Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: Ритуал, первые главы  (Прочитано 1922 раз)

Святой

  • Новичок
  • *
  • Пафос: 0
  • Сообщений: 7
    • Просмотр профиля
Ритуал, первые главы
« : 18 Июля 2014, 14:01:56 »

Представляю свое творчество. Прошу оценить. Отзывы, замечания присылайте в личку.

Часть 1.
РИТУАЛ

Пролог.
Не боги создают людей –
Люди создают богов
Лондон, 19.09.1919 года, 22:53.

Майкл не любил дождь. Нет, конечно, иногда прогуляться по парку под легким осенним дождем можно. Но работать под летним ливнем ему не нравилось. С самого начала ночь выдалась немного странной. Сперва этот дождь… Ливень с грозой. И при этом яркий месяц луны. И от того ледяные струи кажутся серебряными, и от того невыносимо тяжелыми. Хорошо хоть, не полнолуние.
И потом эта тревога. Собирают все оперативные подразделения города. Начиная с постовых заканчивая суперинтендантами. Что у них там, война что ли? Не говоря уже о том, что 3 часа назад начался отпуск. Три часа… Три часа Майкл строил планы на отпуск и уже 13 минут торопливо шагал по безлюдным улицам Лондона, ощущая, как в тупоносые полицейские ботинки затекает вода.
Неожиданно, молния осветила конечную цель Майкла. Классический дом с приведениями. Двухэтажный деревянный особняк, огражденный монументальным забором и коваными воротами, выполненными в готическом стиле.
Про этот дом ходило множество слухов, легенд и просто леденящих душу историй. Когда-то Майкл слышал о том, что там жил то ли маньяк, то ли людоед. Впрочем, сейчас особняк был плотно окружен полицейским кордоном и освещен полицейскими огнями.
Майкл без труда нашел среди хаоса оцепления своего начальника – суперинтенданта Генри Томсона, сухопарого старика. Сейчас Генри был бледен, как простыня.
-Что случилось? – как всегда лаконично спросил Майкл.
-Чертовы сектанты. В доме засели с десяток человек. Неплохо вооружены. У них заложники… были. Ты как раз вовремя – мы планируем захват.
-Что у них за оружие?
-Карабины, пистолеты… много холодного оружия.
-Генри, я не понимаю, из-за чего такая тревога, что первый раз, что ли, такая ситуация? Послать туда Группу…
-Мы уже послали Группу. Майкл, такая ситуация у меня впервые. Ты бы видел этих маньяков!
-Понятно. Что делать будем?
-Пятнадцать бойцов залегли под оградой, перед главным входом. Но сад хорошо простреливается.
-А черный ход?
-Они его завалили, там не пройти. Но есть вход в подвал, он с северной стороны, с торца дома.
-Дай мне одного бойца, только посмышленей. Мы попробуем разведать, что там в подвале.
-Отлично, я знал, что ты меня не подведешь, Майкл! Когда будете готовы, наши дадут залп по окнам, и вы успеете добежать до угла дома. Дэйв! Живо, сюда!
Бойцом «посмышленей» оказался конопатый парень, на вид лет 18, рыжий, как огонь, и с таким же огнем в глазах. Оба полицейских укрылись за забором перед фасадом здания. По сигналу Генри раздался залп – в нос ударил запах пороха. Раздался звон стекла и чей-то сдавленный крик. Майкл добежал до угла дома, стараясь, чтобы траектория его движения была как можно более непредсказуемой. Оглянулся – Дэйв не отставал. Оба спустились по небольшой каменной лестнице к двери, ведущей в подвал, Майкл проверил дверь – открыто. Кивнул Дэйву, взвел курок револьвера и рванул дверь на себя, и полицейские ворвались в подвал. Дэйва сразу же отбросило влево выстрелом, Майкл выстрелил на вспышку, только потом увидел стрелявшего и на секунду замер от ужаса, и перед глазами все поплыло. Кажется, раньше это была женщина, но сейчас это не было человеком. Это просто не могло быть человеком! Впереди раскрылась дверь, и Майкл выстрелил, потом еще раз, и еще раз. Он не помнил, что он делал дальше, помнил только, что стрелял…
Когда Майкл очнулся, он лежал на полу в чем-то неприятно липком, над ним стоял человек, которого Майкл поначалу принял за ангела из-за его белоснежных волос и глаз, таких светлых, что, казалось, они были без глазных яблок. На его неестественно бледной левой скуле был шрам, похожий на нотный стан, только линий было четыре.
Незнакомец внимательно посмотрел на Майкла, ему показалось, что тот не может что-то решить. Затем незнакомец улыбнулся уголком рта, и Майкл опять провалился в туман.
 
Глава 1.
Дебю́т (фр. début — начало) — начальная стадия шахматной партии, характеризуется мобилизацией сил играющих.

Москва, 04.04.2004 года, 05:16

Утро выдалось холодное и солнечное. Солнце, казалось, выжигало глаза, даже через солнцезащитные очки. Наемник с ужасом думал о предстоящей прогулке по улице, пусть даже короткой, но тут же улыбнулся, вспомнив о предстоящей Работе. Правда, улыбка получилась больше похожей на оскал, из-за обнажившихся на его восточном лице клыков.  Он расположился на чердаке еще ночью, и теперь уже седьмой час сидел замерев, прислонившись к холодной каменной стене и прижимая к себе винтовку. Оптический прицел был закрыт, но Наемник знал, что заметит свою Цель и без него, пускай даже на расстоянии чуть больше километра.
Он провел рукой по прицелу, как бы смахивая невидимую пыль. В Школе их учили, что оружие – лучший друг Наемника, как живой человек, даже как девушка. За ним надо ухаживать, заботиться, защищать, и тогда оружие ответит тем же. На своей первой Работе, колебался несколько секунд, прежде чем оставить свое оружие там. Сейчас он уже привык к тому, что для каждой работы новое оружие. Но иногда задумывался, можно ли надеяться на верность девушки, которая будет с тобой только одну ночь…
Его размышления прервал дорогой автомобиль, подъехавший к главному входу нужного здания. Цель близка! Наемник открыл оптику и прицелился. Он увидел, как дверь открылась, и на улицу вышел охранник – хмурый громила, под два с половиной метра ростом. Следом за охранником вышел Князь, как всегда в строгом костюме серебристого оттенка, он был среднего роста, но рядом с охранником он казался коротышкой. Цель!!! Князь сделал несколько шагов в сторону машины, и Наемник выстрелил. Пуля попала в грудь, туда, где должно было быть сердце, правда многие сомневались, было ли оно у Князя. Князь отлетел на несколько метров назад, ударившись о дверь, но Наемник уже не видел этого. Контрольного выстрела не требовалось, пуля была специальная, пробила бы насквозь несколько бронежилетов, а зачарованное серебро не оставит ни каких шансов – спустя несколько часов Князь умрет.
Наемник аккуратно положил винтовку и начал спускаться с чердака, предварительно надев капюшон, закрывший его лицо чуть ли не до подбородка. Выйдя из дома, он сел в припаркованный рядом с подъездом автомобиль и повернул ключ зажигания. Взрыв машины нарушил утренею тишину и засыпал улицу осколками стекла.

Москва, 04.04.2004 года, 23:02

Резиденция Князя ничем не отличалась от офиса какой-нибудь международной корпорации. Тот же стиль, та же строгость и официальность. В приемной девушка-секретарша. Не вампир, даже ни разу не укушенная. И вообще, в резиденции Князя было очень много людей. Спикеру это не нравилось, он не любил человеческое общество.
А сейчас он уже пол часа сидел в приемной, в ожидании аудиенции Князя, делая вид, что читает какой-то журнал, ловя на себе любопытные взгляды секретарши. Наконец, огромная двухстворчатая дверь открылась, и из нее вышел вампир в красном камзоле старинного стиля и в круглых желтых очках. Колдун, и очень сильный – определил Спикер. Незнакомец внимательно посмотрел на него, и Спикеру показалось, что он усмехнулся.  Затем, не сказав ничего, колдун вышел из приемной. Кивнув секретарше, Спикер зашел в зал. Князь сидел в своем кресле-троне и задумчиво курил сигару.
-Садись, Спикер, извини, что заставил тебя ждать. Ты знаешь, что это? – Князь бросил на стол пластиковый пакетик.
Спикер сел напротив Князя, взял пакетик и внимательно посмотрел на его содержимое.
-Это пуля, бронебойная, скорее всего от снайперской винтовки. Сплав необычный, наверняка с примесью серебра…
Неожиданно на пуле начала проявляться странная гравировка, светящаяся серебристым цветом. Спикер прикоснулся к пуле через пластик. Вдруг из гравировки появились тонкие серебряные нити-щупальца. Они порвали пластик и вонзились Спикеру в запястье. Боль. Мир вокруг изменился, стал то ли серым, то ли серебряным, каким-то медленным, зыбким, тяжелым, освещаемым только пульсирующим серебром. Мир вокруг начал исчезать, оставляя только боль…
Резкий толчок – и мир стал прежним. На пуле пропали рисунки, пластик был целый. Князь стоял за спиной Спикера, положив руку ему на плечо. Именно это прикосновение и выдернуло Спикера из объятий боли.
-Что ты об этом думаешь?
-У вас проблемы с охотниками?
-Я проконсультировался с Культом. Их представитель заявил, что это пуля была зачарована вампирами. И, что не маловажно, выпущена она тоже вампиром.
-Клан?
-Неизвестно.
-Анархи?
-Возможно. Но утверждения того, что покушение организовали Анархи, это фактически объявление войны.
-Разве покушение на Князя это не начало войны?
-Ты прав, это война. Только пока непонятно, чья и с кем. Впрочем, для тебя уже есть работа. Посмотри, – Князь положил на стол перед Спикером фотографию и, пройдя по комнате, подошел к окну.
На фотографии была девушка лет шестнадцати. Светлые волосы и зеленые глаза. Настолько зеленые, что взгляд казался неестественным, и странно завораживающим. Впрочем, кроме, необычного цвета глаз, девушка ничем не отличалась. Одета просто, но со вкусом, по неформальной моде.
-Что нужно сделать? – сухо проговорил Спикер.
-Просто убить. Доказательств не надо.
Спикер удивлено заметил, что боялся этого ответа. Князь обернулся и подошел к столу, вынул из ящика папку и протянул ее Спикеру.
-Тут информация о Нелли, так зовут девушку, почитаешь по дороге, деньги и билет на самолет в Екатеринбург. Нелли живет в небольшом городке Зимнегорск, к северу от Екатеринбурга, ехать на поезде несколько часов. На вокзале встретишься с одним из приверженцев Наместника, он поможет с оборудованием. 
Спикер понял, что аудиенция окончена. Он часто замечал, что Князю, как и другим вампирам Знати, удается заставлять окружающих понимать себя не только с полуслова, но и даже с полжеста. Он знал, что это одна из дисциплин Знати, но все равно для Спикера это было необычно, сродни цирковому фокусу для провинциального ребенка. Возможно, это было следствием того, что сам Спикер не умел общаться с людьми, и не любил этого…
Спикер молча встал, и вышел в приемную, кивнув девушке. Он зашел в кабину лифта, открывшегося перед ним. В лифте не было никаких кнопок или иных способов управления изнутри, впрочем, лифт, подчинившись чей-то скрытой воле, направился вниз…

Екатеринбург, 04.04.2004 года, 23:15.
Петр Спокойных поморщился, когда раздался автомобильный гудок, и вздрогнул, когда мимо пронесся грузовик, обдав его холодной дорожной грязью.
-Внимательней Петр, – сказал он сам себе, – вернись в этот поганый мир. Глубина-глубина, я не твой. Я не твой, – добавил он уже сквозь зубы, чувствуя, как холодный весенний ветер пронизывает худощавое тело.
Однако мир менялся. Так бывало всегда, когда он общался с Доктором. Причем совершенно не имело значение, какой способ связи выберет Доктор, ощущение реальности все равно пропадало. А если вспомнить, что Доктор только один раз использовал телефон, чтобы связаться с ним, за всю его почти трехлетнюю службу Доктору…
Сейчас, куда бы он ни посмотрел, он везде видел Доктора, причем каждый раз он выглядел по-иному, но он знал – Доктор наблюдает за ним. Глазами одинокого прохожего, скучающей кошки, пьяного бомжа – все равно чьими. Он наблюдает. Видит!
Спайк, как он привык себя звать, и как его знали знакомые, предпринял еще одну попытку собраться и вернуться в реальность. Вроде получилось. Отпускает, видимо у Доктора появились другие дела, чем контролировать действия своего пациента. Хотя все равно бьет дрожь, как в ту ночь, когда он впервые почувствовал Доктора. Он быстро сбежал по ступенькам в подземный переход и быстрым шагом направился в сторону вокзала. Войдя в вокзал, он с трудом сориентировался в знакомом здании и направился к камерам хранения, открыл первую попавшуюся свободную ячейку. Номер 13… Еще один дурной знак. Ему показалось, что мир снова поплыл, но он усилием воли, вернул миру прежнюю устойчивость. Рывком поднял спортивную сумку и задвинул ее в камеру – закрыл. Код 7351. Помедлил секунду запоминая код. Всё, теперь осталось дождаться Гостя. Спайк проигнорировал зал ожиданий, расположившись напротив выхода из метро. Он знал, что Гость, приедет на метро, а не на такси, например. Или это знал Доктор?

Екатеринбург, 04.04.2004 года, 23:56.
Что может быть лучше душа! Ки-Па, подставляла тело под упругие струи, мурлыча, словно довольная кошка. Потом она долго стояла в душе, опустив голову на грудь, чувствуя, как ледяная вода сковывает мышцы…
Зазвонил телефон. Ки-Па не меняя позы, вытянула руку, взяла с душевой полки телефон, и не сгибая руку, раскрыла «раскладушку».
-Я слушаю… – почти шепотом спросила она, не боясь, что шум душа или ее тихий голос помешают собеседнику услышать ее – это было не важно.
-Мать зовет тебя, – услышала она приятный женский голос, так четко, словно вокруг была абсолютная тишина.
Ки-Па закрыла телефон и положила его на полочку, снова погрузившись в атмосферу холодного душа. Через несколько минут выключила воду, наскоро вытерлась мягким полотенцем, вышла из ванной, укутавшись в шелковый халат. Она вообще любила шелк – любила одежду из шелка, постельное белье, даже шторы в ее небольшой уютной квартире, выполненной в восточном стиле, были из шелка. Зайдя в комнату, она расположилась прямо на полу, открыв ноутбук, начала изучать почту. Спустя некоторое время, Ки-Па закрыла глаза, несколько минут лежала, не двигаясь, затем достала из стеклянного футляра замысловатую иголку, воткнула ее себе в предплечье и что-то зашептала. Она открыла глаза, только после того как вынула иголку. Она поморгала, пытаясь восстановить зрение. Положила руку на дисплей ноутбука, чтобы закрыть его, бросила последний взгляд на экран и сказала:
-До встречи, Нелли…

Самолет Москва-Екатеринбург, 04.04.2004 года, 23:58.

Сколько веков человечество мечтало летать. Сейчас эта мечта исполнилась. Впрочем, для многих эта мечта о свободе полета превратилась в необходимость страха. Нельзя сказать, что Спикер боялся летать. Ему это не нравилось. Вернее, ему нравилось ощущать уверенную твердь под ногами.
Спикер выпил чашку дешевого кофе, вежливо предложенного стюардессой, и открыл ноутбук. Подождал, пока пройдет подключение к сети. Набрал несложный адрес одного из бесконечного количества чатов. Странная штука эти чаты. Разговор ни о чем. Общение, только ради первоцели общения. Спикеру казалось, что он никогда это не поймет. Впрочем, он подключился не для того, чтобы убить время полета. Войдя в чат, под именем «Нео», стал терпеливо ждать, обдумывая, не попросить ли у стюардессы еще чашку кофе…
Додумать Спикер не успел, компьютер издал неопределенный писк, информируя о входящем сообщении. Сообщение прислал некий Морфиус. Естественно, там было написано: «Ты готов узнать правду, Нео?».
Это был пароль. Спикер знал, о склонности клана Изгоев к конспирации, но не понимал, зачем использовать в качестве пароля, фильм, который посмотрело, наверное, полмира. Больше всего это походило на дурацкую игру. Однако, сеть, в каком-то смысле, была территория Изгоев, и приходилось подчиняться их правилам.
«Укажи мне дверь, Морфиус».
«Что ты ищешь, Нео?»
«Мне нужна информация».
«Я знаю, – не удержался невидимый собеседник, проявить свою осведомленность, – у тебя новая работа от Князя. Какого рода информация тебя интересует?»
«Меня интересует информация о человеке. Имя: Нелли Атохова. Возраст: 15-20 лет. Мне нужна максимально подробная информация о ней».
«Что-нибудь еще?»
«Да, меня интересует город Зимнегорск».
«Тебе нужна карта?»
«И карта тоже, первые лица и клыки города».
«Я найду, то, что ты ищешь. Ты помнишь, что я прошу взамен?»
«Помню».
«Я найду тебя. Иди за белым кроликом, Нео».

Екатеринбург, 05.04.2004 года, 01:28.

Спайк зашел в вокзальной туалет, спрятавшись в кабинке, достал зеркало и рассыпал на нем порошок. Время до приезда Гостя еще было, поэтому можно немного расслабиться. Уняв дрожь от предвкушения, он наклонился над порошком. Однако вкусить запретный плод ему не удалось, дверь в кабинку бесцеремонно распахнулась. В проеме стоял здоровенный детина, весь покрытый ужасающего рода татуировками и пирсингом.
-Скажи нам, брат, кого ты ждешь? – фальшиво доброжелательно спросил парень. Он был расслаблен и явно наслаждался слабостью оппонента.
-Я-я… жду-у… – очень медленно начал Спайк, внутренне собираясь. Он был до дистрофии худощав, болезненно бледен и не вызывал у громилы никаких опасений. Однако у него была маленькая тайна – он был Пациентом. И совсем еще недавно, Доктор выписал ему свое Лекарство.
Мир опять начал изменяться. Очертания стали размывчатыми, неустойчивыми. Изменился и парень, лицо стало уродливым, как из какого-то давно забытого кошмара, или фрагмента фильма ужасов, увиденного в детстве и после этого спасительно забытого.  Только теперь татуировки начали светиться кровавым цветом и пульсировать словно живые вены. – я-я… жду-у… – повторил Спайк, расширяя сектор осмотра, мир при этом изменился еще больше, и Спайк увидел еще одного парня стоящего у входа в туалет.
Кажется громиле надоело ждать напуганного наркомана, и Спайк понял, что тянуть время бесполезно и он ударил. Просто сделал прямой удар своей тощей, словно кость обтянутая кожей, ногой в широкую грудь громилы. Громила, не смотря на все законы физики, вылетел из кабинки и ударился в зеркало над умывальником напротив, карикатурно закинув наверх ноги.
Спайк выскочил из кабинки и тут же нырнул вперед и вправо, увидев, что парень у входа, захохотав, вскинул автомат. Спайк, перекувырнувшись, подпрыгнул почти на два метра, сгруппировался и оттолкнулся от противоположной стены…
Вспышка боли, на мгновенье выбросила Спайка из сознания. Когда он пришел в себя, он лежал на холодном кафеле, в луже крови…Боль он не чувствовал, но именно этот факт его и испугал. Постарался пошевелиться – ничего. Только немного могла двигаться левая рука и то, только ниже локтя.
Неожиданно, Спайк понял, понял с ужасающей обреченностью – всё, это конец, его убили. Он так и не понял кто, но он знал, почему. Все дело в Госте. Это был очень важный Гость. И ему не удалось его встретить. Он не выполнил задание Доктора! Нет!!!
Спайк постарался напрячься, и вспомнил код замка.
 


Глава 2.
«Твоя ноша легка, но немеет рука,
И ты встречаешь рассвет за игрой в дурака»
В. Цой


Екатеринбург, 05.04.2004 года, 03:19.

Поднявшись по эскалатору, Спикер направился в туннель, ведущий в здание вокзала. Конечно, было бы быстрее, взять такси в Аэропорту и добраться на нем прямо до вокзала, но время было, поэтому Спикер, спустившись с трапа и перекинув сумку через плечо, побежал по взлетному полю. Перепрыгнув через забор, он побежал по темному безлюдному пустырю в сторону города. До ближайшей станции метро пришлось бежать четыре километра…
Зато теперь он, наслаждаясь поездкой в ночном метро, а Спикеру действительно нравилось ездить именно в ночном метро, чувствовал себя бодрым и по-звериному легко.
Оказавшись в вокзале, он осмотрелся в поиске встречающего, но не увидел его. Это заставило Спикера насторожиться. Приезжих вампиров всегда встречали. Это была традиция, появившаяся по окончанию войны Второй Эпохи. Подождав немного в зале ожидания, он решил осмотреть вокзал. И сразу же после начала осмотра волосы на шее встали дыбом… Проходя мимо двери в туалет, он почувствовал запах пороха.
Отойдя на шаг от двери, Спикер начал изменяться: клыки удлинились, верхняя челюсть выдвинулась вперед, скулы заострились, от чего кожа сильнее обтянула лицо, и оно стало казаться болезненным и худощавым. Пальцы и когти удлинились, кисть стала шире и чуть изменила форму.
Он открыл дверь, сделал шаг внутрь, затем сразу отпрянул в сторону. Осмотрелся. Принюхался. Прислушался. Вроде все спокойно. Посреди туалета лежал парень. На полу была приличная лужа крови, противоположная стена была изрешечена пулями. Стреляли от двери, поэтому Спикер и почувствовал запах пороха еще в коридоре. Нагнулся над телом парня – четыре пули: три в ногу, одна перебила позвоночник в районе поясницы. Стреляли из скорострельного оружия, но не очень мощного. Судя по гильзам, патронами «Парабеллум».
Спикер встал, и только сейчас заметил, что в положении убитого парня что-то не так. Как будто он закрывал что-то ладонью. Наклонившись и отодвинув ладонь, он увидел на полу цифры написанные кровью 13 7351.
«Классическая Кровавая надпись. Агата Кристи», подумалось Спикеру. Неожиданно, в голове промелькнула мысль, которая показалась нелепой, но все же ее стоило проверить. Он убрал прядь волос с шеи парня, затем чуть приподнял верхнюю губы, осмотрев зубы. Это и был встречающий. И убили его, потому что он встречал Спикера…
К двери подошли, причем подошли очень тихо, крадучись, и запах того, кто крался, совсем не понравился Спикеру. Это был очень неприятный запах, но в то же время, он многое объяснял. Спикер перекатился к двери и вжался в стену справа от нее, в этот момент дверь открылась, и туалет начал осматривать неизвестный, сопровождая взгляд дулом короткоствольного автомата. На автомате был солидный глушитель, около тридцати сантиметров длиной. Спикер вскинул руку, подняв вверх язычок предохранителя и задев снизу вверх нос автоматчика, затем ткнул пальцами под кадык и, заломив кисть, затащил в туалет, прикрыв за собой дверь.
Спустя мгновение он сидел на лежащем лицом вниз автоматчике, приставив к его затылку автомат.
Спикер хотел было расспросить поверженного врага, но, увидев его татуировки и достойный мазохиста пирсинг, понял, он ничего не скажет. Такие как он не отвечают. Сделав короткий, практически бесшумный выстрел и отпустив автоматчика, Спикер решил осмотреть его татуировки еще раз. Судя по татуировкам, с этой сектой Спикер еще ни разу не сталкивался.
Еще раз глянув на кровавую надпись, оставленную убитым встречающим и оставив автомат на полу, Спикер вышел из туалета. До поезда, как впрочем, и до рассвета, оставалось не так много времени, и действовать нужно быстро. Первым делом он решил проверить свою догадку насчет надписи, и направился в камеру хранения. Догадка подтвердилась быстро – встречающий действительно решил до конца выполнить свой долг перед своим сиром. Достав спортивную сумку, Спикер начал искать выход на платформы…

Зимнегорск, 05.04.2004 года, 03:13.

Нелли никогда не любила цирк, а уж тем более когда он снится в кошмарном сне… Бывают иногда такие кошмары, которые помнишь, которых боишься, но попытайся ты вспомнить, чего конкретно, что именно показал тебе старик Морфей, и понимаешь, что от кошмара остался только зыбкий осадок, который, впрочем, несмотря на свою эфемерность, может неплохо отравить день, но быстро растворяется в круговороте проходящего времени. Но стоит только увидеть, почувствовать или просто оказаться в похожей ситуации, подсознание тут же выбросит его снова, и вдоль позвоночника опять побежит знакомый холодок.
Сейчас она сидела на кровати, обняв колени руками, и смотрела, как качаются за окном ветки деревьев, иногда задевая окно, издавая при этом противный звук. Спать не хотелось, Нелли сама не знала, чего она сейчас хочет.
Ей вспомнилась мать. Как выглядела мама, Нелли помнила плохо, зато очень хорошо помнила песни, которые она ей пела, когда Нелли была маленькая. Ее отец почему-то не любил фотографии, поэтому фотографию матери она видела только один раз. Отец хранил ее в своем кабинете. Это, кажется, была единственная фотография, которую отец хранил. Зато стены в ее комнате были сплошь увешены фотографиями различных размеров и содержания. Большей частью, они хранили воспоминания о приятных моментах ее жизни. Она часто рассматривала свои фотостены, чтобы поднять настроение.
Однако сейчас фотографии казались темными, мрачными, и смотреть на них не хотелось.
Зазвонил телефон. Нелли бросила взгляд на наручные часы, лежащие на прикроватной тумбочке – пол второго ночи. Отец вчера вечером уехал в командировку, Нелли была одна, поэтому решила, что звонит отец, может, что-то случилось. Но голос оказался не отца, наоборот, он был неожиданно неприятным и… пугающим.
– Нелли, это ты? – спросил голос.
– Да, но… кто это? – не сразу нашлась она.
– Жди нас… мы идем за тобой… – голос почему то перешел на шепот, и теперь говорил со странными паузами.
– Я еще раз спрашиваю, кто вы? – неожиданно зло спросила Нелли.
– Неважно кто мы, важно кто ты. И скоро ты вернешься к нам и будешь принадлежать семье…
В трубке раздались гудки, и Нелли похолодела.
Она положила трубку и подошла к окну… Она встретилась взглядом со стоящей неподвижно сутулой фигурой под ее окном. Было очень темно, и рассмотреть фигуру было невозможно. Нелли не видела даже ее лица, однако необычайно ясно почувствовала взгляд этой фигуры. Неожиданно ей показалось, что глаза у этой непонятной темной фигуры загорелись красным огнем, фигура выгнулась, и раздался вой… Нечеловеческий, звериный, исполненный непонятной тоской, вой…
Больше Нелли не могла это терпеть, она выбежала из комнаты в коридор и услышала тихий, неясный скрежет. Прислушавшись, она поняла, что кто-то скребется в замке входной двери.
– Я сейчас позвоню в милицию! – заорала Нелли и схватила трубку. Гудков не было, зато уже знакомый безжизненный голос произнес: «Иди к нам, ты принадлежишь нам…»
Дверной замок щелкнул и открылся. Нелли бросилась обратно в комнату и закрыла дверь на задвижку, прижавшись к ней спиной. Спина оказалась вся мокрой от пота… За дверью раздались шаги, они были неспешные, будто шагающий знал, что ей уже некуда бежать, что она уже ждет его…
Эта мысль разозлила Нелли, ей было очень обидно думать, что тот, кто без спроса ворвался в ее дом, чувствует ее беспомощность и безвыходность.
Она бросила взгляд в окно, фигуры видно не было, затем схватила стул, размахнулась и ударила им по стеклу. Раздался звон, неожиданно громкий и оглушающий, посыпались осколки. Нелли жила на втором этаже, но прыгать она не собиралась – именно этого они и ждали. Вместо этого она нырнула в шкаф, прикрыла за собой дверь и постаралась не дышать…
Дверь распахнулась, и в комнату кто-то вошел. Нелли не могла его видеть, зато отчетливо слышала его шаги, и даже дыхание, когда он находился возле шкафа. Затем в комнату вошел еще кто-то, его голос звучал очень властно:
– Где она?
– Сбежала через окно, Пастырь. Ее перехватит гончая…
– Ключ не должен пострадать ни в коем случае. Возвращаемся в церковь, не стоит привлекать внимание.
Дальше, судя по звукам, обе фигуры спрыгнули через окно… Нелли с шумом вздохнула… Выходит, они ищут ее, чтобы забрать какой-то ключ. Больше всего эти люди походили на странную религиозную секту, но зачем сектантам нужна именно она?
Подождав, как ей показалось, еще минут 15, она осторожно выглянула из шкафа – в комнате никого не было. Она выбралась из шкафа, стараясь ступать осторожно, и вышла в коридор. Такая привычная обстановка квартиры стала казаться чужой после визита незнакомцев. Как будто, ворвавшись без спроса в дом, они осквернили его, вернее, осквернили образ неприкосновенности жилища, иллюзию которого подарили людям несколько лет цивилизованной и относительно безопасной жизни. Безопасность, к которой так быстро привыкает человек, поставив на входе в свое жилище стальную дверь и обвесив ее сигнализациями, забывая при этом, насколько эта безопасность иллюзорна.
Окинув беспомощным взглядом то, что она считала своим домом и крепостью, Нелли схватила школьный рюкзак и вышла на лестничную клетку.
В подъезде было темно. Спустившись вниз, Нелли выглянула на улицу. Там никого не было. Только ветер, словно перекати-поле, гонял несколько газет. Нелли быстро зашагала вперед, затравлено оглядываясь. Она не знала куда идти, ей просто очень хотелось убежать, спрятаться от того кошмара, в который превратился ее дом. Только вот настоящий кошмар ждал ее впереди…

Поезд Хабаровск-Москва (20 минут до станции Зимнегорск), 05.04.2004 года, 04:11.

Спикер стоял в коридоре вагона напротив своего купе. Мимо прошел проводник, кинув в сторону Спикера любопытный взгляд. Он поморщился, но не от взгляда, а от короткого ультразвукового сигнала. Один из тех звуков, которые слышат только звери…
Спикер достал мобильный телефон – одно входящее сообщение, номер естественно не определился, но это было ни к чему, Спикер и так знал, кто автор сообщения «Ты готов узнать правду, Нео?».
Спикер зашел в купе, постарался двигаться тише, в купе спала молодая семья и будить их ему не хотелось.  Достав из сумки ноутбук, он разбудил его, дождался соединения с интернетом и зашел на знакомую страничку чата. Несмотря на позднее время, там все еще сонно общалось человек десять, причем Морфиус уже ждал его в чате, это было несколько необычно.
«Я нашел кое-что интересное, Нео…» – таинственно встретил его собеседник.
«Я внимательно тебя слушаю».
«Начну по порядку. Нелли Михайловна Атохова, 1988 года рождения, родилась в Екатеринбурге. Мать – Атохова Елена Александровна, отец неизвестен».
«А в настоящее время?» – Спикер всегда поражался скорости набора этого Изгоя, сообщения любого размера он выдавал практически мгновенно. Но сейчас по какой-то причине Изгой не торопился с продолжением.
«В настоящее время Атохова Нелли Михайловна мертва, погибла два года назад в автомобильной катастрофе».
«Обстоятельства смерти?»
«Автомобильная катастрофа в нескольких километрах к северу от Екатеринбурга по вине пьяного водителя выехавшего «на встречку». Виновный водитель, как и мисс Атохова, скончался на месте. История темная, но пока ничего подозрительного».
«Замечательно».
«Ты не знаешь еще самого главного. Это про город, который ты искал».
«Что там необычного?»
«Такого города нет, ни в России, ни вообще, в мире, даже нет городов, которые раньше так назывались».
«Я через 15 минут буду в этом городе, у меня есть расписание остановок».
«Я не знаю, куда ты едешь. Я проверил твой маршрут, на пути следования поезда таких городов, и соответственно, остановок нет».
«Какова вероятность ошибки?»
«Мы с тобой не первый век вместе работаем, ты же знаешь, ошибки быть не может».
«Ладно, а что с отцом Нелли?»
«Неизвестен, отчество назвала ее мать».
«Попробуй узнать о нем хоть что-нибудь. Мне кажется он ключ ко всей этой истории».
«Я посмотрю, что можно сделать».
Спикер выключил компьютер и снова вышел в коридор. Открыв окно, он втянул в себя воздух, наполненный ночными запахами, большинство которых перебивала противная гарь поезда, которая, казалось, черной копотью оседает в легких.
Разговор с Изгоем удивил Спикера. Он ожидал чего-то подобного, а встреча с Сектой убедила его в этом еще сильнее. Спикер никогда не был пессимистом, но сейчас ему почему-то казалось, что он стоит на пороге больших неприятностей…
Записан