Глава 5. Потерянные души

Ты и я – язычники, и значит это всего лишь то, что мы отказались подставлять шеи под ярмо.
- Венделл Филлипс, Библия и церковь

 

Когда падшие вернулись в этот мир, они стали быстро восстанавливать прежний порядок и воссоздавать дворы, намереваясь в итоге открыть врата Бездны и выпустить оттуда своих собратьев. Но не все демоны поддерживали эти идеи. Некоторые падшие, впервые попав в тело человека и прочувствовав все его желания, мечты и надежды, думают по-другому. Они очнулись от кошмара Муки и получили возможность подумать: а что будет, если орды падших вернутся из Бездны в этот мир? Мысль напугала и обеспокоила многих из них.

Поэтому, хотя центром жизни на Земле для демонов остаются адские дворы, некоторые из вернувшихся предпочитают существовать за их пределами. Разумеется, правящие круги не могут простить такого нарушения их законов или открытого неповиновения двору (скрытые нарушения и неповиновение – это отдельная тема). Поэтому демоны, живущие без двора и его милостей, были названы ренегатами, а то и предателями. Им приходится самостоятельно бороться за существование, не получая поддержки от двора, и следить, чтобы их собратья не начали открывать врата, что означало бы конец известного мира.

 

Взгляд со стороны

Демоны, живущие за пределами дворов, сталкиваются с множеством опасностей. Они полностью зависят от собственных ресурсов и тех союзников, которых смогут найти. Хотя демоны дворов тоже стремятся быть независимыми, двор как организация может получить немало энергии и средств через своих вассалов и подданных. У отдельных демонов такой возможности нет, хотя некоторым из них и удается самостоятельно собрать значительные ресурсы. Однако чем сильнее и влиятельней становится чужак, тем больше вероятности, что двор обратит на него внимание и предпримет меры по усмирению выскочки. Чтобы скрыться от наблюдения со стороны дворов, ренегатам приходится жить скромно, что ограничивает их силу.

У одиночек нет защиты от врагов, которую получают подданные дворов. Министерство Орлов следит, не возникло ли угрозы двору, а остальные министерства с этой угрозой разбираются. Независимые демоны могут полагаться только на себя и, возможно, на малочисленных союзников среди падших и людей. Во время рейдов охотников они не только не получают защиту, но и зачастую просто «сдаются» дворами, желающими отвести от себя подозрения. Разумеется, такая схема работает в обе стороны, и всегда есть вероятность, что одиночка продаст охотникам информацию о дворе. Тем больше у демонов причин следить, чтобы одиночки не слишком много знали о дворах и их деятельности.

Сильнее, чем охотников, одиночки опасаются Привязанных к Земле, которые порой выискивают демонов или небольшие компании падших, рассчитывая переманить их на свою сторону и убедить в правильности своих целей. Если Привязанным не удается привлечь или запугать демона, они могут просто уничтожить упрямца, убрав тем самым лишнюю фигуру с игровой доски. Демоны дворов знают, что Привязанные разыскивают одиночек, поэтому стараются выйти на новичков первыми и или привлечь их к себе или сделать так, чтобы одиночка никогда не смог встать на сторону Привязанного (если такая работа проведена плохо, у Привязанных могут появиться новые вассалы, так что тут требуется осторожность).

У одиночек практически нет доступа к хранилищам знаний и информации дворов. Это значит, что демонам приходится самостоятельно разбираться с процессами, происходящими в мире смертных. При этом у них меньше возможностей вспомнить свое прошлое и восстановить силу. Возвращающиеся демоны, захватывающие тела смертных, часто плохо помнят о времени перед заключением, еще меньше – о том, что происходило до войны и Мятежа. Демоны двора могут сравнивать записи, делиться воспоминаниями, получать помощь от более опытных демонов. Одиночки могут полагаться только на себя и свои связи, разбираясь со своими знаниями и способностями. Они сами должны вспомнить о своей природе, что значительно осложняет их борьбу с Мукой. Не один ренегат спрашивал себя, а есть ли смысл сражаться с болезненными воспоминаниями и не проще ли сдаться и вернуться к себе подобным.

Хотя некоторая часть демонских знаний и способностей присуща им всегда, с самого момента создания, большая доля знаний была забыта вернувшимися. Эти знания надо восстанавливать. Адские дворы быстро восстанавливают знания и начинают пользоваться ими. У одиночек гораздо меньше возможностей для воспоминаний и обучения. Им часто приходится в одиночку складывать целостную мозаику из имеющихся у них обрывков информации, пытаясь при этом найти порядок и смысл во вселенной, в которую они перестали верить давным-давно. Многое изменилось с момента заключения падших в Бездну (по крайней мере, так кажется самим демонам). Возможно, они вспоминают не то, что было на самом деле. Кто знает?

Разумеется, очень часто Привязанные хотят стать для одиночек учителями и наставниками, но их помощь никогда не обходится даром. Большинство ренегатов не хотят платить цену, которая кажется им слишком высокой, но порой, когда их желание знать становится все сильней, они меняют точку зрения на этот вопрос.

 

Дома

У демонов из разных Домов могут быть свои причины, по которым они отказываются жить при дворе, но среди ренегатов встречаются представители всех Домов. Некоторым не нравятся ограничения, накладываемые дворами, другие пытаются создать собственные структуры, способные заменить дворы.

 

Дьяволы

Дьяволов к независимому существованию приводят высокомерие и склонность к мятежу.

Сладкоречивые Дьяволы могут собрать вокруг себя последователей и вспомнить, что «Лучше царствовать в Аду, чем прислуживать на Небесах1». Не желая становиться мелкой шестерней в механизме двора, Дьявол может стать заметной и влиятельной фигурой в мире смертных, если, конечно, сумеет справиться с врагами. Некоторые Дьяволы порывают отношения с дворами (или вовсе их не завязывают), чтобы создать свои собственные базы.

Такое отношение привлекает к независимым Дьяволам внимание Пентархии, потому что эти одиночки могут стать угрозой для двора или вызывать своей деятельностью ненужный интерес со стороны Привязанных и охотников. Дьяволам-одиночкам приходится соизмерять свое стремление к власти и необходимость в маскировке и скрытности, по крайней мере, до тех пор, пока они не станут достаточно сильны, чтобы дворы могли помешать им. Живущие вне дворов Дьяволы почти всегда окружают себя смертными слугами и приверженцами, которые одновременно тешат самолюбие хозяина и защищают его от врагов.

 

Кнуты

Довольно много Кнутов предпочитают самостоятельное существование среди смертных. Когда-то они повелевали ветрами, и их до сих пор манит дальняя дорога (или открытое небо). Кнуты-одиночки часто становятся бродягами, путешествующими от одного места к другому в поисках интересных вещей. Кнут может стать таинственным странствующим целителем (что дает ему возможность заключать договоры) или серийным убийцей, оставляющим за собой след из трупов, или даже воплотить в себе непонятное бедствие, поражающее случайных людей без видимых причин. Охотники на демонов тщательно отслеживают случаи таинственных смертей, убийств и вспышек заболеваний, определяя по ним путь того или иного падшего.

Странствующий Кнут может стать наемным убийцей или целителем, если другому демону понадобится его помощь. Иногда кнуты предлагают свои услуги дворам (или своим собратьям-ренегатам) и зарабатывают таким образом признание.

 

Преступники

Некоторые Преступники хотят лишь одного – чтобы их оставили в покое и позволили заниматься работой. Если двор не оценил способности и плоды труда Преступника, демон может задуматься о поиске нового места обитания и приложения своих талантов. Из всех падших у Преступников больше всего шансов найти покровителя , готового снабжать демона всем необходимым в обмен на его работу. Преступник-одиночка может найти себе богатого смертного, влиятельного ренегата или даже целую корпорацию, согласную предоставить демону убежище, средства и защиту. Демону остается лишь продолжить работу над новыми интересными изобретениями. Некоторые преступники пользуются этой возможностью и меняют покровителей, когда те становятся чересчур требовательными или просто становятся не на ту сторону.

Другие Преступники предпочитаю сохранить как можно большую независимость. Они нанимаются к любому, готовому платить запрашиваемую цену (для смертного такой ценой обычно становится договор), и сохраняют полный нейтралитет во всем. Порой двор готов закрыть глаза на такое поведение и простить умелого и талантливого Преступника, в особенности если тот согласен работать по заказу двора.

Не все Преступники ставят свое мастерство на первое место. Для них талант может быть средством, позволяющим достигнуть цели, но не самоцелью. На таких демонов обычно сильно влияют надежды и желания их смертных носителей. Они хотят помешать ордам падших выбраться из Бездны. Свои умения и способности они могут использовать по-разному: например, охранять одну отдельно взятую человеческую семью. Или стараться подорвать основы двора и Привязанных и защитить человечество от их махинаций.

 

Изверги

Изверги по природе своей склонны к одиночеству. Их знание и способность к предвидению часто отделяет их от других падших, которые посматривают на Извергов с некоторой опаской. Небесное движение восхищает Извергов, порой они действуют, руководствуясь только им понятными знаками и указаниями. Хотя Изверги утверждают, что в этих знаках они видят судьбу, они часто не могут точно сказать, что же это за судьба. Многих интересует, не утратили ли они способности видеть замысел творца после Падения. Если так, то сейчас у Извергов остались только иллюзии и тщетные надежды. Этот Дом до сих пор силен в умении манипулировать снами и играть на нитях судьбы.

Изверг, живущий вне двора, делает это по двум причинам. Возможно, их убеждения и надежды (полученные от носителя) не позволяют им поддерживать планы двора. Возможно, покинуть двор их вынудили предвидения и знамения. Некоторые Изверги подумывают, не направляет ли их к неведомой цели невидимая рука их Создателя, для других важно только то, что они поступают правильно. В любом случае Изверг использует свои умения, чтобы защитить себя и других от внимания со стороны двора.

С независимыми Извергами приходится считаться, так как они могут управлять вроде бы случайными явлениями. Удача или проклятие, напророченные смертным, позволяет демонам собрать слуг. Это же делает Изверга полезным помощником для подданных двора, обеспокоенных щекотливым вопросом. До сих пор к Извергам обращаются как к прорицателям и оракулам, хотя часто они сами управляют предсказанными событиями.

 

Осквернители

Осквернителей привлекает общество смертных, но большинство из них предпочитает иметь дело с людьми, чувствуя за спиной поддержку двора. Осквернители, решившиеся жить независимо, стараются скрыться как можно дальше, чтобы их нельзя было найти. Благодаря своим способностям они могут надеть практически любую личину и смешаться с любым обществом. На самом деле адские дворы даже приблизительно не знают, сколько Осквернителей ускользнуло из-под их контроля. Возможно, те нити, которые стали им известны, ведут лишь к нескольким Осквернителям, меняющим личины и занятия. Таких демонов может быть много. Поговаривают, что существуют целые организованные группы Осквернителей-ренегатов, которые меняют маски и стараются держать чужаков в неведении относительно своей деятельности и состава.

Как бы то ни было, некоторые Осквернители уходят от ограничений двора и начинают решать все вопросы самостоятельно. Они прекрасно понимают подоплеку человеческих желаний и, пользуясь этим, собирают вокруг себя последователей. Они могут дать то, что общество смертных считает одним из своих идеалов – красоту. Кто не соблазнится обещанием сияющей красоты, вечной молодости (ну, примерно так), обещанием исполнить самые дикие сексуальные и романтические фантазии? Все это могут дать Осквернители, но, конечно, за плату. Такой подход делает их брокерами и торговцами, работающими с влиянием и властью. Демон, так или иначе оказавшийся вне двора, всеми силами постарается наладить хорошие отношения с Осквернителями. Они могут предоставить связи, организовать безопасные убежища и даже снабдить ренегатов новыми личинами (в комплекте с новыми лицами и телами).

 

Пожиратели

При дворе Пожиратели – это хорошие солдаты, готовые сражаться со всем, что угрожает двору или падшим. Пентархия старается перенаправить их агрессию так, чтобы получить максимальную пользу при минимальном риске. Пожиратели, живущие вне двора, - это те, кто не может или не желает подчиняться ограничениям министерств, не хочет участвовать в бесконечных политических играх и запутанных интригах, те, кто выступает против своих собратьев. Эти Пожиратели хотят действовать, и они хотят действовать сейчас.

Некоторые из них – настоящие дикари, почти полностью поддавшиеся своей необузданной природе. Современный мир для таких Пожирателей – новые джунгли, человечество – их жертва. Они сеют страх, боль и отчаяние и пожинают веру тех, кто считает, будто их мучает зверь из Бездны. Адский двор считает таких ренегатов самой серьезной угрозой, так как они привлекают к падшим внимание человеческих властей и охотников на демонов. К счастью, из всех падших именно ренегаты-Пожиратели чаще всего становятся жертвами охотников, которые устраняют наиболее явную угрозу и не обращают внимания на дворы.

Другие Пожиратели проявляют больше сдержанности, но и их не устраивает образ жизни дворов. У них есть свои мысли насчет будущих действий, и им не нравится, когда трусы и интриганы выискивают пути, на которых их задницам почти ничего не угрожает. Такие Пожиратели предпочитают бить первыми.

Некоторые из них сохранили сочувствие к человечеству и Творению и хотят защитить их от демонов. Они пытаются разрушить планы дворов и Привязанных и готовы ради этого пожертвовать своими жизнями, как и подобает хорошим воинам. Другие делают прямо противоположное – сотрудничают с Привязанными или пытаются открыть врата Бездны, зная, что усилия и упорство сделавшего это будут по достоинству вознаграждены. Наконец, некоторые Пожиратели полностью отказались от войны. Они ищут мир и покой среди дикой природы, где их не затрагивают проблемы цивилизации и общества демонов. Но все же им не часто удается забыть, кто они и откуда.

 

Убийцы

Демоны смерти получили в новом мире невиданную ранее силу, ведь теперь смерть забирает куда больше количество живых существ, чем раньше, а в сумрачном пространстве между жизнью и смертью собралось немало духов и призраков, на которых могут влиять Убийцы. Поэтому некоторые Убийцы задали себе вопрос: а зачем им нужна поддержка дворов и других Домов?

Некоторые Убийцы предпочитают управлять собственным адом, а не раболепствовать перед пентархией и двором. Они выбирают для себя заброшенные уголки, связанные со смертью – кладбища, морги, поля сражений – и становятся вожаками привидений, обитающих там. Открытие Бездны вызвало в потустороннем мире настоящую бурю, от которой рассеялось множество привидений. Убийцы предлагают им убежище и защиту от шторма в обмен на верную службу. Ну, а если демону потребуется больше слуг, он знает, откуда берутся привидения…

Других Убийц испугала роль смерти в современном мире. Они помнят, что когда-то приносили живым существам последний покой, возвращая их в землю, чтобы напитать следующий цикл развития. Они прекрасно помнят, как сердиты они были, когда узнали, что с началом войны смерть получила власть и над людьми. Теперь они видят, как их бывшие подопечные страдают и умирают миллионами, и их сердца обливаются кровью. Убийцы видят и слышат, как мучаются духи в сумрачных землях, как они жаждут забвения, но боятся встретиться с тем, что ждет их за порогом неизвестности.

Такие Убийцы решили стать защитниками жизни, как и прежде, используя силу смерти только для того, чтобы уравновесить цикл, предлагая помощь и утешение там, где они требуются. Они не могут позволить падшим принести Творению смерть и разрушение. Если им понадобится уничтожить своих собратьев, чтобы остановить их, Убийцы сделают это.

 

Группировки за пределами дворов

Хотя большая часть группировок прекрасно вписывается в структуру дворов, влияя на проводимую демонами политику, некоторые из членов этих группировок отказываются от подчинения двору. Они считают, что им выгоднее не вмешиваться в дела других демонов и не ограничивать себя традициями двора. Помимо представителей основных фракций, за пределами дворов существует немало мелких группировок. Принадлежащие к самым влиятельным при дворе группировкам демоны встречаются среди ренегатов реже всего (и наоборот).

 

Жаждущие

Этих демонов-нигилистов редко можно встретить среди подданных двора, но за его пределами Жаждущие встречаются часто. Никто не знает точно, сколько их, но не один демон задавал себе вопрос, сколько же Жаждущих на самом деле трудится над достижением их мрачных целей. Кажется, что некоторые Жаждущие объединяются с Привязанными, но большая часть из них работает самостоятельно или небольшими группами при поддержке смертных сторонников и, возможно, даже привидений и других сверхъестественных созданий, которых им удалось привязать к себе (в особенности это относится к Жаждущим Убийцам).

Жаждущих не волнует, освободятся демоны из Бездны или останутся там на веки вечные. Их интересует только разрушение. Война закончилась, падшие проиграли. Все, что им теперь остается – лишить Бога его Творения. Если им суждено пасть, пусть вместе с ними в языках пламени падет вся проклятая вселенная. Не важно, что там говорят демоны-политики и ораторы. Ничего не имеет значения, потому что очень скоро все проблемы бытия будут представлять только теоретический интерес.

Планов по уничтожению вселенной примерно столько же, сколько и самих Жаждущих. Сейчас Жаждущие только-только осваиваются в новом для них мире и закладывают основание для выполнения своих далеко идущих планов. Хотя кое-кто из них тешит себя мечтами о всемирной войне и пандемиях, большинство Жаждущих умнее. Они выжидают и накапливают силы. Множество тысячелетий они провели в Аду. Теперь они могут потратить несколько человеческих веков, чтобы как следует разработать свои планы уничтожения.

 

Миротворцы

Миротворцы, чьи цели полностью расходятся с целями Жаждущих, не всегда могут найти общий язык с дворами. Искры божественности, затерянные в смертных телах, которыми теперь владеют Миротворцы, пробудили их собственную божественную природу. Они не хотят открывать врата Бездны. Впрочем, возможно, они и согласятся на это, чтобы помочь запертым там демонам осознать и искупить все их проступки во время и после войны. Они хотят возместить ущерб, нанесенный Творению, и помочь человечеству хотя бы частично вернуть тот рай, который люди потеряли из-за восстания падших.

Хотя некоторые Миротворцы живут при дворах, стараясь своим примером побудить других к исправлению, многие из них считают двор бесполезным местом. Они предпочитают самостоятельно бороться за спасение этого мира. Эти Миротворцы работают, по одиночке или небольшими группами, пытаясь помочь человечеству. Иногда их помощи хватает только на то, чтобы изменить одну-единственную жизнь, но они верят, что даже малые дела помогают им лучше раскрыть собственную божественную природу и на время избавиться от Муки.

У самых влиятельных и проницательных Миротворцев есть свои цели: помочь людям объединиться и изменить этот мир. Но для достижения этих целей нужно время, усилия и упорство, особенно если двор решит, что Миротворцы зашли слишком далеко и их нужно остановить. Пока что дворы предпочитают не обращать внимания на деятельность Миротворцев, от которых беспокойства гораздо меньше, чем от яростных Жаждущих или Привязанных, но едва ли дворы могут позволить себе полностью наплевать на эту группировку. Миротворцы понимают это и готовятся к неизбежному столкновению, зная, что будущее человечества и их собственное искупление сейчас подвешено на волоске.

 

Инквизиторы

Для многих Инквизиторов дворы – это необходимое зло. Двор – это система, предоставляющая падшим все необходимое для жизни в мире смертных, что позволяет Инквизиторам продолжать поиски истины. Они считают, что поддерживать двор – это их обязанность до тех пор, пока двор полезен для них.

Но некоторые Инквизиторы считают, что двор – это в лучшем случае бесполезное заведение, отвлекающее от поиска, в худшем – умная и хитрая ловушка. Как легко увлечься политическими интригами и играми двора и позабыть об основной цели – понимании истинной природы вещей! Такие твердолобые Инквизиторы отказываются от придворной жизни ради следования своему призванию. Некоторые даже верят, что для падших будет лучше жить вообще без дворов, полагаясь только на собственные силы, чему сейчас мешают дворы.

Разумеется, такие Инквизиторы встречают при дворе плохой прием (если, конечно, вообще появляются перед жителями двора). Часто они предпочитают жить отшельниками и заниматься только изучением тайн Творения. Иногда их высылает в пустынные места пентархия, они спасаются там от отрядов Зубров, опасаясь ареста и уничтожения из-за своих идей. В основном они хотят только одного – чтобы их оставили в покое, но иногда работа требует от Инквизитора принять участие в делах мира. Возможно, среди людей (или в человеческой истории) скрывается ключ к познанию божьего плана. Поэтому Инквизиторы-ренегаты путешествуют (часто – в сопровождении союзников) по отдаленным местам, разыскивая осколки древних знаний или смертных ученых с необычными идеями.

 

Фаустианцы

Для Фаустианца вера – это сила, а сила – это все, что имеет значение. После бессчетных тысячелетий в Бездне, где они были лишены силы, демоны попали на настоящее пиршество веры. Они могут брать столько силы, сколько пожелают (не становясь при этом слишком жадными). Возможно, Фаустиацны, живущие при дворах, согласны делиться своей силой с другими. Может быть, они надеются, что им удастся проследить тайный ход вещей до того, как они распахнут врата Бездны и впустят в этот мир орды жаждущих мщения демонов. Другие Фаустианцы не столь оптимистично смотрят в будущее, им совсем не нравится перспектива передать владычество над Землей в руки Лордов Бездны. Они не хотят, чтобы пострадало их излюбленное детище. Они не собираются играть по правилам двора и ограничивать свою силу. Тысячелетиями они были вынуждены сдерживаться. Теперь они свободны!

Фаустианцев-ренегатов интересует только одно: искусство заключать сделки. Каждый заключенный договор, каждый новый слуга увеличивает их личную силу и дает им новые средства для защиты их интересов в этом мире. Каждый раб – это вера, не доставшаяся другому демону, а значит, Фаустианец может чувствовать себя лидером.

Нужно быть очень умелым интриганом, чтобы избежать внимания со стороны двора, иначе пентархия решит, что ты представляешь угрозу и от тебя надо избавиться. А это значит, что Фаустианцы-одиночки прекрасно владеют умением отвлекать от себя внимание. Двор можно занять другими делами, например, никому не подконтрольной группой Жаждущих или новым демонопоклонническим культом, который привлечет внимание охотников на демонов. Разумеется, с демоном-ренегатом этот культ напрямую не связан! Перемещайте фигуры на доске и не позволяйте никому определить ваше местонахождение, иначе вас победят. Так Фаустианцы проворачивают свои дела.

 

Люцифериане

Самые консервативные из всех падших, Люцифериане почти всегда поддерживают дворы, но и среди них находятся недовольные действиями дворов и всем тем, что творится вокруг.

Кое-кто считает, кто члены пентархий и их прихвостни слишком быстро присвоили себе власть именем Люцифера, но слишком мало делают для того, чтобы выяснить, где же находится их вождь. Не секрет, что многих падших мало волнует вопрос о том, что стало с их бывшим предводителем. Их бы вполне устроило, если бы выяснилось, что Люцифера больше не существует, так как это позволило бы им упрочить свою власть над двором. Никто из них в открытую не признается в таком предательстве, но те, кто сохранил преданность делу, знают о подобных настроениях.

Все больше становится тех, кто заявляет, что война с Небесами закончена, так или иначе. Некоторые демоны считают себя победителями, указывая на состояние мира как на доказательство того, что Создатель предоставил его своей судьбе, позволив падшим делать все, что угодно. Другие утверждают, что победить Небесное Воинство невозможно. Демоны могут надеяться только на относительно приемлемое существование в этом мире. Многие Люцифериане не готовы принять эти точки зрения до тех пор, пока сам Люцифер не подскажет им нужный вариант (может быть, не согласятся и тогда). Только их вождь может решать, закончена ли война.

Коротко говоря, некоторые Люцифериане считают, что сейчас важнее всего – выяснить, что же случилось с их вождем. Так как дворы, по всей видимости, по уши увязли в политических играх и борьбе за влияние, заниматься поисками пришлось самым преданным последователям Люцифера. Хотя мало кто из них полностью порвал с дворами, кое-кто все же решил, что искать улики, способные привести к желаемым ответам, удобней в одиночку. Дворы открыто не противостоят демонам, ищущим Денницу, но некоторым группировкам совсем не хочется, чтобы были найдены хоть какие-то следы их прежнего вождя (разве что это поможет им укрепить собственную власть). Поэтому Люцифериане-одиночки постоянно сталкиваются с тайным противодействием некоторых членов двора.

 

Другие группировки

Перечислить все остальные группировки демонов почти нереально. Никто из них не достиг достаточной известности, чтобы приобрести влияние, даже если бы им пришло в голову объединиться, поэтому падших они мало волнуют.

Мелкие фракции часто возникают из-за конфликтов с политикой двора и несогласия с его действиями. Небольшая группа демонов объединяется вокруг харизматичного и влиятельного лидера и откалывается от двора, потому что не может найти при дворе поддержки своим планам. Некоторые из этих групп вскоре разваливаются, не выдержав тягот жизни в открытом мире, и большая часть их участников возвращается ко двору. Другим удается выжить, но реальной силой, к которой прислушиваются, они не становятся. Демоны, желающие сохранить свое положение и не собирающиеся противодействовать пентархии, упорно игнорируют таких выскочек.

 

Разнообразные цели

Чего же хотят демоны, живущие за пределами дворов? Цели у них могут быть самыми различными, но есть вещи, в которых заинтересованы все демоны-ренегаты. Им приходится немало потрудиться, чтобы защитить свои интересы от политики дворов.

 

Выживание

Одиночки хотят выжить, как и все остальные падшие. Их выбор – выживание в мире смертных, который уничтожит их, если будет такая возможность, при этом они не получают поддержки и помощи со стороны дворов и собратьев, разве что от таких же одиночек, как и они сами.

Поэтому для таких демонов огромное значение приобретают воспоминания и жизненный опыт их носителей. Без них падший затеряется во враждебном, незнакомом ему мире. Имея эти воспоминания, демоны могут поддерживать свое существование и даже продолжать вести жизнь того человека, чье тело они захватили. У некоторых могут возникнуть трудности из-за изменений в характере и даже внешности, поэтому им приходится создавать для себя легенды и менять личины, но остальные могут без особых затруднений вписаться в мир людей, так как во многом эти демоны и есть те смертные, в чьих телах они живут.

Чтобы выжить, одиночкам приходится постоянно скрывать свою демонскую природу от большинства людей, так как иначе их могут принять за умалишенных (а то и за одержимых, если наблюдатель окажется достаточно проницательным). Падшие, выбравшиеся из Ада, не хотят оказаться в психушках. Еще сильнее риск привлечь к себе внимание охотников на демонов или экзорцистов.

 

Вера

Необходимость постоянно прятаться от смертных мешает получить то, что больше всего нужно демонам – веру. Человечество обладает искрой божественности, благодаря которой падшие могут жить и влиять на Творение, если, конечно, им удастся завладеть этой искрой и раздуть ее в пламя. Для этого демонам надо пробудить в людях веру в сверхъестественное, в особенности – в самих демонов, которые рискуют открыть свою истинную природу перед циничной, трусливой, апатичной расой смертных, некогда предавшей падших и равнодушно смотревшей, как их ссылают в Бездну. Это огромный риск, но ничего другого одиночкам, желающим не только выжить, но и преуспеть, не остается.

Как и при дворах, у ренегатов существует несколько точек зрения на то, как можно разворошить угли веры в человеке. Некоторые предпочитают воздействовать ужасом и болью, но от этого только возрастает внутренняя Мука демона, а одиночки стараются этого не допускать. Другие создают свои собственные культы или превращают некоторые религиозные верования в эффективное оружие, хотя всегда сохраняется вероятность того, что последователи обнаружат, что их «гуру» или «мессия» вовсе не тот, за кого себя выдает (или на самом деле тот, кем представляется). Кое-кто из демонов собирает веру медленно, обрабатывая каждого человека в отдельности, заключая продуманные договоры и сделки. Это кропотливая работа, и ренегаты нередко опасаются, что им не хватит времени, чтобы войти в силу, в особенности если учесть, что адские дворы и Привязанные упорно реализуют свои планы.

Наконец, есть демоны, которые стараются вдохновить человечество, показать людям, что в них скрыта сила, которой можно пользоваться, если поверить в нее. Эти демоны становятся наставниками и учителями, они стараются работать в гармонии с людьми, вдохновляя и воодушевляя их, культивируя и направляя их веру, страсть и энергию. В лучшем случае таких падших считают идеалистами. Кое-кого начинает волновать вопрос: что же будет, если человечество осознает свою силу? Если падшим удастся показать смертным, на что те способны на самом деле, станут ли люди заботиться об изувеченных и страдающих от Муки некогда гордых служителях Создателя? Не отвернется ли возрожденное и осознавшее свою силу человечество от демонов, оставив их в Аду худшем, чем тот, из которого падшие недавно бежали?

 

Свобода

Долгие годы падшие были заперты в Бездне и страдали от Муки. Теперь они свободны и намерены эту свободу сохранить, не важно, как. Для одиночек понятие свободы связано не только с освобождением из Бездны. Это свобода от иерархической структуры двора, от требований других демонов, от долга и ответственности. Они были заперты в Аду, но теперь они хотят жить! Они хотят знать, что им может предложить этот мир, хотят достичь своих целей и исполнить свои желания.

Поэтому они избегают дворов и министров, указов и званий. Они находят себе место обитания и начинают заключать договоры, нужные им для жизни и процветания, собирая смертных слуг, которые предоставляют своим хозяевам веру и все остальное, что им может понадобиться. Как и смертные, падшие часто приравнивают свободу и силу, поэтому для сохранения свободы они должны стать сильными (так они сами считают). Но чем сильнее они становятся, тем больше вероятности, что на них обратит внимание двор и заставит присоединиться к себе, поэтому демонам приходится ограничивать свою свободу, если они хотят сохранить независимость от двора.

Некоторых ренегатов такая ситуация наталкивает на мысль, что полностью свободными они смогут стать только тогда, когда будут уничтожены дворы, которые всюду пытаются распространить свое влияние. Эти мятежники – настоящие анархисты, остальные демоны считают их опасными. Часто дворы устраивают на таких ренегатов целые облавы. Остальным демонам-одиночкам существование таких экстремистов доставляет только беспокойство, потому что привлекает внимание Стражей и Наблюдателей, готовых в зародыше уничтожить любую угрозу двору.

 

Утешение

Впервые за долгое время некоторые падшие смогли очнуться от Муки с помощью своих смертных носителей. Они вспомнили, кем они были и что потеряли. Они вцепились в эти воспоминания и прозрения, как тонущий хватается за соломинку, чтобы изжить Муку, восстановить рассудок и найти опору.

Это – одна из главных причин, по которым ренегаты предпочитают жить за пределами дворов. Они больше не могут вписаться в общество демонов, загнанное в ловушку Мукой. Они ищут утешение и искупление самостоятельно или в компании небольшой группы демонов со сходными чувствами. Их собратья-демоны считают ренегатов слабыми, сентиментальными, странными существами, но демоны все же опасаются, что одиночки могут достичь неожиданных результатов. Если им удастся искупить свою вину, что станет с демонами дворов и Владыками Бездны? Что случиться с мятежом и тем делом, ради которого демоны так долго страдали и боролись?

 

Жизнь смертного

Некоторые демоны предпочитают существовать в этом мире на своих условиях, не оглядываясь на мнение двора, группировок, даже других представителей своего Дома. Их не интересует политика, цели падших в этом мире, их не интересует даже война. У них могут быть свои цели, но в основном они хотят одного – чтобы их оставили в покое. К сожалению, именно этого их собратья и не могут сделать.

Обычно одиночки испытывают настоящее потрясение при первом контакте с человеческими воспоминаниями и эмоциями. Хотя падшие сражались за людей в войне, жертвовали ради них собой, чувствовали себя преданными своими смертными сторонниками, они никогда не могли полностью понять, что же это такое – быть человеком. Те смертные, чьи тела захватили демоны, обычно имели свои надежды и желания, потребности и мечты, и падшие полностью унаследовали столь необычное имущество.

Некоторые падшие продолжают жизнь, которую вели их носители, только потому, что это является удобным прикрытием. Они могут чувствовать связь с людьми, местами, предметами их прошлой смертной жизни, даже поддерживать эту связь. Но бывают демоны, которым недостаточно только поддерживать жизнь смертного, они хотят жить ею! Они хотят стать тем смертным, в теле которого обитают, и забыть о славе Небес и мучениях Ада. Они хотят быть просто человеком, хотя бы недолгое время, и узнать, что же такое человеческая смерть, когда придет их черед.

Даже те падшие, которые не порвали с существованием демонов, чувствуют притягательность человечества. Это то средство, которое успокаивает их Муку, поэтому они хотят побольше узнать о жизни людей, чтобы лучше понять собственную судьбу. Если для других демонов человеческая жизнь – лишь прикрытие, для ренегатов это надежда и обещание будущего спасения.

 

Стать своим

Демоны, живущие за пределами дворов, должны сохранять осторожность. Одно неверное движение – и их надежды на искупление будут разрушены другими падшими, испуганными людьми, охотниками на демонов или иными врагами. Впрочем, демоны умеют сражаться с упорным, вроде бы всемогущим врагом лучше кого бы то ни было. Они вели такую войну годами и готовы продолжить ее в любой момент, если понадобиться.

Ренегаты внимательно следят за демонами, недавно выбравшимися из Бездны. Они часто выискивают новичков и предлагают им присоединиться к их группе, в особенности если по новому демону видно, что жизнь в человеческом теле уменьшила их Муку. Разумеется, в этих поисках им приходится соперничать с адскими дворами, поэтому ренегаты немало рискуют, тем более если новичок по-прежнему верен старому порядку или же полностью попал под действие Муки.

Одиночки внимательно наблюдают за деятельностью членов дворов, смотрят, не пробуждаются ли в них признаки человечности и осознание окружающего. Они могут подойти к такому демону и предложить ему помочь в преодолении Муки, попросить оставить двор. Это тоже опасно, так как шпионов, двойных агентов и подставы никто не отменял. К счастью, одиночки, хоть и чувствуют сострадание к своим собратьям, идиотизмом не страдают.

Новичкам мало рассказывается о вновь приобретенных союзниках, потому что никто не может выдать того, чего не знает. Обычно ренегат становится для новичка или нескольких новичков наставником и проводником. Прежде всего он помогает новым демонам найти место, где они могли бы взять под контроль свою Муку. Когда становится ясно, что они могут принимать решения и не погружены полностью в свою боль, они узнают немного больше об обществе ренегатов и своих новых союзниках (а возможно, и друзьях).

Часто ренегаты расходятся во мнениях о том, что же надо рассказать новичкам об адских дворах. Некоторые предпочитают полную откровенность, чтобы новый демон мог сделать свой выбор. Он может присоединиться ко двору или стать ренегатом. Другие считают, что рассказывать о деятельности дворов просто глупо. Если есть выбор, кто-то может выбрать не то, что надо. Многие предпочитают половинчатую тактику, не скрывая всю информацию, но и не рассказывая обо всем и сразу, предпочитая сосредоточиться на помощи вновь прибывшим демонам.

Порвать цепи

Основная разница между демонами дворов и одиночками в том, что ренегатам удалось взять под контроль внутреннюю Муку, они смогли преодолеть ее благодаря природе своих смертных носителей и получили возможность вспомнить, кем они некогда были, и понять, кем могут стать, если только сохранят свое истинное «Я».

Для многих ренегатов пробуждение от Муки начинается тогда, когда они вселяются в тела смертных. Что-то в воспоминаниях человека действует на демона как стакан холодной воды или пощечина, позволяя падшему хотя бы на мгновение забыть о Муке и страданиях. Этот опыт дает демонам возможность избежать Муки или хотя бы научиться справляться с ней. Демоны, которые присоединились к дворам, обычно быстро забывают этот опыт, все глубже погружаясь в запутанные интриги демонского общества.

Иногда событие, уменьшающее Муку, происходит позже, когда демон сталкивается с другими смертными. Что-то может всколыхнуть воспоминания в мозгу человека-носителя - знакомое лицо, окружение, запах, звук. И тогда Мука демона теряется среди нахлынувших чувств: привязанности, ответственности, любви, грусти, другими эмоциями, которые дают падшему почувствовать, что же это такое – быть человеком и жить в мире.

Иногда ренегаты пытаются передать свои ощущения вновь прибывшим демонам, пытаясь вывести их из состояния Муки и помочь найти свой путь. Срабатывает такой подход редко, так как прозрения трудно передать. Иногда ренегатам удается хотя бы на мгновение прорваться сквозь боль Муки и коснуться настоящей личности демона, которая так долго была скрыта за болезненными ощущениями. Известно, что воспоминания о прошлом хозяина-носителя помогают демону адаптироваться, в особенности если в его окружении есть тот, кто хорошо знал этого человека.

 

Сохранить разум в безумном мире

Разумеется, первые прозрения, полученные демоном при вселении в тело, не длятся долго. Борьба с гнездящейся внутри Мукой требует времени и усилий. Ренегатам приходится совмещать действия, необходимые им для выживания, и стремление к добру, живущее в их душах. Они пытаются сохранить сострадание, отзывчивость, склонность к творчеству, свойственные их природе, и забыть жестокость, боль и обман. Это трудно сделать, так как многие хотят уничтожить ренегатов или присоединить их к себе. Некоторые вещи помогают падшим контролировать Муку:

Хорошие поступки: Ренегаты совершают хорошие поступки и проявляют доброту, чтобы повысить нравственность и лучше понять себя. Эти поступки могут быть самыми разными: от помощи смертным до поиска новых демонов и адаптации их в обществе. Важен не масштаб действия, а искренность, с которой оно совершается. Мелочи могут быть так же полезны, как и грандиозные дела, если они помогают демону еще на один день избавиться от Муки.

Человеческая жизнь: Многие падшие находят утешение в жизни обычного человека, которую они добровольно выбрали. Именно воспоминания смертных впервые показали демонам, кто они и кем стали, поэтому демоны часто ищут новые человеческие впечатления, которые могут по-новому осветить их жизнь. Сюда входят дружба, общение соседями, семья, даже романтические отношения. Возможно, у носителя все это уже было (хотя и не ценилось). Порой демоны сами развивают новые отношения.

Уединение: некоторые демоны пытаются снизить Муку с помощью раздумий и медитации в уединении. Такое встречается редко, так как у демонов в заключении было предостаточно времени, чтобы обдумать свое положение. Перспектива оказаться в одиночестве слишком напоминает демонам о заключении в пустоте на бесконечные века и заставляет их нервничать. Впрочем, кое-кому одиночество на Земле кажется приятней одиночества за пределами творения.

 

Потерянные души Лос-Анджелеса

Здесь описываются самые приметные из ренегатов Лос-Анджелеса, которые могут стать второстепенными персонажами ваших Хроник Демонов.

 

Диана Фаулер (Израхиль)

Дом: Убийцы

Диана Фаулер выросла в северной Калифорнии и перебралась в Лос-Анджелес несколько лет назад, чтобы реализовать свою мечту – стать известным музыкантом. Она собрала группу “ Foul Play ”. Группа, исполнявшая альтернативную музыку, стала выступать по клубам в надежде, что скоро они станут знаменитыми. Хорошие вокальные данные Дианы и ее способности только подогревали эту мечту. Но, как и в случае многих других групп, мечта не сбылась.

Годы тяжелой работы ради осуществления мечты, полунищенское существование, игра в самых грязных забегаловках города наложили свой отпечаток на Диану. Она все больше и больше попадала в зависимость от выпивки и наркотиков, при этом страдала ее музыка, что только усугубляло депрессию. В конце концов она утопила свои печали в слишком большой дозе наркоты и алкоголя, а то, что еще оставалось от ее души, покинуло беспомощное тело. Ее напарники нашли бы ее лежащей в луже собственной рвоты, но Израхиль наткнулась на нее первой.

Убийца поселилась в теле Дианы, чей разум был буквально одержим любовью к музыке и желанием успеха. Израхиль, любившая музыку с тех пор, как та только была создана, была тронута одаренностью Дианы и ее трагическим концом. Такие простые мечты, и так легко разбиты. Израхиль решила, что эти мечты должны исполниться, если не для Дианы, то для ее группы. Она писала песни, призванные разжечь искру веры в тех, кто слышит их, чтобы показать людям, что они могут верить в самих себя, если ничего другого не остается.

Неожиданно группа приобрела куда большую известность, и сейчас они ведут переговоры с известной звукозаписывающей компанией и готовятся подписать контракт. Напарники Дианы знают, кто она на самом деле, хотя один из них так и не может понять, то ли у нее просто поехала крыша, то ли она решила создать новый сценический имидж. Нельзя не заметить изменения, произошедшие в ней, а также то воздействие, которой эти изменения оказали на ее работу.

В свою очередь, Израхиль стала ярой защитницей человечества и надеется, что она сможет вернуть собственную душу благодаря вдохновению, которое она дарит людям и падшим. Прибыли, получаемые от выступлений, для нее лишь средство. Значение имеет только работа.

 

Шон Родес (Кафзиель)

Дом: Осквернители.

Шон Родес, выросший в Монтане, понял, что он отличает от окружающих, и понял, что это плохо и опасно. Он скрывал, что он – гей, и ждал, когда же у него будет возможность покинуть город. Когда звезда футбольной команды местной старшей школы попросил Шона помочь ему «решить проблемы» в кузове его грузовичка, тот согласился. Затем чувствующий себя виноватым ублюдок и его друзья попытались «выбить дерьмо» из Шона. На той же неделе Шон сел на автобус, идущий в Калифорнию.

Он нашел работу в гей-баре в Лос-Анджелесе и очень скоро понял, что у восемнадцатилетнего парня-гомосексуалиста в этом городе есть немало возможностей, надо только захотеть воспользоваться ими. Шон, оторванный от семьи, хотел. Его фотографии появились на нескольких сайтах, специализирующихся на порнографии, и имели успех, затем последовали съемки на сетевую видеокамеру и, наконец, предложение сниматься в фильмах. Деньги платили неплохие, а работа… ну, все было не так весело, как казалось со стороны, но в любом случае это было лучше, чем скакать за стойкой и разносить гамбургеры.

Вслед за деньгами, которые Шон зарабатывал, участвуя в съемках, и клубами, где он танцевал (и за деньги, и ради развлечения) появились состоятельные мужчины, очарованные парнем, и возможность почти ни в чем себе не отказывать. Экстази и гашиш помогали расслабиться и не думать о том, что его тискают старикашки, или о том, чем ему приходится заниматься. Можно было совсем не думать. Во многом это определило развязку, произошедшую однажды ночью, когда он принял слишком много наркоты и умер, не выходя из комы, покинутый своим последним хахалем.

Шон не смог прийти в себя, и тогда демон Кафзиель открыл глаза на больничной койке. После «чудесного выздоровления» он вернулся к прежней жизни Шона и без особых затруднений научился пользоваться преимуществами, которые давала ему его новая привлекательная оболочка. Нередко его спрашивали, не ангел ли он, и он всегда отвечал «да». В Западном Голливуде у него образовалось что-то вроде клуба поклонников из числа местного секс-меньшинства, и теперь он пытается впитать любой возможный опыт, который поможет сдержать Муку. Как и Шон, Кафзиель ищет настоящую любовь, но не надеется найти ее.

 

Луис Альварес (Тегри)

Дом: Пожиратели.

Родители Луиса приехали в Восточный Лос-Анджелес в поисках работы, как и многие до них. Его отец брался за любую работу, чтобы содержать семью. Он всегда был до ужаса вымотан и подавлен. Луис так жить не хотел. Он хотел что-то значить. Он хотел, чтобы его уважали, но не хотел работать до седьмого пота. Уважение он нашел среди членов банды. На улицах с ним стали считаться. Он готовился стать большим человеком.

Когда Луиса поймали и избили члены другой банды, его боль стала тем маяком, который заметил Пожиратель Тегри. Демон вселился в изувеченное тело Луиса. Даже полдюжины смертных, вооруженных цепями и ножами, не смогли ничего сделать с воином-демоном, поэтому им пришлось быстро убегать с места происшествия. Слух о том, как Луис раскидал шестерых парней, быстро разошелся по округе, и Тегри обнаружил, что он получил то, чего так жаждал Луис: уважение и известность на улицах.

Банды Лос-Анджелеса не стали для Пожирателя чем-то совершенно новым. Он уже видел подобные человеческие объединения, а их структура не слишком отличалась от принятой при адских дворах иерархии. Постоянные стычки и мечты Луиса пробудили в Тегри желание стать вожаком. Не просто главенствовать и править, но вести за собой, подавая пример, и тем самым вернуть себе часть уважения, которым ранее пользовался этот воин и солдат. Он решил, что он возглавит этих смертных и найдет тех, кто согласится присоединиться к нему.

Луис Альварес стал большим человеком., а у Тегри появилось много сторонников. Он все чаще разыскивает вновь прибывших демонов и предлагает им выбор: свободная жизнь, служба при адском дворе ил возвращение в Бездну. Некоторые из них соглашаются стать сторонниками и союзниками Тегри. Двор Лос-Анджелеса уже знает о существовании Пожирателя и может решить, что его присутствие в городе нежелательно. Тегри готов к этой войне, и он намеревается сделать все для победы.

 

Майк Шогнесси (Азалан)

Дом: Изверги.

Майк Шогнесси стал миллионером до того, как ему исполнилось тридцать, благодаря полученной научной степени по теории вычислительных машин, способности к программированию и желанию усердно работать на благо собственной Интернет-компании. Через несколько лет, когда положение в отрасли сетевых технологий стало неустойчивым, он практически разорился. Впрочем, такая судьба ждала не только его компанию. С вершин успеха он упал в самый низ: стал безработным без перспектив, одним из многих программистов, ищущих работу.

Он потратил немало времени, обдумывая ситуацию, но всегда возникали препятствия, преодоление которых от него не зависело. Он мог бы начать новое дело, но ему нечем было обеспечить требуемую ссуду. Тогда он стал вольнонаемным программистом, хакером, взламывающим системы и передающим клиентам информацию, которую те не могли получить законным путем. Эта деятельность принесла ему деньги, но она же снабдила его совсем не нужными знакомствами. Одного неверного шага хватило, чтобы новые «друзья» Майка решили, что этот неудачник приносит им только неприятности.

Азалан проснулся в теле брошенного умирать Майка. Он увидел формы и узоры человеческой жизни, а утонченность разума смертного напомнила ему красоту движения небес. Много времени прошло с тех пор, как Азалан видел их в последний раз. Он воспользовался своими способностями и знаниями своего нового тела, чтобы создать для себя нужную личину. Он позволил окружающим поверить, что Майк Шогнесси мертв, а затем воспользовался его умениями.

Азалану хочется знать очень многое, но он уверен, что вся информация где-то рядом, надо только взять ее. Сейчас вокруг немало демонов и людей, готовых платить кругленькие суммы за его услуги и опыт, не задавая при этом лишних вопросов. Он даже установил кое-какие связи с адским двором, хотя в целом предпочитает держаться от них подальше. Он предпочитает сохранить независимость. Он совсем не хочет, чтобы его вернули в Яму. Он будет искать истину, пытаться раскрыть божий план, а потом поделится информацией с окружающими, чтобы принести им мир.

1 Джон Мильтон, "Потерянный рай" [Назад]