмотреть свое поведение. Они были охвачены сожалением и стремлением понять, что же все-таки привело к столь ужасному финалу.

Эти любознательные Элохим сделали несколько интересных выводов.

Прежде всего, Бог всеведущ – ну, или настолько отдален и всеобъемлющ, что почти всеведущ, в особенности в сравнении со столь ограниченными существами, как люди или даже ангелы. Если младший светоч, Ахрималь, смог узреть грядущие неприятности, то Бог, разумеется, предвидел их задолго до этого.

Во-вторых, Бог или полностью совершенен или (что опять практически одно и тоже) почти лишен недостатков. Следовательно, созданные Им ангелы должны были быть или совершенным воплощением его желаний, или настолько близки к этому совершенству, насколько позволяла реальность. Хотя можно предположить, что большая часть материального мира не смогла бы выдержать совершенных слуг, невероятно, чтобы Бог позволил несовершенству проявиться в форме неповиновения… если, конечно, восстание было несовершенством.

В-третьих, Люцифер – первый среди ангелов и второй после Бога по могуществу – должен, благодаря своей мощи и положению, быть ближе к идеалу Бога, чем все остальные. Тот очевидный факт, что он был первым и сильнейшим из мятежников, лишь подтверждает, что восстание с последующим разрушением реальности и ужасающим наказанием Элохим и людей было на самом деле исполнением замысла Бога, а не отклонением от него.

Теперь, вернув себе свободу, Скрытные на основе ранее сделанных выводов стали ставить новые вопросы и искать ответы на них.

Если Бог знал о восстании, разумеется, Он знал и о последующем освобождении демонов из Бездны. Что же, в таком случае, Он замыслил для своих неразумных слуг?

Люцифер не был заключен в Бездне и не отвечает на вызовы, какова же была его судьба? Был ли он уничтожен из-за того, что возглавил восстание? Был ли обречен на пытку худшую, чем Ад? Или – что наиболее вероятно – он сумел избежать наказания, потому что с самого начала был посвящен в замысел Бога?

И наконец, самый важный вопрос: если все это время падшие были пешками Господа, могут ли они избежать этой судьбы в дальнейшем?

Или же им не стоит и пытаться?

Конкуренты: Криптикам не очень-то нравятся Жаждущие – а кому они нравятся? – они считают их бездумную, сумасшедшую напористость абсолютной бессмыслицей. Как муравьи, чей муравейник был разрушен, они суетятся вокруг развалин, но ничего не делают.

Миротворцы чересчур большие идеалисты, но они хотя бы задают вопросы вместо того, чтобы навязывать всем несколько специфичные ответы. Но настоящее раздражение у Скрытных вызывают Люцифериане и Фаустианцы.

У обеих этих фракций одна и та же проблема. Они говорят, но не слушают. Они делают высокопарные заявления, которые лишь открывают недостатки их логики. Они держат глаза и разум закрытыми, и они жалеют всех, кто не понимает их слепоты и желания идти не тем путем.

Если Жаждущие бесцельно суетятся, а Миротворцы лишь хныкают, не зная, что им делать, то Люцифериане и Фаустианцы энергично работают – то ли пытаясь воссоздать уже один раз разрушенный муравейник, то ли стремясь построить новый. Никто из них и не думает остановиться и спросить, а какие же у них должны быть цели.

Дома: Многие Преступники нашли себя среди любознательных исследователей. Эта философия прекрасно подходит к их уравновешенной, размеренной натуре. Будучи, наверное, самым прагматичным Домом из всех, Дом Оснований способен тщательно анализировать сделанные выводы и не впадать в ошибки. С легкостью можно представить Преступника, пожимающего плечами и бормочущего себе под нос: «Не работает. А что будет работать?»

Самый пытливый и любознательный Дом – Убийцы. Они задают те же вопросы, что и Преступники, но в ответах обращают внимание совсем на другие моменты. Во время войны они были вынуждены нести смерть людям, которых любили, и вина и печаль, которые они до сих пор чувствуют, заставляют их искать ответы.

Руководство: Ахрималь, младший из Судеб, который первым предвидел Век Гнева, стал одним из самых влиятельных и последовательных Криптиков. Вместе с тем падшие относятся к нему по-разному. Известный как одни из предвестников переворота, самый низший из всех ангелов, сделанных Люцифером принцами, теперь он стал одним из самых настойчивых исследователей. Он противостоит многим условностям демонического сообщества: полученное звание против заслуженной в восстании власти, верность против самостоятельности, надежда против отчаяния. Им восхищаются, его уважают или презирают, одно упоминание его имени может вызвать жаркие споры среди падших.

Гипонтель, Податель Основ и бывший Архангел, представляет более понятную часть Скрытных. Он пытается создать коалицию, побуждая остальных Скрытных заключить мир – и даже союз – с другими фракциями, чтобы получить возможность наблюдать, понимать и, возможно, даже учиться. Разве плохо будет, если такое отношение вызовет ответную открытость и любознательность?

Цели: Доступ к информации – касающейся демонов, научной, информации по истории человечества, мифологии, любой другой информации – вот самая главная цель Скрытных. Любая мелочь может быть важна.

Очень быстро Скрытные создали свой аванпост в Атланте, штат Джорджия, и теперь скупают служебные помещения и квартиры в Далласе, Чикаго и Вашингтоне, округ Колумбия. Они стремятся иметь своих представителей везде, где есть важные аэропорты. Не меньшую работу они проделывают и в Европе, начав наступление с аэропорта Хитроу2 в Лондоне. Небольшие группы демонов были отправлены в Токио, Пекин Рио-де-Жанейро.

К крупным аэропортам их привлекает доступность передвижений и возможность следить за перемещениями других падших. Прежде всего Скрытным хотелось бы создать перечень всех падших, в настоящий момент находящихся на Земле. Знание о Привязанных к Земле лишь подталкивает их к розыску таких демонов.

Составление этих списков – Селестиномикона (Scelestinomicon, Книга Восставших) для падших и Круцианомикона (Crucianomicon, Книга Терзаемых) для Привязанных – должно было стать ядром информационной сети, охватывавшей всех падших. С увеличением численности фракции списки могут найти себе другое применение – или стать менее доступными.

 


Люцифериане

Ангелы – бессмертные создания, а когда у тебя впереди вечность, любой шаг назад и короткий период неудач кажутся явлением временным.

Не все запертые в Аду духи утратили веру. Не все падшие ангелы потеряли надежду. Даже потерпев поражение, некоторые из них остались верны принципам, приведшим к мятежу. Любовь к людям. Верность Люциферу. Стойкая уверенность в том, что они делали правое дело, а Небеса и их Воинство были неправы.

Люцифериане и сейчас готовы сражаться за свои убеждения так же яростно, как и тогда, когда их вышвырнули из мира и заперли в Бездне. Многие сломались, не выдержав мучений, но только не они. Нет, та ситуация, в которой они теперь оказалась, лишь подталкивает их к действию.

Да, мир почти разрушен, он стал плоским, механизированным, но теперь в нем нет ангелов, руководящих представлением. Даже слабая армия может победить, если противник оставляет позиции без боя.

Плюс ко всему, им удалось бежать из заключения. Если для Бога они были истинным проклятием, если Он возненавидел их и, по словам Его посланца, обрек на вечные муки… то как же многим из них удалось вернуться в мир людей? Скрытные могут разглагольствовать о тайных умыслах Господа, но не легче ли предположить, что Его сила просто ушла? Что демоны Ада вышли на свободу потому, что созданная Богом клетка не смогла более удержать их?

Важно и то, что Люцифера не было в Аду. Люцифериане верят, что он не понес какое-то исключительное наказание, но сумел избежать суда. Возможно, сильнейший из них остался на свободе, потому что враги не сумели совладать с ним! Возможно, именно он сделал так, что стены Бездны треснули! Может быть, Вечный Противник до сил пор ждет тех, кто придет к нему, готовый продолжить битву…

Конкуренты: Люцифериане весьма терпимо относятся к Жаждущим. Так как Жаждущие сохранили воинственность, Люцифериане предпочитают считать их солдатами, быть может, несколько фанатичными. Им нужна дисциплина, и тогда их можно будет прекрасно использовать в своих целях.

Примерно так же – несколько снисходительно и с определенной долей лукавства – Люцифериане относятся и к Фаустианцам, хотя тут дело обстоит несколько иначе. По их мнению, у Фаустианцев есть дисциплина и правильная общая идея, но им надо вспомнить, кто в доме хозяин.

А вот вечно колеблющиеся, трусливые, запутавшиеся в собственных измышлениях Скрытные и Миротворцы вызывают у Люцифериан лишь раздражение.

Криптики, по мнению Люцифериан, подобны пловцу, задающему вопросы во время прыжка в воду. Они просто одержимы миллиардами возможностей, за которыми не замечают того, что происходит на земле, здесь и сейчас. Элохим не пристало судорожно размышлять о разных мелочах, а именно этой ерундой Скрытные в основном и заняты. Настроенным на действие Люциферианам склонные к раздумью вопрошатели кажутся существами бесполезными и слабыми.

Хуже слабости может быть только предательство. Следовательно, хуже дрожащего Скрытного может быть только жополиз-Миротворец. Эти обманувшиеся, несчастные Элохим подобны пловцу, который на середине прыжка вдруг решил вернуться на трамплин! Похоже, их внимание витало где-то далеко в то время, когда обсуждались результаты восстания, или когда Небесное Воинство обрекло их на Бездну. Казалось, срок в Аду покажет им, чего на самом деле стоит прощение Господне, но вместо этого они, как устрица за скалу, уцепились за идею примириться с Ним.

Дома: Люцифер правил Первым Домом, а ангелы не так-то просто нарушают присягу. Многие Дьяволы до сих пор готовы встать под знамена своего бывшего (и будущего?) вождя. Возможно, некоторые из них просто верят, что они, как Духи Рассвета, займут в новом мире Денницы высокое положение. Другие – хотя сами они в этом не признаются – ищут Люцифера, чтобы заполнить ту пустоту, что осталась в них после того, как Бог отверг их. Им нужны приказания, которые можно было бы исполнить, а Вечный Противник отлично умел отдавать приказы.

Некоторые из Пожирателей, стойко сражавшихся в годы войны, остались верны прежнему лидеру, подпитывая себя воспоминаниями о былой славе и надеждами на месть. По большей части такие Пожиратели меньше страдают от Мук, чем их собраться из фракции Жаждущих. В отличие от этих нигилистов, Пожиратели-Люциферане по-прежнему верят, что мир можно отстроить заново – разумеется, если расчистить весь мусор.

Кнутов влечет к Люциферианам примерно по тем же причинам, что и Дьяволов. Будучи вторым по значимости Домом, они всегда стремились быть поближе к самым главным ангелам. Кроме того, им приятно верить, что Проклятое Войско не просто сумеет возродиться, но что оно никогда по-настоящему и не было побеждено. Если это так, тогда наказание, наложенное Богом и объявленное Михаилом, тоже может оказаться преодолимым – в особенности в той его части, что касается проклятия, наложенного на людей.

Несмотря на столь радужные надежды, мало кто из Убийц становится Люциферианином. Членам Последнего Дома нет смысла тянуться к этой фракции. И потом, Убийцы, чье наказание было, возможно, самым ужасным из всех, едва ли смогут поверить, что первая война принесла мятежникам что-нибудь кроме сокрушительного поражения.

Руководство: Грифиэль, старший из всех мятежников Дома Диких, сохранил верность Люциферу несмотря на все лишения и унижения, которые ему пришлось испытать на службе Деннице. Грифиэль, бывший когда-то благородным и честным воином, постепенно утратил все сомнения и понятия об этике – а также красоту, здравомыслие и способность любить. Он следует за Люцифером не столько из-за убежденности в его правоте, сколько из-за какой-то болезненной одержимости. Отвергнуть Люцифера для него значит признать, что все его лишения и потери были напрасны. Он скорее вернется назад в Ад или погибнет, чем отойдет от дела восстания.

Грифиэль является хитрым и безжалостным лидером, всегда находящимся на передней линии фронта, но верховным вождем всех Люцифериан считается Назриэль из Дома Кнутов – разумеется, только до того момента, когда вернется Люцифер. Называя себя Назатор, Принцессой Великого Освобождения, она управляет группировкой умело и заботливо – нанося быстрые и точные удары и сразу же отступая во тьму ночи. Мало кто осмеливается противостоять той, кого считают возлюбленной Люцифера.

Цели: Прежде всего Люцифериане хотят найти своего лидера. Они разработали трехступенчатый план поисков. Во-первых, эмиссары Люцифериан должны осмотреть весь земной шар в поисках любого проявления демонической активности. Поначалу их посылали на поиски по одному, но слишком много одиноких бродяг стали жертвами Привязанных к Земле, демонов из конкурирующих фракций или каких-то таинственных существ. Теперь разведчики передвигаются группами.

Во-вторых, Люцифериане внимательно следят за всеми средствами массовой информации. Они пытаются вкладывать деньги в эту индустрию и привлекать слуг, работающих в СМИ, чтобы раньше всех получать информацию о любых событиях, касающихся демонов. К тому же это дает им возможность маскировать деятельность группировки и обмениваться скрытыми сообщениями. Но, как и в случае с эмиссарами, Люцифериане столкнулись на этом направлении с немалым сопротивлением.

В-третьих, Люцифериане затеяли массированную информационную кампанию среди падших. Сам Люцифер не отвечает на призывы, но любому падшему Элохиму, чье имя помнят Люцифериане, рано или поздно зададут те или иные вопросы.

 


Жаждущие

Война Гнева была долгой и тяжелой. Многие достойные люди и Элохим страдали и погибали в ней. Иллюзии были разрушены. Честь уступила место прагматизму, который, в свою очередь, отступил под напором мстительности, злобы и, наконец, отчаяния. Люди научились злу, а ангелы сумели вместить в себя ненависть. К концу войны многие падшие стали чем-то вроде живых машин разрушения, радость, получаемую от творения, им заменила страсть к уничтожению.

Они сошли с ума, поддались порокам и потеряли смысл существования еще до того, как война была проиграна. До того, как их лишили большей части их силы. До того, как их заперли в унылой Яме на неопределенный срок, который даже бессмертным существам казался вечностью.

Теперь эти мятущиеся, гневные Элохим вырвались в мир, оставив за собой века, заполненные болью постепенного саморазрушения… и нашли, что этот мир также отвратителен и порочен, как и они сами. Они видели гниющую планету, жестокое и запутавшееся человечество, космос, запятнанный жалкими остатками того, что некогда было его славой, и они решили, что им остается только одно.

Уничтожение.

Уничтожение всего.

Разрушить эту жалкую пародию на Рай, который они некогда создали. Дать человечеству блаженный покой могилы. Уничтожить все, созданное Господом за все времена, тем самым, возможно, спровоцировав Его уничтожить их.

Победа никогда не достанется падшим, но у них хватит сил, чтобы уничтожить приз – мир, даже если он вырвется из их когтей.

Конкуренты: У самой радикальной фракции множество врагов.

Они ненавидят Люцифериан за то, что те позволяют обмануть себя. Если Люцифер организовал Великий Побег, то куда же делся он сам? Смешно смотреть на существ, которые некогда были владыками Мироздания, а теперь ищут доброго дядю, который поведет их к славе, сокрушит зло и подоткнет одеяльце на ночь. С равным успехом они могли бы ждать Годота3, а не своего драгоценного Денницу.

Отвратительней Элохим, ведущих себя как дети, могут быть только Элохим, изображающие родителей. Фаустианцы служили Богу, противостояли Богу, были прокляты Богом… теперь они решили заменить собой Бога? Жаждущие находят, что это просто смешно и глупо, особенно если учесть, что Фаустианцы считают сумасшедшими их.

Хотя Люцифериане и Фаустианцы совсем потеряли разум, надеясь нанести Богу хоть какой-то серьезный ущерб, они по крайней мере понимают, что война продолжается, что она не прекратилась из-за того, что одна из сторон была на миллион лет подвергнута забвению. Миротворцы, пожалуй, могли бы занять первое место в соревнованиях «Кого больше всех презирают Жаждущие?», просто потому, что эта фракция чересчур оптимистична.

Единственная группировка, к которой Жаждущие относятся терпимо, – это Скрытные, которые (пока) немного значат сами по себе. Жаждущие считают, что рано или поздно Криптикам надоест задавать свое вечное «Почему» и они перейдут к уничтожению всего накопившегося вокруг хлама. В конце концов, другого пути у реалистов нет.

Дома: Образцовым Жаждущим можно назвать отчаявшегося Пожирателя. Пожиратели меньше всего склонны к долгим раздумьям, а Жаждущие всегда стремятся к действиям. В отличие от всех остальных группировок, Жаждущие не надеются на победу, так зачем тогда нужны планы на сто, десять, пять лет? Жить в борьбе и погибнуть в борьбе – вот достойная цель для настоящего Пожирателя.

Более слабые Жаждущие – это Осквернители, чья красота была испорчена войной и изгнанием. Они увидели, что мир стал отвратительным, и решили сделать его еще отвратительней. Они – как тонкая рука в бархатной перчатке, прячущаяся в тени железного кулака Пожирателей. Пожиратель, на которого вы наткнетесь, просто убьет вас. Осквернитель скорее превратит вас в жалкое, занятое саморазрушением создание – после того, как уничтожит и испохабит все, что вы ценили.

Жаждущим противостоит большинство Преступников. Возможно, их привязанность к глубинам Земли делает их менее восприимчивыми к упадку, царящему на поверхности. Возможно, эти стойкие, последовательные существа, привыкшие считать геологическое время, не признают спонтанности, свойственной Жаждущим. Или, возможно, они так и не смогли подавить в себе стремление к творчеству и заменить его склонностью к разрушению.

Руководство: Сауриэль Отрекшийся заслужил уважение и покорность своих собратьев-Жаждущих. Один из немногих Убийц, привлеченных философией этой фракции, он может жестоко мстить даже тем, кто уже перешагнул край могилы. Когда-то он был одним из Великих Герцогов Люцифера, теперь же он в основном полагается на запугивание и угрозы, а не на убеждение.

Ему противостоит Суфлатус. Когда-то она была Подательницей Текущих Вод, теперь же стала Герцогиней Пыли. Она считает (и громко об этом заявляет), что провал восстания произошел из-за того, что кто-то предал своих собратьев, и этот «кто-то» - тот самый мятежник, которого почему-то не оказалось в Бездне. «Тот, кто предал один раз, сможет предать снова», - заявляет она. Сейчас демонесса стремится разрушить все полезные начинания людей, ангелов и демонов. Ее ненависть к Назатор так сильна, что тот, кто отважится встать между ними, будет раздавлен их яростью.

Цели: Жаждущие обладают репутаций сумасшедших убийц, но на самом деле они тщательно выбирают цели, на которые можно напасть, не подвергая себя излишней опасности. Особенно высока активность Жаждущих в регионах, охваченных войной, где их преступления легко выдать за действия одной из противоборствующих сторон (или, что еще лучше, заставить каждую из сторон думать, что это противники виноваты). Но для подобных действий требуется безопасная база, куда можно было бы вернуться. Сейчас Жаждущие отстраивают свои укрепления в Ираке, Македонии, горах Мексики и Кашмире. Многие Жаждущие были отправлены в западную Африку, южно-американские Анды и районы, расположенные между Аральским и Каспийским морем. Они действуют и в Северной Америке, но там их немного и они вынуждены вести себя очень осторожно.

 


Миротворцы

Ангелы по природе своей существа добродетельные. Даже падшие помнят о своей изначальной сущности.

Некоторые добродетели легко даются существам, почти равным богу по мудрости и силе. Но добродетель смирения среди них не числится.

Но молчание Бездны оставляет много времени на размышления. Как и Скрытные, Миротворцы во время заключения размышляли над многими сложными вопросами. Но если Скрытные смотрели наружу и назад, Миротворцев больше привлекало внутреннее содержание и то, что ждет их впереди.

Самым главным вопросом для них был: Что, если мы были неправы?

Что тогда? Что если восстание на самом деле было злом, как сказал Михаил и как считало небесное Воинство? Что, если Божье наказание было заслужено Его непокорными детьми и слугами? Что, если Узиэль и Лайла были правы – пытаясь избежать Века Гнева, Войско Проклятых лишь приблизило его?

Если так – если создание Ада было необходимостью, если уничтожение граней было оправдано, если презрение к падшим было справедливо – то что должны делать демоны сейчас?

Кое-кто верит, что даже в последний час можно надеяться на милость Господа. Эти Миротворцы с интересом прислушиваются к историям об Иисусе, Мохаммеде, других человеческих пророках и спасителях. Может быть, Бог уже простил человечество. А если Он простил их, разве не может он проявить милосердие и по отношению к своим раскаявшимся слугам?

Даже если Его наказание вечно, даже если Он навсегда лишил Элохим своего присутствия… быть может, они смогут восстановить Землю? Не тот Рай, которым она была когда-то, но все же можно ли воссоздать из пепла нечто сияющее, величественное, чистое? Падшие утратили большую часть своей силы, но и мир сейчас стал меньше. Может ли треть Небесного Воинства улучшить вселенную, могут ли они помочь человечеству и спасти его?

Миротворцы надеются, что им удастся примириться с их Создателем и судьей. Если же это невозможно, они попытаются примириться с вечным изгнанием.

Конкуренты: Миротворцы достаточно мирно относятся к Фаустианцам. В конце концов они преследуют одну и ту же цель – улучшение мира, хотя способы и причины для этого, конечно, не совпадают. Они также неплохо относятся к Скрытным, потому что те размышляют над вопросами, некогда подтолкнувшими Миротворцев к нужным ответам.

Своими основными врагами миротворцы считают Люцифериан и Жаждущих. Люцифериан – потому, что во главу угла те ставят оппозицию к Богу (вообще-то эту цель преследуют и Фаустианцы, но у них она кажется лишь дополнением к основной цели – возвышению). Такое упорное, организованное противостояние значительно уменьшает возможности на примирение.

Если Люцифериане заслуживают презрения за их последовательное, глупое нежелание считаться с фактами, то Жаждущие заслужили такое отношение своим бездумным, непонятным отчаянием и нигилизмом. Бывшим владыкам всего сущего не к лицу становиться в позу «А гори оно все огнем!»

Дома: Мирные цели Миротворцев мало привлекают беспокойных Пожирателей. Хотя идея о переустройстве мира им, в общем-то, нравится, программа Фаустианцев – где предусмотрено больше действий и меньше размышлений – больше подходит тем Пожирателям, кто все еще не потерял интерес к исправлению ошибок.

Абстрактные, рассчитанные на долгий период цели Миротворцев привлекают вдумчивых и принципиальных демонов, в особенности членов Второго и Последнего Домов. Кнуты и Убийцы тесно связаны с процессами умирания и увядания людей (и вселенной), поэтому возможность восстановить и обновить все кажется им очень привлекательной. К тому же оба эти Дома чувствуют вину перед человечеством за причиняемые ими страдания. Именно примирение позволит им возместить людям весь причиненный ранее ущерб.

Руководство: Миротворцев возглавляет Дьявол Нуриэль, а ее репутация может заставить задуматься даже самого отъявленного Жаждущего. До Падения она была Престолом Неумолимого Господства, она была старшим лордом Бесстрашного Освобождения, и многие из Элохим, сейчас противостоящих ей, обязаны своим существованиям дерзким освободительным рейдам, которые она проводила во время Войны Гнева.

Нуриэль – воин, уставший от сражений и пытающийся найти другой путь разрешения конфликта. Она чаще всего выступает от имени Миротворцев и занимается планированием, но душой фракции является склонная к философии Ауэстукати, некогда бывшая Архангелом Океанского Ветра. Одна из немногих падших, познавших раскаяние без гнева, она в основном вдохновляет всех своим примером. Ее спокойствие и вера в будущее позволяет остальным надеяться, что они тоже смогут привыкнуть к жизни в изгнании.

Цели: Первейшей целью Миротворцев является изучение вселенной и сбор всей возможной информации о ее текущем состоянии. А это влечет за собой необходимость исследовать людей, поэтому многие Миротворцы путешествуют с места на место, пытаясь выработать сбалансированный взгляд на человечество и его мир. Но их интересует не только человечество. Они пытаются узнать побольше и о сверхъестественных существах. На самом ли деле все верные ангелы покинули Землю? Быть может, часть граней мироздания все же сохранилась?

 


В конце темной аллеи наркоман умолял дать ему еще один шанс. Наркоторговец со смешком вручил ему пакетик героина и направился к оживленной улице, не заметив сидящего в тени вонючего мусорного бака бездомного, который незаметно наблюдал за знакомой картиной.

Сэм Эшбери наблюдал, как молодой полицейский в темном углу аллеи всхлипывает от стыда и предвкушения. Он почувствовал, как в его душе шевельнулась непрошенная жалость.

«Хорошая ночка», - сказал Эшбери. Полицейский дернулся, не вполне контролируя себя из-за наркотика, но все же не теряя бдительности. Он швырнул шприц в груду мусора и потянул из кобуры пистолет.

«Офицер!»

Полицейский дрожал под воздействием наркотика и адреналина, его взгляд метался между затемненными участками аллеи: «Станьте так, чтобы я мог увидеть вас!»

Эшбери чувствовал отчаяние молодого человека – этого отчаяния хватило бы, чтобы прикончить любого свидетеля его позора. Он внимательно рассматривал полицейского, а в его голове всплывали слова силы. Эшбери не торопясь поднялся на ноги и направился к парню, его голос вибрировал энергией, способной рассеять гнев и стыд человека.

«Ну, ну, приятель. Не заставляй меня еще больше ухудшать ситуацию. Я так посмотрю, ты бы не отказался от настоящей помощи, а?»

Несколько мгновений полицейский просто смотрел на него широко раскрытыми глазами, пистолет мелко дрожал у него в руке. Затем по его щекам потекли слезы и он медленно сполз по стене на тротуар. «Боже… Иисусе, помоги мне», - повторял он снова и снова.

Сэм опустился перед ним на корточки и начал вытаскивать табак и бумагу для самокрутки из обвисших карманов своего старого пиджака. «Как долго это продолжается, приятель? Как это коп опустился до такого?»

«Только… только год. Я попал в аварию. Мне давали морфин, а когда я выздоровел, я стал каждый день сталкиваться с этой дрянью на работе, понимаешь? Каждый день».

«Продолжай», - тихо сказал Эшбери. Его пальцы вслепую перебирали какие-то зубцы, кусочки стекла, отрезки бронзы и прочий мусор.

«Половина нашей чертовой полиции берет на лапу. Ты мне веришь? Они совали мне дозу и заставляли меня… Я теперь работаю на наркоторговцев, а не на полицию», – он закрыл глаза и прислонился затылком к стене. – «Иисусе, почему я тебе это рассказываю?»

«Потому что тебе не нравится то, что с тобой происходит», - ответил Эшбери. – «Однажды ты совершил ужасную ошибку, а теперь готов сделать что угодно, чтобы исправить ее. Я тебя понимаю. Поверь мне».

Полицейский поднял голову и посмотрел на сидящего перед ним грязного бродягу, перебирающего пальцами старый хлам: «Хотел бы я, чтобы это было правдой. Господь знает, я пытался, но я не могу… Я совершал ужасные поступки. Я не заслужил еще одного шанса».

Эшбери вздохнул. Проклятье. Теперь он должен помочь парню.

«Что ты ответишь мне, если я скажу, что дам тебе нечто такое, что освободит тебя от зависимости? Верну тебе жизнь и, возможно, дам шанс исправить все, что ты натворил?» - он подобрал небольшую бронзовую трубочку и поднял ее к свету, заставляя себя говорить нормальным голосом. – «Что бы ты дал за это?»

Полицейский безрадостно засмеялся: «А ты как думаешь? Я бы отдал душу за такое».

Падший ангел, называвший себя Сэмом Эшбери, улыбнулся, чувствуя в душе странную печаль: «Считай, ты заключил сделку».




1 — Город на севере штата Аризона, в горном массиве Сан-Франциско Пикс. Административный центр округа Коконино (с 1891). В нем расположены университет Северной Аризоны и обсерватория Лоуэлла. Основан в 1871, статус города с 1928. Название связано с импровизированным флагштоком - желтой сосной, на которую местные дровосеки водрузили американский флаг во время празднования Дня независимости в 1876. Город со всех сторон окружен преимущественно хвойными лесами заказника Коконино. [Наверх]

2 — Крупнейший международный аэропорт Великобритании в 24 км к западу от Лондона, соединён с ним линией метро. Открыт в 1946. [Наверх]

3 — Персонаж пьесы Сэмюэля Беккета (1906–1989) «Ожидание Годота». [Наверх]