Глава 2: Департамент специальных расследований ФБР (ДСР)

Gee, but I'd like to be a GMan
And go Bang! Bang! Bang! Bang!
Just like Dick Tracy, what a “heman”
And go Bang! Bang! Bang! Bang!
I'd do as I please, act high-handed and regal
‘Cause when you're a GMan there's nothing illegal.

— Harold Rome, “The GMan Song” (1937)

Попробуйка ещё раз, приятель! Наша организация существует со времён администрации Трумэна — и это самое меньшее!

— Агент Фрэнк, Могучий кулак людей в чёрном 2 (снято «Пейн Инк»)

История

Считается, что история Департамента специальных расследований ФБР (ДСР) восходит к временам администрации Трумэна. На самом же деле, его корни уходят несколько глубже, к 1930-м годам. Молодой и амбициозный федеральный агент Чарльз Горнер помогал Элиоту Нессу расследовать деятельность гангстерского подполья Чикаго, а в особенности — деятельность печально известного Аля Капоне и безжалостного Одинокого волка Люпо {Lone Wolf Lupo} (см. «десятку особо опасных»). В ходе расследования Горнер подвергся злодейскому нападению вампира (см. «десятку особо опасных») и был оставлен умирать. Он выжил, но этот злополучный инцидент навсегда перевернул его картину мира. С тех пор он скрупулёзно расследовал любое дело, в котором могло быть замешано сверхъестественное (и особенно вампиры). Тем не менее, первый случай выйти на след нежити ему выпал только во времена Второй мировой войны.

В 1943-м Горнер помогал Управлению стратегических служб1 раскрыть шпионскую сеть нацистов в Нью-Йорке. Наконец, после месяцев подготовки, была развёрнута крупная операция с внедрением агента в разведывательную сеть. Горнер попытался арестовать руководителя сети Вульфа Штайгера (см. «десятку особо опасных»), и оказалось, что он — вампир. Погибло два агента, а изрешечённый пулями Штайгер сбежал. Теперь поражённый Горнер окончательно убедился в том, что на земле реально действуют сверхъестественные существа, угрожающие жизни обычных людей.

Шли годы, Горнер поднимался по карьерной лестнице. Но отсутствие доказательств и слепота Бюро к абсолютно реальной угрозе, приводили его в отчаяние. В 1952-м году он наконец нашёл благодарного слушателя в лице доктора Эмиля Зото cа {Dr. Emil Zotos}, члена Военного совета по психологической стратегии {army's psychological strategy board} и личного психиатра Эдгара Гувера. Совместными усилиями им удалось убедить Гувера в существовании паранормального и в необходимости создания для борьбы с ним полу-автономного отдела ФБР. Несколько пожатий рук в кулуарах Конгресса, росчерк пера — и зимой 1952-го года был сформирован ДСР.

В течение пятидесятых годов финансирование стремительно росло. Лишь горстка людей знала о существовании агентства, и большинство из них считало, что целью ДСР служит сдерживание «подрывной деятельности радикальных общественных групп». Горнер — охотник за крупной дичью — довольно взирал на открывающиеся перед ним перспективы. Его предприимчивое руководство пришлось на расцвет агентства — начало-середину пятидесятых.

В 1955-м агенты ДСР нашли и обезглавили Бруху, профсоюзного лидера. Его голова является одним из немногочисленных убедительных доказательств существования сверхъестественного, собранных Департаментом. Однако последующие директоры посчитали, что этого недостаточно. На данный момент голова почти полностью предана забвению и находится в стеклянном сосуде в хорошо охраняемом хранилище.

В 1957-м Департамент достиг своего предела в двадцать пять агентов, но также стало снижаться финансирование, растрачиваемое в пылу Холодной войны. Постепенный спад сменился «катастрофой 69-го» — так называемым «делом Кларка» (см. «десятку особо опасных»). Департамент вёл следствие по предполагаемым связям между луизианскими вудуистами во главе с Дениз Жерар {Denise Gerard} и движением неокиренаиков (культ свободы слова, свободы разума и свободы любви), который возглавлял харизматичный контркультурный герой — доктор Тимоти Арчер Кларк. Бюро набросилось на это дело, рассчитывая, что оно приведёт к величайшему успеху. Шесть оперативников отправились расследовать его. Ни один не вернулся, а главные подозреваемые скрылись.

После этого казалось, что дела Департамента не могут идти хуже, но они пошли. Стремительно стареющий Горнер давно подозревал о существовании существ, отличных от вампиров. В 1973-м он попытался проверить свои теории на практике, расследуя два новых дела. В ответ на признаки взаимодействия гару с Движением американских индейцев и кризис при Вундед-Ни в Южной Дакоте, Горнер выделил часть своих агентов для программы контрразведки2 ФБР. Он намеревался уничтожить движение изнутри, а также выявить какую-либо активность гару. В то же время он отправил нескольких агентов для расследования деятельности Менад, революционной феминистской группировки, которую, как он справедливо полагал, поддерживали гару. Оба дела обернулись для Бюро фиаско, приведя к потере нескольких наиболее опытных агентов Департамента. Чарльз Горнер унёс в могилу свою теорию о существовании гару, годом позже погибнув на охоте в результате подозрительного несчастного случая.

На смену Горнеру пришёл Эндрю Кроу, руководивший Департаментом твёрдо, но не жёстко. Пока он стоял во главе, у Департамента не было значительных успехов, но хотя бы отчасти на его счёт можно записать борьбу с коррупцией, со временем начавшей проникать в ДСР. Помимо этого он избегал дальнейшего расследования существования гару. С приходом в Бюро в 1980-м году ставленников Рейгана, Кроу вынужден был уйти в отставку. Но он оставил в Департаменте наследника — свою дочь, Маршу Кроу. В данный момент она является региональным руководителем Восточного побережья.

Кроу заменил бывший агент из отдела убийств и по совместительству протеже Горнера по имени Джордж Томассон. Он служил в Департаменте с тех самых пор, как в конце шестидесятых встретился с вампиром маньяком-убийцей. Изначально прагматичный Томассон, по мере того как усиливался его страх перед вампирами, становился всё более неуправляемым и безрассудным в атаках на Сородичей. Несмотря на то, что количество убитых агентов неуклонно росло, Томассон не смог собрать убедительных доказательств существования своего врага. Департамент продолжал деградировать, пока не превратился в тень былого себя, достигнув на начало девяностых исторического минимума в пять агентов. В это время с переменным успехом велось несколько расследований. Департамент сумел раскрыть серию безумных ограблений банков крови и в процессе получить несколько фотографий. В это же время Томассон запустил непродуманный план по инфильтрации в среду Сородичей, закончившийся полным провалом. С этого момента его поведение становится всё более сумасбродным. Помимо всего прочего, он оказывается под следствием в связи с многочисленными финансовыми злоупотреблениями.

В начале 1993-го года психическое здоровье Томассона окончательно пошатнулось, и его заставили согласиться на лечение в Вифездском Институте психического здоровья, где он и пребывает по сей день. До сих пор по Департаменту ходят мрачные слухи, что вампиры свели с ума директора за то, что он узнал их секреты.

В настоящий момент во главе Департамента стоит бывший помощник Томассона Джеральд Осборн. Знающие о Департаменте сверхъестественные организации считают Осборна более подходящей кандидатурой на этот пост: в его поведении меньше идеологии и больше прагматики. Они не понимают, что это делает его гораздо более опасным, чем когда-либо был Томассон. За то время, что Осборн сидит в кресле директора, было начато множество дел, несколько из которых убедительно доказали (по крайней мере ему самому) существование гару. В конце 93-го года дело «Грабхолба» (см. ниже) дало ему не только основательные доказательства, но и могущественного союзника, председателя Комитета по ассигнованиям сенатора Грабхолба. Этот союз обеспечил ДСР впечатляющим финансированием, даже вопреки ведущейся политике по сокращению бюджета.

С тех пор Департамент несколько раз сталкивался с гару. Во время расследования борьбы эко-террористов с «Эндрон Ойл», агенты наткнулись на сотрудников «Эндрон», огнемётами выжигающих стаю волков. Произошла ссора, в ходе которой нефтяники направили оружие на агентов, заставив их открыть ответный огонь. Стая и выжившие эндроновцы ретировались, оставив обугленное тело волка, обладающее рядом физических аномалий, до сих пор непонятных учёным Департамента. Следствие по делу «Эндрона» всё ещё ведётся. Чтобы справляться с увеличившимся количеством дел, Департамент заметно увеличил число сотрудников (сейчас ДСР может похвастаться двадцатью тремя штатными агентами и двенадцатью представителями обслуживающего персонала).

Дело Грабхолба

Дело Грабхолба стало определяющим моментом в истории Департамента специальных расследований. Влиятельный южный сенатор Джесси Т. Грабхолб устроил вечеринку по поводу выхода в свет своей внучки Танди. На ночные празднества, устроенные в загородном имении Грабхолба, нагрянула стая волков, учинившая беспорядок и испортившая имущество. Удивительным образом никто не пострадал, но когда улеглись волнения, сенатор обнаружил, что его внучка пропала. Полномасштабные поиски по всему штату оставили полицию ни с чем, и Грабхолб обратился в ФБР. Когда федеральные агенты исследовали территорию имения, из подлеска появился громадный волк с серебристой шерстью. Он нацелился прямо на сенатора, но был отогнан выстрелами агентов.

Сенатор использовал все свои ресурсы, чтобы найти ДСР; затем он воспользовался связями, чтобы устроить встречу с Осборном. Масштаб известного Грабхолбу о Департаменте стал для Осборна полной неожиданностью. Он был шокирован, когда сенатор предложил ему покровительство в обмен за помощь в поисках внучки. Осборн с радостью согласился.

Все агенты ДСР ознакомились с изображением Танди и получили приказ искать похожих людей. Хотя ДСР пока что ничего не добился, Грабхолб соблюдает свою часть сделки и неплохо снабжает агентство деньгами.

Текущее состояние

Под руководством Джеральда Осборна ДСР официально продолжает миссию, которой занимается свыше сорока лет — расследует «необычные преступления в оккультном духе». Возобновление финансирования возродило агентство, пойдя на пользу в одном, но навредив в другом. Агенты из ФБР привыкли искоса смотреть на агентов ДСР, считая их чем-то вроде «людей в чёрном» (не путать с одноимённой технократической конвенцией). По другим агентствам гуляют слухи об их истинных мотивациях. В итоге, Осборну пришлось немало потрудиться, чтобы навести мосты с материнским агентством, не выдавая настоящих целей ДСР. Он даже предоставлял своих агентов обычному ФБР. Совместно они работали над серией дел, связанных с мафией и кокаиновым картелем Кали. Это позволяло убить сразу двух зайцев, так как ДСР считал, что преступниками руководят сверхъестественные силы.

 

Организация

Рядовой состав Специальных расследований отвечает исключительно перед Директором Джеральдом Осборном. Осборн отвечает только перед главой Бюро, которому настоятельно рекомендовали не задавать лишних вопросов. Ни один шеф Бюро после Гувера не знал об истинных целях Департамента, а так как в прошлом ДСР доказал, что является надёжным подразделением, то он сохраняет почти полную автономию. Цепочка командования в Департаменте замыкается на Осборна, а он весьма прагматичный лидер.

Второй по старшинству является Синтия Форрест, которая в то же время занимается обыденными операциями Департамента. На публике она целиком и полностью поддерживает любые решения Осборна.

Далее по старшинству идут Региональные руководители, отвечающие и командующие всеми оперативниками, работающими в их географическом регионе. Все Региональные руководители отчитываются лично перед Осборном. Они проживают в подотчётной местности и поэтому несколько оторваны от вашингтонской жизни.

В подчинении у каждого Регионального руководителя находится координатор группы {Field Supervisor}. Эти бывалые агенты зарекомендовали себя во время работы на Департамент и служат связующим звеном между командованием и рядовыми агентами. На ступень ниже находятся обычные оперативники и, наконец, младшие агенты, ещё не испытанные в деле.

Со стороны, в некотором смысле, за всем этим наблюдает Начальник Собственной безопасности Мартин Фиск. Официальная структура Департамента значительно усложняется за счёт разнообразных тайных сообществ внутри него, преследующих собственные цели.

Внутренняя дисциплина

Так как ДСР неподотчётен властям, ему пришлось выработать собственную систему дисциплинарных взысканий. Она покрывает широкий спектр нарушений от незначительных (нарушение внутренних протоколов во благо, незначительные нарушения гражданских свобод жителей) и значительных (неподчинение прямому приказу, серьёзные нарушения гражданских свобод жителей) до непростительных (разбалтывание секретов Департамента). Трибунал, сформированный Осборном, Форрест, Фиском и Региональном руководителем той области, где произошёл проступок, может наказать нарушителя.

Обвиняемому предоставляется советник {council}. Наказание назначается в зависимости от тяжести нарушения и может состоять во взыскании, денежном штрафе, лишении звания или статуса оперативника или увольнении из Департамента. Помимо этого, у Осборна есть право на «санкции» (термин, которым в ЦРУ обозначается убийство) для самых радикальных или безнадёжных дел, хотя он ещё ни разу не воспользовался им. Так как любое неподчинение может привести к расследованию со стороны правоохранительных организаций, в Департаменте насаждается жёсткая дисциплина.

Фракции

В ДСР есть несколько угрожающих разорвать его на части фракций. В совокупности, все фракции составляют только меньшинство в Департаменте, но они деятельно пытаются изменить его структуру. Две группы (Подполье и Минитмены) ищут новых членов. Они тщательно проверяют прошлое новичков (то есть персонажей), чтобы определить, на чьей они стороне. Осборн имеет представление о существовании фракций, но недооценивает их способность нанести Департаменту вред. Поэтому он далёк от того, чтобы прикрыть их.

Минитмены

Если это — хорошие парни, я не хочу знать плохих.

— Брюс Хорнсби, «Защитники стяга»

Минитмены — ультраконсервативная клика белых мужчин реакционных взглядов, кое в чём копирующая Ку-клукс-клан. Большинство его членов пошли в правоохранительные органы в надежде очистить страну от «нежелательных» лиц (иностранцев, горластых феминисток, педиков и т. д.). Обо всех сверхъестественных созданиях минитмены придерживаются единого мнения. Члены этой фракции чаще прибегают к силовым методам, чем остальные агенты Департамента (следует признать, что других способов вывести из строя нежелающего сотрудничать оборотня почти нет). У Минитменов есть скрытный источник финансирования и военной поддержки от группы ультрапатриотов, известной под названием «Звёздная палата3» (см. Кукловоды в пятой главе). Об истинных целях данной группы им ничего не известно. Минитмены знают о существовании Подполья и ненавидят его всей душой. Недавно они смогли уничтожить одного подпольщика во время оперативного задания, но они не знают, кто остался. Минитмены крайне подозрительны по отношению к новым агентам, не разделяющим их идеологии.

На данный момент существует семь минитменов, включая Руководителя Собственной безопасности Мартина Фиска (их лидера) и Руководителя Среднего Запада Лайла Уоллеса. Идеологически они весьма близки к Синтии Форрест, но отвергают её из-за половой принадлежности. Они не провозглашают большинство своих взглядов открыто, но исподволь будут проверять любого потенциального рекрута некоторое время, прежде чем предложить ему присоединиться.

Минитмены считают себя обычными патриотами, которых коррумпированная и обманутая система иногда вынуждает прибегнуть к экстренным мерам. К их чести, в основном минитменами движут по-настоящему патриотические чувства, хотя это не мешает им набивать собственные карманы. Несколько минитменов (в частности Фиск) служат со времён режима Томассона и всё ещё преданны ему. Долгосрочные планы фракции включают переворот («желательно бескровный») против Осборна, которого минитмены считают мягкотелым.

Подполье

Вопреки радикальному названию, на самом деле члены Подполья занимают центристскую, с тяготением к либеральной, позицию по сравнению со всем населением. Это верные агенты, которым интереснее выяснить, что же происходит «рядом», чем убивать каждое встречное сверхъестественное существо.

В Подполье всего четыре члена. Несмотря на малочисленность и преимущественно исследовательские склонности, они могут действовать с удивительной быстротой и эффективностью. Они находятся в режиме боевой готовности, так как недавно потеряли своего члена (подпольщики подозревают минитменов), и очень осторожны в принятии новичков. У подпольщиков есть влиятельный, но ненадёжный покровитель в лице вольнонаёмной группы «Дельфы», работающей с разными агентствами (см. третью главу). Как и Минитмены, они не уверены в истинном характере своего союзника. Основная задача, стоящая перед Подпольем, не допустить, чтобы Минитмены сменили позицию ДСР на праворадикальную. И под предводительством своего лидера, Руководителя Восточного побережья Марши Кроув они успешно с этим справляются.

Чипоголовые {Wire Heads}

Неизвестные силы тайно похитили и изменили двух агентов Департамента. Эти агенты совершенно не подозревают о произошедшем и поэтому продолжают вести нормальную жизнь. Их хозяева способны видеть всё, что они видят, а также управлять их действиями. Чипоголовые — это «манчжурские кандидаты», исполняющие волю хозяев и тут же забывающие об этом. В связи с этим их очень тяжело поймать. В настоящее время их миссия заключается в докладе об успехах Департамента и «потере» улик, которые слишком близко подводят к «истине». Один из чипоголовых — минитмен.

 

ФБР (программа контрразведки)

У собственно ФБР (в противовес ДСР) долгая и во многом славная история. В качестве федерального правоохранительного агентства оно помогает бороться с такими преступлениями, как убийства, похищения людей и фальшивомонетничество. С этой стороны Бюро неоднократно зарекомендовало себя с положительной стороны. К сожалению, с течением времени ФБР посчитало нужным выйти на политическую арену, собирая сведения о видных политических деятелях и обычных гражданах, чьи политические воззрения считаются в Бюро антиправительственными. Не ограничившись одной только слежкой, ФБР с помощью программы контрразведки запускает хорошо спланированную кампанию по внедрению и преследованию. Целью этих противозаконных программ обычно (но не всегда) становились левые (Чёрное освобождение {Black Liberation}, Движение американских индейцев, профсоюзы, природозащитники и т. д.). Программа контрразведки обратила на себя внимание части сверхъестественного сообщество. За дополнительной информацией обращайтесь к пятой главе.

Программа паранормальной контрразведки

С помощью программы контрразведки ФБР годами внедряло агентов в организации, считающиеся опасными. В 1980-х ДСР попытался скопировать материнскую организацию и запустить программу паранормальной контрразведки, но столкнулся с сокрушительным провалом. Целью внедрения были избраны Носферату, Бруха и (ненамеренно) Дети Геи. Агентов, отправленных на эти операции, больше никто не видел, поэтому программу свернули. Позднее Фиск пробовал заикнуться о её возобновлении. Осборн воспротивился этому, считая программу слишком опасной, а шансы на успех — сомнительными. Тем не менее, нужда в инсайдерской информации растёт, и, в конце-концов, он может быть вынужден перезапустить программу. В таком случае, понадобятся добровольцы из числа самых опытных агентов. (Игроки всегда рвутся в добровольцы, только заикнись о грозящей опасности).

Подготовка кадров

После тщательного изучения и проверки биографии, агентство делает кандидату предложение. Конкретный способ, которым это делается, сильно зависит от личности претендента. Успешно пройдя собеседование на месте преступления, кандидат беседует как с Осборном, так и с Фиском. Затем Осборн принимает решение. В большинстве случаев, интервью проводится осторожно. Маловероятно, что кандидата прямо спросят о сверхъестественном, если только у Департамента нет прочных оснований считать, что он уже сталкивался с паранормальным, тогда собеседование будет более откровенным. Разумеется, получив несколько намёков, претендент (персонаж игрока) может сам выложить карты на стол. Интервью может дать отличную возможность для интересного отыгрыша.

В любом случае потенциальный сотрудник должен подписать несколько соглашений о секретности. Одно из них запрещает агенту разглашать тайны Департамента даже после ухода. В ходе собеседования кандидат также проходит через батарею тестов. Среди них: сложнейший и подробнейший психиатрический тест, получение отпечатков пальцев, изображения сетчатки и образца ДНК, анализ крови (чтобы выявить гулей), комплексная физическая проверка и проверка на детекторе лжи. Будущие оперативники должны быть в возрасте от 25 до 30 лет и обладать достаточно хорошим здоровьем. В отдельных случаях эти ограничения снимаются.

Поступив на службу, новичок приписывается к опытному командиру, который ознакомит его с истинной природой и целью Департамента. Агенту покажут избранные свидетельства существования сверхъестественного и расскажут краткую историю Департамента (немного приукрашенную версию). Базовый курс стрельбы преподаётся тем, кому он нужен (каждый агент ДСР должен обладать хоть какими?нибудь навыками обращения с огнестрельным оружием). Тем, кто был завербован не из среды Бюро, может понадобиться основной курс академии ФБР в Квантико, штат Вирджиния.

Введение в курс дела продолжается около десяти дней, в течение которых агентов изолируют от внешнего мира в уединённом лагере ДСР, расположенном в горах юго-западной Вирджинии. По возможности агентов-новобранцев (т. е. персонажей игроков) смешивают друг с другом, чтобы создать дух товарищества и взаимовыручки. Всё это время новые агенты находятся под бдительным присмотром опытного координатора.

Пока ещё агенты находятся на «испытательном сроке» и не имеют права носить оружие. По традиции в конце десятидневного периода их подвергают испытанию. Оно заключается в ложном нападении сверхъестественного, в центре которого оказываются новобранцы. Им придётся применить изобретательность, чтобы разобраться с проверкой. Хорошо, если Рассказчик даст волю воображению (и хитроумию), придумывая испытание, но никто не должен серьёзно пострадать. Пройдя испытательный период, новобранец получает базовый допуск к засекреченной информации и считается полноправным младшим агентом.

Первое задание

После выпуска агент получает своё первое назначение на оперативную работу. Почти всегда первое задание намерено делают чисто исследовательским: Департаменту не с руки тотчас же бросать агентов в пекло. Вдобавок, на первом задании новичка обязан сопровождать опытный агент или координатор группы.

В задачу Рассказчика входит сделать первую миссию максимально таинственной и драматичной. Всё-таки персонаж сталкивается с совершенно непознанным. Рассказчик должен призвать опытных игроков-всезнаек (кому надо, тот понял) постараться забыть о том, что они узнали о Мире тьмы из других игр. В глазах молодого агента крадущийся по тёмному переулку оборотень должен быть неизведанным чудовищем, и не имеет значения, как много игрок знает о племенах, породах и покровительствах.

Прежде чем шагнуть навстречу очевидной опасности, агентов учат запрашивать прикрытие, но, несмотря на подвижки к лучшему, охват Департамента остаётся незначительным: помощь обычно не поспевает. Сработавшимся в группе агентам чаще всего позволяют работать вместе и дальше, таким образом, Рассказчик получает оправдание тому, что персонажи игроков держатся вместе. Все начинающие агенты получают набор фэбээровца (см. снаряжение из первой главы).

 

Что известно ДСР

Несмотря на недавние успехи, ДСР по-прежнему скован старыми методами, и поэтому остаётся в неведении о многих вещах. Пускай у Департамента есть доступ к значительному объёму необработанной информации, он продолжает втискивать сверхъестественное в готовые шаблоны. Во многом это следствие прошлой инкарнации Департамента в виде контрразведывательной группы. Мотивация любого сверхъестественного существа должна соответствовать злободневным представлениям людей (т. е. Бруха = марксисты-коммунисты). Более того, отдельное существо, которое можно охарактеризовать как члена организации (например, клана вампиров), автоматически считается типичным представителем группы в целом, что даёт Департаменту крайне поверхностный взгляд на изучаемые организации.

Вампиры

Все неуничтоженные тела становятся ими. Они встают и убивают. Убитые ими встают и убивают!

— безымянный чиновник, Рассвет мертвецов

Специальные расследования создавались для выявления Сородичей. Неудивительно, что про нежить они знают больше всего. Скудные физические образцы частично раскрыли физиологию и слабости Сородичей. Исследования наводят на мысль, что тромбоциты вампиров имеют такую же структуру, как у земляных червей. По большому счёту это позволило Департаменту отделить выдумку от фактов и определить действенные методы борьбы с Сородичами.

ФБР знает о Камарилье и большинстве входящих в неё кланов. Департаменту давно известно о Вентру, Тремерах, Брухах и Носферату, а недавно он узнал и о Гангрелах: теперь считается, что раскрыты все секты Сородичей. Носферату считаются несомненно самым опасным и чудовищным кланом.

У ДСР идеологическое неприятие клана Бруха. О Шабаше тоже знают и считают его «противоположностью» Камарильи, дублирующей её пять кланов в виде «анти-кланов» (т. е. анти-Вентру и т. д.). Агентство уверено, что Шабаш ещё опаснее Камарильи, и расширило следственные мероприятия по отношению к секте, особенно в регионе Нью-Йорка. Ещё больший интерес вызвало недавнее открытие существования вампиров, связанных с организованной преступностью. Пока безымянный клан явно является гостем из-за моря и, похоже, что он действует независимо как от Камарильи, так и от Шабаша.

Оборотни

Гару остаются загадкой. Департамент неверно истолковал почти всю известную на данный момент информацию касательно оборотней. Отчасти это можно списать на близорукую аналитику и новизну открытия, но по большей части это результат умышленного саботажа. Департаменту известно только о трёх племенах гару: Вендиго, Уктена и Танцорах Чёрной Спирали. Агентство предполагает, что все Вендиго происходят из североамериканских племён индейцев (сиу, могавки, чиппева, черноногие и различные племена инуитов), а Уктена представляют южные племена (навахо, семинолы, апачи). О Танцорах пока известны только слухи: никто из агентов с ними не встречался. На данный момент Департамент прорабатывает гипотезу о том, что ликантропия может быть свойственна только генокоду индейцев, но теория продвигается со скрипом. Мартин Фиск отстаивает эту позицию, чтобы испортить отношения между правительством и гару: ему кажется, что Департамент охотнее применит силу к индейцам, нежели к простым американцам. Фиск подаёт столкновения с гару в настолько дурном свете, насколько можно, чтобы его заинтересованность не стала очевидной.

Агентов, чьё задание потенциально может быть связано с оборотнями (Департамент не знает слова «гару», вместо него используется термин «ликантроп»), обычно вооружают серебряными пулями. Агентство не знает точно, будут ли они эффективны, но раз традиционные средства (солнечный свет, деревянные колья) действуют на Сородичей, почему бы и с оборотнями не было так же.

Маги

О магах ДСР знает ещё меньше, чем о гару. Департамент слышал о Культе экстаза, чья, прямо скажем, аморальная репутация подстегнула расследование его деятельности. Несколько раз Департамент был близок к тому, чтобы разгадать истинную сущность Культа, но всякий раз оказывался ни с чем из-за изменившей в последнюю минуту удачи. Время от времени маги Ордена Гермеса и Вербены под видом экстрасенсов предлагают различным организациям помощь по раскрытию преступлений. Впрочем, они подходят к делу очень осторожно, чтобы не выдать свою истинную природу. Адепты витуальности связаны с ДСР сильнее других Традиций, что является одной из причин, почему знания Департамента о магах столь ограничены.

Призраки

Удивительно, но у Департамента есть доказательства существования призраков. Агентство разработало несколько приборов для обнаружения их присутствия. Руководитель научно-технического отдела Алан Кенчлоу имеет к призракам особое пристрастие и занимается своим хобби с настоящим азартом. Он лично фотографировал призраков и, совместно с другими агентами, исследовал несколько домов с привидениями.

 

Министерство юстиции Соединённых Штатов Америки

Федеральное бюро расследований

Департамент специальных расследований

Только для внутреннего пользования

Кому: Директору Департамента Джеральду Осборну

От: Руководителя собственной безопасности Мартина Фиска

Господин Осборн:

После нашего разговора восьмого числа я отобрал из текущих дел всего Департамента «десятку особо опасных». Уверен, что подобный формат позволит нам лучше систематизировать расследования и поможет эффективнее распределять людей и ресурсы. Я отсортировал список по возрастанию приоритета. Это отражает моё личное мнение касательно важности того или иного дела. Как обычно, рассчитываю на Вашу поддержку.

С уважением, < подпись >

№ 10 В РОЗЫСКЕ: ИМЯ НЕИЗВЕСТНО

Видеозапись данного ликантропа была снята камерой магазина в ходе недавних беспорядков в деловом квартале Чикаго. Подлинность записи под сомнением. Если, как настаивает Кенчлоу, плёнка подлинная, она свидетельствует о вражде между вампирами и ликантропами. Эту теорию следует проверить. Изображённый ликантроп полностью соответствует нашей физиологической модели А-типа, так что, пока подлинность плёнки не будет установлена достоверно, его следует рассматривать в качестве подходящего объекта для следствия.

№ 9 В РОЗЫСКЕ: «ШАРЛОТТА» (?) ХОЛМС

Не уверен что следует делать с этим самозваным Шерлоком Холмсом в юбке. Без сомнения, она какое-то сверхъестественное существо: за последние шестьдесят лет (а то и больше) она бессчётное количество раз оказывала помощь разнообразным правоохранительным агентствам Америки и Западной Европы. Похоже, что она считает себя родственницей вымышленного детектива Шерлока Холмса или им самим и переняла его характерные черты (трубку, увеличительное стекло, пальто и т. д.). Однако это расстройство не затрагивает её превосходных детективных умений или по-видимому хорошего отношения к закону и его защитникам. Ей приписывают спасение жизней нескольких полицейских и простых граждан. Очевидцы, дававшие описание внешности, называли её либо «Шерлок», либо «Шарлотта». Предлагаю включить её в этот список исключительно с целью допроса.

№ 8 В РОЗЫСКЕ: МАЙКЛ СТЭНДИНГТОЛ

Стэндингтол с 1973-го года находится в бегах: несколько агентств, включая ДСР, ищут его за участие в убийстве двух федеральных агентов в Южной Дакоте. Все причастные агентства считают его крайне опасным. Я почти уверен, что Стэндингтол является ликантропом А-типа из племени Вендиго. С тех пор, как разыскиваемый ушёл в подполье, было получено несколько сообщений о нём, но ничего достоверного. Предположительно, у Стэндингтола обширные связи в Движении американских индейцев и других примелькавшихся в последнее время левополитических групп. При столкновении с этим убийцей полицейских полностью оправдан огонь на поражение.

№ 7 В РОЗЫСКЕ: «КРЮК»

Я слышал рассказы о Крюке ещё в детском летнем лагере, и было это в начале шестидесятых. Начиная с 1916-го года, о нём появляются неподтверждённые отчёты, последнее зафиксированное появление случилось всего два месяца назад. Создаётся впечатление, что Крюк повторяет в своих действиях сюжеты детских страшилок и низкопробных ужастиков. В свете недавней трагической стычки с Крюком, Департамент уже не может списывать его деятельность на поколения убийц-подражателей. Хотя я и не подписался бы под теорией Кенчлоу, что это физическое проявление коллективного национального самосознания. Это определено паранормальное создание: пули от него отлетают как с гуся вода. Но Крюк явно не вписывается в рамки вампира или ликантропа, и я поддерживаю мнение Форрест, что это нечто новое. Категорически настаиваю на чрезвычайных мерах предосторожности в случае нового столкновения с ним.

№ 6 В РОЗЫСКЕ: «ЛУЛУ» ХАГЕН

Попытка определить цель этой эксцентричной сумасшедшей завела меня в тупик. Мы узнали о Лулу в 1971-м году, когда она прислала пробирку с вампирской кровью прямо в кабинет Горнера. Она присылала образцы и позднее, нередко вместе с дразнящими письмами, фотографиями женщины (вероятно, собственными) в вампирских позах и газетные вырезки про более-менее случайные «нападения вампиров» по всей территории Соединённых Штатов. Автор писем утверждает, что она вампир и нанесёт «новый удар». В каждой новой порции переписки содержатся подсказки (как правило, в форме детских стишков или простых загадок) о том, когда и где она сделает новый ход.

Я бы списал её на дурацкую шутку, если бы не множество полученных от неё достоверных улик, а также несомненное наличие у неё информации о внутренней работе Департамента. Пока что её наглые нападения не приводили к смертельному исходу, но многие остались со следами укуса на шее. Хаген копирует одежду и поведение гангстерской любовницы или молодой проститутки времён двадцатых годов.

№ 5 В РОЗЫСКЕ: ДЕНИЗ ЖЕРАР

Дениз Жерар разыскивается в связи с самым массовым убийством агентов в истории ДСР или даже ФБР в целом. Несмотря на колоссальное количество затраченных времени и сил, нам не удалось найти никаких следов со времени её исчезновения в 1969-м году. Изначально мы предполагали, что она вампир, но теперь кажется, что на самом деле она может быть оборотнем. Гаитянское происхождение наводит на мысль, что она принадлежит к Танцорам Чёрной Спирали, о которых мы слышали. Настоятельно рекомендую задействовать все возможные силы, если она появится вновь.

№ 4 В РОЗЫСКЕ: ДОКТОР ТИМОТИ АРЧЕР КЛАРК

По моему мнению, Кларк даже более опасен, чем Жерар. У этой левацкой занозы в заднице могли быть связи с кремлёвскими Бруха. Застрявший в шестидесятых Кларк до сих пор привержен отжившим своё идеалам контркультуры того времени. Мы установили его связи с наркоманами и либеральной интеллигенцией. Долгие годы он пытается разрушить моральные устои нашей страны с помощью своего культа «свободы». Недавно он всплыл в Сиэтле. За ним немедленно выслали несколько агентов, и хотя Кларк сбежал, я чувствую, что след ещё горяч. Я хотел бы добиться пересмотра приоритета этого дела. Прошу уточнить, каким количеством людей я могу располагать, чтобы предать лидера этого культа справедливому суду.

№ 3 в розыске: Вульф Штайгер (псевдоним: Вильям Эллис)

Департамент разыскивает Штайгера со Второй Мировой, но так как с тех пор его никто не видел, дело получило низкий приоритет. Ситуация изменилась несколько месяцев назад, когда он (предположительно) оказался на видеозаписи из Чикаго (см. № 10). Внешность Штайгера на записи послужила основной причиной, по которой наш исследовательский отдел считает, что плёнка может быть подлинной. Мы отправили в Чикаго несколько агентов, но результаты пока отсутствуют. В свете характера предыдущей встречи Горнера со Штайгером, последнего необходимо считать чрезвычайно опасным. Его захват или устранение должно стать первоочередной задачей.

№ 2 в розыске: неизвестные силы, стоящие за резнёй в Эванстауне

Весь Департамент слышал о резне в Эванстауне. Я хотел бы воспользоваться возможностью, и вновь выразить Вам соболезнования в связи с потерей сына при расследовании этого дела. Будьте уверены, что нарушители получат по заслугам. На данный момент информация всё ещё обрывочна. Нам известно только то, что 13-го июня посёлок Эванстаун, штат Коннектикут, с населением в 543 человека внезапно превратился в поле боя. Сосед вышел против соседа, убивая друг друга без разбора. Пережившие вспышку насилия скончались от какой-то смертельной болезни в течение трёх дней после стычки. Въезды и выезды в город были заблокированы, телефонные линии перерезаны, а все городские машины уничтожены (очевидно, самими горожанами). Единственный известный человек, переживший происшествие, видел людей в костюмах биологической защиты по типу тех, что используются в зонах локализации биологической опасности. Группа обеззараживания ЦКЗ, исследовавшая местность, подтвердила наличие прежде неизвестного высоко опасного патогена. Вирус похож на воздушно?капельный вариант заирского вируса Эбола (см. дело № 2112-А). Я согласен с Форрест, что мы должны начать первую стадию рестонских протоколов. Я предлагаю в этом деле продолжить осторожное сотрудничество с доктором Флетчером из ЦКЗ, так как у нас нет необходимых для работы с вирусом средств биологической защиты.

№ 1 в розыске: имя неизвестно

У нас нет других материалов по делу, кроме грубого наброска, выполненного полицейским художником со слов Чарльза Горнера вскоре после того, как тот шестьдесят лет тому назад подвергся нападению на чикагском складе. Несмотря на то, что, судя по отчёту, схватка была быстрой и жестокой при недостатке освещения, я не сомневаюсь в точности изображения: Горнер отличался фотографической памятью. За всё это время мы не нашли ни единой улики о возможном местонахождении этого вампира, но мне кажется, что он должен оставаться номером один в списке, как дань уважения нашему родоначальнику. Я также уверен, что он может служить символической целью Департамента.

Конец документа

 

Штаб-квартира

Департамент специальных расследований занимает приблизительно треть верхнего этажа гуверовского здания в Вашингтоне, округ Колумбия. Штаб-квартира состоит из следующих помещений:

Кабинеты: Все агенты получают личный кабинет, который могут обставить по своему вкусу — в границах разумного. Старший персонал получает более просторные и шикарные рабочие кабинеты.

Стрельбище: У ДСР есть небольшое, но ультрасовременное стрельбище, которое с помощью спецэффектов воспроизводит ситуации, характерные для настоящего боя. Движущиеся мишени открывают ответный огонь лазерными лучами, которые могут попасть в надетый агентом датчик. Впрочем, помещение может служить и в качестве традиционного тира.

Проекторный зал: У Департамента есть средних размеров проекторный зал на тридцать человек, используемый для совещаний и мультимедийных презентаций.

Оружейная: В арсенале хранится достаточно разнообразного тяжёлого вооружения, чтобы начать небольшую войну. Там же находится часть специальных инструментов из списка снаряжения в первой главе. Для доступа в оружейную требуется Звание 3 или выше.

Библиотека: У Департамента есть небольшая научная библиотека с компьютерной базой данных по уголовным делам, книгами по криминологии и криминалистике, кодексами и маленьким собранием оккультной литературы. Последнее не содержит ничего революционного, но кое-что ценное там имеется. В собрании есть пара редких томов, которые могли бы заинтересовать Арканум.

Научно-исследовательская лаборатория: Сейчас ДСР владеет превосходными, оборудованными по последнему слову техники криминалистической и обычной лабораториями. Квалификация исследователей позволяет использовать мощности лаборатории на все сто. Помимо этого у Департамента есть небольшая, но продвинутая медицинская лаборатория.

Хранилище улик: Вплотную к исследовательской лаборатории пристроено большое хранилище из титанистой стали толщиной два фута, в котором содержатся все улики, собранные агентством на сегодняшний день. Лучшего хранилища не купить, но за годы его использования кое-что всё-таки пропало. Для доступа в хранилище требуется Звание 4 или выше.

Помещение безопасности: Из этой комнаты осуществляется наблюдение за всеми системами безопасности Департамента.

Уровни допуска

У каждого сотрудника Департамента есть уровень допуска, зависящий от его Звания (см. первую главу). Уровень определяет допуск агента к служебным материалам и информации.

Звание Сотрудник
1
Обычные агенты, исследователи и вспомогательный персонал
2
Опытные агенты и старший научный персонал
3
Координаторы групп
4
Региональные руководители и Научный руководитель (Кенчлоу)
5
Помощник директора (Форрест) и Руководитель собственной безопасности (Фиск)
6
Директор (Осборн)

Камера: В дальнем углу Департамента, в конце коридора, находится камера, которая, как предполагается, способна удержать сверхъестественное существо. Железобетонное помещение способно выдержать значительные повреждения. Камера может обеспечить герметичность (агентство в курсе, что некоторые Сородичи способны превращаться в туман) и оснащена хорошо спрятанными и защищёнными видеокамерами и микрофонами. Любой вампир с Затемнением может скрыться от наблюдателей: в таком случае протоколы безопасности предписывают не открывать камеру по меньшей мере две недели с момента происшествия. Пока что Департаменту не удавалось взять сверхъестественное существо живым.

Другие: В ДСР также есть небольшая рекреационная, спортзал, зона отдыха и буфет (только торговые автоматы). В здании есть четыре лифта и три пожарных лестницы, обеспечивающих допуск к помещениям Департамента.

Безопасность

Когда имеешь дело со сверхъестественным, безопасность становится первостепенным вопросом. На обеспечения максимальной безопасности Департамента были направлены колоссальные деньги и мастерство. ДСР отлично защищён высококлассной охранной сигнализацией, скрытыми камерами и датчиками движения. В систему заложена многократная избыточность для предотвращения взломов, нелепых случайностей и т. п. Потребности Департамента в электроэнергии обеспечиваются с помощью вторичных и третичных источников. Все компьютерные данные регулярно копируются и переносятся в удалённый домик, координаты которого известны только Осборну, Форрест, Фиску и директору ФБР. Двери и лифты, обслуживающие Департамент, открываются только комбинацией магнитной карты и рисунка сетчатки. Цифровые коды и словесные пароли постоянно меняются.

Кабинеты высшего эшелона ДСР (Осборна, Форрест и Фиска) оснащены дополнительными системами безопасности. Доступ к различным зонам здания, как и к определённой информации, зависит от Звания агента (см. выше Уровни допуска). В случае необходимости, наиболее секретные области закрываются стальными шлюзами и заполняются нелетальным обездвиживающим газом или бинарным зарином (двухкомпонентное отравляющее вещество нервно-паралитического действия). Оба вещества не действуют на вампиров. Для активации данной защиты требуется Звание 5 или выше.

 

Представители Департамента

Ниже дано краткое описание ключевых представителей Департамента и командного состава. Дополнительные сведения можно найти в пятой главе (только для Рассказчиков).

Джеральд Осборн (Директор)

Осборн занимает должность директора Департамента со времени отстранения Томассона. Он далеко не такой энергичный как предшественник, и многие шепчутся, что он недостаточно вынослив для работы. Но даже самые яростные критики соглашаются, что он умён и эффективен. На первый взгляд Осборн выглядит типичным вашингтонским бюрократом.

Синтия Форрест (Помощник директора)

Форрест недавно перевелась из АНБ, где, по поступившей информации, возглавляла проект «Индиго». В ДСР она заработала прозвище «Ледяная королева» за свою безэмоциональную работоспособность. Форрест производит впечатление жёсткого директора корпорации. Она, безусловно, самая грозная фигура Департамента.

Мартин Фиск (Начальник собственной безопасности)

Фиск большой, громкий и грубый. Большинство считает его хорошим, но деспотичным начальником. Он не брезгует пользоваться своим положением, чтобы искоренять в Департаменте политически неблагонадёжные, по его мнению, элементы. Фиск — заядлый охотник на крупную дичь.

Алан Кенчлоу (Научный руководитель)

Перенёсший в детстве болезнь Лу Герига4, Кенчлоу прикован к инвалидной коляске из-за паралича нижних конечностей. Однако, несмотря на увечье, он безукоризненно исполняет свой долг: без сомнений, он наиболее выдающийся сотрудник Департамента. Кое-кто из сослуживцев считает его «не от мира сего», другие твердят, что Алан таинственным образом связан со сверхъестественным.

Марша Кроу (Руководитель Восточного побережья)

Марша — дочь бывшего директора Департамента Эндрю Кроу (см. История). Она была нью-йоркским уличным полицейским, хотя и происходит из аристократического семейства Новой Англии. Высокой и привлекательной Марше тяжело отказать, когда она приказывает. Похоже, что она более склонна к выполнению оперативной работы, чем остальной командный состав.

Маркус Квестор (Руководитель Юга)

Двадцатипятилетний Квестор является самым юным руководителем Департамента. Он молчалив и надёжен, пусть даже излишне серьёзен. В последнее время он стал протеже Синтии Форрест: поговаривают, что она готовит его к чему-то важному.

Томас Литл (Руководитель Западного побережья)

За плечами Литла почти двадцатилетний опыт службы в ФБР. Он, вероятно, самый уравновешенный и здравомыслящий среди руководителей Департамента и по праву славится своими дедуктивными способностями. Из всех руководителей Литл самый компанейский.

Лайл Уоллес (Руководитель Среднего Запада)

Многие в ДСР считают Уоллеса простым бюрократишкой с нужными связями наверху. На данный момент он находится на испытательном сроке за то, что по неосторожности подверг опасности жизнь двух оперативников. По слухам, у него проблемы с выпивкой и азартными играми, что является потенциальной угрозой безопасности. Удивительно, но пока Мартин Фиск не спешит налагать на него дисциплинарного взыскания. Уоллес выделяется мелочностью и дурным характером.

Джордж Томассон (Бывший директор)

Большинство молодых агентов ДСР знают о Томассоне, только как он выглядел (благодаря фотографии на стене). Большинство старых агентов предпочитает о нём помалкивать. А если и заговорят, то буркнут, что с ним обошлись несправедливо, а то и хуже, и что его отставка была инспирирована неизвестными сверхъестественными силами. Сейчас Томассон находится под наблюдением в Вифездском Институте психического здоровья. Посетители не допускаются.


 


1 — OSS (Office of Strategic Services) — после Второй мировой на его основе будет создано ЦРУ. [Наверх]

2 — (англ.) COINTELPRO. [Наверх]

3 — Тайный верховный суд в Англии до 1641 г., рассматривавший без присяжных дела о наиболее тяжких преступлениях. [Наверх]

4 — Боковой (латеральный) амиотрофи?ческий склеро?з (БАС) (также известен как болезнь моторных нейронов, болезнь Шарко, в англоязычных странах — болезнь Лу Герига) — медленно прогрессирующее, неизлечимое дегенеративное заболевание центральной нервной системы неизвестной этиологии, которое приводит к параличам и последующей атрофии мышц. [Наверх]