Дом Варич: Узоры Солнечного Света и Тени

Вот оно, будущее. Ты видишь, все возвращается на круги своя...

– Пилигрим на месте гибели семьи Романовых, "В Сибири"

Буря мглою небо кроет,
Вихри снежные крутя;
То, как зверь, она завоет,
То заплачет, как дитя.

– Александр Пушкин "Вьюга"

История Дома Варич

Садись. Устраивайся поудобнее возле очага, юноша. Сейчас мое имя не имеет для тебя ни малейшего значения. Ты должен сосредоточиться на истории нашего Дома и обычаях, связанных с твоим благородным происхождением. Ты принадлежишь к роду Варича, наследника древних и вечных сил и воплощения трагичности и благородства. А теперь, пришедший в этот суровый и беспощадный мир, слушай меня. Ты услышишь все, что понадобится тебе для того, чтобы выжить и победить. Хотя я так же пришел сюда лишь недавно, мои воспоминания остались при мне, чего нельзя сказать о многих других, подобных тебе. Не беспокойся; прошлое действительно обладает немалой важностью, но будущее значит для нас гораздо больше. Закрой глаза и вслушайся в мои слова, а я, тем временем, буду создавать новые узоры в твоем разуме. Внимай же истории Дома Варич, величественной повести, которая начинается во времена легенд, когда могущественные Вилы, которых другие феи называли Туата де Данаан, сражались с жестокими Фоморами.

Мифическая Эра

Задолго до того, как грезы оказались расколоты, наш основатель, Варич, странствовал по северным землям. Варич был прекрасным и мудрым сыном Месяца - сереброволосого и темноглазого воплощения Луны - и Дажьбог-Солнце, его гордой матери, славной своими золотыми волосами, ниспадающими до самых пят, и сияющими сапфирными глазами.

Никто не мог сказать Варичу того, чего он не желал услышать. Из мига в миг он сражался, любил и смеялся. Каждый был его другом, хотя, в то же время, никому так и не удалось завладеть его сердцем. Это оказалось не под силу ни искушенным царевнам, ни простым сельским девам. Никто не мог превзойти его в искусстве колдовства или ремесле войны. В конце концов, его родители погрузились в отчаяние. В один из вечерних часов они встретились в сумерках и решили, что их ожидание и так уже было слишком долгим. Первым к своим слугам, к числу которых относились духи озер и гор, обратился Месяц, приказавший им найти достойную супругу для своего сына.

Ветра носились среди высочайших горных вершин, пытаясь обнаружить в глубоких пещерах и скалистых ущельях ту, которая удовлетворила бы их господина. Русалки протянули свои холодные, бледные и ледяные пальцы в самые далекие уголки своих рек. Деревья раскачивались и роняли листья, когда лешие карабкались по их ветвям, осматривая своими лиственно-зелеными глазами густые таежные леса и серебристые березовые рощи в поисках девы, которая могла бы похитить сердце Варича. Проходили дни и месяцы. Но всем служителям Месяца так и не удалось найти кого-то, кто был бы столь же совершенен.

Тогда мать Варича улыбнулась. Дажьбог знала, что обычные духи не смогут найти истинную возлюбленную для ее сына. Хотя Неодушевленные были верны ее мужу, они, все же, оставались недостаточно умны. И тогда она обратилась к слуагам, которые скрывались в тени, которую отбрасывало ее величие, и находили там истинные сокровища. Она наложила на них Гейс, обязав их вести неустанные поиски до тех самых пор, пока ее сын не обретет самую совершенную из всех дев.

Сначала слуаги погрузились в отчаяние. Даже северный ветер, который облетел все уголки земли, так и не смог найти никого, кто удовлетворил бы Варича. Разве могли сравниться с ним слуаги? Но, затем, самые жестокие и самые коварные из них разработали хитроумный план. В те дни слуаги были умелыми ремесленниками - сотворение и сплетение магических сокровищ было столь же мило их сердцам, как, со временем, стали милы тайны и тлен. Чародей, волшебница из числа слуагов, поклялась, что она сумеет создать для Варича идеальную возлюбленную, которая будет стократ лучше всего, что можно было бы найти на Земле. Хотя некоторые слуаги страшились гнева Варича, который неминуемо обрушился бы на них в том случае, если бы ему удалось раскрыть обман, большая их часть гораздо сильнее опасалась гнева его матери, Солнца. Чародей солгала Месяцу и Солнцу, поведав им о прекрасной деве, которая была царевной Лизайи, южного королевства, которое принадлежало суженой Варича. Она долго расхваливала таланты этой девы - ее воинское искусство, то, как она мастерски держится на коне, и неподражаемые магические способности.

Солнце и Луна приказали Чародей как можно быстрее доставить эту деву к ним, чтобы их сын мог сам взглянуть на нее. Волшебница улыбнулась и прошептала, что в течении трех дней красавица из далекой страны предстанет перед прекрасным господином. Вернувшись в свои темные и сумрачные палаты, она начала свое колдовство. Своими длинными, паучьими пальцами она изваяла совершенное тело из снега и льда. Она любовно вылепила изящные изгибы, худощавые ноги и пышные груди. Глаза снежной девы были сделаны из прозрачнейшего янтаря; ее золотые волосы были завиты в длинные косы, а ее губы и вершины грудей алели кровью, взятой из вен самой волшебницы. И, наконец, все было готово, и для того, чтобы завершить колдовство, Чародей вскрыла грудь ледяной красавицы и вложила в него рубиновое сердце, наполненное кровью смертных, убитых в ходе сотворения чудесной девы.

Снежная дева вздрогнула, а затем сделала вдох. Закутанная в мягкие соболя, которые были так же черны, как и столь любимые слуагами тени, она была представлена Варичу. Глаза цвета полночи изучали ее, тогда как сама дева смущенно опустила очи, стоя перед ним. Варич был восхищен ее красотой и очарован ее внешним совершенством. Забыв обо всем, он сжал ее в своих объятьях, ибо эта дева в один миг завладела его сердцем. Она ответила ему не менее пылкими объятьями, ибо всей своей сущностью желала его тела, в полном соответствии с повелением ее создательницы. Страстные поцелуи перешли в извечную игру между мужчиной и женщиной. Тем не менее, Чародей допустила одну фатальную ошибку. По мере того, как тела любовников нагревались, сладкие языки проникали в потайные глубины, а ноги сплетались и расплетались, снежная дева начала размягчаться и, затем, таять. Ее янтарные глаза жалобно смотрели на Варича. Будучи дитям Солнца, он мог лишь беспомощно наблюдать за тем, как ее совершенное тело превращается в россыпь крошечных ледяных кристаллов, испещренных багровыми пятнышками крови Чародей. Идеальная женщина Варича растаяла прямо под ним, оставив после себя лишь ворох золотых локонов, потрескавшийся рубин, испачканный кровью, да соболевую шубу, в которую она была закутана. Варич издал ужасный крик, ибо его сердце почернело и разорвалось от ужаса, который предстал перед ним. Сжав в руках золотые локоны своей возлюбленной, он поклялся, что никогда больше не полюбит снова.

Его родители пришли в ужасный гнев. Они бросились на поиски Чародей, но, подобно многим слуагам, она знала те потайные и отвратительные места, где ее никто не стал бы искать. В конце концов, Месяц и Солнце наложили на нее и весь ее род ужасное проклятье, которое состояло из трех частей: никто из слуагов больше не мог сотворить ничего совершенного; никто из них больше не мог без страха глядеть на луну или солнце; и, наконец, все другие обитатели мира должны были узнать, насколько отвратительными и подлыми существами являются слуаги.

У Варича больше не было сердца, которое могло бы смеяться, и его разум покинули мысли о сражениях или испытаниях. Большую часть своего времени он проводил в самых мрачных уголках Грезы, не нарушая при этом своего ледяного безмолвия. Тем не менее, он не сидел без дела, ибо в долгие часы странствий, когда его мысли были скрыты ночной темнотой, он создавал золотую сеть из волос своей возлюбленной. Его грезы порождали воистину ужасающих существ, но он не замечал их. Разум Варича заполнила пустота. Тем не менее, его руки двигались, сплетая изящный узор солнечного света и тени.

Именно тогда он встретил еще одну странницу, которая скиталась в далеких пределах Грезы. Это было странное существо, которое именовали Мареной, и которая обладала снежно-белой кожей, длинными серебряными волосами и ледяным взглядом гранатовых глаз. Она прикоснулась к его лицу своими холодными руками с длинными ногтями, и заглянула в глаза цвета полночи, которые уже давно покинула надежда. "Дорогое дитя Вилы, что привело тебя в эти земли, столь далекие от тех мест, которые принадлежат тебе по праву. Зачем ты пришел ко мне?" – спросила она.

Глядя на нее, Варич не понимал, кто она или кем она могла бы быть - кто знает, не посчитал ли он ее прекрасной дамой из народа фей, принадлежащей к некому неизвестному Дому, к представителям которого обратились его родители. Своей хрупкой и ледяной красотой она напомнила ему ту деву, которая занимала его мысли. Он едва заметно улыбнулся ей, хотя ему казалось, будто бы он уже давно забыл то, как это делается, и ответил: "Мое сердце уже уничтожено. Ты не сможешь навредить мне больше. Не пытайся помочь мне, моя госпожа. Для меня уже нет надежды".

И, в этот миг, ее губы растянулись в ответной улыбке, и Варич увидел то, что скрывалось за ее ласковыми словами. Он увидел острые зубы и скрытый огонь, пылающий в ее глазах. Зловещая красота Марены сорвала полог тьмы с его разума и, хотя Варич почувствовал, что оказался в ловушке, он осознал, кто встретился ему на пути: дева из рода ужасающих Фоморов смотрела на него своими глубокими и безжалостными глазами.

Теперь он осознал, что именно он натворил. Его отчаяние сумело приоткрыть дверь, ведущую в темницу этой леди, которая когда-то давным-давно  была заточена в Грезе. Его глаза, которые изучали ее, сузились. Марена зашипела и призвала свой темный Гламур. Падшие сомкнулись вокруг них, и темные химеры из собственных кошмаров Варича обступили его. Варич потянулся за клинком, призывая его в свою руку. Долго и упорно сражался он с теми, кто окружил его, прорубая путь на свободу через темные полчища, сомкнувшиеся со всех сторон. Но, в конце концов, острые зубы вцепились ему в ноги, и ужасный яд проник в его кровь. Магия Варича подвела его, и взгляд отважного воителя потускнел, но даже в сумерках смерти он сумел рассмотреть улыбку Марены. Ледяная тьма наполнила его разум, и он почувствовал, как отвечает ей его сердце, желающее раз и навсегда положить конец страданиям.

Внезапно, ослепительная вспышка пронзила темноту. Варич ощутил тепло солнца в своей ладони. Спутанная сеть золотых волос его утраченной возлюбленной начала испускать теплый свет. Собрав последние силы, Варич метнул созданное им Сокровище в злую колдунью. Сплетенные им узоры сомкнулись на ее теле, связывая руки, проникая в волосы и обжигая ее тело ослепительной чистотой страсти Варича. Марена закричала от боли, и исчезла в своей темнице, которая стала ее пристанищем, унося за собой золотую сеть, которая навсегда оставила незаживающие ожоги на ее коже. Что же касается Варича, то его, умирающего, нашли Месяц и Дажьбог. Они напоили своего сына живой водой, которая выжгла из его тела остатки яда. Он рассказал им о Марене, которая уже была известна им под именем Зимы. Он поведал им о своей битве и тех ужасах, с которыми ему пришлось сразиться. И тогда его родители забрали Варича из Грезы, и привели на высокие холмы, где жили Вилы. Там они говорили со своими братьями и сестрами, умоляя их наградить своего сына за проявленную им отвагу. И так возник Дом Варич, который произошел из деяний и отваги его основателя. Многие феи сошлись под знамена Варича, включая как тех, кто ценил благородство и мужество, так и тех, чьи сердца уже невозможно было исцелить.

Разъединение

Многие поклонялись нам, подобно богам, на нашей родине, в великом граде Новгороде. Они приносили нам жертвы в виде прекрасных рабынь, резных статуэток, украшений, покрытых эмалью, и чудесного янтаря, инкрустированного золотом. Мы любили наших Мечтателей и относились к ним, как к нашим вассалам и детям, бдительно наблюдая за тем, чтобы они в равной степени любили и боялись нас. Задолго до Раскола смертные танцевали на склонах холмов, жертвуя в нашу честь, как кровь, так и букеты цветов. После предательства слуагов, мы скорбели о том, что произошло с Варичем. На его сердце опустилась тьма, и он поклялся, что никогда не полюбит никого другого. Но, несмотря на свою скорбь, он был честным правителем, и истинной его страстью стали политика и война.

Мы счастливо правили нашей землей бесконечных лесов, должным образом отмечая смену сезонов, когда ледяные замки появлялись в степях, чтобы уберечь нас от холода зимы, а серебряные березы одевались в зеленые наряды, чтобы дать нам пристанище в жаркие летние дни. Мы правили, подобно золотым нитям, пронизывающим полотно этого мира и придающим ему форму. Наши подданные - духи домов, деревьев и полей, которые обладали собственными телами, и простолюдины, которым мы разрешали присоединиться к нашему великому и справедливому Дому - были довольны нашим правлением. Наши Мечтатели вслушивались в нашу музыку, приносили нам жертвы и называли нас своими богами! Это было воистину сладко и, что самое главное, не так уж далеко от истины. 

Тем не менее, в один из дней, в самом сердце нашего королевства появились смертные, которые решили заменить грезы о нас абсолютно иными мечтами. Бледные люди в грубых и грязных одеждах пришли откуда-то издалека, заменяя образы Варича и наших слуг изображениями богато разукрашенных существ, которых они называли святыми, и лики которых они изображали на мертвом дереве. Так в наши земли пришло "христианство". Сначала мы хотели использовать это в наших собственных целях. Мы могли вернуть себе веру наших людей, ибо мы так же могли стать магическими существами, творящими чудеса для толпы. Но это стало ошибкой, ибо последователи кровавой жертвы на древе завидовали нашим силам и  поклонению наших людей. Они взяли наши имена и превратили их в имена своих святых, пытаясь поглотить нас подобно тому, как они поглощали хлеб-плоть их бога. Легенд и чудес оказалось недостаточно. Мы наблюдали за этой борьбой. Те, кто были верным нам, принимали мучительную смерть в огне и воде, и в самые холодные зимы их выбрасывали на поживу волкам. Сотни наших Мечтателей были убиты, но мы продолжали наблюдать - ибо их число все равно восстановилось бы и приумножилось, ведь, в конце концов, так происходило всегда.

Некоторые из нас сражались. Сам Варич использовал магию для того, чтобы защитить тех, кто сохранил верность старым богам, создав порядок, которому следовали наши Мечтатели на протяжении долгих столетий отчаяния. Предсказатели, глядевшие в огонь через шары янтаря, видели, как разрушаются и исчезают древние троды, рядом с которыми возводятся златые купола церквей. Лица наших Мечтателей отворачивались от нас в ярости и страхе. Ревущие толпы грязных животных, которые некогда служили нам, уничтожали наши Очаги, которые сияли подобно маленьким солнцам на вершинах холмов.

У нас было более чем достаточно причин для того, чтобы уйти, и многие из нас так и поступили. Мы спокойно собрали наших прислужников из числа простолюдинов, тех избранных Мечтателей, которых нам удалось спасти, и дары, которые все еще радовали нас. Паникующие Благие Ши впервые заметили, что вокруг них что-то начало изменяться, и решили узурпировать власть в Мире Осени для того, чтобы предотвратить эти изменения. Мы любезно согласились на это, позволив Благим сплести многие из тех нитей, которые, в конечно счете, привели к их падению. Постоянно изменяющиеся миры погрузились в стагнацию, что положило конец циклу сезонного правления. Власть в Аркадии должна была принадлежать нам, ибо именно мы первыми увидели узоры грядущего и лучше всего подготовились к Великой Зиме. Варич спокойно собрал нас. Прежде, чем все остальные Дома узнали о приближающемся Расколе, мы покинули смертный мир, закрыв за собой многие из наших тродов.

Уход и Раскол

Некоторые из представителей нашего Дома все же остались на Земле. Неизвестно, были ли они слишком глупы или просто оказались чрезмерно увлечены своими земными грезами, но фракция нашего Дома, представителей которой стали называть Обтеняные, решились попытаться защитить наши владения и остановить наступление Банальности. Лидер Обтеняных, Вила Ириночка, видела грядущие узоры в ином свете.  Эта отважная и пылкая Ши, принадлежащая к числу наших рыцарей, собрала тех Мечтателей, которых удалось спасти Варичу, после чего наложила на них Гейс, который обязывал их всегда помнить нас и сохранять верность своим грезам в тайне и тьме до тех пор, пока мы не вернемся. А затем, когда троды вспыхивали и исчезали, когда представители всех остальных Домов отчаянно цеплялись за растворяющиеся в потоках Банальности врата, она бежала вместе с последними представителями Дома Варич, оставив наш последний Очаг, от которого остались лишь затухающие угли.

Аркадия: Мир Вырезанный из Льда

На протяжении многих столетий, Аркадия, наша прекрасная родина, существовала в невыносимых оковах бесконечной зимы. Хотя плоть, которую мы должны носить, отравила значительную долю воспоминаний о нашем пребывании в Аркадии, мы помним видения, которые повествуют нам о бесконечных узорах, которые раз за разом представали перед нашими глазами, когда мы отчаянно выискивали хотя бы какие-то признаки возвращения весны. Мы тщетно ожидали, что за бесконечной стагнацией последует некое изменение, некая революция, которая откроет Аркадию для нового Гламура. И, затем, мы увидели знак - огромную багровую звезду, сияющую в небе Аркадии. Новый багровый свет придал заснеженным холмам и ледяным башням алый оттенок грядущей бойни. Приближалась война, кровопролитие, изменения. Великое колесо времен наконец-то сумело совершить поворот. Фоморы, заклятые враги Вил и проклятье большинства Ши, послали нам предупреждение в виде алой сферы - Глаза Балора - сияющей в полночном небе.

Междуцарствие

Что произошло в этом мире с тех пор, как мы ушли? Нам немногое известно об этом. Образы этого мира оказались недоступны для нас на протяжении тех столетий, которые мы провели в Аркадии. Нам казалось, будто мы ушли совсем недавно, но это не помешало Миру Осени измениться практически до неузнаваемости. Какие воины живут в этом новом мире? Какие грезы создают Мечтатели? Мы должны как можно быстрее раскрыть все эти тайны. Из того, что мы слышали, складывается впечатление, что многие простолюдины восстали против своих господ из числа Ши. Мы не собираемся повторять ошибку тех Домов, которые прибыли сюда раньше нас. Наши слуги вновь ответят на наш зов. У нас осталось очень мало времени, ибо скоро великий узор завершится. Когда это произойдет, мы будем править миром смертных, как и подобает владыкам Зимы. Фоморы уже близко. Мы должны быть готовы. 

Возвращение

Дом Варич является плотью и кровью России. Мы воплощаем в себе Грезы первых обитателей этой древней земли: авар, татар и хазар. Мы - видения воинов, которые целыми днями скакали по заснеженным степям для того, чтобы настичь своих врагов и безжалостно расправиться с ними. Мы - образы в глазах ремесленников, сплетающих радуги эмали и золота. Мы - правители духов леса, воздуха и банных домов. Мы сковали невидимыми цепями, как смертных, так и духов, обязав их помнить нас на протяжении долгих веков Благого правления. Теперь Россия изменилась. Голоса леших, дриад и духов ветра больше не звучат в каждом дуновении ветерка. На нашей родине живет множество смертных, но среди них мало Мечтателей. Многие из тех, кто еще жив, вынуждены существовать в темной безнадежности, запутавшись в паутине Банальности. Тем не менее, старые узоры воссоздаются вновь. Шаманы из числа Мечтателей танцуют и произносят забытые отрывки древних хвалебных песен, посвященных нам. На холмах, где некогда пылали наши Очаги, вновь пробуждается огонь. Древние дороги открылись вновь, хотя, в то же время, это сделало наши земли более уязвимыми.

Дом Варич вернулся. Тем не менее, некоторые из нас оказались в землях, которые были всего лишь легендами в те дни, когда мы покинули этот мир. Новые пути привели нас в землю, которая называется Америкой. Прибыв туда, мы оказались среди каменных башен, закрывающих собой небо, тогда как вокруг нас раскинулся крошечный островок леса, который смертные называли Центральным Парком. На земле лежал снег, но на деревьях раскрылись почки, которым удалось пробиться через сковывающий их лед. Мы знали, что здесь нам удастся найти новых Мечтателей. Что же касается других представителей нашего Дома, то Греза забросила их в чужое место, где море бьется об игрушечный мост неведомого великана, сплетенный из паутины стальных нитей. Высоко на холме, возле извивающейся дороги, вдоль которой протянулись разноцветные домики, мы услышали голоса наших людей. Они называют это место Русским Холмом, что указывает на то, что оно с самого начала было предназначено для нашего Дома. Это очень хорошо. Наши Мечтатели помнят нас.

Общество: Узоры Дома Варич

Великие страсти некогда управляли основателем нашего Дома. Тем не менее, предательство его любви изменило наш Дом и всех его представителей. Хотя многие из нас до сих пор обладают яростной натурой, характерной для самого Варича, как, впрочем, и склонностью к импульсивным действиям и стремлением услышать зов вечной любви, наши клятвы легли на нас тяжелым грузом. Мы живем среди тех нитей, которые Судьба соткала для нас, изучая узоры, которые управляют нашими жизнями. Мы с особенной симпатией относимся к лабиринтам загадок, так как они отражают в себе ту паутину, которая сковывает нас и делает нас такими, какими мы должны быть. Танцы, боевые построения и движения искусного всадника, сливающегося воедино со своим скакуном, обладают в наших глазах удивительным очарованием. Стратегия поединка и сплетение нитей войны, любви, музыки и политики питают нас, выступая ледяной заменой клятв любви, которые навсегда оказались для нас утрачены.

Знамя Дома

Знамя Дома Варич представляет собой солнце цвета Ор на поле Траура, или же золотое солнце на черном фоне. Этот символ воплощает в себе главные цвета Дома - черный и золотой.

Благо и Порок Дома

Чувство Узора: Представители Дома Варич понимают узоры. Спустя три раунда наблюдения за серией действий, которые выполняются другим живым существом и представляют собой танец, какую-либо разновидность спорта, поединок на мечах или нечто подобное, сложность всех бросков, связанных с данным существом, уменьшается на два пункта. Они могут наблюдать за действиями своего противника даже во время сражения, хотя при этом они могут исследовать узоры лишь того существа, с которым они находятся в непосредственном противостоянии. При наличии возможности трехкратного подобного наблюдения, представители Дома Варич помимо пониженной сложности получают еще и дополнительный кубик к соответствующим броскам на протяжении данной сцены.

Лишенные Любви: Ши Дома Варич никогда не могут принести клятву любви другому живому существу. Представителям других Домов, которые вернулись с ними в Мир Осени в ходе последних нескольких месяцев, известно об этом Пороке.

Обреченные на Вызов: Представители Дома Варич обязаны принимать все брошенные им вызовы. Если представитель данного Дома отказывается сделать это, то он начинает терять по одному пункту Воли в течении каждого последующего дня, пока, в конце концов, он не примет данный вызов. (Волю, потерянную в результате отказа от вызова, нельзя восстановить посредством затраты очков опыта или каким-либо другим образом до тех пор, пока персонаж, в конце концов, не примет вызов). Если представитель Дома Варич, которому бросили вызов, оказывается в заключении с целью удержания его от принятия вызова, то он теряет по одному пункту Силы в течении каждого дня, который он проводит там (до минимума в один пункт). Если и после этого он остается в заключении, то, в течении каждой последующей недели, его Выносливость опускается на один пункт, пока, в конечном счете, представитель Дома Варич не "умирает" (т.е. забывает свою истинную природу). Как и следовало ожидать, представители  этого Дома стараются относиться друг к другу со всей возможной учтивостью и всегда оставаться в боевой готовности.

Внешность

Большинство Ши Дома Варич обладают золотыми волосами и темными глазами. Некоторые из них появляются на свет синеглазыми, тогда как черные волосы других принимают серебристый оттенок после того, как они становятся Юношами. Практически все представители Дома Варич отличаются высокими скулами и чуть раскосыми глазами, как, впрочем, и очень длинными, густыми волосами, которые они часто заплетают в косы. Обычно они одеваются в ослепительно-алые или черные одежды, которые украшены мехом и изящными узорами золотой тесьмы. Представители этого Дома питают особенную любовь к янтарю. Многие из их Сокровищ сделаны из янтаря или же украшены им.

Организация

Во многом подобно феодальному обществу, из которого мы все вышли, Дом Варич верит в естественный порядок распределения обязанностей и прав, который используется в наших фригольдах. Некоторые могут попытаться увидеть там возможность того, что достойные индивидуумы способны занять более высокое положение, нежели то, которое уготовано им в соответствии с их происхождением, но, на самом деле, очень немногие из нас верят в то, что "все люди созданы равными", независимо от того, как часто мы цитируем Декларацию Независимости или Манифест Коммунистической Партии. Наши слуги, причем как простолюдины, так и Неодушевленные, должны всегда знать свое место. Они могут достичь самого высокого положения из числа доступных им, но им вряд ли удастся продвинуться дальше, если на то не будет какой-либо исключительной нужды. Слово правителя фригольда - это закон. Никто не может противоречить правителю в пределах его собственных владений - ни граф, ни герцог, ни даже сам Высокий Король.

Армии

Как и следовало ожидать, армии Дома Варич состоят из четко организованных подразделений рыцарей, которые возглавляют отряды пехотинцев. Восседающие на высоких, изящных лошадях, рыцари являются чем-то большим, чем просто лидерами. Они так же внимательно наблюдают за развитием каждого сражения, изучая передвижения врага для того, чтобы использовать любую его слабость. Воины нашего Дома обычно используют в бою несколько отвлекающих маневров, целью которых является исследование вражеских узоров, за которыми следует полномасштабная атака. Несколько старших офицеров находят места, из которых они могут осуществлять всестороннее наблюдение за ходом битвы, после чего готовятся бросить в бой подкрепления сразу же после того, как им удастся разобраться в узоре действий противника. Хотя способность понимать узоры предоставляет нам значительное преимущество, она так же может стать потенциальной слабостью. Если врагу окажется известно о нашей склонности к выжиданию и предварительному определению его узоров, то он может использовать данную информацию для того, чтобы лишить нас возможности провести необходимые наблюдения, перейдя в наступление прежде, чем у нас появится возможность предсказать его последующие действия.

Нити в Нашем Полотне

Не стоит считать, что все мы разделяем одни и те же убеждения просто в силу того, что принадлежим к одному и тому же Дому. У нас так же есть свои инакомыслящие и свои тайные воители.

Наш Дом процветает благодаря тому, что мы не отвергаем тех, кто не соглашается с нами.

В свою очередь, мы так же не поворачиваемся спинами к тем, кто выполняет для нас всю грязную работу. Мы становимся сильнее благодаря тому, что в нашем Доме присутствуют самые различные Китэйны.

Обтеняные: Измененные

Еще со времен основания нашего Дома, некоторые из нас следовали иному узору. Большинство, в конце концов, осознало наивность отказа от древних традиций и вернулось к нашему исконному образу мышления. Тем не менее, Обтеняные представляют собой фракцию, которая не отказалась от своих заблуждений. Вне зависимости от ситуации, Обтеняные противостоят нашим решениям, предпочитая следовать своему собственному сердцу, а не принимать рациональные решения, основанные на узорах, изученных другими представителями нашего Дома. Хотя данная фракция состоит в основном из молодых Ши и нескольких примкнувших к ним простолюдинов, нам известно о том, что некоторые представители нашего Дома принадлежали к числу Обтеняных еще задолго до Раскола, и потому мы не можем объяснить их нынешнее бунтарство недальновидностью, которая свойственна молодости. Как бы то ни было, мы уважаем их мнение, так как они представляют собой неожиданные изменения в узоре и помогают нам учитывать все возможные варианты, включая даже самые радикальные. Их лидер, Вила Ириночка, является отважным рыцарем. Она неоднократно проявила себя в сражениях, сопровождавших ее странствия по Грезе, в ходе которых она стремилась найти пропавших представителей нашего Дома. Некоторые утверждают, будто бы, на самом деле, она ищет сердце Варича, которое он потерял в ходе своих темных скитаний.



Клятвы Дома Варич


Клятва Принятия

Я начал один узор, и теперь я завершаю его для того, чтобы начать заново во имя Варича, основателя Дома, который я называю своим. Пускай мои слова будут услышаны подобно истине и живут, как и подобает ей, и пускай мои действия всегда следуют истине, живущей в моих словах, и да будет так во имя моего нового Дома. Пускай я никогда не уклонюсь от поединка. Пускай я никогда не принесу клятву истинной любви кому-либо на этом свете. Во имя нашего отца, Месяца, и нашей матери, Солнца, пускай моя честь с этого момента принадлежит Дому Варич, который я называю своим, и пускай служит она ему вместе с моим разумом, моим сердцем и моей верой. Если я нарушу эту клятву, то пускай Солнце и Месяц отвратят от меня свой лик, а все руки моего Дома поднимутся против меня, а узор моего живого сердца навсегда застынет в холодном безмолвии.

Подменыш, желающий стать членом Дома Варич, приносит эту клятву в присутствии представителей Дома, связанных с тем фригольдом, который готов принять его. Клянущийся приносит обет дважды - первый раз в полдень, когда солнце оказывается в зените, а второй раз - ночью, когда в небе сияет луна. В силу того, что и солнце, и луна должны засвидетельствовать эту клятву, она никогда не приносится в облачные дни или на новолунье.

Клятва Вызова

Пускай ни один вызов не останется без ответа, ибо так испытывается отвага нашего Дома. Сила нашего Дома должна внушать уважение. Честь нашего Дома никогда не должна подвергаться сомнениям. Мы должны превзойти каждого, кто посмеет бросить нам вызов. Наша воля сильна, наша отвага безмерна, наша честь несравненна, и пускай в этом убедится каждый, кто осмелится выступить против нас./p>

Эта клятва известна всем представителям Дома Варич, так как всякий раз, когда представитель Дома принимает формальный вызов, он обязан произнести ее. Принесение данной клятвы означает, что вызов действительно принят, и оно обязывает клянущегося дать свое согласие на любую форму противостояния или соревнования, которую ему предложат. Представители Дома Варич, которые отказываются от принесения данного обета, теряют один кубик от их общего числа в отношении броска, призванного определить исход противостояния.

Клятва Отмщения

Пускай Солнце померкнет, пускай Месяц почернеет и пускай зов Грезы останется без ответа, если мы не сможем свершить свою месть.

Хотя эта клятва состоит всего лишь из нескольких слов, ее значение воистину несоразмерно с ее краткостью. Представитель Дома Варич, который приносит эту клятву, безвозвратно связывает себя с необходимостью свершения мести. Если с течением времени ему не удается продвинуться к исполнению данного обета, то он теряет возможность получать Гламур из любого источника, включая даже Остатки. Троды отказываются работать для него вне зависимости от того направления, в котором он желает переместиться (именно поэтому эту клятву лучше не приносить во время пребывания в Ближней Грезе). Клятва считается исполненной лишь тогда, когда присягнувший свершает отмщение или умирает при попытке сделать это (и это единственный способ избавиться от ее негативного воздействия).



Ночница: Солнечное Затмение

Этот тайный орден целиком и полностью состоит из избранных женщин нашего Дома. Ночница не проводит различий между аристократами и простолюдинами, основываясь при подборе новых кандидатур исключительно на их способностях и верности Дому, как, впрочем, и этому элитному обществу. Ночница занимается подготовкой ассассинов, главной задачей которых является выживание Дома Варич. Учитывая то, что ни один из представителей нашего Дома не может отказаться от брошенного вызова, многие из наших аристократов могли бы умереть в том случае, если бы на страже их жизней не стояли эти верные женщины, использующие свои смертоносные умения для уничтожения потенциальных угроз прежде, чем они становятся реальными.

Происхождение Ночницы связано еще с теми временами, которые предшествовали Расколу. В те дни многие лорды Дома Варич вели безнадежные сражения с наступающим христианством. В то же время, воины нашего Дома боролись против Благих Ши, отказывающихся внимать нашим предупреждениям о грядущем катаклизме. Ночницы далеко не всегда убивают; в некоторых случаях, они ограничиваются запугиванием или более тонкими угрозами, призванными убедить тех, кто мог бы представлять опасность для представителей нашего Дома, что им ни в коем случае не стоит делать этого. Многие Ночницы овладели искусством рукопашного боя вдобавок к привычному для нашего Дома сочетанию сабли и кнута. Противники, лишенные чести, становятся жертвами загадочных и мучительных болезней, так как некоторые из служительниц Затмения хорошо разбираются в травах. Лидер Ночницы сменяется каждую зиму в день зимнего солнцестояния. Нынешним лидером этой организации является Юноша с бунтарским характером, именуемая Алейевой. Именно она выдвинула идею предложить услуги Ночниц представителям других достойных Домов. 

Закон

Закон устанавливает традиционные привилегии и права, распространяющиеся на каждого аристократа и, в некоторых случаях, на простолюдинов. Мы верим в то, что его предписания относятся как к Благим, так и Неблагим феям. Тем не менее, мы всегда поражались тому, как точные формулировки упомянутых предписаний изменяются в зависимости от того или иного Дома.

Право на Владение

Это предписание дарует благородному Дому возможность владеть фригольдами, которые принадлежат его представителям по праву рождения и титула. Оно так же указывает на неоспоримое право аристократа управлять его фригольдом так, как он пожелает; никто не имеет право оспорить его слово в пределах принадлежащих ему владений. Для нас эта часть Закона не требует каких-либо дополнительных разъяснений. Если же кому-то это непонятно, то данная прискорбная ситуация лишь свидетельствует о том, что правителю следует должным образом применять свой кнут или же делать это почаще.

Право на Мечту

Право мечтать? Честно говоря, я бы, скорее, называл это не правом, а обязанностью. Наши Мечтатели принадлежат нам; мы вдохновляем их, укрываем от опасностей и помогаем им создавать истинные воплощения красоты и чудес. В обмен мы получаем Гламур. Так было всегда. Мы не посягаем на Мечтателей других Домов, если, конечно же, мы не хотим объявить им войну. И мы никогда не посмеем лишить другой Дом его Мечтателей, за исключением тех случаев, когда представители этого Дома не относятся к ним с таким пренебрежением, которое само взывает к нашей защите и покровительству. В конце концов, мы всегда рады оказать помощь тому, кто просит об этом.

Право Безопасного Убежища

Дом Варич всегда следовал долгу гостеприимства. Каждый, кто просит пристанища в наших владениях, получает пищу, место возле очага и все блага, которых заслуживают наши друзья и союзники. В случае с теми, кому мы доверяем, возможность продемонстрировать наше гостеприимство является честью. В случае с теми, кого мы не знаем, это прекрасный способ узнать как можно больше о методах и мотивах незнакомцев. В случае с нашими врагами, это необходимость. Мы понимаем, что гораздо лучше, чтобы наши враги находились в нашем доме, чем в тенях, которые лежат за ним.

Наш Дом всегда славился своими веселыми празднествами и собраниями, на которых проводится множество соревнований. Никто не уходит из-за нашего стола недовольным; мы просто не позволим ему сделать это. Балалайки весело звенят, пока мы пляшем до упаду, останавливаясь лишь тогда, когда у нас не остается сил для того, чтобы сдвинуться с места. Когда наступает этот момент, вперед выступают наши сатиры, и мы танцуем вновь, но, на этот раз, в наших жилах загорается пламя, ибо этот танец тел является самым древним из тех, которые существуют во всех мирах. Каждый может присоединиться к нашим танцам, хотя серьезные промашки могут повлечь за собой жестокое наказание. Мы сами является узором и мы не терпим тех, кто не может следовать ему. Быть чужаком на наших празднествах – это,  в равной степени, как величайшее наслаждение, так и немалая опасность. Впрочем, вы скоро сами познаете всю прелесть существования на острие клинка.

Право Невежественности

Благие считают, что мы должны скрывать свою истинную сущность от других обитателей этого мира? Неудивительно, что здесь осталось так мало Мечтателей! Как смертные смогут грезить для нас, если мы будем скрываться в тенях, подобно трусливым слуагам? Мы не собираемся становиться шепчущими призраками для того, чтобы удовлетворить тех, кто слишком робок для того, чтобы жить в этом мире. Возможно, что в некоторых случаях нам действительно лучше держаться подальше от смертных глаз, но когда вернется Зима и Фоморы отправят своих чудовищ для того, чтобы уничтожить всех тех, кто попытается противостоять им, нам придется выйти из тени и открыто провозгласить о нашем существовании. Нам необходима сила Мечтателей и смертных, которые знают о том, что мы существуем. Нам будет очень любопытно проследить за их реакцией, как, впрочем, и выражением лиц тех Благих трусов, которые превратятся в прах из-за своей нерешительности. На этот раз мы не собираемся подвергать наших Мечтателей опасности, ибо нам понадобится еще больше слуг, солдат и игрушек. Теперь мы понимаем, что, как минимум, в этом Обтеняные были правы: Мы нуждаемся в Мечтателях. В эту эру, которой все еще правит мертвый деревянный бог, мы приложим все свои усилия для того, чтобы взращивать и поддерживать наших Мечтателей.

Право Спасения

Спасение тех, кто утратил себя из-за Банальности или случайно оказался в руках неверящих, является истинной радостью для нас. Мы находим особенно интересным исследование узоров, которые приводят к подобным потерям, и тех изменений, которые нам приходится вносить в них для того, чтобы спасти оказавшихся в беде. Если нам удается вырвать наших врагов из рук тех, кто стремится уничтожить их истинную сущность, то мы получаем союзников, которые будут сражаться на нашей стороне, причем, возможно, даже против своих собственных друзей.

Право Жизни

Право жизни обладает особенной важностью в наших глаза. Мы никогда не убиваем других Ши. Мы можем пытать их; в некоторых случаях, мы даже готовы пойти на то, чтобы воздействовать на их разум, но убивать? Нет, это слишком грубо и жестоко. Никто и никогда не сможет сказать, что мы поступаем неблагородно по отношению к нашим родичам, вне зависимости от того, являются ли они Благими и Неблагими. Впрочем, даже из этого правила есть одно небольшое исключение. Мы отвечаем на любой вызов, брошенный нам, со всей отвагой и решимостью нашего Дома. Если в ходе этого кто-то случайно погибнет, то вся вина за это ляжет на того, кто в порыве глупости решил принять смерть от нашей руки.

Союзники и Враги

Теперь, когда мы вернулись в этот мир, мы должны восстановить наши связи с теми Домами, которые некогда были нашими союзниками, и позаботиться о том, чтобы те Дома, которые когда-то противостояли нам, не могли представлять для нас значительной угрозы. С тех пор, когда мы последний раз странствовали по этим землям, изменились не только простолюдины, но и аристократы. Мы не можем позволить себе недооценивать ни тех, ни других.

Аристократы: Рожденные для Правления

Некоторые из аристократических Домов уже предъявили свои права на смертный мир. Хотя они правили им на протяжении трех десятилетий без каких-либо серьезных препятствий, мы вернулись сюда для того, чтобы бросить им вызов. Мы представляем интересы тех, кто способен оценить всю необходимость узоров и чередования власти Благих и Неблагих. Мы надеемся найти союзников среди тех, кто вернулся с нами, и, возможно, даже среди некоторых других Домов, хотя, конечно же, мы не отрицаем, что сначала они могут быть не слишком-то рады нам.

Дом Эйзин

Неблагие представители этого Дома следуют своему собственному кодексу чести. Их независимость вызывает у нас почтение. Тем не менее, они отличаются изяществом боевого корабля викингов, идущего под всеми парусами. Они видят только уготованный судьбой последний бой, ожидающий их впереди, во многом напоминая тех высокомерных северян, которые оказали на них столь значительное влияние. Очень плохо, что они не видят ничего, что могло бы пережить конец их мира. Возможно, это даже к лучшему. Нам следует дорожить подобными союзниками и позволить им отправиться в Вальхаллу ради целей нашего Дома, когда Фоморы, в конце концов, вернутся. Дом Эйзин идеально подходит для передовой. Мы же будем созерцать все поле битвы и пытаться объединить все части воедино. Возможно, они обретут тот Рагнарек, к которому так сильно стремятся.

Дом Эйлиль

Представители этого Дома всегда славились своей хитростью и искушенностью в политике. Они понимают суть смены сезонов и манипулируют узорами практически так же хорошо, как и мы сами. Дом Варич сделает все для того, чтобы Серебряный Дракон сражался на стороне Солнца в ходе грядущей войны, ибо его наследники прекрасно понимают всю бессмысленность отрицания любой из сторон нашего природы. Но, до тех пор, мы будем выжидать и наблюдать. У Дома Эйлиль было гораздо больше времени в этом мире для того, чтобы создать свою сеть шпионов, и мы можем заметно преуспеть благодаря их познаниям, если нам удастся убедить их помочь нам. Драконы являются крайне коварными существами и очень любят удивлять тех, кто не слишком внимательно следит за ними. Мы не собираемся повторять эту ошибку; в конце концов, для этого мы слишком хорошо знаем сильные и слабые стороны Драконов.

Дом Балор

Как можно выразить наши чувства по отношению к этому Дому? Мы всегда знали об их коварстве и ненадежности и, тем не менее, они всегда чем-то нравились нам. Израненные и всегда столь несовершенные, они гордятся своими недостатками и превозносят их, подобно величайшему сокровищу. Мы подозреваем, что у них гораздо большего с нашими врагами из числа Фоморов, чем с Вилами, от которых произошел наш Дом. Если это действительно так, то они узнают о приближении Зимы раньше, кто-либо другой из числа наших сородичей. Нам придется держаться как можно ближе к ним, независимо от того, чего это, в конце концов, будет стоить им - или нам.

Дом Бомайн

Многие представители этого французского Дома считают, что они понимают узоры грядущего гораздо лучше нас. Они предсказывают скорый конец времен и грядущее свершение нашего рока. Несмотря на Туманы, мы сохранили воспоминания об их утомительных и надоедливых призывах к действию. Они сами навлекли на себя свою судьбу, и, в первую очередь, это было связано с их дерзкими словами и ужасающими экспериментами с холодным железом. Хотя нас восхищала их отвага, мы поддержали решение заключить их в темницу в отместку за их несдержанность. Остерегайтесь их, ибо они хорошо помнят ту роль, которую мы сыграли в их наказании и, в конце концов, могут решить, что отмщение имеет для них гораздо большую важность, чем пророчества.

Дом Дайреанн

Что можно сказать о тех, кого интересуют одни лишь сражения?! Пускай они стоят на переднем крае и делают то, для чего они подходят лучше всего. В узорах их разумов или политики сложно найти что-то сложное или запутанное. Именно поэтому у нас никогда не возникало с ними проблем.

Дом Дугал

Этот Дом ремесленников и кузнецов может быть исключительно полезен во время войны. Мы будем относиться к ним со всем уважением, которого заслуживают наши лучшие прислужники, если они согласятся ковать для нас так же, как они делают это для себя. В противном случае, им придется познать наш гнев.

Дом Эйлунд

Будучи чародеями и интриганами, представители Дома Эйлунд посвящают свою жизнь поиску тайн и последующему их сокрытию. Во многом они напоминают нам трусливых слуагов, ибо для них так же характерна любовь к скрытности и уклончивости. Тем не менее, они могут быть достаточно могущественными, и, вдобавок к этому, являются кровными родичами Дома Эйлиль, который всегда считался нашим союзником. Если они не захотят помогать Благому Двору, то мы будем исключительно рады продемонстрировать им свое уважение, связанное с их глубокими познаниями в Искусствах. Возможно, в один из дней они осознают свою истинную приверженность или откроют нам тайну, которую они так долго хранили. Эта тайна состоит в том, что, на самом деле, они такие же Неблагие, как и мы.

Дом Фиона

Мы всегда восхищались представителями этого отважного и страстного Дома. Когда большая часть нашего Дома покинула Мир Осени, Дом Фиона сражался плечом к плечу с Обтеняными до тех пор, пока Раскол не выбросил их из мира смертных. Хотя они могут быть недалекими и неосмотрительными в своих страстях, их отвага заслуживает уважения. Мы бесконечно скорбим из-за того, что они не доверяют нам; создается впечатление, будто бы они твердо убеждены в том, что несравнимо большее количество представителей нашего Дома должно было оставаться в этом мире до тех пор, пока у них оставалась хотя бы призрачная надежда что-то изменить. Возможно, что вернувшись сюда они все же научились управлять своими страстями.

Дом Гвидион

Этот Дом воплощает в себе ответ на вопрос, почему мы не называем себя Благими. Они не понимают бесконечные вариации узоров мира, и не могут видеть дальше своих узких трактовок чести и Закона. Что ж, слишком плохо для них! Это хорошие бойцы и сильные лидеры - конечно же, не настолько искушенные, как представители нашего Дома, но практически настолько же способные. Нам следует бросить им один или два вызова для того, чтобы сохранить оба наших Дома в хорошей форме, прежде, чем начнется война.

Дом Лианнан

Слабые и практически бесполезные представители этого Дома пытаются подружиться со всеми сразу, что делает их дружбу абсолютно бесполезной. Пока что я не увидела в них ничего, что заслуживало бы уважения, если не считать их способности заводить друзей. Тем не менее, большинство почему-то уверено в том, что представителям этого Дома будет довольно сложно соблазнить нас обещаниями союза, как бы дружелюбно мы бы не вели себя по отношению к ним.

Дом Лиам

Этот Дом стремился обрести Гламур среди последователей христианства, и решил объединиться с церковью, которая уничтожала наших Мечтателей. Тем не менее, мы подозреваем, что, в конце концов, столь любимая ими религия отреклась от них. Возможно, после своего возвращения они смогли постичь несколько уроков, но, честно говоря, мы не слишком сильно надеемся на них.

Дом Скатах

Известные как искатели слабых мест в узоре Судьбы, представители этого Дома, в большинстве своем, остались на Земле после Раскола, с гордостью заявляя о том, что они смешали свою кровь с кровью смертных. Каким-то образом они верят, что отторжение их истинной природы позволит им одержать победу в грядущей войне. Их стремление отвергнуть узоры Судьбы еще раз доказывает их ненадежность, хотя, на самом деле, мы никогда не сомневались в этом. Дом Варич не собирается ненавидеть их, ибо большая часть представителей нашего Дома относится к ним с жалостью. Они не понимают те узоры, которые они стремятся уничтожить. Впрочем, некоторые из числа мудрейших представителей Дома Скатах отправились на Аркадию вскоре после нас. Теперь они вернулись. Нам будет очень любопытно проследить за узорами их реакции на своих обезверившихся и наполовину очеловеченных сородичей.

Простолюдины: Рожденные для Службы

Простолюдины являются полезными слугами. Хотя Неодушевленные выполняют большую часть работы в наших фригольдах, они все же ограничены привязанностью к некоторым местам. Наши крестьяне обладают большей гибкостью, хотя, в то же время, они требуют для себя большей независимости, чем могло бы понравиться нам. Мы относимся к нашим слугам с уважением, ибо мы понимаем важность того, чтобы даже самые ничтожные обитатели наших владений получали такое отношение, какое они действительно заслужили. Тем не менее, мы знаем, что наши прислужники могут обернуться против нас - ни один слуаг никогда не вступит на территорию наших фригольдов, не принеся перед этим самые могущественные и страшные клятвы - и мы понимаем, что даже самая маленькая мышка может убить волка, если, конечно же, у нее будет удачная позиция и подходящие обстоятельства. Вы должны хорошо помнить о том, сколько узоров зависит от действий простолюдинов.

Богганы

Сплетники и домоседы, которыми являются богганы, выступают связующим звеном между нами и духами наших домов. Богганы всегда помнят о том, что необходимо поставить чашку молока на порог и оставить немного пара в наших банях после наступления сумерек. Эти услужливые простолюдины прекрасно ладят с младшими духами дома и очага, дополняя друг друга при выполнении различной домашней работы. Тем не менее, горе тому фригольду, где отношения между домашними духами и богганами переходят в разряд взаимной зависти и ревности.

Эшу

Воспоминания об этих простолюдинах уходят своими корнями в глубину времен. Будучи такими же грациозными наездниками, как и обитатели степей, эшу часто появлялись среди кочевников нашей тундры и тайги. Всегда готовые выслушать наши истории, они видели узоры, которые соединяли фригольд со фригольдом, и герцогство с герцогством. Хотя они скрывали истину под покровом легенд и баек, эти скитальцы могли поведать воистину важные тайны. Мы почитаем всех тех, кто рассказывает истории, но лучшее место возле наших очагов всегда будет принадлежать эшу. Мы верим, что именно они будут одними из первых, кто узреет знамения, указывающие на приближение Зимы. Мы сделаем все для того, чтобы сохранить их дружбу.

Нокеры

Как мы можем не восхищаться невообразимыми и сложными игрушками, которые создают эти творцы странных механизмов и загадок? С помощью лести и искреннего уважения, которое мы питаем к этому стойкому роду простолюдинов-ремесленников, наш Дом надеется получить оружие и доспехи, необходимые нам для грядущей битвы - а если в промежутках между этим они будут делать игрушки, то что в этом плохого? В конце концов, их творения действительно развлекают нас.

Паки

Что является истиной, а что - ложью? Паки искажают свои слова настолько искусно, что все попытки понять, что же они действительно пытаются сказать нам, сравнимы по своей занимательности лишь с решением воистину восхитительных загадок. Не ошибитесь, считая их обычными лгунами и глупцами. В действительности, паки могут рассказать очень многое тем, кто попытается распутать созданную ими паутину слов. Они так же очень верны, если относиться к ним должным образом, и из них выходят прекрасные слуги.

Красные шапки

Грубые, прямолинейные и неизменно отвратительные, красные шапки, в сути своей, ничем не лучше свиней, которые занимаются пожиранием отбросов, но, в то же время, из них выходят очень хорошие ударные части для действий на переднем крае. Хотя нам никогда не придет в голову пригласить их к себе за стол, они идеально подходят для того, чтобы разобраться с оставшимися после пира объедками. Если они когда-нибудь ухитрятся продемонстрировать хотя бы отдаленные признаки ума, то мы, возможно, даже сочтем их любопытными. Пока же мы считаем их расходным материалом, который без раздумий можно бросать на передовую, и стараемся держать их с подветренной стороны и подальше от наших бань.

Сатиры

Ах, сатиры...эти танцы и музыка! Они являются самыми интересными из всех простолюдинов. Мы приглашаем их на наши празднества, прислушиваемся к мудрым речам, которые слетают с их уст, восхищаемся их необузданной страстностью, и с наслаждением разделяем с ними ее плоды. Ни один фригольд Дома Варич не будет полным без присутствующего там сатира, выступающего в качестве наставника для наших воспитанников или хранителя мудрости Дома.

Слуаги

Скользкие, подлые и трусливые предатели - что еще можно сказать о них? После того, как одна из представительниц этого рода предала нашего основателя, мы считаем слуагов нашими врагами. Они прячут секреты в своих крошечных, темных сердцах, и нашептывают ложь своими беззубыми ртами. Их скрытность и двойственность искажают и уничтожают узоры. Слуаги являются язвой в сердце Грезы, осмеливаясь при этом утверждать, что они являются Благими, чтобы только защититься от нас. Мы скорее пощадим Фомора, чем сжалимся над одной из этих мягкотелых, разлагающихся тварей, которые испускают запах мышиного дерьма и пыли. Вы знаете, как сложно заставить слуага кричать? Я знаю. Но, право слово, оно того стоит.

Тролли

Среди представителей Дома Варич, тролли известны как велесы. Известные своей верностью священным клятвам они являются одними из тех немногих простолюдинов, которым мы полностью доверяем. Являющиеся полной противоположностью слуагам, велесы готовы отдать жизнь ради своего господина, последовав за ним даже за пределы этого мира; во всяком случае, до тех пор, пока их господин не сделает чего-то такого, что подорвало бы их доверие к нему. Хотя наш Дом принадлежит к числу Неблагих, мы стараемся завоевать верность троллей, которые принадлежат как к Летнему, так и к Зимнему Дворам. Первые становятся бесхитростными, но безгранично верными защитниками и слугами; доверие вторых достается не в пример сложнее, но они, зачастую, оказываются гораздо более хитроумными и гибкими в деле ведения войны. 

Забытые

Мы слышали о том, что некоторые представители нашего Дома стали существами, известными, как Забытые, аристократами, которые отказались покидать мир смертных, когда начался Раскол, и, вместо этого, укрылись в средоточиях Гламура, не желая привязывать себя к смертным оболочкам. Теперь эти Забытые обитают в потайных местах, отрезанных как от мира смертных, так и от Грезы. После нашего возвращения, некоторые из Обтеняных под командованием Вилы Ириночки, посвятили себя поискам этих тайных пристанищ, надеясь спасти тех, кто на протяжении многих столетий был пленником своих же собственных грез.

Таллэйны

Хотя в тех случаях, когда мы пытаемся вспомнить что-то об Аркадии, на нашу память опускается странная тень, мы все же сохранили обрывочные воспоминания о Таллэйнах и их ужасающих обличьях. Хотя нам удалось сразить целые орды бестий и боггартов, гоблинов и огров, Таллэйны все еще окружали наши замки, пытаясь разрушить их стены. Охотиться на них было опасно; не охотиться на них было самоубийством. Некоторые феи считают, что они могли бы использовать этих чудовищ. Тем не менее, мы понимаем, что их узоры слишком просты для того, чтобы они могли заняться чем-то отличным от того, чтобы убивать других или умирать самим. Вместе с Павшими они служат Фоморам, и ожидают зова своих владык. Уничтожайте их, если у вас есть такая возможность, и направляйте их на ваших врагов в тех случаях, когда вы ее лишены. Они называют себя Неблагими; мы же зовем их безумными.


Русские во всех Отношениях: Имена Неодушевленных Дома Варич

Ниже приведено краткое описание большинства Неодушевленных в том виде, в котором они известны представителям Дома Варич.

Домашние Духи

Духи очага и дома могущественны и предупредительны в той степени, в которой позволяет им размер и значимость их Якорей, а так же то уважение, которое проявляется по отношению к ним. Ни одно владение Дома Варич не может в полной мере считаться таковым без этих духов, и ни один представитель нашего Дома никогда сознательно не обидит этих достойных существ.

Банники: Будучи духом бани, банник часто становится достаточно коварным и жестоким в том случае, если относиться к нему без уважения, и не оставлять для него последний пар после вечернего посещения бани. Банники помогают тем, кто им симпатичен, посылая видения грядущего через воду, которой они управляют.

Домовые: Этот могущественный дух жилища часто принимает обличье уважаемого члена семьи для того, чтобы говорить с теми, чей дом он оберегает. Ему известна большая часть тайн его фригольда. Тем не менее, если он не получает должных подношений и постоянного уважения, то домовой может выдать эти секреты врагам тех, кто обитает в его владениях.

Дворовые: Будучи звериным духом двора, дворовой может быть очень жестоким по отношению к тем, кто не кормит его или же дурно к нему относится. Дворовые часто принимают облик кошек для того, чтобы бродить по своей территории и присматривать за ней.

Кикиморы: Кикиморы являются самыми услужливыми духами наших владений, ибо они занимаются шитьем и другой домашней работой. Каждый Китэйн, перед глазами которого предстает их работа, должен проявить должное восхищение или же, в отместку за свое неуважение, ему предстоит столкнуться с подгоревшим хлебом, завязанными в узлы рукавами рубах и превратившимся в уксус вином.  

Полевики: Эти исключительно соблазнительные и чувственные полевые нимфы, среди числа которых встречаются как женщины так и мужчины, питают особую приверженность к ритуалам плодородия, которые практикуют те, кто хорошо понимают связь между сексом и распашкой земли.

Дикие Духи

Дикие духи России перенесли немало страданий из-за отравленной воды, земли и воздуха. Некоторые из них, особенно те, Якоря которых находятся в Грезе, сумели выдержать все это, и остаться практически такими же, какими они были, невзирая на все то время, которое прошло с момента Раскола. Дом Варич никогда не уделял им столько же внимания, сколько Неодушевленным-слугам, живущим в наших фригольдах, но, при этом, мы хорошо понимаем, какой силой они обладают.

Берегини: Будучи прекрасными нимфами с распущенными, темными волосами, эти очаровательные духи песнями привлекают к себе любовников, но, при этом, иногда отказываются отпускать их. Берегини живут вдоль берегов рек, и часто затягивают своих возлюбленных под воду, чтобы те навсегда остались с ними в мутной глубине прибрежных вод. Результатом этого, зачастую, становятся русалки. Если бы не мудрость берегинь, как, впрочем, и их способность в любой момент узнать, что происходит возле реки, которой они служат, опасности общения с ними перевешивали бы все возможные выгоды.

Лешие: Рогатые духи леса, которыми являются лешие, напоминают нечто среднее между старым деревом, покрытым мхом, и огромным мужчиной с оленьими рогами. Они называют своего вождя "Владыкой Леса". Он пробудился во время Воссоединения, и теперь  всеми силами старается найти тех, кто сможет остановить уничтожение земель, которые он поклялся защищать.

Водяные: Эти непостоянные Неодушевленные озер и прудов дружественны к тем, кто использует их Якоря, до тех пор, пока они получают должные подношения и уважение. Тот, кто забывает принести благодарность водяному, и вылить чарку водки в глубины его водоема, может столкнуться с немалыми проблемами. Водяные часто переворачивают лодки тех, кто не относится к ним должным образом. Тому же, кто сознательно провоцирует их, лучше держаться подальше от воды, если он хочет остаться в живых, так как водяные способны вызывать молнии, поражающие тех, кто вызывает у них неприязнь.


Галлэйны

Галлэйны (или, по крайней мере, те из них, кто был особенно близок к природе) некогда служили нам и делали это хорошо. Тем не менее, мы слышали о том, что эти существа так же изменились за минувшие с момента нашего ухода столетия. Новые узоры, которые они сплетают, могут быть действительно важными для нас.

Фоморы

Мы не знаем, вернулись ли уже в этот мир Фоморы, хотя все узоры указывают на то, что, рано или поздно, они окажутся здесь. Мы слышали о существах, именуемых Фоморианцами, которые могут быть далекими наследниками наших великих врагов, хотя, при этом, гораздо более незрелыми и Банальными, чем истинные Фоморы. Возможно, нам стоит сразиться с ними в качестве подготовки к грядущей войне.

Неодушевленные: Духи Руси

Наши холмы и дома помнят нас и научатся вновь выказывать нам почтение в извечном танце слуги перед господином.

–Сергей Маларуски, Старец-Ши из Дома Варич, вскоре после возвращения в свои старые владения

Отвергнутые, брошенные на леденящих ветрах Банальности мы погрузились в сон, но даже во сне наш гнев продолжал тлеть, готовясь стать всепожирающим пламенем. Я бы не советовал ожидать того, что банники склонятся перед так называемыми "господами", или что наши отравленные воды будут лизать их сапоги.

–Альма, восставший банник из числа духов бани, в связи с возвращением Сергея Маларуски в его старые владения

Неодушевленные, духи земли и неба, всегда были нашими слугами и нашими детьми. Многие из них навсегда заблудились во тьме, опустившейся на Россию. Их голоса до сих пор преследуют нас. Тем не менее, некоторым из них все же удалось вернуться к нам. Когда Дом Варич правил всей Русью, эта земля была наполнена Неодушевленными. Они были частью всего, что представляло важность для фей - земли, рек, фригольдов и бесконечной тайги, которая окружала их со всех сторон. Мы знали, как порадовать этих духов, как, впрочем, и то, как лучше использовать их.

Многие Неодушевленные были нашими домашними слугами, садовниками и хранителями лесов. Некоторые выполняли обязанности проводников в Грезе. Другие старались держаться поближе к домам Мечтателей, чтобы напоминать им о магическом мире, окружающем их, а так же помогать тем, кто заслужил расположение Дома Варич. В обмен на это, Неодушевленные получали уважение и подарки за свою верную службу. Наши Китэйны защищали их Якоря.

Когда Дом Варич покинул Мир Осени, некоторые Неодушевленные, Якоря которых находились в Грезе, последовали за ними в Аркадию. Тем не менее, многие из них были брошены на милость новых реалий, которые стали очевидными после Раскола, в результате чего они погрузились в Дрему или же утратили свои Якоря, уничтоженные во время расправы с языческими капищами. После Воссоединения, которое произошло три десятилетия назад, спящая земля вновь открыла объятья своим духам.

К сожалению, многие из оставшихся Неодушевленных России страдают от загрязнения земли, воды и неба. Те, кто вернулись с Домом Варич, исключительно верны нам и поэтому они особенно удивлены тем ужасным приемом, который оказали им их братья и сестры, оставшиеся в Мире Осени.

Расточители

Независимо от того, были ли некогда эти загадочные существа детьми Грезы или нет, в наше время их жизни обладают узором, который очень отличен от узора фей. Нам известно о них очень немногое, хотя иногда в наших головах всплывают воспоминания о былых отношениях с ними, которые имели место еще до Раскола. Тем не менее, нам еще предстоит определить ту роль, которую они сыграют в нашем будущем (если, конечно же, им вообще удастся как-либо повлиять на него).

Упыри

Хотя некоторые из нас верят, что упыри или вампиры некогда принадлежали к числу фей, другие представители нашего Дома чувствуют, что убеждения обычных крестьян могут быть гораздо ближе к истине: в конце концов, эти существа и правда гораздо более похожи на трупы, оживленные нечистыми духами злых чародеев. На протяжении многих веков, ведьма, именуемая Бабой Ягой, которая, если верить слухами, так же была упырем, посылала кошмары в Грезу. Теперь мы были исключительно рады услышать о том, что она исчезла. Тем не менее, мы слышали и о других упырях, которые похищали смертных для своих отвратительных чародейских экспериментов. Старайтесь держаться от этих существ подальше, если, конечно же, у вас нет под рукой длинного осинового кола и острого стального клинка.

Оборотни

Когда-то давным-давно мы встречались с волколюдьми, которые умели изменять свой облик. Первый из их рода вышел из наших лесов, состоящих из сосны и серебряной березы, для того, чтобы занять свое законное место во главе этого рода. Многие из их числа помогали лешим, стремясь сохранить наши земли. Некоторые из народа волков даже посещали наши празднества и танцевали с нами, воздавая хвалу смене сезонов. Впрочем, другие представители их племени, славящиеся своими кровавыми когтями, отличаются гораздо большей жестокостью и заставляют наших Мечтателей страшиться Месяца, нашего отца. Зимние охоты на этих убийц всегда были нашим излюбленным, хотя и достаточно опасным спортом.

Призраки

Многие печальные духи скитаются в темных глубинах наших рек, медленно бродят во влажных туманах наших лесов или стонут в бесконечной агонии в ямах, расположенных под нашими ногами в болотистой тайге. Мы знаем о них. Русалки взывают к нам, и вода капает с их рук, когда они протягивают их в отчаянных мольбах о помощи. Некоторые из них являются Мечтателями, которых мы потеряли в ходе резни, устроенной последователями распятого бога. Другие призраки неизвестны нам, но они обращаются к нам теми же голосами и с теми же обвинениями, рассказывая об убийствах и преследованиях, обрушившихся на них на протяжении долгих столетий нашего отсутствия. Мы практически ничего не можем для них сделать, если, конечно же, не считать отмщения за все эти смерти. “Всему свое время”, -  говорим мы им, “всему свое время”.

Чародеи

Многие смертные пытались обрести силу фей. Немногие из них обладают кровью Кинэйнов, которая может позволить им прикоснуться к Гламуру и миру Грезы. Некоторые из нас помнят порочных чародеев, которые вели войны за право обрести власть, которой они так желали. Другие следовали заветам своего распятого бога и распевали радостные песни, которые заглушали рев пламени и крики наших сородичей, которых сжигали на кострах. Как бы то ни было, к ним следует относиться крайне осторожно.

Смертные

После нашего возвращения мы столкнулись с тем, что другие Ши относятся к смертным с каким-то странным благоговением. Какой смысл наблюдать за людьми издалека, и отчаянно желать прикоснуться к их Гламуру, если для этого достаточно просто подойти к ним и взять его? Даже если люди действительно породили нас своими грезами, то они должны были изначально грезить о нас, как о своих владыках. В прошлом мы старались избегать участия в большинстве смертных занятий, ибо они просто не интересовали нас. Зачем проводить время в коровнике вместе со скотом? Мы демонстрировали свою благосклонность только тем смертным, которые действительно были одаренными и страстными творцами. Как бы то ни было, у нас было достаточно любимцев, и мы часто зачаровывали ремесленников, которые украшали наши фригольды и изготовляли для нас изысканные вещи. Нам не нужны были слуги, так как домашние духи неустанно трудились нас, не выказывая при этом ни недовольства, ни своенравия. Теперь, впрочем, мы усвоили этот урок. Мы будем следить за смертными, наблюдая за тем, как другие наши сородичи влияют на них, и возрождая в их душах то преклонение, которое они некогда испытывали в отношении нашего рода. У нас будут смертные слуги, смертные любовники и Мечтатели, с которыми мы всегда сможем поиграть. Они научат нас тому, что понадобится нам для того, чтобы сделать этот мир своим.

Наше Потомство: Кинэйны Дома Варич

Хотя в прошлом мы не считали смертных равными нам, это никогда не мешало нам присоединяться к ним в ходе различных празднеств или использовать их для совокупления тогда, когда у нас возникало соответствующее желание. Лучше любить кого-то, кто не будет задет твоим отказом связать тебя с ним клятвами верности, нежели порождать гнев или недоверие среди подобных себе. Некоторые из них обладают искрой Гламура, особенно те, кому удалось сохранить свою веру в нас, невзирая на все минувшие годы. Прежде всего, мы должны попытаться найти их, чтобы они стали нашими слугами и советчиками в современном мире. Пока что нам удалось найти далеких потомков наших Кинэйнов во многих местах: некоторые из них принадлежат к числу шаманов Сибири, другие связаны с "черным рынком" (что бы не означало это выражение) в Новгороде, а третьи живут среди языческих бардов Латвии. Существуют и те, кто избрал своим домом эти новые земли на западе, и нам следует как можно быстрее найти их, после чего сделать так, чтобы никто не посмел посягнуть на них. 

Сокровища Дома Варич

Наш Дом питает слабость к определенным предметам. Изделия из янтаря и золота, устройства, состоящие из сложных узоров и роскошных мехов или хотя бы украшенные ими, изящные клинки и необычные магические игрушки - все эти вещи всегда привлекали нас. Те, кому хотелось заручиться нашей поддержкой, очень быстро осознали, какие дары особенно приятны нам. Тем не менее, описанные ниже сокровища занимают особое место в истории нашего Дома и вручались героическим наследникам Варича в различные периоды нашей истории.

Янтарный Вирм

Редкое Сокровище, уровень 3

В глубине темно-красного янтарного яйца свернулся крошечный спящий дракончик. Это яйцо, подвешенное на золотой цепочке и обрамленное сложной оправой в форме золотой паутины, является прозрачным, в результате чего посторонний наблюдатель может рассмотреть дракончика во всех подробностях. В некоторых случаях, дракончик поворачивается во сне, благодаря чему создается иллюзия того, будто бы это яйцо, в действительности, заполнено водой.

Если владелец этого Сокровища отправляется с ним в Грезу, то, использовав один пункт Гламура, он может призвать химерического дракона (с одним пунктом Гламура). Этот дракон (равный по силе химере 5 уровня) будет сражаться во имя призвавшего его, если, конечно же, тот принесет ему соответствующий дар в виде золота или янтаря. Дракон продолжает сражаться до тех пор, пока он не будет уничтожен или же пока его повелитель не прикажет ему вернуться в яйцо. Обряд призвания дракона может проводиться всего лишь раз в месяц. 

Глаза Снежной Девы

Уникальное Сокровище, уровень 4

В древние времена, волшебница по имени Чародей использовала кусочки золотого янтаря, который был прозрачным, как солнечный свет, для того, чтобы изготовить глаза той ледяной девы, которую она предназначала для нашего основателя, Варича. Когда пламенная страсть Варича уничтожила ледяную деву, эти янтарные глаза обнаружились в лужице необычно соленой воды. Варич сказал, что никогда больше не желает видеть их, но другие представители нашего Дома сохранили эти осколки прошлого, ибо в легендах говорилось, что они способны наиболее ясно видеть обличья наших врагов, Фоморов.

Если кто-то вставляет эти кусочки янтаря в свои глазницы и смотрит на мир через них, то, при определении присутствия существ, связанных с Грезой, считается, что владелец Глаз Снежной Девы обладает Проницательностью 5. Он так же способен пронзать взглядом иллюзии и другие разновидности магической маскировки.

Жар-Птица

Редкое Сокровище, 4 уровень

Это созданное нокерами Сокровище представляет собой замысловатую механическую птицу, изготовленную из рубинов и золота. Когда Жар-Птица одновременно оказывается в лучах солнца и свете луны, то она начинает петь и взмывает в небо, как только ее владелец прикажет ей сделать это. Оказавшись на высоте 100 футов она взрывается огненной вспышкой, освещающей окрестные земли на много миль вокруг ярко-золотым светом и указывающей на местонахождение ближайшего трода или того места, которое попросил указать ее владелец. Эта вспышка не наносит Жар-Птице какого-либо вреда, а сама она остается в небе до тех пор, пока не будет призвана обратно или же до следующего рассвета, в момент которого она возвращается на свой золотой насест и погружается в сон до тех пор, пока не будет призвана вновь. В ходе каждого пробуждения Жар-Птица может указать путь лишь к одному месту.

Славные и Бесславные

Хотя нам еще предстоит оставить свой след в современном мире, мы привели с собой немало уникальных и живых личностей, деяния которых вскоре привлекут то внимание, которого они заслуживают. Мы считаем, что нам очень повезло, что те, кто сейчас возглавляют нас, в полной мере представляют себе то, что было в прошлом, и что ждет нас в будущем.

Варич, Дитя Солнца и Луны

Будучи сыном Месяца (Луны) и Дажьбога (Солнца), которые относятся к числу легендарных Вил, Варич обладает густыми золотыми волосами, напоминающими волосы его матери, и раскосыми глазами с длинными ресницами, которые так же черны, как и ночное небо, которым правит его отец. Будучи беспокойным и несдержанным юношей, воплощающим в себе странное сочетание противоположностей и контрастов, Варич демонстрировал яростный нрав своей матери в сражении, и холодный разум своего отца во всем, что касалось магии. К сожалению, его родители проявили чрезмерное рвение в попытках найти достойную возлюбленную для своего идеального сына, что, в конечном счете, привело к тому, что сердце Варича оказалось разбито и он навсегда утратил возможность полюбить вновь.

Варич правил своим Домом на протяжении многих столетий, отличаясь твердой рукой и справедливым разумом, хотя, при этом, он не мог забыть ту тьму и боль, которую ему когда-то пришлось пережить. Он помнит все, и до сих пор тоскует по своей волшебной возлюбленной. Он хорошо знает, кто именно предал его, и не позволил своей ненависти остыть, невзирая на многие века, минувшие с тех далеких дней. Для него самого все это произошло как будто бы вчера, и все то время, которое он провел в Аркадии, так и не смогло заглушить боль и успокоить его душу.

Во время возвращения в мир смертных, Варич решил занять тело танцора, который был членом профессиональной театральной труппы - и это был воистину мудрый выбор, ибо теперь он получает Гламур из тех узоров танцев, которые он исполняет на сцене. Ему принадлежит собственный особняк, построенный в стиле Королевы Анны и выходящий окнами на залив Сан-Франциско. Самым его сокровенным желанием является стремление понять и победить узоры Бесконечной Зимы, чтобы раз и навсегда изгнать Фоморов, когда они вновь вернутся в этот мир. Тем не менее, он страшится того, что предстает перед ним в узоре грядущего. 

Рыцарь Вила Ириночка

Эта Ши, которая сейчас находится в возрасте Юноши и носит звание рыцаря, создала орден, именуемый Обтеняными или Измененными, так как она считает, что решение Варича, который приказал представителям нашего Дома заранее покинуть Мир Осени было поспешным и нечестным по отношению к нашим Мечтателям и Неодушевленным, которые не могли оставить свои Якоря. Вместе со своим отрядом, который так же восстал против решения Варича, она осталась для того, чтобы сражаться вместе с Благими Домами, в результате чего ей удалось спасти некоторых наших Мечтателей и убедить их помнить Дом Варич на протяжении всех тех веков, которые мы провели в Аркадии. Будучи иногда крайне самоуверенной и несдержанной, Ириночка является сребровласой красавицей с раскосыми темными глазами. Благодаря разумному использованию оружия ей удалось пережить множество испытаний и она выполняет обязанности "разумной оппозиции", способной давать советы самому Варичу. Ее человеческое тело некогда принадлежало представителю одной из банд в районе Кастро. С тех пор она научилась играть на барабанах и, в данный момент, продолжает оставаться ударником Сирен, лесбийской рок-группы.