Глава 1: Меч каина

The name Sabbat may be held to cover every kind of gathering, although it must continually be borne in mind that a Sabbat ranges from comparative simplicity, the secret rendezvous of some half a dozen wretches devoted to the fiend, to a large and crowded congregation presided over by incarnate evil intelligences, a mob outvying the very demons in malice, blasphemy, and revolt, the true face of pandemonium on earth.

– Montague Summers, The History of Witchcraft1

Это означает войну.

Войну против старейшин. Войну против Геенны. Войну против Камарильи, Инконню, уклончивых независимых. Войну против охотников на ведьм, вервольфов, трусливых Анархов и человекоподобных стад. Для некоторых вампиров это война внутри той же секты, к которой они принадлежат.

Добро пожаловать в Шабаш. Пожалуйста, не высовывайте свои руки из машины, иначе кто-нибудь снаружи может оторвать их, и в таком виде вернуть вам обратно.

Для Шабаша быть вампиром означает быть солдатом в святой войне со старейшинами, монстрами-каннибалами, которые распространяли проклятие Каина в давно минувшие ночи. Патриархи и их бессмысленные марионетки, вампиры Камарильи, стремятся принести в мир кровавый ужас Геенны и пожрать своих своенравных детей. Шабаш не хочет видеть, как это случится. Как часть этих своенравных детей, они хотят многого, но не смерти от клыков их злобных прародителей. В конце концов, им еще нужно завоевать мир.  

Для Шабаша существует тема вечной борьбы «нас против них», где под словом «они» подразумевают всех, кто не принадлежит к Шабашу. Хотя для них нет ничего лучшего, чем немного междоусобных интриг или альянсов для удобства, в конечном счете, секта всегда на первом месте. Будучи фанатичными до конца, вампиры Шабаша охотно бросают себя в огонь ради своей секты, легионами обрушиваются на своих врагов, разрывают их поодиночке, подобно тому, как стая волков терзает свою добычу.

Это, как минимум, то, чем вампиры Шабаша отличаются от остальных себе подобных. На самом деле все намного сложнее, но разве это не всегда так? Они не безумные варвары и не приверженцы инфернализма, как их изображают другие, которые хотят их таковыми показать, но вампиры Шабаша идут в опасной близости от превращения в таковых. Оглянувшись обратно в сторону человечности, вампиры Шабаша понимают, что они прокляты, и зверь сидит внутри них. Вместо того, чтобы оплакивать потерю того, чем они когда-то были, вампиры Шабаша упиваются своей чудовищностью - они более чем люди, их проклятие подняло их над ограничениями природы человека. И, как всегда в случае с проклятыми, Шабаш - это в первую очередь вампиры, а во вторую - члены секты.

Конечно, это означает, что и внутри секты есть предатели, конкуренты и прямые враги, как и в любой другой группе «сородичей» – это проявление слабости сынов и дочерей Каина. Секта больна, она гниет изнутри, но восстает против собственного краха со свирепостью, невиданной среди других вампиров, где бы то ни было.

Это не лучшее время, чтобы быть живым, и это худшее время, чтобы быть нежитью, но разве у вас есть выбор?

Взгляд изнутри

Неизбежно, что организация, достигнувшая таких размеров, как Шабаш, рано или поздно вступит в конфликт с другими обитателями современных ночей. Вампиры – скрытные существа, но поскольку в темноте скрываются не только они, трудно получить полноценную картину того, с чем и кем Шабаш разделяет ночи. Однако это не мешает им формировать свои собственные представления о природе мира.

В дополнение ко всему Шабаш терзают собственные внутренние распри. Старейшие члены секты, возраст которых насчитывает сотни лет, и которые, возможно, присутствовали при образовании секты более чем полтысячелетия назад, видят немногое из того, что делают более молодые из сыновей и дочерей каина. В действительности самые молодые члены секты ходят в ночи менее 25 лет, что, соответственно, влияет на их формирующиеся взгляды.

Мнение молодых Каинитов

Патриархи

Библейское зло. Что-то, что может превратить вас в гребаную лужу крови, просто посмотрев на вас, и не должно существовать в этом мире. Особенно, когда все, что они хотят сделать - выпить вас.

Камарилья

Сочетание всего плохого, что может быть в правительстве, религии и современной культуре. Эти ублюдки жадны, себялюбивы, и они даже не хотят знать, на кого в действительности работают их маленькие игры в Джихад. Проклятье, они вынуждают меня уничтожить все, что доставляет им удовольствие. Они так близки к сраным людям, что действуют подобно им.

Инконню

Знаешь, держу пари, что там около шести этих старых ублюдков, и они настолько хороши в игре, что окунают всех в дерьмо, которое сами же и заварили, причем так, что мы об этом даже не догадываемся. В конечном итоге они дерьмо не более, но и не менее, чем другие.

Люпины

Иногда, если ты реально крут, то вместе со всей своей стаей, может, и завалите одного. Если вам очень повезет. Или не лезь к ним, или, что лучше, сперва стань действительно крутым, а потом уже лезь.

Маги

Я не уверен, что встречал хоть одного из них, но они, вероятно, гады, как никто другой. Я думаю, они смертны, так что валите их!

Призраки

Знаете, может быть и глупо было не верить в вампиров, но ведь это призраки! Я догадываюсь, что вы можете называть меня глупцом.

Феи

Да, я знаю много фей. Все они из Вест-Энда. Тупые и гордые.

Смертные

Сраный скот. Они еда, и ничего более.

Старшие шабашиты

Первая половина из них заботится о себе, а вторая только о себе, но тебе они говорят, что все иначе.

Мнение старших Каинитов

Патриархи

Их зло так всепроникающе, что вы можете видеть его повсюду. Наша цель – принести этим кровожадным тварям окончательную смерть, но это длинный и полный опасностей путь.

Камарилья

Самое большое их преступление не в том, что они служат древним, которые могут в любой момент подняться и уничтожить нас. Нет, их самое большое преступление в том, что они делают это из невежества, и даже когда вы показываете им глупость их пути, они отказываются увидеть правду.

Инконню

Очень хорошо, что они покинули Джихад, так как их сила огромна, а умы непостижимы. То, что они пойдут против нас, так же вероятно, как и то, что они могу пойти против Камарильи ради своих высших целей, о которых мы можем только догадываться. Лучше всего оставить их в покое.

Люпины

Отвратительные воинственные животные, которые сперва убьют, потом убьют еще раз, и только потом будут задавать вопросы. Они бестолковые твари, которых можно использовать только в том случае, когда вы можете направить их против своих врагов. Если это не удастся, лучше отступитесь, потому что бесконтрольное оружие – это оружие, которое восстает против своего хозяина.

Маги

Разнообразные, могущественные и, в конечном счете, легко забывающиеся штучки. Они держатся среди себе подобных и имеют свои собственные заботы. И я не могу сказать, что завидую им.

Призраки

Много знаний можно получить от духов мертвецов, но при общении с ними нужно быть очень осторожным. Они столь же капризны, как любой из Дочерей и Сыновей Каина, но намного более сверхъестественные, и последствия контактов с ними могут быть очень сложными и трудно управляемыми. Они исчезают, когда им будет угодно, и не могут быть так легко управляемы, как другие, более материальные существа.

Феи

Дороги этих дикарей пересекаются с нашими намного чаще, чем мы признаем. Их особенность в том, что они чаще всего оставляют нас в полном одиночестве, но иногда стремятся уничтожить наш вид подобно большому пожару. Даже если вы знаете, что кто-то имеет дела с феями, вам лучше как минимум обходить его соседней улицей. Феи переменчивы, как ветер.

Смертные

Что ж, было очень вкусно, большое вам спасибо!

Молодые шабашиты

Испорченные дети, но не без своих достоинств. Они все еще очень впечатлительны, проклятие Каина для них все еще очень свежо, так что они могут иметь собственный тип мышления. Конечно, все это может закончиться из-за их упрямства и вульгарности.

История секты.

История секты до наиболее важного для Каинитов события, известного как Договор Шипов, меньше, чем утверждают некоторые. Некоторые шабашиты утверждают, что помнят ночи ужасного террора и святой охоты, блуждающих городами старого мира как смертельный культ. Другие утверждают, что секта не существовала как секта до Восстания Анархов, и состояла из бродячих стай, мало чем отличающихся от стай современных ночей. Есть также те, кто утверждает, что само название «Шабаш» говорит о происхождении секты – свободное объединение ведьм и себялюбивых монстров, требующих уничтожения рабства к чертовой матери.

В свете различных теорий относительно происхождения секты, один факт остается неоспоримым: секта достигла современного положения после Революции Анархов. Когда молодые вампиры из кланов Ласомбра и Цимисхи восстали против своих старейшин, бесспорному господству последних пришел конец, и общество сородичей изменилось навсегда.

Восстание Анархов и Диаблери

Ласомбра получают свободу

Приблизительно в 13-14 столетии клан Ласомбра объединился и убил своего патриарха. Возглавляемые харизматичным каинитом по имени Гратиано, энергичные анархи из клана Сторожей решили, что длительная власть старейшин угнетает их. Как хранители и истинные мастера ночи, молодые Ласомбра востали против феодальных связей сира и потомка, обрекавших их на вечное служение и унижение. Следуя за Гратиано, Ассамиты и анархи всех кланов прибыли на Сицилию, где по слухам располагалось убежище старейшего Ласомбра. Неукрепленное и не готовое к осаде убежище пало, и  Гратиано выпил кровь старейшины, освободив свой клан от тирании.

Естественно, каждый рассказчик изменял эту историю по-своему, а правда исчезла под гнётом времени и слухов. Что касается описаных в этой истории вампиров – существуют ли они и по сей день, или давно пали от клыков других кианитов, но ни один из них до сих пор не выступил ни с опровержением, ни с подтверждением каких-либо подробностей.

Сохраняя за собой лидерство над бандами анархов, вероломный потомок патриарха Ласомбра, или возможно лишь марионетка в руках мастеров Великого Джихада, Гратиано внезапно ударил первым, начав самый беспокойный период истории вампиров, за исключением разве что наступивших Последних ночей. Ходят слухи, что Гратиано принял чин архиепископа после того, как Шабаш набрал силу (спустя несколько столетий после смерти патриарха), но эти слухи противоречивы. Почему Гратиано, нанесший первый удар Восстании анархов, согласился на простое архиепископство? Каковы были причины, по которым он согласился на архиепископство? Мог ли этот жуликоватый мятежник и его разношерстные солдаты стать жертвами интриг кланов? Возникает множество вопросов, но в промежуток времени между смертью патриарха и возвышением Шабаша Гратиано и его свора исчезли.

Поход Демонов

Подталкиваемые успехом клана Ласомбра (новости очень быстро распространялись среди вампиров), цимисхи поспешили последовать их примеру.

Личные записи

О том, что мы чуть не сотворили.

Лагодж, этот глупец, вел нас к проклятию. А мы шли за ним, как преданные ему мятежники, затягиваемые в ад вне нашего понимания.

Лагодж умер той ночью, его, наколотого на деревянную пику, мы оставили позади, так как боролись с приспешниками старейшин.

Помню, как Это смотрело на меня, и у него было лицо Лагоджа. С тех пор я стараюсь быть хорошим парнем.

–Из дневника Ламбеша Развена, рассказ о падении патриарха Цимисхи.

Демоны всегда были и остаются по сей день самыми капризными среди других кланов. Обладая непостижимым достоинством с одной стороны и извращенными отклонениями с другой, клан буквально погрузился в войну сам с собой. Как повелители Восточной Европы, Старейшины Тзимицу удерживали свои земли во внушающих ужас стальных рукавицах. Многие поколения вампиров этого клана жили на своих землях так долго, что это трудно вообразить. Однако изнутри клан загнивал. Сами земли, которыми владели Тзимиски, как бы магически их притягивали, и эта сверхъестественная связь с землей не покинула клан и в современные ночи. Эта магия намертво засела внутри Демонов, заставив их приглушить былые распри и вернуться к проблеме старейшин. Трансильванская история отображает весь этот хаос и является общим примером других карпатских земель. Вампиры воевали буквально каждую ночь, уничтожая «подлесок» в своих кровавых крестовых походах.

В конце концов страсть молодых анархов взяла верх над застоем и сокрушила наследие старейшин. Демоны, до сего времени столетиями правившие в своих владениях, были выкинуты на улицу или пали от рук и клыков воинственных анархов Цимисхи.

(Для уточнения стоит заметить, что немногие Цимисхи рассказывают о том, что хоть кто-нибудь из их старейшин был подвергнут диаблери. Ученые и историки среди кианитов рассматривают такие заявления с удивлением: почему потомки не пожелали силы своих старейшин? Почему они диалеризировали только представителей других кланов? Конечно, Цимисхи не комментируют эту ситуацию, и лишь иногда указывают на несколько позорных случаев, когда член клана совершил амарант над своим сиром. Другие кианиты видят, насколько редко это происходит и предпочитают не поднимать проблему.)

И вот, наконец, в одну из ночей под конец 14-го столетия (согласно сомнительным источникам), Демоны смогли найти местоположение основателя своего клана. Собравшись в одном месте, в заброшенной церкви расположение которой ныне неизвестно, анархи Тзимиску достали останки своего патриарха и провели диаблери над… этим.

После продолжительной и яростные битвы с приспешниками старейшего из членов клана анархи одержали победу. Лагодж Прерыватель рода, лидер, принявший участие в амаранте, впал в торпор, поверженный мощью крови того, кто был проклят Богом еще до рождения Христа. Никто более не видел Лагоджа, но истории, ходящие о нем среди молодых шабашитов, говорят: даже если ты одержал победу над старейшиной, он все еще может утащить тебя за собой.

И началось восстание

Успех анархов Цимисхи и Ласомбра (многие из которых объявили себя антитрибу или «анти-кланами», чтобы показать, что они повернулись спиной к своим отцам) дал начало массовому уничтожению старейшин, охватившему всю Европу. В отличие от прежних столетий чада, разочарованные в обращении к ним старейшинах, теперь подняли  открытое восстание.

Старейшины погибали толпами, часто унося с собой множество своих вероломных детей. По мере продолжения войны численность каинитов Европы стремительно уменьшалась. Анархи не оставляли камня на камне в своей войне со старейшинами, заручившись могучей поддержкой вампиров-наемников клана Ассамитов.

Хотя ни одному  другому клану не удалось добиться того же успеха в войне со старейшинами, как кланам Ласомбра и Тзимиску, недостатка усердия не было. Даже  на одного из самых влиятельных Старейшин тех темных ночей, Хардештадта из клана Вентру, было совершено смелое нападение, и, хотя он выжил, стало очевидно, что  нужно что-то сделать с безудержно растущим хаосом, который несли анархи.

Вскоре после того, как Восстание анархов  вошло в свою самую активную фазу, вампиры поняли, что они зашли слишком далеко. Смертные, наблюдая хаос и террор, происходящий вокруг, обнаружили,  среди них тени монстров. Отчаяныв воззванием человечество упросило Папу Римского направить Инквизицию стереть этих дьяволов и еретиков с лица земли.

Её миссия опустошала сообщество каинитов даже сильнее, чем междоусобная война, поскольку теперь каиниты должны были бояться не только друг друга, но и  факелов  Инквизиции. Разумеется, превосходство Старейшин осталось непоколебимо, поскольку эти старые, трусливые вампиры оставили своих чад в лапах Инквизиции, чтобы спастись самим.

Наконец, события достигли кульминации. Некоторые влиятельные Старейшины, и среди них считавшийся  мертвым Хардештадт, оповестили всех Сородичей, утверждая, что они нашли то, что лишит эту войну необходимости. Это письменное соглашение, известное как Соглашение Шипов, обещало восстановить порядок и неприкосновенность расы каинитов.

Конечно, в руках Старейшин, которые создали договор, предложение просто обещало возвращение к прежнему порядку вещей.

Однако у анархов и Ассамитов, оказавшихся между Инквизицией и Старейшинами (имевших за плечами столетия и потому бывших не в пример изворотливее) не было выбора. Будучи неформальным объединением, анархи приняли Соглашение в надежде обеспечить себе в некотором роде мирное возвращение в обчий дом. Признав неудачу, анархи и Ассамиты уступили желанию собравшихся старейшин, что привело движение анархов к окончательному завершению.

Как бы то ни было, не все анархи сдались так легко. «Окончательное» возвращение, достигнутое вампирами недавно созданной Камарильи, раскаявшимися анархами и подавляющим большинством Клана Ассамитов, не удалось изменить создавшегося положение. Прейдя в ярость эти анархи и вышедшие из под контроля Ассамиты бушевали в Торне, оставив после себя только сгоревший, окровавленный скелет города. Хотя секте ещё только предстояло стать Шабашем, той ночью она определила для себя образ действий на грядущие века.

В течение следующей половины столетия Стаи («шабаши») антитрибу наводнили ночи, унося во тьму жизни  и нанося удары точно в основание власти, возводимой Камарильей. Все эти 50 лет мятежники собирались в сплоченную общей идеей секту, составляя в общих чертах обоснование их войны против дёргающих ха ниточки старейшин и Патриархов. Свобода от Джихада Старейшин стала основной задачей: уничтожение Ласомбра и Тзимиску своих Патриархов лишь позволило выжившим старейшинам занять их место. К середине 16-ого столетия организация, известная как Шабаш, объединилась в справедливой борьбе с Камарильей и слепом содействии большему злу.

Новый мир

В конце 16-ого столетия Шабаш оказался в сомнительном положении. Состоящая по больщей части из молодых вампиров, не имевщих ни силы, ни влияния, и кучки своевольных старейшин (которые подверглись бы насилию, заяви они о своём согласии с Камарильей), секта не имела существенного преимущества перед зарождающимся противником.

Между вампирами новорожденного Шабаша и бывшей лишь немногим старше Камарильей разразилась жестокая война. Всё больше жертв попадало в руки Инквизиции, пока каиниты возводили всё новые границы, присоединяясь к одной из сект. Однако, эти границы не были политическими, поскольку Вампиры не были способны помыкать главами держав или установить собственные правительства (речь идёт о высшиз эшелонах власти; низшими уровнями некоторые вампиры манипулируют до сих пор). Скорее сферы влияния определялись самыми дальними границами, до которых Сородичи и Каиниты могли распространить свою власть. Некоторые главные города в Испании, в то время в основном шабашитской, принадлежали влиятельным сообществам Сородичей Камарильи,  в то время как далеко не один город во Франции, на территории которой власть принадлежала Тореадорам и Вентру, оспаривался многочисленным населением Шабаша. В конце концов война стала походить скорее на еженощную череду партизанских нападений, нежели на открытое сражение на полях битвы. Марионеточные правители пали или сменили сторону; рыцарские ордена прекратили существовать, наука создала новое ужасное оружие, которым можно ударить по врагу, и убежища полыхали как рождественский очаг. В конце, однако, перевес был на стороне Камарильи.

Век Великих открытий однако, показал новые перспективы как для человечества, так и для Каинитов. Шабаш, состоящий из младших вампиров, с менее костным мышлением увидели возможности, которые предоставляла Америка, и воспользовались преимуществом. Покинув все территории Старого Света, кроме, разве что, нескольких стоит упомянуть Мадрид, дом архиепископа Амбросио Луиса Монады и некоторые из наиболее старых восточных владений Тзимисхов), Шабаш установил неизменное присутствие там, где позднее возникли Соединенные Штаты.

Секта процветала некоторое время в развивающихся колониях. На фоне смертоносного революционного радикализма присутствие Шабаша было легко скрыть среди мятежников. Как бы то ни было, было две причины, по епторым Шабаш оставался относительно слаб. Многие смертные бежали в Новый Свет из-за религиозных преследований, что дало большой процент  колонистов с Истинной Верой. Кроме того, в отдалении  от логовищ своих Старейшин, Шабашу стало трудно вести свою ночную войну со Старейшинами. Лишь присутствие ужасных Люпинов не дало им скатиться в  междоусобную ссору,  как и слухи могущественном местном Старейшине  или привезенном из Старого Света Мафусаиле.

Относительная гегемония Шабаша, тем не менее, встречала противостояние, поскольку лишенные гражданских прав вампиры Камарильи также путешествовали через океан, надеясь добиться для себя наследства подальше от жестко ограниченных владений европейских Старейшин. Вскоре война Шабаша и Камарильи, начавшаяся после Восстания анархов, подошла к концу, приплыв на берега Америк.

Вскоре лишь редкие столкновения смертных не скрывали за собой зловещих последствий столкновений вампиров. Шабаш оседлал волну тех беспокойных времен, используя войну за независимость США, Франко-индейскую войну и непрерывное насилие на американской границе как прикрытие для их собственных кампаний завоевания и паразитизма. Как и в густо населенных городах Старого Света, почти в каждом городе было большое население вампиров, чего и пытались избежать сородичи бегством в Новый Свет. Осады — «взятие измором» вампиров Камарильи в городах, в то время как вампиры Шабаша неистовствовали, нарушая Маскарад, делая обособленное питание почти невозможным — стали популярной тактикой, но это редко приносило успехи в долгосрочной перспективе.

Возможно, единственная ущербная особенность Шабаша – нехватка организации. Вместо того, чтобы устанавливать строгие кодексы поведения и запутанную структуру вертикали власти, Шабаш выбрал свободу. Эта свобода, однако, обернулась против секты, послужив причиной события, известного как Гражданская война Шабаша.

Ласомбра и Тзимисхи, самые многочисленные кланы в Шабаше в конце XVII заняли непримиримую позицию по отношению друг к другу из-за  быстро истощающихся ресурсов Нового Мира. Америка была огромным и слабо развитым континентом городов было мало, и расстояние между ними было большим, и немногие каиниты перебирались в дикие земли. Города  стали великой ценностью для Шабаша, ведущего внутреннюю войну за истощающегося поголовья скота, поддерживавшего существование Сородичей. Фактически, многие шабашиты приняли личину индейцев-мародёров, превращая целые города в объятые страхом пороховые бочки, объясняя это тем, что если город не принадлежит им, так пусть же не достаётся никому.

(Заслуживает упоминания то, что большой процент культуры Шабаша берет начало в индейских обычаях. Несколько из ритуалов секты происходят  от шаманских практик, и большое количество принятых в секте поздравлений и меньших ритуалов (обмен кровью при рукопожатии, дымовые сигналы, потогонные домики и поиски видений напоминают определенные племенные ритуалы коренных жителей Нового Мира  — или по крайней мере европейскую интерпретацию названных обычаев.)

Среди борьбы между различными кланами и фракциями Шабаша, Камарилья прониклав Новый Свет незамеченной. К тому времени, когда Шабаш понял, что он окружен и, фактически, застигнут врасплох, было слишком поздно. За краткие 30 лет работа Шабаша была уничтожена  теми самыми врагами, от которых он бежал из Старого Света.

Соглашение шипов.

Много лет прошло с начала настоящего конфликта, теперь называемого Восстанием Анархов. Да будет известно,  что этой ночью, 23 октября 1493, Джихад закончился. Время самоуничтожения кончено.

Это соглашение, скрепленное по Заветам Каина священной клятвой, представляет жесткое, неусыпное перемирие между Сородичами, называющими себя Анархами, кланом Ассамитов и независимыми Сородичами, объединенными под именем Камарильи. Впредь, стороны должны быть признаны фракциями: Анархи, Ассамиты и Камарилья.

Каждая фракция принимает  на себя ответственность за поддержание мира. Каждая фракция должна подвергнуть осуждению любого, кто отступится от этого священного соглашения или выступит против него. Будут учтены все случаи нарушений как буквы, так и духа этого соглашения любой из фракций. Этот документ скрепляется в соответствии со светским кодексом всех Детей Каина путем принятия принципа талиона (Lextalionis) всех Каинитов, так, как он дошел до нас через века. Мы просим всех Сородичей  принять это мирное соглашение и смягчиться.

Да будет известно то, что Анархам предписано составить единое целое с Камарильей как принятая часть. Ожидается, что Анархи будут работать мирно для достижения их собственных целей. Они должны стать защитниками всех, и получить полное право на все права и привилегии, принадлежащие всем Сородичам Камарильи. Все Анархи должны примириться  со своими Старейшинами и своим прежде осуждаемым кланам без  страха перед репрессией. Только самые порочные злодеяния не должны быть прощены. Таковые  должны быть записаны и донесены до слуха Юстициариев в течение одного года, по истечению этого срока все претензии считаются не действительными.  Все Анархи могут вернуть себе   всю сохранившуюся законную собственность, конфискованную у них. Взамен они должны вернуть все захваченные во время конфликта трофеи, отдав их своим Сирам или любому признанному Старейшине клана.

Знайте также, что, если Анархии и далее станут подвергаться нападениям, такой открытый Джихад лишает законной силы их обязанность поддержать мир с нападавшим. Они могут действовать свободно без страха перед репрессиями со стороны не вовлеченных в конфликт членов Камарильи. Анархам гарантирована свобода поступать так, как им нравится, за исключением нарушения Маскарада, наложенного для защиты всех Сородичей от Стада.

Также отмечено то, что член любой другой самопровозглашенной секты должен открыто объявить это перед своими Старейшинами и отречься от этой связи. Отказ сделать так приведет к уничтожению любого, кого сочтут виновным. Ни один Сородич  не может быть сознательно послан на его смерть по воле Старейшины или Сира, кроме тех случаев, когда безопасность клана или Камарильи не перевешивает возможную потерю нежизни.

С этой ночи и далее, Ассамиты больше не должны совершать дьяблери над членами других кланов. Ассамиты должны связать себя этим обязательством, приняв на себя знак гарантии, наложенный на них при помощи Тауматургии в форме ограничения . С этого времени все члены клана Ассамитов  должны навечно  утратить способность свободно пить Витэ  других Сородичей. Кроме того, старейшины ассамитов должны заплатить Испанским Старейшинам клана Бруджа две тысячи фунтов золота в качестве выкупа за пятерых Старейшин Ассамитов, захваченных за совершением дьяблери. Кроме того, Ассамитам больше не дозволяется участвовать в Кровавых Охотах.

Пусть также станет известно, что ассамитам гарантирована полная независимость от требований Камарильи. Крепость Ассамитов Аламут будет избавлена от дальнейших нападений. Ассамитам также предоставляется, из уважения к их верованиям, свобода совершать дьяблери  с членами своего собственного клана без ограничений и право совершать Дьяблери  с сородичами, в которых не опознаны члены Камарильи.

Предполагается, что все стороны, участвующие в данном Договоре и все, хранящие верность любой из участвующих сторон, будут нести ответственность по всем пунктам Соглашения, заключенного здесь, на землях нейтрального королевства Англии, близ деревни Торн, в окрестностях города Силчестер. Да хранит Каин мир и правду для всех нас.

Договор о покупке

Не желая потерпеть поражение, Шабаш сосредоточился на внутренних проблемах, желая уладить внутренние конфликты  и  снова обратить свое внимание на старые цели: Камарилью и Старейших.

В 1803 году, когда американский президент Томас Джефферсон получил всю американскую территорию к западу от Реки Миссиссипи от французов, Шабаш заключил внутреннее соглашение, известное как Договор о Покупке (в честь Луизианской покупки). Этот договор  категорически запретил столкновения между членами секты, Что стало важнейшим решением в свете дальнейшей истории. До Договора о Покупке все шабашиты обладали полной свободой — и они, при желании, могли вести открытую войну с другими шабашитами или открыто притязать на  сферы влияния других Каинитов. Договор о Покупке положил конец возможностям такого конфликта (по крайней мере, открыто,  как к своему  огорчению узнали многие Шабашиты). Не желая рисковать возможным разрушением от рук Камарильи из-за  мелких внутренних стычек, Шабаш сосредоточил свое внимание на своих истинных врагах.

К несчастью,  для Шабаша Договор о Покупке был заключен слишком поздно. Коварное влияние Камарильи пустило корни в том, что стало Соединенными Штатами, а также дало американцам стимул начать движение на запад.

Однако вампиры Шабаша умели выживать, и несмотря на препятствия, возникшие на их пути из-за вторжения Камарильи, секта держалась стойко. Основывая опорные пункты в Канаде (для  чего оказались очень полезными  связи некоторых вампиров Шабаша с индейцами) и Мексике (где все увеличивающееся обеднение и коррумпированные правительства позволили процветать обществу нежити), Шабаш практически вытеснил Камарилью. Крестовые походы – жестокие молниеносные атаки, во время которых посылались многочисленные атакующие цепи вампиров, чтобы открыто или тайно захватывать города— происходили все чаще. Конкурирующая секта могла продвигаться  только на запад, поскольку была ограничена присутствием Шабаша с севера и юга. Всё, что требовалось от Шабаша – удерживать границы.

Однако оставаться единым целым на практике оказалось трудным делом: вновь вспыхивали старые нравы, Тзимисхи с Ласомбра обвиняли друг друга за то, что Соединенным Штатам позволили ускользнуть из пальцев секты. Более холодные головы в секте отмечали, что, в то время как Шабаш, возможно, и бросил Соединенные Штаты, он  заявил относительно неоспоримые притязания на Мексику и Канаду, которые обещают намного больше в территориальном плане.  Однако в военные времена трезвые умы никогда не одерживают побед, и началась другая волна соперничества, которая достигла высшей точки во Второй гражданской войне Шабаша.

На сей раз, разделенный географическим положением так же как и клановой принадлежностью, Шабаш в Новом Мире почти самоуничтожился. Ласомбра и Тзимисхи не позволили другим каинитам оставаться нейтральными в конфликте, заметая кланы, фракции, культы — любого, кто мог помочь какой-либо из сторон в этой борьбе. Мексику эта война раздирала на части,  что привело ее к плачевному положению, от которого она не оправилась даже до сих ночей. Конфликт в Канаде был менее острым – до тех пор, пока Тзимисхи не обнаружили, что Ласомбра тайно посылали подкрепление в Мексику, чтобы помочь своему делу.

Однако, смертная история словно устроила заговор с целью обеспечить каинитам безопасность, поскольку конфликт достиг своего апогея именно во время Первой мировой войны. Американцы так сильно сосредоточили свое внимание на событиях в европейском театре, что у них было мало времени,  для того, чтобы заметить тайные вампирские  конфликты, происходящие на севере и юге. Аналогично, канадцы почти не чувствовали воздействия войны, поскольку эпицентр боевых действий  был в Мексике на расстоянии в тысячу миль.

Камарилья захватывала власть в многочисленных канадских городах, поскольку присутствие Шабаша там стало слишком слабым, чтобы отразить их.

Наконец, поняв с мучительной ясностью, что их действия стоили им огномных территорий, вампиры Шабаша забывают о своих разногласиях... на некоторое время. Собравшись в Нью-Йорке, который секте удалось удержать несмотря на все усилия Камарильи, высокопоставленные шабашиты пересмотрели свою политику по требующим решения вопросам секты. Не довольствуясь простыми подписями под исполненным благих намерений соглашении, как было раньше, вампиры Шабаша долго и пристально рассматривали то, что было важно для Меча Каина. Собрание Шабаша (неслыханное дело!) активно и заинтересованно документировала Миланский Кодекс, набор принципов, которые составляли идеологию Шабаша предположительно начиная с основания секты. Кроме того, собравшиеся вампиры представили несколько приложений, чтобы усовершенстовать кодекс,  в свете недавних событий.

Пересмотренный кодекс снова появился слишком поздно и имел слишком мало значения. После нескольких скудных лет относительного мира (который многие шабашиты объясняют страхом перед Серафимами, которые присутствовали во время переподтверждения кодекса), проблема возникла снова.

Третья гражданская война Шабаша, самая краткая из этих трех, продлилась только 100 ночей в последней половине 1957. Спровоцированный Бруха-антитрибу неудавшийся переворот в Нью-Йорке снова повлек за собой насилие. Как ни странно, конец конфликту положил компромисс - самый редкий прием в дипломатии Каинитов. После того, как государственный переворот провалился, Бруха-антитрибу поднялись против объединенных кланов Ласомбра и Тзимсхи, подавлявших восстание. Однако, из пепла войны появилась объединенная группа каитиффов, называющая себя пандерами в честь своего лидера, Джозефа Пандера. Бруха-Антитрибу поддерживали Пандеров потому, что они были сбродом и изгоями, что очень напоминало положение самих Бруха после переселения в Новый Свет. Увидев в этом возможность избежать еще одной длительной (и весьма обременительной) войны, Ласомбра и Цимисхи признали Пандеров отдельной группой, даровав ей статус  клана или линии крови. Когда толпа успокоилась, а Изверги и Сторожа проявили толику уважения, секте удалось, хоть и с трудом, избежать очередного саморазрушения.

Условия договора о покупке.

Да будет отныне известно, что Шабаш существует как свободная организация, хотя за эту свободу приходится платить, жертвуя некоторыми правами.

Сим днем, 19-ого сентября 1803 года, все шабашиты чистых веры и совести действительно исключают все обиды на других шабашитов.

Любой шабашит, застигнутый за открытым нарушением этого соглашения — например, любой шабашит, ведущий  открытую войну с другим для собственного благополучия за счет секты – объявляется Отверженным и подверженным охоте ради крови в его венах. Такое отвержение должен быть объявлено должным образом признанным епископом, архиепископом или другим старшим членом секты.

Мы в этом едины. Мы - Шабаш.

Подписано:

Регент Горчист

Засвидетельствовано:

Кардинал Раду Бистри

Прискус Ливия Болеслав Чернзы

Архиепископ Энрике Альбертос Маркес

Епископ Федерик Монтень

Миланский кодекс

Торжественной клятвой Регента Горчиста, этот текст признаётся истинным Миланским Кодексом. Кодекс был пересмотрен и переписан с оригинального манускрипта этой ночью, 21 декабря 1933 года. Из пепла нашей Великой Войны да будет Мир.

Клятва верности, обязывающая верно следовать всем правилам, наложенным этим Кодексом во имя процветания Шабаша, была принесена Регентом и Консисторией в присутствие лидеров всех фракций и пятидесяти прочих свидетелей. Этот пересмотренный Миланский Кодекс согласован с большинством фракций Шабаша,  включая кардиналов: Гурофф, Брюс де Гай, Агнес и Чарльза VI;  Архиепископов: Беатриче, Уна, Текумсех, Гьянгалеаццо, Тот, Аерон, Марсилио, Ребекка, Юлиан и Саллюччо. Все остальные фракции обязаны объявить либо о принятии пересмотренного Миланского Кодекса, либо об отделении от Шабаша.

Ниже перечислены принципы миланского Кодекса:

I.       Все члены Шабаша будут едины в поддержке Регента секты. В случае необходимости новый Регент будет избран. Регент будет поддерживать освобождение от тирании, предоставляя свободу всему Шабашу.

II.      Все члены Шабаша будут преданы своим лидерам, до тех пор, пока лидеры преданны Регенту.

III.     Все члены Шабаша будут неукоснительно соблюдать Писаные Ритуалы.

IV.    Все члены Шабаша будут держать слово чести по отношению друг к другу.

V.      Все члены Шабаша будут обращаться друг с другом равно и справедливо, поддерживая силу и единство Шабаша. Если необходимо, потребности братьев будут обеспечены.

VI.    Все члены Шабаша обязаны ставить потребности секты над своими собственными, несмотря на все затраты.

VII.   Тот, кто не соблюдает этот Кодекс, не считается равным и не достоин помощи.

VIII.  Так было и так будет всегда. Лексталионис будет основой для правосудия бессмертных, которому подчинится весь Шабаш.

IX.    Все члены Шабаша будут защищать друг друга от врагов секты. Личные враги остаются под личную ответственность, если это не подрывает безопасности секты.

X.      Все члены секты будут защищать территорию Шабаша от иных сил.

XI.    Дух свободы будет фундаментальным принципом секты. Все члены Шабаша будут ожидать и требовать свободы от своих лидеров.

XII.   Чтобы уладить споры среди членов Шабаша будет использоваться ритуал Мономахии.

XIII.  Все члены Шабаша будут поддерживать Черную Руку.

Дополнения к Миланскому Кодексу

Поддержаны всеми партиями, присутствующими этой ночью, 21го декабря 1933, и отныне нерушимы.

XIV.  Все члены Шабаша имеют право контролировать поведение и действия своих товарищей в секте для обеспечения свободы и безопасности.

XV.   Все члены Шабаша обладают правом взывать к сбору своих пэров и их непосредственных лидеров.

XVI.  Все члены Шабаша будут действовать против тех членов секты, которые используют полномочия и власть, данные им Шабашем, для своей личной выгоды. Мера пресечения будет выбрана из принятых средств, одобренных кворумом Внутреннего Круга.

Современное географическое влияние

Говорят, что за прошедшие годы Шабаш значительно окреп. В самом деле, в наши ночи это реальная сила, отнимающая у Камарильи долгое время удерживаемые города, используя со смертоносной эффективностью взятия измором и крестовые походы. Кажется, единство взглядов наконец-то преодолело обычную дезорганизованность секты. Кроме того, Шабаш моложе, его мышление менее косно, что позволяет ему быстрее приспосабливаться к современным реалиям. Как бы то ни было, за 40 лет, прошедшие после угрозы гражданской войны, секта предприняла несколько на редкость удачных ходов и стала признанным соперником рассыпающейся Камарильи. 

Не удивительно, что Шабаш имеет огромное влияние на страны третьего мира и самые бедные города. Там, в муравейниках бездомных и безликих банок с соком, вампиры Шабаша безнаказанно питаются и строят собственные частные империи. Не страшась СМИ и организованной борьбы с преступностью, Шабаш погряз в повсеместном насилии и беспорядочном питании, столь любимых младшими, более эгоистичными вампирами.

В более развитых частях Света Шабаш всё же старается заметать следы. Хотя лидеры Шабаша презирают Маскарад (по крайней мере, в теории), они осознают опасность организованного и обеспеченного технологической поддержкой сопротивления смертных слишком хорошо, чтобы лишний раз его не провоцировать. Таким образом, в Европе и Северной Америке Шабаш прикладывает некоторые усилия по сокрытию следов, хотя его методы – убийство и террор – гораздо грубей тонких махинаций Камарильи. Это объясняет ограниченное влияние Шабаша среди смертных, что нередко создаёт ему проблемы в нынешнее время; влияние Камарильи на многие человеческие организации в свою очередь препятствует распространению Шабаша.

Северная Америка.

Канада и Соединенные Штаты являются, возможно, Наиболее удачной сценой для игры Шабаша. В последнее время военные успехи секты вдоль Восточного побережья США удвоились, укрепляя ее господство в Майами, Вашингтоне, Балтиморе, Филадельфии и Атлантик-Сити. Склонные к беспокойству шабашиты рассматривают эти победы как важные только на первый взгляд, поскольку прежнее превосходство секты в Нью-Йорке сейчас находится под вопросом. Сторонники военного движения спешат отметить, что города Атланты, Ричмонда, Бостона и Роли-Дарема в последнее время стали составлять конкуренцию  мертвой хватке Камарильи. Очевидно, Шабаш признает, что Северная Америка представляет чрезвычайно могущественную основу финансового и международного контроля и непрерывно добивается успехов в усилении  контроля области. Ночью секта сжимает хватку  на Среднем Западе Соединенных Штатов, надеясь расколоть Камарилью как орех между объединенной мощью Мексики и территориями Восточного побережья.

Шабаш в Северной Америке действует осторожно, прекрасно понимая, что если люди заметят действия секты, технологически оснащенное население может доставить серьёзные проблемы. Активность СМИ в Штатах значительно увеличивает возможность публичного разоблачения секты, что вынуждает её избегать открытых ведения боевых действий. К сожалению, это означает, что одним из важнейших видов оружия в этой войне является влияние, одна из сильнейших сторон Камарильи. Точно так же сложности с получением оружия в Канаде являются помехой крестовым походам Шабаша, которые часто полагаются на осторожные прямые нападения. Северная Америка вынуждает Шабаш выбирать новую тактику и искать творческое использование Ресурсам секты, не доступным её врагам

Детройт

Некогда центр всей автомобильной промышленности Штатов, ныне Детройт (штат Мичиган) являет  собой лишь остов былого индустриального развития. Детройт - ценная территория для Шабаша, несмотря на его экономические трудности, и секта стремится оживить город, изменяя сосредоточение производства. Количество убийств в Детройте (который был известен как «столица убийства США») одно из самых высоких в Соединенных Штатах, что предоставляет вполне достаточно пастбищ его Населяющим его сородичам. В отличие от своих братьев на юге, Шабаш Детройта не сосредоточен на завоевании соседних городов Камарильи. Скорее городские вампиры заняты поддержкой ослабевающего благополучия их дома. В конце концов, у Шабаша должны быть необходимые ресурсы, если он собирается пойти в успешное наступление....

Монреаль

Будучи молотом, держащим в подчинении юго-восточную Оттаву (с Депройтом в качестве наковальни), Монреаль может похвастаться исключительно сильными шабашитами. Очень религиозные и организованные, местные стаи Получают настоящее удовольствие от своих извращённых фантазий. Процветание торговли и туризма облегчают выбор жертв, а те, кто балуется делишками смертных, проводят посметрие в богатстве и комфорте. Однако, те же самые силы, которые делают город прибыльным и богатым для Шабаша, также заставляют его гнить изнутри — во многих членах секты в Монреале подозревают инферналистов, и без постоянных проверок и испытаний, которые служат отличительными чертами секты в других местах, шабашиты города впадают в  духовное разложение. Инквизиция Шабаша проявила пристальный интерес к делам каинитов Монреаля, и некоторые из них пали по обвинению в ереси и сотрудничестве с демонами.

Центральная Америка.

Величайшей цитаделью Шабаша является Мексика, в столице которой находится духовное и политическое сердце секты. В Центральной Америке нет мест (кроме, разве что, нескольких жалких, ничтожных местечек на полуострове Юкатан), которые не являлись бы платформами для руководящего кулака секты. Монтерей и Гвадалахара, Акапулько и Оахака — центр Америки кишит Шабашем. Продвигаясь на север в Соединенные Штаты, Шабаш проявляет постоянное давление; просачиваясь в Южную Америку, секта мало по малу приобретает влияние среди разнообразных государств этой области. Среди трущоб экономически подавленной Мексики Шабаш находит угодья, где можно легко охотиться и где есть много корма для пехотинцев Джихада.

Комбинируя ритуалы секты с древними методами местных народов, шабашиты Центральной Америки Сильнее всех прочих чтят обряды и являются самыми пылкими приверженцами политики секты. Этот фанатизм вкупе с легким доступом к оружию, наемникам и преступным бандам делает Шабаш Центральной Америки жестоким и воинственным. Действительно, во многих местах участники Шабаша устраивают открытый беспредел в своем вампирском состоянии, а бродячие стаи региона воюют друг против друга из-за сфер влияния и ради развлечения. Большое количество тяжких преступлений означает, что вышедшие из-под контроля ситуации легко могут быть скрыты или прекращены юридически, в то время как переполненные гетто обеспечивают кровь в избытке. Поэтому неудивительно, что шабашиты на этой территории являются свирепыми главарями или аристократами-затворниками.

Мехико

Центр Мексики населяют свыше 20 миллионов человек, подавляющее большинство которых живёт в крайней бедности. Плотный смог и ржавая вода делают город одним из наиболее загрязненных мест на Земле. Целые города, построенные на свалках, являются домом для поколений людей, которые, вероятно, никогда не узнают об электричестве, письме или счёте. Среди этих масс необразованного и умирающего скота пирует Шабаш.

Текущий Регент Шабаша, Тореадор-антитрибу пятого поколения, учитывая цели секты, нашла приют в Мехико, удерживая таким образом господство над Черной рукой. Вампиры, которые хотять добиться политической власти в Шабаше, должны в какой-то момент приехать сюда, чтобы быть признанными — или отвергнутым — среди сотен вампиров, которые борются за престиж и положение. Действительно, вампиры здесь являются настолько многочисленными, что даже начальники города не могут признать их всех; любому вампиру, который предъявит надлежащий пропуск оказывают гостеприимство. Целые стаи могут приехать, исчезнуть в трущобах, и уехать так, что никто не  узнает  об их существовании.

Мехико представляет Шабаш разными способами: здесь вампиры щеголяют своими способностями, не скрываясь от коров (даже если это всего лишь напуганные уличные банды). Кровь всегда доступна для берущего (от безликих жителей трущоб, которых никогда не будут искать). Вампиры проверяют против друг друга свои силу и хитрость, в то время как промышленность и торговля могут быть под влиянием любого каинита, достаточно смелого для того, чтобы осуществить свое желание. Некоторые вампиры полагают, что в Мехико находятся убежища  целых 1 000 вампиров, что дает адское превосходство городских хищников, которые ведут себя так, как велит им их прихоть. Это могущественное, больное сердце построенной империи Шабаша.

Тихуана

Расположенная  через границу от Сан-Диего (штат Калифорния), Тихуана - прибрежный город, сосредотоенный на туризме — главным образом, школьников-ищущих-где-бы-напиться. Как и многие из городов, оставленных в муках экономического кризиса, Тихуана сталкивается с проблемами загрязнения и бедности. Большая часть города проникнута безумной и упаднической атмосферой карнавала - вьющиеся улицы, проходящие мимо переполненных  баров и клубов «для бедных». В Тихуане находится непропорциональное число каинитов – для сдерживания толп вампиров из южной калифорнии. Высокий процент туристов и окраины, пораженные бедностью, позволяют городу содержать большее количество вампиров, чем положено. Епископ Сикатрис из Тихуаны ведет войну на два фронта – главным образом, организовывая Партии войны, чтобы выведать военную обороноспособность Анархов, одновременно пытаясь расширить влияние через границу на Сан-Диего  — часто с помощью иммигрантов и политических конфликтов на границе.

Южная Америка.

На континенте, заполоненном феодальными вампирскими доменами по балканскому образцу, Шабаш обладает ограниченной властью. Большинство Каинитов Южной Америки поддерживает частные домены, имеющие в основе маленькие котерии влиятельных союзников. Поскольку у этих вампиров-с-владениями нет  особого желания рисковать своим  положением, участвуя в Джихаде Шабаша, В этих областях Секта испытывает некоторые проблемы с обращением в свои рядя. К тому же, хотя главные города – всегда главные цели для Шабаша, экономика южноамериканских стран не может сравниться с притягательностью Северной Америки и Европы, таким образом, их часто считают вторичными целями из-за их объединенной нехватки финансового могущества и – что неверно – недостаточной важности для Джихада. Фактически, нейтральные отношения Южной Америки делают многие из городов прекрасной нейтральной территорией для встреч с членами других сект или организаций, и когда Камарилья или независимый вампир нуждаются в том, чтобы заключить соглашение с Шабашем, примерно в половине случаев происходит здесь, часто якшаясь с  военными преступниками, экспатриантами и другими изгнанниками смертного мира.

Вампиры шабаша в Южной Америке дезорганизованной и разобщены. Города в области в значительной степени независимы, и данное присутствие Шабаша в любом городе обычно ограничивается единственной стаей. К тому же, учитывая антагонистические отношения с вездесущими оборотнями Южной Америки (которые, кажется, вовлечены в какую-то собственную войну), Шабаш находит южноамериканский континент очень неприятным для любого вида путешествия.

Европа.

Европа, будучи домом Старейшин и местом зарождения Шабаша, является для него главным плацдармом тихой войны. Здесь Шабаш все еще борется за то, чтобы свергнуть дряхлых Сородичей последних ночей. К сожалению для секты присутствие многих влиятельных старейшин с манией преследования мешает осаждать города, при этом,  Камарилья быстро наносит ответные удары. В результате Шабаш имеет очень ограниченное влияние в Европе, которое простирается прежде всего на Испанию и Италию, на которые по традиции оказывает влияние  клан Ласомбра.

В целом Европа отличается спокойствием и остаётся верной традициям. Многие из вампиров Европы — включая некоторых шабашитов — существуют со времен средневековья и даже более ранних эпох, и они все еще придерживаются старых манер. Чтобы получить преимущества против существ такого возраста, могущества и хитрости, Шабаш должен продвигаться медленно и осторожно. Кроме того, прочно обосновавшись в современном мире (благодаря призыву в ряды секты множества молодых каинитов), Шабаш использует современную технологию и учреждения, остающися вне понимания некоторых отставших от жизни старейшин Европы. Итог этого является медленная «холодная война», по мере того как Шабаш жертвует своими слабыми пешками в попытке подорвать вековые столпы силы, поддерживающей Камарилью Европы. Так как даже старейшим шабашитам было бы чрезвычайно трудно, бороться со светилами Камарильи здесь, они должны довольствоваться ожиданием того неизбежного изменения или фатальной ошибки, которая позволит им войти в город, и захватить его с одного удара.

Как было упомянуто ранее, многие европейские  шабашиты  довольно стары. На самом деле, некоторые вампиры утверждающие, что они участвовали  в легендарном Восстании Анархов все еще имеют значение в европейских странах. В результате вертикальная мобильность  членов секты в Европе ограничена. Несмотря на призывы шабашитов к свободе и равенству, молодые каиниты Европы с раздражением обнаруживают, что неспособны повысить свое положение, потому бразды правления уже находятся в руках более старых и хитрых вампиров. Только успешно осуществляя самые дерзкие замыслы молодые каиниты могут надеяться повысить своё ранг. В результате, европейские стаи Шабаша, известные также как ковены, главным образом уже давно сформированы; младшие каиниты обычно после краткого «Наставничества» у своих сиров уезжают еще куда-нибудь для того, чтобы вести самостоятельную  жизнь.

Восточная Европа, включая российские территории и прежние Оттоманские провинции, является почти отдельным континентом для вампиров.  Здесь древние Тзимисце следуют древним обычаям своего клана, некоторые из них даже по-прежнему живут  как феодальные владыки в рушащихся замках. Вампирам, которые посещают эти места, лучше всего одобрить эти пути, - иначе они могут украсить стены какой-нибудь скотобойни. В более диких горных местностях небольшие деревни управляются воющими стаями вампиров Шабаша – торжество Шабаша в отдельно взятой местности.

Шабашиты Старого Света вообще смотрят на своих  американских товарищей по секте с презрением, часто считая их жестокими и ничего не стоящими. Как сказал один европейский дуктус, или лидер стаи: «Какую важность может иметь свобода для каинита, самое большое моральное затруднение которого – это решить, охотиться в Бургер Кинге или Макдоналдсе?».

Мадрид

Управляемый старым хитрым Ласомбра Архиепископом Монсадой, Мадрид остается оплотом мощи и власти Шабаша. Сюда прибывают Ласомбра со всего мира, дабы принять участие в самых старых ритуалах их клана. Камарилья ни разу не пыталась атаковать город – кому хватило бы глупости атаковать змею в ее собственном гнезде? А потому контроль секты над прилежащими территориями абсолютен. Вампиры всех кланов Шабаша, распространяются из Мадрида через Пиренейский полуостров по всей Европе, дабы вести независимые дела в Барселоне или воплощать свои тайные планы и интриги против Камарильских старейшин

Хотя Мадрид не столь большой город как Барселона, он является столицей Испании, а потому местом концентрации политической власти. Здесь Ласомбра наслаждаются своими играми и интригами, хотя и не могут бросить вызов власти Монсады. Благодаря прекрасной архитектуре города, Тореадоры и их «антитрибу» стекаются сюда, дабы изучить древнюю кладку или картины. Каиниты с тягой к спорту вечерами наблюдают бои быков, а некоторые из них даже выставляют собственных гулей-быков, дабы узреть, как матадоры падут их жертвами. В Мадриде аристократические вампиры Шабаша потворствуют каждой своей извращенной прихоти… Да и кто мог бы им помешать?

Милан

Долгое время был цитаделью Шабаша в центре Италии, но однажды все изменилось. Джангалеаццо, тогдашний архиепископ города, провел его зачистку от лояльных Шабашу элементов, и провозгласив о своей верности Камарилье, стал ее вассалом. Шабаш в ярости поклялся уничтожить Джангалеаццо и вернуть себе город. Но так как Милан был окружен Джованни и Камарильскими агентами, провести прямое нападение казалось в лучшем случае весьма сложной задачей. Многие считают, что бывший архиепископ начал играть свою игру, используя доступные ему методы.

Африка

Объединяя жесткую конкуренцию между Последователями Сета и Змеями Света, Африка привлекла некоторое внимание Шабаша. Однако, фактически Последователи Сета слишком сильно укрепились на родине, чтобы эффективно противостоять им. Кроме того, несмотря на их преданность старейшинам, Сетиты несут намного меньшую угрозу Шабашу, чем Камарилья. Остаток Африканского континента по видимому лишен влияния вампиров, хотя ходят слухи об странных местных вампирах –«Лаибонах» и других, более старых вампирах, которые живут там отшельниками. В общем сведений о них крайне мало, и немногие агенты Шабаша (как и Камарильи) в Южной Африке дают про них расходящиеся сведения, если  эти «Лаибоны» вообще являются вампирами…

Средний Восток, включая северную Африку и некоторые расположенные далеко на востоке участки Европы, как исключение из остальной части Черного континента, содержат небольшой контингент Шабаша. Будучи издавна домом для Ассамитов, в таких восточных странах как Турция и Саудовская Аравия расположены мощные крепости Черной Руки. Сильная преданность религии на ближнем востоке также создает плодотворную почву для вербовки. Как только один из таких фанатиков проходит обращение, процесс перехода его сознания от преданности смертным ценностям, к вере в ценности вечной жизни проклятых, становится лишь делом времени.

Австралия

Являясь более независимой от остального мира территорией, Австралия стала довольно удобным местом для атак шабаша. Князья на этих землях в основном пудрят мозги остальной Камарилье, или даже являются полностью независимыми. Как следствие, как только Шабаш начал свои атаки, они тут же проявились ростом уровня преступности и политическими волнениями. Без подкреплений извне города Австралии могут вскоре пасть под натиском Шабаша, но в то же время многие из главных оплотов, а особенно Сидней и Мельбурн, остаются практически полностью свободными от влияния Шабаша

Благодаря большому количеству незаселенных и нецивилизованных территорий, Австралия является прекрасным местом для странствующих каинитов или отшельников. По крайней мере дюжина кочевых стай бродит среди кустарников, и как минимум несколько из них пропали пересекая пустоши. Некроманты Шабаша утверждают, что неупокоенные духи выходят из снов и бродят по этим землям, но до сих пор ни один вид магии не помог призвать или поймать этих духов. Некоторые ученые каиниты считают, что центральная Австралия может являться домом для старейшего из Носферату, и что он, возможно, пробудился и бродит снедаемый диким голодом.

Азия

Дальний восток для Шабаша по прежнему остается окутанным тайной. Местные вампиры практически не имеют какого либо интереса к контактам или сотрудничеству, к тому же они кажется совсем не боятся старцев и патриархов. Те немногие, которые были захвачены в плен, держатся очень долго, и очень редко выдают хотя бы крупицу информации, даже если их пытают самые извращенные из Тзимицу. Хуже всего то, что Валдери совершенно не имеет эффекта на Катаянов, как стало ясно после ряда случаев, когда «обращенный» предавал своих партнеров и убивал их стаю. Даже когда используя контрабандные перевозки (естественно за очень большие деньги) дабы доставить туда нескольких каинитов, Шабаш был отвергнут загадочными местными жителями и их презрительным отношением к зверской натуре секты.

Из-за огромного смертного населения Азии (прежде всего в Китае и Индии) и мощных финансовых рынков (торговля с Японией и Кореей), Шабаш весьма заинтересован в установлении своей власти в этом регионе. Но, к их огромному разочарованию, кроме одного агента в Гонконге и стаи в Токио, Активности Шабаша в Азии не наблюдается. Все попытки установить влияние в регионе потерпели неудачу, а агенты Шабаша бесследно исчезали либо умирали прежде, чем успевали хоть что-то сделать. Прямые атаки с использованием больших стай пушечного мяса потерпели сокрушающие поражения от Катаянов, которые как будто появлялись из теней и проявляли ужасающие способности. Азия – гиблое место для Шабаша, и секта прямо-таки кипит от негодования после здешних неудач.

Единственный случай проникновения в Азию связан с Адонаи, номинальному лидеру Салюбри-антитрибу, который ссылается на древние легенды о путешествиях основателя его прежнего клана на Восток. Открытие ряда древних и непознаваемых символов в разрушенном храме в Камбодже вызвало явное оживление, когда Адонаи признал эти символы как примитивную форму секретного языка, которым пользовался его клан в древние времена. Однако, даже после прямого вопроса на эту тему, дипломаты Катаянов отказываются говорить о «семье предателя Жяо-Лята».

Кланы Шабаша

Возможно, в Шабаш и входит меньше кланов чем в Камарилью, но, тем не менее, его состав является намного более разнострононним – по крайней мере в отношении тех, кто состоит в рядах секты. Хотя в Камарилье намного меньше разнообразия среди кланов входящих в ее состав, Шабаш все же гордится своим универсальным составом среди своих вампиров. Конечно, вампиры секты уникальны, так же как и любой другой проклятый в Мире Тьмы, но их общая идеология имеет тенденцию к более тесному объединению.

До недавнего времени, Ласомбра и Цимисхи были самыми многочисленными кланами секты. В ночи завоеваний и осад все больше вампиров из других кланов и линий крови присоединялись к секте, увеличивая популяцию Шабаша. Ласомбра и Цимисхи все еще превосходят численностью других вампиров, соотношение уже далеко не то, каким было раньше. Критики этих двух кланов задаются вопросом, будет ли руководство секты пересмотрено с учением произошедших перемен, дабы отражать интересы «младших» кланов и линий крови.

Кланы Шабаша часто именуют себя «Отступниками» или антикланами, отвернувшись таким образом от Камарильских или независимых кланов, откуда они произошли. Отношение между отступниками и основными кланами несколько подпортились, так как пути и тех и других давно разошлись на почве философии, и, похоже, что примирение становится всё менее возможным по мере приближения Геенны. Конечно, детали этого старого соперничества уже давно канули в Лету, но все еще встречаются некоторые вампиры с той же враждебностью, что возникла между отступниками и их кланами-прародителями.

Изложенное ниже является общим описанием кланов и линий крови Шабаша. Более подробную информацию вы можете найти во второй главе (кроме Цимисхов и Ласомбра, которые подробно рассматриваются Vampire: The Masquerade).

Ласомбра

Клан Ласомбра, безусловно, является преобладающим в Шабаше. Их история увенчана благородством и уважением, хотя в нынешние ночи Шабаш, кажется, превратил это благородство в мрачную пародию на него. Ласомбра в основном являются консервативными, развращенными лидерами, чей характер изменяла их внутренняя тьма и столетия проведенные за  плетением и распутыванием заговоров. Скорее всего, Шабаш был бы разрушен без управления кланом Ласомбра, утверждающим, что убил своего патриарха, и обещающим привести остальных к такой же победе.

Цимисхи

Естественные и чуждые одновременно, Цимисхи являются стареющим кланом с загнивающим положением. Большая часть звериной натуры Шабаша происходит именно из философии этого клана и ее последующего влияния на секту. Демоны требуют уважения к их победоносному прошлому, временам, когда они правили своими вассалами в Старом Свете с помощью железных когтей и древней магии. В наши ночи многие из духовенства секты принадлежат клану Цимисхи, составляя моральную и духовную основу Шабаша. Они славятся извращенным понятием чести и любовью к знаниям. Говорят, что легендарный Дракула называл этот клан родным, хотя его принадлежность какой либо секте или клану остаются под вопросом, как и факт его существования.

Отступники Ассамиты

Ассамиты Шабаша очень похожи на своих независимых братьев, однако, они преданы секте и ее целям, а не безделью, при котором старый и уважаемый клан притесняется остальными. Ассамиты-отступники заняли комфортную нишу среди кровавого Шабаша, поскольку им по нраву заниматься убийствами и диаблери. Большинство членов этого клана принадлежат подсекте известной как Черная Рука, или становятся тамплиерами, паладинами или иными исполнителями политики Шабаша. Удивительно, но клан поддерживает довольно мирные отношения со своей «прародительской» половиной, несмотря на «еретическую» веру в нодистскую философию Шабаша. Ассамиты Шабаша продолжают относится к своим предкам весьма высокомерно, так как они никогда не подвергались проклятью, лишь недавно сломанному нешабашитскими ассасинами.

Кровавые Братья

Кровавые Братья - странная линия крови вампиров, созданная с помощью тауматургических и иных мистических способов, а не Обращены, как остальные. Хотя ныне их лишь единицы, Кровавые братья являются примером порочности и разврата. Лишь изредка они работают на других вампиров секты в качестве боевой силы. Кровавые Братья объединяются в «круги», состоящие лишь из других Кровавых Братьев, а их причудливое Биотауматургическое превращение лишает их личной воли. Хотя они и не могут сказать, что счастливы служить Шабашу, но делают это беспрекословно. К тому же Кровавые братья во время Обращения (и слияния) проходят процесс изменения плоти, который изменяет их внешность (и внутреннюю структуру), делая их очень похожими друг на друга. Обычно – хотя на самом деле ничего обычного в них нет – они находятся на выполнении гнусных махинаций Тзимисце и Ласомбра, когда тем нужно выполнить грязную работу не замаравшись.

Отступники Бруджа

Являясь поверхностно очень похожими на клан-прародитель, Бруджа Шабаша по иронии судьбы являются намного более консервативными, чем основной клан. Бруджа-антитрибу являются столпами стабильности шабаша, поскольку они больше пекутся о самом насилии, нежели о его причинах. Большинство рейдовых и фуражирских отрядов шабаша принадлежат этому клану, поскольку их мастерство в такого рода задачах уступает только их жестокости и преданности секте. Шабашитские Бруджа также превосходно подходят для вербовки, так как перевербовывают всех кого только могут обещаниями свободы и падения тирании старейшин. В отличии от очевидного отношения Камарильских Бруджа, они, кажется, не призирают секту, к которой принадлежат.

Отступники Гангрел

О Гангрелах как клане Шабаша можно сказать очень немного, так как большинство из них одиночки и индивидуалисты, которые на первый взгляд не особо полезны для секты. Клан делится на две подгруппы, более известные как городские Гангрел и сельские Гангрел. Сельские Гангрел больше похожи на клан-прародитель; будучи больше дикими и «простыми», они предпочитают компанию себе подобных стаям и ритуальным собраниям. Городские Гангрел более близки к мышлению стай, при этом являясь порождениями кошмаров урбанизированной местности в большей степени чем их кузены – вместо волков и летучих мышей безумие оставляет на них следы пауков, гиен и… других тварей. Городские Гангрел – великолепные городские хищники, они оттачивают свои инстинкты для удовлетворения своей жажды. Недавно довольно много Гангрел «отступились» в Шабаш, и если посмотреть на массовость этой миграции невольно задумываешься о ее причинах, тем более что многие из Гангрел часто упоминают о «пробуждении древнего ужаса»

Предвестники Черепов

Эти редкие и загадочные вампиры присоединились к Шабашу совсем недавно. Фактически, еще несколько лет назад никто о них даже и не слышал. Предвестники проявляют тихими и консервативными, предпочитая общение с духами умерших восторгу драки, несущему огонь и разрушения. Тем не менее они холодны и отчуждены, занимаясь убийствами и пытками в своих лабораториях. Все Предвестники непосредственно напоминают трупы – их кожа натянутая на кости наделяет их отвратительной, скелетоподобной внешностью. Они используют маски и другие методы сокрытия лица, так как их кожа стянута столь сильно, что они стали похожи на оскалившиеся черепа. Некоторые вампиры приписывают предвестникам темное и таинственное происхождение, так как их сила и знания слишком велики для «недавно возникшей линии крови»

Каисиды

Загадочные Каисиды, кажется, имеют мало общего с Шабашем, если вообще являются его частью. Однако, по какой-то причине, они симпатизируют секте. Те, кто слышал о Каисидах (что случается вообще-то довольно редко) полагают, что они имеют некую мистическую связь с Ласомбра, так как осязаемая темнота стелется вокруг Каисидов, подобно тому, как это происходит со Сторожами. В основном они, кажется, стараются держаться в отдалении от дел секты, теряясь в древних письменах и забытых знаниях. Те несколько Каисидов, которых видели вне их убежищ имели очень запоминающуюся внешность – странную синеватую кожу, заостренные уши, высокие скулы и чистые черные глаза. Возможно, только к лучшему, что они довольно замкнуты, поскольку очевидно, что с ними что-то не так.

Отступники Малкавиан

Малкавиан Шабаша поддерживают секту чисто номинально, если вообще ее поддерживают, хотя и являются одним из самых многочисленных кланов. Кажется, это их сумасшествие перечеркивает любые попытки ясности – они являются истинными монстрами, зачастую не управляемыми ничем, кроме ужасного голода или их собственных перевозбужденных зверей. В те редкие моменты, когда их рассудок проясняется, малкавиане внушают проклятую интуицию остальной части их клана, часто шепотом говоря о грядущих событиях или давно забытых секретах. Стаи Шабаша зачастую бывают вынуждены  вывести из строя своих братьев Малкавиан, чья взрывная и смертоносная ярость заставляет их нападать и калечить не разбираясь союзник перед ним или противник. Некоторые из малкавиан Шабаша упомянули «заражение» их коллег из Камарильи, но никто за пределами клана не знает, что они под этим подразумевают.

Отступники Носферату

Носферату Шабаша являются двумя крайностями – в их рядах присутствуют и самые развращенные злодеи секты, и самые гуманные кающиеся грешники. Хотя многие члены секты и высмеивают последних, как излишне мягкотелых, клан в целом слишком полезен секте, чтобы сбрасывать его со счетов. Носферату Шабаша являются одними из самых яростных последователей Путей Просветления Шабаша, поворачиваясь спиной к ценностям, которые они больше не разделяют. Отступники Носферату часто создают стаи, состоящие только из Носферату, и собирают секреты подобно своим прародителям из Камарильи. На самом деле, отступники Носферату из всех вампиров Шабаша, скорее всего, созраняют наилучшие отношения с основным кланом, что позволяет им знать больше о Камарилье, чем остальные кланы Шабаша.

Пандеры

Хотя они и не являются кланом в прямом смысе этого слова, Пандеры все же заслужили некоторый статус внутри Шабаша. Пандеры обьединяют отбросы Шабаша – они являются «каитифами» секты, без клана и поддержки, они все же верны идеалам секты. В отличие от каитифов, пандеры признаны и являются равными всем… по крайней мере в теории, если не на практике.

Отступники Равнос

Отступники Равнос отшатнулись от своего цыганского наследия и более не поддерживают никаких отношений (кроме враждебных) с основным кланом. Равнос Шабаша – одни из наиболее диких вампиров в секте, их любовь к путешествиям, которая все еще течет по не-мертым венам, а также их злые пути сделали их еще более злобными, чем независимые Равнос. Почти все отступники Равнос не являются цыганами: отвернувшись от клана-прародителя, Равнос Шабаша также отвернулись и от своих старинных путей. Многие отступники Равнос служат Шабашу разведчиками, пользуясь своей кочевой природой и мастерством Химерии.

Отступники Салюбри

История Шабаша недавно ознаменовалась таким событием как присоединение недовольных салюбри к Чёрной Руке. Отбирая и обращая маленькую элитную армию последователей, эти Салюбри объявили личную вендетту против Камарильи, объявив что там с самого начала нашли приют лишь убийцы и враги их рода. Хотя Шабаш и кажется довольно странным местом для тех, кто оскорбился убийством своих старейшин (как минимум это верно для остальных шабашитов), отступники Салюбри, кажется, принимают во внимание всю философию секты только для того, чтоб пользоваться ее преимуществами. Для них преданность секте ограничивается войной с Камарильей. По традиции «отступников», Салюбри Шабаша отвернулись от «клана» который их породил из-за неприязни к их слабости и фатализму.

Змеи света

Предположительно, Змеи Света появились из еретического течения последователей Сета. Являясь последователями взглядов ближе к вуду, чем к тайной вере их египетских прародителей, фракция нашла прибежище в Шабаше в конце 1960-х (когда секта закрепилась на Гаити и свергла присутствие Сетитов). Змеи Света считают, что Сетиты пытаются воскресить своего бога-вампира, богохульного глупца, что может положить начало Геене и пробудить остальных Патриархов. Змеям Света ещё предстоит проявить себя перед сектой, но свои намеренья они уже показали – они с той же яростью противостоят своему предку, с которой «родительский» клан его поддерживает.

Отступники Тореадоры

Эти вампиры объединили в себе все мерзкое и бесчеловечное, что только может быть как в Шабаше, так и среди клана Тореадор. Также, как их родственники из Камарильи могут быть поглощены созерцанием красоты, отступники Тореадоры, благодаря их длительной связи с Шабашем, находят красоту в человеческих страданиях, боли и изысканной жестокости. Они действительно развращены, наибольшее удовольствие они получают  пытая других, и упиваясь кровью, которой они окружают себя. Тореадоры Шабаша одновременно далеки от одних, и очень близки к другим своим человеческим качествам –  они очень хорошо понимают побуждения смертных, хотя и сильно их извращают. Некоторые шабашиты не поминают всуе отступников тореадоров, полагая что те являются еще большими безумцами чем малкавиане, и считают, что Искусителей интересует только страдание ради своего удовольствия, а не какие-то эфемерные цели. Подобно своим родичам из Камарильи, тореадоры Шабаша являют собой «высший свет» секты, хотя в действительности их общество вредно и кроваво.

Отступники Вентру

Вентру в шабаше больше всего напоминают свой клан, каким он был в давно минувшие ночи, к тому же они действительно ненавидят свой «родительский» клан за то, чем он стал ныне. В то время, как Вентру  Шабаша являются влиятельными финансистами и корпоративно-комерческими принцами, Вентру Шабаша – это рыцари и паладины, присягнувшие поддерживать путь Шабаша ценой не-жизни и искупить вину за чрезмерную жадность своих предшественников. Они придерживаются  жестких норм дворянства, и многие из них нашли свое место в рядах Черной Руки или тамплиеров. Инквизиция Шабаша, посвятившая себя борьбе с инфернализмом, состоит преимущественно из отступников Вентру. В действительности, хотя многие говорят это с иронией, отступники Вентру являются самыми преданными сторонниками секты.

Об отступниках Тремерах.

Брат Сайс не присутствовал на Эсбате в течении месяца.

Я должна отметить, что хотя мы и посещаем его по своему желанию, это все же привело меня в замешательство. Возможно ему просто не повезло – он мог попасть в лапы Люпинов или пасть жертвой тайного волшебства смертных магов. Возможно дьявол лично изволил явится за его душой. Или, возможно, ритуалы брата Сеза пошли наперекосяк.. но так как я отвечаю за стаю, я должна знать это.

Для того чтоб найти это место, Универсидад дель Терсер Сиркуло дель Серпьенте Дорадо2, мне понадобилось около шести месяцев. Оно находилось на глубине примерно в четверть мили под землей.

Сперва мне казалось, что должны быть некие обереги или проклятия, разбросанные на пути сюда, дабы скрыть это место от посторонних, но оказалось, что их нет. Можете представить себе мое удивление, когда я безпрепятственно прошла через позолоченные двери в его наисекретнейшее место.

(«Беспрепятственно» возможно не является лучшим словом, которым можно описать плаванье по зловонному вестибюлю вместе с огромным белым аллигатором, который чувствовал себя тут как дома и преследовал меня еще с верхних уровне й лабиринта, расположенного перед входом в часовню глубоко под улицами Мехико.)

На всем вокруг лежал отпечаток сильного, но очень непродолжительного пожара. Старинные книги и стеллажи почернели и обуглились, ритуальные надписи на полу были разорваны и стерты, а удушающий запах угарного газа все еще витал в воздухе. Наиболее интересной мне показалась странная архитектурная особенность комнаты – в ней находились около сотни колонн из человеческих останков. При более близком рассмотрении оказалось, что эти столбы не служат для поддержания потолка комнаты, кроме того я заметила, что у каждой колонны есть выразительное человеческое лицо. Когда я очень аккуратно прикоснулась к одному из них, колонна тут же рассыпалась на пол, обнажив нечто вроде расплавленного серебра среди обугленных останков.

Я боюсь брат Сез больше не сможет присоединится к нам, как и ни один из его товарищей Тремер.

– Матильда Солис, священник стаи, из письма к Епископу Сикатрису из Тихуаны

Структура Меча Каина

Хотя это со стороны это трудно заметить, но Шабаш имеет строгую иерархию. У секты есть лидеры и последователи, командующие и пехотинцы, как и в любой другой боевой группировке.

Конечно, секта это не совсем «боевая группировка». Шабаш не проводит ночи напролёт в постоянной борьбе с камарильскими вампирами или коварными Патриархами.

На первый взгляд, разница между городами, контролируемыми Шабашем и Камарильей  невелика, разве что повышенный уровень преступности, повышенное число пропавших без вести, больше кровопролития и меньше надежды на спасение. С другой стороны, в Мире Тьмы на этот счёт всё относительно, и то, На что закроет глаза епископ одного города, может подвести к Окончательной Смерти в другом.

Шабашем не столько управляют, сколько направляют его движение – даже регент и кардиналы делают свое дело из преданности целям секты. Однако, главенство в Шабаше сомнительно. Высшие эшелоны власти Шабаша постепенно теряют контакт с молодыми вампирами, еженощно рискующими не-жизнью в боях. У подножия иерархической пирамиды решения дуктуса или священника иногда имеют больше веса, чем подобные распоряжения из уст архиепископа или епископа города. В конце концов, Шабаш губит именно его фанатичное следование своим целям, поскольку неорганизованность является основным признаком секты,  поклявшейся сохранять свободу, и это же не дает ей достигнуть последовательных успехов. Несмотря на кажущую рабскую преданность секте, члены Шабаша - прежде всего вампиры. Вечно паразитируя на обществе, им приходится  иметь дело с теми же опасностями, что и другим Проклятым — с охотниками на ведьм, другими каинитами и прочими сверхъестественными существами, время от времени появляющихся в городах, которые могут даже оказаться среди тех, на ком паразитируют вампиры, и которые, едва поняв это, сразу решают немедля покончить с нежизнью вампиров Шабаша, как и с любой другой угрозой. Хотя они никогда бы так не сказали, но вампиры Шабаша поддерживают негласный Маскарад; секта не глупа, и ее лидеры знают, что нельзя будет добиться успеха, если секта прекратит свое существование прежде, чем найдет способ выполнить свои цели. поэтому, Шабаш создал несколько должностей, призванных служить его интересам. Эти должности большей частью созданы искусственно, хотя у любого вампира, которому удалось достигнуть одной из них, конечно, есть личная власть или влияние, чтобы поддержать ее. Вампиры Шабаша, будучи необузданными в высшей степени существами, они  испытывают злобу и зависит в той же спенени, что и любая гарпия Камарильи или анарх-диссидент — внутренняя политика секты столь же запутана как и в Камарильи, хотя Шабаш притворяется, будто он выше таких вещей (по крайней мере, перед другими). Вампиры на различных уровнях власти без исключений обязаны услугами другим шабашитам, и ведя вендетты против других, они используют все ресурсы, доступные им, чтоб затруднить жизнь своим врагам, и возникающая при этом сложная система взаимных услуг ничем не отличается от той, что свойственна Камарилье.

Доходят слухи, что недавние беспорядки, вызванный Инквизицией (см. ниже) в Монреале, являются прямым результатом  попыток одного вампира, пытающегося работать на слишком много фракций одновременно друг против друга. Последствия ясны любому каиниту, знакомому с Камарильей.

Однако Шабаш сильно укрепил свои позиции, проводя завоевательную кампанию, равной которой не было начиная с колонизации Нового Мира. Недавние крестовые походы в Майами, Атланте и Атлантик-Сити обратили внимание Шабаша на Восточное побережье Соединенных Штатов, в то время как относительно бескровный захват власти в Вашингтоне (округ Колумбия), и различных частях Европы доказывают, что Шабаш столь же умело плетёт интриги,  как и ведёт партизанскую войну. Однако, консервативные члены секты выступаюают против почивания на лаврах, утверждая, что «самодовольство проиграло не одну войну». Однако, крестовые походы Шабаша чаще терпят поражение, нежели одерживают победу, поскольку линии связи и обязанности несогласованы, что приводит к неспособности секты развить успех.

Чтобы схематично наметить обязанности, Шабаш создал для себя довольно грубую организацию. В теории подобная организация обеспечивает сильную основу для лидерства секты, любыми средствами пробивавших себе путь к выдающемуся положению. Однако, на практике, подобная модель ломается, поскольку старшие вампиры требуют старомодных демонстрирований подчинения от Каинитов ниже себя, а младшие вампиры открыто бунтуют против лидеров, которые должны искать удачные стратегии вместо того, чтобы составлять заговоры друг против друга подобно развращенной Камарилье. Возможно, Шабаш свой самый главный враг, ведущий многие бои в сердцах и умах участников секты.

Титулы.

Шабаш придает большое значение этикету и ритуалам, хотя и они везде идут собственным путем развития. На практике, подобно разным религиозным организациям, секта приняла систему титулов для более удобного обозначения места «солдат» в их «армии». Такие титулы зачастую являются почетными, хотя множество тщеславных вампиров секты получили титулы весьма далекие от их фактических заслуг.

Ниже представлены несколько титулов секты и формы обращения к их носителям. Игроки и Рассказчики вольны придумывать собственные – ведь намного лучше будет встретить Викария из Алого Братства, чем очередного священника безымянной стаи.

Титул Альтернативный титул Обращение
Регент нет Ваше наивысшее превосходительство
Кардинал (всегда прикреплен к определенному региону) Владыка (High Lord) Его (ее) Высокопреосвященство
Прискус Великий магистр, Монсиньор (Great Master) Его (ее) преосвященство
Архиепископ (всегда прикреплен к определенному региону) Архидьякон, Отец-настоятель (Мать-настоятельница) Его (ее)  высокопреподобие
Епископ (всегда прикреплен к определенному региону) Дьякон, Пресвятой отец (мать) Его (ее) высокопреподобие
Тамрлиер/Паладин Лорд (Леди) Сэр (Леди)
Дуктус Лорд (Леди), Сержант, Шеф и т.д. По титулу
Священник Отец (Мать), Магистр, служитель и т.д. Преподобный Сэр (Госпожа)
Член стаи нет Брат (сестра)

Множество молодых Шабашитов презирают использование титулов, полагая их пережитками былых ночей и аристократии. В действительности и многие из радикально настроенных старых членов секты с ними согласны – если Шабаш оппонирует притеснению со стороны старейшин, то как можно пребывая в здравом уме цепляться к прозвищам и титулам, которые подразумевают различие? Естественно, почти весь Шабаш знаком с титулами и формами обращения к ним; если быть невежественным можно получить множество проблем… или даже хуже.

Регент

Регент Шабаша, согласно замыслу, должен координировать основную стратегию секты, подобно смертному диктатору или президенту корпорации. Однако, фигура регента в основном поддерживается собранием других могущественных вампиров и не имееь большого влияния на секты в целом. Молодые шабашиты часто излишне демонстративно отвергают эту по их мнению, лицемерную фигуру власти, а старшие члены секты не подчиняются ее предписаниям ради личной выгоды. В конце концов, регент может потребовать оказания услуг, вассальной клятвы или уважения, но ему следует быть достойным оказания таких услуг, поскольку в Шабаше нет недостатка в наивных и амбициозных каинитах, которые не колеблясь захватили бы эту должность.

Обычные обязанности регента — если можно так сказать о вампире,, который провести уелый месяц в холодных объятиях сна — состоят прежде всего в приёмах высшего света секты, выслушивания отчетов о выполнении заданий, составлении заговоров против других вампиров (в секте и за ее пределами), а также размышлении о том, какой бы стратегический манёвр предпринять. К списку следует добавить непрестанную борьбу за влияние, нападая и отвечаю на удары, чтобы загнать врагов в угол, отаправление ритуалов и разнадывание бесчисленных интриг, продолжающихся среди немёртых уже на протяжение столетий.

Убежище текущего регента Шабаша, Мелинды Гэлбрэйт, находится в Мехико. Будучи тореадором-антитрибу, она привлекает внимание многих клеветников, полагающих, что она занимается мелкими делами секты больше, нежели ее главной целью. Безусловно довольная предложить хлеба и зрелищ низшим ступеням иерархии, регент совершает ритуалы с большой роскошью и помпезностью. Однако, Гелбрейт оказала поддержку нескольким ключевым осадам в Северной Америке. По этой причине она не пользуется большой поддержкой Шабаша Старого света, считающем, что она уделяет слишком много влияния сиюминутным задачам и потому не видит картины в целом.

Кардинал

Кардиналы наблюдают за деятельностью Шабаша в крупных регионах. Находясь в иерархии выше архиепископа, кардиналы координируют действия Шабаша в городах и направляют их на Великий Джихад.

Кардиналы обладают невероятным объемом власти, ибо их влияние распространяется на огромные территории. К тому же, даже если где-то у них нет непосредственного влияния, инструментами воздействия там обладают их подчиненные. И не стоит заблуждаться – работа кардинала не сводятся исключительно к управлению регионом. Кардиналы несут ответственность за крестовые походы – это их прямой долг, приводить города, находящиеся в их епархии, под власть Шабаша. Разумеется, это весьма непросто: чтобы город пал, требуются годы планирования, подготовки, а иногда и активных боевых действий. К тому же, проникновение и захват требуют филигранной точности. Грубый штурм нередко оставляет город абсолютно бесполезным.

И кардиналам приходится идти по лезвию бритвы. С одной стороны, им приходится еженощно доказывать свою полезность в качестве кардиналов и способность поддерживать Великий Джихад. А с другой – действовать приходится аккуратно и расчетливо, ибо превращение города в развалины снижает ценность как города, так и кардинала «захватившего» его.

Большинство членов Шабаша видят кардиналов не чаще раза в год, если вообще видят, но обязанности, налагаемые саном, вынуждают их быть в непрерывном контакте с епископами, архиепископами, прискусами и, разумеется, регентом. Остальные вампиры в большинстве своем видят кардиналов на крупных праздниках или во время проведения особо важных ритуалов.

Вряд ли есть два одинаковых кардинала – некоторые из них становятся воинственными полководцами, шагающими в первых рядах штурмующих город орд Шабаша и сметающих осмелившихся выступить против них с пугающей легкостью. Другие являются хитрыми тактиками, осторожно просчитывающими каждый шаг подчиненных им вампиров. Есть и харизматичные лидеры, способные своими речами довести толпу до безумия и направить ее на ничего не подозревающих, мягкотелых камарильских «Собратьев». Объединяет кардиналов одно – подчиненные их боятся, ибо кардиналы обладают огромной физической, мистической и политической силой, и за потерей их расположения нередко следует потеря жизни…

Прискусы

Элита Шабаша, прискусы являются древними и могучими вампирами, избранными конклавом для службы в качестве советников. Прискусы обычно не требуют какой-либо власти, они не отвечают за поддержание влияния Шабаша в отдельно взятом городе, не должны они и координировать осады или иные боевые действия. Вместо этого прискусы предалагют свои уникальные знания и способности другим членам секты, которыми обычно являются регенты, кардиналы и архиепископы.

Тем не менее, прискусы нередко становятся весьма влиятельными политическими фигурами, обычно за счет тех, кто недооценил их. Большинство прискусов принадлежит к Кланам Ласомбра, Тзимисце и Тореадорам-антитрибу, хотя какие-либо формальные правила, ограничивающие вход в круг прискусов по клану, отсутствуют. Конечно же, сан прискуса требует, чтобы претендент доказал свою исключительную полезность для секты – ни одного вампира моложе 200 лет среди прискусов пока еще не было.

Для молодых вампиров, прискусы являются воплощением лицемерие Шабаша. Мыслят они примерно так:

Да, они доказали свою верность секте – но в отличие от нас они не делают это каждую ночь в сражениях приспешниками Камарильи. Когда-то, век-другой назад, некий прискус, возможно, и сделал что-то выдающееся для Шабаша, но чем, черт его подери, он занимался столетия после этого?

В силу сложившихся обстоятельств молодым вампирам редко выпадает шанс увидеть прискуса в действии. Преданные регенту и являющиеся ее опорой, большинство прискусов действует на уровне, где определяется сама политика Шабаша. Молодые вампиры, впрочем, частично правы в своей оценке ситуации. Конклав (также включающий нескольких кардиналов) весьма напоминает верхние слои Камарильи, в том, как старейшины наносят друг другу коварные удары и грызутся за сферы влияния друг друга в извечной борьбе за власть Каинитов. Роль прискусов заключается в том, чтобы долгосрочные интересы Шабаша не затерялись в этой грызне, и они добиваются этого тщательно продуманными действиями и мудрыми советами. Эта роль служит интересам всего Шабаша, так как позволяет молодым вампирам видеть реальные плоды их действий, а старейшинам секты наслаждаться роскошью, полученной за века предательств и двойной игры и лишь изредка предпринимать серьезные усилия для достижения целей Шабаша.

Большинство прискусов находятся в весьма почтенном возрасте и большую часть времени проводят в торпоре, пробуждаясь лишь когда секта нуждается в их мудрости и силе, или же когда близится гениальный ход разыгрываемой ими комбинации. В их же ведении находится и продвижение в верхних эшелонах власти Шабаша – будь то выбор конклавом нового члена из стоящих ниже в иерархии секты вампиров или назначение нового архиепископа, невозможное без протекции прискуса.

Глупы те, кто считают, что жизнь прискуса состоит из одних Кровавых Пиршеств и прочих эпикурейских радостей по-вампирски. При жизни большинство прискусов были дворянами или военными стратегами, и их богатый опыт верно служит секте и поныне - когда успех осады или ее провал покоятся на информации о том, какую оборону может организовать Принц, или когда нужно определить кого из симпатизирующих Шабашу вампиров возможно убедить отвернуться и не вмешиваться, когда стаи Шабаша хлынут в город, - последнее слово остается за прискусом. Такова его роль: максимизировать малейшие изъяны противников проверенными самим временем методами. В некоторых городах у архиепископа или совета епископов под рукой находится прискус, всегда готовый помочь власть предержащим советом. И не стоит удивляться, если на самом деле именно он является истинной силой, стоящей за троном публичной фигуры власти…

Архиепископы

Архиепископы занимаются ночной жизнью отдельных городов, чаще всего – как самые сильные вампиры в районе. Назначаемые кардиналами региона, архиепископы несут ответственность за всех вампиров, что подчиняются им, и одни должны содержать город так, чтобы он лучше всего служил интересам Шабаша. Разумеется, интересы Шабаша не всегда (скорее наоборот, крайне редко…) согласуются с интересами смертных города. Обычно города, в которых властвует Шабаш, пустеют или превращаются в бурлящий котел преступности – что вполне соответствует интересам секты.

Большинство архиепископов поддерживают политику «неразглашения», схожую с Маскарадом. Менее строгая чем Маскарад, политика Шабаша строится скорее не на секретности, а на пренебрежении к смертным. Это является одной из причин роста преступности в городах Шабаша: всегда легче убить смертного, который видел вампира, чем зачищать последствия. Учитывая общее отношение к смертным, которое разделяют большинство вампиров Шашаба, большая часть архиепископов вполне удовлетворена подобным методом разрешения проблем.

Архиепископ, как и предполагает его титул, главенствующая фигура духовенства Шабаша в городе. Большинство архиепископов были священниками стай до того, как получили свои позиции. (Этот факт несколько проясняет ситуацию с должностью – мало кто из архиепископов старше 200 лет, а те, кто старше – значительно старше, и стали архиепископами в силу того, что были самыми старыми и влиятельными вампирами в своем городе. По-настоящему древние каиниты Шабаша либо принадлежат к кардиналам или прискусам, либо не носят титулов вообще).

Архиепископы активно участвуют в многих Высоких Ритуалах городских каинитов, и устанавливают локальные и региональные Низшие Ритуалы.

Епископы

Если в городе нет архиепископа, то обычно власть Шабаша представляет совет, состоящий, включающий в себя, в зависимости от размера города, от трех до пяти епископов. Их долг аналогичен обязанностям архиепископа – поддержание влияния Шабаша в городах и духовное руководство над вампирской паствой.

Чаще всего епископы Шабаша в прошлом являлись священниками стай, хотя немало епископов до повышения было дуктусами. Большинство епископов выбираются прямо из стай и имеют возраст меньше, чем 200 лет. В силу малого возраста и меньших способностей (по сравнению с архиепископами) организуется совет. Благодаря подобной структуре епископу, не обладающий необходимыми познаниями в какой-то сфере, не приходится относящимися к этой сфере делами заниматься.

Разделение власти всегда создает конфликт среди тех, между кем она разделена. Священники Шабаша не славились спокойным характером никогда, так что совет особо упертых лидеров нередко загоняет себя в тупик. Именно поэтому епископы отвечают напрямую перед кардиналами, которые не ограничены в выборе средств влияния, с помощью которых можно поставить создающих проблемы епископов на место и заставить приносить пользу общему делу Шабаша. В некотором роде, позиция епископа требует больше от своего обладателя, чем сан архиепископа, ибо там, где архиепископ с легкостью преодолевает сопротивление своими методами (от архиепископа к архиепископу разнящимися), епископу приходится прибегать к дипломатии.

Дуктус

Дуктусы возглавляют отдельные стаи каинитов – и занимаются делами, относящимися лишь к этим ячейкам Шабаша. Большинство стай насчитывает от трех до семи индивидуумов, так что позицию дуктуса можно сравнить с главарем шайки преступников или вождем небольшого племени.

Титул дуктуса во многом является почетным, так как прежде всего отражает признание самого выдающегося каинита стаи другими ее членами. Хотя с титулом приходит некоторая власть, дуктус, активно ей пользующийся, рискует получить под зад коленом или чем-нибудь пожестче, в результате оказавшись в ближайшем помойном контейнере. В лучшем случае – в худшем за злоупотребления ему могут забить кол в сердце и оставить в каком-нибудь безлюдном местечке дожидаться рассвета. В виду этого дуктусам приходится полагаться на обаяние и силу личности в процессе руководства стаей. Они работают в тесной связке со священниками стай для координации атак, роста влияния секты в целом и стаи в частности, а также служат связующим звеном между стаей и епископами и архиепископами.

Дуктусы могут созывать эсбат – общий сбор стаи, и большинство делают это еженедельно. На эсбате священник проводит наиболее важные обряды (вроде Братания), после которых стаей обсуждается прогресс в достижении поставленных дуктусом целей. На эсбате дуктусы распределяют обязанности членов стаи – кто-то должен заботиться об убежище, кто-то – избавляться от тел, и т.д.

Позиция дуктуса, за некоторыми исключениями, является верхушкой карьеры для любого кочевого каинита. Кочующие каиниты Шабаша постоянно путешествуют, и, соответственно, не могут получить сан архиепископа или епископа. Конечно, теоретически, они могут стать прискусами, кардиналами или даже регентом… теоретически.

В иерархии Шабаша дуктус превосходит всех в стае – даже не являясь ее самым старым членом, он является ее самым чем-то, и это что-то он всегда может продемонстрировать в случае, если его власть будет поставлена под вопрос. Мудрый дуктус, разумеется, прислушивается к мнению стаи, прибегая к принуждению или приказам лишь тогда, когда остальные отказываются прислушаться к его аргументам.

Священник стаи

Священники являются духовными пастырями стай Шабаша. Большинство священников принадлежат к клану Тзимисце, но представитель любого клана может стать священником – после должного обучения

В иерархии стаи они находятся сразу же за дуктусом, и в их непосредственные обязанности входит проведение всех ритуалов, соблюдаемых стаей, а также разработка нескольких собственных, для внутреннего пользования стаей. Подобные ритуалы не только увеличивают привязанность членов стаи друг к другу, но и позволяет группе каинитов заявить о себе как об уникуме – потому что у них есть сформировавшиеся традиции, чтобы эту уникальность подтвердить.

Во всех стаях есть как минимум один священник, хотя в некоторых достаточно крупных может быть два. В случае, если дуктус убит, священник занимает место лидера стаи до тех пор, пока новый лидер не будет назначен епископом или архиепископом (или, в случае независимой или кочующей стаи, самой стаей).

На плечах священников лежит огромная ответственность. Они должны удерживать своих братьев по стае от падения в инфернализм или потери контроля над Зверем. Чаще всего священники оставляют свою Человечность, вступают на Путь Просветления, и помогают вступить и двигаться по Пути Просветления остальным членам стаи. Таким образом, очевидно, что священник стаи является колдуном и советником.

Храмовник

Также известные как паладины, храмовники являются элитными телохранителями епископа или иного занимающего достаточно высокое положение в иерархии Шабаша каинита. Хотя у них отсутствует формальная организация, получить звание Храмовника великая честь для любого каинита. Храмовники являются символом силы Шабаша и обладают незаурядными и общепризнанными боевыми способностями.

Храмовники исполняют множество обязанностей, но преимущественно в военной сфере. В свите большинства архиепископов присутствует несколько паладинов, которые решают некоторые деликатные проблемы, требующие аккуратного применения оправданной жестокости, а Инквизиторам храмовники обычно сопутствуют в качестве силовой поддержки во время странствий и испытаний.

Храмовники не могут стать членами Черной Руки – они редко принадлежат к какой-либо фракции и верны лишь тому, кому принесли присягу. Другие каиниты относятся к ним как к ищейкам и дуболомам старейшин Шабаша – храмовники всегда в распоряжении лидеров секты, хотя в они могут принадлежать к стаям во время периодов бездействия или быть почетно освобожденными от своих обязанностей, когда вышеупомянутым лидерам не требуется пребывающая в постоянной готовности ударная сила.

Фракции Шабаша

Шабаш вряд ли можно считать монолитным образованием – особенно если брать в расчет то, что основу его идеологии составляют принципы личной свободы и ряд космополитических идей. Секта служит прибежищем для множества групп и фракций вампиров, которые встали под стяги Шабаша, преследуя собственные цели (совпадающие с целями секты, разумеется) или в попытке повлиять на направление движения секты в целом. Учитывая общую хаотичность Шабаша, не так уж и сложно обнаружить среди членов стаи одного-двух приверженцев подобных фракций, хотя большинство каинитов Шабаша поддерживает все-таки не фракции, – а Меч Каина в целом. Так или иначе, эти фракции весьма многочисленны, и некоторые уже стали неотъемлемой частью Шабаша.

Черная рука

Черную Руку можно смело назвать сектой внутри секты – ибо она является уникальной группировкой вампиров, довольно сильно отличающейся от остальных фракций Шабаша. Черная Рука (также известная как Рука, реже manus nigrum) не является абсолютно независимой фракцией, поскольку все ее члены лояльны Шабашу.

Черная рука состоит из вампиров разных кланов, но преимущественно в ее рядах состоят выходцы из кланов Гангрел и Ассамитов. Большинство ее членов являются прирожденными бойцами, для которых принадлежность к клану является в лучшем случае третичной. Бойцы Черной Руки редко формируют постоянные стаи – большая часть их рассредоточена по простым стаям, и объединяются в камуты лишь в ходе грандиозных осад или крестовых походов.

Некоторые вполне обоснованно считают Черную Руку спецназом, находящимся в распоряжении лидеров Шабаша. Ее бойцы являются профессионалами во всех аспектах войны, от интриг и разведки, до ликвидаций и непосредственно боевых действий. Широкомасштабные или продолжительные операции Черной Руки практически неизвестны, хотя некоторые особо древние (для Шабаша) вампиры могут припомнить пару подобных случаев, - но гораздо чаще на решение конкретного задания посылаются специально для этого сформированные отряды или стаи. Старейшин Шабаша подобное положение вполне устраивает, но некоторые опасаются, что независимое положение этой секты внутри секты рано или поздно приведет к попытке переворота. Однако на протяжении всей истории Шабаша Черная Рука не давала поводов сомневаться в своей лояльности.

Лидеры Шабаша активируют ячейки Черной Руки для проведения ключевых операция в ходе штурмов или осад удерживаемых Камарильей городов. Число профессиональных убийц, входящих в Черную Руку, возможно, превышает долю подобных каинитов в любой иной организации, и многие из этих вампиров специализируются в террористической тактике и нарушениях Маскарада. Теоретически, каждый представитель иерархии Шабаша, начиная с епископа, может запросить поддержку Черной Руки, а члены самой организации обязаны помогать друг другу. Однако обращение к ней сродни вызову кавалерии или даже артиллерийского удара и подразумевает крайне тяжелое положение вещей, – подобные меры, предпринятые без достаточно весомой причины, бросят тень на вызвавшего как в глазах Руки, так и в глазах всего Шабаша.

Высокопоставленные руководители Руки выбирают кандидатов на вступление в организацию на индивидуальной основе из основной массы каинитов Шабаша. Членство в Черной Руке это вопрос престижа в Шабаше, наподобие принадлежности к элитным подразделениям специального назначения в армии (что является весьма точной аналогией). Рядовые члены секты знают об этом, равно как и догадываются о критериях – и потому стараются привлечь внимание, демонстрируя свои боевые навыки – участвуя в одиночку в Диких Охотах, вызываясь на выполнение ответственных заданий в ходе осад или даже вызывая членов Черной Руки на дуэль.

Избранный кандидат проходит ряд испытаний, призванных проверить выносливость, силу, волю, ум и боевые навыки вампира. Нередко проверки включают хождение по пылающим углям, роль дичи в охоте испытанных членов Черной Руки, широкомасштабные тесты на "способность к насилию", в результате которых увечья получают десятки, а то и сотни смертных, понятия не имеющих, как, за что и почему. Если перспективный член прошел все испытания и был принят в организацию, ему выделяют ментора, который обучает нового рекрута путям фракции и делает из него еще более хорошего солдата.

Широко известен (хотя не так часто встречаем – афишировать членство в Черной Руке не принято) отличительный знак фракции – клеймо в виде черного полумесяца на ладони правой руки. Только с его получением вампир становится истинным воином Черной Руки. Клеймо это может быть спрятано или загримировано (регулярно практикуется шпионами фракции), но не удалено. Членство в Черной руке длится до Окончательной Смерти каинита.

В качестве главного военного совета, генералов и лидеров фракции действуют так называемые Серафимы. Четыре Серафима отвечают непосредственно перед регентом, и являются непременной частью конклава при обсуждении глобальной стратегии войны или особо крупномасштабных операций. Ниже них стоят доминионы, отвечающие за координацию действий отдельных групп воинов Черной Руки. Еще ниже сержанты, лейтенанты и рядовые (если в отношении подобных элитных бойцов это слово применимо), которые и проводят большинство операций, предпринимаемых фракцией.

Многие члены Шабаша уважают Черную Руку за то, что она сплачивает секту в трудные времена. Так, когда в рядах Шабаша бушевала Первая и Вторая Гражданские Войны, Черная Рука оставалась единой, что позволило сохранить влияние в городах, которые неминуемо пали бы, когда в Камарилье прознали про междоусобицы в Шабаше.

Один из Серафимов, Дьюх, относительно недавно начал создавать стаи, полностью состоящие из бойцов Черной Руки и действующие на постоянной основе. Это не могло вселить в лучшем случае беспокойства (а в худшем – ужас) в сердца многих влиятельных каинитов Шабаша. Неизвестно, какие именно цели он преследует созданием этих «колонн», но учитывая, что в последнее время в активных действиях Руки наблюдается некое «затишье», можно строить самые мрачные предположения. Это затишье стало поводом для критики фракции ее противниками, аргументирующих свои сомнения в ее полезности тем, что большинство недавних успехов в Джихаде произошли без сколько-нибудь видимой поддержки со стороны Черной Руки… (переведено не до конца)

Инквизиция Шабаша

Основные принципы деятельности Инквизиция Шабаша позаимствовала у Инквизиции Испанской – политическая фракция, в руках (или на плечах) которой лежит право и обязанность выкорчевывать еретиков и инферналистов из рядов Шабаша. Созданная для противостояния последователям Пути Злых Откровений, скрывающихся в рядах Шабаша, Инквизиция последние несколько лет действовала чрезвычайно успешно, причем особо отметить стоит ее операции в Детройте и Монреале. Методы Инквизиции вампиров от методов смертных мало отличаются: обвинение в инфернализме вряд ли будет иметь обратный ход, а к обвиняемому в ходе процесса практически наверняка будет применен весь накопленный за века пыточный арсенал.

Недавний успех привел к удвоению численности инквизиторов Шабаша – с пятнадцати до тридцати. Все инквизиторы являются уважаемыми, проверенными (и могущественными) членами Шабаша. Ячейки Инквизиторов путешествуют по контролируемым Шабашем территориям, устраивая сессии и карая обвиненных в ереси. Несмотря на успех в обнаружении инферналистов, Инквизиция имеет далеко не самую лучшую репутацию – во многом благодаря своим методам допроса и применяемым наказаниям. Обвиненный в инфернализме скорее всего будет клеймен, пытан огнем, расчленен и избит, а признав свои преступления (или если они будут доказаны), обретет длинную, медленную Окончательную Смерть, в комплекте с изощренными пытками, предназначенными исключительно для того, чтобы сделать смерть казнимого наиболее болезненной. Многие инквизиторы испытывают извращенное удовольствие, приводя в исполнение смертные приговоры (известные как аутодафе), калеча жертв, запуская насекомых под их кожу или прожаривая плоть на медленном огне. Большинство членов Шабаша предпочитают игнорировать подобное эксцентричное поведение Инквизиторов, опасаясь обвинения в ереси.

Инквизицию Шабаша можно считать (собственно говоря, так оно и есть) политической силой – хотя бы потому, что ее представители присутствуют практически во всей иерархии секты, от архиепископов до священников стай. Сейчас она стоит на грани, после пересечения которой сила становится инструментом, но еще за нее не шагнула – во многом потому что ее члены слишком погружены в выполнение непосредственных обязанностей, и практически не поддаются на попытки манипуляции со стороны.

У Инквизиции в руках беспрецедентная (особенно для построенного на принципе свободы Шабаша) власть, возможность перемещаться свободно и обвинять кого угодно. Странствующие инквизиторы обычно путешествуют в группах, состоящих из пяти каинитов, в сопровождении пары своих храмовников. Их вмешательство обычно выгодно Шабашу, поскольку обычно за ним следует успешное выявление еретиков и инферналистов, но друзей у Инквизиции немного. Многие епископы и архиепископы отрицательно относятся к присутствию Инквизиции в их городах, поскольку оно имеет тенденцию нарушать установившийся порядок вещей, а также докапываться до самого грязного белья каинитов города.

Инквизиторы предпочитают вести дела без огласки, поскольку информации о их присутствии в городе позволит скрыться тем, у кого есть причины опасаться гнева Инквизиции. Допросам Инквизиции могут подвергнуться все, от членов обычных стай до архиепископов и кардиналов. Инквизиторы рассматривают свидетельства против всех каинитов и примут любое обвинение от любого члена секты. Разумеется, к беспочвенным обвинениям редко находятся улики, а тех, кто посмел подобным образом тратить их время, инквизиторы обычно оставляют на милость ложно обвиненных.

Ведут себя инквизиторы резко, грубо, не стесняясь прибегать к угрозам и насилию в ходе процессов следствия и дознания. Несмотря на всю пользу для секты, к ним всегда относятся с уважением и страхом, ибо каждый каинит знает, что его нежизь находится в их полном распоряжении.

Довольно широко известно противостояние Черной Руки и Инквизиции. Так, членам одной фракции строжайше запрещено входить в состав другой. Некоторые каиниты подозревают, что это соперничество между фракциями вызвано недавними успехами Инквизиции и растущими сплетнями о бессилии Руки.

Фракция Лоялистов

Лоялисты заявляют, что именно они унаследовали дух "истинного" Шабаша – тех вампиров, что стряхнули власть своих старейшин и вырвали собственную свободу из их тысячелетних лап. Остальные члены Шабаша видят в них, скорее, анархистов, социопатов и отморозков, стремящихся получить максимум от Проклятия Каина и не видящих сопровождающей его ответственности

Главный принцип Лоялистов прост – каждый вампир сам себе хозяин. Он свободен делать все, что ему заблагорассудится, будь то Джихад против Антеделувиан или резня в местном супермаркете. На практике мало кто из Лоялистов опускается до полного безрассудства, так как они отдают себе отчет в том, что местные силы охраны правопорядка будут искать их, а когда найдут – уничтожат, и примерно тем же займутся остальные вампиры, мало-мальски озабоченные собственной безопасностью.

О фабианцах Шабаша

Мне кажется, что мы еще не готовы к этому. Об этом свидетельствует тот факт, что свирепствует эта гражданская война. Равенство всех членов Шабаша – это неуловимый обман, к которому мы все стремимся, но не все обладают упорством, чтобы понять это. Мы подставим спины Цимисхам хотя бы для того, чтобы оставить без помощи Ласомбра, которые явно отвергают наши идеалы. Посвящается твоей памяти, Генерал Кунктатор.

- Адольф Григ, Тореодор-отступник, фабианец.

Организация у Лоялистов отсутствует, и фракцией они могут называться только за счет того, что вышеупомянутый принцип поддерживает множество каинитов. Большинство членов Шабаша особого уважения к Лоялистам не испытывает, в виду их неприятной привычки отказываться подчиняться или саботировать приказы руководства (начиная с дуктуса и заканчивая регентом) только потому, что им кажется, что приказ неправилен, или что приказывать неправильно. Естественно, подобная несговорчивость часто создает проблемы, усложняет ход операций и вызывает ненужные конфликты.

Но, несмотря ни на что, Лоялисты истово верят в правильность своего пути. Само их существование и образ нежизни демонстрируют, насколько старейшины увязли в декадансе и отошли от принципов секты в погоне за собственной выгодой. Лоялисты отказываются признать, что ночь уже не принадлежит Шабашу безраздельно. Они считают текущее состояние секты неприемлемым – стаи Шабаша столь же бессильны, как и неонаты Камарильи или бешенные анархии, и главные виновники этого – апатия и междоусобицы старейшин. Лоялисты делают то, что должны делать, как делали анархии и антитрибу в дни Революции.

В ряды Лоялистов может вступить любой, и особых кодов, паролей или секретных ритуалов распознания членов фракции у них нет, как и формальной организации. Отсутствует иерархия и ответственность, и большинство примкнувших к ней – молодняк Шабаша (многие члены Шабаша в прошлом поддерживали это движение, но с возрастом отошли от него). Статус в фракции получается главным образом за особо безрассудное поведение, оскорбление и унижение (если после этого удается уйти, чтобы рассказать) старейшин , а также другие безумные эскапады.

Влияние Лоялистов на глобальную политику Шабаша практически отсутствует, но их число растет. Многие старейшины совершают ошибку, недооценивая Лоялистов, но осторожные каиниты видят потенциал (и опасность) фракции. А признание Пандеров как клана является самым очевидным и относительно недавним примером того, на что они способны.

Меньшие фракции

Уступающие как по силе, так и по числу членов Черной Руке, Инквизиции и Лоялистам, меньшие фракции входят в Шабаш по разным причинам – некоторые из них просто создаются в виду сиюминутной потребности секты, а некоторые – встают под флаги Шабаша, чтобы получить помощь в достижении своих целей, перекликающихся с целями секты. Многие из меньших фракций возникают чуть ли не за одну ночь, вскоре (по меркам бессмертных каинитов) впадают в немилость руководителей секты и уничтожаются в ходе грандиозной операции, как это было с истребленными ныне Фабианцами. Некоторые из продержавшихся достаточно долгое время малых фракция представлены ниже.

Статус-кво

Название этой фракции говорит само за себя – сложившаяся ситуация вполне устраивает Статус-кво. Состоящая из множества Ласомбра, Чимисков и ряда ключевых руководителей Черной Руки фракция, Статус Кво принимает тот факт, что в связи с природой вампиров изменения в их мире практически невозможны. Великий Джихад продолжается, и потрясение основ Шабаша лишь отдаляет секту от победы в нем.

Статус Кво поддерживает лидерство клана Ласомбра в секте и принципы внутренней стабильности, позволяющие Шабашу твердо противостоять Камарилье. Сторонники Статуса Кво приводят недавние военные успехи Шабаша в качестве аргумента того, что все идет так, как должно идти, и разговоры о радикальных переменах любого вида неуместны.

Статус Кво отрицает необходимость увеличения авторитарной составляющей секты – его члены не стремятся заграбастать всю власть себе (читай: больше не стремятся), так как понимают, какие волнения это вызовет у рядовых членов Шабаша. В то же время, считают они, прогрессирующие в своей неразумности требования Лоялистов и Модератов ведут лишь к смуте, и текущее положение вещей нужно удержать – даже идя на компромисс.

Многие лидеры Шабаша принадлежат к Статус Кво (что резонно), но вряд ли их можно назвать мегаломаньяками или спятившими тиранами. Напротив, это доказавшие свое мастерство и верность в деле вожди, заслуженно получившие должности в иерархии, которые свои приказы предпочитают выражать предложениями и намеками, которые уважают тех, кто занимает "подчиненное" положение (или делающие вид, что уважают) – ибо знают, что именно этот метод при работе с многими членами Шабаша приносит наилучшие плоды.

Модераты

Модераты противостоят тому, что они видят как все возрастающее закостенение, охватывающее в секту. Эдикты подобные Договору о покупке и пересмотренному Миланскому Кодексу ограничивают права отдельного члена Шабаша во имя блага немногих.

Не являясь настолько активными в агитации, как Лоялисты, Модераты, тем не менее, противостоят посягательствам «правил и законов, которые не должны существовать для существ, подобных вампирам». В политическом спектре Шабаша фракция находится примерно посередине между Лоялистами и Статус Кво, признавая необходимость порядка и структуры, но не соглашаясь с установлением их в общеобязательном документальном порядке, поскольку это не несет ничего, помимо неудобства и раздоров. Модераты являются противниками осад и крестовых походов (хотя если им приходится в них участвовать, то подчиняются приказам), и смело ставят под вопрос глупые или безрассудные приказы руководства.

Большая часть секты, если бы возникла потребность четко определить взгляды и вступить в одну из фракций, скорее всего, попала бы именно в фракцию Модератов – ситуация неплоха как есть, но могла бы стать и лучше. Эта фракция наиболее разнообразна по составу, поскольку в нее входят каиниты множества кланов и линий крови. У нее есть определенное политическое влияние, но ее члены слишком непостоянны (это особо хорошо видно, когда они находят себе более интересное занятие, чем политическая критика), а потому влияние фракции относительно невелико.

Ультра-Консерваторы

Состоящие из старейших членов Шабаша, большинство которых принадлежит к кланам Ласомбра и Чимисков, ультра-консерваторы стремятся централизовать управление Шабашем и повысить уровень авторитаризма секты. Иными словами, превратить Шабаш в классическую армию и направить ее против Антеделувиан и Камарильи.

Время свободы закончилось – ключевой тезис Ультра-Консерваторов. Геена уже не за горизонтом, и пришло время стабилизировать вечно меняющийся Шабаш, иначе идея секты как оружия против Патриархов провалится окончательно. Ультра-консерваторы поддержали, правда, не без иронии, признание Пандеров, надеясь использовать новый "клан" в приближающемся апокалипсисе.

Ультра-Консерваторы уважают сильных лидеров и одобряют ритуал Мономахии, который отсеивает слабых. Черная Рука постепенно склоняется если не к ультра-консервативной позиции, то, по крайней мере, к поддержке этой фракции.

Молодые каиниты видят в Ультра-Консерваторах старых жирных ублюдков, которые хотят использовать секту для сведения личных счетов, а не предупреждения наступающей Геены. Другие считают их тысячелетними маразматиками, сражающимися с порожденными паранойей и старческим слабоумием галлюцинациями. Сами же Ультра-Консерваторы, сталкиваясь с критикой и аргументами критиков, оперативно цитируют на память отрывок Книги Нод, трактуя события и реалии современности как описанные в Книге знаки и предзнаменования, предсказывающие пробуждение Патриархов.

Цимисхи Старого Света

Не все Цимисхи преданы Шабашу всем своим сердцем. В действительности, когда дело доходит до загадочных Цимисхов Старого Света, мало кто из них поддерживает Шабаша вовсе. Конечно, отмежевание от Шабаша – это наиболее вероятный способ навлечь на себя неприятности со стороны стаи сброда с большим самомнением, которые хотят уничтожить Старейшину во имя Шабаша или какой-нибудь другой ерунды, а поэтому легче присоединиться к этому сообществу, а потом воздерживаться от встречи с ним.

Цимисхи лабильной секты питают мало любви к своим старым апатичным кузенам, которые кажется, получают удовольствие от сна в своих прогнивших замках и потрошения крестьян время от времени ради спортивного интереса. Несмотря на это, Цимисхи шабаша объясняют свой союз с этими вампирами тем, что уж лучше они будут объединены, чем они станут интриговать и тайно действовать по воле Патриархов. Есть куда более худшие преступления, чем быть старцем и вместо того, чтобы из-за этой проблемы уничтожать жутких Демонов, они сосредотачиваются на этих худших преступлениях.

Отступники Ласомбра

В ночи, которые последовали за Мятежом Анархов и Соглашением шипов, Ласомбра очень быстро уничтожили своих старейшин и присвоили их богатства и силу. Те из них, кто выступили против Ласомбра-анархов, встретили быструю и ужасную смерть. Память об этих Ласомбра была стерта.

Тем не менее, в действительности, время от времени появляются Сторожа-изгои, которые зачастую являются непоколебимыми сторонниками Камарильи. Ласомбра ненавидят старейшин и отступников своего клана, потому что они напоминают им, почему они впервые присоединились к Шабашу. Хотя некоторые утверждают, что нет значительной разницы между современными Сторожами и теми, кто уничтожил клан  во время Мятежа Анархов, клан Ласомбра быстро укажет на то, что это были анархии из числа членов клана, которые стали двигателем революции. В соответствии с этой линей рассуждения все Хранители – это те, кто стали членами Шабаша, а не то меньшинство, которое изменилось и подлежит уничтожению, как элемент, отклонившийся от нормы.

Отступники Ласомбра редко появляются больше, чем по одному – казалось бы, этот клан сделал отличную работу, изменив себя за счет тех, кем они были. В основном они происходят из мавританцев или испанцев, и многие (если это слово может быть к ним применимо) связали свою жизнь с морем, выбрав по какой-либо причине нежизнь пиратства. Однако, остаток клана всегда готов уничтожить предателя, а другие кланы Шабаша часто предаются жестокой радости видя, как обычно территориальные Ласомбра объединяются в неистовой агрессии против одного из их былых собратьев.

Орден Святого Власия.

В Европе, в XIV веке Церковь дополнительно канонизировала 14 святых, чтобы защитить пораженные чумой народные массы. Один из них – Святой Власий – был известен своими способностями исцелять болезни горла. В то время широко распространенной практикой стало то, что его последователи 3-го февраля благословляли свои гола парой перекрещенных свечей. Каиниты действующие в Церкви находили это особенно смешным, так как эти же самые благословленные горла снабжали их освященной пищей.

Кроме того некоторый членов Шабаша привлекало и то, что праздник Св. Власия третьего февраля приходился на следующий день после языческого праздника, посвященного огню. Некоторые члены Шабаша, думали, что это совпадение содержит в себе некую синхронную иронию, и поэтому создали тайное общество – больше не существующую монашескую коллегию (на момент создания ордена монашеская коллегия оказалась очень полезной для защиты его членов от Инквизиции).

Вампиры ордена Св. Власия ведут опасную нежизнь став частью иерархии Римско-католической Церкви. Благодаря осторожному манипулированию ресурсами Церкви и «благим делам» выполняемым на уровне местных общин, члены Ордена влияют на различные стороны жизни городов, в которых они находились путями, которые игнорируют большинство членов Шабаша. Создавая для «стада» бесплатные столовые и освобождая некоторые здания от налогообложения, Орден Св. Власия расширял власть Шабаша на местном уровне. Несомненно, в большинстве городов Шабаша возрастает количество убийств, насилия и резко увеличивается уровень преступности, что приводит к росту обращений к Церкви, обусловленному попытками отчаявшихся смертных найти любое спасение, какое они могут отыскать в Мире Тьмы.

В последнее время Орден создал по всему миру небольшие уединенные монастыри по всему миру. Вампиры, члены этой секты, поддерживают минимальный контакт с более высокими эшелонами Церкви, вместо этого предпочитая скрываться среди ее низов. В день Св. Власия вампиры ордена и их гули по прежнему проводят службы, как правило в крупных церквях.

Дети Дракона

Дети Дракона – это странный рыцарский орден вампиров Цимисхов, которому присуще больше греческих черт, чем черт унаследованных от славянского наследия клана, которое предполагается для Цимисхов. Дети – это фракция, объеденная общей культурой, напоминающая линию крови, однако это отличия более искусственные, чем те, которые могут быть вызваны отклонением в вите.

Истинные тайные планы Детей Дракона неизвестны, однако складывается впечатление, что они находятся в интеллектуальном противоречии с остальными Цимисхами. Возможно, это вызвано каким-то проступком прошлого, либо возможно оно проистекает из разницы в смертных языковых группах, из которых изначально произошли вампиры. В любом случаи Дети Дракона не враждуют с другими Цимисхами, хотя они и принимают последовательно на себя роль «адвокатов дьявола». Если Цимисхи одобряют осаду, то Дети приводят доводы, чтобы воздержаться от этого, если Демоны поддерживают Инквизицию, то Дети приводят доводы против наделения какой-либо фракции слишком большой властью.

Хотя это и ничем не обоснованно, но Дети, кажется, считают себя надзирателями над своими братьями. По всей видимости, когда-то в туманном прошлом, Цимисхи приняли решение, которое повлияло на целостность клана (возможно, приведшей к странной слабости клана). Дети Дракона поклялись заставлять Цимисхов взвешивать всю важность своих поступков … или возможно исправлять за ними.

Цимисхи рассказывают, что никто из Детей Дракона никогда не носил титула воеводы клана, и что Дети либо не способны к обучению магии колдунизма, либо решительно отказываются от этого. Немногие знают об их существовании за пределами клана и фракции, и посторонние рассматривают это как внутренним делом семьи.

Инферналисты

Инферналисты – служащие дьяволу, сатанисты, последователи Пути Злых Откровений и т.д. не являются фракцией Шабаша в полном смысле этого слова. Скорее они – это болезнь, разъедающая секту. Инферналисты Шабаша ставят личные интересы, прежде всего – или, по крайней мере, они сами считают, что это их интересы. Реальность страшнее.

У инферналистов нет строгой структуры, да и друг с другом они редко взаимодействуют. С дьяволом вампиры Шабаша заигрывать начали еще в дремучем средневековье – тогда же сложися стереотип инферналиста как одиночки, которому не интересно что-либо помимо вызываемых им демонов и запретных знаний, что они могут даровать.

Занятие инфернализмом противоречит всему, во что верит Шабаша. Большинство инферналистов считают, что выбрали легкий путь к великой силе, и не осознают, что на самом деле продали себя в рабство демоническим силам. Рано или поздно, но Дьявол придет забрать свою плату, - душу инферналиста, причем придет в буквальном смысле этого слова. Подобное добровольное рабство противоречит основному принципу Шабаша – свободе. Поэтому, а также в силу ряда серьезных проблем с инферналистами в прошлом, была организована Инквизиция Шабаша. Выдающиеся успехи этой организации, похвальные сами по себе, выявили серьезную проблему, укоренившуюся в секте. Ведь чтобы выявить и покарать огромное количество инфреналистов, нужно, чтобы было это самое огромное количество инферналистов…

Причитающееся Дьяволу

Мы уделяем намного меньше внимания инферналистам в этой книге, чем это делалось в предыдущих дополнениях о Шабаше. Это сделано намеренно. Снижения количества информации посвященной инферналистам объясняется тем, что это не так важно для секты, или для игры.

Если вы любите использовать инферналистов в своих играх, несмотря ни на что, делайте это. Однако, для заключивших сделку с Дьяволом персонажей все будет предопределено; Сатана в любом случаи добьется своего, лишив вампира полной свободы воли и понимания своих действии, что в свою очередь приводит к снижению воздействия темы противодействия вампира Зверю и борьбы с тем монстром которым он стал.

Инфернализм был добавлен в меньшей степени для Рассказчиков. Иногда, бывает очень забавно, поместить персонажей в ситуацию конфликта с парнями, которые продали свои души ради власти, особенно если они члены Шабаша. Захотят ли они быстрой власти? Или их свобода более важна для них? Эти моральные вопросы объясняют, почему сюда включены инферналисты, а не для скорейшей прокачки персонажа или для создания дешевой шокирующей обстановки.

Нежизнь в Шабаше

Наполненная насилием и волнениями нежизнь вампира Шабаша склонна быть не продолжительной и зачастую заканчивается во взрыве пламени или в клыках другого Каинита. Однако, за время между Становлением и Окончательной смертью происходит очень многое. Крестовые походы, интриги, стычки с Камарильей, политическое вероломство – все эти неповторимые события присущи нежизни Каинита. Однако, эти ночные дела членов Шабаша, не являются самыми захватывающими.

Ниже приведенные аспекты нежизни преимущественно применимы к молодым вампирам секты, которые все еще странствуют в составе стай и участвуют в ритуалах с другими членами Шабаша. По сравнению с ними, жизнь Старейшин Шабаша значительно отличается. Они в основном живут в уединенных убежищах и плетут интриги, изолированная нежизнь перемежается встречами с другими руководителями секты и ночными интригами, нацеленными на разрушение планов своих противников.  Приобретя большое богатство и определенную степенно немертвого комфорта, Старейшины секты по иронии судьбы начинают напоминать Старейшин Камарильи (хотя некоторые и говорят, что это лицемерие). Они склонны дистанцироваться от стай, проводя большинство ночей либо в торпоре, либо строя заговоры против конкурентов. Фактически, кажется, что «секта» реально мало значит для старых членов Шабаша – кажется, что они принимают ее внешние атрибуты только тогда, когда это необходимо, чтобы спровоцировать стаи молодых вампиров против потенциальных врагов. Проклятье Каина, безвременье и отсутствие развитии оказывает на этих вампиров очень сильное влияние, поэтому они находят себя очень часто слишко сильно вовлеченными в ненавистный Джихад. В конце концов, все, что было важным когда-то, становится немёртвым, т.к. огонь страсти по различным причинам умирает, а века жизни продолжаются дальше.

Ритуал Создания

Вампиры Шабаш совершают Ритуал Создания, так же как и другие вампиры, выбирая кандидатов со всем вниманием или безответственностью, которая соответствует им. Однако, эти новоиспеченные вампиры должны быть проверенны сектой, прежде чем будут признанны Истинными шабашитами. Такая проверка, как правило, требует участия в крестовом походе, осаде или другого боевого испытания огнем (это положение не является универсальным для всех, так как некоторые члены Шабаша доказывают свое право на членство смелостью в качестве шпиона или значительной услугой другому вампиру, например, ассистированием во время трудоемкого ритуала или помощь члену Шабаша, когда он в ней остро нуждается). Окончательное решение об участии чада в Ритуале Создания принимает сир. Тем не менее, такие обряды не назначаются без уважительной причины – дитя создавшее затруднения для своего сира не добьется Ритуала Создания, если она просто не будет уничтожена вскоре после этого затруднения.

Вампиры, которые так и не прошли Ритуала Создания, не считаются вампирами Шабаша Каинитами. Кроме того, ими будут командовать, питаться и они даже могут быть посланы в бой без шанса на выживание (как это часто происходит с теми, кто получил массовое Становление в городах Камарильи). Вампиры Шабаша не испытывают лицемерных мух совести по отношению к этому; они не создавали детей и не принуждают их к унизительной нежизни. Вместо этого, они просто создали монстров, один из которых однажды ночью может оказаться достойным к членству в Шабаше, и тем самым получить полное признание в качестве вампира.

Сами Ритуалы Создания разнятся между собой, но всегда их проводит священник стаи (либо епископ или архиепископ в случаи дитя старейшины). Сир определяет, какую специальную символическую форму будет иметь обряд. Цимисхи, например, изменяют плоть своих детей, превращая их в отвратительных монстров, полагая, что обряд восстановит (или изменит) дитя в соответствии с его особенностями. Зачастую в Ритуале Создания Ласомбры участвует сир сира или во время него читается литания его рода. Среди более жестоких Каинитов более распространены в качестве Ритуала Создания инициации в бандитском стиле: убийство, ограбление или другое не тяжкое преступление. Ритуал Создания отступников клана Тореодор может подразумевать под собой пытки жертвы до смерти – это так изыскано! В то время как отступник клана Малкавиан может быть привязан за запястья к едущему с большой скорости грузовику и должен перегрызть свои собственные руки, чтобы освободиться. 

Понятно, что Ритуал Создания – это очень личное дело для каждого члена Шабаша. Не бывает двух одинаковых Ритуалов, но иногда определенный стиль входит в моду или все члены стаи используют один и тот же символический акт. В конце концов – это все воля сира.

Стаи

Сущность вампиров в одиночестве. В некоторых городах многие вампиры практически не контактируют друг с другом, в лучшем случае встречаясь с другими каинитами раз в десятилетие. Одинокие городские хищники, вампиры идут в ночи одни, как Каин шел столетия назад…

Вампиры Шабаша отказываются принять это одиночество.

Каиниты Шабаша передвигаются стаями, - грубыми, неестественными семьями вампиров, объединенными какой-либо целью. Во многом напоминающие котерии других вампиров, стаи всегда имеют некую первостепенную задачу, ради которой были созданы старейшинами. Задача может быть как банальной, вроде участия в предстоящем штурме города в качестве ударной силы, так и весьма оригинальной, наподобие игры в театральном представлении, основанном на отрывках Книги Нод во время Высокого Ритуала Наставлений Каина, проводимого архиепископом, - но она всегда есть, и является фундаментом существования стаи.

В силу естественных причин, большинство стай имеют уклон в боевую сторону – Шабаш является сектой праведных воинов, сражающихся в Джихаде, в конце концов. Однако существуют бесчисленные вариации на тему. Стаи могут специализироваться в партизанской войне, разведке, нарушениях Маскарада в городах Камарильи… некоторые могут иметь связи в армии и полиции, позволяющие им использовать вертолеты и оружие спецподразделений. Стая может оттачивать искусство дуэлей, побеждать врагов в напоминающих китайские боевики рукопашных схватках, или же проноситься на скорости в 60 миль/час по центральной улице, паля из ружей по всем встречным, а затем нарезать круги по парку в ожидании любого, кто готов бросить им вызов. Число вариантов воистину бесконечно, и столь же уникально, сколь уникальны вампиры, составляющие стаю.

Впрочем, далеко не для всех стай боевые действия являются единственным предназначением и вообще смыслом жизни. Шабаш создает стаю когда ему нужно решить какую-либо проблему, а проблемы Шабаша имеют свойство быть весьма разнообразными. Стаи шпионов довольно часто встречаются в рядах Меча Каина, как и команды компьютерных хакеров, охотников за сокровищами, древними артефактами, обрывками Книги Нод, под конец! Некоторые особо отмороженные стаи охотятся на Люпинов, демонстрируя то ли крайнюю степень храбрости, то ли полное отсутствие мозгов, но, тем не менее, раз за разом пополняя свою коллекцию очередным трофеем (если потенциальный трофей не пополнит свою коллекцию неудачливыми охотниками, разумеется).

Для каинита Шабаша стая является всем. Это суррогатная семья, где слова «кровное родство» имеют самое что ни на есть буквальное значение – ибо ритуал Братания объединяет каинитов стаи узами крови. Это не гарантирует того, что вампиры в ней сразу превращаются в большую дружную и нежно любящую друг друга социальную единицу. Напротив, редко где можно встретить такой ядреный коктейль характеров, как в стаях Шабаша. Но определенный уровень симпатии между ее членами, тем не менее, присутствует – иначе бы они просто разбегались бы по другим стаям.

Не менее важна и роль стаи в духовно-мистическом плане. Священник помогает отдельным ее членам продвигаться в понимании того, что значит быть вампиром. Ритуалы стаи скрепляют ее – ибо семья, которая вместе молится, вместе и останется. Важно и другое – каждый из членов стаи, противостоя своему Зверю, или принимая его, видит, как то же делают и остальные. Члены стаи видели худшую сторону друг друга, и полагаются на своих братьев по «семье», ожидая от них помощи в проблемах, неизбежно возникающих в связи с Проклятием, коим является бытие вампира.

Стаи служат защитой для тех, кто в них состоит. Учитывая постоянное напряжение в секте, принятие ее членами того факта, что они являются вампирами, их отвращения к человечеству и звериной конкуренции, вампиры Шабаша часто переходят дорогу друг другу. Будь то борьба за контроль над наркотрафиком или охота на старейшину в составе Боевого Отряда, стаям приходится сталкиваться с другими стаями, и горе тем, кто окажется слабее. Члены стаи прикрывают друг другу спины практически постоянно (если соперничество внутри стаи не дошло до уровня, на котором одни члены стаи желают другим скоропостижной смерти и начинают случаться странные вещи…). К тому же, стаям стоит бояться не только и не столько стай соперников – в Мире Тьмы опасность поджидает на каждом шагу (а иногда – просто ждет, пока ты оглянешься…). Стая предлагает защиту – просто за счет своей численности (не всегда работает со смертными, но есть и более странные и серьезные вещи, о которых стоит беспокоиться).

Лидеры Шабаша используют стаи во время военных действий, для нападений на старейшин Камарильи и поддержания влияния и власти Шабаша в контролируемых им городах. Последнее, возможно, является важнейшим - среди прочего стаям приходится предотвращать применение вампирами Камарильи тактики Шабаша против самого же Шабаша. Хотя большинство камарильских вампиров испытывает отвращение к раскрытию перед смертными (что делает Шабаш в ходе крестовых походов), внедрение «кротов» в город перед нападением их моральным принципам не противоречит. И представляющие «городскую общественность» стаи почти наверняка войдут в контакт с новоприбывшим вампиром. А обмануть одновременно всех членов стаи гораздо сложнее, чем навешать лапши на уши отдельному вампиру. Кроме того, стаям не придется тратить время на объединение, подобно боевым котериям Камарильи или Анархов, когда противники секты переходят в открытое наступление – что само по себе является значительным преимуществом.

Вышесказанное не значит, что все дела вампиров Шабаша относятся к стаям и решаются в стаях – только большинство дел. У каинитов могут быть сугубо личные цели, они могут создавать независимые и не связанные со стаей контакт, никто не мешает им иметь дела лишь с теми, кто им нравится и вообще вести нормальную частную нежизнь. Это часть свободы, присущей Шабашау. Роль личности, однако, является столь же важной для секты, как и роль стаи - пока дела этой личности касаются Шабаша.

Каиниты Ex Terram

Рекруты поднялись с сырой земли и стали отряхивать от неё одежду. Пока их пленители уносили лопаты, жертвы тревожно .переминались с ноги на ногу. Тишина лишала силы духа; казалось, разрытые могилы взывали к ним. Рекруты съежились в присутствии своих скалящихся тюремщиков. Всё, начиная от клёпаной кожи до робы и одеяний священника, показывало жуткий стиль компании.

Тот, кто, вероятно, являлся «главным» священником, начал обходить их под горячую барабанную дробь в ритме бьющегося сердца. Разливая красную жидкость из пузырька, он произносил нараспев:

«Пока я иду, мы приходим в место и время между мирами; в место без места, во время без времени; я – воскрешение и свет, и тот, кто испьет меня, обретёт новую жизнь, с Рафаэлем предо мною, Габриэлем – позади, Михаилом справа и Ауриэлем слева, здесь в этом кругу огня».

Огонь быстро двинулся по кругу, образовывая кольцо и взвеваясь языкам пламени.

Барабан смолкал каждый раз, когда вампир становился перед своим пленником. Священник проревел: «Если вы желаете последовать за мной, вы должны оставить всё. Только тогда вы сможете испить эликсир жизни. А сейчас закройте глаза, ибо только во тьме вы сможете узреть истинный свет».

Когда каждый кандидат закрывал глаза, вампир осушал его. Священник ходил между неподвижных тел, и церемонно вопрошал: «Тело Христа, Кровь Шабаша?».

«Аминь», - отвечал, каждый будущий Сир, беря кубок и помечая перевёрнутым анкхом голову мёртвого рекрута, произнося: «Во славу Троицы, Отца Неумирающих, Матери Нерождённых. Слава исходит из радости к краю земли».

После того, как все рекруты получили метку Каина, а вампиры дали им Становление, стойкий запах Витэ наполнил воздух. Прежде чем кандидаты могли обрести новое бессмертное сознание, священник произнёс: «Прах к праху, пыль к пыли!». Вампиры беспощадно ударили своих потомков лопатами и бросили жертвы в вырытые могилы. Воя, они их зарыли мокрой землей и накрыли деревом.

Священник шёл вокруг могил, поливая их жидкостью для розжига. Его одеяния трепетали на ветру. «Огонь очистит всё», - проговорил он, когда на земле вспыхнуло пламя - «Мы радуемся во власти пламени; мы танцуем в свете его мудрости и силы; мы восстаём в милосердном пламени; огонь хранит возрождение в своём пламени».

Бой барабана стал еще громче и быстрее, когда священник прыгнул через огонь. Вампиры танцевали вокруг огня, пока священник проводил Братание. Каждый участник пил, а затем прыгал через пламя.

Действо продолжалось, и священник провозгласил:

«Как феникс мы все восстанем; как воскресший Христос, мы все станем богами. Идите же и возлюбите, и служите Шабашу».

Когда пламя потухло, вампиры исчезли. Остался только барабанщик, уменьшающий его ритм до ритма сердцебиения, жара Шабаша. И пусть этому городу поможет Бог, когда из своих временных могил восстанут слушатели барабанщика.

Убежища: приходы и оазисы

В отличие от многих вампиров, которые изолируют себя в частных и тайных убежищах, в которых они могут быть в безопасности от взглядов посторонних, члены Шабаша зачастую используют совместно коллективные убежища, в которых проживает вся стая целиком. Хотя вся стая возможно и не всегда находится в каком-то особенном убежище в какой-то момент времени, вернее всего можно найти с полдюжины членов Шабаша проживающих в одном постоянном месте жительства. В общем, у каждого убежища есть своя собственная уникальная стая, соответственно, оно становится место жительства прихожан священника стаи, тем самым убежище становится «приходом» стаи.

Члены шабаша не притязательны в отношении выбора прихода: утилитарность выступает основным показателем для подавляющего большинства стай Шабаша. Пока отступники Тореодор имеют достаточно место для своего «искусства» и при этом не мешают тайному приготовлению метамфетаминов и последующей подготовки их для «распределения» Пандеров, убежищем может быть все что угодно – заброшенный дом, отель, кондоминиум, склеп, товарный склад или деловой центр. Некоторые вампиры Шабаша навязывают стае свои персональные вкусы в момент выбора, но даже Цимисхи или изысканный Ласомбра может оставаться в захудалом многоквартирном доме, если он будет являться наиболее выгодной территорией для его стаи.

 Конечно, из-за того, что Шабаш фанатично боится воздействия со стороны Древних и Камарильи, большинство постоянных убежищ имеют впечатляющие ловушки и пути отступления. Только в самых скромных убежищах нет оружейной комнаты и помещения для проведения ритуалов. Большинство зданий убежищ реконструированы, чтобы иметь какой-то запасной выход (так как враги и конкуренты в нутрии Шабаша так любят поджигать убежища стай) и могут иметь дополнительные системы безопасности, если стая может себе их позволить или сможет достать необходимые материалы. В убежищах повсеместно большое количество замков и тревожных систем, вокруг важных зон убежищ для предотвращения вторжения врагов располагается множество ловушек типа спортивных арбалетов и взрывчатых устройств.

Пилигримы, кочевые стаи, которые странствуют от города к городу без постоянных убежищ, часто пользуются «оазисами» или полупостоянными тайниками снаряжения и имущества. Как правило, стаи пилигримов не берут с собой снаряжение и деньги когда они в избытке, оставляя их в заброшенных лачугах, пещерах или даже в сгоревших остовах машин на проселочных дорогах и в лесах. Специальные символы помечают такие тайники, для того чтобы другие члены Шабаша могли обнаружить их и найти дорогу к основной стае из близлежащего города. Распространяя эту информацию, таким образом, кочевые стаи, размещая и используя их, передают свежую информацию об оседлых стаях, так чтобы другие пилигримы знали, куда они могут обратиться за снабжением, пока они «в дороге». Однако, в последнее время распространились слухи, что Люпины научили духов находить оазисы; не одна кочевая стая встретила свой кровавый конец в засаде устроенной оборотнями рядом с тем местом которое они считали безопасным.

Ритуалы

Шабаш практикует многочисленные обряды и церемонии, предназначающиеся для укрепления лояльности внутри секты, а так же для объедения разобщенных вампиров перед лицом их противников. Эти обряды, известные как ритуалы, вырабатывают связи, которым ни одно из других сообществ свободных Каинитов даже и не может надеяться подражать.

Члены секты придерживаются в точности комплекс «высших обрядов» известных как «высокие ритуалы» и также большого количества «низших обрядов» известных как «низкие ритуалы» которые изменяются от стаи к стаи и от города к городу.

Секты соблюдают эти ритуалы часто, как правило, на эсбаты (esbats) и в другие важные моменты (например, определенные недели или ночи года, всякий раз, когда встречаются определенные стаи и др.). Ритуаля являются жизненно важной частью жизни любой стаи Шабаша и они подробно рассмотрены в Главе 5.

Прячась от стада

Ваше Превосходительство.

Вопрос, касающийся его Высокопреосвященства Гальяна, епископа Атлантик-Сити, был решен.

В ходе этих действий было выяснено, что епископ Гальяно несет ответственность за поддержку многочисленных преступлений против Меча Каина или же был хорошо осведомлен о них. Кроме того было выявлено:

  • чрезмерное обмирщение при исполнении высоких ритуалов, особенно Кровавого пира.
  • содержание свиты численностью не менее 15 гулей.
  • сомнение в Великом Джихаде.
  • потакание своим желанием во время кормление, которое подвергало опасности длительность существования Шабаша в Атлантик-Сити.

Прискорбно, что епископ Гальяно отказался от искупительного «ритуала покаяния», утверждая, что его права как епископа отменяют «прихоти склонной ошибаться Черной руки». Я полагаю, что моя борьба с угрозой, которую нес епископ Гальено, встретит ваше одобрение.

- Шана Виндзор из Черной руки, в письме архиепископу Сикатрис.

Развлечения и игры

Вампиры Шабаша живут напряженной нежизнью, поклявшись соблюдать обет вечной праведной борьбы с Камарильей и Патриархами по средством Великого Джихада. Однако, не каждая ночь представляет собой охоту на старейшину или осада города, и поэтому члены Шабаша приняли на вооружение многочисленные кровавые «спортивные состязания», с помощь которых можно скоротать ночь, когда у них нет каких-либо активных обязанностей перед сектой.

В целом старейшины Шабаша смотрят на эти «игры» снисходительно, считая их вульгарными и бессмысленными. Однако, старейшины признают, что эти развлечения и игры держат рядовых членов Шабаша в прекрасной боевой готовности. В самом деле, когда старейшины думают, что секта в целом не наблюдает за ними, они также могут принять участие в некоторых их них.

Гонки

– игра, во время которой члены секты угоняют любые автомобили, какие могут найти (полицейские машины, машины доставки, частный автотранспорт) и устраивают на них гонки по улицам и шоссе. Неизменно, такие гонки влекут за собой несчастные случаи, катастрофы, полицейские погони и любые другие происшествия которые предоставляют Каинитам возможность убить смертных, а иногда и выпить их кровь.

Преступление на ходу

– вампиры в соответствии с названием игры буквально стреляют из движущейся машины по другим вампирам (в основном по членам Камарильи, но иногда по членам Шабаша из конкурирующих стай). Во время этой игры они редко убивают других вампиров, но смертные часто становятся свидетелями – и это самое большое развлечение, видеть их реакцию на то, как люди, которых они считали убитыми встают и начинают медленно регенерироваться. Эта игра являются одной из ключевых тактик по нарушению Маскарада, которую используют члены Шабаша во время осад городов.

Футбол

– или как правильно будет сказать «футбол с членами Шабаша», обычно бывает намного более грубым. Как правило, стая просто идет в парк или другое место отдыха и предлагает группе смертных сыграть в футбол. Конечно, обезумевшие от крови вампиры в сочетании с Быстротой и Могуществом – далеко не лучшие противники, а кроме того члены Шабаша редко играю честно, и поэтому обычно результатом такой игры становятся сломанные ноги и шеи у смертных, которые так же вернее всего встретят свою смерть, когда вампиры иссушат их после игры.

«Откупись, а то заколдую!»

– это не обязательно должен быть Хэллуин, что играть в эту игру. «Откупись, а то заколдую!» обычно принимает насильственный характер, так как обитатели дома, которого посещают члены Шабаша, редко имею «угощение» в середине лета. Вместо этого вампиры могут сами взять «угощение» (убить жителей или выпить их кровь), так же они могут прибегнуть к такой «шутке» как забить досками вход в дом и поджечь его вместе с жильцами.

Смертные – гладиаторы

– это поистине кровавый спорт, эта игра включает в себя захват двух или больше смертных стимулирование их «спидами» или фенилциклидином и стравливание их между собой. Участникам объясняется, что оставшемуся в живых будет сохранена жизнь (это может быть как правдой, так и нет). А что бы сделать игру более интересной для членов Шабаша противникам раздается импровизированное оружие, например, цепи, разбитые бутылки, сломанные черенки метел и другие орудия, использование которых для убийства потребует много времени, но, тем не менее, причиняют адскую боль. Некоторые члены Шабаш воздерживаются от этой игры, так как это скорее зрелищный вид спорта, нежели реальное действие вампиров.

Это только несколько из забав, в которых участвуют вампиры Шабаша. Некоторые стаи предпочитают игры собственного изобретения, а для стаи Шабаша считается самым шикарным, чтобы в игру, которую они придумали играли другие.

Правосудие секты.

Шабаш не терпит предательства. Так же как и любая армия, Шабаш защищает свои тайны при помощи безжалостного кодекса правосудия. Финальное правосудие находится в руках потерпевших – большинство стай приводят в исполнение свои собственные приговоры – однако, действительно тяжкие преступления против секты караются епископами и архиепископами.

Преступление Наказание
Предательство секты Пытки и расчленение, метод на усмотрение судьи. Но не стоит надеяться, что это будет легкой и быстрой смертью.
Убийство Собрата по Шабашу Диаблери от рук стаи убитого (или выбранной старейшинами, при условии, что убит был старейшина)
Обман лидеров Шабаша Сожжение или обдирание до кости
Открытие секрета Шабаша постороннему Смерть от огня или Дикая Охота
Отказ откликнуться на призыв лидера Клеймение или увечье (чаще всего отрубают руку)
Нападение на вампира высшего положения в иерархии Шабаша Ослепление, увечье (чаще всего ломают ребра)
Связи с вампирами из Камарильи
Первое обвинение: занесение в списки
Второе обвинение: порка
Третье обвинение: смерть или торпор на неограниченное время (кол в сердце)
Провал важного задания Какое-нибудь унижающее наказание (отрезание носа, выжигание буквы F на лбу, выбивание зубов и т.д.)
Трусость Кровавое Пиршество для собратьев по стае, хотя обычно вампиру оставляется его нежизь и возможность искупить свой грех.

Словарь Шабаша

Вампиры Шабаша развили свой собственный специализированных говор, большая часть которого посвящена священной войне против Патриархов и сопутствующим ритуалам и практикам. Особо старые вампиры Шабаша даже помнят термины и фразы, которые уже давно стали частью ночей забытой истории. Хотя многие из этих терминов находятся в общем пользовании среди вампиров Шабаша, некоторые из них принимают различные значения в разговоре, учитывая отсутствие формальной структуры между членами секты. Вампирам, которые будут "строить из себя эксперта", рекомендуется внимательно думать, что они говорят и что это значит.

Аббат: вампир или гуль, ответственность за поддержание общего убежище стаи Шабаша.

Отступники – вампиры, которые отвернулись от своих "родительских" кланов, и теперь поддерживают политику Шабаша. Заметным исключением из этого правила являются отступники Ласомбра, которые отказались от Шабаша в пользу не-жизни среди независимых или в Камарильи. Отступники, как правило, крайне невысокого мнения о своих родительских кланах, что особенно верно в случае с Ласомбра.

Архиепископ: вампир, который выступает в качестве лидера города под влиянием Шабаша. Не каждый город, удерживаемый Шабашом, имеет архиепископа; в некоторых правят советы епископов.

Высокие Ритуалы: набор из 13 ритуалов, практикуемых всеми вампирами Шабаша, поддерживаемых в манере, сходной с библейскими Десятью заповедями.

Епископ: вампир, который служит или советует архиепископу, или вампир, который сохраняет влияние Шабаша в городе с помощью других вампиров равного статуса (сведущие могут сравнить епископов с примогенами Камарильи).

Черная рука: тайная полиция Шабаша. Некоторые источники ссылаются на другую организацию с тем же названием. "Истинный" смысл этого термина, если он есть – вопрос неясный даже среди тех, кто утверждает, что является её членами.

Кровавый пир: жертвы или группы жертв, связанных и повешенных за ноги. Говорят, что жертвы служат пищей для Шабашитов.

Храбрец: вампир, участвующий в Военном Празднестве.

Каинит: вампир. Вампиры Шабаша используют этот термин вместо «Сородича». Вампиры Шабаша принимают и гордятся своим происхождением от Каина, в то время как Камарильи заявляет, что он - миф.

Кардинал: вампир Шабаша, курирующий стартегические дела на крупной территории. Каждый кардинал следит за группой архиепископов, управляющих делами на уровне города.

Вождь: лидер Военного Празднества.

Миланский Кодекс: документ, на который часто ссылаются, но редко доступный для обозрения, разработанный в качестве кодекса поведения для вампиров Шабаша. Некоторые Шабашиты издеваться над ним, утверждая, что кодификации поведения секты противоречит всем устоям Шабаша.

Колонна: долговременная стая членов Черной руки, как правило, кочевая.

Общее убежище: одно убежище для всей стаи.

Конклав: группа советников регента, состоящая из самых значительных прискусов и кардиналов.

Соглашение Шипов: договор, который якобы закончил Восстание Мятежников и привел к формированию Шабаша.

Ковен: стая Шабаша, создавшая постоянное убежище в городе. Используется для различия между «оседлыми» стаями и кочевыми. Большинство «гостеприимству» для бесконечного потока кочевых стай.

Ритуал Создания: особый ритуал клеймления вампиров Шабаша как истинного члена секты. Отличается от Становления тем, что любой может получить Становление, но пока он не пройдет Ритуал Создания, он не считается членом Шабаша (и, следовательно, не считается вампиром).

Дочери и сыновья (Каина): Все вампиры. Синонимом является «братья и сестры".

Дуктус: лидер стаи Шабаша. Этот титул является весьма субъективным, иногда удерживаемый самым подлым бандитом стаи, приобретшим его на основе подлинных заслуг или ритуального боя ранее. Дуктус решает логистические дела стаи, хотя мудрый дуктус прислушивается к своим братьям по стае.

Эсбат: еженедельные совещания, проводимое стаей, кочевой или оседлой. На Эсбатах обсуждаются события, влияющие на стаю, а также высокие и низкие ритуалы.

Festivo dello Estinto: «Карнавал Мертвеца», грандиозный праздник, проводимый в ходе второй недели апреля в городах Шабаша. Все ковены посещают фестиваль, как и все кочевые стаи, которые могут сделать это.

Огненная Пляска: ритуал и грубое празднование, в котором вампиры Шабаша доказывают свою преданность и храбрость, прыгая через бушующее пламя. Многие войны Шабаша и другие события начинают с Огненной Пляски.

Оседлая стая: ковен; стая вампиров Шабаша, живущих в постоянном убежище в городе.

Великий Джихад: война за господство в Новом Свете, началась в 17 веке и, возможно, бушующая до современных ночи.

Рука: Черная рука.

Охотник за головами: вампир Шабаша, собирающий черепа своих врагов в качестве трофеев. Некоторые охотники за головами собирать только черепа вампиров, в то время как другие собирают черепа люпинов, смертных или «охотников на ведьм». Эти трофеи уважаются в Шабаше, в зависимости от степени сложности, связанной с их добычей.

Всадник: кочующий вампир из Шабаша, как полагается, название вдохновлено Четырьмя Всадниками Апокалипсиса.

Хулул: номинальный глава отступников Ассамитов, который, по слухам, ритуально уничтожается каждые 100 лет.

Низкие Ритуалы: ритуалы, практикуемые отдельными стаями Шабаша, чтобы укрепить единство и верность Шабашу. Эти ритуалы меняться от стаи к стае, и они считаются менее важными, чем высокие ритуалы, потому что они не столь универсальны. У некоторых стай Шабаша вовсе не наблюдается низких ритуалов.

Джихад: вечный конфликт с другими вампирами. Вампиры Шабаша используют этот термин свободней, чем другие вампиры, потому что почти вся борьба - священная война с точки зрения Шабашита. По его мнению, Шабашит принимает участие в Джихаде в любом противостоянии.

Сородичи: вампир не из Шабаша. Большинство Шабашитов используют этот термин насмешливо, подразумевая вампиров Камарильи, выставляя их неполноценными и смеясь над их «большой, счастливой семьей» вампиров, прячущейся от человечества. Многие Шабашита также применяется термин «сородичи» саркастически для вампиров независимых кланов, которых они воспринимают как слишком эгоистичными или глупыми, чтобы восстать против Патриархов.

Лоялисты: вампиры Шабаша, который отказывается признать лидеров в секте из-за лояльности к своей первоначальной цели. Лоялистов считают, что быть истинно лояльным Шабашу, они должны иметь полную свободу. Лоялистов, как правило, рассматривают в качестве агитаторов и диссидентов, и они взирают настороженно на своих братьев по стае и старейшин. Многое из страшной репутации Шабаша в среде других вампиров может быть связано с действиями особенно горячих лоялистов.

Мономахия: ритуальный поединок между вампирами Шабаша, состоявшейся в рамках официальных правил. Этот поединок является традиционным средством урегулирования споров, и это часто приводит к окончательной смерти одного из участников.

Кочевые стаи: стаи, постоянно путешествующие в качестве своих обязанностей в Шабаше. Кочевые стаи не содержат постоянных убежищ, но они иногда держать скрытые норы и аварийные убежища на территории всего региона их путешествия. Кочевые стаи могут также останавливаться в городах на неопределенный период времени, но они в конечном итоге вернуться в путь.

Кочевники: Члены кочевых стай.

Стая: группа Шабаша, привязанная Братанием друг к другу. Шабашит может принадлежать только одной стае одновременно - как правило, той, что провела над ним Ритуал Создания - хотя, возможно, он может оказаться связанным узами крови с другими стаями своего прошлого.

Паладин: Шабашит, который служит еще одним важным вампиром секты в качестве убийцы или телохранителя. Также известные, как тамплиеры, паладинов опасаются за их боевое мастерство. Паладинам запрещено членство в Черной Руки.

Великий Бал: великий и ужасный фестиваль, проводимый в канун Дня Всех Святых, когда все вампиры Шабаша в городе собираются вместе, чтобы праздновать и воздавать почести секту. Он часто принимает форму бала-маскарада, и люди иногда приглашаются в качестве гостей - или прохладительных напитков.

Пути Просветления: система верований, которой следуют чуждый Человечности члены Шабаша. Пути Просветления являются моральными кодексами, служащими для укрепления Шабашита против хищного Зверя, хотя некоторые из путей призывают «оседлать» Зверя, а не управлять им. Наиболее распространенными путями, практикуемыми Шабашом, являются путь Каина, путь Катары, путь Смерти и Души, путь Дикие Сердца, путь Соглашения Чести, путь Лилит и путь Власти и Внутреннего Голоса. Некоторые Шабашиту встают на путь Откровенного Зла, хотя на них охотится Инквизиция Шабаша как на еретиков и предателей Секты.

Священник: ритуальный лидер стаи Шабаша. Духовный лидер стаи, священник (теоретически) ниже дуктуса в «ранге», хотя это не относится к каждой стае.

Приор: Аббат (см.).

Прискус: вампир Шабаша, часто весьма старый или низкого поколения, консультирующий регента и кардиналов. Множественно число - прискусы.

Рекрут: вампир, получивший Становление против своей воли, как правило, в интересах обеспечения пушечным мясом для завоеваний секты.

Регент: «лидер» Шабаша, пока секта признает его. Только один регент существует в одно и тоже время.

Шабаш: 1. Секта вампиров, которая выступает против Камарильи и махинаций Патриархов.

2. Вампир, принадлежащий секте. (Шабашит в русском переводе – прим. Переводчика). Использование: Жасмин шабашитка насквозь, детка.

3. Группа вампиров, принадлежащая к секте. Использование: Да, это Шабаша там задали нам однажды, и я думаю, дерьмо повторится.

Истинный Шабашит: Шабашит, доказавший свою верность секте и прошедший Ритуал Создания.

Братание: смешение крови всех вампиров стаи, которая затем освящается священником стаи и испивается всеми членами стаи.

Винкулум: «кровавые связи», создающая искусственную преданность к другим членам стаи, как слабая узы крови. Винкулум- результат участие в Братании.

Грубое арго

Шабаш является жестокой, агрессивной, энергичной сектой и язык молодых отражает, насколько. Ниже приведены некоторые из (наиболее печатных) терминов, применяемых членами Шабаша. Многие из этих терминов ведут свои корни от современного сленга, с добавлением значение для вампиров, а некоторые даже выходят за границы секты, и могут быть использовано в любом месте.

Летучая мышь: старейшина Шабаша, который часто имеет мало общего с младшими членами секты.

Сука: испытуемый член стаи или шабашит меньшего статуса, чем говорящий.

Чувиха: Женщина-вампир Шабаша.

Костелло: пренебрежительный термин для Камарильи. (Он, как подозревается, возник после неправильного произношения «Шабаш»).

Подсчет подвигов: сбор голов убитых врагов в качестве трофеев (см. Охотник за головами). Эта практика иногда называют «скальпами».

Кроули: уничижительные или пренебрежительным термином для последователей пути Откровенного Зла (вероятно, отсылка к Алистеру Кроули, английскому оккультисту – прим. переводчика), или вампиры, устраивающие демонстративные зрелища зла ради самого зла. Эти люди также известны как Оззи или Мэнсоны в некоторых стаях.

Сделать: убить. Использование: Да, мы сделали копа, но только после того, как поймали его шныряющим возле убежища епископа.

Пёс: Люпин. В определенных кругах, пёс также означает инфекционных переносчиков заболеваний через кровь (сокращение от чумных псов).

Извращенец: вампир, который, как правило, из-за привычки, извращенности или психоза совершает сексуальные действия, независимо от его импотенции. Также известно множество других очаровательных эпитетов, в том числе член, дрочер, молоток и т. д., как правило, уникальные, с учетом специфики вампира в данном вопросе.

Головная боль: случайное убийство во время кормления. Использование: Дэнни обеспечил тощей девчушке головную боль.

Индеец или индейские: член кочевых стай.

Сок: кровь.

Бочонок: «участник» Кровавого Пира. В некоторых стаях эти люди называются пинтами или «длинношеями» (750 мл бутылка пива в Южной Австралии – прим. переводчика).

Сутенер: вампир, собирающий «пороки» для братьев по стае. Сутенер может закупать наркотики, алкоголь, проституток, детей или любое другое для друзей-вампиров (или смертных).

Свисток: исключительный неудачник или объект насмешек. Использование: Эту разведку вы провели как свистки, ребята.

Поэт: член готической субкультуры, особенно тот, кто «одевается, как вампир». Также известны как Шелли или Байроны.

«Лопатоголовый»: вампир Шабаша, созданный во время осады или другого события, требующего «быстрого и грязного» массового Становления. Также известны как Вбитые или Кланки (видимо, из-за звука удары лопатой по голове), которые иногда используется в качестве глагола.

Язык: пропагандист или проповедник Шабаша, часто распространенные среди Анархов городов Камарильи.

В: вампир.

Вато: мужчина-вампир из Шабаша.

Ведьма (ведьмак – мужской вариант – прим. переводчика): непочтительный термин для священника стаи, лучше всего использовать вне пределов его слышимости.

Старая форма

Несмотря на войну со старейшинами, в Шабаше все же состоит несколько очень старых вампиров. Они ещё помнят о ночах, в которых родился Шабаш, и с собой они принесли и адоптировали термины не менее старые, чем эти вампиры. Остерегайтесь вампира, говорящего на языке старейшин Шабаша, ибо он, безусловно, опасен и помешан вне всякого понимания.

Ангелы-мучители: «черные ангелы» клана Ласомбра, зачастую молодые вампиры, которые воплощают стереотипные и мелкие пороки современных ночей в крикливой попытке стать монстрами.

Камут: кочевые стаи Шабаша, сформированные для конкретных целей, таких как охота на люпинов, разведка в городах Камарильи или разоблачение еретиков.

Лашёр: молодые Шабашиты, в особенности - наглые. Может использоваться для обозначения любого молодого вампира в некоторых случаях.

Manus Nigrum: таинственная фракция Шабаша или полностью независимая секта, о которой известно очень мало. Молодые вампиры относятся к этой группе как к Черной Руке, по-видимому, ошибочно.

Ревенанты: люди, родившиеся гулями. Ревенанты рождаются в семьях гулей, существовавших так долго с кровью своих не-мертвых хозяев в жилах, что она течет в каждом из их потомков. Вампиры клана Цимисхи чаще всего содержат такие семьи, и они часто находятся под подозрением тех, кто знает о их природе.

Шакари: старейшины среди Ассамитов отступников.

Меч Каина: Шабаш.

Воевода: лидер клана Цимисхи. Некоторые вампиры предполагают, что не существует единого воеводы, и этот титул имеет неясное значение для всех, кроме самих Извергов.


1 — Само название "Шабаш" может быть использовано для обозначения почти любого вида собраний, хотя нужно постоянно помнить, что Шабаш может быть как простым сборищем народу, секретным собранием дюжины негодяев служащих злу, так и большой скрытной организацией, которую контролируют злые умы, демоны в человеческом обличии, богохульники, бунтари, являющие собой истинное лицо ада на земле. – Монтегю Саммерс, История колдовства [Наверх]

2 — Университет Третьего Круга Золотого Змея [Наверх]