Книга Вирма (1993) — Пролог

Пламя вечных мук

Огни огромного круга начали гаснуть, и лесные своды эхом повторяли звуки ночных зверей. Дурные предчувствия закрались в душу прежде весёлых собравшихся. По периметру каэрна была выставлена стража, и все обитатели священного места сгрудились теснее, чтобы защититься от неизвестного, таящегося в ночи.

Чтобы было светлее, огни разожгли вновь, но они не могли разогнать пелену, покрывающую души собравшихся здесь. Ночью Лунные танцоры сплетут рассказ о гибели целого племени из-за вероломства. Оборотни принимают близко к сердцу эту легенду, так как подобная судьба может постигнуть каждого.

Спустя несколько гнетущих мгновений, все взоры устремились к мириадам лесных теней. Историю рассказывают из темноты, так как Гару верят, что если зло не видит тебя, то не сможет и утащить в ночь. Эта традиция бережно сохраняется со времени, когда Белые плакальщики были украдены у Геи. И она оберегает оборотней с тех пор. Не откажутся от неё и сегодняшней ночью.

Бестелесные голоса Лунных танцоров прорезали ночь, и история началась:

Как и всегда, в то время алчность и жажда власти разрывали сообщества людей на части. Миньоны Вирма радовались человеческим страданиям: некогда гордая Римская Империя орошала страницы истории последними каплями своей крови. Это было время перемен, когда зло боролось за души людей и избавляло от страданий, которым подвергались близкие. Это было время, когда наши братья — Белые плакальщики — были отняты от нас, соблазнённые Вирмом. Это история нашего величайшего поражения.

Продвижение римлян было остановлено упрямыми Белыми плакальщиками и их родичами пиктами, оказавшими кровожадным легионам достойное сопротивление. Многие циклы луны велась битва между двумя великими армиями. Холмы и долины Каледонии покрылись кровью, а небо затянулось дымом от тысяч погребальных костров. Крики умирающих были музыкой, под которую воины танцевали.

Так же быстро и внезапно, как началось, сражение закончилось. Впервые за множество ночей армии откатились назад, чтобы посчитать павших и зализать раны. Затишье действует воинам на нервы; это беспокойство может понять только омытый смертью. Холодное безмолвие — худшая часть войны.

В течение этого мнимого затишья, фоморы использовали предательство и хитрость, чтобы обойти защиту и развратить утомлённых воинов. Они спешно прошли сквозь всю страну к древним твердыням Вирма, лежащим в болотах Шотландии. Собрав всю ярость, гноящуюся в их чёрных душах, они принялись пробуждать извращённые каэрны. Фоморы выпустили на свободу множество омерзительных Бейнов, долгое время пробывших в заточении, чтобы они собирали мечты людей и предавали их забвению.

И вновь спокойствие было нарушено, и вновь война пронеслась по стране. Реки вновь наполнились кровью отчаявшихся людей. К сожалению, Бейны принесли пиктам не только войну: скрытно они начали делать из них одержимых, и эти новосозданные фоморы соблазняли и совокуплялись с остальными, оскверняя благородную кровь отравой Вирма.

Прошли годы, и бывшие враги оставили пиктов в покое, так как их поражение было неминуемым. Был нанесён смертельный удар, и пиктам оставалось только ждать, когда родятся их ужасные звероподобные дети, которые навечно погрузят традиции во тьму. Ночь подступила к пиктам и, казалось, что надежда потеряна.

Отродья Бейнов распространяли беспорядок и предательство, и в результате Белые плакальщики пришли на помощь своим кинфолкам, желая отомстить Вирму за нанесённое оскорбление.

Они поспешили на север к ямам Вирма, из которых вышли их противники, в печали и ярости из-за мучений, претерпеваемых кинфолками. Они не сомневались в принятом решении, зная, что никогда больше не отважатся на это. В молчаливом смирении Белые плакальщики вошли в яму тьмы.

Они купались в лучах славы, спускаясь по извилистым туннелям и сражаясь со своими противниками. Путь к центру логовища безумия не был простым. Брат за братом попадал в объятия смерти, когда римские фоморы наносили из темноты удар и попирали безжизненные тела павших под их мечами. Но исполненные ярости и отваги поколений воинов Белые плакальщики теснили прислужников Вирма, пока не достигли чёрного колодца, находящегося в центре каэрна. И тем скрепили свою судьбу.

Лишь один Белый плакальщик избежал оскверняющих щупалец Вирма и достиг поверхности. Его звали Корорук. Он пробил себе путь наверх, где, невзирая на охвативший его страх, прорвался сквозь земли людей к каэрну Белых плакальщиков. Там он рассказал, как Вирм протянул из адской дыры чёрные щупальца, и схватил его соратников, и затащил их в чернильно-чёрную яму, наполненную криками и стонами тысяч невидимых чудовищ.
Корорук рассказал о том, как он беспомощно смотрел на родичей, которых отняли у него и поместили в вопящее логово. Он злился, так как не мог помочь им, пока они не вернулись из ямы.

Но расщеплённые сознания и тела, появившиеся из чёрного каэрна, уже не были Гару. Они были чудовищно искорёжены, а их глаза горели пламенем вечных мук. Тёмное коварство звучало в их голосах, когда они говорили с ним, со своим братом, утверждая, что больше не являются Белыми плакальщиками, но Танцорами Чёрной Спирали.
Корорук — последний из своей стаи — рассказав всё это, впал в милосердное забытьё.
Ночью, когда измученный разум Корорука невольно провалился в горячечный сон, его осквернённые родичи добрались до ослабевшего Гару и насытили свой голод его плотью. Возможно, такая судьба куда лучше той, что разделили извращённые Гару. По крайней мере, его душа обретёт покой.

Сегодня, благодаря его отваге, мы можем рассказать эту историю. Он в одиночку сражался со своей бывшей стаей и смог передать эту историю другим оборотням, чтобы они не разделили судьбу Белых плакальщиков. Пусть Гея бережно хранит и согревает его.
В поисках Белых плакальщиков Танцоры Чёрной Спирали опустошили страну. Они разрушили места, которые некогда звали домом, и это ознаменовало конец Белых плакальщиков как племени.

Ночь за ночью они прочёсывали леса бывшей родины и охотились на тех, кого недавно считали кинфолками. Никакой жалости не было к тем. кто отказывался проследовать путями Вирма — большая часть племени Белых плакальщиков была жестоко убита. Искалеченные тела погибших служили напоминанием тем, кто не желал принимать жуткой правды Танцоров.

Но нашлись и те, кто присоединился к бывшим родичам и, как и Чёрные Спирали, навсегда предал Гею. Они добровольно предавались тьме по нескольким причинам; некоторые из-за силы, которую мог дать Вирм, другие ради возможности сокрушить своих врагов, а ещё были те, кто просто не желал видеть своё племя разделённым. Это были поистине тёмные времена для всех оборотней.

Присоединившиеся к Чёрным Спиралям были отправлены в мерзкое логовище Вирма и погружены в чёрную яму. Они сходили с ума и занимали место рядом со своими товарищами. За несколько дней гордое племя Белых плакальщиков прекратило своё существование.
Покончив с этим, Чёрные Спирали зарылись в безопасные глубины земли. Они обитают там и поныне, почти не выбираясь наружу, разве только для распространения своей заразы и коварного обольщения людей. Чёрные Спирали всё ещё рыскают в тенях человеческих устремлений, повсюду неся извращение. От них ничто не защищено.

Запомните этот рассказ и свято храните его. Пронесите его через поколения, так чтобы никто из нас не забыл. Этот урок не должен повториться вновь.


Огни полностью погасли. Остался лишь багровый отсвет догорающих углей да призрачный след плавно уносящегося в ночь дыма. Безмолвие, сковавшее сердца собравшихся, пробудет ещё некоторое время в каждом из них, как и всегда после пересказа этой трагедии.

Один за одним они растворились в ночи, скорбя о потерянных родичах. Наконец, тьма поглотила их вместе с извечными тайнами ночи. Гару знают, что Вирм ждёт и наблюдает.

Всё вновь погрузилось в тишину. 



Введение

Like a snake crawling up your spine

You got a feeling that you can’t define

You got no ideas and you got no time

Cause there’s a crack in the sidewalk

Come the rains and come the floods

Wash away our flesh and blood.

- House of Freaks, «Crack in the Sidewalk»


Во тьме и на свету незримо извивается Вирм. Его кольца охватывают мир. И мир медленно задыхается и умирает в его скользких чешуйчатых объятьях. Болезнь разъедает Гею, и Она задыхается от боли. Недуг усиливается, но никто этого не замечает.

Никто, кроме Гару, последней линии обороны против извращения и распада. Они — воины и защитники Геи. Последняя надежда повернуть вспять поток энтропии и побороть Вирма. И для этого им нужна ярость.


Первобытный зверь

Злость и отчаяние Вирма первобытны. Его кольца завлекают в извращающие объятия всё сущее. Все, кого они коснутся, испытывают то же безумие, что и Вирм. Из-за этого сумасшествия затронутые Вирмом познают его ярость.

Зверь, столь же ужасный как вампиры или оборотни, является древним наследием взаимоотношений с Вирмом. Зверь — это чувства без разума, чистое влечение и ничего боле. Зверь — это и есть Вирм, но проявляется он во многих формах, подобно раздробленной личности Вирма.

Подобно Вирму, пленённому Структурной паутиной, Зверь скован человеческим сознанием. Эти оковы не могут полностью сдержать его, но и не дают ему вырваться. Когда звериная ярость доходит до предела, он испускает рёв, являющийся безумием. Зверь — это отражение Вирма в Паутине.

В Гару Зверь бодрствует. И хотя их ярость служит проявлением гнева и боли Геи, Вирм извращает даже Её гнев, а Зверь неистовствует в Гару. На долю оборотней выпало поддерживать внутреннюю чистоту, даже если в них прорастает семя Вирма.


Таящийся внутри

Вирм нечасто проявляется открыто, но скрыт внутри извращаемых им вещей. Очень немногие способны чувствовать Вирм, так как это требует глубокой связи с ним. Ярость даёт Гару такую связь.

С помощью тёмного семени ярости, оборотни могут разоблачать Вирм под любой маскировкой. Оно даёт им связь, необходимую для восприятия проявлений Вирма, отыскания их и сражения с ними. Этим они вселяют ужас в прислужников Вирма. Гару могут обращать клокочущую в них чёрную злобу, злобу, питаемую Вирмом, против него самого, борясь с противником его же оружием.

Между тем, оборотни не должны позволять этому семени пустить корни, питать его ложными желаниями и злыми помыслами, или они станут его рабами. Однажды освобождённые, стремления Вирма уже не сковать: их необходимо уничтожить.


Тема

Тема этой книги заключается в извращении — сущности Вирма. Это общая нить, связывающая всех прислужников Вирма. Через извращение и порчу возвышенных целей и идеалов Вирм наделяет силой. Человеколюбие, ставшее алчностью, мир — жестокостью, а любовь — ненавистью, всё это питает Вирм. Гару должны стеречь границы снаружи… и изнутри.


Настроение

Предчувствие скорого конца — это всеобщее настроение в преддверии Апокалипсиса. Долг Гару — предотвратить его. К сожалению, слишком многие уступают Харано, оплакивая ещё не потерянное. Любое существо из данной книги сделает судьбу встретившегося с ним мрачнее. На плечи каждого воина Геи ложится борьба с собственным отчаянием и необходимость обратить его против Вирма.


Как использовать эту книгу

Книга Вирма — это сборник материалов по Вирму и его стремлениям ко всеобщему извращению. Она предназначена для Рассказчиков, и содержит секреты, которые не должны стать достоянием игроков. Посмотрите правде в глаза: загадка не принесёт удовольствия, если Вы знаете её решение. Любой может прочесть эту книгу, но Вы можете испортить себе игру в дальнейшем, если не будете Рассказчиком.

Книга Вирма — мрачная книга со зловещим содержанием. Существа и люди из неё являются антагонистами Гару и не слишком-то дружелюбны. Если и есть в этой книге премудрость, то она сокрыта в сумасшествии. Книга Вирма отражает нашу тёмную сторону, раздутую до фантастических пропорций. Только некоторые вещи в этой книге фантастичны, другие же даже чересчур реальны. Опасность, которую несут окружающей среде страсть к наживе и хищническое освоение, не вымысел.


О чём эта книга

Легенды Гару: Огонь вечных мук — Гару редко рассказывают эту историю, но это необходимо делать, если они не хотят повторить судьбу Белых Плакальщиков (ныне жутких Танцоров Чёрной Спирали) и поддаться извращению Вирмом.

Глава первая: Танцоры Чёрной Спирали, клыки Вирма — Эта глава рассказывает о «пропавшем племени» Гару: их обществе, их ужасных обрядах, их Литании и их безумии.

Глава вторая: Корпорация Пентекс, кольца Вирма — Пентекс — это транснациональная корпорация, чьё экономическое и политическое влияние по-настоящему пугает, так как его источник лежит в Вирме. Глава содержит сведения об отделах Пентекса, его специальных проектах, развращённом Совете директоров, многочисленных дочерних компаниях и тактике по извращению мира.

Глава третья: Малфеас, логово Вирма — В Глубокой Умбре лежит королевство отвратительного извращения, Малфеас. Оно служит оперативной базой многих наиболее могучих служителей Вирма. Здесь вынашиваются планы по вторжению в королевство Геи и сокрушению всякого сопротивления владычеству Вирма.

Глава четвёртая: Вирм — Сам зверь непосредственно. Вирм всеобъемлющ, зло, почти непредставимое в истинной форме. Другим он видится в образе множества различных существ: от змеи, свернувшийся вокруг мира кольцом, до многоголовой гидры разрушения и злобы.

Глава пятая: Выводок Вирма — Здесь описаны дары и тотемы Танцоров Чёрной Спирали, фоморы-агенты Пентекса, монстры, наводняющие Землю, твари, блуждающие по Умбре и извращённые фетиши. А также правила по использованию этих ужасающих вещей.


Использование Вирма в Вашей Хронике

Вовлечь Вирма и его прислужников в игру можно множеством различных способов. Они являются основными сверхъестественными противниками Гару. В мире готик-панка Апокалипсиса, маньяк-убийца, расстрелявший в угаре 30 школьников, скорее всего не будет одержим сущностью из мира духов. Впрочем, это не снимает с него вины, так как он может по собственной воле служить Вирму ради обещаний могущества. Зверя впускают внутрь.

Однако люди могут быть достаточно жестокими и без помощи Бейнов или Вирма. Не объясняйте созданиями Вирма всё зло мира. Бейнов лучше использовать в качестве заключительного этапа процесса извращения. Одержимость — словно сахарная глазурь на торте уже порченной жизни.

И всё-таки, не упускайте возможности для создания трагической ситуации. Насильственная одержимость, борьба за собственную душу может стать очень драматичной и только подчеркнуть темы свободной воли и внутренней чистоты.

Другим событием, которое может произойти во время битвы с Вирмом, является смерть. Не бойтесь делать смерть неотъемлемой и драматической частью игр. Не разрешайте мёртвым персонажам оживать вновь и появляться под конец приключения. Все величайшие саги и легенды содержат рассказы о смерти героя. Властелин колец потерял бы жизненный элемент высочайшей жертвенности, если Боромир не погиб бы в бою с орками и внутренней порочностью (смотрите выше об одержимости Бейном). Жертвенность — важная часть мифических сказаний, из которых Апокалипсис черпает свои истории. Смерть — это сущность Апокалипсиса, ведь на кону стоит гибель мира.

Апокалипсис даёт шанс шагнуть в мир крайностей, в живой миф о людях с кристально чистым восприятием собственного мира. Подобному восприятию нам, современным людям, живущим в мире неясностей, остаётся только позавидовать. Мы потеряли проницательность и целостность.


Звон колокола

Наступает ночь… Вирм властвует над миром. Его прислужники, достигнув высот власти, командуют армиями бесшумного уничтожения, или поселились в тихих тёмных местечках, готовые вползти в мир, чтобы сеять хаос.

Гару должны быть сильными, чтобы бороться с этими силами. Они должны придерживаться древних путей, но оставаться открытыми новому знанию. Только им известна правда, заслонённая погибающим миром, только им видны знаки Апокалипсиса.

Все пророчества исполнились. В решающей битве — под звон колокола грядущего уничтожения — только героям под силу изменить судьбу мира.