Глава 2: После такого знания

Стиснуты что тут за корни, что тут за стебли
Взрастают из битого камня? Сын человеческий,
Не изречешь, не представишь, ибо ты внемлешь лишь
Груде обломков былых изваяний, где солнце отвесно,
Где не дает мертвое дерево тени, сверчок утешенья…

- Т.С. Элиот, «Бесплодная земля»

Прочие вампиры считают, что понимают суть Последователей Сета. Сутенёры и барыги – мрази, которые потакают самым низким, самым гадостным сторонам человеческой и вампирской натуры. А ещё у них этот змеиный культ. Сиры предостерегают своих отпрысков, чтобы те держались подальше от Сеттитов и их мерзких искушений.

И всё равно… Вампиры продолжают идти к Последователям Сета, несмотря на все предостережения. Если остальные вампиры так хорошо понимают Змей, то как у тех вообще получается заманить и «совратить» хоть кого-нибудь? «Посмотрим: вы барыжите всеми существующими в мире пороками, поклоняетесь Египетскому Богу Зла и говорите, что хотите стать моим лучшим другом? Ага, щас. Иди, ищи другого идиота».

Сеттиты, однако, это не Клан Совращения. Они - Клан Змея. Они застолбили за собой древний, практически повсеместный символ мудрости и силы – силы иногда благой, иногда опасной. Подобно змею из райского сада, Последователи Сета ведут прочих Каинитов и их стадо к ужасному, запретному знанию.

«Запретное знание». Эта фраза в 21 веке звучит нелепо. Наука пронзает своим взглядом глубочайшие бездны пространства и времени, раскрывает секреты атомов и переписывает код жизни. Какое знание может считаться «запретным» для тех, кто не относится к числу поехавших крышей религиозных фанатиков?

Знание о мире достаточно безопасно. Плоды такого знания могут лишь убить тебя (и только…), бояться особо нечего. Другое дело знание о душе. Узнай, какие потаённые желания и извращения кроются за человеческим лицом – особенно твоим собственным – вот то знание, перед которым разум пасует.

Да, некоторые Последователи Сета подсаживают народ на наркотики, ставят шлюх на панель и шантажируют своих клиентов. Всем надо на что-то жить. Однако преступления и пороки служат всего лишь заманчивой приманкой, которой Змеи подманивают своих покупателей к своему настоящему товару – знанию о добре и зле.

В особенности о зле.

Приди в змеиное гнездо. Протолкнись через подростков со стеклянным взглядом и исколотыми руками, через мужчин и женщин, рвущихся продать тебе свои услуги, через бизнесменов и политиков, отчаянно жаждущих преимуществ в деловой гонке. Войди в храм Тёмного бога, где тусклый свет факелов отражается от золота и полированного оникса. Отбрось страх.

Здесь тебе ничего не угрожает… кроме того, что ты принёс с собой.

Клан Веры

У Последователей Сета есть одна отличительная черта, которая больше всего остального отделяет их от прочих вампирских семейств и родов. Они считают себя детьми бога – не какого-то там Патриарха, а бога. Поклонение своему родоначальнику делает их в равной степени как кланом, так и культом.

Не все Сеттиты занимают одинаковую позицию в отношении своего божественного предка – точно так же, как смертные католики, христиане, иудеи, буддисты и неоязычники занимают разные позиции по отношению к своей религии. Какие-то Змеи выстраивают всю свою не-жизнь вокруг веры, фанатично стараясь следовать заветам Сета и приобщать других к своим убеждениям. Другие относятся к этому более легкомысленно (и прагматично). Да, они время от времени молятся Тёмному богу и по выходным ходят в храмы, но их ночи полны приземлённых забот. А некоторые, подобно отрёкшимся евреям, считают ярлык «Последователь Сета» нелепым (и позорным) пережитком вампирического наследия. В самых крайних случаях, некоторые Змеи восстают против своего клана и своей веры. Как и в случае воинствующих атеистов, их непрекращающийся бунт прекрасно показывает, какую власть до сих пор имеет над ними их вера.

Как у любой крупной конфессии, у Последователей Сета имеется множество подкультов и ответвлений… и даже несколько ересей. Наиболее радикальная из них, Змеи Света, отбросила поклонение Сету и вступила в союз с Шабашем. Кроме того, основная часть клана осуждает меньшинство, обратившееся к поклонению демонам. Другие подкульты мирно сосуществуют друг с другом, пускай порой и со скрипом. Они делают акцент на определённых аспектах Сета или отождествляют его с богом или богами других культурных традиций.

Эти различия переросли бы в полноценные священные войны, если бы не постоянное давление, которое оказывают на Последователей Сета другие вампиры и прочие религии. Вера Сеттитов прямо противоречит всей авраамической традиции: иудаизму, христианству и исламу. Даже среди вампиров, которые считают себя проклятыми, воззрения Сеттитов вызывают страх и ненависть. Ни с какой, даже с самой большой натяжкой нельзя назвать Змеев дисциплинированным коллективным разумом – но большинство Сеттитов понимают, что не могут позволить себе воевать со своими же.

Основные принципы

У каждой религиозной практики есть три важных аспекта: Доктрина, Ритуал и Опыт. Доктрина состоит из того, что в религии говорится о дольних и горних мирах, человеческом месте в них, об общественном порядке, этике и прочем. Молящиеся исполняют ритуалы, чтобы причаститься к божественному и утвердить свою связь с общиной. Но какой же смысл в верованиях и обрядах, если молящийся не может испытать единение с чем-то высшим – чем-то божественным?

Большинство сеттитских культов ставят опыт превыше доктрины. Становление – крушение, трансформация души и тела, оно определяет саму их суть как сынов божьих. Сеттиты ищут прочие возможности пережить такой же интенсивный и ужасающий опыт и жаждут нести это озарение другим людям.

Вера Сеттитов также требует соблюдения ритуалов. Благочестивый Последователь Сета выказывает свою покорность Тёмному богу через молитвы, псалмы и жертвоприношения. Он каждую ночь тратит несколько минут в молитвах перед образом Сета, предлагая своему богу пиво с несколькими каплями своего вите. В отличие от скромных ежедневных обрядов, важные праздники ознаменовываются церемониями, которые длятся всю ночь.

Доктрина играет не такую важную роль в религии Сеттитов. Это может показаться странным, ведь у Сеттитов обширный канон святых писаний: хроники клановой истории, религиозные трактаты, литургии, гримуары, метафизические теории и даже Слово Божье, предположительно написанное самим Сетом. При всём этом отношение Сеттитов к своим святым книгам сильно отличается от оного у христиан, иудеев или мусульман. Каждое писание или послание (даже самого Сета) всего лишь описывает толкование одним конкретным Сеттитом его собственного мистического опыта. И хотя Сеттиты придают большое значение процессу записывания, они всё же считают, что слова не могут ухватить истинную суть спиритуалистической истины. Нельзя найти бога в простом наборе догм и заповедей. Его надо почувствовать, ощутить его, быть им.

Из-за такого упора на личное переживание сеттитские культы редко страдают от тлетворных богословских распрей. Спасение Сеттитов кроется не в мелочах доктрины. Тёмный бог не требует от своих последователей пройти какое-то писаное испытание. Испытания Сета куда более… нутряные.

Доктрина

Последователи Сета согласны в некоторых фундаментальных догматах. Они дозволяют варьировать детали: общие же черты остаются неизменны почти во всех сектах. Эти воззрения определяют правоверие Сеттитов.

Мир

Теологи Сеттитов начинают с древнеегипетских мифов, но по-иному разворачивают события в них. Согласно теофидической доктрине, мир является пузырём света и жизни посреди бескрайнего моря тьмы, именуемого Нун. Этот «Первозданный океан» включает в себя нереализованный потенциал всего мироздания. Атум-Ра, Творец, спонтанно возник в Нун, когда осознал своё собственное существование. Атум-Ра поднял из вод холм земли, чтобы ему было на чём стоять. Этот холм разросся и стал целым миром. Сеттиты описывают Творца как мелкого и безнравственного бога, простого Демиурга, а не Божество истинно вселенского масштаба.

Современные Сеттиты истолковывают эту историю не буквально. Некоторые считают, что Первозданный Хаос Нун существует в другом измерении. Быть может, говорят они, Нун – это объятый бурей океан, расположенный под царством мёртвых. Более материалистичные Сеттиты предполагают, что Нун - это чёрная пустота космоса, и показывают на огромные тёмные облака пыли и газа, из которых рождаются новые звёзды и миры.

Что бы там ни скрывалось за загадочными символами Нун и Атум-Ра, Сеттиты говорят, что Творец породил меньших божеств – эонов – дабы они помогли ему придать миру форму и править им. Помимо этого, демиург и эоны создали человечество – но создали чересчур хорошо. Возможно, Ра вдохнул в первых людей слишком много своей божественной сущности, когда давал им жизнь и душу. Сеттитские мистики предложат вам на выбор дюжины разнообразных поэтических выдумок на тему Великого Происшествия, давшего людям свободу воли.

В Первую Эпоху мира эоны жили среди людей, по-видимому, вполне себе материальные. Сеттиты не могут прийти к согласию в том, отошли ли боги от людей и стали бесплотными, или же это затуманилось восприятие смертных, не способных более общаться с богами напрямую. Во время этой Эпохи Мифов Сет стал первым вампиром. Многие мифопоэты Сеттитов заявляют, что бегство эонов из материального мира было спровоцировано метаморфозой Тёмного Бога.

Эоны более не вмешиваются напрямую в дела людей. Вместо этого они правят духовно, обманом подчиняя смертных своей воле. Эоны создают религии, правительства, коммерцию, войны – всю культуру и общество – как сеть для поимки человеческих душ. Даже спасение и посмертие, обещанное в других вероисповеданиях, - это хитрые уловки, которыми эоны завлекают души, обращая их в своих рабов. Демиург – завистливый бог. Люди могут стать столь же могущественны, как он сам, а он этого не желает.

Первозданный океан способен дать жизнь новым мирам по указанию могущественного духа. Сеттиты надеются убежать с Земли или свергнуть её божественных хозяев, чтобы каждый Сеттит мог стать Творцом в своём собственном праве, как то было обещано им Сетом в стародавние времена.

Этика

Большинство Сеттитов совмещают своё виденье мира с особыми представлениями о добре и зле. Авраамические религии определяют добро и зло главным образом с точки зрения поступков: благодушие или жестокость, подчинение или неподчинение. Теофидиты чувствуют полное отчуждение от мира, столь болезненного, абсурдного и хаотичного. Почему люди рождаются только для того, чтобы умереть? Почему с хорошими людьми случается плохое? Почему «рациональные» души испытывают столь безумные, пламенеющие срасти? Почему в этом мире ничего не понятно?

Суть сеттитской веры отвечает на эти вопросы, предлагая радикальное разбиение на божественную, вечную душу и на порченые, преходящие мир и тело. Вера гласит, что глубоко внутри душа знает о том, что не принадлежит узилищу плоти. Всё, что отвлекает душу от этого знания и привязывает её к миру, – не что иное, как ловушка; если мир это тюрьма, то Бог здесь - тюремщик. Чтобы добиться освобождения, душе требуется отбросить ложные доктрины, стремления и привычки, которые сковывают и ослепляют её. Подобное самоосмысление не может исходить из какого-то там суждения или веры. Лишь непосредственный опыт исключительного типа – гнозис – может пробить душе путь на свободу. Путь Тифона указует Сеттитам их дорогу.

Вампиры занимают в мире особое место. Они есть плоть мёртвая, но нетленная и одарённая сверхъестественными способностями. Благодаря своей духовной силе, вампиры не подвержены железному закону времени и разложения, который воздействует на остальные материальные вещи. Сеттиты верят, что через гнозис можно достичь истинно божественной власти над миром и освободить себя ото всех физических и духовных оков.

Среди Сеттитов существует различные взгляды на то, как же поступить с миром после того, как они вырвутся из его хватки и в полной мере обретут свою божественность. Некоторые теофидиты хотят покинуть этот мир и изваять новые в бездне Нун. Другие теофидиты надеются встать на место старых богов и править миром собственноручно. Несколько квиетистов твердят, что после обретения гнозиса мир и эоны станут не важны.

Наиболее радикально настроенные Сеттиты, однако, заявляют, что для победы над эонами необходимо уничтожить построенный ими мир. Может, это мгновенно освободит все непосвящённые души, может, уничтожит их, но радикалов это мало волнует. Демиург сделал из мира тюрьму; эти Сеттиты собираются устроить побег из неё, даже если для этого придётся обрушить тюрьму изнутри. Они смотрят на Мир Тьмы и ощущают дуновение бури.

Бури Сета.

Эоны

Большинство Сеттитов зовут эонов именами египетских богов. Возможно, в древние времена они верили, что Ра и Осирис действительно правят космосом в соответствии с мифами. Но в эпоху эллинов Сеттиты заняли более экуменическую позицию. Доктрина Сеттитов гласит, что боги являются поэтическими символами, «масками», которые одновременно скрывают и показывают эонов. Демиург на самом деле это не увенчанный соколиной головой мужчина по имени Ра, равно как и солнце не путешествует по небу в ладье, но эти образы позволяют простым людям приблизиться к тайнам, находящимся за пределами их понимания. Эоны могут использовать множество масок и множество имён. Амон – это Зевс, это Мардук, это Индра, это Чанго, это св. Варвара… и так далее ad infinitum . Эон также способен использовать несколько масок в рамках одной религии. В качестве примера теофидиты любят вспоминать про Отца, Сына и Святого Духа.

Под личиной каждого бога может скрываться далеко не один эон. По сути, каждый бог египтян в тот или иной временной период ассоциировался у них с богом-солнцем Ра. Кроме того, они спокойно совмещали нескольких божеств в составную личность; так, например, Серапис является слиянием Осириса и Аписа. Короче говоря, боги и эоны не обладают собственными отдельными личностями, как то присуще людям.

Змеи могут соединять Сета с другими божествами. Теофидические псалмы зачастую приписывают Сету атрибуты других египетских богов. Он обладает доблестью и величием бога войны Монту или сведущ в магии подобно Тоту; он правит мёртвыми как Сокар или ваяет живых как Хнум. Миссионеры Сеттитов отождествляют Тёмного бога с божествами других пантеонов, если им кажется, что это поможет верующим понять таинства Сета. Культ Тифона-Трисмегиста, например, отождествляет Сета с греческим богом-чудовищем Тифоном и римскими богами Вакхом, Марсом и Плутоном.

Сеттиты, впрочем, способны вовремя остановиться и никогда не станут отождествлять Сета с его величайшими врагами - Ра, Осирисом и Гором. Ра – это маска самого демиурга, который еще называет себя Атум, Хепри, Атон, а также, если это важно, Иегова и Брахма. Осирис – прототип всех умирающих и возрождающихся богов – играет роль более активного соперника, он верховный исполнитель воли демиурга в мире духов. Гор, последний из этой троицы, воплощает мирскую власть королей, президентов и прочих правительств. Некоторые Сеттиты отрицают принадлежность Гора к эонам. Они говорят, что «Мститель» до сих пор топчет землю, бессмертный, но вполне материальный.

И снова о Пути Тифона

Другим вампирам служба Сеттитов своему божественному прародителю кажется невообразимым злом. Сеттиты погрязли в пороке и тащат за собой всех остальных. Простая распущенность не вызвала бы у других вампиров такую ненависть. В конце концов, среднестатистический старейшина Каинитов видит такие жестокости и извращения, какие заставили бы заткнуться самого безумного из римских императоров. Но Сеттитам это сходит с рук. Они упиваются такими злодеяниями, какие вогнали бы в звериное безумие любого другого вампира. Так нечестно!

Подобная ненависть и страх огорчают набожных теофидитов, но они привыкли к этому. Немёртвые и живые так привыкли к пленению своего разума, что боятся свободы. Путь Тифона учит избавлению, а не пороку, но путь к свободе лежит через страх и боль. Разумеется, жречество ложных религий эонов порицает верования Сеттитов как «грешные»: оказавшись лицом к лицу с правдой, лжецы и подлецы всегда прибегают к клевете.

Последователи Сета учат, что их основатель был одним из богов Египта. Сеттиты говорят, что они куда старее еврейских легенд о Каине. Сет стал вампиром через победу над Апофисом и проклятие Ра, но он обратил проклятие не-смерти в божественное благословение, которым поделился с достойными этого смертными. В жизни ли, в смерти ли, боги могут манипулировать смертными и скрывать от них правду. У застрявших меж жизнью и смертью учеников Сета есть целая вечность на поиск просветления и освобождение человечества.

Набожный теофидит стремится выкорчевать даже малейшие следы совести и морали, основанных на обычаях и требованиях социума. Он намеренно ищет предметы и поступки, которые всколыхнули бы его, чтобы лишить их власти над ним. Он смотрит в лицо своим желаниям, чтобы - если потребуется - также лишить их власти, истощая их чрезмерным потаканием. Его цель – не испытывать ненависть ни к чему, кроме эонов, и не желать ничего, кроме собственного освобождения и освобождения всех остальных.

Хотя Последователи Сета ищут способы влияния на людей и учреждения, Путь Тифона учит их, что власть - не самоцель. Скорее, теофидиты хотят вырвать эту власть из рук эонов и смертных (и бессмертных) лохов, попавшихся на удочку богов. Если Сеттит использует чьи-то желания для манипуляции, значит, он приведёт этого человека к свободе… со временем.

Большинство людей не осознают, что их дух скован цепями. Здесь теофидиты тоже прибегают к желаниям смертных. Если человек не способен догадаться, что является рабом общественных норм, то, быть может, он сможет понять, что стал рабом алкоголя или наркотиков. Сеттиты учили бы нежно, если бы могли. Но столь часто люди зажмуривают глаза так, что ничто их не откроет, кроме абсолютного краха их жизни и достоинства. Теофидиты называют этот сокрушительный урок Откровением Пустоты. И вот, кроткая и лишённая земных пут жертва Сеттита может, наконец, посвятить свою жизнь или не-жизнь Сету и начать долгий путь к просветлению.

По крайней мере, так говорят проповедники Пути Тифона. На деле же мало кто из Последователей Сета достигает подобной кристальной чистоты. Нетрудно найти Сеттита, следующего куда более эгоистичным верованиям, скрытыми под налётом теофидической риторики. Подобные Сеттиты обычно идут – не лучшим образом – по Пути Человечности, вместо того, чтобы принять убеждения Пути Тифона.

История

Теофидиты утверждают, что идут по старейшему из Путей Просветления. Последователи несколько раз систематизировали и переписывали Путь, чтобы он соответствовал времени. За тысячелетия появились и исчезли дюжины вариаций основной доктрины. Культы Сеттитов могут включать в себя элементы греческих мистерий, христианского гностицизма, африканских племенных религий, суфийского мистицизма, философии индуизма и вообще любого эзотерического учения, с которым может столкнуться теофидит. Путь Тифона поощряет креативную теологию: если новая интерпретация или практика может привести к правде больше народу, значит - она истинна, или, по меньшей мере, истинна для людей с ограниченным пониманием.

В большинстве признанных писаний Сеттитов используется греческая терминология, поскольку они появились во времена античности. Большая часть этого жаргона встречается и в наиболее известных гностических писаниях, некоторые из которых были составлены Сеттитами.

Современные практики

Некоторые Сородичи представляют себе Последователей Сета этаким гигантским синдикатом искушения, растянувшимся по всему миру. Более ошибочного мнения и не придумаешь. На деле культ Сета состоит из множества сект (больших и малых), исследующих вариации основной доктрины. У них нет установленного канона заповедей и священных текстов. В конечном счёте, каждый теофидит должен сам решить, во что он верит. Однако граница дозволенного кончается на Змеях Света. Это - линия крови антитрибу, вступившая в Шабаш, и все подряд теофидиты считают их предателями, продавшимися эонам. Ещё теофидиты презирают соклановцев, обратившихся к сатанизму, – ничтожнейшему из ложных воззрений.

Последователи Сета служат своему делу многими способами – среди них есть и учёные, и куртизанки. И всё же многие члены клана забывают, в чём смысл погони за пороками, властью и удовольствиями и продажи их другим; а может, нерадивые сиры просто не рассказали своим птенцам об этом. Такие торговцы пороком становятся Сеттитами, которые чаще всего попадаются на глаза остальным Каинитам.


В результате Теофидический Путь разделился на два: знакомый Путь Тифона, который учит последователей упиваться всеобщей порчей, и Путь Сутеха, который наставляет последователей, как пробиться сквозь желание и деградацию. Некоторые культы сначала обучают Пути Тифона, а затем, когда Сеттит становится готов перейти на новый уровень посвящения, рассказывают о Пути Сутеха. Другие культы приправляют сеттитские учения рассказами о просветлении, а затем признают, что единственной целью была и остаётся одна лишь деградация.

К сожалению, ни тифонисты, ни сутехиане не могут доказать, какая доктрина появилась на свет первой. Дипломатичные Сеттиты, когда не желают оскорблять своих соклановцев, называют Путь «Путём Тифона Сета», не уточняя, какую версию Пути они имели в виду. Более того, Пути призывают и сутехиан, и тифонистов совершать или не совершать одни и те же дела, просто причины из совершения будут разниться. Тифонист может переключиться на Путь Сутеха и наоборот за более чем скромную цену – понизив уровень Пути персонажа до 3. Если у персонажа-теофидита уровень Пути 3 или ниже, он может менять Пути по своему желанию. Вот только подобное непостоянство практически гарантирует, что персонаж не продвинется ни на одном из них.

Креативная теология клана порой порождает другие вариации Пути Тифона Сета. Некоторые Сеттиты выбирают военную тропу, откладывая своё собственное просветление для защиты культа от врагов, формируя «воинскую» линию крови. Другие в погоне за просветлением прибегают к гедонизму и изменённому состоянию сознания, называя это Путём Экстаза. В Тёмные Века кое-кто из Сеттитов хотел сделать путь более привлекательным разговорами о «естественной невинности», которую человечество могло бы вновь ощутить, отбрось оно стыд. Эта версия называлась Виа Серпентис, Дорогой Змея, и упирала на смутные связи между египетским мифом и змеем из Райского сада. В нынешние ночи все Сеттиты – и воины, и экстатики, и все прочие – следуют своим убеждениям в рамках либо Человечности, либо одной из разновидностей Пути Тифона Сета. Как правило, теофидиты рассматривают все клановые «недопути» просто как дополнение к посланию Тёмного бога.

Этика Пути Сутеха

  • Собирай информацию – тайную и явную – и изучай, как она соотносится с воскрешением Сета, истинной природой божественности, зарождением мира и его судьбой.
  • Подчиняй Зверя: самодисциплина и хитрость должны усмирять ярость воина.
  • Окунись в то, что ты ненавидишь, боишься или избегаешь, дабы оно не имело власти над тобой.
  • Искушай, запутывай и разрушай других, чтобы они познали свои пределы и решили преодолеть их.
  • Сохраняй завесу тайны, ибо эоны сбили людей с толку, и те боятся собственной свободы.
  • Обретай власть, чтобы способствовать делу клана и обращать пешек эонов против них самих, но не люби власть ради самой власти.
  • Ищи откровений в знании, вере и опыте

Иерархия грехов Пути Сутеха

Значение
Нравственный принцип
Обоснование
10
Потакать своим желаниям, а не чужим Это показывает отсутствие самодисциплины и сострадания. Наслаждайся работой, но помни, что сначала надо спасти остальных
9
Отказаться помочь другому последователю Пути Сет заповедовал своим детям вместе бороться с эонами. Отрицать других ищущих значит отрицать Сета
8
Не суметь уничтожить вампира в Голконде Те, кто достиг Голконды, либо готовы покинуть этот мир и стать независимыми творцами, либо они целиком продались эонам в обмен на послабление проклятия.
7
Не соблюсти религиозный ритуал Сеттитов Это то же самое, что отринуть самого Сета.
6
Не суметь подорвать существующий общественный порядок в пользу Сеттитов Общественный порядок – это уловка эонов. Лишь через Сета люди и Сородичи придут к спасению
5
Не суметь совершить что-либо необходимое для просветления другого человека Если вы оставляете без внимания дело, способное освободить другого, значит, вы сами ещё не до конца свободны
4
Не суметь добыть мистическое знание Тайны просветления и ключи к победе над эонами могут быть спрятаны где угодно
3
Мешать деятельности другого Сеттита Ряды правоверных – не место для мелочных политических игр
2
Не суметь воспользоваться чужой слабостью Это лишит другого человека шанса осознать его нужду в спасительной милости Сета. Как люди смогут учиться, если не будут понимать свои ошибки?
1
Отказаться поспособствовать воскрешению Сета Это значит полностью бросить сира, веру, клан и перейти на службу к эонам

 

Добродетели

Как и все тифонисты, последователи Пути Сутеха придерживаются добродетелей Самоконтроля и Убеждённости.

Храмы и ритуалы

Легкомысленный Сеттит может держать при себе статуэтку бога просто из привычки, как любой не слишком-верующий христианин на Рождество может всё-таки поставить на кофейный столик сценку с яслями. Достаточно набожный Сеттит, однако же, всегда найдёт время почтить своего тёмного прародителя молитвой и скромными подношениями в виде благовоний, крови и пива. Настоящий теофидит никогда не начнёт ночь, не выказав почтение своему богу, который даровал ему бессмертие.

Более сложные церемонии проводятся в совместных храмах. Большинство храмов открывается еженощно хотя бы на некоторое время, чтобы всегда быть к услугам тех верующих, которые чувствуют необходимость почтить Тёмного бога крупным жертвоприношением.

Храмы Сеттитов

Типичное святилище Сета состоит из двух залов, представляющих Верхний и Нижний Египет. Во внешнем зале (Нижнем Египте) молящийся символически очищает себя от связей с мирским обществом. Это действие может быть как простым - вымыть руки, например, - так и весьма хитроумным – раздеться донага и кататься в моче и пепле, оглашая 42 мерзких греха.

Внутренний зал изображает владения Сета в Верхнем Египте. Комната должна быть защищена от внешнего света. В полноценном храме используются двойные двери (как в кинотеатре) или плотные, не пропускающие свет шторы. Прихожанину, однако, требуется хоть немножко света. По традиции используются низкие чадящие факелы, хотя в некоторых храмах отдают предпочтение свечам, помещённым за зелёное или красное стекло, отчего свет становится тусклым и жутким. В 90-ых годах некоторые новые храмы стали помещать крошечные светильники в сводчатые потолки, создавая эффект звёздного неба с Большой Медведицей прямо над статуей Сета. Перед ней ставили гореть жаровню (иногда электрическую).

Многие Сеттиты не могут позволить себе обустроить в своих убежищах молельню из двух комнат. Бедные Сеттиты разделяют комнату пополам занавеской, простынёй или полкой от шкафа. Сеттиты без постоянного убежища могут носить с собой иконку бога в кейсе с тканевой подкладкой, который бы раскладывался в маленькое символичное святилище.

Богослужения Сеттитов

Основная служба Сеттитов занимает как минимум час. Молящиеся собираются во внешнем зале. Предстоятель проводит перед ними небольшую литию и наставляет их очистить свои разумы от всего, кроме Сета. Молящиеся перемещаются во внутренний зал, где их приветствует первосвященник. Какой-нибудь небольшой обряд – окропление пивом, например, или воскурение благовоний на жаровне – скрепляет святость времени и места.

То, что происходит после этого, зависит от природы обряда, участников и культа. В одном случае молящиеся могут попытаться пробить себе путь за грань безумия и войти в транс, напившись крови с наркотиками и бичуя друг друга в диком танце. В иных случаях жрецы могут надеть маски и воспроизвести сцены из мифов. Богослужения Сеттитов могут быть как строгой церемонией, впечатляющей своей жуткой красотой, так и вакханалией чудовищного разврата.

Западные Сеттиты обычно делят свои религиозные церемонии на три категории. Первым эти категории определил культ Тифона Трисмегиста (отсюда и латинские названия). Вакханические обряды подразумевают безумную страсть и разнузданность. Участники пытаются подавить ложное эго и, возможно, получить откровение от Сета, пройдя через крайности эмоций и ощущений. Боевые церемонии делают упор на образ Сета-воина и агрессивный аспект культа. Жрец наставляет паству держаться вместе и сражаться с эонами. Участники похваляются своими достижениями и дают товарищам шанс поучаствовать в своих текущих замыслах. Плутонические обряды мрачны и созерцательны. Участники размышляют о своем существовании на границе между жизнью, смертью и божественностью. Большинство Сеттитов проводят Становление как часть плутонического обряда.

Церемонии Сеттитов нередко отводят важную роль кровавым жертвоприношениям. Молящиеся предлагают Тёмному богу своё собственное витэ, а жрецы закалывают в честь Сета животное. Брызжущую кровь жрец собирает в миску и с молитвой преподносит её богу. Он может вылить кровь на статую (это называется «омыть божественный лик») или сжечь в жаровне. Молящиеся выпивают оставшуюся кровь животного в атмосфере или торжественного причастия, или безумного кровавого пиршества. Культы приберегают человеческие жертвоприношения на особые случаи, поскольку избавление от тел – та ещё работа. Молящиеся также могут преподносить богу пиво, мёд и ароматические масла.

Для своего личного кровавого культа Сеттит может разработать любые обряды и церемонии, какие только пожелает. Творческий подход к делу прибавит Змею уважения среди других местных Сеттитов. Однако в большинстве случаев церемония поклонения заканчиваются тем, что смертные сектанты предлагают Змею свою кровь, а вампир её принимает. В конце концов, для этого ведь культы и создают!

Священная неделя Сеттитов

Последователи Сета отмечают несколько праздников в году. Два самых важных - это убийство Осириса, приходящееся на 107-ой день египетского календаря (19 ноября), и священная неделя в конце года (с 31-го июля по 4-ое августа). Египтяне считали последние пять дней года днями рождения Осириса, Гора, Сета, Изиды и Нефтиды. Вселенная в эти пять дней была в опасности.

В течение священной недели Последователи Сета молятся о гибели богов и конце света. Котерии разыгрывают сцены из жизни и не-жизни Сета. Змеи рассказывают друг другу о том, что они сделали для ослабления власти эонов, и дают обещания на год грядущий. Один Сеттит может поклясться испытать новое Откровение Пустоты до конца следующего года; другой может пообещать со скандалом сместить с поста местного чиновника. Многие Сеттиты предпочитают оставлять своих врагов живыми (или не-мёртвыми) до священной недели, чтобы можно было пожертвовать их Тёмному богу в подарок на день рождения.

Религиозное искусство

Некоторые Сеттиты предпочитают обставлять свои святилища без изысков. Они говорят, что раскрашенные стены, резные алтари и инкрустация каменьями отвлекает молящегося от безотрадного величия Сета. Другие Сеттиты предпочитают прославлять своего бога через искусство. Набожный Сеттит может выразить свой пиетет несколькими способами.

В больших старых храмах Сеттиты могли вырезать и рисовать иероглифические надписи и сцены из сеттитских мифов и истории. Самые популярные сцены, разумеется, это сцены из жизни и не-жизни Сета, такие как «Сет в битве или на охоте», «Убийство Осириса» или «Сет вырывает глаз Гору». Храмы, в которых Сет сливается с божествами других традиций, заменяют их сценами из своей мифологии. Например, в храмах культа Тифона показаны сцены «Вакх среди бешеных менад», «Триумф Марса в битве» и «Плутон на своём троне».

Статуя Сета уже сама по себе может стать произведением искусства, хотя у простого чёрного гранита и базальта тоже есть свои сторонники. Статуя Тифона в Пещере яблок хитрым образом выточена из почерневшего человеческого позвоночника. Идол Сета, установленный в Арене Грома, сделан из покрытой чёрной эмалью бронзы, и в него вставлена переговорная трубка: спрятанный жрец может читать выдержки из Книги ночных странствий, и окружающим будет казаться, будто слова откровения исходят из уст самого божества. На многих статуях Сета его передник-схенти, головной убор и сандалии сделаны из золота и инкрустированы фаянсом, лазуритом, сердоликом и другими полудрагоценными камнями.

Ритуальные принадлежности могут быть шедеврами ювелирного искусства. Теофидическая доктрина полагает, что для поклонения Владыке Пустынь хватит грубой глиняной миски и старого ржавого ножа. По сути, для

некоторых обрядов они даже предпочтительней. Однако в храме состоятельного Сеттита верховный жрец может вскрывать жертве горло с помощью украшенного каменьями кинжала и собирать кровь в кубок из обсидиана с серебряной гравировкой. В Индии местные Сеттиты предпочитают пользоваться чашами из человеческих черепов, покрытых чёрной эмалью и оправленных драгоценностями. Курильницы, жаровни, держатели для факелов, жреческий жезл – всё это даёт Сеттиту возможность продемонстрировать свою преданность богу с помощью разорительных и помпезных украшений.

Сеттиты не ограничиваются одним только ювелирным искусством. Последователи Сета с гордостью сохраняют давнюю традицию составления проповедей, притч, псалмов и литаний. Хороший певческий голос не обязательно доведёт Змея до высших постов в иерархии культа, но это лучше, чем ничего. Собрат, пишущий гимны для других храмов, приносит значительный почёт себе и всей общине.

Не каждый Сеттит-художник придерживается древних традиций – хоть египетских, хоть каких-либо ещё. Доктрина побуждает выходить за установленные границы, а это противоречит неотъемлемому консерватизму нежити. Некоторые Сеттиты прибегают к самым наисовременнейшим стилям: от электронного диссонанса до световых лазер-шоу. Всё на благо прославления Сета.

Счастливая годовщина

Египетские власти использовали 365-дневный календарь, который начинался в день, когда звезда Сириус (по-египетски - Сопдет, по-гречески - Сотис) восходила одновременно с Солнцем. Но поскольку у них не было високосного года, календарь шёл не в ногу с этим астрономическим явлением. Начало года в светском календаре выпадает на правильный день лишь раз в 1460 лет – период, называемый Сотическим циклом

Сеттиты – единственный клан, определивший точный возраст, по достижении которого вампир считается Мафусаилом (Старцем). Если Сеттит проживёт полный Сотический цикл из 1460 солнечных лет, он или она становится Джет Сопдет – «Вечным Сириуса». Сеттиты чтят своих Вечных как настоящих полубогов, любой каприз которых несет в себе божественный приказ.

Литания Сутеха

Славься, неведомых звёзд господин,

Змеиный король на престоле пустынь,

Воитель, что в бой чёрным ветром гоним!

Несущий безумие, Князь Грёз и Снов,

Для тебя крик в ночи – как осанна без слов.

Тебе одному лишь подвластен злой рок,

Его лучом мрака нашлёшь на врагов.

Владыка не-мёртвых, бессмертнейший бог,

Кидаю свой зов в твой предвечный чертог:

Сними вуаль с лица! Прошу,

Яви нам мерзости красу!

Во тьме, где демонов не счесть

Пусть похоть рвёт свою узду,

Пророча миру ад и смерть –

Я разнесу благую весть.

Молю, снизойди, от оков избавь дух

И веру даруй, что превыше всех мук,

Славься же, Сет, Всеотец!

- Гимнарий Хардедефа, 1927

Последнее откровение

Редко когда сектантам объясняют всю доктрину их культа целиком и сразу. Последователи Сета считают, что большинство людей необходимо вести к правде маленькими шажками. Сначала новообращенный слышит приличную, выхолощенную доктрину, возможно, не слишком отличающуюся от его собственных взглядов. Если ученик демонстрирует достаточную прилежность, верность и проницательность, жрец Сеттитов раскрывает новые догматы. По его словам, правда порой бывает слишком сакральной и сокровенной для простых умов; обычный человек извратит догмы и запятнает таинства. Предыдущие догматы были, ну… не ложными, не совсем, но они были неполными и таили другой смысл. Если новопосвящённый проходит испытания и овладевает догматами и практиками второго уровня культа, он узнает больше тайных учений. Определённое необходимое лукавство, практикуемое для защиты сакральных тайн от недостойных, будет объяснено, когда сектант принесёт великую клятву тайны; также будут объяснены кажущиеся несоответствия в доктрине.

Так ученик попадает в хитрую мысленную ловушку: он знает, что лидер культа неоднократно врал ему. По сути, лидер до сих пор врёт ему, или как минимум хранит от него секреты, потому что только верхушка жречества знает полный и настоящий завет культа. Но он продолжает верить! После стольких приложенных усилий сектанту будет нелегко признать, что культ был не тем, чем он его себе представлял. При этом лидер культа подходит к нему, сгорая от желания посвятить его в новые таинства, всё дальше и дальше уводя его от жизни, которую он вёл до вступления в культ.

Личные кровавые культы зачастую составляют внешний слой культа Сета. Многие смертные рады просто пресмыкаться перед вампиром, если взамен его гладят по головке и время от времени дают попробовать витэ. Они не услышат про Последователей Сета. Они будут знать только Тёмного бога, который пьёт их кровь. Они даже могут думать, что их хозяин - это сам Сет. Или Вакх, Астарт, Антихрист или чью там личину надел Сеттит. Сектанты, которые всё же демонстрируют наличие мозгов и амбиций, могут заслужить приобщение к «внутреннему культу» местного храма Сеттитов – и попасть в следующую ловушку. В конце концов, сектант может возвыситься до величайшего из посвящений – Становления…

… И, может быть, узнать, что правда до сих пор скрыта от него. В центре лабиринта – новый лабиринт. Старейшины преследуют свои личные цели. Кто знает, чего на самом деле желают Древние клана? Не говоря уж о желаниях самого Сета. Сеттит, который не соглашается слепо верить, который безустанно ищет правду о своём клане – он узнаёт, что все истории противоречат друг другу, а все доктрины раздроблены. У него не остаётся ничего, кроме мифов и Откровений Пустоты: пригоршня разбитых образов и загубленных надежд в пустыне его души.

Змеи бывают разными

По мере того, как Последователи Сета путешествовали по миру, начинали меняться их доктрины. Сетиты часто преподносили учения своего божественного предка через местное божество – чтобы сделать свои слова более понятными и чтобы сгладить собственную чуждость. Отчего бы греку, кельту, йоруба или индийцу было обращать внимание на египетского бога? Он мог даже не слышать о самом Египте. Вместо этого Змей называл себя последователем Тифона, Кернунна, Дамбаллы или Шивы.

Спустя тысячелетия подобные различия укоренились глубже. Некоторые «Последователи Сета» перестали использовать данное название. Некоторые и вовсе начали отрицать любое родство с кланом-прародителем, считая себя представителями собственных кланов и родословных.

Ортодоксальные культы

Акцент, который Последователи Сета делают на личном просветлении, порождает десятки отдельных культов. Их религию в целом стоит рассматривать скорее как структуру для возникновения новых сект, нежели как единую и цельную доктрину.

Группы Сеттитов также возникают за счёт взаимодействия с местной культурой. Грубо говоря, не все Сеттиты представляют собой толпу египетских эмигрантов. Поскольку их религии изначально свойственна гибкость, они легко находят компромисс с местными культурами и верованиями, привнося в клан еще большее разнообразие.

Типичный культ состоит из «Основополагающего Храма» и нескольких меньших, рассредоточенных повсюду храмов. Большинство наиболее древних и значимых Основополагающих Храмов находится в Египте. Иерофант, или верховный жрец, достаточно влиятельного культа возглавляет его Первый Храм. Настоятели дочерних храмов зовутся просто старшими жрецами. Жрец, в одиночку управляющий небольшим храмом, не имеет отдельного почетного звания. Конечно, если подобный Сеттит хочет уверить других вампиров в том, что является Верховным Архимандритом Старшего Храма, - это его дело, и он может посмеяться над подобным обманом вместе с остальными Сеттитами.

Когорта Упуаута

Данный воинственный культ является редким примером сеттитского фундаментализма. Представители Когорты утверждают, что их предком является сам Упуаут, дитя Сета. Никто за пределами Арены Грома, их Основополагающего Храма у Абу-Симбел, не может утверждать, в самом ли деле этот Вечный возглавляет их секту и существует ли он вообще.

Когорта возникла как культ воинов-Сетитов, посвятивших себя защите Египта от захватчиков с юга. Она пришла в упадок после Чистки Бейбарса, но стремительно разрослась в размерах в 1960-х годах, когда, по утверждениям сектантов, Упуаут пробудился от долгого торпора. В 1970-х Когорта начала восстановительную кампанию, целью которой стало привести ортодоксальные сеттитские культы обратно в соответствие с «подлинной древней теофидической доктриной». Она не получила поддержки от остальных культов, равноценно старых и влиятельных, которые не согласились с враждебностью Когорты по отношению к другим вампирским кланам. В итоге Когорта достигла немногого, разве что усилила предубеждения против «сеттитских фанатиков» и вынудила Змей Света примкнуть к Шабашу. Подобный провал нанес серьезный ущерб репутации Когорты среди остальных культов, и многие предпочли ее покинуть. Истощенная Когорта оставила целый ряд святилищ, и в некоторых ее подразделениях осталось только по одному вампиру. Лидеры Когорты жаждут побед и достижений, которые помогли бы им восстановить утраченный престиж.

Когда они не устраивают крестовые походы против неортодоксальных представителей клана, воины Когорты нередко занимаются тем, что охотятся за другими сверхъестественными существами, которых считают избранными пособниками эонов – такими, как Вентру или христианские либо мусульманские колдуны-жрецы. В 1990-х ослабевший культ начал личную войну с Обществом Леопольда. Дети Упуаута убили или совратили многих современных охотников и в свою очередь тоже понесли потери.

Скандинавские Сетиты

Немногие из сеттитских родословных вызывают больше удивления, нежели Сеттиты Скандинавии; однако Змеи обитали на севере с IX века. Все скандинавские Сеттиты (судя по всему, менее чем дюжина) утверждают, что происходят от единственного торговца, Арнольфа Йормунгандрссона (в прошлом – Симундссона), который встретил Последователей во время делового путешествия в Александрию. Попытки Арнольфа основать культ конца света, посвященного чудовищному Змею Мидгарда, не встретили особого успеха, но он и его дети обрели немалое влияние в скандинавской торговле предметами роскоши.

К XVIII веку остальные скандинавские вампиры практически полностью забыли о сеттитском происхождении Арнольфа. Он стал одним из примогенов Христиании (современного Осло). В XIX веке Арнольф выступил в роли покровителя национальных норвежских творцов вроде Эдварда Грига, и «Зал Йормунгандра» превратился в модное и весьма непристойное место для ночных встреч художников, любителей фольклора и всевозможных позеров.

Норвежские вампиры лишили Арнольфа должности примогена после Второй мировой войны, поскольку тот слишком тесно сотрудничал с немцами; Сородичи не испытывают особой симпатии к проигравшим. Арнольф, тем не менее, остался Хранителем Элизиума в Осло и меценатом традиционных скандинавских искусств и ремесел. Другие вампиры считают его и его детей целиком заслуживающими уважения; с другой стороны, большинство скандинавских вампиров считают их Тореадорами.

Культ Таурт

Этот культ распространился из храма под оазисом в Эль-Харге, зовущегося Дворцом Покровов. В своих поисках просветления последователи Таурт исследуют самые дальние границы возможных ощущений. Секта почитает Таурт как свою покровительницу, Дитя Сета и богиню плодородия, деторождения и черной магии. Тауртианцы рассматривают экстаз и несдержанность как вернейший путь к освобождению. Некоторые Сеттиты считают, что они излишне поглощены потаканием своим желаниям, но Змеи Таурт имеют собственные представления о том, как лучше противостоять эонам. Они совращают людей по одному за раз, но с крайней точностью выбирают цели, чье падение нанесет ущерб компании или государству, либо же вызовет общественный шок и всплеск цинизма любым другим способом. Тауртианцы никогда не действуют в группах из более чем трех вампиров: они утверждают, что эоны исказят любую связь, не основанную на личных эмоциях.

Последователи Таурт проповедуют свою собственную версию Пути Сутеха, которую они зовут Путем Экстаза. Этот Путь отличается от «основного» преимущественно тем, что рекомендует Откровение Экстаза как наиболее предпочтительный путь к общению с Темным богом. Идущие по нему Сеттиты особенно ценят и развивают Присутствие как инструмент для управления людьми; многие из них также изучают Прорицание.

Сестринство Сехмет

В начале XX века группа Сеттиток пришла к идее создать исключительно женский культ Геенны как способ привлечь вампиров Камарильи на службу Темному богу и нанести ущерб самой секте. Они заметили, что несмотря на разговоры о равенстве полов среди не-мёртвых, большая часть городов управлялась князьями-мужчинами, и вознамерились переманить к себе вампиров-женщин, недовольных стеклянным потолком Камарильи. Сеттитки выбрали своей покровительницей Сехмет, яростную львицу, богиню войны, чумы и исцеления. Несмотря на присутствующую в мифологии связь Сехмет с солнцем и Ра, сектантки решили, что богиня послужит удачным символом женского освобождения и силы. Другие Змеи до сих пор этому удивляются.

Сестринство по-настоящему начало развиваться только в 1960-х годах. Лишь треть из примерно сотни его представительниц являются Последовательницами; остальные происходят из других кланов. Большинство жриц являются Сеттитками, но некоторые из посвященных основали собственные ответвления культа, в которых Сеттиток нет вообще.

Сехметианки вербуют себе новых членов как через Становление, так и через политические разногласия. Жрицы преподносят поклонение Сехмет как «женскую религию», подходящую для не-мёртвых. Они делают Откровения Пустоты более привлекательными, говоря о них как о способах разбудить внутреннюю «Силу Львицы». О Сете культ сообщает посвященным – со временем – как о супруге Львицы. К неудовольствию Сеттиток, эта составляющая часть учения не пользуется особым вниманием со стороны остальных сехметианок, а в отделениях культа, не имеющих Последовательниц в своем составе, Сет игнорируется полностью. Ни одна из завербованных не перешла на Путь Тифона-Сета.

Культ Тифона Трисмегиста

Последователи Сета впервые проникли в Европу через культ Тифона Трисмегиста. В классическую эру он стал настолько влиятельным, что оставил постоянный отпечаток на терминологии сеттитской религии – включая обыкновение звать ее философию Путем Тифона, а не Путем Сутеха.

В греческой мифологии богиня-земля Гея пожелала отомстить своим внукам, олимпийским богам, за свержение и узурпацию власти ее детей, Титанов. Она возлегла с Тартаром – Преисподней, – и их сыном стал Тифон. Боги Олимпа в страхе перед чудовищным змееногим Тифоном бежали в Египет и попытались скрыться, приняв обличие животных. Зевс, принявший форму барана, стал Амоном, Гермес в облике ибиса стал Тотом и так далее. Таким образом, древние греки объясняли сходства между своими и египетскими богами. Самого Тифона они отождествляли с Сетом. Когда Последователи Сета решили обратить греков и римлян в свою веру, они обнаружили, что все религиозные параллели уже были на своих местах.

Культ Тифона пошел из Александрии и распространился по всей Римской империи. После разрушения александрийского храма во время Чистки Бейбарса святилище в Неаполе стало новым Основополагающим Храмом. Хотя влияние культа в западной Европе значительно уменьшилось после падения Западной Римской империи, он быстро возродился в эпоху Ренессанса. Культ Тифона Трисмегиста до сих пор контролирует все сеттитские мероприятия в Европе.

Тифонийцы используют особенно сложную систему культов внутри культов. В начале своего посвящения послушники убеждены, что присоединяются к культу Вакха, Марса или Плутона (современные неоязыческие движения позволяют подобным сектам принимать новых участников в свои ряды весьма открыто). Каждый бог воплощает собой один из аспектов Сета: дарителя экстатического безумия, воина и повелителя мертвых. Со временем посвященным открывают, что все три бога представляют собой аспекты Тифона, истинного объекта их поклонения. Только тот из аколитов, кто показывает безупречную верность и полностью впитывает развращенные тифонические учения, узнаёт новые догматы о божественном гнозисе и преодолении желаний, а также то, что и сам Тифон является не более чем очередной маской. Многие из Сеттитов-тифонийцев никогда не приходят к полному пониманию этого и остаются не более чем искусителями и гедонистами. Высшие жрецы культа сочли бы их существование ошибкой, однако у них все-таки есть вечность на то, чтобы правильно понять полученный урок. Жрецы не принуждают неподготовленных вампиров следовать учению, которое те не в состоянии принять.

Тифонический храм в Неаполе зовется Пещерой Яблок. Несколько столетий тому назад александрийские Сеттиты заново отстроили старый Тифоум, но Пещера Яблок остается официальным Основополагающим Храмом культа.

Подобно многим Сеттитам, тифонийцы вовлечены во все сферы нелегальной торговли. За последние десять лет некоторые их храмы начали спонсировать подпольные гладиаторские бои, где пресытившиеся Сородичи и скот приходят в возбуждение, глядя на настоящий ужас, кровь и смерть. Такие игрища приводят в ужас тех Сеттитов, кто веками старался избежать внимания широких масс. Тем не менее, бои привлекают немалые суммы денег, сдирают со своей аудитории притворную мораль и предоставляют великолепные возможности для шантажа (скрытые камеры снимают публику на каждой битве). Каждую ночь перед побоищем все присутствующие - выдающиеся люди и вампиры - слушают, как жрец призывает Тифона Сета благословить игру. Ну и что с того, что зрители не принимают это всерьез? Одно лишь их присутствие на церемонии Сеттитов приближает их к Темному богу. А каждый, кто… почувствовал что-то… тот найдет часовню, как нельзя кстати расположенную неподалеку от арены.

Известные Основополагающие храмы

У Сеттитов есть и другие храмы, которые достаточно стары и известны, чтобы многие Сеттиты знали их названия. Большинство из них сами являются Основополагающими храмами, хотя их культы различаются только мелкими деталями.

Омбо с не нуждается в других именах кроме названия города, под которым он расположен. Предположительно, это святилище – Изначальный Храм – тот, что заложен самим Сетом. Султан Бейбарс уничтожил храм Омбоса. Группа Сеттитов в конце 19-го столетия втайне отстроила его, но они рассказали об этом только несколько древним иерофантам. Пилигримы и прочие интересующиеся, которые приезжают в городок Ком- Омбо, не видят там никакого сеттитского храма; вместо этого их глазам предстаёт знаменитый, но разрушенный храм Сету и Гору. Древняя могущественная магия прячет настоящий храм Сеттитов ото всех тех, кто явился без приглашения.

Дом Затмения погребён под Каиром. Доктрина эклиптиков утверждает, что Сеттитам требуется убить бога солнца Ра, чтобы самим стать богами. По клану ходят слухи, что в Доме Затмения находится кладезь магии и оккультных знаний – самый выдающийся во всём клане.

Красный храм в Фивах и Храм Аспидов под Мемфисом могут похвастаться славным прошлым, но сейчас они в запустении. Оба города некогда были столицами Древнего Египта, но уже давно обращены в руины. Несколько старых жрецов продолжают охранять там архивы и магические артефакты.

Крокодилий храм в Файюме - это Основополагающий храм культа Собека. Подобно древнему культу, храм содержит в бассейне священных крокодилов, украшенных золотыми браслетами, но эти крокодилы – гули. Говорят, что одному из них более тысячи лет и что он изрекает пророчества, исходящие от Собека, потомка Сета.

Лабиринт Костей лежит под Тунисом. Сеттиты облицевали его стены, пол и потолок человеческими костями: карфагенскими мертвецами, которых выкрадывали с кладбищ на протяжении двух тысяч лет. По клану упорно ходит слух, что в Лабиринте костей находятся несколько Мафусаилов Бруха, откопанных в Карфагене и обездвиженных с помощью кольев.

Нисходящее Гнездо представляет собой огромную каверну рядом с Танжером в Марокко. У марокканских Сеттитов ушли столетия на то, чтобы выточить стены главной пещеры таким образом, что неутихающий ветер завывает подобно человеческому голосу. Когда ветер дует как надо, его гул складывается в гимн Сету.

Собачий Храм намного младше остальных, но он доминирует в делах Сеттитов на Британских островах. Храм является совместной затеей культа Таурт и эклиптиков, а расположен он на Собачьем Острове в Лондоне – некогда знатном рассаднике проституции.

Сеттиты Западной Африки: Дети Дамбаллы

Сеттиты давным-давно рассеялись по всей Чёрной Африке, создавая новые культы путём слияния Сета и различных племенных богов. Типичным примером такого культа может служить культ Дамбаллы, базирующийся в Нигерии и Бенине. Основополагающий храм дамбалланов находиться в городе Ойо, некогда бывшем столицей могущественного царства Йоруба. Но путь до Западной Африки далёк и труден. Сеттиты Западной Африки заметно отошли от своего родительского клана.

Сеттиты Йоруба поклоняются Сету в лице Дамбалла-Ведо, йорубанского змеиного бога земли и тьмы. Дамбалла был не особо удачным выбором, поскольку сами йоруба чтят его как милостивого бога-творца наравне с его женой, Радужной змеёй Айда-Ведо. Сеттиты-дамбалланы попытались выставить Дамбаллу в более зловещем свете, сместив упор с демиургии на его связь с мёртвыми. К сожалению, лидеры культа решили сохранить идентификацию Дамбаллы с Сетом в «Великой тайне», известной лишь старшим посвящённым. Столетия изоляции и торпор верховных жрецов сделали своё дело: культура йоруба смыла почти весь налёт теофидической доктрины.

Сейчас о своей связи с Египтом и Сетом помнят лишь несколько старейшин, достигших высшей ступени посвящения в культе. Остальные дамбалланы верят в то, что их сверхъестественные способности и проклятие нежизни исходят от Дамбалла-Ведо и Айда-Ведо. В их мифах Сет был королём, который украл божественную силу, вырезав сердце из груди Дамбалла-Ведо и съев его. Для бога это было не смертельно, но ужасно разозлило его и его супругу. Проклятие Айда-Ведо отделило короля от жизни и дневного света, а проклятье Дамбалла-Ведо лишило его покоя могилы, но божественная чета не смогла вернуть украденную силу. Король, однако же, мог поделиться ей с теми, кого не пугало, что ценой этой силы является проклятье.

Несмотря на легенду о проклятье, дамбалланы почитают Змея и Радугу как источник их сил, а Сет является младшим членом Троицы этого культа. Дамбалланы делают упор на освобождающем безумии экстатического транса, достигаемого через бой барабанов, танцы и употреблении крови с наркотиками. Как принято во всех исконных религиях Западной Африки, боги могут завладеть телом вошедшего в транс сектанта (не только Дамбалла, Айда и Сет, но и вообще любой бог йоруба). Культ Дамбаллы обещает, что со временем посвящённый сможет набрать достаточное количество духовной силы, чтобы самому стать богом.

Последователи Сета восстановили контакт с дамбалланами в начале прошлого столетия. Все попытки вернуть дамбалланов на путь, хотя бы внешне походящий на сеттитскую ортодоксию, закончились полным провалом. Дамбалланы с радостью изучают все, какие только можно, легенды о Сете и Египте, но перерабатывают их и встраивают в мифологию Западной Африки вместо того, чтобы делать обратное. Возобновление крестового похода Когорты Упуаута стало для дамбалланов просто-напросто оскорблением; они порвали все отношения с теофидитами. Некоторые стратеги Сеттитов беспокоятся, что дамбалланы последуют примеру карибской ветви, Змей Света, и присоединяться к Шабашу. Но пока что Шабаш (как и Камарилья, если это имеет значение) вызывает у дамбалланов интерес не больший, чем теофидиты. Какие бы у них ни были планы и амбиции, они ограничиваются Западной Африкой. Пока что.

Змеи Света

Вступившие в Шабаш Сеттиты-антитрибу отвергают теофидическую доктрину во всех её проявлениях. Кобры согласились с мифом о Каине как о Первом Вампире, что раздражает более ортодоксальных Сеттитов. Все Сеттиты верят в то, что возвращение их бога-царя вместе с пробуждением остальных Патриархов уничтожит этот мир в том виде, в каком мы его знаем. Теофидиты считают это желанным исходом; Змеи Света категорически против! С ортодоксальной точки зрения, Кобры продались эонам.

Возможно, антитрибу и могли бы примириться с некоторыми культами Сеттитов. Часть Последователей согласна с целесообразностью совместной работы с другими сверхъестественными силами – какое-то время – а воинственно настроенная Когорта Упуаута утратила почти всё своё влияние. Но с того момента, как основатель Кобр перешёл на сторону Шабаша, прошло всего 20 с небольшим лет, и горечь обиды всё ещё сильна.

Змеи Света изначально были карибской ветвью Сеттитов Западной Африки. По устным преданиям Кобр, первый Сеттит прибыл в Вест-Индию более 300 лет назад, в годы расцвета работорговли. По их словам, смертный сектант, пойманный и проданный в рабство, стал моряком и смог вернуться в Африку. Там он упросил своих не-мёртвых хозяев оказать помощь его товарищам по несчастью, которые страдали и умирали на мельницах и сахарных плантациях. Старейшины культа согласились, что это стало бы правым делом. Один жрец-вампир тайно переправился через Атлантику на корабле работорговцев; по прибытию в Эспаньолу все рабы уже были освобождены, а белые люди – закованы в цепи. Великий жрец возглавил яростное восстание. Европейцы смогли подавить мятеж. Мятеж, но не культ, его организовавший - не жреца вампиров. Великий жрец ныне спит в земле, но когда он проснётся, он поведёт всех правоверных обратно в Африку. Его потомки сохранили культ до наших ночей.

Вампиры с островов знают несколько версий этой легенды. Один вампир говорит, что жрец был выходцем из племени йоруба; другие утверждают, что он был га, или менде, или конго. Разные вампиры будут говорить вам, что его звали Чийиди (ориша из кошмаров Сантерфы), или Соусоу Паннан (злой лоа в вуду), или назовут ещё полдюжины других имён. С другой стороны, некоторые карибские Сеттиты вообще доказывают, что вся эта история – лишь намеренно созданная, «политкорректная» современная выдумка. Они высказывают предположение, что предки Кобр прибыли на Карибы, спасаясь от борьбы за власть в родных краях или ради власти над кровавыми культами, объединившими рабов с плантаций.

Кроме того, никому не стоит принимать всерьёз имена основателей Кобр. Змеи Света небрежно относятся к вампирической генеалогии. Они без зазрения совести придумывают «семейные древа», вписывая в них любых лоа, заслуживших уважение вампиров (включая членов других кланов) и смертных знаменитостей, никогда не бывших вампирами. Кобра сообщит вам достоверное имя своего сира; вся остальная часть его родословной будет чистой воды вымыслом. Однако для Змей Света эта придуманная генеалогия говорит о стремлениях и идеалах вампира. Что тут такого? Змеи Света считают одержимость кровным родством нездоровой тенденцией: у вампиров нет и быть не может настоящей семьи. Они считают, что вампирам, ставящим на одну доску переливание Крови и деторождение у людей, пора бы отказаться от самообмана.

Доктрина

До недавних пор Змеи Света крайне мало контактировали с остальным кланом. Их культ начинался как ответвление западноафриканского культа Детей Дамбаллы, но за столетия их идеи далеко ушли от основы мировоззрения Сеттитов.

Змеи Света верят в верховного бога-творца, но, как и в любой другой африканской религии и культах вуду, их Верховный Творец никоим образом не взаимодействует с миром. Дамбалланы с ним не враждуют. Согласно вуду, могущественные люди после смерти становятся богами; Кобры хотят стать богами во плоти, а не в духовной форме. Если один из них будет достаточно силён, чтобы убить Дамбаллу и занять его место владыки тёмных сторон мира, - тем лучше. Им не кажется, что творец станет их останавливать.

Кобры заимствуют божеств из других афро-карибских культов. Из пало-майомбе они взяли Зарабанду, бога-посланника, открывающего путь в мир мёртвых (часто ассоциируемого с Легбой из вуду); Эль Кристо Негро, бога мёртвых (схожего со знаменитым Бароном Самди, но более величественного); Ла Мадре делла Луна, богиню луны и моря (ассоциируемая с Йеманжей). Сантерфа предоставила Чанго, бога огня, молний и власти; Осанжина, бога целебных трав и леса. Гаитянское вуду подарило Змея Дамбаллу и его жену, богиню радуги Айда-Ведо; Огуна, бога войн и металлов, и многих других. Кобры называют богов лоа, святыми, мистересами и считают их единым целым с католическими святыми и другими христианскими фигурами. Например, они отождествляют Ла Мадре делла Луна с Девой Марией, а Чанго со святой Варварой.

У лидеров этого культа-родословной нет проблем с мифом о Каине. Они признают его тем королём, о котором говорится в их мифе о происхождении, хотя на ту же роль они ставят и Сета. Кобры истолковывают остальных Патриархов как братьев и сестёр короля, которые убедили его поделиться с ними украденной силой, но теперь желают ему смерти и воюют между собой. Кобры согласны с тем, что Патриархи действительно существуют и, пробудившись, пожрут детей своих. Поскольку Змеи Света не хотят угодить на ужин древнему вампиру, они помогают Шабашу охотиться на Патриархов и их предполагаемых прислужников, в том числе и на свой родной клан.

Организация

Следуя практикам, применяемым как в древних культах Сеттитов, так и во многих африканских вероучениях, Змеи Света используют множество ступеней посвящения. Некоторые из них даются тем, кто в достаточной степени овладел Серпентисом, Затемнением или Присутствием. Другие – чисто социальные, и их можно получить, преподнеся подходящий дар старейшинам линии крови.

На каждой ступени посвящённый узнаёт новые «секреты». Большинство из них весьма бессмысленны: пароль, позволяющий узнать других посвящённых, магический оберег (не обладающий какой-либо силой) от неудачи и сглаза или странные крохотные обрывки мифологии. Например, одна из таких «тайн» - это причина, по которой они называют себя Змеями Света. Кобра, достигшая 5-го круга посвящения, узнаёт, что название восходит к Млечному пути, который они описывают как громадную змею, свернувшуюся вокруг Вселенной (и это название никак не связано с их конфликтом с основным кланом; карибские Сеттиты стали Змеями Света много столетий назад).

Четверо старейшин, обладающих высшей степенью посвящения, называются эмпрё (императоры); последние три ступени посвящения можно пройти лишь с одобрения всех четырёх эмпрё. Главарь ячейки Кобр зовётся президентом, а член ячейки с хорошей репутацией – бет серейн – «Безмятежный зверь». Единичная ячейка называется санпуель. Когда формируется новая ячейка, один из эмпрё посылает ей миниатюрный гроб, украшенный символом серебряной змеи, опоясавшей золотую звезду, - мадульд 'этуаль ; его полагается поместить в святилище.

Дайтьи: святые святотатцы

Линия дайтьев рассказывает две истории своего происхождения. Одни учёные дайтьев утверждают, что их родословная восходит к Последователям Сета, которые в античные времена отправились на восток вослед армиям Александра. Эти Сеттиты распространились по всему Индийскому субконтиненту. В качестве местных аналогов Сета они воспользовались Разрушителем Шивой, богом штормов и охотников Рудрой и демоном-змеем засухи Вритрой. Со временем культ Шивы полностью поглотил культ Рудры, а Вритру просто перестали использовать в Сеттитских практиках. Эти индийские Сеттиты назвали себя «дайтьями» в честь легендарной расы космических демонов, сражавшихся с богами индуизма.

Другие дайтьи не отрицают, что греко-египетские Сеттиты приходили в Индию. Однако они настаивают, что к тому времени их клан крался в ночах Индии уже много тысячелетий, задолго до прибытия Александра – по сути, ещё до пришествия арийских захватчиков, чьи легенды сформировали Веды. Это мифическим демонам приписали название клана вампиров. Дайтьи, которые придерживаются этой теории, допускают, что греко-египетские Сеттиты действительно возобновили контакт между западной и восточной частями клана. Но какая из них появилась первой?.. Кто знает, кто знает?

От кого бы они ни произошли, дайтьи стали одними из самых экзальтированных вампиров Индии. Индийские вампиры совмещают идеи касты и клана: родословная вампира определяет его социальное положение относительно других кланов, а также и сферы деятельности, которыми он может заниматься. Индийские вампиры не видят в таких ограничениях ничего необычного, ведь смертные индусы живут по той же самой системе! Ни мусульманские вторжения, ни британское колониальное правление, ни попытки нынешнего правительства упразднить кастовую систему не смогли существенно повлиять на неё. В Мире Тьмы в «не приемлющем касты», секулярном правительстве и бизнесе Индии уже начали формироваться свои собственные, новые, неофициальные касты…

Дайтьи составляют касту брахманов - жрецов и чародеев. Кротость не входит в список их добродетелей: согласно доктрине брахманов жрецы-чародеи наравне с небожителями поддерживают космический и общественный порядок. Когда брахман проводит сложный ритуал или жертвоприношение в соответствии со всеми правилами, боги обязаны откликнуться на его молитву. Касты разделяются различными табу. У брахманов они самые строгие и касаются приёма пищи, личных привычек и даже того, с кем им позволено общаться. У каждой касты есть свои определённые обязанности, занятие которыми осквернило бы представителя любой другой касты. В Золотую Эпоху на заре существования мира каждая каста неукоснительно выполняла свои обязанности. Но в наше время невежества слишком много людей перестало это делать.

Доктрина

Большинство вампиров-индуистов считают себя демонами. Их прегрешения в прошлых жизнях предопределили их Становление. Но даже у демонов есть касты и кастовые обязанности. Дайтьи рассматривают обязанности своей касты как странное отражение брахманизма смертных. Будучи демонами, они обязаны сражаться с богами и стремиться низвергнуть мораль этого мира. Однако, будучи брахманами, они обязаны следить за тем, чтобы остальные вампиры исполняли обязанности своей собственной касты – убивали, обманывали, оскверняли святые обряды и занимались прочими омерзительными делами, свойственными демонам. Если вампир погибает Окончательной Смертью, но при этом хорошо выполнял свои демонические обязанности, он сможет занять лучшее положение в следующей жизни.

Дайтьи поклоняются Шиве Разрушителю, который наравне с Брахмой Творцом и Вишну Хранителем входит в Троицу-Тримурти. Загадочный Шива правит всеми деструктивными силами мироздания – от природных катаклизмов до вспышек просветления, которые уничтожают невежество мистиков. Он бродит в компании демонов и призраков. Когда он открывает свой третий глаз в центре лба, он изничтожает всё, на что падает его взгляд. Помимо этого, его жена Шакти (Парвати) может принимать облик кошмарной Кали – богини, которая поглощает всё живое, чтобы освободить место для новой жизни. В честь неё названа Кали Юга - последняя эпоха мира перед его уничтожением. Когда мир низойдёт в надир своей греховности, когда человечество отвергнет все законы, обязанности и мораль, Шива взглянет на Вселенную своим третьим глазом. Тогда Брахма Творец сможет вновь создать мир - чистым и непорочным… и цикл начнётся заново.

Дайтьи надеются своими действиями привести мир к этой счастливой кульминации. Они подталкивают смертных к нарушениям религиозных запретов. Они сосредоточены на законах индуизма, но по мере того, как другие конфессии в Индии набирают всё больше последователей, дайтьи изучают их, трактуют в терминах индуизма и ищут там потенциал для святотатства. Например, теологи дайтьев истолковывают Иисуса Христа как аватар Вишну: они говорят, что Иисус точно так же, как Кришна (другой аватар), учил системе поклонения богочеловеку как способу достижения единения с верховным Божеством. Идейный дайтья прошерстит Библию на тему наличия там моральных заповедей и будет искушать христианина нарушать их как можно чаще. Вампир будет вести мусульманина к другому, но столь же подходящему набору грехов, буддиста - к грехам и святотатствам его религии и т.д.

Это не мешает набожным дайтьям следовать своим собственным вариантам индуистских табу и аскезе. Дайтьи не станут питаться из того же сосуда, что и вампир из низшей касты. Они медитируют, постятся и демонстрируют своё воздержание прочими способами, чтобы заслужить мистическое поощрение – точно так же, как остальные индуисты. В конце концов, они не идиоты. Такая аскеза позволяет не только занять лучшее положение в следующей реинкарнации, но и даёт магическую силу в нынешней. По индуистской легенде, аскетичные демоны смогли заработать такую силу, что застращали самих богов. Некоторые дайтьи всецело верят этим мифам; они говорят, что первые вампиры стоят в шаге от получения подобной космической мощи за счёт медитаций, длившихся тысячелетиями.

Организация

Вампиры Индии не заморачиваются созданием сект с политическим подтекстом, столь присущим группировкам западных вампиров. Секты индийских вампиров – это действительно религиозные сообщества. Дайтьи претендует на лидерство надо всеми вампирами, поклоняющимися Шиве. Другие вампиры, особенно из касты «неприкасаемых» оспаривают эти притязания! Как бы там ни было, их неоспоримый ранг брахманов даёт дайтьям существенный авторитет среди нежити Индии.

Как то принято среди Последователей Сета, новостановленный дайтья во многих случаях при жизни был членом кровавого культа своего сира и, вероятно, его слугой. В отличие от других вампиров-брахманов, дайтьи свободно дают Становление смертным из не-брахманических каст. Дайтьи верят в то, что «Третье Рождение» перевешивает ограничения смертных каст.

Так же, как и у западных Сеттитов, убежище дайтьи является в то же время его личным святилищем. Даже молодые дайтьи обычно настаивают на комфортабельном подземном убежище с отдельной комнатой, выделенной под святилище Шиве; сойдёт многокомнатная квартира на цокольном этаже. Старые дайтьи обычно устраивают логова в самых настоящих подземных храмах, высеченных из цельного камня, с колонными залами, яркими фресками или затейливой резьбой и пышной статуей Шиве. Хотя дайтьи могут скрыть часть храма, предназначенную для вампиров и их кровавого культа, обычно комплекс служит как публичное святилище Шивы: в Индии дайтьям не требуется скрывать свою веру от других вампиров. Храм дайтьев может быть расположен практически где угодно – хоть в горах, утонувших в зарослях джунглей, хоть под улицами многолюдного города – главное, чтобы поблизости было людское стадо на корм вампиру.

Дайтьи сбиваются в котерии вокруг какого-нибудь храма. Однако важнейшая для них связь – это связь ученик-гуру (обычно это свой сир, но не обязательно). Дайтья остаётся покорен своему Наставнику, пока не продемонстрирует своё превосходство в какой-нибудь сфере сверхъестественного: овладение Дисциплиной, незнакомой наставнику, или создание могущественного тауматургического ритуала. Даже великий Сундервере, самый известный в мире дайтья, намекал, что состоит в учениках у кого-то ещё более могучего и мудрого. Каждый храм полностью автономен, хотя старейшие храмы (со старейшими и могущественными жрецами) естественным образом пользуются большим уважением.

Различные семейства дайтьев с точки зрения игровой механики ничем не различаются; у них нет линий крови, аналогичных «Сеттитам-воителям». Некоторые храмы и связанные с ними выводки и котерии делают упор на определённые Дисциплины (в том числе и внеклановые) и Пути Тауматургии. Лишь одну родословную старейшины дайтьев считают «линией крови», и то по религиозным причинам. Несколько столетий тому назад родословная Нактанчара обратилась в буддизм и отвергла разделение на касты. В честь такого события собрались Верховные жрецы всех храмов дайтьев и, продемонстрировав поразительное единодушие, объявили Нактанчара навеки неприкасаемыми и осквернёнными до последнего поколения. Похоже, даже у профессиональных святотатцев есть границы, которые нельзя переходить.

Прочие замечания

Наружность: дайтьи – выходцы с Индийского субконтинента, и потому все они выглядят как бледные индусы, пакистанцы, шри-ланкийцы и т.д. Оттенок их кожи варьируется от смуглого до коричневого, а волосы почти всегда чёрные. На публике они обычно одеты в стильные костюмы или сари, ничем не отличаясь от респектабельного бизнесмена или его жены, а дома зачастую носят жреческие одеяния. Большинство дайтьев носят культовую отметку – знак V на лбу и точку над переносицей. Сотни миллионов смертных индусов следуют тому же обычаю.

Создание персонажа: дайтьи мало заботятся о Физических Атрибутах, но уделяют огромное внимание Социальным и Умственным. Обычно они обладают внушительными коммуникативными и интеллектуальными Способностями, что подходит их роли жрецов и учителей. Натура и Маска обычно отражают склонность к вещам мистическим, научным и традиционным, хотя некоторые комбинации могут показаться жителю Запада неправдоподобными. Например, за Маской Асоциала может скрываться Натура Конформиста или Традиционалиста. Слуги и Стада есть почти у всех, но к созданию сетей Союзников, Контактов и Влияния дайтьи проявляют меньший интерес, чем их египетские родственники. Дайтьи исповедуют свои собственные версии Путей Сутеха и Тифона, хотя в игровых терминах большинство неонатов следуют Человечности

Клановые Дисциплины: Затемнение, Присутствие, Серпентис

Слабость: Дайтьи разделяют уязвимость к яркому свету своих западных родственников.

Тлацики: слуги Солнца

Когда в Мексику прибыли конкистадоры, с ними вместе прибыли европейские Сородичи. Там испанцы обнаружили города столь же крупные и процветающие, как в Старом Свете. Сородичи к тому же обнаружили вампиров, которые уже давно там обитали: Носферату, Гангрел… и абсолютно новую семью, о которой нет упоминаний даже в древнейших преданиях. Неужели Новый Свет подарил миру новый клан? Эти «тлацики» утверждали, что ведут свой род от Тескатлипоки, бога ночи и чёрной магии, и многие из них были очень стары и очень сильны. Сородичи предположили, что Тескатлипока – это, должно быть, какой-то Мафусаил (Старец), а тлацики – очень старая линия крови Гангрелов либо Последователей Сета. Каково бы ни было их происхождение, тлацики не просто влияли на коренное население. Они правили как боги. Вся цивилизация смертных вращалась вокруг культа кровавых жертвоприношений.

Тлацики заинтересовали Сородичей, если не сказать больше. В последний раз вампиры Старого Света могли позволить себе столь открытое господство разве что во времена Карфагена. Каждая автономное гнездо тлациков, состоящее из одного вампира-старейшины и его выводка, правило одним городом. Вместе со взлётами и падениями городского достатка колебался и престиж правящей клики. Империя ацтеков выросла из альянса трёх городов и трёх клик, которые навязали свою волю почти всем остальным городам и объединениям Мексики.

Поначалу смертные ацтеки обращались с испанцами как с почётными (хоть и опасными) гостями. Тлацики начали осторожные переговоры с Сородичами. Камарилья могла бы заполучить в свои ряды восьмой клан, если бы не жадность смертных.

Некоторые клики сочли испанское вторжение хорошей возможностью сломить власть ацтеков и освободить свои города. Как гласят исторические записи, несколько племён и городов взбунтовались против ацтеков и перешли на сторону испанцев. Они, равно как и тлацики, опасно недооценили намерения конкистадоров и их мощь. К тому же ни живые, ни не-мёртвые мексиканцы не ожидали истребления своего народа оспой – болезнью, ранее неизвестной в Новом Свете. Империя ацтеков рухнула, и всё досталось испанцам. Смертные мексиканцы стали рабами, утолявшими жажду золота ненасытных испанцев. Обоснованно ли, нет ли, но в своём разгроме тлацики обвинили Сородичей. Испанцы сокрушили смертных мексиканцев, но среди нежити война продолжилась.

А затем пришёл Шабаш, и клан Тлацик совершил свою величайшую ошибку. Они решили, что враги их врагов были им друзьями: они объединились с Шабашем против Камарильи. Но когда Джихад подошёл к концу, они, наконец, хорошенько взглянули друг на друга.

Былые союзники вызвали в тлациках отвращение. Шабаш с радостью скопировал многие тлацикские ритуалы крови и смерти, но совершенно не уловил их суть. Для Шабаша убийство было праздничным ритуалом, а не религиозной церемонией. Тлацики оберегали божественный распорядок; идеалы Шабаша противоречили самому этому распорядку.

К тому же Ласомбра, бывшие лидерами Шабаша, до сих пор считали себя католиками (в какой-то извращённой манере) и полностью поддерживали смертных испанских завоевателей и их попытки обратить в христианство местное коренное население. Тлацики могли быть удобными союзниками, но всё же они были язычниками.

Пришла очередь Шабаша стать врагами тлациков, но мексиканцы потеряли слишком много сил и не смогли подстроиться под меняющиеся времена. Шабаш по сути уничтожил клан и дьяблеризировал его старейшин. Жрецы Ласомбра перед дьяблери заботливо окрестили каждого пронзённого колом старейшину, чтобы те встретили Окончательную Смерть в милости божьей. Тлацики уцелели только в глухих деревушках и непролазных джунглях.

Спустя столетия осталось не более двухсот тлациков, которых раскидало от Байи до Тиерры дель Фуего. Ради единения они стали неохотно сходиться вместе. Они надеются вернуть былую власть, обнаружить спящих старейшин, не замеченных Шабашем, и со временем вернуть свои родные земли. Война уже началась.

Доктрина

Тлацики верили в то, что их происхождение от Тескатлипоки возвышало их над другими вампирами так же, как и над смертными. В Мексике они добились своего; перуанской ветви пришлось идти на компромиссы с коренными Носферату и Гангрел. Но во всех землях, где тлацики стояли у власти, они подталкивали местные религии к распространению человеческих жертвоприношений. Ацтеки, например, каждый год запросто приносили в жертву тысячи людей, вырывая им сердца, чтобы накормить Солнце, - и всё это в то время, когда способные бодрствовать днём тлацики наслаждались в скрытых под алтарём комнатах кровавыми пиршествами немеряных масштабов.

Ацтеки, инки, майя и многие другие культуры искренне верили, что без пожертвованных сердец Солнце погибнет, а вместе с ним и весь остальной мир. Тлацики верили, что у них тоже есть роль в этой космической пьесе. Их ритуалы и поглощение крови спасало Солнце во время его еженощной смерти. Божественного прародителя тлациков никто и никогда не отправлял в изгнание (в отличие от предка Последователей Сета). Тескатлипока был буйным богом, который в приступе обиды дважды уничтожал мир, но богу это простительно. Точно так же тлацики позволяют себе пользоваться своей божественной силой в целях мести, жестоко уничтожая любого обидчика – ведь богам можно. До пришествия европейцев тлацики следовали специфичному Пути Просветления, в котором было что-то от Путей Крови, Ночи и Пути Власти и внутреннего голоса. Уничтожение их культурной среды сделало невозможным следование этому Пути, так что теперь все тлацики исповедуют Человечность. Как и их враги в Шабаше, они редко достигают сколь-нибудь существенных значений этого Пути.

Организация

Линия крови ещё не достаточно восстановилась для создания нового общественного устройства. Это весьма раздражает старейшин, которые отчётливо помнят чрезвычайно упорядоченный образ жизни и не-жизни, который царил в городах в до-колумбову эпоху. Молодёжь обязана чтить своих старейшин хотя бы за то, что они умудрились выжить на территории Шабаша. С другой стороны, эти же самые старейшины до прискорбия дремучи в вопросах существования в современном мире: даже те из них, кто не провёл последние несколько веков в торпоре, прятались в сельской глуши, куда изменения приходят с запозданием. Настоящие полномочия в этой линии крови перешли в руки служителей - вампиров достаточно старых, чтобы добиться определённого могущества и доказать свою компетентность, но пока еще не пасующих перед беспрестанно меняющимся миром. Служители заведуют политикой; неонаты решают вопросы, касающиеся действительно современных вещей; старейшинам остаётся только раздавать свои благословения, учить молодёжь Дисциплинам и выполнять задачи, требующие большей магической силы.

Изначально все тлацики происходили из жреческой касты до-колумбового общества – сливки их интеллигенции. На протяжении нескольких столетий следование такому подходу был невозможно. Вместо этого тлацики давали Становление деревенским жителям, которые смогли пронести сквозь эпохи коренные традиции народной магии, - волшебникам из числа крестьян, шаманам, заклинателям дождя. Сейчас активно менее дюжины до-колумбовых тлациков-жрецов – настоящих старейшин этой линии крови, – но среди них есть поистине могучие маги крови. Служители и неонаты тоже по большей части индейцы, среди которых затесалось незначительное количество метисов. В последние 20 лет тлацики стали снижать требования к кандидатам и теперь принимают в свои ряды также борцов за права коренных жителей и вообще любого, кто, по их мнению, сможет помочь делу.

Сельские тлацики обитают в домах (или лачугах) с прочным потолком. Те, кто овладел Слиянием с землёй, вообще не нуждаются в убежище. Городские тлацики захватывают себе любое убежище, какое только смогут. Старейшины призывают молодых членов клана по возможности обставлять своё убежище вещами традиционных народных промыслов.

Изучение клановой разновидности Тауматургии автоматически поднимает престиж вампира. Тлацик, не способный к Тауматургии, никогда не сможет поднять свой Статус выше одной точки. Удар по Шабашу приносит уважение. Возрождение интереса общества смертных к традиционным видам искусства, обычаям или религии также наделяет преимуществами, но по-настоящему высокий Статус приходит лишь с возрастом, демонстрацией истинно божественного могущества (Дисциплин или Тауматургии) и успехами в войне.

Прочие замечания

Наружность: Старые тлацики все поголовно являются коренными индейцами Центральной Америки. Служители могут быть метисами. Недавно старейшины поручили обратить взор на США – на сообщества иммигрантов из Центральной и Южной Америк. Например, по соседству с техасским Далласом теперь проживают гватемальские майя, среди которых скрываются тлацики. Все тлацики, куда бы они ни отправились, стараются слиться с толпой, чтобы их не узнали члены Шабаша.

Создание персонажа: тлацики ищут членов, которые во всём полагались бы только на себя; это должно проявляться либо в Маске, либо в Навыках. Неонатам приходится выживать в крайне враждебной стране. Этот консервативный клан не жалует бунтарей или смутьянов – а также Маски и Натуры, в которых это отражается.

Первичные Атрибуты неоната-тлацика зависят от причин, по которым сир решил дать ему Становление. Шаманы, колдуны и иже с ними обладают первичными Социальными или Умственными Атрибутами (и высокими значениями Обаяния, поскольку их «магическая сила» - это на самом деле сила убеждения и знание психологии, погоды, народной медицины и прочих смежных областей). Но из обращенных партизан получаются стопроцентные солдаты, почти наверняка обладающие первичными Физическими Атрибутами.

У тлациков есть своя собственная разновидность магии крови, Нахуаллотль. Это их самая популярная внеклановая Дисциплина для изучения. Большинство тлациков стараются овладеть магией крови, так что при создании персонажа будет вполне допустимо выкупить одну точку Тауматургии за счёт Свободных очков.

Клановые Дисциплины: Затемнение, Присутствие, Превращение. Тлацики не знают Серпентис.

Слабость: хотя отследить их родословную уже не представляется возможным, тлацики совершенно точно являются линией крови Последователей Сета, поскольку у них общая клановая слабость. Солнечный свет причиняет тлацикам два дополнительных уровня повреждений, а остальные источники яркого света (вроде магниевых вспышек или прожекторов) налагают штраф в -1 кубик на все броски.

Сеттиты-воины

Клановая мифология Сеттитов утверждает, что все воины произошли от Упуаута, потомка Сета. Это не правда в буквальном смысле, а скорее утверждение идеала. На самом деле Сеттиты-воины – это просто Сеттиты, решившие сосредоточиться на воинственном аспекте своего прародителя и сражаться с врагами клана. Некоторые Сеттиты говорят про особый Путь Просветления, которому следуют воины, но (как и в случае с Сеттитами-экстатиками) большинство современных Змеев расценивают этот путь просто как мироощущение или подход к Пути Тифона Сета, которому, однако, недостаёт глубины и детальности, чтобы считаться отдельным Путём. Многие Сеттиты-воины вообще следуют Человечности: они оправдывают убийства религиозным служением. Несколько воинов-Сеттитов изучают у своих знакомых в Шабаше Путь Соглашения Чести и хотят распространить его по всей линии крови.

Те, кто желают стать Сеттитами-воинами, прилагают все усилия для развития Могущества в ущерб Затемнению. Потомки таких Сеттитов, сами тренированные в традициях воинов, становятся Сетитами-воинами по крови и передают склонность к Могуществу своим собственным потомкам. С другой стороны, дитя Сеттита-воина, не обучавшееся воинскому делу, может стать обычным Сеттитом.

Более половины Когорты Упуаут состоит из Сеттитов-воинов. На пике своего величия Когорта притязала почти на всех воинов на Западе и на Ближнем востоке. С тех пор Сеттиты-воины обратились к другим культам или сформировали свои собственные крошечные секты в одну котерию. Небольшое, но значимое количество воинов ушло в культ Тифона Трисмегиста, где они целиком посвящают своё служение Тифону Сету в обличье римского бога Марса. Другие «ортодоксальные» культы регулярно включают в свои ряды Сеттитов-воинов, но у этих воинствующих Змей нет никого особого статуса.

Среди Змей Света нет Сеттитов-воинов – по крайней мере, пока нет. Среди малоизвестных культов Африки, однако, есть такие, кто восславляет богов-воинов, которых они отождествляют с Сетом, и их потомство могло бы считать себя «Сеттитами-воинами». Индийские дайтьи и тлацики Нового света совсем не порождают воинов.

Мнения об остальных

Дорогое дитя,

Ты желаешь знать о расе так называемых «Каинитов», и это безмерно радует меня. В эти неистовые, развращённые времена столь немногие ищут мудрости и опыта своих старейшин! Боюсь, жажда новшеств и стремление к мимолётной выгоде проникают даже в наши ряды. Пылкое любопытство и здравое уважение, выраженные в твоём послании, возвращают мне веру в наш культ, наш клан и нашу цель. Слава Сету, не все дети этих ночей слишком заняты и прогрессивны, чтобы выслушать старого учёного. Хотя ты, судя по всему, всё-таки чересчур занят, чтобы выучить латынь и прочитать трактат на эту тему, который я написал около 400 лет назад.

Твой вопрос касательно общего происхождения Сеттитов и расы Каинитов отнюдь не лишён смысла. Наша с ними неоспоримая схожесть указывает на сходное, но – я подчёркиваю это – не общее происхождение. Проницательный наблюдатель, изучающий всё многообразие вампиров, обязательно заметит как сходства, так и различия между нами. Другие (и стоит добавить - низшие) племена вампиров страдают от яркого света несколько меньше, чем мы. С другой стороны, у каждой родословной есть определённые слабости и уязвимости, которые выдают в них Кровных родичей, равно как наши собственные способности выдают в нас детей Сета.

Каждая из этих родословных утверждает, что происходит от единого основателя – смертного, который стал первым вампиром в своём роде. Здесь нам нет нужды сомневаться в легендах остальных кланов: ни в том, что у каждого «клана» есть уникальный прародитель, ни в том, что этот предок изначально был смертным – а не богом, в отличие от нашего. Большинство этих легенд об основателях кланов, которых они называют Патриархами, - выдумки, возвеличенные тысячелетиями повторений.

Самая первая и главная ложь остальных вампиров – это их общее прозвище Каиниты. Они строят свои мифы на библейском описании Каина, которого Господь проклял за убийство его брата Авеля. Если верить Каинитам, это проклятие ни много ни мало сделало Каина Первым вампиром. Каин передал это проклятие трём другим смертным, которые в свою очередь передали его ещё нескольким. Эти-то бедолаги и породили все разнообразные кланы вампиров.

Я уверен, ты сразу заметишь, что в этом мифе не всё сходится. Из вечной жизни получается, скажем так, экстравагантное наказание для убийцы. Заставлять его питаться кровью и тем самым раз за разом повторять своё преступление – просто глупо. Создание проклятия, которое можно передавать ни в чём неповинным людям, попахивает чистым безумием. Чтобы объяснить различия между племенами и родами вампиров, миф ещё сильнее запутывается: появляются упоминания о том, как Каин уже сам проклинал различных Патриархов за их недостойное поведение, и эти проклятия передаются потомкам основателя рода. Затем легенда начинает рассказывать про Первый город, заложенный Каином, Второй город Патриархов, библейский Потоп, войны и прочие катастрофы, спровоцированные преступлениями против своих отцов.

Самопровозглашённые учёные из числа Каинитов впустую изливают реки чернил на пергамент в попытках изучить и объяснить этот цикл мифов. Я говорю «впустую», поскольку в древнейших из наших египетских храмов сохранились свидетельства очевидцев зарождения этого мифа. Не все эти записи составлены членами нашего божественного рода. Легенда о Каине Первом вампире появилась не раньше 2000 г. до н.э. Кабал вампиров-старейшин (которым были тысячи лет уже тогда, возможно, среди них был даже кто-то из Патриархов) состряпал это фиктивное коллективное наследие. Это было частью плана по насаждению дисциплины среди их непослушных отпрысков – отсюда и повторяющийся мотив наказания за непослушание своим старейшинам. Они попытались создать прототип Камарильи, но их труды не увенчались успехом.

Без сомнения, тебя одолевает любопытство: известна ли истина о происхождении других кланов, если она вообще существует? К сожалению, у нас есть несколько мнений о появлении вампиризма (как наши собственные, так и членов других кланов). Сам я подозреваю, что все легенды об истоках вампиризма столь же метафоричны, как многочисленные и противоречащие друг другу древнеегипетские мифы о зарождении мира. Я могу лишь сказать, какой легенде я отдаю предпочтение.

Одна из наших легенд гласит, что бог Сет стал вампиром Сетом, испив воды из Дуата (египетской загробной версии реки Стикс) после того, как был смертельно ранен своим племянником Гором. Полагаю, ты слышал эту легенду; если нет, то многие жрецы её знают. Но мало кто знает последующие события.

Возвращение Сета из мёртвых привело в ужас эонов – те силы, которые мы именуем египетскими богами. Сет мог ходить по земле во плоти, чего сами эоны более делать не могли. Что ещё хуже, он мог даровать часть своей божественной силы смертным, превращая их в не-мёртвых полубогов. Эоны боялись, что Сет отберёт у них мир.

Они нанесли ответный удар, создав своих собственных полубогов-вампиров. Ра повелел Секеру, богу тьмы и вечной смерти, взять из Дуата воды и благословить её. Затем Ра разлил воду в двенадцать чаш и раздал их двенадцати богам, каждый из которых добавил туда своей бессмертной крови. Каждый бог выбрал себе человека, которого заставил испить божественную кровь и мёртвую воду, превратив его в не-мёртвого бога наподобие Сета. Затем боги приказали своим апостолам породить детей, подобно тому, как это делал Сет, и вести их в бой против нашего основателя.

Позволь мне повториться: я считаю эту историю как минимум частично метафоричной. Я верю, однако, что некие духовные Силы, которых мы называем эонами и знаем под именами древнеегипетских богов, прокляли двенадцать смертных запятнанной полу-божественностью. Я верю, что эти двенадцать стали Патриархами и породили двенадцать кланов «Каинитов».

Сородичи, таким образом, это Двенадцать и Один. Этот узор проходит сквозь тысячелетия. Кланы и их основатели могут быть уничтожены, но на смену уничтоженному Патриарху придёт новый; так велит железный закон эонов. Ты и сам можешь видеть этот закон на небесном своде, когда идёшь в ночи, ибо эоны приковали кланы к Великой Додекаде Вселенной – Зодиаку. Подобно тому, как небеса движутся, но остаются неизменны, так и кланы останутся числом двенадцать навеки – до скончания света.

Узнай же имена кланов, созданных нам на погибель, богов, давших им силу, и их место в Небесной цепи эонов. Я не придерживаюсь мелочно-буржуазного алфавитного порядка; я буду перечислять их в зодиакальном порядке, следуя народному календарю, начинающемуся с весеннего равноденствия.

Ласобмра

Знак Овна руководит Кланом Ночи. Овен - пламенный знак; бараноголовый Амон избрал основателя этого клана за жажду к власти, горевшую в его сердце. Ты можешь узнать Ласомбра по отсутствию у него отражения в зеркале. Я не знаю, чем вызвана эта любопытная особенность, хотя одна древняя история их рода гласит, что Владыка теней отбросил своё отражение, чтобы никто не видел, как он подкрадывается со спины. Это вполне в духе Ласомбра. Прислушайся к моему восьмивековому опыту и не позволяй Ласомбра оказаться у тебя за спиной. У него наверняка готов для тебя наточенный кол.

Ласомбра также обладают редкостной властью над тьмой. В их руках тьма перестаёт быть просто отсутствием света и становится осязаемой силой и своего рода субстанцией. Они любят тьму почти так же сильно, как и мы, - без сомнения, из-за того, что они почти так же страдают от солнечного света.

Из-за своих пылких амбиций Ласомбра до смешного просто использовать – особенно если он думает, что это он использует тебя. Имей в виду, Ласомбра жаждет власти больше чего бы то ни было. Ради капли славы, которой он мог бы бахвалиться перед товарищами, Ласомбра предаст кого угодно. Позже ты сможешь оказать немало ценных услуг его обиженным соклановцам.

Сломить гордыню Ласомбра – задача не из лёгких; тщательный отбор и тренировки делают их самоуверенность крепче воронёной стали. Но когда Ласомбра ломается, он ломается целиком, и ты отныне можешь перековать его в соответствии с заветами нашего тёмного Господина.

Многие Ласомбра занимают несколько философскую позицию в вопросах зла. Они утверждают, что их мелочные притеснения праведников служат некому «высшему благу», предписанному тем самым Богом, который якобы их проклял. Бараны бывают буйны и бодливы, но в этих доктринах они выказывают себя смирными овечками, послушными эонам.

Носферату

Под знаком Тельца ты найдёшь Носферату; я воздержусь от явных острот. Не шути про Носферату. Бог войны Монту сотворил их переносить трудности и наносить последний удар – и они не забывают обид. Одна из поговорок Каинитов гласит: «первыми на войне погибают Ноферату». Мой опыт говорит, что всё происходит наоборот.

Должен признать, эоны проявили коварство, наложив на Носферату проклятие безобразности. Вынужденные скрываться и полагаться лишь на себя да друг на друга, они учатся силе, хитрости и беспощадности. Многие Носферату с лёгкостью принимают правду об эонах. Как высказался на этот счёт один из моих учеников: «всегда догадывался, что Бог был ублюдком и садистом».

Носферату славятся своим любопытством не меньше, чем уродством. Они ценят древнее высказывание о знаниях и силе. Взращивай Носферату как информаторов, даже если тебе не удаётся взрастить их как учеников. Немногие из них ищут самопознания, но когда огонь разгорится, они проследуют за его светом к сердцу нашего Владыки. Веди их нежно и аккуратно: из всех образов мышления самым трудным для слома я нахожу мнительность, ведь так часто она оказывается оправданной.

Тремер

Я упоминал смерть Патриархов и замену выбывшего клана. Тремер, которых в моём детстве называли Узурпаторами, а теперь величают Колдунами, являются тому замечательным примером. Знак Близнецов некогда руководил Патриархом, звавшемся Саулотом Целителем. Знаю, о чём ты думаешь: вампир, осмелившийся назвать себя целителем? Однако перед тем, как взять себе этот титул, Саулот превозносил себя охотником на демонов. Возможно, его мучила совесть, оттого что поначалу он был отцом демонов. Наши старейшие соклановцы помнят низменную линию крови, Баали, и говорят, что их породила ярость Саулота. Странно, но, похоже, об этом никто не помнит. Некогда мы охраняли секрет наследия Баали как величайшую из тайн. Ныне это едва ли имеет какое-то значение. Другие вампиры давным-давно изничтожили демонопоклонников-Баали.

Тремер принадлежит честь уничтожения самого Саулота. Этот клан появился какую-то тысячу лет назад и начинался с группы магов, решивших при помощи волшбы стать нежитью, но ценой этому стало серьёзное оскорбление, которое они нанесли множеству вампиров клана Тзимицу (Цимисхов). Война между Тремер и Тзимицу продлилась несколько столетий. Глава колдунов, архимаг Тремер определил, где спит Саулот, и выпил его досуха, заняв место Патриарха. Тремер вскоре утвердились в качестве ведущих чародеев среди не-мёртвых. Должен признать, в некоторых областях они превосходят даже нас. Когда их старейшины действуют сообща, их могущество становится столь велико, что они могут накладывать проклятья на целые кланы; я напишу об этом дальше.

Если бы мы переманили Тремер на нашу сторону, Последователи Сета могли бы окончательно свергнуть эонов. Это всё ещё возможно: в отличие от старых кланов Додекады, у Тремер до сих пор сохранился правящий совет, который обладает значительным влиянием на внутренние дела клана. Если их «Совет Семи» единогласно прикажет, то, как мне кажется, многие Колдуны подчинились бы.

Верный ручеёк Тремер уже тайно втекает в культ Сета, привлечённый хранимыми нами знаниями. Тремер соперничают друг с другом так же яростно, как Ласомбра, а иногда и так же смертельно. Они пойдут на многое, чтобы заполучить крупицы знаний или могущества, недозволенных его товарищам. Сколь часто они воображают себе, что выведают наши секреты и сбегут - и всё лишь для того, чтобы понять: Откровения Сутеха меняют того, кто их знает!

Прости Тремер любые незначительные проступки, которые он может совершить по своему неведению. Стремись принести ему понимание, а не погибель. Мы, старейшины ведём себя так же в отношении всего их клана – из восхищения и ради пользы. Я уверен, что Саулот был болен душой; возможно, он был одним из тех, в чьих телах заперто несколько личностей. Богиня Баст даровала ему силу исцеления, но нежная Баст может принимать облик яростной Сехмет, которая пускает чумные стрелы. Это двуединство прослеживается в Салюбри, клане Саулота. Некоторые Салюбри стали целителями; другие стали воителями. Взгляни теперь на Баали, которых Саулот отверг, и на Салюбри, которых он приласкал, и дуализм становится ещё более заметен. Егда Тремер пойдут войной на Последователей Сета, они будут ужасными врагами, но уж лучше они, чем безумный бог вроде Саулота!

Малкавиане

Клан Луны подпадает под власть Рака. Изида, богиня Луны, попыталась наделить их основателя непревзойдённой мудростью. Вместо этого она расколола его разум, а вместе с ним и разумы его потомков. Каждый Малкавиан в той или иной степени сумасшедший. Некоторые Малкавиане открыто демонстрируют своё помешательство, другие скрывают его. Одна Малкавианка заверяла меня, что они дают Становление только тем смертным, которые уже безумны. Как она это определяет? «Все по-своему безумны».

Остальные вампиры спорят о том, кроется ли в их сумасшествии гениальность. По своему опыту могу сказать, что Малкавиане зачастую демонстрируют поразительную прозорливость, коварство и творческий подход. С другой стороны, я мог бы сказать то же самое о любом умном человеческом ребёнке. Если тебе нужен необычный подход к задаче, я бы всё же советовал тебе обращаться за советом к детям. Они не так сильно раздражают.

Среди всех кланов именно Малкавиан я нахожу самым сложными в деле приобщения к мудрости Господа нашего. Многим из них недостаёт целеустремлённости для достижения необходимой духовной дисциплинированности, и многие оказываются неспособны освободиться от своих странных одержимостей. Однако кое-кто из них, похоже, уже сейчас понимает некоторые из Откровений Пустоты. Это делает их полезными союзниками, хоть и не сильно надёжными.

Гангрел

Знак Льва управляет Кланом Зверя. Что касается их места в Цепи Небес, Гангрел – это ещё один воинственный клан. Гангрел кажутся мне необычайно отважными, поразительно стойкими, убийственно сильными личностями… и совершенно неэффективной группой. Городской жизни они предпочитают леса и дикую природу. Не вторгайся в их владения, и они, наверное, никогда не обратят на тебя внимание. Но коли вынужден путешествовать вдали от городов, найми себе проводника из Гангрел и достойно заплати ему.

Богиня Тефнут дала Гангрел их силу. Она любила принимать львиный облик и скитаться по пустынным местам, пока бог Тот не убеждал её вернуться домой. Гангрел походят на неё: они обожают странствовать, и со временем их облик и повадки становятся всё более звериными. Большинство Гангрел владеют даром см ены обличий, чем-то похожим на наши собственные змеиные метаморфозы.

Не позволяй неотёсанности и деревенским манерам Гангрел заставить тебя усомниться в их интеллекте или потенциале духовного развития. Многие Гангрел рвут на себе ошейник эонов и идут своим путём, гнушаясь всех принципов и моральных устоев. Стремись уподобиться Тоту, который ведёт странника домой, к истинной мудрости.

Каппадокийцы/Джованни

Клан Смерти пострадал от замены, пришедшей изнутри. Теперь они называют себя Джованни по фамилии вампира, который сверг своего сира, основателя клана. Этот «семейный переворот» имел место быть совсем недавно, в 15 столетии. В ночи моей юности Каппадокийцы выглядели так, будто вылезли из могилы. Нынешние Джованни кажутся такими же «живыми», как и любой другой вампир, но их укус не вызывает того странного экстаза, который несут клыки остальных вампиров. Вместо этого укус Джованни приносит сильную боль - даже большую, чем смертный мог бы почувствовать, поранившись обычным способом.

Я называю их старым именем, поскольку Джованни не смогли полностью уничтожить членов старого клана. Джованни пожрали всех Каппадокийцев в Европе, Северной Африке и Ливане, но я уверен, что старые линии крови дожили до наших дней в удалённых уголках планеты. Например, в карибском регионе Нового Света преуспевает колония Каппадокийцев, которая называет себя «Самди». У меня нет достоверных сведений о вампирах-Каппадокийцах в менее изведанных частях Африки или Индии. Если встретишь там кого-нибудь из них, будь добр, дай мне знать.

Анубис даровал Каппадокийцам их силу, и знак Девы властвует над ними. Джованни пользуются и тем, и другим. Анубис даровал Каппадокийцам и Джованни недюжинную власть над телами и духами умерших. Что же до влияния Девы, Каппадокийцы были вдумчивы, но вялы и консервативны; а у Джованни этот знак проявляется в их отношении к деньгам и положению в обществе.

Многие Каппадокийцы разделяли с нами стремление к просветлению и духовной силе, хотя они вели поиски в другом направлении. Они многому нас научили в том, что касается загробного царства. Посоветовавшись с Сетом, их основатель Каппадокий поклялся свергнуть самого Творца и занять его место. С ними у нас были весьма сердечные отношения; увы, Джованни нас так не радуют. Они столь вожделеют видимой «респектабельности», что не видят, как прочно их связали узы эонов. Однако из-за своих амбиций, в особенности алчности, вампиров Джованни крайне легко развратить. Этим ты в итоге поставишь их мастерство некромантии на службу Господу нашему.

Бруха

Знак весов управляет кланом Бруха. Бог грамоты и измерений – Тот – привёл во тьму их основателя. Ты можешь испытать сильнейшее потрясение, доведись тебе столкнуться с одним из Бруха. Коли этому суждено случится, то знай – они могут быть агрессивней Ассамитов, причём без какой-либо на это причины.

Многие Бруха утверждают, что знают способ, как выстроить идеальное общество – хоть для смертных, хоть для вампиров, хоть для всех сразу, – и всё благодаря их выдающемуся уму. Этот «выдающийся ум» ты найдёшь, если будешь идти на звук кричащих от ужаса людей и хруст ломаемой мебели. Любой вампир может поддаться внутреннему зверю, но Бруха даже провоцировать на это почти не надо. Страстная приверженность сомнительным начинаниям или идеологиям обычно затмевает весь тот интеллект, который у них якобы есть. Ты заметишь, что умы Бруха до смешного легко искусить, расколоть и пробиться сквозь них, притронуться к кишащим там страстям, но восстановить их рассудок обратно будет уже практически невозможно.

Современные Бруха - ещё один клан захватчиков. В отличие от Тремер и Джованни, Бруха украли даже имя старого клана. Это узурпация, однако, произошла много тысячелетий назад, когда клан Бруха был намного меньше, чем сейчас. Узурпатор был отпрыском настоящего, первого основателя клана.

Сам Бруха был книжником и учёным мужем. Некоторые из его отпрысков (не из рода его потомка) до сих пор существуют на этом свете, скрываясь от своих свирепых двоюродных братьев. Я уважаю их желание оставаться в тени и потому скажу тебе лишь одно: некоторые из этих Истинных Бруха стали друзьями Последователей Сета.

Тзимицу

Я считаю, что это самый прекрасный клан среди Двенадцати. Они не понимают уловок эонов, но инстинктивно избегают многих из них. Многие Тзимицу стремятся обрести трансцендентность в соответствии с виденьем, схожим с нашим собственным, хотя они ищут божественности в этом мире, а не за его пределами. Из них получаются замечательные ученики и аколиты. Тебе не потребуются хитрые уловки, чтобы привести их к нашему Господу. Просто покажи Тзимицу знания и самосовершенствование, которые мы можем предложить, и он присоединиться к культу Сета… в том случае, если ты сможешь пробиться сквозь надменную привычку полагаться лишь на самого себя, что свойственно столь многим представителям их клана.

Древний бог Геб – отец великого Сета – дал силу первому из Тзимицу и поместил его род под власть Скорпиона: бог земли и знак воды. Вампиры Тзимицу обладают уникальной способностью лепить живую и не-мёртвую плоть подобно глине. Взамен этого Геб привязал их к родной для них земле. Вдали от родины или почвы, которую они пронесли с собой в не-смерть, Тзимицу быстро слабеют. Если Тзимицу намерен путешествовать, он обязан иметь при себе немного родной земли.

Ассамиты

Клан Охоты обязан своим происхождением богине-охотнице Нейт. Знак Стрельца управляет этим кланом и его делами. Этот клан лучше всех остальных в Додекаде овладел звериной яростью, характерной для нежити. Они добились настолько ужасающего мастерства в деле приближения чужой смерти, что все остальные вампиры боятся их и хотят смирить.

В сердце клана Ассамитов лежит преданность. Во смерти они остаются до омерзения преданы тем богам, которым поклонялись при жизни, будь то Иегова или Мардук. Ничуть не меньше они ценят преданность своему Патриарху. Ассамиты обожают доказывать свою храбрость, самоотверженность и честность, вмешиваясь в чужие дела и затевая драку. К прискорбию, их религия превратила дьяблери других вампиров в священнодействие. Как ты мог слышать, Тремер некогда прокляли клан Ассамитов таким образом, что Витэ других вампиров стало для них ядом. Это проклятие недавно спало (мне неведомо из-за чего); вместо этого Ассамиты теперь страдают от иной напасти - они безумно жаждут крови других вампиров. Я очень сильно надеюсь, что Тремер смогут возобновить действие своего проклятья, которое теперь кажется чуть ли не благословением.

Я призываю тебя держаться как можно дальше от Ассамитов. Их нынешняя кровожадность делает их непредсказуемыми и неконтролируемыми. Я слышал, что некоторые Ассамиты вновь обрели самоконтроль и успокоение в Великом Сете. Также я слышал, что многие Последователи Сета подпитывали безумную жажду Ассамитов, которым они собирались проповедовать. Манипулировать Ассамитами в их нынешнем состоянии слишком рискованно.

Вентру

Я считаю Вентру наиболее гадким из Двенадцати Кланов – и величайшим успехом эонов. Чего ещё ожидать от клана, основанного самим Атумом-Ра? Вентру - это стукачи Демиурга в мировой тюрьме; они считают себя выше остальных заключенных просто потому, что им выдали чуть побольше привилегий. Ра поместил Вентру под знак Козерога, и этот самопровозглашённый «Клан Королей» - дрессированный вожак козлов, который ведёт и смертное, и вампирское стадо на скотобойню эонов. Чума их побери!

Однако гордыня Вентру открывает путь к их обольщению, уничтожению и (возможно) последующему освобождению. Они чувствуют тягу амбиций так же сильно, как и Ласомбра, но многие из них также чувствуют, что должны прятать свои амбиции за фасадом долга, респектабельности и даже мученичества. Вентру, как и все вампиры, в смерти сохраняют недостойные влечения из прежней жизни. Помоги Вентру тайно потворствовать его порокам (его «постыдные» желания скорее удивят тебя своей безобидностью, чем извращённостью), и он твой. Если сможешь противостоять его подчинению чужой воли – берегись, в этом искусстве им нет равных, – ты с лёгкостью купишь у него одни одолжения, другие выбьешь угрозами испортить его драгоценную репутацию и в конечном итоге сломишь его волю, низвергнув до состояния пресмыкающегося ничтожества. Затем тебе останется всего лишь решить, хочешь ли ты восстановить его рассудок и сделать слугой Тёмного бога или же бросить и насладиться его окончательным крахом. Я, конечно же, предпочитаю второй вариант.

Равнос

Пта даровал силу Равнос и поместил их под знак Водолея. Божественный Мастер дал им отблеск своей собственной силы творения. Равнос могут изменять кажущийся вид предметов, создавая образы вещей и существ, которых на самом деле не существует. Самые могущественные Равнос могут мастерить иллюзии ужасной мощи, которые для одного человека становятся абсолютно реальны. Позаботься о том, чтобы никогда не стать их жертвой! Эта власть над иллюзиями прозрачно намекает на истинную суть этого мира и на эонов, которые им правят. Интересно, осознавал ли Пта, сколько правды он раскрыл, создав этот клан лжецов, или, быть может, он с самого начала намеревался сделать Равнос нашими тайными союзниками в деле свержения Ра? Многие Сеттиты находятся во взаимовыгодных и дружеских отношениях с Равнос; некоторые Равнос помогают нам в нашей изобличающей миссии, пускай и по-своему.

К сожалению, многие Равнос не могут понять урок, который скрыт в даре Пта, и растрачивают свои не-жизни на воровство, аферы и прочие мелочные обманы. Эти незначительные одержимости много говорят о душах Равнос, но совершенно бесполезны, когда дело доходит до срыва с них иллюзорных покровов. Можно легко заманить Равнос в наши сети и манипулировать им, пользуясь его личными болезненными влечениями, но заставить его действительно бросить свои привычки всегда очень тяжело.

Впрочем, вопрос слома воли Равнос теперь носит чисто академический характер. Мои информаторы донесли до меня множество историй о том, как Равнос сходили с ума и уничтожали друг друга в своём неистовстве или забывали найти укрытие от солнца. Более половины из них, похоже, были уничтожены.

Тореадор

Под слабым и нерешительным знаком Рыб ты найдёшь Тореадор, самопровозглашённый Клан Розы. Нефтида, сестра и неверная жена великого Сета, даровала их основателю не-смерть в облике Анукет, богини красоты и желания. Если она хотела создать что-то симпатичное, её труды увенчались успехом. Тореадор часто выбирают себе потомков за их красоту или творческие таланты. Если Анукет хотела создать воинов, способных эффективно сражаться с нами, её труды потерпели крах. Мне кажется, что совратить Тореадора легче, чем любого другого вампира. Как-никак, Тореадор прекрасно справляются с задачей по обольщению и развращению смертных; наша помощь тут излишня.

По своему опыту могу сказать, что Тореадор недостаёт постоянства в выборе цели. Они слишком заняты воздыханием над картинами и мадригалами, чтобы обрести настоящую духовную дисциплину. Но они равны нам в умении извращать страсти Каинитов и их стада, а их умений более чем достаточно, чтобы создать необычайно обширные сети влияния, пользуясь ранее сделанными одолжениями и положением среди Каинитов и стада. Ещё они способны передвигаться столь же быстро, сколь Ассамиты: когда ты поймёшь, что Тореадор вышел из себя, твоя голова может быть уже в нескольких метрах от тела.

Иногда я задумаюсь над тем, почему Нефтида сделала Тореадор такими, какие они есть. Чувствовала ли она какую-то привязанность к своему мужу, несмотря на служение Изиде и Гору (и её предполагаемое «прислуживание» Гору в постели), и создала клан, который никогда не сможет противостоять детям самого Сета? Если она прочила своих детей нам в союзники, она могла быть сообщить об этом нам с ними!

Камарилья

Несколько столетий тому назад, после смутного для европейских вампиров времени, старейшины семи кланов состряпали нелепый план, позволяющий им обмануть своих детей видимостью законов, прав и даже справедливости. Старейшины назвали своё маленькое тайное сообщество Камарильей. Как и большинство настоящих несуразиц, этот замысел великолепно воплотился в жизнь. По сию ночь большинство Бруха, Малкавиан, Носферату, Тореадор, Тремер и Вентру свято верят в то, что «принадлежат к Камарилье» как граждане, а не как скот. Гангрел тоже присоединились к Камарилье, но мои источники утверждают, что большая часть Клана Зверя недавно образумилась и порвала все связи с этой царственной обманкой.

Я не буду тратить твоё время на объяснение постулатов их организации. Они ничего не значат. Вместо этого лучше хорошенько изучи несущественные детали о членах Камарильи, обитающих рядом с тобой. Изучи скрытые узы ненависти, желаний, страха и обязательств, которые толкают вампиров на те или иные поступки. Тогда ты сможешь проникнуть взглядом за иллюзию титулов и традиций и увидишь настоящую структуру власти.

Но удели мне минутку, чтобы я мог любезно поделиться с тобой мыслью о Камарилье. Она подавляет многие конфликты между вампирами – а доктор Фрейд недавно осознал, что подавленные конфликты гноятся и затем прорываются наружу в неявном виде. Интриги и злословие в городской Камарилье - это рог изобилия, из которого можно почерпнуть неприлично много информации о тайных одержимостях и соперничестве, которыми ты можешь довести местных вампиров до порабощения, уничтожения или богооткровения – если ты считаешь, что они стоят потраченных на них усилий.

Шабаш

Примерно в то же время, когда была сформирована Камарилья, Ласомбра и Тзимицу объединились в противоборствующий союз, именуемый Шабашем. К ним присоединились недовольные члены многих кланов. В противовес порядку и безопасности, которые обещала Камарилья, Шабаш стал превозносить свободу во всех её проявлениях. На мгновение восхитись вместе со мной основателями Шабаша, которые сумели создать нелепицу даже большую, чем Камарилья.

Первые несколько сотен лет Шабаш прятался от Камарильи; дошло до того, что они массово эмигрировали в Новый Свет. За последнее столетие, однако, Шабаш превратился в могущественного и непреклонного врага Камарильи, несмотря на различные внутренние распри. Осмелюсь заявить, что Камарилья никогда не уничтожит его. Но опять же, я осмелюсь заявить, что Шабаш никогда не уничтожит Камарилью.

Наши братья и сёстры благоразумно поддерживают обе стороны. И князья Камарильи, и епископы Шабаша заплатят с лихвой за информацию о врагах своей секты. Ты сможешь выбивать немыслимые одолжения; просто смотри, чтобы ни одна сторона не заподозрила тебя в том, что другому клиенту ты продаёшь дешевле.

Сама структура Шабаша предоставляет меньше возможностей для подрывной деятельности и разложения. Кровавые ритуалы Шабаша вызывают у его членов чувство ложной преданности. В свою очередь, когда эффект ритуала проходит, эти вампиры зачастую просто устраняют свои разногласия в одном поединке.

Однако одну фракцию внутри Шабаша ты обязан стремиться уничтожить. Эти предатели-еретики, которые называют себя «Змеями Света», нашли убежище в рядах Шабаша. Делай всё, что в твоих силах, чтобы лишить их этого убежища! Я настоятельно призываю тебя подкупать, шантажировать, порабощать и сажать на наркотики любых членов Шабаша, каких только сможешь, чтобы воспользоваться ими против этих злодеев, отрицающих божественность Сета.

Мы сами: слабое звено в Цепи

В небесном Законе Судьбы, насаженном эонами, есть один недостаток. В Зодиаке больше двенадцати созвездий! Знак Скорпиона скрывает созвездие Змееносца. Знак нашего клана. Тринадцатый знак, упорно игнорируемый астрологами на протяжении вот уже 5000 лет.

У нас есть своё место в Цепи Судьбы. Мы вредители, неизвестный фактор, который лишает силы саму Судьбу… и вполне может быть, что наше время уже пришло.

Я упоминал странную резню, которую учинили Равнос между собой. Вечные нашего клана провели гадания. Они отказываются рассказывать молодым о том, что узнали, но жрецы слышали отголоски, по которым можно догадаться о каком-то великом расколе в Клане Грёз. Жрецы из трёх различных храмов сказали мне, что считают, что Первый из Равнос встретил Окончательную смерть – без дьяблери или какого-либо другого замещения. Один из моих знакомых жрецов в храме Ливерпуля умудрился прочитать отрывок из письма своего хозяина другому Вечному. Он не понял, что могут значить такие фразы как «четвероякий Ра», «Дедалины» или «Драконьи Дети», но он понял одну фразу: Додекада разорвана.

Если это правда, то Закон Эонов тоже разорван. Победа над неразумными орудиями эонов кажется как никогда близкой, может быть, даже победа над самими эонами – и полное уничтожение этой тюрьмы, в которой они нас заточили.

Если ты услышишь что-нибудь ещё об этих вещах, пожалуйста, отблагодари меня за любезность и поделись со мной тем, что узнаешь.

Псамметий.

Дитя Таимхотепа.

 

Разыгрывая бога

Не каждый персонаж-Сеттит будет набожным теофидитом или решит создать кровавый культ. Их претензия на божественность, однако, играет значительную роль в обособлении Последователей Сета от остальных вампирских кланов. Здесь, таким образом, представлены способы, позволяющие превратить персонажа-Сеттиты в нечто большее, чем вампир, помешанный на змеях.

Мирская власть: Дополнения для Сеттитов

Репутация Сеттитов как отличных «организаторов» зиждется по большей части на их Дополнениях. Змеи не могут похвастаться такими же политическими связями, как Вентру, или богатством Джованни, но они превосходят всех одним лишь разнообразием своих связей. Сеттиты заслужили свою репутацию за счёт друзей в злачных местах, но мало кто из Змей станет ограничиваться связями только с криминалом. Сложи вместе трёх Сеттитов, и ты наверняка получишь доступ ко всем социальным слоям, от мошенников до миллионеров.

Союзники, Связи, Влияние

Большинство Сеттитов гонится сразу за тремя этими тесно связанными Дополнениями. Ушлый Сеттит всегда выискивает возможность оказать кому-нибудь одолжение и оставить побольше человек у себя в долгу. Светские Сеттиты знают, сколь ценно стремление людей к своему благополучию.

Известность

Большинство Сеттитов избегает славы в мире смертных. Она привлекает слишком много ненужного внимания. Некоторые Последователи всё же привлекают на службу Сету знаменитых людей из-за общественного влияния, которым те располагают, но такие люди обычно полезнее в виде гулей, а не детей. Если известный рекрут покажет, что достоин Становления, он не должен возражать против того, чтобы залечь на дно на пару лет и устроить всё так, чтобы остальной мир его позабыл.

Поколение

Сеттиты уважают низкое Поколение, поскольку оно указывает на более тесную кровную связь с Сетом, но они не одержимы им. Дьяблеризация вампиров из других кланов может показаться неплохим способом обрести могущество для себя и своего культа – но мало кто из старейшин Сеттитов порекомендует это (и не только по причине опасности для себя самого). При разоблачении дьяблери обстановка становится крайне напряженной, а Сеттитам и так не сильно доверяют.

Большинство Сеттитов считают Поколения от Сета, а не от Каина. В конце концов, по словам старейшин Сеттитов, Каин никогда не существовал. Таким образом, Сеттит, который «официально» 13-го Поколения, будет говорить о себе как о потомке Сета в 10-ом Поколении. Остальные Сеттиты будут думать о нём так же, каким бы успешным дьяблеристом он ни был, - если, конечно, их это вообще будет волновать.

Чтобы ещё больше всё усложнить, ортодоксальные культы называют любого Сеттита, просуществовавшего более 1460 лет, непосредственным отпрыском Сета. Религиозные Сеттиты понимают, что это метафора, но вампиров из других кланов это может ввести в заблуждение.

Стадо

Последователи Сета превосходят все остальные кланы в деле создания Стада – особенно кровавых культов. Змей может собрать себе любое Стадо, но многие Сеттиты видят себя жрецами или даже богами. А какой же жрец без паствы, а бог – без почитателей?

Остальные Дополнения Сеттита тоже могут произрастать из его кровавого культа. Разнообразная группа сектантов может одновременно обеспечивать Стадо, Связи, Союзников и Слуг. Обратите внимание: ортодоксальная традиция предписывает Сеттиту вести свою паству как можно дальше по тропе просветления, если та готова по ней идти. Другие Сеттиты могут презирать своего собрата по клану, который эксплуатирует кровавый культ, не обучая его членов Теофидической доктрине и не помогая им в духовном развитии.

Несколько радикально настроенных Сеттитов ставят под вопрос этичность владения Стадом, будь то кровавый культ или что-либо ещё. Они говорят, что это слишком сильно попахивает манипуляциями эонов. Как магические игры с мозгами людей помогают «освободить» их?

Наставник

У большинства Сеттитов есть Наставник. Наставником Сеттита обычно является его сир или пра-сир, но встречаются и духовные наставники, не входящие в прямую родословную персонажа. Выдающиеся наставники могут возглавлять крупные и могущественные культы. У Сеттитов практически никогда не бывает Наставников из других кланов.

Ресурсы

Ни одна из вариаций доктрины не требует от Последователей Сета не-жить в нищете. Змеи копят богатства как ещё один инструмент для оказания услуг и одолжений. Деньги как таковые вызывают у ортодоксальных теофидитов отвращение, равно как его вызывает любая иная привязанность к мирской жизни, но они признают их полезность! Менее религиозные Сеттиты находят, что их Дисциплины дают им преимущества в ведении бизнеса.

Обратите внимание, что Дополнение Ресурсы даёт представление о ликвидных ресурсах Сеттита. Вы вряд ли сможете взять кредит под залог своего тайного храма…

Слуги

Теофидиты часто выбирают себе Слуг из числа самых верных и компетентных членов своего стада. Слуги-сектанты, которые понимают послание Сета и демонстрируют достаточное духовное развитие, становятся гулями и проходят более интенсивное обучение перед своим Становлением. Сектанты, которые проявляют преданность, но недостаточно разумения, остаются простыми прислужниками. Им могут оказывать незначительные формальные почести (например, позволят возглавлять общину во время пения псалмов), но у них почти нет шансов получить Становление. Гули служат до своей гибели, и после их смерти никто особо по ним не скорбит.

Далеко не один Сеттит загулил себе в качестве Слуг животных. Сеттиты отдают предпочтение кобрам и прочим ядовитым змеям, но также могут выбрать другое животное, сопряжённое с мифами о Сете. К ним помимо прочего относятся свиньи (облик дикого борова Сет принимал, когда вырывал глаз Гора) и крокодилы. По клану ходит небылица о Сеттите, который держал у себя гуля-бегемота – ещё одного из зверей Сета.

Статус

Последователи Сета, которые соглашаются на законы Камарильи, могут заработать в секте определённый Статус… но редко когда высокий. Другие Дополнения персонажа-Сеттита лучше отражают его уважение и влияние среди членов Камарильи. Разумеется, Змеи Света зарабатывают Статус в Шабаше обычными методами этой секты: личным могуществом, славными деяниями, харизмой, а также копанием в грязном белье, позорной торговлей одолжениями и предательством – всем тем, чем занимаются исключительно (шабашиты готовы поклясться в этом) в Камарилье.

Большинство Сеттитов, однако, набирает статус только в собственном клане. Статус Сеттита зависит от его религиозных достижений и возраста. Больше всего ценится наличие своего культа: два лидера культа могут ненавидеть друг друга из-за разногласий в доктрине, но каждый будет признавать, что другой – немаловажен. Самые важные факторы, влияющие на Статус, см. в таблице ниже по тексту.

Но помните, что ни один Сеттит не может поднять Статус в клане выше 3, если он не возглавляет культ и храм. Вечные Сотиса автоматически получают Статус 5.

Фактор
Модификатор Статуса
Основа: у Сеттита хорошие отношения с сиром и другими местными Сеттитами 1
Лидер небольшого культа или прихода крупного культа +1
Важный сотрудник в крупном культе +1
Лидер крупного культа и храма +2
Старейшина +1
Знает Тауматургию +1
Выдающийся теолог Теофидитизма (4+ в Знании Сеттитов) +1
Выдающийся эзотерик (4+ в Оккультизме или другом эзотерическом Познании) +1
Выдающийся деятель религиозного искусства (4+ в Выразительности или Ремесле) +1
Локально-важный торговец услугами (4+ в двух полезных Дополнениях) +1

Познания

Даже самые рьяные хулители признают, что Последователи Сета - настоящий кладезь секретов. В клане есть маги крови завидного могущества. В библиотеках главных храмов хранятся истории, мифы и литургии мрачных империй, неведомых археологам. На протяжении тысячи лет христиане и мусульмане кропотливо старались сжечь эти демонические писания и похоронить все следы их авторов. Если бы Сеттиты раскрыли всё, что знают, сразу бы выявилось, что все книги по истории – не более чем сборники лжи. Впрочем, историкам нет нужды бояться за свою репутацию. Змеи не горят желанием погрузить весь мир в безумие… пока что.

Среднестатистический Сеттит редко имеет дело со столь пугающими секретами и тайнами магии. Приземлённые и сиюминутные знания – это тоже сила. Многие Сеттиты изучают Юриспруденцию, Экономику и Политику, чтобы лучше понимать скрытые механизмы, приводящие мир смертных в движение. В практической плоскости Сеттиты отслеживают тайные потоки сил, чтобы их можно было использовать: компьютерные коды доступа и инсайдерская информация не уступает по могуществу колдовским ритуалам.

Любой умелый манипулятор пытается узнать симпатии, антипатии, страсти и тёмное прошлое своей жертвы. Для большинства Сеттитов это нечто большее, чем найти кнопки, на которые можно будет надавить. Теофидическая доктрина делает упор на то, как важно проникать взглядом за наружную поверхность в поисках скрытой истины. Сеттит, который охотится за прокурорскими друзьями детства и записями о нём в реестрах, ищет ключи к его душе – чтобы искусить или воспользоваться им, но так же и просто для того, чтобы разгадать ещё одну загадку этого мира. Не каждый секрет, искомый Сеттитом, обязательно является частью какой-нибудь схемы по захвату власти.

Библиотеки Сеттитов

Крупные, старые храмы важных культов содержат библиотеки, в которых хранятся самые разнообразные эзотерические знания, от мистической поэзии Сеттитов до книг с алхимическими рецептами. Н о просто так в ерховные жрецы к своим книгам никого не подпускают, даже собратьев по клану. Доступ к храмовой библиотеке считается Связями для Последователя Сета. Кроме того, персонаж может получить к ней непрямой доступ через Наставника.

Персонаж, который хочет получить дозволение пользоваться храмовой библиотекой, должен заслужить эту привилегию. Жрец храма может назначить некое испытание, или потребовать выполнить серьёзное задание на благо храма. Типичные испытания включают в себя:

  • Достать гримуар, древний фолиант или талисман из капеллы Тремер таким образом, чтобы Колдуны не заподозрили вмешательство Сеттитов.
  • Пленить или убить недруга одного из жрецов (это особенно сладко, если персонаж находится у жертвы в долгу или просто испытывает к ней симпатию).
  • Доставить посылку, не нарушив печать и не заглядывая внутрь, какие бы звуки и запахи не намекали на то, что там содержится что-то ценное или крайне опасное для не-жизни персонажа.

В лучших традициях Сеттитов будет сделать это задание испытанием характера и в то же время тестом на силу, храбрость и хитрость. После завершения испытания проситель проходит обряд посвящения и приносит клятву хранить тайну. Только после этого он получит доступ к храмовой библиотеке.

Храмы не позволяют выносить книги из своих залов. Вы обязаны читать их прямо в храме, под бдительным надзором жреца. Копировальных устройств в храмах тоже нет. Многие тома попросту уничтожат Маскарад, если только попадут в руки стада. Рукописи Сеттитов часто написаны на арабском, коптском, древнеегипетском или даже демоническом языке, так что персонажу может потребоваться помощь с переводом.

Новая Способность-Познание: Знания Сеттитов

Хеша бросил бумаги обратно Беккету. «Фигня, - объявил он. - Этот свиток - фальшивка».

У другого вампира на мгновение сжались губы. «Ты это определил по фотографии? - прохладно спросил он. - Не изучив бумагу? Я лично нашёл этот свиток в ливийской гробнице».

«Он старый, - ответил Сеттит, - но всё равно фальшивый. Автор утверждает, что служил в Храме Аспидов, но использовал мессу из Абидоса». Хеша откинулся на спинку кресла: «Что, должен признать, тоже по-своему интересно. Ассамиты уничтожили храм в Абидосе во время персидской оккупации Египта. Так сколько, ты говоришь, лет этой гробнице?».

Эта способность оценивает знания персонажа в обширном своде истории, мифологии, теологии, под-культов и ритуалов Змей. Даже когда информация не является тайной , её всё равно бывает нелегко узнать. Обычному Сеттиту придётся десятилетиями путешествовать, учиться и общаться с другими членами клана, прежде чем он узнает разницу между Домом Затмения и Красным Храмом – не говоря уже о настоящих секретах. Многие тексты Сеттитов прибегают к сложным аллюзиям на мифологию и философию. Для их толкования может потребоваться удачный бросок на Интеллект + Знания Сеттитов.

Мало кто из представителей других кланов вообще когда-либо приобретал Знания Сеттитов. Змеи хорошо сторожат свои секреты. Любому персонажу не-Сеттиту, получившему больше одной точки в Знаниях Сеттитов (одному лишь Тёмному богу известно как), стоит хорошенько спрятать свои знания, иначе Сеттиты наверняка выберут его целью для убийства или обращения в свою веру.

Ученик: вы знаете, что помогаете Тёмному богу в его борьбе с эонами, и можете помочь в проведении мессы.

•• Студент: вы можете обсудить широкий спектр различий между практиками и теологией культов и немало осведомлены в вопросах мифологии Сета.

••• Мастер: вы можете детально проанализировать Теофидическую доктрину, знаете имена большинства иерофантов и посвящены во многие секреты. Вы, вероятно, были посвящены в высшие ранги одного или нескольких культов.

•••• Доктор наук: вы знаете точные цели иерофантов и Вечных и прочли многие тайные тексты и гримуары. Секреты Сеттитов покрыли шрамами вашу душу.

••••• Учёный: При таком знании, откуда взяться прощенью?

ТВВ: Считайте это ещё одной Способностью Хобби/Профессионал/Эксперт.

Искушение

Остальные вампиры считают Последователей Сета искусителями и совратителями – и не зря. Сеттиты знают, что один из самых надёжных методов привлечь чьё-либо внимание - узнать, чего хочет данный человек, и предложить ему это. Убедить кого-то в своей точке зрения становится проще, когда ты нравишься собеседнику… и намного проще, когда он в тебе нуждается.

Змеи из кожи вон лезут, чтобы в них нуждались.

Как говорится, ф ортуна улыбается только тем, кто к этому готов. Хороший Сеттит всегда смотрит в оба и держит ухо востро. Люди скрывают свои желания, но они проскальзывают в реакциях на шутки, над которыми могут посмеяться, а могут и не посмеяться, во взглядах, которые могут ловить, а могут избегать, - сотнями различных способов. Чуткий Змей может распознать эти сигналы. Как хороший бармен, он хороший слушатель.

Когда Змей узнаёт, чего вожделеет его жертва, он начинает рассматривать способы, которыми можно удовлетворить это желание. Сеттиты оказывают услуги не только криминального характера. Разумеется, люди хотят наркотиков, секса, денег и прочих незамысловатых вещей. Сеттиты могут далеко зайти в потворстве таким влечениям. Однако тот, кто считает искушение настоящим искусством, старается удовлетворить не столь явно выраженные желания: амбиции, зависть, любопытство. Доступ к влиятельному политику, унижение недруга, безопасность членов семьи – эти и многие другие вещи могут завладевать мыслями человека ничуть не хуже любых материальных благ.

Последователи Сета располагают множеством способов достать то, что нужно человеку. Затемнение делает воровство постыдно простым занятием, а Присутствие существенно облегчает торговлю. Некоторые Змеи могут даже взывать к Тауматургическим Путям и ритуалам.

Послушный кровавый культ может предоставить немало агентов низкого пошиба, на которых можно свалить всю грязную работу. Вам нужно купить панталончики 18-го века или снять квартиру на короткий срок? Пусть сектант делает все телефонные звонки и оплачивает счета. Сектанты также могут разыгрывать маленькие сценки, помогая хозяину в реализации его планов: так, например, они могут устроить небольшие, но отвлекающие внимание беспорядки или организовать толпу поклонников для фиктивной поп-звезды.

Когда все прочие методы не дали результата, Сеттит может попросить помощи у соклановцев. Мудрый Змей заводит полезные Связи, Союзников и накапливает оказанные услуги в собственном клане (равно как и среди других вампиров), а также даёт соклановцам знать, что он может предложить в ответ. Когда кто-нибудь просит у Последователя Сета канареечный бриллиант, утраченную работу Аристотеля или что-то ещё, что Змей не может достать своими усилиями, он звонит всем Сеттитам, каких только знает, и спрашивает – не могут ли они раздобыть этот предмет. Те Сеттиты поднимают свои Связи и так далее. Важные храмы становятся узлами в этой сети. Храмы копят не только всякие эзотерические сокровища, они ещё отслеживают всех членов культа с доступом к необычным ресурсам и способностям.

Представим на мгновение, что примоген Тореадор просит у местного и предположительно… благонадёжного Сеттита оберег от магии крови. Сеттит передаёт запрос в Основополагающий храм своего культа. Через несколько месяцев из храма приходит ответ: иерофант Нисходящего гнезда предоставит такой талисман в обмен на цельный скелет неандертальца и литр крови оборотня. Змей знает, где можно достать скелет, а ещё у него есть знакомый Гангрел, который утверждает, что может выследить и убить оборотня. Сеттит даёт жрецу знать, что он в деле, - и начинает думать над тем, как купить помощь Гангрел. Через месяц у Тореадора есть его талисман, у иерофанта скелет и литр крови, а у Сеттита – Долг Жизни от примогена, который можно эксплуатировать вновь и вновь.

Неумелые барыги сразу требуют платы. Искусные барыги так не делают. Умный Сеттит затевает долгую игру ради крупного куша. Их первая услуга бесплатна. Вторая и третья - скорее всего тоже. Серьёзный искуситель хочет развить у своей цели привычку пользоваться его услугами. Он хочет, чтобы от этой привычки было как можно сложнее отказаться.

Без сомнения, вампир может прибегнуть к сверхъестественным силам, чтобы пробудить в людях желания. Сеттиты разработали целые Тауматургические Пути, посвящённые вызову страстей, влечений и зависимостей. Однако магия несёт в себе определённые риски. Если жертва узнает, что Сеттит заставил её хотеть чего-то, у этого Сеттита наверняка появится заклятый враг. Паразитировать на уже наличествующих пороках куда безопасней, пусть даже результат будет не таким скорым.

Узы крови - ещё один рискованный приём. Он не сработает, если жертва уже связана другими Узами. Если жертва что-то заподозрит до того, как Сеттит завершит связь, вероятно, она с этого момента будет ненавидеть и бояться Сеттита. Шабашиты никогда не остаются связанными надолго и при этом ужасно мстят.

В любом случае, ортодоксальные Сеттиты не одобряют использование Уз в такой манере. Их витэ божественно; поделиться им с другими – священное причастие. Передача витэ недостойному обесценивает его, как если бы вы решили съесть просвиру с борщом вместо чесночных пампушек. Большинство Сеттитов ждёт до тех пор, пока кто-то не изъявит согласие вступить в культ, и только потом требует принести Кровавую клятву как часть обряда посвящения.

По мере того, как цель привыкает к помощи Сеттита, Змей начинает просить у неё ответных услуг. Когда бухгалтер приходит за очередным советом по еженедельным гонкам, Сеттит знакомит его со своим «другом», которому нужно поколдовать над счетами. Вампир, которому требуется помощь в спасении своего убежища от сноса, несомненно, будет не против незаметно припрятать у себя этот ящик? Всего на пару ночей… Чем больше людей (Сородичей и стада) должны Сеттиту ответных услуг, тем больше услуг он может оказать другим людям.

Со временем у скользкого Змея появится целая цепочка клиентов, которые зависят от него, - быть может, даже настолько сильно, что взамен они будут готовы выполнить всё, что бы он у них ни попросил. Если от них не дождаться спонтанной благодарности, Сеттит может попробовать прибегнуть к шантажу: дальновидные Сеттиты оставляют себе фотографии и прочие доказательства неподобающих дел своих клиентов. Шантаж, однако, занятие деликатное. Жертва должна верить, что ей стоит больше опасаться разоблачения своих делишек, чем идти на поводу у шантажиста – и что шантажисту тоже нечего бояться в случае разоблачения. Тут Змеям как раз играет на руку их поганая репутация. Ни один вампир не поверит, что существует хоть одно преступление, которое могло бы опозорить Сеттита. Ещё шантажисту необходимо знать, сколько он может потребовать от своей жертвы, прежде чем она сорвётся с крючка и попытается убить его.

Однако Сеттит, который просто довольствуется властью, не получит особого уважения у своих соклановцев. Для других вампиров установление подобного влияния над другим человеком может быть конечной целью плана по искушению. Для Последователей Сета такое господство – это только начало…

Богооткровение

Когда во власти Последователя Сета оказывается вампир или смертный, кампания по искушению переходит на качественно новый уровень. Благочестивые теофидиты не останавливаются на простой покорности. Они хотят открыть глаза своим жертвам, расколоть их рассудок и предать их душам форму, как гончар придаёт форму вазе. Даже ужасающие, переиначивающие плоть Тзимицу не доходят до такого.

Сеттиты верят, что каждый – будь то вампир или смертный – окутывает свою настоящую душу множеством слоёв самообмана и социальных условностей. Более старомодные теофидиты зовут это цепями эонов. Сеттиты, предпочитающие язык современной психологии, могут говорить о «защитном слое» и «ложном сознании». В любом случае, они хотят избавиться от них и верят, что Сет указал им должный путь. Искушение, соблазнение и совращение жертвы является всего лишь первым шагом на пути к избавлению истинной души от покрова иллюзий.

Мало кому нравится лишаться иллюзий. Сеттиты говорят, что за минувшие тысячелетия вампирам и людям стало комфортно в своих клетках; с другой стороны, на стороне Змей тысячелетний опыт в деле взлома чужих душ. В их самом священном писании, Книге ночных странствий, описаны Откровения Пустоты, способные освободить душу от внушенного эонами обмана – Девять Врат Мудрости, ведущие к раскрепощению и единству с божественным Сетом.

Откровение Экстаза часто приходит первым. Сеттит использует доведенные до крайности ощущения – наслаждение, боль, изнеможение, что угодно – чтобы ввести свою жертву в состояние транса. Наркотики тоже могут сыграть свою роль, но их использование надлежит объединить с другими яркими переживаниями, чтобы ввести посвящаемого в состояние шока, тем самым выводя за обычные границы сознания.

Транс является необычайно личным и религиозным переживанием. Люди, находящиеся в нем, часто ощущают себя так, будто встретили Бога. Достаточно внимательный Сеттит обеспечит жертве должную обстановку и наставления, чтобы та увидела в этом боге Сета. Многие теофидиты верят, что встреча происходит на самом деле, и порой сами впадают в подобный транс.

Откровение Ужаса вызвать проще всего по сравнению с остальными. Для него просто требуется в буквальном смысле напугать жертву до безумия. На один момент вся суета внешнего мира и посторонние мысли исчезают. Когда страх заканчивается и объект понимает, что все еще жив, он чувствует себя рожденным заново. По этой же причине многие дикие племена, мистические культы, Шабаш и ему подобные секты делают боль и страх частью своих ритуалов посвящения. Сеттиты, однако, превращают эту символическую смерть и перерождение в нечто гораздо более страшное, нежели обряд бичевания в каком-нибудь студенческом братстве.

Главный фокус в проведении Откровения Ужаса заключается в последующей необходимости успокоить и направить жертву в нужное русло, чтобы посвящаемый не стал просто-напросто злиться на Сеттита за испытанный страх (хотя такой злости тоже есть свои применения; см. Откровение Гнева). Одной из возможных стратегий является попросту не давать жертве знать, кто стоял за пережитым кошмаром, но появиться сразу после этого и немедленно повести ее к следующему переживанию. Как вариант, Откровение Ужаса можно проводить и в традиционной манере, как часть обряда посвящения в культ. Тогда образ бога становится первым, что жертва видит, когда страх начинает отступать, и жрец приветствует её в милости Сета…

Воины из числа Сеттитов придают особое значение Откровению Гнева. Злость и ненависть, как они утверждают, выводят людей за пределы их сущностей так же хорошо, как и наслаждение, боль или любое другое ощущение. Большей части людей, однако, незнакома по-настоящему дикая, необузданная ярость. Начиная от родителей и заканчивая президентом, общественные авторитеты убеждают их сдерживать свою злобу, вести себя хорошо и держать язык за зубами. Сеттит, дарующий новичку данное Откровение, должен ввести его в слепую убийственную ярость – если нужно, направленную на самого наставника. Жертва забывает всё социальное влияние, внушения, сдержанность, даже собственную безопасность. Когда она приходит в себя, Сеттит помогает ей понять, что в этот момент чистой воли ее душа была обнажена и предстала такой, как есть на самом деле. Маски притворной сознательности никогда больше не будут держаться на лице столь же прочно, как прежде.

Откровение Желания заключается в том, чтобы заставить жертву наслаждаться вещами, вызывающими у нее отвращение. Пока она удовлетворяет свои аппетиты и амбиции, наставник-Сеттит побуждает ее к исследованию все большего числа потаенных вожделений и открытию новых. Он изучает страсти и извращения посвящаемого, чтобы определить подлинную форму его души; он надеется найти в нем стремление настолько кошмарное и неотразимое, чтобы его удовлетворение раскололо представление жертвы о самой себе до состояния, в котором невозможны ни оправдания, ни лицемерие. «Я не должен хотеть этого, - думает посвящаемый. - Я не могу хотеть этого. Но я хотел этого, я наслаждался этим, и я хочу этого снова! Кто я?»

Откровение Желания часто включает в себя преступные акты вроде изнасилования, убийства или крайних форм сексуального извращения, поскольку большая часть людей тратит особенно много усилий на отрицание именно этих влечений – если не по какой-то другой причине , то хотя бы ради собственной безопасности. Возможны, однако, и другие «запретные» стремления; Сеттиту подойдет любое достаточно сильное желание, чтобы вышвырнуть жертву за пределы ее обычного «я» и подготовить к принятию нового через службу Сету.

Откровение Пресыщения использует ровно противоположный подход к желанию. Вместо того, чтобы распалять его в жертве, Сеттит доводит его до истощения путем чрезмерной стимуляции, пока наслаждение не меркнет, и процесс, некогда приносивший такое удовольств ие , не начинает утомлять и отвращать.

Это Откровение требует бережного подхода и внимательности. Физиологическая зависимость, например, никогда не выдохнется сама по себе. Наркоман попросту привыкнет к ней настолько, что потеряет возможность жить без своего наркотика, пусть и не получая от него более кайфа.

Откровение Отчаяния протекает куда более жестоко. Сеттит преподносит его, выясняя, чем жертва дорожит и что любит и ценит больше всего на свете… а затем уничтожает это либо навсегда отбирает без малейшей надежды на возвращение. Если жертва души не чает в своей жене, Змей внушает ей отвращение к мужу. Если жертва находит наибольшее счастье в красотах искусства, Сеттит ослепляет ее. Ни перед чем не останавливающийся бизнесмен может обнаружить, что его дело загублено, а деньги пропали до последней копейки. Обычно Сеттит, посвящающий жертву в Откровение Отчаяния, не останавливается лишь на одной потере – он уничтожает как можно большую часть ее жизни.

Однако основной целью кампании Отчаяния являются гордость и стойкость посвящаемого. Змей идет на все, чтобы доказать ему невозможность осуществления его амбиций и недоступность его идеалов. Так или иначе, все надежды и радости жертвы обращаются в прах. Ей ничего не достичь – по крайней мере, не без помощи высшей силы. И Сеттит уже готов показать ей такую.

Откровение Неведения разрушает ощущение уверенности жертвы в своей жизни и в окружающем мире. Недостаточно просто показать жертве что-то неожиданное. Люди привыкают к сюрпризам. Доказать смертному, что вампиры существуют, например, будет недостаточным – разве что тот был особенно упорен в своем скептицизме. Сеттит должен знать разум жертвы достаточно хорошо, чтобы найти вещи, которые она не сможет признать за правду – и потом заставить ее в них поверить. Сторонник превосходства белой расы может узнать, что среди его недавних предков были негры; возлюбленный родитель окажется давним лидером преступной корпорации. Если предоставленное откровение действительно является истиной, оно и к лучшему, но особо целеустремленный теофидит не станет гнушаться умело созданного обмана.

В процессе введения в данное Откровение Сеттит выворачивает наизнанку моральные убеждения жертвы. Он показывает ей, как поступки, которые она считала добрыми, на самом деле принесли зло, а вещи, вызывавшие у нее отвращение, закончились добром. Простые философские доводы тут не сработают: Змей должен показать своей жертве – дать ей непосредственно испытать – невозможность отличить добро ото зла, помощь от вреда и любовь от ненависти. Скажем, сострадательная социальная работница может увидеть, какой вред она причинила жизням тех, кому пыталась помочь – даже если Сеттиту придется обеспечить этот вред самому. Когда посвящаемый поймет, что его моральный кодекс является не более чем бесполезной чушью, Сеттит предоставит ему новый.

Пожалуй, это Откровение наиболее трудно в достижении – по крайней мере, если Сеттит надеется раздробить убеждения жертвы одним ударом. Как правило, он предпочтет объединить Откровение Неведения с иным шокирующим просветлением. Если поклонение египетскому богу-вампиру кажется человеку обыденным и совершенно логичным после всего, что он узнал о себе самом и о своем мире, Сеттит хорошо исполнил свою работу.

Нам всем нравится считать, что мы контролируем свою жизнь или, по крайней мере, что ее контролирует некая надежная высшая сила. Откровение Хаоса избавляет от подобной уверенности, лишая жертву ощущения жизни в упорядоченном, предсказуемом мире – либо безумна она, либо безумен он сам. Сеттиты обычно комбинируют использование галлюциногенов с подлинными, но абсурдными событиями, чтобы разрушить в посвящаемом чувство реальности. Это Откровение может быть объединено с Откровением Отчаяния, если Сеттит предпочитает использовать бессмысленные трагедии (такие как «случайное» убийство любимого человека), чтобы убедить жертву в абсурдности и хаотичности существования. Когда она не может более отличить реальность от вымысла или объяснить что-либо из происходящего вокруг, Сетит предлагает ей поклонение Сету как новую неподвижную точку, вокруг которой можно выстроить свою жизнь.

Последний урок – это Откровение Крови. Это и есть Становление: ужас, экстаз и желание, испытанные поочередно, когда жертва умирает, возрождается и утоляет свой голод в первый раз. Многие теофидиты, однако, приберегают это величайшее из всех Откровений до той поры, пока посвящаемый не станет частью культа Сета, пройдет через несколько Врат Мудрости и докажет свою верность. Такой смертный более не является жертвой, но подлинно готов к посвящению в одно из величайших таинств Сета.

Главенствование в культе

По сравнению с могучими древними вампирами, неонаты даже самим себе могут казаться немощными. Но по сравнению с жалкими смертными даже неонат – это могущественная сверхъестественная сила. Последователи Сета учитывают эту базовую истину. Даже последний из них может стать кровавым богом ночи в глазах благоговеющих аколитов. Как доказали джоунстаунские Врата Небес и другие суицидальные культы, можно успешно разыгрывать из себя бога, пользуясь одним лишь хорошо подвешенным языком. Представьте, насколько легко внушить такой фанатизм, обладая действительно сверхъестественными способностями.

Очень кстати в списке клановых Дисциплин Сеттитов оказались те две, которые больше всего подходят для игры в бога. Присутствие позволяет вызывать восторг, ужас и благоговение. С помощью Затемнения Сеттит может незримо ходить среди смертных и выведывать их тайны либо действительно принимать обличие бога. Будучи использованными вместе, эти Дисциплины необычайно убедительно создают эффект встречи с божественным.

Надо признать: чтобы выдавать себя за бога, требуются значительное мастерство в Манипулировании и Исполнении. Но Сеттит вполне может воспользоваться простенькой бутафорией, чтобы облегчить себе задачу. Например, Сеттит, желающий сыграть роль египетского бога с головой животного, может надеть маску от карнавального костюма. Благодаря Маске 1000 лиц даже грубая обманка будет казаться совершенно реальным зрелищем. Змеи Света зачастую будто бы трансформируются в лоа во время религиозных церемоний; Кобры держат в своих храмах характерные атрибуты и костюмы лоа. Что самое важное, община ожидает такую божественную одержимость или метаморфозу. Благодаря этому, даже незначительное количество успехов в броске на Маску 1000 лиц будет достаточно , чтобы превратить Последователя Сета в воплощение бога… по крайней мере верующим этого хватит. Скептикам же сие действо может показаться неубедительным.

У Серпентиса не так много применений. Трансформация в змеечеловека или гигантскую змею может впечатлить деревенщин, но оставляет Сеттиту не слишком широкое поле для выбора: скольких богов-змей может назвать среднестатистический человек? Жрецы Последователей Сета крайне редко прибегают к Коже гадюки , если не требуется стать олицетворением самого Сета. Глаза змея в некоторой мере могут имитировать Присутствие. Во время разговора Сеттит ловит взгляд смертного своими притягательными, завораживающими глазами василиска. При определённом везении смертный примет очарование взглядом за очарование посланием вампира.

Но Змеи не ограничивают себя клановыми Дисциплинами. При должной сноровке применение любой Дисциплины может вызвать у смертного благоговение. Сеттиты-Воины знают, как небольшая демонстрация всесокрушающей, неодолимой силы может заставить слушаться даже самых несговорчивых смертных. Старая клановая традиция рекомендует Анимализм в качестве способа проявить собственную божественность без наносного великолепия: заставьте свирепых псов и диких зверей лизать вампиру руки и вилять перед ним хвостом. Однако Тауматургия – несколько стилей Чародейства Сеттитов – лучше любой Дисциплины предоставляет обилие способов благословлять, проклинать и ошарашивать смертных и вампиров. Сеттитские колдуны-жрецы верят, что своей магией они являют могущество Сета и доказывают собственную божественность.

Чародеи Сеттитов проклинают не только тех, к кому лично испытывают неприязнь: они часто наводят проклятья, чтобы помочь с осуществлением мести своим неправедно обиженным прихожанам. В этом плане выделяются Змеи Света – у них особенно сильно размыта грань между жрецом и профессиональным колдуном. Они могут свободно продавать проклятья и другие активные заклинания (привороты, экзорцизмы и т.п.) широкой группе людей, прямо как любой смертный бокор или сантеро – вот только магия Кобры, скорее всего, сработает!

Основные традиции Сеттитов считают кровавый культ серьёзной ответственностью. Даже Змеи света соглашаются в этом со своим родительским кланом. Нет такого закона, который бы запрещал Последователю Сета безжалостно использовать свой культ в качестве Стада, не давая ничего взамен. Сеттиты называют таких эгоистичных священников «осирисами», поскольку они берут на вооружение жадные, сбивающие с верного пути методы, которые Сеттиты приписывают своему ненавистному врагу. Невежественные Каиниты теперь называют этим именем любого лидера культа. Сеттит с таким паразитическим подходом к делу, однако, потеряет весь свой Статус в глазах более благочестивых соклановцев. У Сеттитов нет Инквизиции, чтобы насаждать свои правила, но отдельный Сеттит может выразить своё неприятие, отказавшись сотрудничать с осирисом или создав ему проблемы с местными вампирами.

Нет, истинный теофидит рассматривает свой культ как настоящую паству. Будучи жрецом и наместником Тёмного Бога на Земле, он берёт на себя ответственность за их души. Он делает куда большее, чем просто демонстрирует могущество Сета во время религиозных обрядов, собирая за это плату кровью. Как любой послушный своему долгу жрец, Сеттит принимает участие в жизни и не-жизни своих прихожан. Он наставляет их в моменты, когда душа их смущена, и даёт советы, как лучше применять учения Тёмного Бога в такой ситуации. Когда он видит готовность аколитов, он подводит каждого из них к своему Откровению Пустоты, продвигая их на пути духовного развития.

Членство в культе Сеттита даёт и более осязаемые преимущества, да. Преданный аколит может стать гулем, напрямую отдавшись служению своему культу и богу с благословения самого этого бога. Если сектант испытывает трудности в деловой сфере, с похотью, местью или с другой проблемой личного характера, которую не получается решить своими силами, он может попросить помощи у своих товарищей-единоверцев. Если ничего не вышло, в крайнем случае он может обратиться к своему духовнику-теофидиту – воплощению самого бога. Так Сеттит может показать, как могущество Сета позволяет преодолеть любые препятствия, воздвигнутые эонами на пути у верующего.

Символы веры

В отличие от большинства религий смертных, кровавым культам Сеттитов приходится скрываться от мира и даже от других вампиров: у Последователей Сета множество недругов. Они не могут поместить в телефонный справочник «Храм Сета» и указать его адрес.

Так как же сектанты Сета узнают друг друга? Сеттиты берут пример с ранних христиан, которые использовали рыбу в качестве тайного знака. Последователи Сета исследуют мифы и легенды о своём боге на предмет наличия в них эзотерических отсылок и образов, которые непосвящённый вряд ли узнает. Они встраивают эти кодовые символы в свои одеяния, интерьеры домов и убежищ, в свой бизнес и места для встреч.

Многие вампиры знают, что Последователи Сета зациклены на змеях. Таким образом, желающий сокрыть свою клановую принадлежность Сеттит не станет использовать змеиные мотивы в своей одежде или обстановке. Он не станет обустраивать свой храм в служебном помещении зоомагазина для любителей змей или в баре под вывеской «Кобра» и в прочих столь же безнадёжно очевидных местах. Явные египетские темы вроде пирамид, сфинксов и мумий тоже могут выдать его. Сеттит будет использовать такие символы только в том случае, если он хочет, чтобы другие вампиры нашли это место.

Вместо этого умный Сеттит воспользуется тем фактом, что у Сета есть множество тотемных животных помимо «Тифонического зверя», чья голова стала эмблемой их клана. К примеру, важную роль в мифологии и иконографии клана играют крокодил, бегемот и чёрная свинья. Сеттит может купить забегаловку, назвать её «Сафари» и поместить на вывеску улыбающихся мультяшных крокодила и бегемотика.

К тому же египтяне поместили своего Тёмного бога не небо. Они верили, что Сет обитает в Большой Медведице точно так же, как в Орионе они видели фигуру Осириса. Так что Сеттит может обозначить себя, нарисовав Большую Медведицу, пометив своё жилище изображением медведя или дав отсылку к «Семи звёздам» или «Полярной звезде».

Сет был богом пустынь, землетрясений, бурь, затмений и туч, скрывающих солнце. Он изобрёл пиво и любил салат-латук (который египтяне считали афродизиаком – это к вопросу о яростной мужественности Сета). Сеттит, прошедший надлежащее посвящение, подмечает все эти указания на мифы о Сете, особенно если они встречаются в комбинации друг с другом. Тогда он речью, костюмом или действиями дает понять о собственной приверженности Сету и ждёт, не последует ли за этим ответ. После нескольких таких осторожных обменов паролями двое сектантов смогут разговаривать более открыто, и местный Сеттит может организовать временное убежище для гостя.

Божественная сила

Последователи Сета считают себя причастными к божественному. Однако некоторые боги владеют большей силой, чем другие. За прошедшие тысячелетия старейшие вампиры низкого Поколения создали особые способы применения Дисциплин высокого уровня. К тому же они владеют громадным объёмом колдовских знаний: у Змей нет врождённого таланта Тремер, но они изучали магию крови намного дольше.

Продвинутый Серпентис

••••• • Клыки Кобры

Персонаж, использующий «Облик Кобры», вместе со змеиным обликом получает дар ядовитого укуса. К сожалению, гигантские черные кобры склонны обращать людей в стремительное бегство. Данная способность Серпентиса позволяет Сеттиту заполучить дар ядовитого укуса, не трансформируя все тело, благодаря чему он с куда большей легкостью может ошеломить жертв за счет эффекта неожиданности. Полиция задает вопросы, когда кто-нибудь умирает от укуса кобры в неподходящих обстоятельствах, поэтому «Клыки Кобры» по-прежнему нужно применять с умом.

Система: Сеттит тратит один пункт крови и за один ход его клыки становятся полыми, более вытянутыми и ядовитыми. Вампир впрыскивает яд при укусе. Он по-прежнему должен взять жертву в захват, чтобы нанести укус, который вызывает обычное количество повреждений; однако яд убивает смертных за одну минуту. Укушенные вампиры или иные сверхъестественно стойкие существа получают десять уровней аггравированного урона в течение пяти минут, минус одна точка за каждый пункт Выносливости.

Система ТВВ: применение этой способности стоит одну Черту Крови, и эффект длится одну сцену (или один час в зависимости от того, что закончится раньше). Укус требует обычного Физического состязания между нападающим и жертвой.

••••• •• Божественный Облик

Многие старейшины-Сеттиты низкого поколения больше не нуждаются в иллюзиях Затемнения, чтобы казаться богами. При помощи этой способности Серпентиса Сеттит может физически превратиться в бога. Последователи Сета мужского пола обычно преображаются в самого Сета: мускулистого мужчину с головой Тифонического Зверя - животного с длинной узкой мордой и вертикальными ушами с плоскими кончиками. Реже они принимают облик крокодилоголового бога Собека, которого египтяне часто ассоциировали с Сетом, или обладающего волчьей головой бога войны Упуаута, часто отождествлявшегося с сыном Сета Анубисом. Сеттиты женского пола обычно принимают облик жены Собека Рененет - богини с головой кобры - или богини-гиппопотама Таурт, иногда называемой супругой Сета. Обе они были богинями беременности и деторождения. Вероучение Сеттитов почитает все четыре божества старшими детьми Сета.

Приняв Божественный Облик, вампир становится более сильным, выносливым и внушительным. И, что может быть еще более важным, во время отождествления себя со своим божественным прародителем, воля Сеттита становится сильнее.

Система: Персонаж тратит три пункта крови и в течение одного хода принимает Божественный Облик. Пребывая в Божественном Облике, вампир получает по две точки в Силе и Выносливости и по одной точке в Харизме и Манипулировании, однако его Внешность падает до 1. Таким образом, вампир может подняться над ограничениями, допускаемыми его поколением. Персонаж также получает два полных пункта Силы Воли (до максимума 10). Сеттит может пребывать в «Божественном Облике» целую сцену.

У вампира имеется всего одна форма Божественного Облика (если только он не приобретёт эту способность дважды). Персонаж не знает, какой из Божественных Обликов у него проявится. Божественные предки сами решают это… заодно с игроком и Рассказчиком.

Система ТВВ: игрок-Сеттит меняет три Черты Крови на четыре Физические Черты, две Черты Силы Воли, Социальную Черту Устрашающий и негативную Социальную Черту Звериный.

••••• ••• Украсть Сердце

На применение способности Серпентиса Сердце Тьмы на других вампиров обычно приходится потратить несколько часов, к тому же она работает только во время новолуния. Однако некоторые старейшины Сеттитов могут вынуть сердце из груди другого вампира лёгким движением руки. Это не уничтожит вампира… если только Сеттит не уничтожит украденное сердце. Как бы мало времени на это не требовалось, Украсть Сердце всё же не так-то просто, но мало какие из эффектов Дисциплин могут столь же стремительно и столь полно оставить одного вампира во власти другого.

Система: Персонаж должен потратить один пункт Силы Воли. Украсть сердце у нерасположенного к этому вампира это задача не из лёгких - ничуть не легче, чем проткнуть его колом: нападающий должен получить как минимум три успеха на броске Ловкость + Драка (сложность 9). Жертва может пользоваться Стойкостью для поглощения успехов нападающего, но обыденная Выносливость не поможет спастись от этой магической атаки.

Вампир, который лишился своего сердца таким способом, получает один непоглощаемый уровень аггравированного урона вместе со всеми преимуществами и недостатками, приведёнными в описании Сердца Тьмы. Сопротивляться безумию теперь станет легче (-2 к сложности), а деревянный кол в груди отныне не возымеет никакого эффекта. С другой стороны, если кол вонзить в украденное сердце, вампир сразу же впадёт в торпор, а если сердце окажется на солнечном свету или в огне, вампир сгорит дотла; даже укус в сердце вызовет аггравированые раны у вампира, о котором идёт речь.

Система ТВВ: Для кражи сердца у не желающего этого вампира используется то же самое Физическое состязание, что и для протыкания колом.

••••• •••• Тень Апофиса

Только Сет и его собственные дети могут применить эту пугающую силу. Эти древние монстры способны принять форму побеждённого врага Сета – Апофиса. Вампир становится огромной змеёй из текучей, блистательной Тьмы – не обычной темноты, но анти-света, подобного той чёрной силе, которой управляют Ласомбра. В этом состоянии никакая физическая сила не способна навредить вампиру: ни клыки, ни когти, ни пули, ни взрывы – ничего кроме огня, солнечного света и магии. Материальные барьеры вряд ли остановят вампира, чьё тело состоит из тьмы и просочится даже через малейшую трещину. Но в то же время вампир свободно может применять физические и магические силы.

Система: Принятие формы Апофиса стоит один пункт Силы воли; вампир остаётся в этой форме в течение сцены. Для завершения трансформации должно пройти три хода. В этой форме вампир не получает повреждений от физических атак: кулаки, оружие и падающие здания проходят сквозь него, как если бы он был простой тенью. Однако огонь и солнечный свет наносят аггравированые повреждения по обычным правилам, и на превращённого вампира всё ещё можно воздействовать магией. Сам вампир получает по три точки в каждом из Физических Атрибутов. Игнорируйте в данном случае все ограничения, вызываемые Поколением, так что вампир сможет повысить Силу, Ловкость и Выносливость выше 10. Превращённый вампир может использовать свою Силу для совершения обычных атак ближнего боя, а также кусать противников на Сила + 2 кубиков урона. Помимо этого вампир способен применять Дисциплины, не требующие рук.

Система ТВВ: потратив одну Черту Силы Воли, персонаж получает шесть Физических Черт и становится неуязвим для всех видов урона, кроме обозначенных выше. Трансформация длится одну полную сцену.

Высокие уровни Затемнения и Присутствия

Старейшины Сеттитов низкого Поколения наряду с коронной Дисциплиной их клана – Серпентисом - могут изучать особые способности Затемнения и Присутствия. Эти старые Змеи могут учить любые продвинутые формы Затемнения и Присутствия, приведённые в Путеводителе по Камарилье. Но Последователи Сета разработали несколько своих собственных узнаваемых эффектов Затемнения и Присутствия.

Мысленный Лабиринт (Затемнение ••••• •)

Вместо того чтобы скрывать или маскировать вампира или объект, это умение лишает жертву чувства направления. Она буквально не видит перед собой дороги и начинает ходить кругами, оказавшись привязанной к той области, которую выбрал вампир. Вампир может запереть жертву в ее собственном доме: с её точки зрения, дом сворачивается внутрь себя самого, а все выходы ведут обратно внутрь.

Система: Игрок должен сделать бросок Харизма + Запугивание (сложность равна Силе Воли цели). Сложность увеличивается на 2, если персонаж не имеет возможности заговорить с выбранными жертвами, чтобы сообщить им о том, что они не смогут выбраться. За каждый успех персонаж может повлиять на одну жертву. Эффекты действуют одну сцену.

Обычно эта способность применяется в здании со множеством помещений, вроде дома или крупного сеттитского храма, или на открытой местности примерно равного размера, например, в лесу. Более крупный район (от офисного небоскреба и до целого городского квартала) уменьшает сложность на 1 и увеличивает длительность действия до целого дня. Если вампир хочет запереть жертву в одной комнате, персонаж должен потратить пункт Силы Воли. Персонаж также должен потратить пункт Силы Воли, чтобы применить Мысленный Лабиринт на сверхъестественных существ, вроде оборотней, магов, других вампиров или гулей.

Система ТВВ: Чтобы создать Мысленный Лабиринт, вы должны выиграть в Умственном состязании с жертвой. Для того чтобы запереть жертву в одной комнате потребуется трата одной Черты Силы Воли.

Смущение Взора (Затемнение ••••• •)

Эта способность специфическим образом распространяет эффект Маски 1000 Лиц на другого индивидуума. Находясь под воздействием этой способности, жертва воспринимает некоего одного индивидуума, по выбору вампира, как кого-то другого. Скажем, жертва может принимать архиепископа Шабаша за человека-дворника, или презренного Анарха — за примогена, чьей благосклонности жертва добивается. Жертва слышит все, что говорит «замаскированный» индивидуум, но бессознательно оправдывает любые несоответствия в ответах собеседника. Если «замаскированный» напрямую пытается разъяснить жертве, кем он является, жертву будет сложно переубедить и она может разозлиться.

Система: Применение этой способности обходится в один пункт Силы Воли. Игрок делает бросок Силы Воли (сложность равна Силе Воли цели). Если бросок успешен, жертва принимает одного индивидуума, указанного персонажа, за другого индивидуума, выбранного персонажа. Длительность действия эффекта — до 24 часов.

Жертва будет находить объяснение или игнорировать большинство доказательств того, что «замаскированный» является не тем, кем она его считает. Если «замаскированный» пытается втолковать жертве, кем является на самом деле, жертва может сделать бросок Силы Воли, чтобы выйти из-под действия «Смущения Взора» (сложность 9, -1 за каждый успех, который «замаскированный» может получить в броске Харизма + соответствующая Способность, связанная с его попыткой убедить жертву, что та заблуждается).

Система ТВВ: применение этой способности стоит одной Черты Силы Воли. Маскировка другого индивидуума против его воли потребует успеха в Умственном состязании против него.

Искушение (Присутствие ••••• •)

Эта способность позволяет Сеттиту соблазнить жертву совершить некое действие, которое она в нормальных условиях не стала бы предпринимать. Как правило, это греховный поступок, но все зависит от Сеттита: Искушение провоцирует редкостную щедрость с тем же успехом, что и алчность, и целомудрие — с той же вероятностью, что и похоть. Сеттит должен поговорить с жертвой хотя бы минуту и намекнуть на действие, к которому хочет ее подтолкнуть.

Система: Чтобы подтолкнуть жертву, персонаж должен сделать успешный бросок Манипулирование + Лидерство (сложность равна значению Человечности или Пути Просветления жертвы). Одного успеха достаточно, чтобы изменить характер и цели жертвы на одну сцену. Если количество успехов превышает значение Совести или Убежденности жертвы, изменение произойдет на неопределенно долгий срок (хотя жертва и сможет бороться с ним, тратя на это время и Силу Воли, как при сопротивлении психозу).

Сеттиты создали множество вариаций этой способности, таких как:

Одержимость: Жертва испытывает всепоглощающее влечение к определенному веществу, действию или состоянию. Она может впасть в ярость (жертва должна сделать проверку на Безумие), если не получит или не насладится желаемым до того, как отправится спать.

Истинная Воля: Некоторое время жертва будет удовлетворять каждое мимолетное желание или побуждение своей Натуры, совершенно забыв о сдержанности.

Система ТВВ: Чтобы на одну сцену изменить желания выбранного персонажа, игроку необходимо выиграть у него в Умственном состязании. Повторяя состязание, можно добиться постоянного эффекта: для этого надо выиграть количество раз, равное Совести или Убеждениям цели.

Фобия (Присутствие ••••• ••)

Поговорив со своей жертвой, Сеттит может внушить ей иррациональный страх перед определенным предметом, веществом, личностью или состоянием. Объект фобии может быть широкой категорией (автомобили) или очень узкой (розовые «форды» 79 года) — но жертва должна быть способна узнать и понять, страх перед чем вампир желает ей внушить. Последний пример, скажем, не подействует на жертву, не различающую цветов.

Система: Для внушения фобии нужен успешный бросок Манипулирование + Запугивание (сложность равна Смелости жертвы + 3). Один успех награждает фобией, которая держится одну сцену. Если получено число успехов большее, чем значение Смелости жертвы, фобия остается навсегда, хотя жертва и может преодолевать фобию так, словно это Психоз.

Система ТВВ: Чтобы внушить фобию на одну сцену, игрок должен выиграть у выбранного персонажа в Умственном состязании. Повторяя состязание, можно добиться постоянного эффекта: для этого надо выиграть количество раз, равное Смелости цели.

Моральное разложение (Присутствие ••••• •••)

Эта ужасная способность позволяет Сеттиту сломить мысленные барьеры, отделяющие Зверя жертвы от её либидо. Жертва постепенно начнёт наслаждаться яростью и агрессией и в итоге пристрастится к садизму. Сеттит также может вызвать обратную зависимость, чтобы удовольствия вгоняли жертву в Звериное Безумие. Эти два эффекта создают спираль вожделения и жестокости, которая затягивает несчастного в пучину безумия.

Система: чтобы развратить жертву, игроку требуется побороть уровень её Человечности (или Пути Просветления) в расширенном броске Манипулирование + Эмпатия. Если Сеттит сможет в совокупности набрать количество успехов, равное уровню Человечности или Пути жертвы, она пострадает от Морального разложения. Применение этой способности персонажем, чья Человечность выше 3, автоматически понизит её на один уровень (что обычно не является проблемой для тех немногих старейшин Сеттитов, которые умеют пользоваться этой силой).

Подвергнутая моральному разложению жертва обязана делать проверку на безумие каждый раз, когда она испытывает удовольствие: начиная сексом и заканчивая любимой едой. Жертва незамедлительно попытается дать волю своей похоти самым зверским образом, будто вампир, ищущий крови. Обратите внимание, что Моральное разложение работает как на смертных, так и на вампирах (хотя у людей Зверь намного слабее, отчего они совершают броски на сопротивление Безумию по пониженной сложности). В свою очередь, вампир в своей ярости может пожелать чего-то большего, чем просто крови. Это может привести к нереально странным ситуациям, когда, например, обезумевший вампир врывается в магазин аудиозаписей, чтобы послушать свою любимую музыку и убить всех, кто будет мешать ему.

Жертва не может подавить Моральное Разложение тратой пункта Силы Воли: это не какое-то там вызванное помешательство, а фундаментальное изменение Проклятия Каина. Инконню могут знать, как избавиться от морального разложения – если, конечно, они действительно знают секрет Голконды. Сеттит, вызвавший Моральное разложение, может по своему желанию снять это проклятие, но вероятнее всего он будет вынуждать жертву смотреть на Разложение как на возможность для самопознания.

Система ТВВ: Игрок должен побороть Черту Человечности жертвы Умственными Чертами своего персонажа-Сеттита. Жертва вынуждена делать обычные проверки на безумие каждый раз, когда занимается делом, приносящим ей удовольствие.

Комбинированные Дисциплины

Помимо прочего Сеттиты разработали для себя несколько специальных «комбинированных дисциплин». При наличии выбора, большинство Сеттитов предпочтёт изучить клановую версию Тауматургии, а не овладевать единственной весьма узконаправленной способностью Дисциплин. И всё же каждая из трёх представленных ниже сил благодаря своей полезности заработала в клане некоторую известность. Какой-нибудь сеттитский культ может выделиться из общей массы культов, обучая некой специальной комбо-Дисциплине. Сеттит, который разработает оригинальную комбинированную способность и предложит другим членам клана обучиться ей, скорее всего, поднимет свой Статус.

Лик возлюбленной (Затемнение •••, Присутствие ••• )

С помощью идеальной комбинации Маски 1000 лиц и Восторга, Сеттит может предстать чужому взору в образе кого-то, кого жертва любит. Сеттит может выбрать, чью именно личину он наденет. Если он не знает, кого может любить жертва, он может позволить ей самой определить своего «возлюбленного», а остальное уже сделает волшебная сила. Только в этом случае Сеттиту придётся напрячь весь свой ум, чтобы определить – за кого же его принимают?

Система: Персонаж-Сеттит совершает бросок Харизма + Эмпатия (Сложность 6). Успех означает, что выбранная вампиром жертва будет принимать его за своего возлюбленного до тех пор, пока находиться в присутствии вампира.

Система ТВВ: См. Маску 1000 лиц. Игрок обязан всегда тратить Умственную Черту, когда использует эту силу, потому что он выдаёт себя за какую-то конкретную персону.

Изучение этой силы стоит 18 очков опыта. В ТВВ эта сила стоит 9 Черт Опыта.

Тифонический зверь (Могущество •••, Серпентис ••••)

Сетитты-воины почти наверняка будут изучать эту силу (также имеется её разновидность, требующая 6-ой уровень Серпентиса). Вампир принимает форму таинственного Тифонического животного.

Система: Применение этой силы требует траты трёх Пунктов Крови; на завершение метаморфозы уходит три хода. Трансформировавшийся вампир получает по одной точке в Силе, Ловкости и Выносливости, а также преимущества Могущества. Шкура Тифонического зверя поглощает повреждения, как Кожа гадюки: сложность поглощения снижается до 5, при этом вампир может прибавлять значение Выносливости к набору кубиков на бросок поглощения аггравированных повреждений от клыков и когтей, но не от огня, солнечного света и магии. Помимо этого Сеттит получает дар ядовитого укуса Клыков кобры, может бегать с удвоенной скоростью и получает +2 кубика на все броски Восприятия, связанные со слухом и обонянием.

Вампир остаётся в звериной форме до следующего восхода солнца или пока сам не решит вернуться в прежнюю форму. Одежда и прочие небольшие личные вещи превращаются вместе с ним.

Система ТВВ: Применение этой силы стоит три Черты Крови. Персонаж получает те же Черты и дополнительные повреждения, как и у Кожи Гадюки, но так же он получает и негативные Социальные Черты. В дополнение к этому персонаж приобретает ядовитый укус, Умственную Черту Наблюдательный х2 и три Физические Черты.

Изучение этой силы стоит 21 очко опыта. В ТВВ - 11 Черт Опыта.

Взвесить Сердце (Прорицание •••, Серпентис ••••• )

Древние египтяне верили в то, что совесть и суждения покоились в сердце: в посмертии боги взвешивали сердце человека – летопись его деяний – на весах, на другую чашу которых клали перо истины. Сеттит, изучивший Сердце Тьмы, может не только изъять сердце другого вампира, чтобы спрятать его в укромном месте, но ещё у него появляется возможность заглянуть в чужую душу. Он может воспользоваться этой возможностью при помощи Прорицания. Уподобившись богу Тоту, вампир, владеющий этой силой, может «взвесить» чужое сердце и прочесть характер и грехи его владельца. Зная чей-то характер, искушать, совращать и учить этого индивидуума становится намного легче.

Система: Эта способность активируется броском Восприятие + Эмпатия (Сложность 8). Каждый успех раскрывает один секрет, характеризующий цель, причём упор делается на её слабостях, страстях и угрызениях совести. Первый успех всегда раскрывает Натуру цели; последующие успехи могут рассказать о её Психозах, умственных Недостатках, сильных страстях и угрызениях совести (хотя получить конкретные сведения о конкретных преступлениях не представляется возможным).

Система ТВВ: Эта способность требует проведения Статичного Умственного состязания со сложностью, равной количеству Умственных Черт цели. Если вы выиграли, вы можете задать этому игроку вопрос о Натуре его персонажа или о другой черте характера, особенности поведения и угрызениях совести – он обязан ответить вам чистую правду.

Изучение этой способности стоит 24 очка опыта. В ТВВ надо потратить 12 Черт Опыта, чтобы выучить её.

Тауматургия Сеттитов

Различные ответвления клана Сеттитов пользуются своими собственными разновидностями Тауматургии. В некоторых случаях эти формы магии крови могут быть на тысячи лет древнее Тауматургии, которой учат в клане Тремер. У каждой разновидности есть свой стиль. Однако во всей магии Сеттитов сквозит религиозный аспект в отличие от механичной, заумной Тауматургии Тремер. Чародейство Сеттитов – это магия, но каждый из её стилей, для того чтобы воззвать к волшбе и направить её в необходимое русло, неизбежно прибегает к мифологии и религиозной атрибутике.

Чародейство Сеттитов – аху

Сами Последователи Сета применяют сочетание извращённых погребальных ритуалов, алхимии и классической египетской магии образов и воззваний. Например, египетский чародей может создать фигурку человека, существа или объекта, написать на ней магические слова, а затем воскурить над ней благовония, попутно читая обращение к богу. Большинство ритуалов Сеттитов необходимо проводить в специальном заклинательном чертоге, в котором находится труп, выкраденный из гробницы и изувеченный в соответствии с инструкциями из священной книги Сеттитов, Книги ночных странствий . Сеттиты верят, что подобные осквернённые трупы высасывает магическую силу из Западных земель Осириса: они пользуются магической силой, которую крадут у богов и душ усопших из царства Осириса. Египтяне называли магию мертвецов аху; в связи с этим Последователи Сета решили пользоваться этим словом для обозначения своего собственного чародейства, чтобы отличать его от магии, применяемой смертными, - гекау.

Чародеи Сеттитов пользуются такими Путями как Искажение, Высохший Нил и Змей-искуситель для того, чтобы порвать связи смертных с их былым образом жизни, но другие вампиры преувеличивают одержимость Сеттитов такими Путями. В стародавние времена самым популярным Путём Сеттитов было Управление погодой. В конце концов, Сет был богом бурь. Власть над погодой многое значит в таких сельскохозяйственных цивилизациях, каким был Египет. В те древние времена, когда Сеттиты ещё не спрятались от мира, их жрецы часто советовали крестьянам не скупиться на пожертвования зерном и кровью – или что, вам нравится, когда песчаная буря за одну ночь уничтожает все ваши посевы? Власть над погодой может пригодиться даже в современные ночи: начиная с отмены вылетов в аэропорту из-за напущенного тумана и заканчивая сорванными из-за дождя бейсбольными матчами.

Другие Пути Сеттитов включают в себя Управление духом (преимущественно применяется для вызова духов из египетского загробного мира) и Сотворения (чтобы дать человеку объект его желаний… на время). Некоторые Сеттиты-воины учат Путь Марса, который они называют Доблестью Сутеха. Сеттиты-воины утверждают, что Сет лично научил их этому Пути много тысяч лет назад, а вариация Шабаша – всего лишь имитация.

Змеи света – уанга

Змеи Света черпают вдохновение в афро-карибской народной магии (в основном в гаитянском вуду и кубинском пало-майомбе). В качестве собирательного названия для своей магии они пользуются гаитянским термином уанга, но Кобры могут также называть свои заклинания билонго, эббо или малис (букв. «злой умысел» - гаитянский термин для любого неявного воздействия). Амулеты и талисманы называются гри-гри или руки. Вангатёр также пользуется дюжинами трав, пряностей и таинственных порошков. Среди прочего инвентаря числятся ром, свечи, трещотки, бой барабанов, узоры из рассыпанной муки, называемые вевер, - и кровавые жертвоприношения для ублажения лоа.

У магии Кобр есть сильный оттенок Некромантии. В то время как Последователь Сета будет носить с собой волшебный жреческий посох, Змей света будет размахивать кисенге, человеческой берцовой костью, завёрнутой в чёрные тряпки. Для многих ритуалов требуется нганга – котёл, наполненный кровью, землёй с кладбища, человеческими и звериными костями, железными гвоздями, лезвиями и прочими гадкими ингредиентами, которых слишком много, чтобы перечислять их все. Многие Кобры-чародеи действительно изучают Дисциплину Некромантию; Змеи Света пользуются словом уанга для обозначения как Тауматургии, так и Некромантии.

Управление духом - это, несомненно, самый популярный Путь среди магов Змей света. Те Кобры, которые практикуют именно Некромантию, отдают предпочтение Пути Склепа и лишь изредка изучают другие Пути. Вангатёры помнят древние сеттитские Пути Искажения, Высохшего Нила и Змея-искусителя, но им даны другие названия. Так, например, Сухой Нил стал Ослепляющим Чанго, а Змей-искуситель превратился в Малис Зарабанды. Кобры ценят эти три Пути за их полезность в деле наложения проклятий на противников.

Дайтьи – садхана

Дайтьи называют свою магию садхана, индийским словом для магических искусств. Практик садханы – садху. Пути садханы называются сиддхи, «достижения» - а ритуалы называются тантры, «инструкции».

Некоторые сиддхи, практикуемые дайтьями, повторяют эффекты Путей, известных другим вампирам. Движение разума демонстрирует психическое мастерство дайтьев, в буквальном смысле показывая «превосходство разума над материей». Будучи предположительно демонами-во-плоти, дайтьи прибегают к Пути Управления духом, чтобы обращаться к своим родственникам из других миров. Дайтьи также знают определённое число уникальных Путей, которые копируют магические силы из индийских легенд: знание о прошлом и будущем, контроль судьбы, принятие других форм, мгновенное перемещение в пространстве и многое другое.

Маг-дайтья, совсем как смертный мистик-индуист, должен провести долгое время в глубокой медитации или изнурительной аскезе, чтобы раскрыть мистические свойства Крови. Типичные обряды включают в себя: соблюдение поста практически до состояния торпора; занятия йогой; дыхательные упражнения, такие как дыхание одновременно ртом и носом; подвергание себя воздействию жара, мороза и других некомфортных условий. В их ритуалах используются мистические символы, янтры ; мистические слоги и фразы, мантры ; сложные узоры – мандалы ; мудры – жесты с различными ритуальными принадлежностями; и замысловатые жертвоприношения крови, масла и опьяняющего напитка, называемого сома. Ритуалы садханы требуют от вампира незаурядной храбрости, ведь жертвы всегда приносятся в присутствии огня.

Тлацики – нагуалотль

У тлациков есть свой собственный стиль магии крови, называемый нагуалотль. Того, кто его практикует, называют нагвалем. Тлацики утратили почти всю свою магию из-за поражения в войне с Шабашем. До наших ночей дожило меньше дюжины их магов крови. С точки зрения игромеханики, их Пути работают точно так же, как и Пути Тремер, вплоть до необходимости совершать бросок Силы Воли для всех способностей Путей и бросок Интеллект + Оккультизм для всех ритуалов. Тлацики независимо от всех остальных разработали Путь Крови, и все их маги начинают с него своё обучение – это их первичный Путь.

Большинство Путей нагуалотля названы в честь богов. Управление погодой, например, они называют Дыханием Кетцалькоатля; Путь Искажения стал Тайными Путями Тескатлипоки. Они называют Путь Крови Цветком божественного напитка. Кроме того, тлацики смогли сохранить Путь Привлечения огней (Слава Уэуэтеотля) и Управления духом (Обряды Тескатлипоки).

Как и подобает религиозной волшбе, нагуалотль включает в себя принесение жертв. Пока нагваль раскрывает силу своей крови и молит о помощи соответствующего бога, он проливает несколько капель витэ качестве символического подношения. Тлацики считают, что больше всего для магии подходит Кровь из языка, мочки уха и гениталий. По традиции, маги крови тлациков носят с собой крупную иглу кактуса, которой можно проткнуть себя. Ритуалы маг дополняет тем, что приносит в жертву жизнь животного - или человека. Любой ритуал выше 5-го уровня предполагают человеческое жертвоприношение. Не то чтобы сохранилось много таких ритуалов...

Источники

Тауматургические Пути, упомянутые в данном разделе, можно найти в следующих книгах:

Кровь: Вампир: Маскарад исправленное издание

Сотворение: Вампир: Маскарад исправленное издание

Искажение: Путеводитель по Камарилье

Сухой Нил: Магия крови

Привлечение огней: Вампир: Маскарад исправленное издание

Марс: Путеводитель по Шабашу

Движение разума: Вампир: Маскарад исправленное издание

Змей-искуситель: Магия крови

Управление духом: Путеводитель по Камарилье

Управление погодой: Путеводитель по Камарилье