Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: Наследство (Потомки)  (Прочитано 3147 раз)

Юкио

  • Голос Оттенков
  • *
  • Пафос: 126
  • Сообщений: 6001
    • Просмотр профиля
Наследство (Потомки)
« : 28 Февраля 2015, 02:25:22 »

Семнадцать лет назад Джордан Доннер вернулась домой и стала жить со своим отцом, Рендаллом. Они была одна и на шестом месяце беременности, но не говорила об отце ребенка. Три месяца спустя Джордан заболела из-за непредвиденных осложнений после рождения ее сына, Эрика. Она прожила, пока Эрику не исполнилось 10, а потом умерла во сне во время грозы. После этого Эрика растил Рендалл. Он научил мальчика играть в футбол. Он научил Эрика ремонтировать, разбирать и собирать двигатель его полностью восстановленного Pontiac GTO 1967 года. Когда Эрику стало 16, Рендалл купил ему его собственный полностью раздолбанный GTO. Старик пообещал, что они восстановят этот Понтиак так же, как он со своей последней женой десятилетия назад восстановили другой. Но год и девять месяцев спустя Судьба нарушила это обещание. Рендалл Доннер умер в своей кровати от обширного инфаркта, когда по небу на ногах из молний шли черные тучи.

Когда Эрик нашел тело, вернувшись домой с футбольной тренировки, на противоположных концах подушки Рендалла сидели два угольно-черных ворона, пробравшиеся в спальню через открытое окно ванной. Один из них выклевал левый глаз старика, и оба ворона смотрели на Эрика без капли стыда или вины. Еще очень долго Эрик не доверял своей памяти, вспоминая тот день. Он знал, что когда он вернулся домой, дедов будильник еще звонил. Он знал, что минут десять колебался перед тем, как открыл дверь. Он никогда не забудет состояния тела, когда в первый раз его увидел, и до конца дней будет помнить двух воронов. Но он поначалу никак не мог признать, что когда он открыл дверь, то вороны посмотрели ему в глаза и заговорили.
- Это твой дед, - сказал один чистым и ясным голосом.
- Как его знаем мы, - добавил второй. – Как его должен помнить ты.
Все, что Эрик первоначально предпочёл вспомнить – он закричал и упал в обморок. Когда он пришел в себя, воронов уже не было, но дедушка все же был мертв и все же не имел одного глаза.

Неделями после похорон Эрик предпочитал жить, как будто ничего не происходило – это было просто благодаря тому, что он каким-то образом избежал внимания органов опеки и попечительства. Он ходил в школу и на тренировки, никому не говоря о своей потере. Его профконсультант, мистер Тэлфи, попытался подбодрить его новостями о приближении Академических Оценочных Тестов. Тренер Вутен требовал, чтобы он вылезал со своего угла поля, если хочет показать себя вечером по пятницам. Рекрутеры будут наблюдать, уверял Вутен. И они не предложат стипендии лентяям, не способным прикрыть куотербека.

Эрику было все равно – ведь он похоронил всю семью еще до того, как получил право голосовать. Каждую ночь он сидел один, пил пиво из иссякающих запасов Рендалла, и пытался не думать. Когда дела пошли хуже, он достал фотоальбом матери и вспоминал лучшие времена. Когда стало еще хуже, он сел в красный GTO Рендалла в гараже, ощущая успокаивающий рык двигателя и слушая радио. Именно тогда его нашла Судьба и дала первый толчок навстречу будущему.

Эрик дремал за рулем, когда в гараже включился свет и дверь на кухню открылась. Сонно моргая, он посмотрел через лобовое стекло. Дверь кухни придерживал Рендалл Доннер.  Он был одет в синий комбинезон, который всегда носил, работая в гараже. Старик поманил Эрика за собой.

- Дедушка? – пробормотал Эрик, выключил двигатель и вышел.
- Заходи, - ответил Рендалл – Я должен тебе кое-что показать.
Эрик немного поколебался, так как не мог понять, что ему казалось неправильным. Он последовал за дедом. В прихожей Рендалл открыл проход на чердак и поднялся в пыльную тьму. Эрик последовал за ним, крепко сжав челюсти, чтобы подавить зевок.
На чердаке Рендалл встал на колени за коробками с рождественскими украшениями, сумками со старой одеждой и грудами ненужных игрушек, отодвинув их, чтобы отогнуть не прибитую доску. Оттуда он достал маленькую шкатулку – не больше их семейной Библии – и вернулся к свету. Он положил шкатулку на пыльный пол и подтолкнул ее к Эрику.
- Прежде, чем ты ее откроешь, - сказал Рендалл – Хочу, чтобы ты знал: я горжусь, как хорошо ты все переносишь.
- Переношу что?
- Мое присутствие, малыш. Ты ведь помнишь, что случилось, так?
Эти слова окончательно разбудили Эрика, и по спине его побежал холодный пот.
- Ты мертв, - сглотнул Эрик. – Значит, я тоже? Я надышался выхлопного газа?
- Что, в гараже? – покачал головой Рендалл. – Нет, ты в порядке. А теперь смотри в оба. Я должен тебе кое-что показать. Я собирался сделать это, когда тебе будет 18, но Судьба решила по-другому.
Эрик коснулся шкатулки, но ближе ее не подтянул.
- Она принадлежала твоей матери, - произнес Рендалл. – Она принесла ее, когда вернулась домой. Она говорила, что вещи внутри напоминают ей о твоем отце. И она часто смотрела на них, когда ты был в школе.
Голова Эрика закружилась.
- Но почему? Она всегда вела себя так, будто с моим... отцом что-то не так, - Заявление, что у него был отец, казалось таким странным, что Эрик едва мог произнести это слово. – Я думал, именно потому его не было, когда мама вернулась.
- Я его не встречал, - пожал плечами Рендалл.
В Эрике вспыхнула отчаянная надежда, когда ему в голову пришла прекрасная мысль.
- Ты можешь спросить маму? Где она? С тобой?
Рендалл отрицательно покачал головой, и на его лице появилась кислая гримаса.
- Почему нет?
- Я не могу ее найти! – рявкнул Рендалл, сильно ударив кулаком по полу. Стоявшая между ними шкатулка подпрыгнула. – Я не могу найти никого! Ни Джордан! Ни Элизабет! Никого из моих друзей или братьев! Там полный бардак!
- Дедушка, извини, - произнес Эрик, пораженный этой вспышкой. – Я не...
Рендалл покачал головой, отмахнувшись от извинений. Он стал еще тусклее. «Это я виноват, малыш. Там все так запутанно. Никто не знает, куда им идти или что делать. Там, где я очнулся после смерти, была дорога – но она никуда не ведет. Она заканчивается в булыжниках и вывороченной земле, будто оттуда вырывалось что-то огромное. Я не знаю, что это было, но дороги больше нет. Иногда мы доставали из-под булыжников странных древних людей, но они тоже ничего не знают. Я не знал, что еще можно сделать. Но вспомнил о шкатулке и вернулся».
- Ты можешь остаться?
Рендалл вздохнул и покачал головой. Теперь, в свете лампочки на 40 ватт, Эрик мог видеть сквозь него. Он хотел дотянуться и прижать деда к себе, но боялся, что это нарушит ту хрупкую связь, что установилась между ними.
- Возможность передвигать вещи и быть видимым для тебя – уже сложная задача, - сказал Рендалл. – Я чувствую, что разбитая дорога тянет меня обратно.
- Ты сможешь вернуться?
- Не знаю. Это и в первый-то раз непросто. Если я не смогу, то хотя бы покажу тебе это. – Он указал на шкатулку, и теперь Эрик подтянул ее к себе. Он провел рукой по гладкому, лакированному дереву, гадая, какие секреты могла скрывать там его мать. – И я хотел сказать тебе...
Голос Рендалла оборвался, и на чердаке стало тихо. Эрик снова был один. В пыли все еще оставались следы Рендалла, но старика больше не было. Эрик встретил его только раз.
Записан
Будущее уже наступило. Просто оно еще неравномерно распределено. (Уильям Гибсон)

I have an evil plan to save the world

Юкио

  • Голос Оттенков
  • *
  • Пафос: 126
  • Сообщений: 6001
    • Просмотр профиля
Наследство (Потомки)
« Ответ #1 : 28 Февраля 2015, 02:26:33 »

Эрик разложил предметы из шкатулки по кухонному столу. Первое, что привлекло его внимание, было кольцо, блестящее, как металл, но хрупкое, как камень. На нем был вырезан значок в виде буквы Y, но с дополнительной палочкой  в середине. Эрик надел кольцо на правый средний палец и лениво повернул.

Затем он нашел полароидную фотографию своей матери – молодой девушки в компании мужчины, который не мог не быть его отцом. Мужчина, как Эрик, был высок и широкоплеч,  а его бочкообразную грудь прикрывала расшитая джинсовая куртка. Его волосы были ярко-рыжие, как и борода на квадратной челюсти. Эрик стригся короче и брился, но был настолько же рыжим, как мужчина на фотографии. Если бы не глаза, которые дали блик из-за вспышки, мужчина мог быть самим Эриком через несколько лет.

Эрик удивился, насколько счастливой выглядела его мать. В его воспоминаниях она никогда такой не была. Смотря на улыбку Джордан, Эрик задумался, почему отец никогда не был частью его жизни. Он умер? Он перевернул фотографию и увидел надпись рукой матери – «Я и Дон у закусочной». Он вновь посмотрел на фотографию и увидел на заднем плане надпись «Закусочная Скирнира» печатными буквами вокруг изображения гамбургера.

Следом из шкатулки появился счет из закусочной. На ней была только надпись заглавными буквами – «ЕСЛИ НУЖНА РАБОТА – ОБРАТИСЬ К БИЛЛУ. ЭТО ХОРОШЕЕ МЕСТО». Эрик припомнил, что Рендалл рассказывал, как Джордан работала официанткой после колледжа.

Также, в шкатулке был локон рыжих волос, свернувшихся в восьмерку, и два корешка билетов на старый фильм «Дни грома». Один корешок, когда-то смятый, был весь в складках. Но самым говорящим предметом в шкатулке был квадратик синей бумаги. На ней, тем же почерком, что на счете, было написано – «ДЖОРД, ОТЦУ НУЖНО, ЧТОБЫ Я ВЕРНУЛСЯ. ЧТО-ТО ПРОИЗОШЛО. МЫ МОЖЕМ БОЛЬШЕ НЕ УВИДЕТЬСЯ. МОЖЕШЬ ОСТАВИТЬ СЕБЕ МОЕ КОЛЬЦО. ПРОЩАЙ».

Эрик подумал, что теперь понимает, через что прошла его мать. После колледжа некая добрая душа помогла ей найти работу, и она начала с ним встречаться. Мужик ей попользовался и исчез, оставив только дурацкую записку и прощальный подарок. Вскоре после этого Джордан поняла, что беременна, и приехала жить к отцу. Такое происходит постоянно. Никто не придает этому большого значения.

Эрик не хотел раздувать из этого проблему, но, в то же время, он устал игнорировать отсутствующий кусок его жизни. Используя то, что сохранила мать, и что показал ему дед, бросив вызов смерти, он мог теперь найти эту недостающую часть. Той же ночью он решил, что любой ценой найдет своего отца.
Разряд молнии пронес решение Эрика по небесам, а два ворона на ветке были ему свидетелями.
Записан
Будущее уже наступило. Просто оно еще неравномерно распределено. (Уильям Гибсон)

I have an evil plan to save the world

Юкио

  • Голос Оттенков
  • *
  • Пафос: 126
  • Сообщений: 6001
    • Просмотр профиля
Наследство (Потомки)
« Ответ #2 : 28 Февраля 2015, 02:28:14 »

Эрик ушел из футбольной команды и отпросился из школы. Он потратил две недели, чтобы заменить худшие части двигателя своей машины на лучшие из двигателя машины Рендалла, объединив два двигателя в одно отлично настроенное целое. Когда он закончил – продал то, что осталось от машины Рендалла щедрому энтузиасту.

Затем он начал искать следы отца через интернет в библиотеке. Он не сумел найти закусочную Скирнира, но кинотеатр, в котором отец и мать смотрели «Дни грома», теперь был частью национальной сети. Сайт сети предоставлял все – от расписаний до схем проезда, так что он имел представление, где жила мать. Кинотеатр был в городке Настронд, потому он отправился туда. Он нашел сайт единственного мотеля городка, забронировал себе номер и задумался над тем, как кто-то мог что-то найти до появления интернета.

***
Эрик попал в Настронд вечером среды в начале зимы. Портье мотеля был долговязым юношей по имени Сильвестр, который, казалось, был воодушевлен появлением постояльца,  которым можно было поговорить. Он похвалил машину Эрика и рассказал о старых драндулетах, на которых на выходные сюда приезжали студенты ради недозволенных развлечений. Он спросил Эрика, откуда он, насколько долго остановится в мотеле и куда направится потом. Эрик ответил на вопросы общими ответами, стремясь побыстрее освободиться и отправиться в постель.

- Эй, это круто, - сказал портье, схватив Эрика за руку, когда отдавал ему ключ. Он постучал по кольцу ногтем. – Ты его здесь приобрел?
- Я не знаю, откуда оно взялось, - ответил Эрик. – Их тут продают?
- Когда-то. Студенты колледжа постоянно приезжали сюда за гематитовыми украшениями. Неохиппи, в основном.
- Гематит? Это так называется?
Сильвестр кивнул. «Да, или кровавик, если так больше нравится. Он как красная, рыхлая железная руда, но хорошо полируется. Его добывали в шахте на Сухом Озере еще до моего рождения. Это был товар города номер один, пока залежи не иссякли».
- Печально.
Портье выдохнул воздух, как лошадь. «Черт возьми, это лучшее, что случалось с этим местом. Когда весь кровавик Сухого Озера был выработан, в горы проложили дорогу Сухого Русла. И знаешь, что там нашли?»
Эрик пожал плечами, пытаясь выглядеть заинтересованным. Парень был неплохим, но чем дольше он болтал, тем больше Эрик осознавал, насколько он устал от целого дня за рулем.
- Еще гематит? – предложил он.
- Лучше. Настоящую железную руду отличного качества. Под горой ее целые залежи. С тех пор ее и копают. Наверное, не так много последнее время, но шахты купила новая фирма и...
- Погоди, позволь мне спросить кое-что, - прервал его Эрик. – Если кольца продавались тут повсюду, что означает вот это? Если оно вообще что-то означает...
Он повернул кольцо и показал Сильвестру вырезанный на нем значок. Парнишка моргнул и задумался, перед тем, как покачать головой.
- Не знаю. Символ мира, наверное? Ни припомню похожего.
- Ладно, - отвел руку Эрик. – Спасибо, тем не менее.

Он вышел из приемной отеля и отправился в свой номер, радуясь спасению. Но что-то его беспокоило. Он был почти уверен, что портье соврал, когда говорил, что не узнает символа. Теперь вставал вопрос почему, и с чего бы на его лице появился страх, пусть даже ненадолго.
« Последнее редактирование: 01 Апреля 2015, 01:41:55 от Юкио »
Записан
Будущее уже наступило. Просто оно еще неравномерно распределено. (Уильям Гибсон)

I have an evil plan to save the world

Юкио

  • Голос Оттенков
  • *
  • Пафос: 126
  • Сообщений: 6001
    • Просмотр профиля
Наследство (Потомки)
« Ответ #3 : 28 Февраля 2015, 02:29:34 »

Следующим утром Сильвестр не работал, потому беспокоящие Эрика вопросы пришлось отложить. Он планировал отправиться к кинотеатру и поспрашивать о закусочной Скирнира на ближайших заправках, либо чем-то похожем, что могло тут когда-то быть. Если бы это не сработало, то он перешел бы к Плану Б: просто бесцельно ездить по округе в поисках. Настронд не казался большим, и он понял, что сможет осмотреть весь город еще до темноты. Если это не сработает, то он перешел бы к Плану В: дождаться воскресенья и переговорить со старожилами после службы в церкви. И он мог еще раз поговорить с Сильвестром.

К вечеру, однако, План А уступил Плану Б, да и План В начал выглядеть неплохо. Он дважды посетил каждую местную заправку и поговорил с каждой сменой, но никто не мог указать ему закусочную Скирнира. Он поспрашивал некоторых старожилов города, но эта безнадежная ставка окупилась так же, как и любая другая безнадежная ставка. Единственная реакция, кроме пустых взглядов и дружелюбных пожатий плечами, появлялась, когда он показывал кольцо. Поначалу люди были рады видеть полированный гематит. Кто-то говорил, что таких украшений в городе больше не видели. Когда он показывал странный вилкообразный символ, они затыкались. Некоторые беспокоились. Другие притворялись, что не узнают, а потом спешно подыскивали повод уйти. А третьи злились на него и требовали проваливать. К концу дня люди неодобрительно на него посматривали и не заговаривали с ним, если могли разговора избежать.

От накопившейся усталости он пропустил поворот к городу на пути от последней дальней заправки и на закате очутился на незнакомой дороге. Он не обнаружил ошибку, пока дорога не стала совсем разбитой. Высокие вечнозеленые деревья густо росли по обеим сторонам дороги, отрезая свет садящегося солнца, и единственным ориентиром для него была высокая, заснеженная гора вдалеке. Она нависла над приблизившимся горизонтом, когда он проехал последний широкий поворот, указывая на то, что он свернул не туда.

Ругаясь, он замедлился, развернулся – та еще задача для машины без усилителя руля – и поехал обратно. Он проехал не больше ста метров, когда в его периферийном зрении слева появилось угольно-черное пятно. Оно полетело прямо на него и скрылось под капотом. Эрик ударил по тормозам и сцеплению, до боли сжав руль. Шины взвизгнули, и машину занесло направо, пока она не остановилась.

Первое, что Эрик увидел в свете фар, когда дым от колес и дорожная пыль осела – летящего на него ворона величиной с футбольный мяч. Он вздрогнул и птица села на капот. Она раскрыла крылья и жутко, рокочуще каркнула. Испуганный Эрик нажал на клаксон и ворон улетел, потеряв перо из крыла. Но сделав это, он привлек внимание Эрика к тому, что теперь машина стояла перед просёлочной дорогой между деревьями. В вечернем свете он бы ее не заметил, но теперь она была видна. Ворон, едва не украсивший решетку карбюратора, летел над дорогой, пока не пропал из виду вдалеке.

То, что подвигло Эрика на следующие действия, кто-то назвал бы капризом или счастливой случайностью, но Судьба знала, как управлять такими людьми, как он. Она одаривала их любопытством, желаниями и свободой воли, которые, в конце концов, служат ее целям. Решение Эрика поехать по проселку было его собственным, но Судьба определенно направила его в нужное время и нужное место. Эрик поначалу сам не понял причины решения, но когда добрался до конца дороги, это уже не имело значения.

Он нашел закусочную Скирнира.
Записан
Будущее уже наступило. Просто оно еще неравномерно распределено. (Уильям Гибсон)

I have an evil plan to save the world

Юкио

  • Голос Оттенков
  • *
  • Пафос: 126
  • Сообщений: 6001
    • Просмотр профиля
Наследство (Потомки)
« Ответ #4 : 28 Февраля 2015, 02:32:29 »

Закусочная была низенькая и длинная, с большими окнами вдоль фасада. Никакие украшения или надписи не показывали, что он попал в нужное место – но он знал. Окна были грязными от времени, едва прозрачными, но Эрик мог разглядеть рисунок гамбургера и часть надписи «Скирнира» на ближайшем к двери окне. С того места, где он припарковал машину, он смотрел точно туда, где отец и мать сделали фотографию. По его спине пробежал холодок и он, как будто, увидел их, стоящими вместе. А потом на крышу здания сел ворон, и ощущение пропало. Эрик посмотрел, и увидел, что к первому ворону присоединился практически такой же второй. Он вышел из машины.

Он не мог ничего разглядеть через грязные окна, но внутри виднелись огни, а из металлической печки сзади шел дымок. Таблички «Открыто» не было, но дверь заперта не была, а огоньки на углах здания едва светились. Возможно, они были связаны с сенсорами, и когда солнце зашло, они включились. Когда Эрик вошел, прозвонил колокольчик.

Внутри было холодно. Снаружи было начало зимы у подножия заснеженной горы, а внутри на полную мощность работал кондиционер. Кроме того, комната была едва освещена, и разглядеть что-то снаружи было сложно. Закусочная казалась внутренностями пещеры, и Эрик удивился, как тут кто-то мог есть. Странной выглядела и обстановка столового зала. Он был заставлен столами и стульями, как в обычной закусочной, но вся мебель была ниже, чем обычно. Полноразмерными были лишь несколько столов, и все они были в одной части зала. Остальное казалось мебелью для детского сада. Эрик с недоумением оглядел все это и почесал заросший подбородок. Он не брился с тех пор, как уехал из дому.

Сухой звук, как от сломавшейся палки, достиг ушей Эрика, и тот посмотрел в сторону его источника. За рядом нагревающих плит стоял мужчина средних лет в грязном фартуке и целился в Эрика из обреза двустволки. Он хмурился, но в его глазах виделся подавляемый страх.
- Это..., - произнес он, прежде, чем отбросить мысль, потрясши головой. – Кто ты такой?
Несмотря на то, что раньше ему даже ножом не угрожали, Эрик был спокоен. В глазах мужчины он видел настоящий страх, но что-то еще было и в его голосе. Это была надежда с толикой отчаяния. Услышав это от старика, с обрезом или нет, наполнило Эрика спокойной уверенностью в том, что он не причинит ему настоящего вреда. То есть, возможно, не причинит.
 - Я Эрик, - ответил он, сделав два осторожных шага к центру комнаты. – Я ищу кое-кого, кто заходил сюда.
- Сюда никто не заходит, - ответил мужчина. Для веса он с тем же сухим щелчком взвел курок второго ствола.
- Вы мистер Скирнир? – продолжал приближаться Эрик, заткнув большие пальцы за пояс, будто в него никто не целился. – Я же правильно попал? Закусочная Скирнира, так?
Мужчина нахмурился. «Была когда-то», ответил он. «Больше не в семье».
У Эрика откуда-то нашлись нервы посмеяться над этим. Теперь он стоял перед буфетной стойкой напротив мужчины, полностью игнорируя его оружие. «Кто именно? Вы или закусочная?»
Мужчина отпустил курки и положил дробовик на свободную полку. Он больше не хмурился – теперь на его лице была застарелая усталость.
- И то, и другое,- вздохнул он. – Банк продал это место новому добывающему концерну города, когда я пропустил платеж по закладной. Теперь это просто столовка для рабочих.
- Печально, - ответил Эрик. Он смотрел мужчине в глаза и отвечал с искренней честностью, что, похоже, ему понравилось. Он немного выпрямился, глубоко вздохнул и кивнул в знак благодарности. Через секунду Эрик заговорил снова.
- Как к вам обычно обращаются?
- Честно говоря, - ответил мужчина. – Со мной так давно никто по-доброму не говорил, что мне уже все равно.
Он замолчал, чтобы подумать.
- Друзья зовут меня Билл.
- Рад знакомству, Билл, - ответил Эрик. – А я...
- Эрик, да, - ответил Билл. – Я услышал, когда держал тебя на мушке. Эрик – какой?
Прежде, чем Эрик смог ответить, колокольчик звякнул снова. Билл дернулся.
- Эй! – Рявкнул кто-то входящий. – Ты кто такой?

Глаза Билла расширились от подступившего страха, а рука потянулась к обрезу. Эрик встретился с ним взглядом и покачал головой. Даже не смотря, Эрик мог сказать по голосу, что тот человек опасен настолько, насколько бывают опасными очень немногие люди.  Билл упер руки в бока и встал, как вкопанный. Эрик обернулся.

Картина на другой стороне комнаты была странной. Трое мужчин в грязных рабочих комбинезонах и с пластиковыми шахтерскими касками в руках выходили в центр комнаты. За ними стояла толпа коренастых, крепких низкорослых людей, одетых так же. Они шли за троицей ровным строем, но увидев, что происходит нечто странное, смешались у входных дверей. Все эти низкорослики выглядели крепкими и сильными для своего роста, и среди них не было никого, кто выглядел бы старше шестидесяти. Они все носили коротко стриженые бороды, а цвет коротко стриженых волос варьировался от русого до черного с сединой. Они выглядели мрачными, суровыми и усталыми.

Трое высоких мужчин положили шлемы и выстроились полукругом перед Эриком. Они все были его размера – в ширину, если не в высоту – и были потными от долгого трудового дня. Они прижали его к нагревающим плитам, пытаясь запугать злобными взглядами и жуткими ухмылками щербатых ртов. Каждый из них вонял до небес и излучал одно и то же ощущение крупных проблем.  Тот, что был в середине, дернулся от едва сдерживаемого возбуждения, и он же заговорил первым.
- Я задал вопрос! – Рыкнул он.
- Он никто, Крейг, - дрожащим голосом ответил Билл. – Он заблудился и собирался возвращаться в город.
- А ты заткнись, - ответил Крейг, не сводя налитых кровью глаз с Эрика. Эрик посмотрел в ответ, стараясь не устроить проблем первым. – Ты уже облажался, Хозяюшка. Подносов нет, еда не готова, ложки не на столах...
С нижней губы Крейга сорвалась слюна и упала на ткань куртки Эрика.
- Мы разговаривали, - ответил Эрик – Я...
- Нечего за него заступаться, - ответил парень слева от Крейга. На его лбу были диагональные шрамы, и он приподнимался на цыпочки, когда говорил. – Хозяюшка знает расписание смен. И он облажался.
- А я не извинялся, - ответил Эрик, не сводя взгляда с Крейга. – Я хотел сказать, что мы разговаривали, когда вы, засранцы, нас прервали. И вы нам обоим извинение задолжали.
Малыши посмотрели друг на друга и некоторые даже осмелились пошушукаться между собой. Высокий парень с другой стороны от Крейга, напротив слюнявого, обернулся к ним и оскалился.
Глаза Крейга засветились горящим внутри него пламенем, и он спросил «И что ты будешь делать, если мы не извинимся, Морковоголовый?»

Слюнявый принял это, как сигнал к действию. Он приподнялся на цыпочках и с широкой ухмылкой попытался нанести удар по затылку. Эрик отреагировал не глядя, быстро схватив Слюнявого за волосатое запястье. Мышцы мужчины заскользили, как змеи, но Эрик его удержал. Крейг отреагировал вторым, посылая мясистый кулак либо в солнечное сплетение, либо в челюсть снизу. Эрик направил кулак Слюнявого в нос Крейга, превратив клюв в лепешку. Последний выбрал момент лучше всех, но лишь легонько ткнул Эрика в ребра. В его ударе не было силы, но кровь Эрика кипела, и он нанес удар в левый висок. Бугай провернулся вокруг себя, упал и прокатился несколько метров по полу, сшибая маленькие стульчики. Эрик лишил устойчивости Слюнявого, отправив его в том же направлении. Он упал на своего поверженного товарища и слишком с ним переплелся, чтобы быстро встать на ноги.

Стоял только Крейг, который держался за нос и отступал назад, едва не опрокинув другой стол. Он посмотрел на торс Эрика, будто прикидывая размеры, затем улыбнулся безумной улыбкой и помчался вперед, заливая все кровью, текущей по рту и подбородку. Эрик опустил плечо, поставил ноги покрепче и нанес удар в мертвый центр груди Крейга лучшим, чистейшим блоком, который когда-либо ставил. Результат был лучше, чем мог в своих мечтах видеть рекрутер любого колледжа или даже Национальной Лиги. Крейг не просто остановился или отступил назад – он буквально пролетел через комнату над головами малышей в большое окно. Стекло лопнуло, и Крейг покатился по гравию стоянки.

Все молчали. Эрик чувствовал, как отвисает его челюсть, и он видел то же удивление на лицах некоторых малышей. Адреналин мог многое – но не то, что он сотворил. Он только что дрался с тремя парнями своего размера и раскидал их, как кукол. Адреналин на такое не способен.

Грохот слева привлек внимание Эрика, и он увидел, как Слюнявый помогает подняться товарищу. Они перевернули другой стол, пытаясь встать на ноги, и когда увидели, что Эрик смотрит на них – побежали, спотыкаясь о маленькие стулья. Они схватили свои шлемы, растолкали ошеломлённых низкоросликов у дверей и скрылись во тьме. Через минуту они были Бог знает где, а Эрик все еще стоял, не способный пошевелиться. Этот паралич не прошел до тех пор, как слева не подошел тяжело дышащий Билл.
- Парень, ты в порядке? – спросил Билл. Он дрожал, и Эрик понял, что он смотрит на окровавленный нож у его ног. – Боже мой, да нам в больницу округа надо.
- Вы ранены? – поинтересовался Эрик. Его собственный голос звучал для него слишком странно. Он не мог отвести взгляд от выбитого окна. До него было метров шесть. – Кто из них ранил вас?
- Меня? – Икнул Билл. – Ранили не меня!
Эрик не понимал, о чем идет речь, пока Билл не ткнул пальцем ему в бок. Эрик посмотрел на левую сторону куртки, от последнего ребра и до штанов залитую кровью. Эрик непонимающе моргнул, и вспомнил, как бугай слева его ткнул. Удар был не болезненным, но холодным…
- Тебя подрезали, парень! – сказал Билл. Он выглядел так, будто собирался упасть в обморок.
Гадая, нет ли у него шока, Эрик задрал рубашку. Дыра была достаточно большой, чтобы через фланель и майку прошел палец – а ладонь оказалась вся в крови. Билл застонал.
- Странно, - произнес Эрик. Боли не было. Кровь начала застывать на рыжих волосах его торса, потому Эрик взял с плеча Билла полотенце и попытался ее оттереть. Он ожидал, что польется еще, но крови не было. Вместо этого он увидел то, что его удивило и смутило.
- Билл, посмотрите на это, - сказал он. Большую часть крови он стер, и теперь они видели длинную царапину на коже, не глубже пореза бумагой. Эрик поднял бровь, а Билл выпучил глаза так, будто его ударили в живот. Пока они смотрели, царапина затягивалась, пока не исчезла совсем. Не зная, о чем думать, Эрик выпрямился и заправил рубашку.
- Черт возьми, - восхищенно произнес он.
Записан
Будущее уже наступило. Просто оно еще неравномерно распределено. (Уильям Гибсон)

I have an evil plan to save the world

Юкио

  • Голос Оттенков
  • *
  • Пафос: 126
  • Сообщений: 6001
    • Просмотр профиля
Наследство (Потомки)
« Ответ #5 : 28 Февраля 2015, 02:32:55 »

После этого Билл для общения оказался бесполезен. Эрик попытался расспросить его про Крейга и двух других парней, но Билл мог сказать лишь то, что они были бригадирами в шахте. Малыши тоже работали в шахте, но на здоровяков и босса здоровяков, мистера Джареда. Они появляются только после заката или до рассвета, чтобы поесть и отдохнуть перед работой. Нет, сам Билл шахту никогда не видел. Нет, Билл никогда не видел заправляющего делами мистера Джареда. Он видел только бригадиров и малышей.

Билл не мог сказать больше этого. Он выглядел расстроенным и испуганным, как показалось Эрику, и, похоже, хотел лишь прибраться и чтобы Эрик оказался отсюда подальше. Все еще потрясенный произошедшим Эрик тихо подчинился. Через час он упал в постель в мотеле, и снились ему вороны на ветвях дуба.
Записан
Будущее уже наступило. Просто оно еще неравномерно распределено. (Уильям Гибсон)

I have an evil plan to save the world

Юкио

  • Голос Оттенков
  • *
  • Пафос: 126
  • Сообщений: 6001
    • Просмотр профиля
Наследство (Потомки)
« Ответ #6 : 28 Февраля 2015, 02:35:00 »

На следующее утро Эрик проснулся под репортаж о конфликтах в Святой Земле. Телевизор работал и передавал новости. Он сел, начал сонно искать пульт – и удивился, обнаружив Сильвестра, портье, сидящего в кресле у его кровати. Тощий парень выключил телевизор и улыбнулся Эрику, как ни в чем не бывало.

- Доброе утро, - сказал Сильвестр. – Я тут вошел.
- Что ты тут делаешь? – Эрик в одних трусах выскочил из постели и посмотрел на постороннего.
Сильвестр сжался и попытался изобразить милую улыбку. «Уборка в номере?»
Одной рукой Эрик схватил его за рубашку и занес для удара другую. «Я сказал...»
- Хорошо, хорошо! – запросил пощады Сильвестр. – Я просто поговорить хотел. Это показалось лучшим способом привлечь твое внимание.
Эрик нахмурился, но кулак отвел. Он понял, что поднял Сильвестра над полом, как будто он ничего не весил, и отпустил клерка.
- Просто из любопытства, - спросил он. – А что же было худшим способом?
Сильвестр засмеялся и поправил смятую рубашку, предусмотрительно оставив между собой и Эриком несколько метров. «Тебе бы не понравилось».
- Так что же тебе надо было? – Эрик натянул джинсы и начал искать чистую рубашку. – Давай быстро.
- Я хотел поговорить о том, почему ты тут, - ответил Сильвестр, прислонившись к стене у двери. Его глаза были ярко-голубыми, без капли отсутствия мысли, которую Эрик приметил ранее. – Почему мы оба тут, на самом деле. В городе творится нечто нехорошее, и об этом никто не хочет говорить.
- И ты не хотел позапрошлой ночью.
Сильвестр самоуничижительно улыбнулся. «Я всего лишь был осторожен. Я не знал, что ты за человек».
- А теперь знаешь?
- Немного лучше. Я слышал о том, что произошло в закусочной. В этом городе уже давно никто за других не заступался.
- Слухами земля полнится.
Сильвестр пожал плечами. «Маленькие города».
- Хорошо. И, как думаешь, почему я тут? Или почему ты тут? Судя по акценту, ты не местный.
- Да, это так. Я приехал несколько лет назад и как-то случайно тут поселился. Я тоже кое-кого искал, как и ты.
- Кого?
- Отца. А ты?
Эрик кивнул. «Отца».
Сильвестр коснулся нижней губы и прищурился, задумавшись. «Дай-ка подумать. Он большой, мощный парень, вроде тебя, с такими же рыжими волосами и бородой? Любит блондинок? Зовет себя Тони или Дон или как-то в этом духе?»
В сердце Эрика затеплилась надежда, и он медленно кивнул. «Да. Дон. Ты знаешь его? Он?..» Эрик взмахнул руками, не сумев подобрать слова. «Ты знаешь...»
- Что? Мой отец? - Сильвестр громко расхохотался. – Никоим боком! Мой папашка – старый гнусный хорек, вроде меня. Но я слышал о ком-то, выглядящем как ты. Он бывал тут до того, как Джаред и его компашка захватили шахту. Он был реально популярен. На самом деле, это благодаря ему тут столько мелюзги в горе.
- Эй, следи за языком, - сказа Эрик. Всякий раз, как Рендалл слышал, как кто-то называет кого-то так, как этот кто-то сам себя не назовет, он не стеснялся по этому поводу высказываться.
- Ладно, - ответил Сильвестр. – Карлики. Как угодно.
Он закатил глаза.
- Как бы то ни было, как я слышал, этот парень Дон – твой отец – привел их сюда и запустил жить в горных тоннелях. Они когда-то приходили в город по ночам за покупками или чтобы продавать свои поделки. Но это было до меня. Сейчас они все работают в шахте.
- Бог знает, почему, - ответил Эрик. – Люди, на которых они работают – уроды.
Сильвестр помрачнел и одарил Эрика тяжёлым взглядом, полным печали. «Главная проблема – в тех частях, в которых ты не прав».
- То есть?
- Во-первых, карлики не работают на горнодобывающую компанию. Они, скорее, рабы. Эти тоннели когда-то были их домом, но туда пришли парни побольше и посильнее, и заставили их копать. Они не платят им. Они едва их кормят.
- И они смирились?
- А что им еще оставалось? – ответил Сильвестр. – Не похоже, что они могут покинуть тоннели. И они не могут пожаловаться, потому что местные копы не хотят вмешиваться. Кроме того, практически никто не знает, что они до сих пор там живут.
- Это просто неправильно, - произнес Эрик. В нем, как грозовая туча, начал нарастать гнев. – Как шахтеры вообще допускают это?
- Это другая неправильная часть того, что ты сказал раньше – что люди, которые заставляют карликов работать – уроды.
- Ты прав, - кивнул Эрик. – Они больше, чем уроды. Они просто... злодеи.
- Да, но это не то, что я имел в виду. Я о другом. Джаред и его компашка – не люди. Они чудовища.
Эрик решил, что Сильвестр просто образно выражается, но его ровный и нейтральный тон заставил задуматься. «Чудовища? Что, как вампиры?»
- Нет, великаны.
Эрик не нашелся, чего ответить, и Сильвестр самодовольно улыбнулся.
- Бьюсь об заклад, ты этого от меня не ожидал, не так ли?
- Великаны? – наконец ответил Эрик. – Как ты прикажешь в это поверить?
- Ты уже веришь, - ответил Сильвестр раздражающе ровным голосом. – Ты не знаешь, почему, но то, что я говорю, кажется тебе правдоподобным - в самой глубине твоего сердца. И это не самая странная вещь, о которой ты слышал.
Эрику вспомнились два ворона на подушке деда, потом вспомнилась ночь с призраком Рендалла на чердаке, а потом – колотая рана, затянувшаяся сама по себе. А потом вспомнился звук разбиваемого Крейгом стекла, когда тот вылетал на улицу.
- Может быть и так, - ответил он. – Но великаны...
- Это все субъективно, поверь мне. Не думаю, что в Джареде на самом деле 3 метра, - Сильвестр остановился и потряс головой. – В любом случае, не так важно кто он, как что он делает. Он поработил этих несчастных карликов, и за них некому заступиться.
- У них есть я.
- Я так и думал, что ты это скажешь, - ответил Сильвестр, с широкой улыбкой отлепившись от стены и встав прямо перед Эриком. – Ты сильный и крепкий – возможно, больше, чем ожидаешь сам. Ты особый, парень, и этим карлики нуждаются в ком-то, вроде тебя.
- То есть – особенный?
 Сильвестр засмеялся и легонько ткнул Эрика в плечо. «Я бы объяснил, но если ты не веришь в то, что Джаред – великан, то и в мои объяснения ты не поверишь. Пока что просто поверь на слово».
- Как насчет..., - задумался Эрик. – Я приму, что карликов эксплуатируют, и они нуждаются в помощи. В остальном же, я не поверю, пока не увижу сам.  
- Пошло дело, - ответил Сильвестр. – Я думал, ты никогда не попросишь.
- О чем?
- Отвести тебя на шахту и показать все лицом.
- Погоди, я...
- Хорошо, давай одевайся и собирай вещички. Я подожду в твоей машине. – Он вышел и показал Эрику большой палец, перед тем, как дверь закрылась.
Сбитый с толку, но очень заинтересованный, Эрик натянул носки и ботинки и побежал за Сильвестром.
« Последнее редактирование: 28 Апреля 2015, 01:29:33 от Юкио »
Записан
Будущее уже наступило. Просто оно еще неравномерно распределено. (Уильям Гибсон)

I have an evil plan to save the world

Юкио

  • Голос Оттенков
  • *
  • Пафос: 126
  • Сообщений: 6001
    • Просмотр профиля
Наследство (Потомки)
« Ответ #7 : 28 Февраля 2015, 02:35:35 »

- К слову, это не символ мира, - сказал Сильвестр через пару часов, когда они подъехали к горе, возвышающейся над Настрондом. – Извини, я тебе соврал раньше.
Эрик отвернулся от дороги, чтобы спросить Сильвестра, что он имеет в виду, и тот показал на гематитовое кольцо.
- А. И что же это?
- Это руна Алгиз. Она означает «защита». У этого Дона – твоего отца – было такое же кольцо. Один из карликов дал кольцо ему, когда они сюда переехали. Если им верить, то Дон никогда его не снимал.
Эрик обдумал это странно звучащее слово, но ничего не ответил.
- Откуда ты получил свое? – спросил Сильвестр.
- От матери. Я нашел его в шкатулке с ее мелочами, которую обнаружил после ее смерти. Отец отдал его ей.
- О, - ответил Сильвестр, замолчав на долгую секунду, после чего заговорил вновь. – Наверное, он о ней действительно заботился.
- Недостаточно, чтобы быть рядом, - пробубнил Эрик. – Или позвонить, написать, заглянуть...
- Эй, мир большой и творится в нем всякое. У него наверняка были причины.
- А ты? – вздохнул Эрик. – Что ты знаешь об этом?
- Достаточно, - рыкнул Сильвестр. – Тебе стоит радоваться, что твой папашка – клевый чувак, который помогает людям. Мой, кажется, снова сидит, если я правильно помню. И ему не хватило любезности передать сначала гены силы, выносливости или хорошей внешности.  Ты благословен, парень, и даже не догадываешься об этом.
Гнев Эрика поутих, и он бросил на Сильвестра косой взгляд. В его словах был смысл.
- Знаешь, - ответил он. – Если бы ты не был так раздражен, это выглядело бы ухаживанием.
Сильвестр дернулся и удивленно рассмеялся. «Тогда перестань меня бесить», ответил он. «И мы увидим, к чему все то приведет». Тут рассмеялись уже они оба, и напряжение между ними спало.
 - А ты необычный парень, Сильвестр, - сказал Эрик.
- Мои друзья зовут меня Слай, - ответил он. – А что до необычности... ты и представить себе не можешь, насколько.
Записан
Будущее уже наступило. Просто оно еще неравномерно распределено. (Уильям Гибсон)

I have an evil plan to save the world

Юкио

  • Голос Оттенков
  • *
  • Пафос: 126
  • Сообщений: 6001
    • Просмотр профиля
Наследство (Потомки)
« Ответ #8 : 28 Февраля 2015, 02:39:01 »

Они спрятали Понтиак в нескольких милях от основания горы, на заброшенной заправке. Эрик не хотел оставлять его посреди нигде, но опасения Слая, что шум мотора услышат, перевесили. Остаток пути они прошли пешком через лес. Слай сначала вел к опушке, но потом остановился.

- Посмотри, - сказал он Эрику, подозвав его жестом. – Чего не хватает?
Эрик не был знаком с повседневной жизнью действующей железной шахты, но посмотреть попробовал. Проселочная дорога вела к проржавевшему забору из металлической сетки. За воротами дорога вела к зданию из гофрированного алюминия, который, возможно, был офисом, где управляли делами и держали записи. У него было мало окон, да и те были закрыты жалюзи, сквозь которые изнутри пробивался свет. От офиса дорога вела к четырехугольной дыре в основании горы. Эрик едва смог разглядеть человека, сидящего в будке охранника у входа в шахту. И хоть людей было немного, чего-то явно не хватало.
- Нет автомобилей, - ответил Эрик. – Даже автобуса. Они что, и живут прямо там?
- Ага. Все именно так, - кивнул Слай. – Бригадиры, мастера смен, медики, даже секретарша. Они почти никуда не выходят – только к Биллу Скирниру поесть. А потом сразу возвращаются сюда и к работе. Это продолжается так давно, что в городе уже никто о них и не помнит.
- А они вообще не хотят уйти?
- У них нет выбора, - ответил Слай, возвращаясь в лес. Эрик последовал за ним. – Джаред их не отпустит, пока работа не будет завершена.
- Пока не выработается руда?
- Нет. Джареду наплевать на руду. Он держит несколько бригад, чтобы сбывать ее, лишь для видимости. Большей частью, они просто копают.
- Но зачем?
Слай покачал головой, и в его голосе почувствовалась нотка глубокого, затаенного страха. «Мы увидим».

Ничего более не предлагая и не отвечая ни на один из вопросов Эрика, Слай повел его по извилистому пути вдоль периметра добывающего комплекса. Они шли, не разговаривая, почти час, пока солнце не зашло за горы и в лесу не стемнело. Единственными звуками были шелест листьев под ногами, да Слай иногда насвистывал тему из «Большого Побега» - одного из любимых фильмов Рендалла. Когда они еще раз вышли из леса, выяснилось, что пришли почти к противоположной стороне горы. Слай несколько долгих минут осматривался в подступающих сумерках, решил, что уже безопасно и вышел на открытую местность.

Он вел Эрика к куче булыжников, которая ничем не отличалась от других куч булыжников. Когда он запрыгнул на один камень и протиснулся между двумя другими, Эрик решил, что они заберутся на гору и проникнут в шахты сверху. Он немного перестал беспокоиться, когда Слай перестал карабкаться, прошел немного вперед и исчез из виду. Эрик полез следом и нашел хорошо спрятанный вход в пещеру, который не было видно с земли или от деревьев, и который было невозможно найти в темноте, если не знать, где искать.

- Хорошо, - прошептал Слай, когда Эрик спустился в пещеру. – Я не думаю, что ты взял фонарик.
- Остался в машине, - раздражено ответил Эрик. – Мог бы и предупредить. Ты же знал, куда ведешь меня.
- Со мной такого не случалось. Извини, - Слай возбужденно привстал на цыпочки и, наконец, покачал головой. Ладно, забудем это. Я знаю эти места достаточно хорошо, чтобы найти вход в шахты. Джаред их освещает, так что когда доберемся – все будет в порядке. Но если ты увидишь этот свет, то стой на месте и ничего не говори. Это могут быть тоннели – а могут быть и подручные Джареда, патрулирующие местность.
- Подручные? Как говнюки у Скирнира?
- В точку. Но у Джареда их больше трех, и все они злобнее бродячих собак. Держать под контролем колонию карликов требует многого. И у них это есть.
- Эти люди из города?
- Большей частью. Остальные – приезжие, искавшие работы на шахте.
- И они тоже тут живут и не могут уехать? – Слай покачал головой. – Почем нет? Этот Джаред действительно такой страшный?
- Во-первых, - ответил Слай, загибая пальцы. – Я уже говорил, что он не человек, а великан. Во-вторых, ему не обязательно удерживать обычных людей здесь с помощью страха. Он их поит.
- Поит?
- Да, своей кровью. Она делает их сильными и безумно ему верными. Но из-за этого ни становятся просто бешеными.
Эрик поднял бровь. Только тон голоса Слая не позволял сказанному звучать, как самой безумной вещи, какие он слышал. «Мне помнится, ты говорил, что Джаред не вампир».
Слай закатил глаза. «Да, он не вампир. Кровь великанов всегда так на людей действует. И я не знаю, почему».
- Так почему он не даст своей крови карликам и не оставит горожан в покое?
Слай ухмыльнулся, покачав головой. «На них не сработает».
- Почему?
- Карлики – не люди.
- Верно... – Эрик тяжело выдохнул через нос. – Ладно.
Он до сих доверял сказанному Слаем, но чем больше он рассказывал, тем большей чушью это казалось. Конечно, с учетом всех тех странностей, произошедших с момента смерти Рендалла, понятие чуши следовало обновить.
- Пойдем тогда? – утвердительно кивнув, спросил Слай. Он велел Эрику положить правую руку на стену пещеры и повел дальше. Встревоженный окружающей их тьмой и весом горы над ними, Эрик последовал за ним.

Многие минуты – а может быть и часы – они шли по полному изгибов естественному тоннелю, ведущему вниз. В давящей тишине звук их шагов звучал лавиной, а окружающая тьма давила едва не физически. Эрик шел с закрытыми глазами, чтобы не смотреть в никуда. Он открывал их через каждые десять шагов, чтобы попробовать увидеть свет, но не заметил ни огонька.
И не увидел, обо что споткнулся.

Одно мгновенье он шел медленно, тщательно раздумывая о том, куда поставить ногу, так как наклон тоннеля усилился еще больше. А в следующее его нога соскользнула, так как в его левое плечо врезалось что-то мягкое и тощее. Весь баланс пропал, когда он прокатился несколько десятков метров по еще более крутому, каменистому склону в мелкую лужу ледяной воды. Падение и шок от холода заставили его выразиться весьма красочно и этажно.
- Ты в порядке? – голос Слая звучал позади и на расстоянии. И как будто засранец улыбался.
Эрик сел, опершись на ладони и колени. «Просто отлично», прорычал он. «Почему бы тебе...»

Мимо него что-то просвистело, и мир заполнила вспышка белого света. Эрик немедленно отвернулся и прикрыл глаза от сияния двух магниевых факелов. Он отшатнулся, разбрызгивая ошеломляюще холодную воду, на несколько секунд не способный видеть чего-либо, кроме ослепляющего света. Три тени окружили его и прошли за свет, как бугаи в закусочной Билла Скирнира. Безумно яркий свет резал ему глаза, но он все же видел достаточно, чтобы осознать, что у него проблемы. Он скатился по крутому каменному склону в глубокую пещеру с лишь одним выходом. Этим выходом был высокий, узкий тоннель, из которого только что появились четверо здоровяков в грязных комбинезонах. Один из них держал в каждой руке по факелу,  а трое других несли тяжелые кувалды. Чтобы защититься от почти ослепившего Эрика света, они носили маски сварщиков с затемнёнными линзами.

- Это он! – крикнул через плечо в тоннель здоровяк с факелами. – Он тут!

Эрик как раз встал на ноги, когда вооруженные мужчины окружили его, а освещающий отошел в сторону. Он поднял кулаки, чтобы защищаться, и отступил назад по воде, покрывающей большую часть пола пещеры. Бугаи дали ему достаточно времени подумать, что Слаю повезло не свалиться следом, пожелать, чтобы он прикрывал ему спину, и удивиться, почему Слай сам сюда не свалился, хоть и он и шел впереди. А потом время на раздумья кончилось.

Вооруженные громилы ломанулись на него одновременно – двое с боков и один спереди. Первые двое добрались до него одновременно и занесли кувалды над головами. Эрику чудом удалось ухватить их за рукоятки и остановить движение. Третий попытался использовать то, что руки Эрика были широко раскинуты, но Эрик его увидел и вовремя отреагировал. Могучим рывком он бросил первых двоих друг к другу, а под оружие третьего подставил скрещенные рукоятки кувалд. Первые двое автоматически попытались вырваться, и заклинили кувалду третьего. Эрик изо всех сил пнул его в живот, отправив его в полет через пещеру уже без кувалды. Он врезался в бугая с факелами, сбив его с ног и заставив выронить факелы. Двое мужчин ударились о дальнюю стену и вырубились. Пылающие факелы упали в воду, которая яростно зашипела и забурлила, но даже она не смогла погасить горящий магний. Их свет преломлялся водой, из-за чего по стенам гуляли жуткие тени.

Уложив двоих, Эрик отпустил кувалды, чтобы одной рукой схватить освобожденную кувалду за боек, а другой – за рукоять. Быстрым рывком он вырвал оставшиеся кувалды из рук бугаев, и оказался единственным вооруженным человеком в пещере. Двое попытались остановить его, использовав свой объединенный вес, но Эрик раскидал их одним широким взмахом кувалды. Маски обоих мужчин разлетелись на куски, когда мощь удара отправила их в полет через пещеру. Они так же ударились о стены и сползли на пол. Когда никто из них не встал, Эрик поднял кувалду над головой и ознаменовал свой триумф громким, как гром, бессловесным криком. Той его части, которая была воспитана цивилизованными людьми и которая должна была устрашиться подобным насилием, нигде не было. В тот момент он был воином, победившим в бою.

В следующий момент он снова стал человеком, так как из узкого тоннеля на противоположной стороне тоннеля вышел новый враг. Эрик прошел половину пещеры к новой опасности, когда остановился, как вкопанный, увидев кто – или что – на него вышло. Оно было как человек – но чудовищных ширины и высоты. Это должен был быть Джаред – великан, о котором Сильвестр говорил не преувеличивая.

Эрик мог только смотреть, пока мозг пытался принять реальность того, что возвышалось над ним. Джаред был не только выше и шире в плечах, чем любой человек, он был не человеком и во многом другом. Его густые волосы, борода и усы были ярко-белыми и висели неподвижными клубками, напоминая сосульки. Его кожа была бело-голубой, а у носа и ушей были заостренные кончики. С этих кончиков свисали, как ювелирные украшения, маленькие ледышки, а изо рта и носа с каждым выдохом, вылетали густые клубы пара. Пока великан приближался, Эрик заметил, что в его рту не было зубов – их заменяли две прозрачные полосы блестящего льда. Возможно, самым странным было то, что великан был одет в шорты по колено, сандалии и майку-борцовку, как у обитателей калифорнийских пляжей, как будто местный зимний климат был для него слишком жарким.

- Эй, Джаред! – крикнул Слай со своего наблюдательного пункта. В животе Эрика свились холодная ярость и ощущение досады.

Проигнорировав эти слова, Джаред уставился на Эрика и спрыгнул в воду перед ним. Температура воды резко снизилась, обрушив на Эрика секундный паралич. Он поставил ноги поудобнее и встал прямо, не желая показывать страха. Чего ему было бояться? Чудовище не было в два раза выше него. Никаких проблем.

- А ты оказался весьма храбр, придя сюда, - голос Джареда тяжело ударил по ушам Эрика. – Теперь это моя гора!

Великан дошел до него, и Эрик отоварил его так сильно, как смог. Взревев от переизбытка адреналина, он одним кулаком отбросил в сторону ладонь великана и обрушил свой молот на его ключицу. От удара деревянная рукоятка раскололась на куски, а боек улетел в тени. Великан качнулся, но вреда он получил не больше, чем от укуса комара. Плоть великана не промялась или порвалась, а треснула – но лишь слегка. Раздраженный Эрик метнул в Джареда бесполезный кусок рукоятки. И промахнулся.

Заревев от ярости, Джаред разорвал расстояние одним длинным шагом и врезал Эрику в подбородок. Эрик отшатнулся назад со звездочками в глазах, удивившись, между делом, что его голова еще на месте. Другой удар, которого он не заметил, влетел в живот, сложив его, как тряпичную куклу. Третий удар – а может и пинок – оторвал его от земли, и стена выбила весь воздух из легких. Он упал на сухую часть пола и сумел встать на четвереньки, но на этом его силы иссякли. Он был слишком ошеломлен, чтобы разобраться, насколько сильно избит. Он смог лишь поднять голову, чтобы суметь увидеть Джареда.

Великан стоял на сухом камне, выдающемся из стены. Когда Эрик старался встать на ноги, он ухмыльнулся во вспышке черного юмора и погрузил свои ладони в воду по запястья. Температура понизилась во всей пещере, и от скалы, на которой стоял великан, послышалось потрескивание. Быстрее, чем можно было уследить, вся вода в пещере превратилась в монолитную пластину. Покачиваясь и опираясь на три точки, Эрик подумал, что великан хотел поймать его в ловушку и промахнулся. Несмотря на привкус меди во рту, эта мысль заставила его улыбнуться.

Но Джаред не пытался его поймать, и Эрик осознал это слишком поздно. Рыкнув от натуги, великан поднял всю – за исключением дыр, где в воде горели магниевые факела - эту застывшую массу над головой. Глаза Эрика расширились от ужаса, когда великан сделал один широкий шаг и обрушил на него эту плиту. Он снова упал, когда лед раскололся, погребя его под своей холодной массой. Слишком ослабший и оглушенный, чтобы двигаться, Эрик, наконец, упал. Джаред его побил.

Великан недолго праздновал победу. Он потопал прямо к Эрику, разбрасывая ногами куски льда. Затем он пинком перевернул его на спину и поднял, взявшись за куртку, чтобы рассмотреть получше. Дыхание великана было не только очень холодным, но и воняло гнилым мясом, из-за чего Эрик закашлялся. Джаред улыбнулся поверженному противнику, показав пугающие зубы. Но в более ярком свете теперь свободных магниевых факелов он смог разглядеть Эрика лучше – и, похоже, ему не понравилось то, что он увидел. Он рыкнул от разочарования и повернулся к дыре, через которую Эрик свалился в пещеру.

- Это еще что? – рявкнул великан, тряся Эриком, как мешком с мусором. – Это не тот, кого ты мне обещал.
- Да ладно, Джаред, – отозвался сверху Слай. – Он тоже подойдет.
- Он не тот, кого я хотел! – Джаред отклонился назад и занес руку, готовясь метнуть Эрика, как копье.
- Может быть, - быстро ответил Слай. – Но посмотри на него! Либо это его сын, либо я – твоя дочка.
Джаред остановился и, прищурившись, осмотрел Эрика еще раз. Эрик решил, что ему повезло, что он смог держать голову прямо, а его глаза не закрылись.
- Есть сходства, - задумчиво решил великан.
- Сходства? – удивился Слай. – Да ладно, чувак. Ты обознался, помнишь? Если этот парень не его сын, то брат-близнец.
Великан подумал немного, воняя в лицо Эрику своим дыханием, и, наконец, кивнул. «Хорошо», сказал он. «Пока сойдет. Я найду способ заставить его отца явиться его спасать».
Великан пошел обратно, сжав ледяные пальцы на шее Эрика. Тот попытался просунуть под них свои, но разжать хватку не смог. Слай заговорил снова и великан остановился.
- Так я могу идти? – спросил он дрожащим голосом. В иных обстоятельствах Эрик пожалел бы подлого предателя. – Все путем?
- Да, - ответил Джаред. – Но учти: еще раз до конца дней мне попадешься – даже коварство твоего папаши тебя не спасёт.
- То же – вдвойне от меня, - выдавил Эрик. Тьма застилала его зрение, но он был достаточно в сознании, чтобы злиться на то, как Слай его обманул. Он поклялся, что больше такого не повторится.

Смеясь над бравадой Эрика, великан потащил его из пещеры в тоннель. Когда свет затухающих магниевых факелов скрылся и начали светиться волосы и глаза великана, Эрик выкашлял что-то очень похожее на кровь и потерял сознание.
Записан
Будущее уже наступило. Просто оно еще неравномерно распределено. (Уильям Гибсон)

I have an evil plan to save the world

Юкио

  • Голос Оттенков
  • *
  • Пафос: 126
  • Сообщений: 6001
    • Просмотр профиля
Наследство (Потомки)
« Ответ #9 : 28 Февраля 2015, 02:40:24 »

К собственному большому удивлению, Эрик очнулся несколько часов спустя лежа на спине в маленькой, холодной пещерке. Она была вытесана в сером камне горы, и в ней не было мебели или украшений. Окно с тяжелой решеткой давало возможность увидеть длинный тоннель в теле горы, уводящий куда-то далеко. Сквозь прутья решетки протиснулись два здоровенных ворона. Они сидели краю окна и смотрели на Эрика.

- Притормозите, - каркнул Эрик. – Я еще жив.

 Горло болело, челюсть шаталась, ребра обручами сжала боль, но он еще улыбался. В конце концов, он был еще жив. После одного-двух фальстартов, он сумел привести себя в сидячее положение. Его суставы сопротивлялись, как ржавые петли дверей, а голова кружилась, но чем больше он сидел, тем больше спадала боль. Перед ним была толстая деревянная дверь с зарешеченным окном, через которое проходил желтый свет лампы в коридоре. Тот же свет проходил и в щели под дверью. Эрик встал на ноги, чтобы открыть дверь, но с его стороны ручки не было – и дверь была заперта. Он отступил и сел к ней спиной.

- Хорошо, сказал он, смотря на воронов над ним. Они спрыгнули на пол и теперь стояли на полу по обеим сторонам его ботинок – Либо пролетите через ту дыру за помощью, либо протиснитесь под дверь и откройте ее.
- Как тебе это поможет? – спросил сидящий у левого ботинка чистым и ясным голосом, лишь с небольшой примесью бруклинского акцента.
- Черт... – поперхнулся Эрик. – Ты можешь говорить.
- О, как быстро он забыл, - сказала другая птица, посмотрев на товарища через щиколотки Эрика. У этого был сухой, культурный английский выговор.
- Мы говорили с тобой раньше, не так ли? – каркнул первый.
- И не так давно, - добавил партнер.
- Тот парень, наверное, мне очень хорошо по голове приложил, - пробормотал Эрик. – У меня галлюцинации.
– Ага, конечно, - сказал ворон слева, покачав головой. – Ты говорил с призраком, задницу тебе надрал инеистый великан, но мы – галлюцинация.
- Успокойся, Хугин, - сказал ворон справа. – Может, он просто не помнит.
Птица запрыгнула ему на колено и посмотрела двумя угольно-черными глазами. «Подумай получше. Разве мы не кажемся знакомыми?»

Эрик открыл было рот, чтобы не согласиться, но его подвела собственная память. Прошлой ночью он едва не сбил ворона слева машиной. Затем он последовал за ним по проселку, который привел к закусочной Скирнира, где присоединился к правому, сидевшему на крыше. До того он видел то одного, то другого, то обоих по пути от дома в Настронд. А до того... Его рациональная часть до сих пор хотела считать те воспоминания ложными, но он больше не мог их игнорировать. Он видел этих самых воронов в спальне Рендалла, когда тот умер, и они тогда говорили с ним. Это твой дед, сказали они. Как мы знаем его. Как его должен помнить ты.

- Ну, вот, - довольным голосом произнесла птица на колене.
- Я видел вас, - голос Эрика был ровным от удивления и ошеломления. – Кто вы такие?
- Мы работаем на твоего деда, - сказал первый ворон, Хугин. Он запрыгнул на другое колено Эрика, по соседству с близнецом. – Мы пытались рассказать тебе это в первый день, когда ты нас увидел.
Челюсть Эрика отвисла, и он вдохнул пару раз, перед тем, как смог спокойно произнести следующий вопрос. «Вы принадлежали Рендаллу?»
- Мы никому не принадлежим, - ответил ворон справа. – Мы лишь работаем на твоего деда. По отцовской линии.
- Не понимаю, - ответил Эрик.
- Позволь объяснить, - продолжил ворон. – Меня зовут Мунин. Имя моего достойного коллеги, как ты уже понял, Хугин. Мы работам на Всеотца Асгарда, которого на языках смертных зовут «Один».
- Один? – выдохнул Эрик. Это имя звучало знакомо. Даже «Хугин» и «Мунин» не казались незнакомыми.
- А он улавливает, - сказал Хугин.
- Несомненно, - подтвердил Мунин. А потом обратился к Эрику. – Один – твой дед по отцу. Он попросил нас отыскать тебя ради твоего отца...
- Моего отца...
- Тора, - закончил Хугин.
- Тора? - эхом откликнулся Эрик.
- Да, Эрик, - ответил Мунин. – Твой отец – Тор, бог грома.
После того, как Эрик замолчал на долгие несколько секунд, Заговорил Хугин. «Да чтоб мы сдохли, если лжем, парень. Ты выглядишь один в один, как он».
- Но этого не может быть, - вернулся к Эрику голос. – Я думал, Тор – длинноволосый блондин.
Обе птицы обвисли и затрясли головами.
- Ох, - выдохнул Хугин.
Записан
Будущее уже наступило. Просто оно еще неравномерно распределено. (Уильям Гибсон)

I have an evil plan to save the world

Юкио

  • Голос Оттенков
  • *
  • Пафос: 126
  • Сообщений: 6001
    • Просмотр профиля
Наследство (Потомки)
« Ответ #10 : 28 Февраля 2015, 02:47:36 »

Эрик ходил по пещерке, а вороны сидели на краю окна, наблюдая за ним. Его скептицизм по отношению к тому безумию, что они выдали, немного поутих, но он до сих пор не был уверен, что хочет это принимать. Он удостоверился, спросив:
- Вы точно уверены?
- Ага, - откликнулся Хугин. С тех пор, как Эрик начал шагать по пещере, этот вопрос задавался не раз.
- Я видел фотографию отца, которая была у матери. Он сказала, чего его имя – Дон.
- Он так часто называл себя, - ответил Мунин – Это сокращение от Донара.
- Не Доннера, как ты, - уточнил Хугин. – А именно Донара.
Эрик не заметил разницы. «Но ведь Тор – миф! И Один тоже!»
- Тогда, походу, мы безработные, - буркнул Хугин Мунину.
- Они – легенды, - уточнил Мунин. – А не мифы.
- А какая разница?
- Мифы выдуманы от начала до конца, - ответил Мунин. – Легенды же основаны на реальных событиях и личностях.
- Но ведь Тор бог, - запротестовал Эрик. – Если он настоящий, и он мой отец, то я кто?
- Ты – это ты, - ответил Хугин – Его Потомок. Благословенный сын.
- Так я бог?
- Нет, - ответил Мунин.
- Да, - одновременно с ним произнес Хугин.
Эрик остановился и посмотрел на них. Они посмотрели друг на друга.
- Можно мне? – спросил Хугин.
Мунин качнул головой и простер крыло в сторону Эрика. «Прошу».
- Благодарю.
- О, не за что.
- Хорошо, - произнес Хугин, повернувшись к Эрику. – Ты, на самом деле, наполовину бог. Твое тело смертно – это у тебя от матери. Но жив ты благодаря ихору, который получен от отца.
- Чему?
- Ихору, - подал голос Мунин. – Это божественная энергия, из которой созданы сами боги. Когда они спускаются сюда, их тела состоят из него полностью. Но при смешении с духом человеческим ихор повышает потенциал человека до невероятных высот.
 - Означая, - вмешался Хугин. – Что ты можешь быть умнее, здоровее, сильнее, красивее, быстрее или сообразительнее любого среднего человека, благодаря божественной искре в крови.
- Сильвестр упоминал это, - осознал Эрик. – Он говорил, что так Джаред удерживает при себе головорезов.
Мунин кивнул. «Мистер Гилер упоминал об особенности, характерной для крови великанов. Но тут принцип тот же».
- Так, погодите, а он откуда это знает? – спросил Эрик. – Он тоже полубог?
- Говоря прямо, - ответил Мунин. – Никто из вас еще не является полубогом. Ты им станешь, когда легенда о тебе начнет распространяться.
- Но да, - добавил Хугин. – Слай такой же, как ты.
- И кто его отец?
- Локи, - ответил Мунин.
- Тор, Один, Локи... – пробормотал Эрик. – У всех северных богов – как их, Потомки – бегают поблизости?
- По большей части, - ответил Мунин.
- И не только наши парни, - добавил Хугин. – Песеджет, Додекатеон, Амацуками, Лоа и Ацланти тоже спускаются к смертным.
- Кто-кто, прошу прощения?
- И чему сейчас в школах учат? – вздохнул Хугин.
- Паранойе, - ответил Эрик. – И работе с компьютером.
- Мой коллега упомянул пантеоны египетский, греко-римский, японский, вуду и ацтекский, - ответил ему Мунин. – Из всех обитателей Верхнего Мира именно эти шесть групп связаны со смертными... теснее всего.
- Насколько долго?
- С начала времен, - ответил Мунин. – С тех самых пор, как боги заточили Титанов в тюрьму и явились человечеству.  В те ранние дни боги часто влезали в дела своих избранных племен смертных. Они зачинали потомство, и оно возглавляло племена. Со временем эти народы разрослись, начали путешествовать и враждовать друг с другом. Эти конфликты столкнули между собой и богов – что, как ты понимаешь, просто катастрофично.
- Да, конечно, - неискренне ответил Эрик.
- Потому, - продолжил Мунин. – Боги разных пантеонов заключили соглашение. Они уйдут к себе и откажутся от тайного влияния на дела смертных. Ничто не запрещало им зачинать потомство, но с тех пор судьба человечества в его руках.
Эрик моргнул несколько раз, и Мунин слегка наклонил голову.
- Ты закончил? – спросил Хугин у товарища.
Мунин посмотрел вокруг, будто пробудился от приятного сна. «О, прошу прощения за вмешательство. Я немного увлёкся от ностальгии. Ты рассказывал?»
Хугин взъерошил перья и немного переместился на окне. Затем открыл клюв, собираясь что-то сказать, и закрыл с легким щелчком. Затем, быстро и раздраженно глянув на Мунина, ответил. «Да... То, что рассказал он».
- А почему об этом никто не знает? – спросил Эрик. Это его слегка удивило, и он перестал гадать, говорят ли вороны ему правду.
- Некоторые знают, - сказал Хугин. – В целом, люди до сих пор помнят истории о богах потому, что Потомки их регулярно напоминают.
- Но... – ответил Эрик.
- Да, конечно, - ответил Хугин, раскрыл крылья. – Дело в том, что много Потомков в мире до сих пор не было. А те, кто был – не всегда знал, кто их божественные родители. Но ситуация изменилась.
- Как изменилась? Почему?
- Богам было открыто неприятное пророчество, - ответил Мунин, когда Хугин заколебался. – И когда они его услышали, то решили, что надо что-то делать.
- Что же такого должно произойти, что испугало целую кучу богов?
- Не «должно произойти», - сказал Мунин. – А уже произошло. Титаны вырвались из заточения, чтобы вновь начать войну с богами.
Он посмотрел на Хугина, который приглаживал свои перья. «Может, ты продолжишь?»
- Нет, нет, - ответил Хугин. – Продолжай. А я буду просто сидеть и наводить красоту.
- Хорошо, - ответил Мунин и обернулся к Эрику. – Титаны – древние, ужасные родители самих богов. Когда в начале времен боги повзрослели, они восстали и попытались низвергнуть Титанов – что Титаны готовили и для них. Поначалу, боги совершили ошибку, пытаясь убивать Титанов, что привело к ужасным последствиям.
- Например?
- Когда твой дед убил Имира, например, - ответил Хугин. – Закончился ледниковый период, но едва не весь мир затопило. Вроде этого. Нельзя ожидать, что можно убить Титана и все закончится гладко.
- Верно, - подтвердил Мунин. – Потому боги решили заточать Титанов там, где они больше не причинят вреда. Но Титаны умны и могущественны, и даже все усилия богов не могли удержать их. Побег был лишь вопросом времени.
- Погодите, - рассказанное Мунином напомнило Эрику о том, что рассказал ему Рендалл несколько недель назад. – Темница, в которую боги поместили Титанов... она в Нижнем Мире, так? Куда уходят души умерших?
Хугин удивленно каркнул, а Мунин кивнул. «А он сообразительнее своего отца», заметил первый ворон.
- Они не были заперты в самом Нижнем Мире, - ответил Мунин. – Но замки их тюрьмы были там. Боюсь, их побег причинил немало проблем мертвым.
- Уже заметил, - ответил Эрик. – Но одного не понимаю. Что-то я не замечал, как бьются боги и древние чудовища. Это произошло совсем недавно, что ли?
Мунин покачал головой. «Нет. Большая часть Титанов свободна уже давно. Их война с богами уже идет. Об этом мало известно потому, что самые страшные бои идут в Верхнем Мире, у самых дверей богов. Некоторые участки Верхнего Мира так плотно обложены, что боги не могут выскользнуть оттуда в значительных количествах. Асгард, Олимп и соседние регионы еще не настолько осаждены, потому местные боги смогли выбраться оттуда, чтобы дать жизнь таким, как ты».
- Но остаться они не могут, - трезво рассудил Эрик, вспомнив о записке, которую оставил отец перед тем, как исчезнуть из жизни матери. ОТЦУ НУЖНО, ЧТОБЫ Я ВЕРНУЛСЯ – гласила она. ЧТО-ТО ПРОИЗОШЛО. МЫ МОЖЕМ БОЛЬШЕ НЕ УВИДЕТЬСЯ.
- Нет, - ответил Хугин. – Если им повезет, они смогут выбраться разок-другой, чтобы встретиться с вами. Они рассказывают Потомкам, кто они, и дарят подарки, которые позволяют использовать некоторые силы самих богов. К сожалению, так случается не всегда. Прости.
Эрик пожал плечами и отвернулся, стараясь не выглядеть слишком разочарованным. Его не волновали силы или подарки.
- Так что же мы должны делать? – спросил Эрик. Хугин недоуменно склонил голову. – Потомки, я имею в виду. Мы должны присоединиться к бою или что? – Тут он обернулся к Мунину. – Вы говорили, будто бы боги начали выбираться и делать детей, чтобы поспеть к сроку, когда Титаны вырвутся из тюрьмы.
- Ах, - ответил Мунин. – Думаю, я предположил это. Хоть это и не ложно, это же и не совсем правильно. Боги знали, что им придется опереться на вас, своих Потомков, когда Титаны вырвутся, но не для того, чтоб вы воевали с ними в одном строю в Верхнем Мире. Боюсь, Титаны вас просто убьют и не заметят, если вы выйдете против них. Ваши родители немногое смогут сделать, чтобы защитить вас.
- Не поощряй его самоуверенность, - промурлыкал Хугин.
- Нет, Эрик, - сказал Мунин. – Вы нужны богам – ты нужен своему отцу – больше всего здесь.
- Как что, последняя линия обороны?
- Нет, - ответил Хугин. – Как первая.
- Не понимаю.
- Титаны… - начал Мунин.
- Подожди, - прервал его Хугин. – Дай мне тут продолжить.
- О, так ты предпочтешь…
- Да, на самом деле.
- Очень хорошо. Продолжай, пожалуйста.
- Ты не обидишься?
- Боже упаси!
Хугин вновь обратился к Эрику. «Видишь ли, ситуация такова - с богами бьется множество Титанов, но не все. Кто-то пожрал друг друга еще в темнице. Некоторые до сих пор заперты в земной коре. Некоторые породили орды меньших тварей, которые рассеялись по Миру, когда их родители освободились».
- Меньшие существа? – переспросил Эрик. – Вроде великана, посадившего меня сюда?
- Несомненно, - ответил Мунин. – Джаред - последний отпрыск единственного выжившего ребенка великана, которого твой отец убил давным-давно.
- А карлики? – спросил Эрик. – Они тоже Порождения Титанов?
- Ага, - ответил Хугин. – За исключением того, что они хорошие ребята. Они свободны, потому что породивший их Титан мертв. У инеистых великанов тоже есть свобода воли, но они, в отличие от карликов, говнюки.
Тут Мунин уже перестал сдерживаться.
- Не забудь рассказать ему и о других, - сказал он. Едва выдержав паузу, он посмотрел на Эрика и продолжил. – Помимо таких существ, как карлики есть и другие. Кентавры, кицунэ, линдвормы…
Протяжное карканье Хугина прервало поток слов.
- Эхм, да. Эти существа были созданы, как и боги в давние времена, но они ни  божественны, ни Порождения Титанов, ни смертные, как люди. Они просто такие, как есть.
- Но Порождения Титанов, - продолжил Хугин. – Просто ужасны. Они стремятся освободить еще заточенных Титанов, и они убьют всех, кого не смогут использовать против богов. Дай им хоть долю возможности – и они разнесут Мир и уничтожат всех просто потому, что тут есть дети богов.
- Это не клево, - спокойно ответил Эрик. – Но что я могу сделать?
Вороны от возбуждения встопорщили перья.
- Ты можешь собрать Группу Потомков, - ответил Хугин. – Таких, как ты, и начать охотиться на Порождения Титанов. Большая их часть не пытается тайно манипулировать окружающими их людьми, но если покопать там, где творится что-то странное, то почти наверняка найдутся они, как причина проблем. И вот тогда понадобится твоя помощь.
- Это красиво, - ответил Эрик. – Но со сбором Группы Потомков есть небольшая проблема. Я, вроде как, до сих пор сижу в великановых подземельях под горой.
- Ах, да, - ответил Хугин. – Ты напомнил мне о том, что я должен был давно уже рассказать.
- Должно быть, из памяти выскользнуло, старичок, - поддел его Мунин.
- Рассказать мне что? – спросил Эрик.
Вместо ответа метровый квадрат стены в углу камеры беззвучно выдвинулся и отошел в сторону. Дверь была так хитро спрятана, что Эрик ее даже не замечал. Из тоннеля за ней вышла седая карлица и поставила на пол затенённый фонарь.
- Ох, Матерь Божья, - произнесла она, как показалось Эрику, с миннесотским акцентом. – Разве он не точь в точь, как отец?
Эрик мог только смотреть. Хугин и Мунин кивнули карлице. Она помахала им рукой и кивнула на дверь, через которую вошла.
- Хорошо, - сказала она. – Похоже, тоннель готов. Идем?
- Эм... – произнес Эрик.
- Почти, - сказал Хугин.
- Тогда хорошо.
- Эрик, - сказал Мунин. – Это Синдри. Она и ее муж – старые друзья твоего отца.
- Он знает, кто его отец? – шепнула Синдри Хугину. Тот утвердительно кивнул.
- Хорошо... – ответил Эрик.
- Пока ты восстанавливался, мы с ней переговорили. Думаю, Хугин должен был сказать это раньше.
- Эй, - возмутился Хугин.
- Значит, это и есть помощь, - сказал Эрик.
- Ага, будь уверен, - ответила Синдри. – И лучше нам уходить. Джаред может скоро прийти с проверкой.
- Точно, - ответил Хугин. – Вам отсюда надо уходить.
- Несомненно, - добавил Мунин.
Синдри подобрала фонарь и вернулась в темноту тоннеля.
- Вы не идете? – спросил Эрик воронов.
- Боюсь, что нет, - ответил Мунин. – У нас сейчас есть другие важные дела.
- Ага, - добавил Хугин. – Мир сам вокруг себя не облетит.
- Хорошо, что я еще должен знать... обо всем этом?
- Не-а, - ответил Хугин.
- Ничего такого, до чего бы тебе следовало докопаться самостоятельно, - добавил Мунин. – Просто помни все, что мы тебе рассказали.
- И попробуй больше не делать ничего дурацкого, - добавил Хугин. – Например, позволить полному незнакомцу завести тебя в засаду инеистого великана.  У того парня может быть талант казаться достойным доверия, но все же... Его же зовут Слай Гилер (примечание переводчика -  в буквальном переводе "Sly Guiler" означает "Подлый Обманщик"), в конце концов! Тебе надо думать, Эрик.
Эрик кивнул, с печальной, смущённой улыбкой. «Обманул раз», пожал он плечами. «Обманет и во второй». Он покачал головой.
- Точняк, парень, - ответил Хугин.
- Хорошо тогда, - сказала Синдри, переводя взгляд с Эрика на воронов и на дверь. – Нам действительно стоит идти.
- Секунду, - ответил Эрик. Он пересек комнату и склонился перед низенькой каменной дверью, но остановился и посмотрел на воронов нервно и с надеждой. «Мой отец... Тор. Он... ну, вы понимаете... знает обо мне?»
- Мы рассказали ему о тебе все, - ответил Мунин.
- Ага, и он не мог быть еще более гордым, - добавил Хугин. – А теперь иди.
- Хорошо, - сказал Эрик. – И спасибо.
Слова воронов дали ему уверенность и гордость, и он повернулся к Синдри. «Я готов. Пошли.»
- Ладненько.
Два ворона запрыгнули на окно и посмотрели друг на друга.
- Пойдем? – спросил Хугин.
- Конечно, - ответил Мунин. – Пойдем.
Хугин повел крылом. «После тебя».
- О, нет, после тебя.
- Да иди уже...
- Боюсь, должен настаивать...
Эрик нырнул в тоннель и исчез в темноте. За ним последовала карлица, затворив за собой дверь.
« Последнее редактирование: 28 Апреля 2015, 01:30:48 от Юкио »
Записан
Будущее уже наступило. Просто оно еще неравномерно распределено. (Уильям Гибсон)

I have an evil plan to save the world

Юкио

  • Голос Оттенков
  • *
  • Пафос: 126
  • Сообщений: 6001
    • Просмотр профиля
Наследство (Потомки)
« Ответ #11 : 28 Февраля 2015, 02:50:17 »

За камерой тоннель стал выше, но Эрику все равно приходилось наклоняться. И ему приходилось идти гуськом за Синдри. Для своего роста карлица была удивительно шустрой, из-за чего Эрику было сложно за ней поспевать. Она держала перед собой фонарь, освещая гладкие стены тоннеля. Проход изгибался из стороны в сторону, но неуклонно вел все ниже.
- Насколько высоко мы в горе? – спросил Эрик.
- Все еще над подножием, - ответила Синдри.
Над подножием?
- Похоже, мне повезло, что там оказался этот тоннель, - сказал Эрик. – Да и поверить сложно. Я имею в виду, удачно, что Джаред кинул меня в именно камеру с тайным тоннелем.
- Да тут никакой удачи нет, - ответила Синдри. – Это единственная камера, которую он использует. Мы убегаем оттуда с тех самых пор, как он появился.
- И что, он ни о чем не догадался?
- Конечно, нет, - ответила Синдри. – Мы всегда делаем статуи.
- То есть?
Синдри кинула на него взгляд через плечо, не снижая хода. «Статуи. Всякий раз, как кто-то влипает в неприятности и Джаред кидает его в эту камеру, мы собираемся и вытесываем его статую. Не Джареда, конечно, а того, кто в камере, понимаешь? Затем мы идем в тоннель и оставляем подделку».
- А Джаред не догадывается, что вы ему мозги пудрите?
- Господи, конечно нет. Пока что старый бугай знает, что получает ожидаемое.
- Но... то есть... если остается только статуя?
- Ну, мы, карлики, обращаемся в камень под солнечным светом, так? - с совершенно непроницаемым выражением лица ответила Синдри. – Потому, если все, что находит Джаред, когда проверяет камеру... – Она пожала плечами. – Именно поэтому Джаред использует только эту камеру. И именно поэтому нас кормят только ночью.
- О, - ответил Эрик. Конечно. Почему нет? – И он действительно ни о чем не догадывается?
Синдри снова пожала плечами. «Ну, инеистые великаны здоровые, конечно, и очень сильные, но не самые башковитые парни в мире. Будь уверен. Особенно Джаред».
- Тогда это хорошо, - ответил Эрик.
- Ага, будь уверен.
Эрик несколько долгих минут шел молча, а потом заговорил вновь. А потом спросил: «Скажите, пожалуйста... Так вы знали моего отца?»
- И до сих пор знаю.
- А какой он?
Синдри задумчиво, по-девичьи захихикала над каким-то давним воспоминанием. «О, он настоящий мужчина. Действительно настоящий. Истории, которые я могу о нем рассказать...»

Эрик думал, что она расскажет больше, но Синдри исчезла за крутым поворотом тоннеля. Последовав за ней, он обнаружил, что тоннель закончился каменной дверью с железным засовом. Синдри жестом попросила о тишине, прикрыла фонарь и открыла небольшой глазок. Затем она отвела засов и вышла из тоннеля. Эрик протиснулся следом и выпал в пещеру со стальной стеной в два его роста. Геометрические фигуры на ней составляли сложные, повторяющиеся узоры. Синдри оставила фонарь и бросилась к карлику не намного выше ее самой. Карлик их ждал, стоя у собственного фонаря. Этот фонарь пещеру и освещал.

- Ну, хорошо, - сказал мужчина, когда Синдри его обняла. Он неуклюже высвободился из ее объятий. – На публике этого достаточно.
- Консерватор, - сказала Синдри, отступив.
Карлик скептически осмотрел Эрика и повернулся к Синдри. «Так это он?»
- Конечно. Разве он не точь в точь, как отец?
- Конечно, - ответил карлик, оборачиваясь к стальной стене. – Давай отдадим ему эту штуку, и пусть идет своей дорогой.
- Штуку? – спросил Эрик.
- Не будь грубым, - сказала Синдри карлику, взяла его за плечи и повернула к Эрику. – Эрик, это мой муж Брок. Брок, это Эрик. Эрик Доннер, не так ли?
- Доннер? – ответил Брок, совершенно не впечатленный.
- Привет, – сказал Эрик.
- Хорошо, - ответил Брок и посмотрел на жену. – Мы можем идти?
Синдри вздохнула и закатила глаза. «Хорошо. Не обижайся на него, Эрик. Он всегда был нелюдимым ворчуном».
- Не надо делать из этого проблему национального масштаба, - ответил Брок.
Синдри сердито на него посмотрела и карлик замолчал. Долгие несколько секунд, они стояли молча и смотрели друг на друга.
- Итак... – произнес, наконец, Эрик. – Вы говорили про какую-то штуку.
- Ох, да, - ответила Синдри и посмотрела на Брока. – Почему бы тебе не открыть дверь?
- Ага, сейчас.
Брок подошел к стальной стене и положил короткую руку на один из повторяющихся узоров. Затем он надавил на него и повернул по кругу. Когда он закончил вращаться, вдавленный участок вернулся на место, а на стене появилась узкая, как волос, щель.
- Давай, - сказал Брок, отходя от двери. – Толкни ее.
- Брок Альфригсен! – рыкнула Синдри . – А как насчет контрбалансиров?
- Не торопись. Если он не сможет сдвинуть дверь, то и штуку толком не сможет использовать.
- Честно, - ответил Эрик до того, как Синдри начала бы вновь ругать Брока. Он подошел к двери и уперся в нее руками. Там от первого толчка не поддалась, потому он уперся ногами получше и навалился сильнее. Он вложил все свои силы, чтобы сдвинуть эту конструкцию, но как только дверь повернулась на петлях, то пошла уже гладко и ушла в ниши в боковых стенах. Брок и Синдри прошли следом за ним, когда он расправил плечи и убедился, что ничего не потянул.
- Хорошо, - сказал Брок, лишь немного менее ворчливо. – Неплохо.
Синдри улыбнулась Эрику. «Твой отец сам повесил эту дверь, когда мы ее сделали».

Брок прошел через большую пещеру и поставил фонарь в серебристый прибор. Прибор усилил и отразил свет в аналогичную конструкцию на потолке, а оттуда он пошел в другие по всей комнате. Зеркала и линзы освещали комнату лучше, чем могла бы любая лампа дневного света. И в этой освещенной пещере Эрик смотрел по сторонам с неподдельным восхищением. Вдоль стен и на полу стояли прочные столы и полки размерами под карликов. На каждом участке свободного пространства стояли механические приборы всех форм и размеров, окруженные слесарными и камнетёсными инструментами. Она казалась мастерской из механической сказки, полная чудес, вроде секционного меча, телескопически складывающегося в собственную рукоять, пары стальных перчаток с гидравлическими пальцами, заводного крота с пустым пространством в животе, механического паука с двумя креслами и рулем на спине, и многим другим. Незавершенные предметы окружали чертежи, а некоторые были накрыты превосходно вытканными и расшитыми покрывалами. Пока Эрик оглядывался по сторонам, к одному такому предмету Брок и пошел.

- Что это за место? – прошептал Эрик.
- Наша мастерская, - ответила Синдри. – Брок – механик, знаешь ли.
- Не так уж часто сейчас, - сказал Брок, снимая покрывало с одного предмета.
- Ага, - вздохнула Синдри. – Он почти не спускался сюда с тех пор, как объявился Джаред. Бедняга.
- Печально это слышать, - пробубнил Эрик.
- Ну, ладно, - ответил Брок. – Как бы то ни было, вот эта штука.
Он снял покрывало с металлического постамента, на котором лежал самый большой револьвер, который когда-либо видел Эрик. Его рукоять, спусковой крючок и курок были лишь немного больше обычных – и отлично вписывались в большую руку Эрика – но барабан и ствол были просто чудовищных размеров. Весь целиком он был размером со скрипку.
- Ух ты, - выдохнул Эрик.
- Бери его, - сказал Бок.
- Возьми и попробуй его, - сказала Синдри, подтолкнув Эрика в ногу.

Эрик поднял оружие, обнаружив, что он идеально лежит в ладони и удивительно хорошо сбалансирован. Он держал его прямо перед собой, направив ствол на странно выглядящую механическую сову на ближайшем рабочем столе. Револьвер был очень тяжелым – настолько, что средний человек не смог бы поднять его и двумя руками, не говоря уже о том, чтобы целиться с помощью одной. Эрик оттянул курок и увидел, что боек ударника был не стальным, а из кусочка серо-черного камня. С взведённым курком в воздухе разнесся запах статического электричества.

- Осторожнее, - сказал Брок. – Это не игрушка.
Эрик вернул курок на место, и запах электричества в воздухе пропал.
- Эта штука просто невероятна, - сказал он.
- Мы сами ее сделали, - ответила Синдри. – Ты не заметил ничего странного в ударнике?
- Он, будто бы, каменный, - ответил неуверенно Эрик.
- Да, но это не простой камень, - сказала Синдри. – Это кусочек молота твоего отца, Мьеллнира. Мы и его сделали, знаешь ли.
- И теперь он твой, - сказал Брок. Он подошел к полке и вернулся с деревянным ящичком, величиной с буханку хлеба.
- Мой? – не смог поверить Эрик.
- Ага, будь уверен, - ответила Синдри. – Когда твой отец узнал о тебе, он послал нам кусочек своего молота. Он хотел, чтобы мы создали оружие, которое ты сможешь использовать, когда станешь достаточно взрослым и сильным. Но когда явился Джаред, у нас не оказалось никакой возможности передать его тебе.
- Вы серьезно? – спросил Эрик. – Мой отец действительно попросил вас сделать его для меня?
- Это твое Наследство, мальчик, - ответил Брок. Он поставил свою большую коробку и открыл ее. Когда она открылась, Эрик увидел внутри ряд очень больших патронов. – Маленький кусочек мощи старика.
- Какой конкретно мощи?
- Сам увидишь, - ответила Синдри с ноткой озорства.
- Только не играй с ней, - добавил Брок. Он взял из коробки шесть зарядов и поднес к Эрику в обеих руках. – Давай, зарядим его.
Эрик оттянул рычажок рядом с рукоятью, и барабан вывалился с места. Он опустил оружие достаточно низко, чтобы Брок мог до него дотянуться, и карлик вставил все шесть, а когда закончил – вернул барабан на место. Эрик положил палец на курок, чтобы взвести его и прокрутить барабан, но Брок придержал его руку и покачал головой.
- Виноват, - сказал Эрик. – Не игрушка.
- Правильно.
- Ну и как он? – улыбнулась Синдри, указав на револьвер. – Баланс хороший? Не очень тяжел?
- Отлично, - ответил Эрик, вновь поднимая оружие и прицеливаясь. Даже с патронами в барабане он не был значительно тяжелее неснаряженного. – Как будто... – он замолчал и немного смущенно улыбнулся. – Будто он сделан специально под меня.
- Отлично, - сказала Синдри, а ее улыбка стала еще шире. – Очень хорошо.
- Думаю, теперь тебе пора идти, - сказал Брок, захлопывая коробку с огромными патронами.
- Уже? – спросил Эрик.
- Конечно, - кивнул Брок. – Я могу вывести тебя на поверхность и показать дорогу.
- Но я пока не планировал уходить, - ответил Эрик.
- Не думаю, что тут есть кровати твоего размера, - сказал Брок. - Если сдвинуть несколько...
- Брок, - прошипела Синдри. – Не будь таким упрямым.
- Послушайте, - сказал Эрик. – Не думаю, что вы собираетесь попросить меня о помощи, но вам и не придется.
- Помощи в чем? – пробурчал Брок, глядя мимо Эрика. – У нас все в порядке.
- У нас все не в порядке, и ты это знаешь, - вмешалась Синдри. – Не слушай его, Эрик.
- Я и не собирался, - улыбнулся Эрик. – Я знаю, что у вас за проблема. Что-то вроде инеистого великана с лакеями, захватившими ваш дом.
- Может быть, - пожал плечами Брок. Синдри сложила руки на груди и посмотрела на упрямого мужа. – Но дело не твое.
- Мое, мое, - ответил Эрик. – Этого же хотел бы мой отец, так? – Синдри кивнула, задержав взгляд на Броке, чтобы потом улыбнуться эрику. Но только задержав. – Кроме того, кажется, будто Судьба сама сюда меня привела. Не стоит ее игнорировать, особенно если кому-то нужна моя помощь.
- Так что же тебе надо? – спросил Брок.
- Мне надо, чтобы вы отвели меня обратно в копи, где я смогу найти Джареда, - ответил Эрик. Он положил ствол револьвера на плечо и ухмыльнулся. – Он задолжал мне кое-что.
- Хорошо, - сказала Синдри. – Я могу это сделать. Мы недалеко от...
- Нет, это сделаю я, - вздохнул Брок. – Я знаю тоннели лучше.
- Ты не знаешь ни одного такого...
- В любом случае, - отрезал Брок, кинув на жену тяжелый взгляд. – Я сказал, что я это сделаю.
Синдри посмотрела на Брока широко раскрытыми глазами, но спорить не стала.
- На самом деле, - сказал Эрик. – Мне надо попасть кое-куда еще для начала. Слай сказал мне, что вы уже не добываете железо, а просто копаете. Это так?
Синдри побледнела, а Брок нахмурился еще сильнее. Наконец, он сумел выдавить слабое, «Да, конечно».
- Тогда я хочу увидеть, что, - сказал Эрик.
- Хорошо тогда, - решился, наконец, Брок. – Даже дела не меняет. Джаред, скорее всего, будет там.
- Не обязательно, - тихо произнесла Синдри. – Пока не...
- Уже, - вздохнул Брок. – Этим утром они докопались. Они уже нашли.
- Почему ты мне не сказал?
- Ну, понимаешь, - пожал плечами Брок. – Не думал, что тебе стоит волноваться.
- Что нашли? – сузились глаза Эрика.
Записан
Будущее уже наступило. Просто оно еще неравномерно распределено. (Уильям Гибсон)

I have an evil plan to save the world

Юкио

  • Голос Оттенков
  • *
  • Пафос: 126
  • Сообщений: 6001
    • Просмотр профиля
Наследство (Потомки)
« Ответ #12 : 28 Февраля 2015, 02:51:34 »

Брок не объяснил, а у Синдри не нашлось слов, потому Эрик просто пошел за Броком из мастерской в тоннели. Карлик лишь сказал, что Эрик все поймет сам, когда увидит. Фактически, это было все, что Брок мог сказать. Он, не говоря ни слова, вывел Эрика в прихожую и в другой тоннель, не тот, по которому Синдри доставила его сюда. Они прошли на уровень, связанный с центром горы, а потом пошли по связующему проходу, понемногу уходящему вниз.

После часа спуска они вышли в огромную пещеру, похожую на колотую рану в центре горы. Она вела глубоко вниз, а каждый выступ над ней был связан деревянными мостками. На эти выступы выходили тоннели, освещенные электрическими лампами, питаемыми от генераторов, и Эрик мог видеть людей, входящих и выходящих из этих тоннелей. Большая часть была карликами, но попадались и человеческие мужчины. Они кричали и подгоняли карликов кнутами, а те принимали это без малейшего ропота.

- Вот и копи, - сказал Брок.
- Где же Джаред?
- Наверное, в самом низу. Иди по мосткам, пока не доберешься до вытесанной лестницы, и найдешь.
- Спасибо, - сказал Эрик. Он глубоко вздохнул и поднял револьвер, который дал ему Брок – Наследство, которое оставил ему Тор. – Я пошел.
- Хорошо, - ответил Брок, развернувшись и отправившись в тоннель. – Увидимся.

Эрик шел по неосвещенным мосткам, пока не добрался до каменной лестницы. Брок забыл сказать, что тесалась она под карликов. Она прекрасно держала вес Эрика, но ступеней едва было достаточно, чтобы ухватиться своими длинными пальцами или поставить мыски ботинок. Хуже того, спускаться ему пришлось с помощью одной руки, потому что кобуры для огромного револьвера у него не было. Спуск во тьму был пугающим и очень опасным, но Эрик был слишком храбр, чтобы остановиться или повернуть назад. Тем не менее, он был рад, когда в тенях показался самый глубокий уровень тоннелей.

Этот уровень был самым маленьким, но все равно был размером с футбольное поле. В центре из дыры в полу выходили рабочие команды карликов. Дыра была величиной с дом Эрика, и он не мог с текущего положения разглядеть ее дно. Каждый их карликов, выходящих из ямы, держал упряжь, к которой была прицеплена грузовая сеть с грубо обтесанными камнями. Помимо этой упряжи карлики носили рабочие пояса, с которых свисали молотки, киркомотыги, долота и тому подобное. Люди-надсмотрщики наблюдали за карликами и кричали им поторапливаться и тащить их ленивые задницы.

Под присмотром бригадиров, карлики шли к ящикам и сгружали туда камни. Как только они наполнялись, рабочие на других уровнях вытягивали их и разгружали в вагонетки. Пока ящики загружались и разгружались, карлики, освободившиеся от груза, возвращались в яму.

Те карлики, которые все еще несли камни, могли лишь ждать, и надсмотрщики скучали. Один бугай щелкнул кнутом, пытаясь вызвать реакцию рабочих. Когда на это не последовало никакой реакции, он рассердился и на само деле ударил одного карлика кнутом, разорвав ему кожу на лбу. Карлик упал, рассыпав камни из сети и сбив с ног еще некоторых. Те карлики тоже растеряли несомые ими камни. Эта неразбериха разозлила надсмотрщиков, и они набросились на упавших карликов с криками и кнутами.

Эрик больше не мог терпеть. Объятый гневом, он прыгнул в кучку надсмотрщиков со своей лестницы. Стрелять было опасно, так как поблизости еще были карлики, но пока ему револьвер не требовался. (Кроме того, Брок не взял с собой коробку с патронами, оставив Эрика лишь с шестью выстрелами). Он упал прямо в толпу, ударив коленями между лопаток того, кто пустил кровь карлику. Бандит упал, даже не вскрикнув от боли, а двое других разлетелись в стороны. Карлики, ближайшие к упавшим, сначала оторопело посмотрели на Эрика, а потом обрушили свой груз на головы оглушенных мужчин. Павшие дернулись и затихли.

Четверо оставшихся собрались вокруг Эрика, который до сих пор сидел, опираясь на колени и руки. Он встал на одно колено, но использовать свой револьвер против них не успел. Они одновременно взмахнули кнутами, захлестнув концы вокруг предплечья и ствола револьвера. Боль была сильной, но оружие Эрик не отпустил. Опершись ногами, чтобы подняться, он с силой повел рукой, чтобы лишить нападающих равновесия. Первого падающего встретила рукоять револьвера, а тот от удара, в свою очередь, ударился головой о голову мужчины за ним. Третьего Эрик отправил ударом в грудь в полет, закончившийся в полуполном ящике. Четвертому досталось по голове рукоятями кнутов, потерянными первыми тремя.

Расчистив пространство, Эрик сбросил кнуты и осмотрелся. Ни один из надсмотрщиков поблизости не стоял, а те, кто не обратил внимания, были сбиты с ног карликами и погребены под камнями. Другие бежали к лестницам, где их уже ждали карлики с молотками и камнями. Прежде, чем Эрик смог открыть рот, надсмотрщики с криками попадали вниз. Карлики на верхних уровнях радостно закричали, а окружавшие Эрика внизу так же закричали в ответ.

- В тоннелях есть еще, - сказал карлик с окровавленным лбом. Он стоял, поддерживаемый двумя собратьями помоложе.
- Не беспокойся, - сказал один из них. – Мы с ними справимся.
- Уверены? – спросил Эрик.
- Ага, будь уверен, - сказал раненый. – Брок велел нам быть готовыми с тех самых пор, как увидел тебя у Скирнира. Честно говоря, готовы мы давным-давно.
- Брок, значит? – пробурчал Эрик. Карлики начали массово лезть вверх по лестницам.
- Значит, теперь ты будешь Джареда искать?
Эрик кивнул.
- Он внизу, - ответил раненый карлик. – Не знаю, что он там делает, но он не выходит с тех самых пор, как мы докопались утром.
- Я с ним разделаюсь, - ответил Эрик. Толпа вокруг него стала много меньше.
- Ладно, - сказал раненый. – Пока.
С помощью друзей он добрался до ближайшей лестницы, чтобы присоединиться к своим собратьям, отвоевывающим дом у людей-надсмотрщиков.
Записан
Будущее уже наступило. Просто оно еще неравномерно распределено. (Уильям Гибсон)

I have an evil plan to save the world

Юкио

  • Голос Оттенков
  • *
  • Пафос: 126
  • Сообщений: 6001
    • Просмотр профиля
Наследство (Потомки)
« Ответ #13 : 28 Февраля 2015, 02:54:22 »

Полный адреналина Эрик добрался до ямы в центре комнаты. Револьвер в руке был, как перышко, а боль от полученных ранее ран совсем не беспокоила. Он заглянул в дыру, размером с дом, и увидел лишь слабый свет в глубине. Этот свет испускал сам Джаред, который стоял на коленях, упершись в пол лбом в подобии молитвы. Готовый положить всему конец, Эрик спрыгнул в яму.

Он упал на три точки, вытянув револьвер перед собой, на пол, который он счел каменным. Джаред неподвижно сидел в трех метрах от него, тускло светя своим бело-голубым телом во тьме. Когда Эрик встал, Джаред поднял голову и сел на колени. Его улыбка была умиротворенной, почти блаженной. Но на чудовищной роже она казалась жуткой пародией.
- Снова ты, - сказал Джаред.
- Вставай, - сказал Эрик, направив револьвер на сердце чудовища. Ему следовало выстрелить прямо сейчас, но он не мог заставить себя напасть на того, кто сидел на коленях и улыбался.
- Ты опоздал, - ответил Джаред, не пошевелившись. – Мы нашли.
- Не важно, - ответил Эрик. Он взвел курок, и яркая электрическая вспышка протянулась между огромным патроном и кусочком Мьеллнира в ударнике.
Улыбка Джареда стала еще шире, и он развел руки в стороны. «Стреляй, дитя бога. Принеси меня в жертву в священном присутствии того, кто уничтожит твой мир!»

Эрик на мгновенье нахмурился от удивления, но длилось это лишь мгновенье. С новым светом от револьвера, вдобавок к свечению великана, его глаза достаточно привыкли к тьме, чтобы ясно различать обстановку. Он слишком поздно понял, что стоит вовсе не на каменном полу. Поверхность, хоть и была каменно-твёрдой, имела зеленоватый отблеск и немного выдавалась в середине. Это был не камень, как он понял, а блестящей, зеленой чешуей какого-то невообразимо огромного существа в земной коре.

- Стреляй, Потомок Тора! – рявкнул Джаред. – Пробуди разрушителя, если не боишься. – Легкий толчок дошел до ног Эрика через его ботинки, и улыбка Джареда стала экстатической гримасой. – Или я его уже разбудил?

Испуганный Эрик застыл, и толчок под ногами практически сбил его с ног. Он посмотрел вниз, и увидел длинный шрам на том, что он посчитал чешуй, прямо под своими ногами, тянувшийся от стены за ним, прямо между ногами и к тому месту, где на коленях сидел Джаред. Там блестело что-то влажное и вонючее, и Эрик вскрикнул от ужасного понимания. Он стоял не просто на какой-то чешуе неизвестного чудовища, которое начали откапывать работники Джареда, а прямо на одном из его глаз.

Эрик качнулся, когда огромные веки начали расходиться, раздвигая ему ноги, и тогда начал действовать Джаред. Когда Эрик потерял равновесие, великан вскочил и рванул прямо на него. Выстрел Эрика прошел над головой Джареда, и хлопок разнесся по пещере, как гром. Там, куда попала пуля, огромный кусок стены треснул и осыпался, но Джаред был невредим. Двигаясь по медленно расходящимся векам чудовища, Джаред ударил Эрика в грудь. Эрик был готов к удару, но все равно был отброшен к стене. Джаред перепрыгнул влажный разлом меду веками и помчался к стекавшему со стены Эрику.

Лишь увернувшись в последнюю секунду, Эрик смог избежать удара локтем, которым Джаред целился ему в голову. Кусочки камня обрушились на его шею, когда он пригнулся и отпрыгнул от стены за Джареда. Он попытался выстрелить еще раз, но великан вовремя оттолкнул ствол, и пуля ушла в молоко. Она ушла вверх, разнеся еще не разгруженный ящик, и камни посыпались вниз. Эрик упал на плечо, перекатился и встал как раз тогда, когда Джаред повернулся к нему. Великан потряс головой, чтобы избавиться от воздействия громового эхо выстрелов. Эрик вновь прицелился и попытался встать, но в тот самый момент веки раскрылись полностью, уйдя у него из-под ног, как ковер в дурацкой комедии. Но твердой поверхности не оказалось и под Джаредом, который выдохнул огромный клубок ледяного дыхания.

Липкая, желто-белая масса, на которую упал Эрик, была пронизана красными жилками, толщиной больше его ног – и это была самая отвратительная субстанция, которой он когда-либо касался. Она затягивала его, как липкая грязь и пахла застоявшимся болотом. Отчаянно стараясь не блевануть, он встал и попытался найти равновесие на этой трясущейся, полужидкой поверхности. На другой стороне глаза вставал Джаред, смеявшийся, как маньяк. До того, как тот успел подняться совсем, Эрик вновь взвел курок и выстрелил. Но когда он нажал на спусковой крючок, глаз под ним дернулся, сбив ему прицел и опрокинув к стене. Но на этот раз он не совсем промахнулся – только пуля, нацеленная в сердце Джареда, разнесла его левую руку. Она разнесла конечность у локтя, рассыпав ее куски по стенам и полу. Вновь потеряв равновесие, великан упал. Этого раздражения было слишком много для глаза
похороненного чудовища, и оно моргнуло, сведя огромные веки вместе. Ближайшее к Эрику веко сбило его с ног, и он покатился. Джаред попытался встать и отпрыгнуть, но зацепился за веко правой ступней и упал. Соединившись, они раздробили лодыжку Джареда.  Он с криком упал, и веко унесло его на другой конец ямы.

Эрик схватился за один из оставленных карликами крепежей и подтянулся вверх. Под ним глаз моргнул еще раз, затем остался полузакрытым и начал влажнеть. Болотная вонь усилилась, а глаз начал вертеться быстрее и беспокойнее, чем раньше. Наконец показался жуткий зрачок, и Эрик увидел, что он бледный и усеян катарактами, величиной с ковёр. Зрачок дергался во всех направлениях, ища источник раздражения.

Тем временем, Джаред встал на колени и погрузил левую культю в слезы, собирающиеся в уголке огромного глаза. Одним касанием он заморозил эту солоноватую жидкость, превратив ее в грубое подобие прежней руки. Когда в пальцы вернулась жизнь, он сунул туда же свою лодыжку, восстановив ее точно таким же образом. Это заняло считанные мгновения, и когда Джаред закончил, то повернулся к Эрику с жаждой убийства в глазах.
-Я убью тебя! – заорал он, выпустив облако белого тумана. – Я скормлю твои кости твоему отцу на руинах его горящего дома!

Эрик вскарабкался на половину своего роста по грубой каменной лестнице, но понял, что если Джаред подпрыгнет, то легко сорвет его оттуда. Все, что нужно было великану – разбежаться и прыгнуть. Эрик надеялся, что великан тоже это понимает.
- Давай, доберись до меня сначала! – крикнул он, размахивая револьвером.

Разъяренный Джаред заглотил наживку. Он побежал по поверхности глаза к лестнице, выдыхая пар, как паровоз. Эрик вытянул руку и прицелился, но великан был достаточно умен, чтобы не бежать по прямой. Но хоть он и бежал зигзагами, важно это не было. Эрик целился не в него.

За секунды до того, как Джаред добрался до ближайшей точки, откуда он мог бы прыгнуть и схватить его за ботинок, Эрик прицелился и выстрелил. Раздался еще один удар грома и пул пробила толстую склеру, прикрывающую отвратительную белизну глаза чудовища. В воздух взлетел фонтан мерзкой белой жидкости прямо в тот момент, когда Джаред ступил на испарившееся под его ногой место. Не способный остановиться, великан с криком провалился в дыру. Он застрял по грудь, заткнув фонтан глазной жидкости, но и опереться, чтобы вылезти, ему было не на что. Да и не было у него шансов, так как глаз начал быстро вертеться, а похороненное чудовище моргнуло, пытаясь избавиться от болезненного раздражителя. Его каменно-тяжелые веки обрушились на грудь Джареда, расколов его на две неравные части. Нижняя часть осталась в глазу чудища, а верхняя скатилась по веку вниз. Для пущей безопасности, Эрик прицелился и выстрелил вновь, разнеся останки Джареда на миллионы кусков. После такого великан восстановиться не сможет.

Конечно, теперь перед Эриком была большая проблема – и он смотрел в ее бьющийся молочно-белый глаз. Как будто желая убедить Мир в своем присутствии, тварь, наконец, заревела от гнева и боли. Многие тонны камня приглушили звук, но в его ярости и мощи сомневаться было сложно. Он начался, как глухой стон в воздухе, который набрал силу и заставил трястись сами стены. Эта тряска переросла в сильные колебания, а стон перерос в вой и демонический рев. Эрик хотел заткнуть руками уши, но мог лишь держаться за револьвер и каменную стену. Когда в камне вокруг него начали появляться трещины, Эрик изо всех сил полез вверх, не осознавая, что сам закричал, когда рев раненой твари обрушился на его барабанные перепонки. Он карабкался так быстро, как мог, чувствуя, что стенки раскопа рушатся под ним. Поверхность наклонилась, и карабкаться стало проще, но камни скользили вниз и старались утянуть его за собой. Даже когда Эрик выскочил из ямы, ему пришлось бежать вверх, так как некогда плотная поверхность рушилась в пещеру внизу. От отчаяния он запрыгнул в один из болтающихся поблизости ящиков для камней, когда земля окончательно ушла у него из-под ног. Он упал туда со стуком, неразличимым в нарастающем грохоте, и смог, наконец, прикрыть руками уши. Земля, наконец, обрушилась, но цепи держали ящик, и Эрик качался в нем, крича и пытаясь приглушить ужасный рев раненного чудища, похороненного под землей.
Все было бесполезно. Рев длился целую вечность и, наконец, переборол его, отправив во тьму.
Записан
Будущее уже наступило. Просто оно еще неравномерно распределено. (Уильям Гибсон)

I have an evil plan to save the world

Юкио

  • Голос Оттенков
  • *
  • Пафос: 126
  • Сообщений: 6001
    • Просмотр профиля
Наследство (Потомки)
« Ответ #14 : 28 Февраля 2015, 02:55:44 »

Один раз он очнулся и обнаружил себя полуоглохшим и парящим по тоннелям, освещенным электрическим светом. Его несла дюжина рук. Эрик попытался заговорить, но горло не поддавалось. Но рев затих, и при нем было Наследство отца.

Позднее он очнулся еще раз, и со слухом у него теперь было лучше. В каменной пещере были сдвинуты вместе три маленькие кровати, и он лежал на них, завернутый в простыни. Там же были Брок и Синдри, и Синдри обрушила на него поток благодарностей и восхвалений. Эрик смог понять лишь несколько слов. Его голова гудела. Суставы болели. Горло было сорвано. Но он был жив и выздоравливал. Ему нужно было лишь отдохнуть еще. Брок сказал об этом Синдри. Эрик согласился с ним с заснул снова.

Эрик не знал, сколько проспал, когда проснулся в следующий раз, но вновь мог слышать, и боль была очень невелика – как в субботу утром после матча. Он увидел Брока, сидящего на низеньком стуле у его кроватей с трубкой в руках. Брок рассказал, что обрушился весь нижний уровень копей, похоронив чудище, которое Джаред пытался раскопать. Там же оказались похоронены и все останки Джареда. Когда вой чудовища стих, карлики вернулись в копи и нашли там Эрика, лежащего в ящике над руинами. Они и принесли его восстанавливаться. Это заняло неделю.

Между делом Брок упомянул, что они избавились от всех подручных Джареда, отравленных его кровью. Не ушел никто.

За последние несколько дней команды рабочих обрушили все тоннели, ведущие в те шахты, запечатав то место, как огромную могилу. Это лишило их половины дома, но не возмущался никто. Они просто пророют новые тоннели, и копать будут вверх, а не вниз. Через какое-то время они снова будут навещать город, чтобы люди вновь привыкли к их присутствию. Эрику показалось, что у карликов все идет хорошо.
- Думаю, ты скоро уйдешь, - сказал Брок, пуская колечки дыма.
- Думаю, да, - ответил Эрик. – Наверное, после завтрака.
- Отведу тебя к Биллу Скирниру. У нас пока не было времени пополнить кладовые.
- Звучит неплохо, - ответил Эрик. Он встал и обнаружил себя одетым в штаны карликов, выглядящие на нем, как трусы-боксеры. – Э-э-э...

Брок указал на низкий столик, на котором лежала постиранная и починенная одежда Эрика. На ней лежал револьвер и коробка патронов. Карлик встал и пошел к двери, чтобы Эрик мог одеться. Он задержался у столика, указав на коробку черенком трубки.

- Когда понадобится, мы сделаем тебе еще, - сказал он. – Это самое меньшее, что мы можем после всего, не так ли?
- Спасибо, - ответил Эрик, стягивая карликовы шорты и натягивая свои штаны.
- Да не за что. Я буду снаружи.
- Хорошо.
- И еще одно, - сказал Брок, остановившись за дверью. – У тебя есть машина?
- Черный GTO 1967 года, - кивнул Эрик. – Я припарковал его в нескольких милях отсюда и пришел пешком.
- Хорошо. Тогда это его мы нашли. После завтрака я дам тебе телефон хорошего кузовного цеха в городе.
- Чего? – расширились глаза Эрика. – Что произошло с моей машиной?
Записан
Будущее уже наступило. Просто оно еще неравномерно распределено. (Уильям Гибсон)

I have an evil plan to save the world