Глава 4. Вирм

Его слуги заполонили миры материи и духа. Его влияние простирается от кабинетов директоров корпораций до древних логовищ тёмных духов. И во всех этих местах его боятся. Его зовут Вирм.

Многие интересовались природой Вирма. Каждому своему последователю или врагу он показывает иное лицо. И хотя многие считают, что им известна его сущность, она неизвестна никому. Настоящий Вирм давным-давно попался во Фрактальную сеть безумной Вивер. Сам он связан и не может двигаться, но его сны и кошмары свободно бродят, воплощаясь в различных формах.

Его образы — лишь искажённые отражения на стремительных потоках времени. Никто не знает всей правды о Вирме, ибо безумие препятствует осмысленному восприятию.

Космология

Так много историй было рассказано о заре времён. Я расскажу ещё одну. В ней есть истина, но есть и ложь. Ты должен решить к чему прислушаться, ибо это Испытание и Зеркало. Твои мысли — это отражение твоего выбора и взгляда на вещи.
Я долго раздумывал над этими рассказами. Я слышал многие и должен был выбрать единственный. Возможно, я ошибся. Но только мне решать.
Теперь ты слушай и выбирай.

Лоа Двуязыкий, старейшина Звездочётов

Весы равновесия

На заре времён, когда Творение было молодым, были Трое. Один бегал туда и обратно, неистовый и исступлённый, переполненный энергией. Это был Вильд. Вторая невозмутимо сидела на месте, тянулась за рябью, оставляемой Вильдом, и сплетала из неё нити. Это была Вивер. Третье смотрело на остальных, и увиденное ему не нравилось. Творение неконтролируемо неслось вперёд, и Вирм решил сдержать его.

Вирм вытянул свой хвост и сжал в кольцо всё Творение, ограничив Вивер и Вильда. Затем он широко распахнул пасть и проглотил собственный хвост, запечатывая Творение и делая его своим. Всё в кольце Вирма обрело гармонию, как он и хотел, и каждая вещь получила причитающееся ей. Так Вирм стал силой Равновесия.

Вильд извергал свои соки на поля Творения. Вивер брала их и придавала им облик и форму. В то время существование обрело множество вещей, исторгнутых Вильдом, получивших форму от Вивер и охраняемых Вирмом. Тогда же появились и первые целестины, включая Гею и миры, выросшие вокруг неё.

Гару воспринимают Триаду в представимой форме. Вивер — женского пола, и её часто зовут Тётушка Паучиха. Вильд — мужчина, когда-то его звали Дядюшка Хаос. Вирм не то и не другое, также его называют Оно.

Изначально Вирм поддерживал Равновесие множеством способов. Одним из них был Рост. Когда Вивер спрядала слишком много, Вирм побуждал Вильда творить, чтобы уравновесить спрядённое Паучихой. Другим было Разрушение. Когда Вивер или Вильд творили слишком много, Вирм ударял хвостом, уничтожая это и возвращая баланс. Из этих двух методов произошёл цикл рождения и смерти, а также время.

Когда время запустило свой бег, произошло нечто таинственное.

Сеть безумия

Вивер оплела Фрактальной сетью всю вселенную. Но было сплетено кое-что ещё, до тех пор неведомое. Вивер приобрела сознание.

Как это произошло — остаётся загадкой, несмотря на все домыслы. Стеклоходы заявляют, что акт плетения Фрактальной сети дал жизнь сознанию, её сыну. Когда нити Формы были сплетены вместе, появилось противопоставление, различие между одной вещью и другой, что потребовало разума для его интерпретации.

Звездочёты утверждают, что эта новая форма бытия появилась из-за вмешательства Вирма, его стремления уравновесить растущую сеть и Вильда. Они считают, что согласное взаимодействие между Вильдом и Фрактальной сетью стало причиной появления у Вивер сознания. Только благодаря циклу изменения и застоя может развиться сознание или понимание.

В любом случае, новообретённое самосознание повергло Вивер в шок, и она стала плести всё больше и больше, яростно пытаясь возобладать над Вильдом, чтобы окончить своё творение. Вирм усилил нажим, чтобы сокрушить лишнее. А Вивер расстраивалась всё сильнее, потому что не могла закончить свою Сеть без того, чтобы Вильд не изменил её или Вирм не уничтожил её часть.

Тогда Вивер оглядела всю Сеть новым осмысленным взглядом… и ничего не увидела. Изумительные, затейливые узоры не имели смысла. Всё, над чем она работала, всё, чем она была… было пустым звуком. Её новый разум не мог вынести чудовищной бессмысленности трудов, и она сошла с ума.

Она продолжала прясть и прясть, отдельно от Триады и не обращая внимания на вмешательство. Но Сеть нуждалась во вмешательстве Вильда, в динамизме, оживляющем статичную форму. Только в этом взаимодействии был смысл.

Пленение Вирма

Вирм пытался уравновесить растущую Фрактальную сеть путём уничтожения, но она расширялась слишком быстро. Вивер стала плести с маниакальной энергией, чтобы воплотить своё безумие и достигнуть бессмысленной цели.

Если раньше Вирм устанавливал равновесие путём роста и уничтожения, теперь он только уничтожал, так как ничто другое не могло удержать Вивер в узде. Но это изнурило Вирма, и он больше не мог сражаться. Он попался в Сеть и был вплетён в бессмысленный Фрактал.

Силы Равновесия не стало. Теперь Вирм стал Порчей, так как застойное Равновесие есть ничто иное, как распад и энтропия. Тот, что когда-то глотал свой хвост из-за стремления к целостности, теперь глотал его из-за ужасающей жажды поглощать.

Порча

Вирм в отчаянии. Он пытается заключить Вильда в Сеть. Со страшной силой он хочет ввести его в своё извращённое и статичное состояние. Но Вильд не может поддаться Вивер без того, чтобы погибнуть. Вселенная балансирует на грани, когда Вирм сжимает всё сущее, чтобы завлечь его в свою недвижимую клетку.

В ней он сидит, опутанный Фрактальной сетью, и посылает к Теллуриану свои безумные мысли. Эти его мысленные дети принимают в мирах Геи гротескную и порочную форму. Это множество личин Вирма — головы Гидры.

Личины Вирма

В некотором смысле, Вирм — шизофреник. Безумие и горе пленения во Фрактальной сети раскололи его личность. Он шлёт свои разъярённые мысли и чувства, чтобы они могли обрести форму и действовать там, где сам он не может. Эти чувства и мысли обретают собственное существование.

Троичный Вирм

Как сила Равновесия, Вирм использовал силы остальной Триады. Но с тех пор, как Равновесие было нарушено, стало возможно всё. Теперь Вирм пытается взять на себя функции Вивер и Вильда, однако его цель — уничтожить Вильда и опутать всё сетью безумия Вивер, чтобы мироздание разделило с ним его горе. Вивер с Вильдом стараются вовсю, чтобы достичь собственных целей, но это лишь играет на руку Вирму и ещё больше подрывает Равновесие. Вирм разделился на три субсущности, две из которых — жалкая пародия на Вильда и Вивер.

Считается, что вместе эти Вирмы равны по силе целестине Гее, но пока они разделены, эту силу невозможно задействовать полностью. Если они когда-нибудь объединятся в единый целеустремлённый организм — Апокалипсис на пороге. Основная причина, по которой Вирм ещё не уничтожил мир, заключается в том, что у его многочисленных воплощений есть собственные цели, но нет общего руководящего разума.

Порча: Вирм-Осквернитель

Вирм действует в Королевстве через своих слуг, которые разносят порчу в собственных целях. Порча — это вывернутая наизнанку сила Равновесия. Она доводит извращённость до предела и не даёт сделать собственный выбор. Порча — это сердцевина сумасшедшего Вирма, это она воплощена в Вирме-Осквернителе.

Многие человеческие мифы описывают как безвыходное положение Вирма, так и его власть над другими. Он и падший ангел, и змей из райского сада. Вирм-Осквернитель — наиболее могущественное воплощение Вирма.

Поглощение: Пожиратель душ

Вирму необходимо пожирать. Контроль над вселенной ускользнул от него, и теперь он пытается поглотить всё вокруг, чтобы убедить себя, что он владеет мирозданием. Сила Поглощения — это подражающая Вивер личность Вирма, та его часть, которая стремится к статическому равновесию. Как раньше Вивер пыталась упорядочить всё в соответствии со своими представлениями, так теперь Вирм пытается затолкнуть всё в свою пасть. Часть Вирма, которая стремится пожрать всё, называется Пожирателем душ или уроборосом.

Сила этого Вирма проявляется в увядании больного. Слабеющее здоровье утоляет голод Пожирателя душ.

Однажды этот Вирм прорвался в земной мир, но был изгнан ценой величайшего самопожертвования всего племени гару Кроатоан. Этому существу служит лорд мельинов Турифуг — он пытается создать проход, по которому Пожиратель душ вновь проникнет в миры Геи.

Погибель: Зверь войны

Разрушение — последний аспект Вирма, его личность, которая имитирует Вильда. Когда-то Вильд неудержимо мчал чрез вселенную. Он являл собой чистый хаос, и ничто не могло остановить его, кроме Вирма. Перед ним ни одна форма не могла остаться неизменной… Теперь так и с Вирмом Погибели, известным как Зверь войны.

Он — первобытное выражение ярости, вызванной пленением. Этот Вирм в виде Зверя безумия завладевает всеми, извращая человечность вампиров и благородство гару.

Потомство Фенриса зовёт его Змеем Мидгарда или Йормунгандом. Этому существу служит мельин Хеллбрингер.

Вирмы-Страсти

Он вздыхал, в нём страсть бурлила,
У него мутился разум.
И в свой лоб влепил он пулю.
Чтоб со всем покончить разом.

Уильям Мейкпис Теккерей (Пер. А. Васильчикова)

Среди множества мыслей Вирма, которые откалываются и устремляются к Теллуриану, преобладают Страсти. Страсти — простейшие, или основные, эмоции Вирма. Они получают автономию лишь в ограниченной форме: это чувствующие, но не мыслящие существа. Это ничто иное, как чистые эмоции. Впрочем, они получают разум через своих слуг, таких как инкарны-мельины.

Эти Вирмы могущественны и примитивны, почти недосягаемы и непостижимы. С ними практически невозможно общаться без посредничества мельинов или губителей-инкарн. Однако некоторые смертные, например, Совет директоров «Пентекса», общаются с ними напрямую.

Танцоры Чёрной Спирали дают Вирмам-Страстям имена, но нет признаков, что они откликаются на них или хотя бы узнают их. Совет директоров «Пентекса» называет их либо Благодетелями, либо по эмоции, которую они представляют.

Вирмов Страстей больше, чем здесь перечислено: для каждой скверной эмоции есть свой Вирм.

Фобок, Страх

Страх — сильная эмоция, его можно обнаружить почти везде. У Вирма страха множество рабов, в отчаянии принимающих его власть над миром: сводящий внутренности страх. Если вы боитесь, вы служите Фобоку. Он питается вашим страхом.

Этой Страсти служит инкарна Хакейкен, тотем, с помощью которого смертные могут обращаться к столь могущественному Вирму.

Карнала, Вожделение

Вожделение — это чувство, порождённое Геей, оно влечёт её детей друг к другу. Но испорченное вожделение, нацеленное на извращения, неудовлетворённое вожделение — всё это область Вирма-Вожделения. Он злорадствует, видя в других грубую страсть, и превращает её в неугасимую похоть. Отчаяние из-за неудовлетворённого желания приводит к насилию, которое питает Карналу.

Императрица мельинов Элиара — главный служитель Вожделения. Это к ней взывают Чёрные Спирали и другие прислужники, чтобы получить дары похоти.

Ворус, Алчность

В человеческом обществе эта Страсть проявляется в виде безудержной меркантильности, расхищении природных богатств и хамства ведущих ток-шоу. Алчность питает всё это. Чем больше её жертвы гребут под себя, тем сильнее становится Ворус.

Ворус извращает общественные идеалы, чтобы некоторым хотелось больше остальных и они брали это силой. С помощью Карналы, Вирма-Вожделения, он внушает своим жертвам бессмысленные и ненужные желания. Это может оказаться пристрастием к фаст-фуду, гоночным машинам или модной одежде. Чтобы получить эти вещи, люди готовы пожертвовать природой и вымирающими видами животных. Натуральные вещи стоят на пути искусственных желаний.

Маштрак, Властолюбие

Это одна из наиболее могущественных Страстей, ибо в умах многих людей она воздвигла себе неприступную цитадель. Она столь сильна, что иногда её считают частью человеческой природы. Целые области психологии и философии посвящены «жажде власти». Всепоглощающее стремление к власти — это то, чего хочет эта Страсть. Целые слои общества следуют ей: от политиков и предпринимателей до военных диктаторов.

У Маштрака нет определённых служителей-мельинов: все твари Вирма служат ему по своей природе. Ему не нужен отдельный представитель — за него говорят все.

Абхора, Ненависть

Вотчина этой Страсти — ссоры и разногласия. Ненависть — источник её силы. Чем больше в мире ненависти, тем больше силы получает Абхора. Этот Вирм строит империи и теряет их из-за вмешательства людей мира и доброй воли. Но каждая новая потеря лишь сильнее раззадоривает его.

Месть — дитя Абхоры; так что даже гару подвержены его влиянию. Любая вендетта и любое желание отомстить усиливает Вирма-Ненависть.

За достижением целей этого Вирма следит лорд мельинов Сталь.

Ангу, Жестокость

Этот неоднозначный Вирм ещё более абстрактен, чем остальные Страсти. Его последователи знают, что он многообразен и любит представать в различных формах. Жестокость может принимать множество видов от психического насилия до пыток. Истинная сила Ангу лежит в жестокости во имя «общего блага», когда идеалы забываются и извращаются ради жестоких целей. Вирм-Ложь также принимает участие в этом пиршестве.

Кроме того, Ангу питается болью, а длительная и преднамеренная боль ещё вкуснее. Леди Эйф служит голосом этой Страсти.

Пселак, Ложь

Эта Страсть скрывает правду и окутывает мир вуалью фальши и обмана. Лицемерие — основное её оружие, и многие индейцы узнали об этом «благодаря» двуличным европейцам. Когда кто-то врёт, он не только разрушает частичку мира, но и питает Пселака.

Мельин Мен Дюбуа служит этой Страсти. Благодаря ему даже прислужники Вирма врут и обманывают друг друга. Губитель-инкарна Кирияма — тотем Чёрных Спиралей — лучший посредник между Пселаком и смертными, взыскующими его даров.

Сайкора, Паранойя

Этот Вирм объединился со Страстями Страха и Ненависти. Вместе они погружают жертву в атмосферу подозрительности, и вскоре её окружает паранойя и недоверие, уверенность, что «все» ополчились на неё. Эта Страсть совращает даже гару: межплеменные конфликты, как правило, возникают её стараниями. Нынешнее предубеждение против племени Уктена может быть работой этой сущности.

Дож мельинов Клайпс время от времени помогает Сайкоре.

Ри, Отчаяние

Отчаяние осквернило множество сердец. Его мертвящее касание вызывает сокрушительную печаль и чувство потери, заставляя многих отказаться от борьбы за лучшее существование. Жертвы Ри могут только отчаиваться и тосковать. Считается, что эта Страсть вызывает харано — этим словом гару называют непосильное отчаяние, возникающее даже у величайших из героев.

Вирму Отчаяния служит мельин Безымянный ангел отчаяния. Некоторые считают, что Безымянный ангел — это сам Вирм, скрытый под видимой маской, настолько сильно его самосознание. Ходят слухи, что среди всех Страстей только Отчаяние обладает подобием разума.

Летарг, Апатия

Предположительно, этот Вирм — производная или дитя Отчаяния. Вместо печали он приносит апатию и безразличие. Апатией поражено множество людей, живущих в пригородах, которые ничего не предпринимают по поводу распространяющейся порчи. Открывая жертвам глаза на рост уровня загрязнения и убеждая их, что с этим ничего не поделаешь, Летарг черпает силы из их равнодушного отчаяния.

Большинство успехов этого Вирма было достигнуто под руководством лорда Турифуга.

Вирмы стихий

Помимо троичного Вирма и Страстей, есть Вирмы, которые воплощают отдельные стихии. Считается, что они сделаны из экскрементов изначального Вирма. Их четверо; каждый — гротескная пародия на один из первоэлементов.

У этих Вирмов нет разума, они — вещество. Это позволяет инкарнам и другим служителям Вирма свободно использовать их в своих целях. Порождаемые Вирмами стихий яглинги и гафлинги становятся элементалями. Чёрные Спирали пробовали дать им имена, но они не слушали их.

Хога (Смог)

Это вывернутый образ Воздуха. Дышать ядовитыми испарениями этого существа невозможно. Хога проявляется на земле в ядовитых выбросах фабрик, смоге и токсичной копоти.

Вирмом Смога управляет мельин лорд Чок. С ним необходимо согласовать любое использование сил Смога.

Фурмас (Вирмогонь)

Это мрачное пламя — извращённый Огонь. Тело этого Вирма — токсичный жар, который пылает в центре земли. Всякий вирмогонь родом оттуда. Некоторые могучие Чёрные Спирали способны призывать вирмогонь и давать ему форму, но только у мельина Керна есть подлинная власть над ним.

Х’ругг (Грязь)

Х’ругг соответствует Земле. Считается, что он — худший из отбросов Вирма. Он проявляется в токсичных свалках. Всё, до чего дотронется, он превращает в новую порцию грязи. Грязь не способна подпитывать силы. По слухам, «Пентекс» с помощью Чёрных Спиралей готовится выпустить в продажу тесто, которое при определённом замешивании становится воплощением Грязи. Этому отвратительному Вирму служит лорд Коллум.

Вакша (Токсин)

Тёмное отражение Воды. Смертельный яд Вакши течёт во множестве веществ. Какую бы форму он не принял, он убьёт любого. Опаснейшие образцы уличных наркотиков — самоe его тело, его «причастие». Им управляет мельин леди Юл, на совести которой наплыв нелегальных лекарств, вызывающих отравление.

Представления о Вирме

«Мечта одним… кошмар для прочих!»

Мерлин из фильма «Экскалибур»

Гару

«Дурак! Сиди смирно и слушай. Считаешь, что ты силён и способен на многое? Ха! Ты ничего ещё не знаешь о противнике… ты ещё не чуял вони Вирма. Вот когда его слуги вонзят когти в твоё нежное тельце, тогда ты побежишь к мамочке и пожалеешь, что был таким дураком!

Не слушай никого. Они лгут. Они скажут, что Вирмов много, и не все они одинаково извращены. Пф! Не слушай этих идиотов! Вирм — это Вирм, и все его воплощения — это зло! Они пожирают Гею множеством пастей, и она кричит в долгой агонии.

Твоей матери больно, тупица! Ты поможешь ей, или собираешься сидеть здесь, обдумывая загадки Вирма? Вставай! Дерись!»

Защитникам Геи хорошо известно о Вирме и его пагубном влиянии на мир. Гару обязаны противопоставить ярость порче. Они — последняя линия обороны Геи, но периметр дал брешь.

Для гару Вирм — единое существо, хотя они и знают о множестве его личин. Однако считается, что это хитрость, способ одурачить последователей и заставить их действовать в соответствии со своими планами. Гару думают, что разглядели под множеством масок лицо Единого Вирма. Для них смрад Вирма означает только зло, и не имеет никакого значения, в каком виде оно приходит.

Танцоры Чёрной Спирали

«Ах… слушай… вслушайся в своё сердцебиение. В пульсирующей в ушах крови ты сможешь услышать Его. Как он ворочается во тьме. Это наш повелитель, наш отец.

Наша мать была слаба и не могла дать нам даров. Нам — её возлюбленным детям! Мы страдали подобно остальным Её созданиям, мы, которые были лучше их всех. Но Вирм показал нам подлинный путь, путь к силе, соответствующей нашему высокому положению. Один взгляд в зеркало и мы узнали… да, мы узнали, что только сумасшедший выживет.

Знай это, наш секрет: Вирмов много. Он раздроблен, как и мы. Сумасшедший и стенающий, Он приходит к нам в виде многих. Избери одного и хорошо служи ему, и тогда обретёшь силу. Уничтожай любого, кто усомнится, что твой Вирм — это Истинный Вирм! Да, их много, но только твой — Единственный…

Ты озадачен? Хорошо… парадокс — благо для разума. Но одного мало. Нет, нужен парадокс за парадоксом, пока разум не треснет под их весом! Только сломанный разум ходит свободно! Только расколотая душа может охватить Всё!»

Много лет назад Танцоры Чёрной Спирали бросили Гею и связали свою судьбу с Вирмом. Все Чёрные Спирали в известной степени безумны из-за того, что видели чистую Порчу. Разумеется, они считают себя единственными просветлёнными гару и насмехаются над остальными, кто, подобно Звездочётам, претендует на поиск мистических истин. Ведь Чёрные Спирали уже нашли Истину.

Танцоры Чёрной Спирали считают, что Вирм — это множество существ, которое они зовут Гидрой, множеством личин Вирма. Его воплощения соперничают между собой за господство над Равновесием. Чёрные Спирали поняли, что наиболее действенный способ обрести личное могущество — это стать союзником одного из Вирмов и молиться о его окончательной победе над остальными.

Корпорация «Пентекс»

«Здравствуйте, джентльмены. Приступим к делу. Наш исполнительный директор обратил внимание, что не все сотрудники получили необходимый минимум информации о Благодетелях. Это недопустимо, так как продвижение наших интересов зависит от грамотных решений руководителей основных филиалов.

Перед вами лежит папка с инструкциями, копии которых можно при необходимости раздать в ваших отделах. Позвольте мне подытожить прилагаемый отчёт.

Направляющих нас существ в любых документах необходимо называть Благодетелями. Каждый член Совета директоров ответственен за исполнение целей одного из них.

Это иногда приводит к тому, что компания работает над противоположными задачами, поэтому-то и необходимо взаимодействие между отделами. Все отделы докладывают исполнительному директору. Отделы, которые не отчитались своевременно и точно о своих действиях, подвергаются штрафным санкциям согласно Уставу «Пентекса», раздел 5b, § 13. Надеюсь, джентльмены, нет нужды повторять, что в случае недоразумения возможности реабилитироваться не будет. Так что всегда будьте в курсе текущих дел.

Спасибо за внимание. Объявляю совещание оконченным».

Международный холдинг «Пентекс» продвигает интересы Вирма в Королевстве. Об этой зловещей цели известно далеко не всем сотрудникам. Только руководителям и тем, кому «знать необходимо», открывают правду о Вирме.

Совет директоров — это группа людей, которые руководят деятельностью компании. Поэтому его члены посвящены во многие тайны Вирма. Каждый из членов Совета отвечает перед одной из голов Гидры.

«Пентекс» хорошо знает состояние Вирма. Но даже ему неизвестно, насколько Вирм расколот. Многочисленные воплощения, направляющие Совет, работают над противоположными целями, умножая внутренние конфликты. Грамотное использование этой информации, быть может, способно парализовать работу компании.

Люди

Вирм извращает Гею с помощью людей-марионеток. Неведение — ключ к контролю над людьми. Мелочные желания, такие как богатство, власть и похоть — ниточки, за которые он дёргает человечество.

Отчасти в этом виноваты гару. Во времена Импергия люди отчаянно хватались за самую незначительную власть, лишь бы успокоить первобытный ужас, внушаемый человечеству оборотнями. Человеческая жажда могущества, безопасности и власти — это определённо заслуга гару.

Люди не знают о Вирме и той участи, которою он им уготовал.

Маги

«Как мне кажется, вопрос Вирма не стоит и выеденного яйца. Это космологическая концепция вымирающей расы гару, более известной как „ оборотни“.

Вирм — это их представления о порче. Их примитивное сознание представляет абстрактный процесс энтропии в виде духа. Дикари придерживаются анимизма и рассматривают любое явление как живое существо, обладающее личностью. Но рациональный подход обеспечивает разносторонний взгляд на вещи.

Энтропия — явление, присущее вселенной. Отрицать это бессмысленно. Гару, вымирающие в результате естественного хода эволюции, пытаются возложить ответственность за это на кого-то конкретного, пытаются найти ветряные мельницы, с которыми можно сразиться. Но победить энтропию невозможно, можно лишь приостановить её путём направленного распространения новой жизни.

С наступлением нового тысячелетия энтропия возрастает. Гару инстинктивно чувствуют это и интерпретируют как растущую мощь Вирма. Следует признать, что персонификация сложной для понимания абстракции действительно даёт оборотням некоторые силы для борьбы с ней…»

У каждого могущественного и влиятельного мага есть собственное мнение о Вирме. Индивидуалистичные маги не похожи один на другого, и каждый может хранить собственные тайны, связанные с Вирмом. Однако наиболее «рациональные» подписались бы под вышеприведённым мнением.

Вампиры

«Да будут прокляты эти блохастые твари! Как они смеют обращаться со мной, будто я дьявол во плоти! Я едва пережил встречу с одним из них.

Знаешь, это уже расизм. То есть они всех нас считают „извращёнными“. И этот их „Вирм“! Да что это за хрень такая? По мне, так это всё какой-то страх перед сексуальной сублимацией.

Не, ну правда! Бегать на четвереньках по лесам, когда можно сидеть в милой кафешке типа этой, потягивая… что они там любят пить… и болтать с такой красавицей, как ты…»

Прoклятые, как себя называют молодые вампиры, немало пострадали от гару. Большинство сородичей никогда не слышало о Вирме и не понимает, за что люпины (гару) так их ненавидят.

Из всех вампирских кланов больше всего о верованиях оборотней знают Гангрелы: некоторые даже поняли, почему гару их ненавидят. Бoльшая часть вампиров насмехается над представлениями гару, согласно которым все сородичи — извращённые дети Вирма, но некоторые нашли в них прискорбную правду.

Большинство вампиров не интересуется верованиями оборотней, особенно о таких первобытных вещах как Вирм. Заинтересовавшиеся же с восхищением считают его замечательной моделью своей «прoклятой» личности.

Текущая деятельность

Многочисленные воплощения Вирма постоянно замышляют коварные планы по извращению Теллуриана. Они редко работают сообща, и даже тогда общее дело страдает от ярости и распрей.

Вирм наиболее опасен, когда его силы направляют разумные последователи, такие как инкарны-мельины, Комитет Малфеаса или Совет директоров «Пентекса». Когда силы врага собраны — оборотней ждёт схватка.

Вирмы, о которых рассказывается в этой главе, должны оставаться на задворках мрачного мира готик-панка. С ними нельзя повстречаться в открытую. Они стоят за действиями вероломных злоумышленников. Вирмы — вершители судеб, они превращают мир в ад на земле, сами оставаясь в тени. Вирмов нельзя встретить лицом к лицу: они слишком велики, слишком сильны. Им можно противостоять только через столкновение со слугами.

И всё же легенды гласят, что в день Апокалипсиса величайшие герои гару сразятся с самими Вирмами на Краю Миров.