Глава 1: История Лжи

Я взываю к тебе, тому, кто есть в пустоте воздуха, ужасающий, невидимый, всемогущий, бог всех богов, приносящий разрушение и приводящий в запустение; к Тебе, кто ненавидит всякий дом, в котором есть порядок. Когда Ты был изгнан из Египта и из страны, Ты был назван ТЕМ, КТО РАЗРУШАЕТ ВСЕ И САМ НЕ ПОБЕЖДЕН.  

Я взываю к тебе, ТИФОН СЕТ...

– Лейденский Папирус

Я шагаю по пескам Египта, древней родины моего клана. Я иду в поисках истины. 

Истины! Большинство моих бессмертных собратьев рассмеялись бы от одной идеи того, что Последователи Сета имеют какое-либо отношение к истине. Иногда я сам удивляюсь этому. За два столетия поисков я слышал множество историй, рассказчики которых клялись в их истинности. Иногда они даже могли предъявить доказательства – хоть какие-то – в подтверждение своих противоречивых утверждений.

Да, мой старый коллега, я скрывал от тебя свои секреты. Я лгал тебе о своем клане. Если бы я сказал сразу, стал бы ты вовсе со мной говорить – или увидел бы только лживого Змея? Пожалуйста, считай это завещание жестом раскаяния и проявлением искренности. Мы хорошо дополняли друг друга и раскрыли вместе множество тайн. Мне не хотелось бы, чтобы наше партнерство закончилось подобным злопамятством, особенно учитывая то, что мы, немертвые, способны таить злобу вечно.

Вместе мы вели хроники многих действий Последователей Сета. Здесь же я надеюсь предоставить тебе определенный контекст. Факты не являются историей или смыслом – последние лежат глубже, в прошлом моего клана. Из города Ком-Омбо, древнего Омбоса, я шлю тебе набросок нашей истории. Я надеюсь, что он поможет тебе понять, чего я искал и зачем. Возможно, ты передашь его другим Сородичам, у которых вызывают интерес многочисленные тайны и странные обычаи моего клана.

Поверишь ли ты, или поверят ли они тому, что я пишу? Можно подделать манускрипты и артефакты. Мы, Сородичи, преуспели в подобном мошенничестве. Все истории, однако, сходятся на том, что мой клан начался здесь, на берегах Нила. Мой визит сюда не является первым. Однако в этот раз, быть может, я зайду дальше историй. Быть может, я найду сердце лабиринта – истину, скрытую среди тысяч слухов и домыслов .

Осирис, Сет и Гор

Итак, наша история начинается с предательства и братоубийства. Нет. Не Каин и Авель. Наша история много древнее, чем эта еврейская басня. И двое братьев были богами….

Даже нынче множество людей знают версию этой истории, рассказанной греческим сочинителем Плутархом. Чтобы отдать ему должное, я буду использовать в своей речи греческие имена богов Египта. Я поступаю так от природной честности… и благоразумия. Используй я имена, восстановленные недавно археологами – Аусор для Осириса, или Геру для Гора, и так далее – то я допустил бы маленькую и тонкую ложь, ибо названия эти – лишь предполагаемая условность. Ни один живущий ныне человек не знает, как правильно произносятся древнеегипетские имена. Последователи Сета ревностно охраняют эту тайну. Если бы я назвал тебе истинные имена богов, то подверг бы нас обоих опасности.

В те древние времена, когда боги жили на земле и управляли Египтом без посредников, солнцеликий бог Ра, постарев, решил передать власть Осирису, своему правнуку и преемнику. Подобное наследование возмутило Сета, брата Осириса. Наш прародитель был величайшим воином среди богов. Еженощно он охранял солнечную барку, пока та совершала свой путь по подземному миру от закатных до рассветных врат. Каждую ночь он вступал в схватку с Великим Змеем Тьмы – Апопом, чтобы Солнце взошло над землей Египта. И его воинская доблесть не имела ни малейшего смысла? Ревность и попранная гордыня толкнули Сета на убийство своего родного брата. Хитроумный Сет изготовил прекрасный гроб, точно по телу Осириса, и сказал другим богам, что отдаст столь роскошный и истинно королевский гроб тому, кому он придется впору. Все боги опробовали гроб, но тщетно. Тогда наступила очередь Осириса. И едва Осирис опустился в гроб, Сет и 72 его сообщников резво захлопнули крышку гроба, заколотили его и бросили в воды Нила. Осирис утонул. Но Исида, жена и сестра Осириса, своими волшебными чарами воскресила тело мужа. Тогда Сет, разгневанный на брата, изрубил его тело в мелкие куски и рассеял их по течению Нила. Исида терпеливо собрала их вновь и восстановила тело Осириса. Используя свои чары, она зачала ребенка от мертвого мужа, и удалилась в болота дельты Нила, где родила и воспитала Гора. Едва Гор возмужал, он храбро бросил вызов Сету, открыто претендуя на титул Царя Богов. Некоторые легенды рассказывают о кровавых побоищах между богами и их армиями, в других историях противостояние описывается как судебной фарс, полный низких уловок. Так или иначе, победителем оказался Гор. В пылу битвы Гор потерял глаз, за что отомстил Сету, кастрировав его. Осирис, тем временем, стал Владыкой Мертвых, равно как его сын – Владыкой Живых, и с тех пор фараоны называли себя наследниками Гора Мстителя.

В качестве своеобразного возмещения, Ра дал Сету в наложницы двух иноземных богинь и сделал его богом бурь: «И да будет он греметь в поднебесье, вселяя смертный ужас в сердца людей».

Подобные мифы отражают знание смертных. Их огромное количество. Я знаю множество вариантов этой легенды, и все они претендуют на то, чтобы называться истинной историей Сета и Осириса.

В Книге Нод, этом сборнике разрозненных каинитских преданий, утверждается, что Сет и Осирис были не богами, но смертными, и впоследствии стали вампирами, сражающимися между собой долгое время. В конечном итоге, Сет одолел Осириса – предвзятое, поспешное заключение, но моим соклановцам нравится так думать – и Исида, восстановив плоть своего мужа, избавила того от Окончательной смерти и зачала от него Гора.

Я знаю, мой добрый друг, сородичи представляют себе легендарных божеств и героев древности кровососущими монстрами наподобие их самих. Я не верю большинству этих мифов. Но легенда об Осирисе-вампире кажется по меньшей мере необычной, к тому же она слишком хорошо проработана.

Согласно информации, купленной мною у одного из порождений Джованни, Осирис прожил как немертвый более тысячи лет. Он объединил своих родичей в тайный орден, чтобы сопротивляться Зверю посредством ритуала, мольбы и самоотречения. Этот секретный культ Детей Осириса обладал знанием, как выжить без крови и мог бы воскресить их братьев после Окончательной Смерти. Пьетро Джованни искал этот культ в течение пятидесяти лет, надеясь заполучить их секреты. Я могу представить себе, как сильно заинтересованы Джованни в воскрешении вампиров, умерших Окончательной Смертью!

Старый аптекарь из Малого Египта, гетто в Лондоне, которого соседи прозвали «чародеем», сказал мне, что Гор стал бессмертным иначе. Тутмос аль-Хальсеран говорит о могущественном заклятии жизни, которое позволяет людям жить вновь и вновь, возвращаясь от смерти к жизни. Гор и иные «перерожденные» вели вечную войну против Сета и его потомков. Конечно, я не сказал этому чародею о том, каково мое собственное происхождение.

Позже, я узнал, что Пьетро Джованни исчез во время экспедиции в Тибет. Я не могу понять, почему из всех возможных мест он решил вести поиски именно там. Я не могу доверять рассказу аль-Хальсерана, ровно так же, как и не могу поверить в то, что Солнце – это ладья, плывущая по небу.

Мой сир – Шенебти - поведала мне еще одну историю. Она отрицала все, что говорят легенды других кланов. Их «первый город», говорила она, был назван Иуну, город Ра. Греки называли его Гелиополем. В Библии его имя - Он. Енох – всего лишь вариант этого названия. Сейчас Гелиополь-Иуну – довольно привлекательный пригород Каира. Современные египтяне, ныне живущие там, были бы несказанно удивлены, узнай они, что ходят по Дому Затмения, одному из самых древнейших и почитаемых храмов Сета. Шенебти настаивала на том, что Сет, Осирис и Гор были богами. Не смертными правителями и даже не волшебниками или фокусниками, а самыми настоящими богами. Она приводила известный рассказ Плутарха, говоря о том, что случилось после победы Гора.

Когда другие боги провозгласили Гора своим новым владыкой, Ра отвернулся от своего преданного защитника и проклял Сета, чтобы тот жил в вечной тьме. И боги сбросили Сета в Дуат, мрачный Подземный мир мертвых, где протекает река смерти, чьи воды берут начало в Первобытном Океане. Здесь Сет вновь сразился с Апопом, великим змеем. Он убил Червя Тьмы и съел его сердце. Вместе с жизнью Апопа Сет поглотил его силу, темную мудрость и древние тайны, скрытые от начала творения. Когда Ра сотворил мир, он даровал жизнь через собственное семя, создавая богов и человеческие души схожими между собой. Души различались по размеру, но не по сути. Ревнивый Ра лгал своим детям, утверждая, что он самый могущественный из всех сущностей, он – создатель вселенной. Но на самом деле он лишь придал форму ничтожной части Первобытного Хаоса. Теперь же Сет познал истину: всякая душа способна сравниться могуществом со своим отцом-тираном и превзойти его.

Сет украдкой вернулся в мир. Первобытные воды несут как жизнь, так же и смерть. Каждый год открываются врата в мир, позволяя Первобытным Водам принести новую жизнь во время очередного разлива Нила. Сет принял облик водяной змеи и выскользнул сквозь врата, подхваченный стремительным течением. Он поклялся свергнуть Ра – не из чувства мести, а из чувства сострадания, желая освободить души, плененные Ра.

Несмотря на могущественные силы, полученные от Апопа, Сет должен был по-прежнему скрываться от солнечных лучей, так как не мог нарушить проклятия Ра. Он не был истинно живым, так как испил воды смерти. Блуждающий в ночи, Сет, однако, нашёл двенадцать человек, которые, едва услышав его рассказ, готовы были следовать за ним и восстать против тирании богов. Чтобы подтвердить свою верность Сету, они совершили военный обряд – смешали свою кровь с кровью Сета в чаше и испили из нее, клянясь таким образом стать братьями и сестрами в приближающейся битве. Сет разделил свою божественную силу между учениками, сделав их богами, подобными и равными ему.

Едва отпил последний человек, как возникли двенадцать новых богов. Но предательница Луна, которой Сет доверил свои тайны, донесла другим богам о возвращении Сета. И тогда Ра объявил, что любой, кто присоединится к Сету и поддержит мятеж, не сможет более выносить солнечного света и будет кастрирован, как сам Сет. А так как договор был заключен на крови, отныне все тринадцать мятежников смогут питаться лишь кровью.

Теперь Сет узнал, насколько ненадежны и слабы люди. Его двенадцать учеников вопили и бились в рыданиях, вымаливая себе прощение и говоря, что Сет ввел их в заблуждение. Их предательство вывело Сета из себя (он всегда отличался несдержанностью.) Он поклялся, что если они не помогут ему бороться с богами, то, в конце концов, он уничтожит их так же, как и создал, хотя бы на это потребуется миллион лет!

Итак, благодаря проклятью Ра и силе Апопа, Сет и его двенадцать учеников стали первыми вампирами. Со временем они научились передавать свое проклятие, свою мудрость и силу смертным, став основателями тринадцати кланов. Сет оставался самым могущественным из всех, поскольку он был истинным богом и источником той силы, которой он наделил своих неверных учеников. Они так и не смогли забыть, что благодетель видел их предательство и трусость. Дети Сета оставались верны ему: он извлек урок из своих ошибок и впредь более тщательно подбирал потомков. Отпрыски прочих Первых Вампиров интриговали против своих родителей. Мы, Мезу Бедшет, Дети Восстания, по-прежнему верны ему, и это злит противников Сета. Они вводят своих детей в заблуждение, зарождая в тех ненависть и страх по отношению к Сету и его клану, они придумывают басни и изобретают легенды, желая скрыть свое происхождение.

Предательство и ложь – вот что сопутствует сородичам с самых первых ночей. Только в этом и сходятся «Книга Нод», рассказ Шенебти и дюжина других легенд. Из них ничего нельзя узнать об истории, но в одном они правы.

Но я знаю другую правду. Демоны Египта действительно существуют. Я видел, как чародеи моего клана призывают демонических змей из глубин Дуата и божественных слуг, называемых нами бау1. Бау принимают облик того бога, от которого отделяются.

Последователи Сета называют этих богов эонами2. Мой клан учит, что эоны служат Ра так же, как бау прислуживают богам. И если слуги и эманации богов действительно существуют, почему бы не существовать самому Ра и богам? Но, как я уже говорил, мой клан учит, что все они – лишь ложные боги, завравшиеся надзиратели мира.

Древний мир

Когда-то я верил в Бога и Святую Троицу. Я верил, что Иисус любит меня, и что Он бросит меня в адское пекло, если я не буду верить в Него. Последователи Сета открыли мне глаза на противоречия в этой своеобразной религиозной доктрине. Они предложили мне уверовать в Сета, но, уйдя от одного Бога, я вовсе не стремился обрести второго!

Довольно мифов! Я жаждал истории. Что совершил мой клан? Как я могу понять свой клан, если не через его свершения? Без сомнения, мы, бессмертные немертвые, должны хранить знания о минувшем. Я разыскивал старейшин всех кланов.

Все же мы не такие уж и нестареющие, какими желаем казаться. По-настоящему древних вампиров, помнящих времена фараонов, осталось очень немного. Они либо обрели Окончательную Смерть, либо заснули на века. Даже дети их детей могут лишь догадываться об их истинных именах. Мне удалось узнать только о традициях, передающихся от сира к потомку, да найти бессчетные копии рукописей.

Я выяснил, что родители могут лгать. Я выяснил, что рукописи нетрудно подделать. Истинные свидетельства древнейших событий всегда хранятся в каком-нибудь другом храме. В моем родном клане и во многих других, однако, было распространено мнение, что Сеттиты с древних времен правили ночным Египтом. Все прочее - лишь слухи и домыслы, да еще те нити, что связывают одну историю с другой.

Египет Фараонов

Мы зародились в Египте, как и сама цивилизация, и правили ночами. В других странах вампиры нескольких кланов интриговали и вели непрестанную борьбу за власть, но на Ниле все было не так. Египет, ограниченный пустыней с востока и запада и морем с севера, был почти недостижим для захватчиков и переселенцев. Если вампиры других кланов все же прибывали в древний Кеми в торговых караванах или в одиночку, отважно преодолев пустые земли, они падали ниц пред жрецами Сета… или обретали окончательную смерть. Носферату селились в нильском иле, другие же вампиры присоединялись к Сеттитам в городах. Однако мы всегда превосходили иноземцев численностью. Население городов Египта позволило нам стать одним из самых многочисленных кланов в мире.

Конечно, в те времена понятие «многочисленный» было довольно относительным. Согласно переписи Белит-Шери, проведенной во времена правления аккадского Саргона, ни одно семейство не насчитывало более 60 вампиров, и всех их от Древнейших отделяло не более трех поколений. Жрица Яблочной Пещеры, которая показала мне копии табличек со списками, сказала, что Белит-Шери точно подсчитал число Последователей Сета, существовавших в 2600 г. до н.э. Сам я никогда этих записей не видел, поскольку, по словам жрицы, в храме Омбоса хранились лишь копии. Дурная шутка. Я уже знал, что Омбоса более не существует.

Древние враги

Самые древние из моих родичей имели иных врагов, нежели вампиры. Жрецы других богов Египта непрестанно боролись с Последователями Сета. В течение 3000 лет они стремились опутать Египет сетью своих чар во славу эонов, которым служили. Они называли эту сеть Маат, Порядком: единый естественный, социальный и моральный закон, призванный навеки сохранить сложившееся положение вещей. Последователи Сета стремились разорвать эту зловещую сеть. Гнев, жажда, желание и амбиции – через них Сет позволял людям жить в свое удовольствие, избавляя их от рабства. Если бы служители эонов завершили сеть Маат, не осталось бы ни единого отважного сердца, готового рискнуть своим существованием ради гибели врага, мешочка золотых или губ, дарующих истинную любовь. Люди просто подчинялись бы – покорно и без возражений.

Мне нравится эта часть доктрины моего клана. Священники Ра и Осириса – пыль, не заслуживающая внимания, но эоны все еще ткут свои сети, опутывая ими человеческие сердца и затуманивая разумы. Сеттиты более не сражаются с жрецами-чародеями, заклятием отвечая на заклятие. Вместо этого они напрямую воюют с эонами, отнимая у них сердце за сердцем.

Древние Сеттиты также боролись против беспощадных божеств, в чьем облике слились человеческие и животные черты – кошачьи или шакальи. Мы и теперь боремся с ними. Зверолюди получают силы из мира духов, останавливая наши заклятия, а их когти разрывают нашу плоть и тянут нас под лучи смертоносного света Ра.

Я понимаю, почему кошки-оборотни ненавидят нас. Они считают себя потомками Баст, богини, враждебной моему клану. Можно предположить, что племя шакалов-оборотней, Люпинов, претендует на происхождение от Анубиса. Согласно мифу, Анубис приводит мертвых на суд Осириса. Быть может, мы столь неприятны племени шакалов потому, что застряли на грани смерти и жизни и не ступим под своды зала правосудия до тех пор, пока нас не убьют.

Жрецы и перевертыши имели одну большую слабость – они старели и умирали, а Сеттиты – нет. Я не могу сказать того же относительно третьего легендарного противника Сеттитов – Шемсу Геру, или Возродившихся. Древние египтяне мумифицировали своих мертвых, так как верили, что душа однажды возвратиться в покинутое тело и оживет вновь. Легенды рассказывают, что Исида создала могущественное заклятие, чтобы достигнуть подобного эффекта. Человек, заговоренный этим заклятием, отправится в мир мертвых, но возвратится после смерти, проживая одну жизнь за другой. Как сказал мой знакомый аптекарь из Лондона, эти ожившие мумии веками сражались с моим кланом, и возглавлял их сам Гор.

По крайней мере, так говорят. Сам я никогда не встречал никого, кто назвался бы ожившей мумией. Знакомые мне Сеттиты тоже не видели ничего подобного. Как правило, такие встречи выпадали на долю друга чьего-либо сира или же происходили много лет назад. Оборотни существуют, но Возрожденные, по-моему, всего лишь басня.

Изменчивая фортуна

Войны с оборотнями и смертными жрецами длились тысячи лет, и удача то улыбалась Детям Восстания, то покидала их. Иногда наши враги преследовали нас денно и нощно, и даже самые могущественные Сеттиты в страхе бежали. В другое время Последователи Сета перехватывали вожжи и мстили всем своим врагам.

Старое Царство… Ни в одном из храмов я так и не смог найти записи моего клана о Старом Царстве, что странно, ибо мы (подобно древним египтянам) записываем каждую мелочь и искренне восхищаемся нашей историей. Все библиотекари говорили, что хроники Старого Царства хранятся в каком-нибудь другом храме.

Здесь, в Омбосе, смертные воздвигли двойной храм, посвященный одновременно Сету, и Гору как Божествам Двух Земель. Гор управлял Нижним Египтом и черными плодородными землями Нила, а Сет главенствовал над Верхним Египтом и красной пустыней. На стенах разрушенных храмов и гробниц и сейчас можно увидеть изображения этих двух богов. В руках они держат тростник папируса и цветок лотоса – символы двух Земель. Я задаюсь вопросом – когда же началась вражда между Сетом и Гором, и что стало ее причиной? Я задаюсь вопросом – что же скрывают Старейшины моего клана от нас?

Во времена 7 и 8 династий Старое Царство пришло в упадок. Номархи, местные правители городов и областей, бросили вызов власти фараона. Мой клан во многом несет ответственность за непрерывную гражданскую войну, во время которой номархи боролись между собой. Мне говорили, что в то неспокойное время Последователи Сета правили открыто, не уступая номархам. Тысячи крестьян, согнанных со всех земель, трудились на строительствах огромных храмов Сета под старейшими городами Египта. Кровь людей и буйволов текла рекою, вскармливая Детей Восстания и прославляя Темного Бога.

Это вполне может быть истиной. Смертные археологи до сих пор не могут обнаружить никаких записей о том периоде. У стада тогда не было времени, чтобы выбивать надписи в камне, которые пережили бы тысячелетия… а у моего клана впереди были долгие века, чтобы уничтожить все, что сохранилось с тех пор. Возможно, какая-то давно затерянная гробница хранит папирусы тех времен, способные удивить и ужаснуть мир.

Наша власть снова уменьшилась с приходом Срединного Царства. Могущественные монархи и духовенство заставила Последователей Сета скрываться. Столетия правления фивских династий, возможно, и были золотым веком для египетского искусства, культуры и военного дела, но не для Детей Восстания. Мои предки старались ослабить власть фараона над номархами и начать новую гражданскую войну.

… А затем пробудился сам Сет, дабы бросить Египет в наши руки. В 18-ом веке до нашей эры он пересек Синайскую пустыню в колеснице, которую тянули за собой драконы Дуат, с армией варваров-гиксосов за спиной. Он простер руку – и пустынные бури пронеслись по Черной Земле, он сжал руку в кулак – и в огненных всполохах дворцы рухнули наземь, он крикнул, и от крика его дрогнула земля и обрушились храмы. Бронзовые мечи и копья египтян не устояли под железными клинками гиксосов.

Сет заснул вновь, и в течении 200 лет цари из числа гиксосов правили Нижним Египтом во имя его. Они взимали дань от наследных принцев Верхнего Египта. Гиксосы заполнили дельту Нила черными сфинксами из гранита, памятниками и статуями, изображающими Сета, которого они называл Сутехом. Они с уважением относились к Последователям Сета. В городе Танис, что в дельте Нила, гиксосы возвели самый большой из наших. Смертные волшебники и немертвые кудесники вместе трудились над созданием могущественных талисманов и постижением глубин магии. Цари и их наследники пили кровь Сета, почитая ее царским причастием.

Об этом мне рассказали жрецы из дюжин разных храмов, в которых сохранились старинные фрески с изображением Сета и гиксосов. Жрецы считали, что когда Сет вернется, он приведет новую армию, вооруженную невиданным доселе оружием. Эти новые воины присоединятся к Детям Восстания, и вместе мы завоюем мир.

Жрецы других храмов уверяли меня, что ничего подобного никогда не происходило. Гиксосы пришли сами по себе. И хотя они избрали себе Сутеха в качестве верховного бога, это не помешало им преследовать Сеттитов. Решайте же сами, какой версии верить.

Все проходит, а эоны неутомимы. И снова эоны избрали своим орудием царевичей фивской династии. Согласно нашим летописям, наделенные божественной магией военачальники из Фив объединились с мумиями, люпинами и выводком Бастет и изгнали гиксосов из Египта. Они создали Новое Царство. Новая правящая династия приказала разрушить статуи Сета или исправить изображение шакальей головы на голову ибиса, в честь Тота. Они сбивали надписи и изменяли лица сфинксов, воздвигнутых гиксосами, на лица египтян. За пределами наших тайных святилищ сохранилась лишь малая часть созданных гиксосами памятников. Сеттиты тех времен пожертвовали половиной своих сородичей и храмов, чтобы другие могли спастись от гнева Фив. Уцелевшие Последователи Сета вырезали на стенах гробниц изображения и имена тех, кто встретил Окончательную Смерть. Я бывал в святилище Сада Гадюк, где чтут их память, и никогда еще мир мертвых не казался мне таким близким. Мученикам до сих пор каждый год приносят жертвы, хотя, подозреваю, погибли они не по своей воле. Я слишком хорошо знаю свой клан.

18-ая династия закончила свое правление. Не могу сказать, что ее гибель стала темным периодом для Последователей Сета. Скорее уж, наступило время ослепительно яркого света. Во времена фивской династии жрецы Амон-Ра постепенно накапливали силы, и наконец Аменхотеп запретил поклонение всем богам, кроме одного – Атона, чьим символом стал солнечный диск. Фараон взял себе имя Эхнатон и построил в пустыне новую столицу – город Ахет-Атон. Мои древние сородичи сочли этот поступок причудливо-эксцентричным. Но им стало не до смеха, когда Эхнатон созвал в Ахет-Атон жрецов, кудесников и мудрецов со всего мира. Он объявил, что есть только один бог – Атон, а значит, все они должны слить свои умения в одно искусство. Он просил их объединить свои силы и остановить солнце на небе, чтобы ночь никогда не опускалась на землю и свет Атона сиял бы вечно.

Безусловно, задача была невыполнимой, но мои предки-Сеттиты не знали об этом. Они безоговорочно верили в то, что Солнце было богом, который плывет по небу в барке. Хроника Последних Дней, которую я читал в Красном храме Фив, содержит в себе запись об ужасе старейшин перед мыслью, что волшебники преуспеют в своих начинаниях. Маги отражали самые могущественные из их проклятий, солдаты фараона и его невероятная удача мешала их гулям-убийцам. Но как ни странно, сами священники Амон-Ра и спасли ночь. Они подняли номархов, армию и простолюдинов на мятеж против безумного фараона и потребовали вернуть право молиться множеству любимых богов. Мятежники разрушили Ахет-Атон и убили Эхнатона и большую часть его семейства. Они стерли имя Эхнатона с табличек и разбили его статуи, чтобы он никогда не нашел себе места в Загробном Царстве и обрел окончательную смерть.

Но мятежники все же оставили в живых одного маленького сына Эхнатона, сделав его наследником трона. Его звали Тутанхамон. В архивах моего клана я нашел о нем лишь одно упоминание: это сейчас он широко известен, но в те времена он был очень незначительным правителем, и мой клан не обращал на него внимания.

Положение моего клана улучшилось при правлении 19-ой династии. Эти фараоны почитала Сета как бога войны, способного принести победу над чужеземцами. Два фараона при восхождении на трон взяли себе имя Сети. Другие в хвалебных надписях называли себя «Возлюбленными Сета». Рамсес II восстановил старый храм Сета в городе Танис3. Храм настолько впечатлил Вечных Сотиса4, которых мы считаем самыми древними представителями клана и детьми самого Сета, что они сделали этот храм своим убежищем. Так наш клан обзавелся чем-то вроде столицы и правящим советом старейшин.

Почитание бога распространялось и на его немертвых потомков, влияя на них странным образом. Когда культ Сета стал патриотическим, Последователи Сета стали патриотами. В своих панегириках Анхмазет восславлял Рамсеса II как великого военачальника, называя его всемогущей душой народа, завоевателем и спасителем в одном лице. Я не нашел записей о превращении Рамсеса II в гуля, но эта версия могла бы без труда объяснить и его 67-летнее правление и число его детей, перевалившее за сотню. Жрецы и Сеттиты, Люпины и кошки-оборотни ненадолго позабыли о своей вражде, чтобы насладиться мощью Египта.

В то время Сеттиты, однако, не уделили должного внимания восставшим рабам из области Гошен. Рамсес II разбил мятежников-апирус, которые бежали на восток, в Синайскую пустыню. Столетия спустя потомки рабов стали называться народом Израиля. Еще больше столетий минуло, прежде чем Последователи Сета поняли, что это Ра надел новую личину и затеял очередной обман, дабы поработить человеческие души.

После 19-ой династии череда безвольных фараонов лишь тратила накопленные богатства Египта на постройку храмов Амона и иных богов. В конце концов, священники Амона помогли ливийскому военачальнику узурпировать трон. И вновь жрецы-чародеи затеяли войну против Последователей Сета и загнали их назад в самые темные и глубокие катакомбы. Мы никогда не забудем этот урок: Не доверяй никому, кроме другого Сеттита!

Династия сменяла династию, Египтом правили то египтяне, то ливийцы, то эфиопы или нубийцы. Ассирийская Империя захватила Египет в 670 г. до н.э. С захватчиками пришло несколько Ассамитов. В 660 г. до н.э. египетский царевич Псамтик изгнал ассирийских военачальников, и Последователи Сета сплотились, чтобы уничтожить Ассамитов. В 525 г. до н.э., однако, Египет завоевали персы, вслед за которыми шли многочисленные Ассамиты. Впервые другой клан вампиров обрел власть над египетскими ночами. В течение почти 200 лет персы правили Египтом днем, а Ассамиты – ночью. Восстания не приносили никакого успеха. Только другому иностранному захватчику, царю одного варварского государства, расположенного далеко за морем, удалось сбросить хомут персидской власти с египетского народа.

Александр Македонский не смог застать Сеттитов врасплох. Они знали, что он придет. Они знали это задолго до его рождения.

Эллинистическая эпоха

Странная причуда судьбы: Александру Македонскому суждено было стать одним из величайших героев моего клана, а ведь он даже не был обращён. Если верить Завету Сетерпенра, мой клан создал Александра в утробе его матери с помощью чародея Нектанеба, последнего фараона Египта. С легкой руки Нектанеба стадо поверило в легенду, будто отцом будущего царя был бог Амон. Старейшина Сетерпенр писал, что Нектанеб придал ещё не рождённому ребёнку сущность Сета. Царь-чародей хотел свергнуть своих персидских господ. Последователи Сета дали ему такое великое оружие, которое он и представить себе не мог.

Александр в самом деле проявил себя необычным человеком. Он завоевал Персию, Египет и уже двинулся в Индию, когда его командиры заставили его повернуть обратно. Истории смертных рассказывают о нем как о гениальном стратеге и великом предводителе. Он воистину был сыном Сета Воителя.

В человеческих преданиях также рассказывается об ужасном пьяном буйстве Александра и приступах жестокости по отношению к его самым дорогим друзьям. Он так и не смог подчинить себе своего Зверя. Некоторые Сеттиты предполагают, что он был гулем нашего клана. Один Сеттит даже рассказал мне о таких редкостных созданиях, как урожденные гули, и предположил, что Александр был одним из них. Сам я в это не верю. Но однажды в гробницах Шираза я нашёл свиток, написанный одним из древних Ассамитов. Тот Ассамит якобы попробовал на вкус каплю крови Александра и не обнаружил в ней ничего от вампиров. Вместо этого он признал кровь Александра божественной. После этого Дети Хакима оставили Дария и больше не сражались на его стороне. В Александрии, в Тифоуме, лежит договор, выгравированный на человеческом черепе, покрытом золотом. Ассамиты признали завоевателя царем царей и обязались более не покушаться на его жизнь, охраняемую Сеттитами.

Действительно ли Александр был сыном Сета? Я не знаю. Действительно ли он сын бога? Не самое невероятное предположение. Он умер от лихорадки в возрасте 33 лет. Мне известно о другом "сыне бога", который умер в том же возрасте.

Александру удалось наладить связи, которые ещё долго сохранялись после его смерти. Купцы и учёные шли вслед за его армиями – как и Сеттиты. Дети Восстания расселились за пределами Египта. В эпоху процветания они доходили до Испании на западе, но Нубии и Абиссинии на юге, до Индии на востоке. Мы изучали магические тайны далеких земель, чтобы увеличить наше знание. Хотя в ту эпоху Египтом правили греки, для Последователей Сета она стала временем славы. Под бдительным оком Сеттитов все народы и богатства, религии и знания мира встретились в Александрии. Пришли и вампиры, смиренно взыскуя тайн Сета, точно так же, как смертные стремились постичь тайны Исиды и Осириса.

Один из моих учителей говорил, что в то время первый храм Сеттитов преуспел в Великом Делании – им удалось разбить скорлупу мира и выйти в Первозданный Океану. От Тартесса, величайшего города древней Испании, ныне не осталось и следа, кроме перстня с выгравированными на нем загадочными символами да нескольких каменных блоков, найденных в грязи реки Гвадалквивира.

Милая история… только в датах ошибка. Упоминания о Тартессе исчезают из хроник примерно в 500 г. до н. э. Город исчез за два столетия до тех событий, о которых говорится в басне учителя. Кто-то врет.

Краткая интерлюдия в Карфагене

Карфаген! Этот город завладел умами многих Бруха. Для них он стал чем-то вроде утраченной мечты, утопии, в которой они хорошо и мудро управляли стадом, и разве не жестоко было со стороны римских Вентру уничтожить его?

Возможно, вы ждете, что я сейчас похвалюсь тем, что Последователи Сета устроили эту войну – деяние как раз в духе хитрых и порочных Змей. Возможно, вы ждете, что я развенчаю утопию Бруха и обвиню их в позорной, долго скрываемой подлости.

Я не сделаю ни того, ни другого. Я прочитал четыре недостоверных свидетельства очевидцев о жизни и нежизни в Карфагене. Они расходятся во всем. И дюжины рукописей «Предания о Карфагене, поведанные моим сиром» тоже не дают цельной картины. Столкнувшись с такими расхождениями, разумный человек не воспримет всерьёз подобные утверждения.

Истина? Давным-давно несколько Бруха обитали в городе под названием Карфаген. Вампиры других кланов также жили там или хотя бы посещали его. Алчная и воинственная Римская республика столкнулась с алчным и воинственным Карфагеном. Вполне естественно, что они сцепились насмерть - и мне нет нужды объяснять это событие соперничеством между кланами! Карфаген проиграл, и римляне разрушили его. Спустя столетие они восстановили его. Город процветал до тех пор, пока мусульманский полководец снова не разрушили его в VIII веке н. э. Если вампир расскажет вам о Карфагене что-то еще, знайте – он лжет.

Жрецы Лабиринта Костей утверждают, что при раскопках они нашли нескольких Старцев Бруха из Карфагена, уснувших несколько столетий назад. Они даже показали мне вампиров с колом в груди, но я не могу подтвердить их личность. Так что количество необоснованных басен увеличилось еще на одну.

Клеопатра

Династия Птолемеев хорошо управляла Египтом; Египет признал их и сделал частью себя. Но Последователи Сета совершили большую глупость. Многие Старейшины клана презирали Птолемеев, считая их чужеземными захватчиками. Когда же алчный Рим после победы над Карфагеном обратил свой взгляд на Египет, Старейшины Сеттитов не стали защищать свою родину. Они оставили эту работу последнему из Птолемеев.

Некоторые Сеттиты говорят, что Клеопатра была гулем нашего клана. Я думаю, что они выдают желаемое за действительное, не в силах признать наш промах. Насколько я могу судить, Клеопатра, последняя египетская царица Египта, ничего не получила от Последователей Сета. У нее не было возможности изучить накопленные нами магические знания. Мы не преподали ей ни одно из наших основных положений. Она была человеком. И она была великолепна.

Мне не приходилось встречать Старцев, которые могли бы рассказать мне о Клеопатре из непосредственного опыта. Большинство этих древних вампиров принадлежит к нашему клану, но сейчас они либо спят в торпоре, либо скрываются. Поэтому мне приходится полагаться на написанные стадом книги по истории или сомнительные мемуары.

Клеопатра стала бы превосходным Сеттитом! Она говорила и писала на нескольких языках. Она обманула и Юлия Цезаря, и Марка Антония; ее храбрость не уступала ее хитрости; она едва не подчинила Рим Египту. Если бы Сет сказал хотя бы одно слово в её пользу, если бы наши Старейшины встряхнулись, произнесли хотя бы одно маленькое проклятие, чтобы сразить Августа Цезаря, Клеопатра могла бы править миром.

Сет хранил молчание. Его потомки запретили клану помогать одним чужеземцам против других. Марк Антоний бежал, бросив флот сражаться при Акциуме; Клеопатра выбрала смерть от укуса гадюки – даже в смерти она была Сеттитом! - и Рим поработил Египет.

Римлянам дела не было до древней египетской магии и религии, их не интересовали собранные в библиотеке Птолемеев сокровища мудрости. Египет был нужен им, чтобы снабжать зерном перенаселенный голодный Рим. Так закончился золотой век Последователей Сета.

Римская Империя

В зависимости от точки зрения, Рим для Последователей Сета был либо очень хорошим, либо очень плохим. Мой клан прочно утвердил свою власть над ночами Северной Африки. Великие храмы Сеттитов в Северной Африке -Лабиринт Костей в Тунисе, Нисходящее Гнездо в Танжере и другие – создавались как раз в то время. Провинции к западу от Египта богатели за счет зерна, оливкового масла и рогатого скота. Мезу Бедшет раскинули свои сети на процветающие города Киренаики, Нумидии и Мавритании. Пока римляне возводили дворцы и храмы на поверхности, Сеттиты строили их под землей. И наши здания все еще стоят – так кто оказался лучшим строителем?

Римляне хотели, чтобы покорённые народы влились в их империю и тоже стали римлянами. В конце концов, треть всех римских сенаторов были уроженцами Африки. Выходцы из семейства Северов даже стали императорами. Часть Последователей Сета научилась расовой терпимости у римлян.

Молодые Сеттиты, в свое время выступавшие за поддержку Птолемеев, не отказывали себе в удовольствии сказать "А я предупреждал!" Они не только учили тайнам Сутеха смертных иноземцев, но и обращали их, вопреки воле Старейшин. Вечные Сотиса молились спящему Сету, надеясь получить наставление. К их огорчению, все сны и пророчества указывали на то, что Древнейший благосклонно относится к молодым бунтарям. Таким образом наш клан избежал нарастающего раскола, который столетия спустя привел к Мятежу анархов.

К сожалению, история этого спора осталась для меня тайной. В древних хрониках я нашёл только скудные зацепки и невнятные упоминания. Старейшины, будь они людьми, Сеттитами или каинитами, не любят признавать, что молодой выскочка прав! Большинство летописей не уделяют внимания этому противостоянию. В них утверждается, что Тёмный Бог повелел своим потомкам обращать мужчин и женщин из других земель, и набожные юнцы повиновались ему.

В то же время Мезу Бедшет впервые проникли в Европу, по римским дорогам принеся культ Сета в римские города. Римляне терпели чужеземные культы при условии, что те признавали божественность Императора и главенство Римского государства. Но для почитателей Сета римская гражданская власть сделала исключение.

И тогда наша самая успешная секта скрыла почитание Сета под поклонением римским и греческим богам. Культ Тифона зародился в эллинистической Александрии, но получил приверженцев по всей Римской империи. Сектанты поклонялись трём богам: Бахусу - богу вина, опьянения и безумия, Maрсу - богу войны и Плутону - богу мёртвых. Культ Тифона сторонился политики. Он обещал своим сторонникам кошмарный, восхитительный ужас кровавых жертвоприношений и временное бегство души в священное безумие. Со временем некоторые сектанты узнавали, что все три бога отражали стороны Тифона Ужасного, порождения Земли и Ада... и другое имя Тифона - Сет!

Но вскоре Последователи Сета столкнулись с новой верой, которая ненавидела всех богов, кроме одного. Скромный проповедник из Иудеи породил бурю, перед которой меркло любое начинание Сета.

Христианство

Как и любой француз во времена моего дыхания, я был воспитан в христианской вере. Когда я стал потомком Сета, самым большим утешением для меня была возможность попасть в архивы клана, где я надеялся найти давно забытые тексты, в которых говорилось бы о жизни Иисуса. Как вы, должно быть, знаете, все Евангелия были написаны спустя десятилетия после его смерти.

Я вообще не нашёл в воспоминаниях вампиров какого-либо упоминания об Иисусе. На самом деле я обнаружил только три документа того времени, в которых одновременно говорилось бы о вампирах и Иудее. Первым было письмо из Красного Храма в некое иудейское святилище, где спрашивалось, почему вот уже на протяжении 20 лет из Иудеи не поступает никаких вестей. Я датирую это послание 28 годом н. э. Вторым документом было послание от гуля, который сообщил о нахождении давно заброшенного и разоренного храма без жрецов, от которых остались только разбросанные тут и там пыльные одеяния. Третьим была запись в дневнике старого Бруха ,где говорилось, что один из его собратьев отправился в Иудею и не вернулся..

Но конец этого любопытного пробела ознаменован одним из самых важных событий в истории моего клана. В 33 г. н. э. (прошу заметить, предположительно, в год распятия и воскресения Христа) пробудился Бог Бурь. В полдень тьма покрыла небо и Земля содрогнулась от гнева и боли Сета. Три дня и три ночи (или семь - тут мнения расходятся) Темный Бог гремел раскатами грома, и его дети слышали его повсюду, от Индии до Британии. В те дни потомки, потомки потомков, пра-потомки потомков Сета не могли уснуть: Сутех выкрикивал заповеди и пророчества, давая своим детям новые откровения и наставления. Наконец Сет замолк, и его потомки, изнемогая от перенесенного испытания, лишились сознания.

На следующую ночь представители Совета Таниса прибыла к тайной гробнице нашего прародителя. Они обнаружили гроб пустым. Огромный каменный саркофаг Сета был разбит - его осколки вонзились в стены и потолок. С тех пор мы его не видели или не получали от него никаких вестей.

Гностицизм

В следующие десятилетия секты почитателей Иисуса Христа распространились по всему Римскому миру. Некоторые из них более близко следовали его учению, чем остальные. Многие секты претендовали на обладание "тайным учением", которое Иисус якобы поведал тому или иному особо приближённому последователю. Многие из этих "тайных учений" прямо противоречили широко известному Евангелию, ибо их писали Последователи Сета.

Некоторые мои собратья решили замаскировать поклонение Сету под следование новой религии, как раньше они поступили с греческими и римскими богами. Культы Сеттитов предлагали гнозис: откровения, мудрость и преображение души. Католические богословы осудили эти эклектичные культы как ересь.

Наиболее явно ересь проявилась в учении секта офитов5. Этот культ прославлял Змея Эдема как великого просветителя, который избавил Адама и Еву от обманов ложного бога. Вкусив плод с древа познания добра и зла, первые смертные получили возможность грешить, но также и возможность искупления грехов, которое принёс Христос. Непременным атрибутом службы была ручная змея, а во время причащения паства ела хлеб, к которому прикоснулось пресмыкающееся.

Другая секта объявляла Иисуса реинкарнацией Сифа - третьего сына Адама и Евы. Согласно учению сифитов, также известных как сетиане6, лживый создатель не смог узнать истинного бога, явившегося в облике Иисуса-Сифа. Эти гностики обещали своим неофитам, что те смогут выйти за пределы мира и достичь небес истинного бога.

Веками Последователи Сета направляли и поддерживали офитов, сифитов и прочие секты, учения которых включали в себя фрагменты доктрины Сеттитов. Благодаря этим сектам тысячи смертных приобщились к почитанию Сета… но десятки и сотни тысяч следовавших другим учениям. По мере того, как церкви исчезали или сливались друг с другом, все больше внимания уделялось послушанию и ритуалам. Иисус, названный ловцом человеков, все больше напоминал царя Осириса.

Вы знаете, чем закончилась эта история. Когда император Константин поддержал церковь Петра и Павла всей силой Римского государства, гностические секты попали под запрет. Сим победиши7.

Падение Таниса

Исчезновение Сета стало не единственным бедствием, постигшим наш клан в римскую эпоху. Через пять веков, когда Римская империя клонилась к упадку, а мы уже четыре года претерпевали невзгоды, на нас обрушился второй удар такой же силы.

В 539 году н. э. лето так и не наступило. В римских летописях за этот год сказано, что в разгар лета тусклое и холодное солнце освещало землю не более четырех часов в день. Я встретил древнего Вентру, который помнит те годы. На рассвете вампиров по-прежнему охватывала сонливость, но те, кому удавалось стряхнуть с себя сон, целый час после восхода солнца могли безо всякого вреда для себя оставаться на открытом пространстве - настолько темным было небо. Из-за необычного холода и постоянных дождей погиб урожай. Прошло три года, прежде чем небо наконец прояснилось, а темнота и холод отступили прочь… но в 542 году на Сирию и Европу обрушилась эпидемия бубонной чумы, пришедшая из Египта. В наши дни эта эпидемия менее известна, чем Черная смерть XIV века, но ее удар по населению и экономике оказался сильнее. Вентру клялся, что к 594 году, когда чума прекратилась сама по себе, вымерла половина Европы.

543 год нашей эры стал годом землетрясений на всей территории от Атлантического побережья до Катая. Последнее землетрясение произошло в Египте, и сильнее всего от него пострадал город Танис. Как говорится в хрониках, земля затряслась за два часа до рассвета. Начали рушиться здания. некоторые строения погружались в рыхлую почву нильской дельты. Едва только Сеттиты и смертные успели выбраться из-под обломков, на город напала огромная стая люпинов, уничтожавшая всех встречных. Когда семеро бодрствующих Вечных Сотиса преградили путь зверолюдям, земля снова затряслась, на этот раз – сильнее, чем раньше, и в город хлынули воды озера Манзала. Люди и люпины утонули, а отступавшая вода уволокла за собой многих Сеттитов. Те из нас, кому удалось спастись, отчаянно искали убежище, чтобы укрыться от приближающегося рассвета.

На следующую ночь уцелевшие Сеттиты попытались разыскать шестерых спящих Вечных, но храм Сета погрузился в ил, а воды озера Манзала покрыли весь город. Несколько ночей спустя чародеи нашего клана попробовали связаться со спящими старейшинами при помощи магии, но не смогли обнаружить их. Тогда группы ныряльщиков спустились в затонувший город, чтобы открыть склепы. Никто из них не вернулся. Люпины и кошки-оборотни их не убивали: зверолюди тоже пытались откопать наших Вечных, и никто из них тоже не сумел покинуть город.

Осталась загадка. На самом деле она становится все непонятней… но об этом позже.

Эпоха веры

Падение Таниса ознаменовало конец долгого, медленного угасания Последователей Сета. Рассуждая о распространении христианства в Египте, я вспоминаю шутку о плохих и хороших новостях. Хорошая новость? Христианство уничтожило наших древних врагов – жрецов Исиды, Осириса, Ра и Гора. Плохая новость? Христиане оказались еще хуже.

Согласно католическому учению, которое я впитал с детства, Иисус наделил учеников частью своей божественности и даровал им право передавать ее дальше. Каждый священник получает это право от другого священника во время рукоположения – так называемая апостольская преемственность, совсем как у вампиров, которые получают свою силу от родителя. Иисус даже пообещал, что все его последователи смогут творить чудеса именем его.

Древним Сеттитам пришлось поверить в эту божественную силу. Дошедшие до нас предания полны чудес, сотворенных апостолами, епископами, святыми отшельниками и благочестивыми девственницами. А хроники клана лишь десятикратно увеличивают число таких легенд. В прежних религиях были жрецы-чародеи, но некоторым христианам удавалось совершать чудеса без малейшего знакомства с магией. Такие чудотворцы встречались редко, но все же их было слишком много! Не раз Сеттитам приходилось ощущать на себе опаляющий огонь веры, исходящий от полубезумного пустынного отшельника или пустившейся в паломничество юницы.

Чудеса пошли на убыль после того, как император Константин провозгласил христианство государственной религией Римской империи. В пятом веке н. э. христиане азартно преследовали язычников, точно так же, как те несколько раньше преследовали их, а еще грызлись между собой по вопросам учения, и чудеса практически прекратились. Александрийский епископ Кирилл натравил толпы христиан на городских евреев и язычников. Он сам возглавил толпу, которая замучила до смерти ученую Гипатию и сожгла Александрийскую библиотеку. В записях Тифоума говорится, что таинственное «Сармунское братство» направляло Кирилла и защищало его от мести моих собратьев. Как оказалось, эта загадочная секта была все тем же культом Атона в новом обличии. В то опасное время моему клану не хватило ни сил, ни единства, чтобы сразиться с ними.

После разрушения Таниса уцелевшие семеро Вечных вновь приняли на себя обязанности верховных жрецов в самых древних египетских храмах. Предполагается, что Вечные должны были действовать по взаимному согласию. Но, насколько я понял из старых летописей, им редко удавалось достичь единодушия. Да и могло ли быть иначе? Не было такого времени, когда двое, а то и трое из них не находились бы в торпоре.

Кое-кто из Семерки стал настоящим фанатиком. Они с недоверием относились к иноземным Сеттитам и не допускали к своим спорам верховных жрецов тех храмов, что располагались за пределами Египта. Да, Сет поощрял расовое разнообразие, но ведь и христиане ссылаются на слова своего «князя мира»8, когда начинают очередную войну. Поверьте мне, никому из смертных не превзойти старых вампиров в лицемерии и софистике. Нетерпимость Вечных поспособствовала разделению клана и ослабила нас именно тогда, когда Дети Восстания больше всего нуждались в силе и единстве.

В VII веке н. э. у Последователей Сета появился новый враг. Арабы завоевали Египет в 642 году н. э. Они шли под знаменем очередной религии: ислама, основные положения которого некий ангел продиктовал погонщику верблюдов. Разногласия между египетскими христианами ослабили страну. Верные византийскому престолу епископы враждовали с церковниками и местным населением из-за мельчайших расхождений в понимании доктрины. Последователи Сета всячески поддерживали эти споры, чтобы ослабить хватку Византийской империи. Более того, они стремились заменить веру в Иисуса преданностью церкви и ненавистью к ее соперникам. В наших храмовых записях можно найти подтверждение тому, о чем догадывались некоторые историки стада. Кир, патриарх Александрийский, настолько ненавидел «еретиков»-египтян из коптской церкви, что предал Египет, отдав его мусульманам. Оглядываясь назад, можно сказать, что в то время Сеттиты поступили не слишком мудро, ослабив Египет внутренними распрями. Арабы-мусульмане были не меньшим злом, чем Константинополь.

Мне придется развенчать один миф, в который верят многие люди. Первые мусульманские завоеватели не принуждали египтян менять веру под страхом смерти. Они всего лишь требовали дань. Только не подумайте, что причиной тому была присущая их религии внутренняя терпимость. Христиане и прочие неверные платили больше налогов, чем мусульмане, даже если позже они переходили в ислам. Копты управляли всем чиновничьим аппаратом Египта. Арабам, как и византийцам, римлянам, грекам, персам и ассирийцам, нужно было египетское зерно и налоговые поступления, а не человеческие души.

Тем временем Западная Римская империя пала под натиском вандалов, готов и прочих германских племен – так старая дева уступает напору молодого наглого обожателя. Римляне больше не верили в Рим. По сравнению с императорскими сборщиками налогов варвары казались «благородными дикарями». В римских сочинениях той эпохи изнеженные аристократы, алчные чиновники и безжалостные доносчики не раз презрительно сравнивались с мужественными, воинственными, честными варварами. Многие римляне лишь приветствовали медленное угасание своей империи, хотя, насколько я понимаю, после разграбления Рима Аларихом кое-кто из старейшин Вентру предпочел встретить рассвет. Так Западная Римская империя развалилась на множество мелких варварских королевств. В Западной Европе начались темные века.

Хотел бы я сказать, что Римская империя пала из-за действий коварных Сеттитов, но не могу. После Константина мы почти не оказывали влияния на государство римлян.

Византия

Восточная Римская империя на много веков пережила Западную. Византийская империя, в которой говорили на греческом языке, стала этаким бюрократическим чудом, опирающимся на армии солдат, чиновников и церковников. Вся мощь Церкви и Государства была сосредоточена в руках императора, чья власть и претензии на божественность напоминали нам фараонов. Все законы сплелись в единую сеть Маат.

Византийскими делами заправляли не только смертные. Ночами Константинополя правили три могущественных выводка Тореадоров, Вентру и Цимисхов. Город и империя стали воплотившейся мечтой трех их Старцев. Византийская ночь принадлежала им, но в Константинополе нашлось место для вампиров всех кланов. В этом одержимом Христом городе теология стала любимым развлечением (временами его воспринимали слишком серьезно: разногласия на церковных соборах не раз приводили к бунтам). Разве могли Последователи Сета остаться в стороне?

Сеттит Хай’талл прибыл в Константинополь в V веке н. э. по приглашению Старца-Тореадора, который называл себя Михаил. Михаил больше всех любил город, который Хай’талл прибыл проверить на прочность – выступить против избранного героя эонов. Так как Михаил взял себе имя ангела, Последователи Сета в Константинополе назвали себя Детьми Иуды. Прошло время, и Хай’талл победил. Большую часть этой истории я услышал от Тореадоров, а не прочел в хрониках Сеттитов. Михаил сошел с ума. Он уверился, что он сам – эон, тот самый ангел, чье имя он принял. Пока он витал в облаках, Хай’талл и его помощники совратили остальных вампиров. Ими по-прежнему правили амбиции и алчность, несмотря на прочную сеть Маат, окутавшую город. Дети Иуды расплели сети силы, объединяющие городских вампиров, и посеяли вражду среди стада.

Думаю, Михаил в конце концов понял, что проиграл. Незадолго до того, как рыцари Четвертого крестового похода разорили город, Архангел позволил совершить над собой дьяблери вампиру, который был заметно слабее его (увы, но имя этого вампира в истории не сохранилось). Город так и не оправился от разграбления предателями-крестоносцами. Эоны снова потерпели неудачу.

Но Последователям Сета рано было праздновать победу. Кто-то из вампиров уничтожил Хай’талла. Прибывшие из Египта Сеттиты обнаружили, что Дети Иуды, совратители Византии, сами поддались искушению. Своим смертным приверженцам они говорили, что Сет был не темным богом, но демоном, одним из бесчисленных прислужников Сатаны.

Вы улыбаетесь. Последователь Сета негодует, рассказывая о соблазнении и предательстве. По заслугам нам, верно?

Может быть, я и не испытываю особого почтения к Сету, но все же вижу разницу между темным богом и демоном. Наши жрецы и теологи настаивают, что Последователи Сета не просто «развращают» людей. Мы пытаемся изменить их образ мышления, чтобы освободить их от иллюзий, навеянных эонами. Сеттиты часто по-разному понимают Великую просвещающую истину, но все они верят в нее. Возможно, сейчас я тоже пытаюсь расширить ваше мировосприятие.

Наше «теофидическое» учение вовсе не требует от нас бить по слабым местам человека только для того, чтобы довести его до состояния ничтожества или возвеличить себя. И уж точно в нем не сказано, чтобы мы подчинялись неизвестно откуда взявшимся злым духам. В конце концов, мы стремимся освободить этот мир от диктатуры духов.

Наши теологи утверждают, что демоны – это последний этап падения эонов, их истинная форма, скрывающаяся под покровами гимнов, церквей и звучных проповедей. Как бы ни называли себя эоны – Ра, Юпитер или Иегова, - их послание неизбежно сводится к демонскому кредо: «Служи мне, и я вознагражу тебя; отвергни меня, и я заставлю тебя страдать». Сет обещает страдания тем, кто служит ему, но только для того, чтобы сделать нас сильнее – так спортсмены преодолевают боль и усталость на тренировках. Когда ты станешь настолько сильным, что сможешь плюнуть богу в лицо, ты сам превратишься в бога.

Может быть, звучит не слишком понятно, но разница тут есть.

Иерофанты в конце концов согласились с тем, что Детей Иуды следует уничтожить, но было уже поздно. Демонопоклонники успели скрыться и передать свое сатанинское учение молодым Сеттитам из разных стран. Иерофанты запретили «чужеземцам» вступать в египетские храмы, и у этого молодняка не было возможности учиться у Сеттитов, которые некогда обучались у самого Сета. Так в культе Сета зародилась первая ересь, которую так и не удалось подавить.

Утешает меня лишь то, что старейшины всех прочих кланов совершили немало подобных глупостей.

Священные войны

Моему клану недоставало опыта в уничтожении ереси – обычно мы стоим по другую сторону баррикад, - поэтому успех был сомнительным. В клане до сих пор сохранилось некоторое число сатанистов. Впрочем, в то время старейшинам хватало других забот, так что я охотно прощаю им эту неудачу. Пока Дети Иуды развращали Византию, чтобы затем самим обратиться к демонам, Ближний Восток сотрясали священные войны. Крестовые походы начиналась в Европе, и направлены они были против мусульман. Мусульмане тоже выступили в поход – против нас.

Воины христовы

На протяжении тысячи лет варвары с востока приходили в Европу: готы, гунны, мадьяры и многие другие. В XII – XIII веках Европа ответила им тем же и организовала череду крестовых походов. Турки-сельджуки преградили путь к Иерусалиму и местам паломничества в Святой земле. Византийский император попросил о помощи в войне с турками. Честолюбивый папа увидел возможность восстановить свое верховенство во всем христианском мире. Честолюбивые аристократы надеялись найти себе новые владения на богатом Востоке. Крестовые походы начались из-за множества причин, но вампиры в их число не входили, как бы ни хвастались некоторые Вентру и не жаловались Ассамиты.

И все же в походах участвовало немало немертвых – с обеих сторон. Ими двигали совершенно человеческие соображения, точно такие же, как у их живых товарищей. В наиболее достоверных воспоминаниях и документах Каинитов тех времен нет указаний на некий «джихад», когда целый клан воевал бы с другим кланом. Европейские Вентру, Ласомбра и прочие вампиры сражались во имя христианства, за земли и стада смертных, а также и ради наживы. Ассамиты, Бруха и другие вампиры из числа турок и арабов сражались во имя ислама, также и ради сохранения того, что у них было.

Последователям Сета едва ли удалось бы остаться в стороне от схватки. Во всех храмах наши жрецы и старейшины размышляли над тем, как же нам поступить с пришедшими с запада захватчиками. Преобладали две точки зрения. Некоторые старейшины считали, что ничего не надо делать. Христиане были врагами Сета, и мусульмане были врагами Сета. Пусть себе режут друг друга. Другие старейшины предпочитали действие: по их мнению, надо было поспособствовать тому, чтобы одни вампиры убивали других. Сыграть за обе стороны. С каждым уничтоженным «Каинитом» уменьшалось число вампиров, которые могли бы воспротивиться приходу Сета. Чем больше будет убито христиан и мусульман, тем меньше у эонов останется рабов. Пусть себе две религии сражаются до смерти.

Охотнее всего на приманку клюнули крестоносцы, потому что они вообще ничего не знали о Детях Восстания. Смертные военачальники видели в нашем собрате всего лишь бледного левантинца, который приходил по ночам, чтобы передать сведения о врагах. Европейские вампиры редко давали себе труд поинтересоваться происхождением доносчиков. Местные каиниты проявили больше осторожности, так как до них доходили слухи о «развращенных Последователях Сета». Но если кто-то настолько глуп, чтобы поверить, будто один клан заслуживает меньше доверия, чем все прочие, едва ли ему хватит ума понять, что его гость врет, когда говорит о своей родословной.

И Сородичи, и стадо прекрасно знали, что доносчик может оказаться засланным. Поэтому Последователям Сета, сообщавшим им важные стратегические сведения, нужно было «прикрытие», история, которая объясняла бы желание помочь. Рассказы о преследованиях, которыми они подверглись, порою вызывали подозрение, поэтому самым надежным объяснением оказалось желание получить плату.

Кое-кто из моих собратьев заметил, что армии нуждались в провианте для людей и фураже для лошадей, воде, оружии и огромном количестве разного рода припасов. Плохое снабжение армии приводит к проигрышу. Так Сеттиты нашли еще один способ влиять на ход сражений: можно было срывать подвоз продовольствия и приторговывать армейским имуществом на стороне.

Иными словами, вмешавшись в войну, левантийские Последователи Сета поняли, как на ней нажиться. Они не только поддерживали слабую сторону, чтобы заставить ее сражаться как можно дольше, но и зарабатывали на этом большие суммы. Конечно же, истинному приверженцу нашей философии не подобает любить презренный металл. Но старейшины согласились с тем, что деньги приносят пользу, поэтому не все материальные приобретения можно назвать неразумными и недостойными. Мы были не первой религией, открывшей для себя привлекательность торговли, – и не последней. Мы никогда не останавливались на достигнутом.

Крестовый поход детей

Не могу обойти этот эпизод вниманием. Даже по меркам моих собратьев он выглядит необычным. Возможно, вы знаете, что в 1212 году собралась целая армия детей, решивших отправиться в свой собственный крестовый поход против язычников. Небесные голоса сказали Стефану, французскому пастушку, что чистота и невинность покорят неверных и вернут Иерусалим в руки христиан. Более тридцати тысяч французских мальчиков и девочек пошли вслед за Стефаном. Когда они добрались до Марселя, несколько человек предложили перевести их на восток на своих кораблях. Но эти купцы торговали живым товаром. Два корабля утонуло, остальные доставили детей на невольничьи рынки Александрии.

Думаете, мы приложили к этому руку? Вынужден вас разочаровать. В этом деле мы не были подстрекателями, всего лишь… потребителями. Египетские храмы приобрели несколько партий рабов. Жрецам нужны были слуги и, боюсь, жертвы. Но есть в этой истории и светлые моменты: одиннадцать детей со временем получили Становление, и четверо из них до сих пор благоденствуют, став уважаемыми старейшинами.

Храмовники

Не меньший интерес у вас должны вызывать и рыцари-храмовники и слухи об их тайных обрядах. Неужели посвящение в рыцари действительно требовало участия в гомосексуальной оргии? Они и в самом деле поклонялись идолу, которого называли Бафометом? И всем этим извращениям их научили Последователи Сета?

И снова я вас разочарую. Последователи Сета действительно совратили немало храмовников (а также госпитальеров и прочих рыцарей), подтолкнув их к беспутной жизни и предательству собственных товарищей. Но мне ни разу не попадались свидетельства того, что какой-либо секте Сеттитов удалось обрести влияние на весь орден рыцарей Храма. Чтобы принять решение о запрете ордена, Филиппу Французскому достаточно было знать об их несметных богатствах.

Барбаросса

Рассказ о крестовых походах заставил меня вспомнить еще один сомнительный эпизод из истории моего клана: пятый крестовый поход и Фридрих II , император Священной Римской империи. Тогда крестоносцы напали на Дамиетту, портовый город в дельте Нила. Я не претендую на звание военачальника, но все же мне интересно, чего хотел добиться Фридрих. Как долго ему удалось бы удерживать город в самом центре вражеских владений? Его противник, султан аль-Камиль, никак не мог справиться со своими родственниками, которые предпочитали править пусть небольшими, но собственными государствами. Но они на время позабыли о своих честолюбивых устремлениях, чтобы отразить европейских захватчиков.

И все же аль-Камиль заключил сделку с Фридрихом. Он отдал немецкому королю Иерусалим. В ответ Фридрих пообещал султану помочь в борьбе с любым противником… в том числе и с родней, надо полагать. Фридрих женился на дочери последнего короля Иерусалимского, короновался там в 1229 году и вскоре вернулся в Европу. Следующие 20 с лишним лет он был занят войной с папами и мятежными итальянскими городами, созданием Неапольского университета и развитием итальянской поэзии при своем дворе на Сицилии. А потом он умер.

Или не умер? В следующем столетии жители Германии не раз заявляли, что видели Фридриха II , и он был жив. Позже возникла легенда, что он спит в горах Кифхойзер в Тюрингии. Когда-нибудь он восстанет и вновь приведен немецкий народ к миру и процветанию.

Глупые легенды. Предполагается, что я должен поверить в немецкого Элвиса Пресли, который затем станет немецким королем Артуром?

И все же… В четырех египетских храмах хранятся портреты, написанные при жизни Фридриха II . Он был рыжим, как и его знаменитый дед, Фридрих I , прозванный Барбароссой. Часто этих двух королей путают. У моего прародителя, самого Сета, тоже были рыжие волосы. Дети Восстания традиционно с уважением относятся к рыжеволосым – по тем же причинам, по которым древние египтяне считали рыжие волосы дурной приметой.

Иерофанты не собирают портреты всех царьков, которым вздумалось завоевать Египет. Получив Кровь, Фридрих, конечно же, мог прожить еще десятилетия после своей предполагаемой смерти, не старея при этом. Если же он получил Становление, то и в самом деле может спать где-то в горах, ожидая, пока его призовет Германия – или кто-нибудь еще.

Возможно, наши старейшины заключили с Фридрихом какую-то сделку? Он мог стать гулем, получить со временем Становление… Если так, то что он предложил в обмен? Вечные порою бывают раздражающе скрытными, коварными… и обладают огромным терпением.

Гонения Бейбарса

Так или иначе, крестовые походы оказались полезными для Последователей Сета. Они не причинили нам вреда (хотя некоторым Сеттитам все же пришлось принять Окончательную Смерть) и сделали клан более сильным. Но два века войн с европейцами породили мусульманина, равного которому по фанатизму, воинственности и нетерпимости мир еще не видел. И снова на Сеттитов напали люди, во главе которых стояли священники.

Мусульмане ненавидели основные признаки нашего клана еще сильнее, чем христиане. Мезу Бедшет не просто пили кровь и устраивали во имя ложного бога разгульные празднества. Они также поклонялись идолам - непростительный грех. Мой клан на сто лет раньше европейских вампиров узнал, что такое инквизиция. Остальные вампиры тоже пострадали. Охотники на ведьм не спрашивали у вампира, к какому клану тот принадлежит, прежде чем отрубить ему голову. Но они постарались найти и уничтожить все «нечестивые» святилища (и в первую очередь храмы Сеттитов) во имя борьбы с язычеством.

Естественно, что сильнее всего эта чистка затронула те места, где обитало большинство Сеттитов: Египет. Охота достигла своего пика во второй половине XIII века, во время правления султана Бейбарса.

Бейбарс был мамелюком, турецким рабом, которого купили и воспитали солдатом на службе султана Египта. Постоянные крестовые походы (вроде того, в котором участвовал Фридрих II ) вынуждали султанов из династии Айюбидов набирать все больше мамлюков. Солдаты-рабы в конце концов обрели такую силу, что после Седьмого крестового похода один из их военачальников узурпировал трон. В 1260 году Бейбарс в свою очередь отнял у него престол.

Бейбарс и мамелюки решили окончательно разобраться с европейцами. Они не удовольствовались осадой и разграблением последних твердынь крестоносцев в Сирии и Палестине. Бейбарс привел свою армию на побережье Палестины, где его воины выкорчевали все деревья и засыпали колодцы. Когда из Европы прибыли крестоносцы, они не смогли найти ни еды, ни воды для себя и своих лошадей. Бейбарс создал пустыню, сохранившуюся до наших ночей. Кроме того, он разгромил турков-сельджуков и монголов, вторгся в Армению и подавил смертных ассасинов. Он также завоевал Нубию и установил власть над всей Аравией.

А еще Бейбарс нашел время, чтобы отдать приказ об уничтожении всех египетских вампиров. Сеттиты того времени полагали, что в совершенстве овладели искусством скрытности, но ни одного года не проходило без того, чтобы люди султана убили очередной выводок или разрушили святилище. Мамелюки отличались непоколебимым мужеством, умело обращались с огнем и сталью, к тому же зачастую их сопровождали грозные волшебники, защищавшие воинов от чар наших старейших магов. Наш древний враг, культ Атона, по-прежнему стремился стереть детей Сета с лица земли и утвердить повсюду власть Маат. В этот раз он назвали себя Нур-а-Аллах, Божьим Светом.

Не знаю, поверите вы мне или нет, но я говорил с теми, кому удалось пережить те огненные ночи. Они утверждали, что в те времена магия была куда более распространенной, чем сейчас. Волшебники нередко накладывали чары на виду у всех. Маскарад отлично справился со своей задачей: люди позабыли обо всех чудесах, происходивших в прошлом, или же привыкли считать рассказы о них сказками, сохранившимися с тех пор, когда мир был более доверчивым.

Чародеям и мамелюкам удалось уничтожить три великих древних храма и сжечь хранившиеся там сокровища знаний и магии, копившиеся тысячелетиями. Их усилиями двое Вечных встретили Окончательную Смерть. После того, как мамелюки разорили древний храм в Омбосе – храм, основателем которого считался сам Сет, - иерофанты остальных храмов приняли страшное решение. Последователи Сета должны уйти из Египта. Входы в храмы будут завалены, на них наложат могущественные заклятия, чтобы скрыть их от глаз чародеев. Лишь несколько храбрых Сеттитов останется сражаться с мамелюками – вести войну нашим оружием, отравленными кубками и ядовитыми словами.

Так гласило Воззвание красных слез. Так и было сделано. Последователи Сета унесли с собой все свитки и артефакты, чтобы спрятать их в иноземных храмах. Египетские иерофанты подавили древнюю гордыню и принесли извинения и дары в знак искупления причиненных ранее обид. Многие древние сокровища так никогда и не вернулись в Египет. Может быть, для клана так даже лучше. Никогда больше мы не будем настолько уязвимыми.

В 1277 году Бейбарс умер. Хотел бы я сказать, что это Последователи Сета убили его. Но нет, с ним расправился Ассамит, наемный убийца, смертные внуки которого погибли во время разграбления их села мамелюками.

Может быть, представители других культур и кланов почувствовали бы себя обманутыми. Но только не Последователи Сета. Нам хватает мудрости не переживать из-за мелочей, если мы получаем желаемое. Многие культы Сеттитов каждый год празднуют смерть Бейбарса и славят имя Вардара Вардариана, потомка Хакима, отделенного от прародителя шестью поколениями. Насколько я знаю, он – единственный вампир в истории, которому собравшиеся на совет иерофанты Египта пожаловали Дар Жизни. Расскажите об этом вампирам, которые уверены, что Последователям Сета не ведомо слово «честь».

Как-то я посетил праздник Сожжения Бейбарса в Доме Затмения. Я вновь ощутил гордость за свой клан, когда увидел, как иерофант отрезал кусочек ребра Бейбарса и бросил в огонь. Над жаровней возник завывающий дух Бейбарса, увенчанный призрачным пламенем! Что за ночь…

Говорят, что месть – это блюдо, которое подают холодным. Но наша поговорка гласит, что месть – это блюдо, которое подают вечно… или хотя бы на протяжении следующей тысячи лет, до тех пор, пока от скелета Бейбарса ничего не останется.

После смерти правителя-раба преследования со стороны мамелюков постепенно сошли на нет. Через 30 лет Сеттиты вернулись в Египет, в свои храмы. Мамелюки тогда были заняты войнами с соседями и дворцовыми переворотами. Время от времени они обрушивались на христиан, чего раньше в Египте не было, но Сеттитов это не касалось. Последователи Сета поощряли мамелюков во всех делах, которые отвлекали бы их внимание. Со временем сеть храмов, курьеров, торговцев и шпионов нашего клана охватила все Средиземноморье и распространилась вглубь Африки, Европы и Азии. Когда в 1517 году ослабевшие мамелюки пали под ударами Оттоманской империи, культ Сета понял, что пережил еще одного врага.

Темный континент: Сеттиты в Европе

Еще до чисток Бейбарса «священные войны» на Ближнем Востоке показали главам клана, что им нужно уделять больше внимания событиям за пределами Египта. Не все наши старейшины выступали за то, чтобы война Сета велась и против других вампиров. Но даже самые мирно настроенные Сеттиты согласились с тем, что надо присматривать за Европой. Если европейские Сородичи и стадо не сумеют объединиться и продолжат воевать между собой, они не смогут стать угрозой для Последователей Сета.

Я уже говорил о тамплиерах – они подали нам пример. Чтобы получить средства для ведения войны, храмовники научились перемещать деньги и провиант на дальние расстояния. Благодаря этому умению, совмещенному с внутренней дисциплиной, они стали первыми международными банкирами в Европе. Французский рыцарь мог заложить свой дом рыцарям в Антиохии и выкупить на Сицилии.

В то же время, смертные крестоносцы почувствовали вкус к восточной роскоши, шелкам и специям. Они привезли новые привычки с собой в Европу. Все больше купцов отправлялось в опасное и длительное путешествие в Палестину и Египет, надеясь по возвращении получить огромную прибыль.

Литания проклятия

Гори! Гори! Да льется кровь!

Будь проклят раб Бейбарс.

Да станут твои кости добычей крокодилов черной реки,

Да обернутся вокруг них змеи черного океана,

Тебя, раба, ставшего царем, мы вновь обратили в рабство!

Враг Последователей Сета, враг Детей Сета,

Да не защитит тебя смерть от отмщения!

Царь - наш раб, похищенный у смерти,

Бейбарс – наш раб, похищенный у смерти.

Пусть боль вечно терзает Бейбарса!

Тифон Сет, темный прародитель наших отцов,

Во Имя твое мы терзаем злого Бейбарса.

Служитель ложной книги,

Служитель ложного бога,

Да сгорит твоя книга!

Да сгорит твой бог!

Бейбарс, твоя могила пуста,

Бейбарс, твое ка голодно,

Бейбарс, мы осквернили твои кости.

Бейбарс, мы проклинаем тебя во веки веков!

Когда Последователи Сета решили устроить свой собственный «крестовый поход» против европейцев, они объединили придуманную тамплиерами сеть с торговлей восточными предметами роскоши. Сеттиты и их гули приезжали на крупные ярмарки, привоза с собой груз шелков и специй, благовоний и драгоценностей. На востоке они совратили некоторых европейских купцов, превратив их в своих пешек. Богатые европейцы охотно покупали все, что мы им предлагали, и просили еще.

Так купцы-Сеттиты получили свой шанс. Они соглашались доставить все, чего ни пожелали бы их богатые заказчики. Предприимчивый купец был недоволен тем, что местные законы запрещают ему носить определенную одежду? Поставщик тканей обещал обсудить этот вопрос с местным правителем. Рыцарь злился из-за того, что соперник обошел его на турнире? Торговец предлагал ему обрести мощь медведя, выпив перед состязанием «редкий и сильнодействующий эликсир». Даже епископы поверяли нам свои желания: «иноземный купец», который привозил благовония для церковных служб, мог помочь в получении бенефиций или обретении мощей известных святых… или хотя бы убедительных подделок.

Если продавец не мог сразу же предоставить требуемый товар, слуга-гуль отправлялся к соклановцу, обитающему в соседнем городе. Вполне возможно, что у другого члена семьи было то, чего так жаждала душа покупателя. Мы организовали хранилища, где их купцы могли бы обмениваться информацией и заказами. Мы назначали управляющих, присматривающих за их собственностью в их отсутствие. Так десятилетие за десятилетием мы плели огромную торговую сеть.

Нет, она вовсе не походила на современные корпорации. Не было специального иерофанта или комитета, который надзирал бы за ростом сети. Но отдельные Последователи Сета больше сотрудничали, чем соперничали. Они зарабатывали деньги, обмениваясь услугами и назначая цены.

Со временем «восточные купцы» стали поставлять своим заказчикам не только красивые одежды и вкусную еду. Даже те из покупателей, кого не интересовали сомнительные с моральной точки зрения и политически опасные удовольствия, ценили новости из дальних стран и хитроумные советы, которые им давали Сеттиты. В обмен Сеттит мог попросить об услуге: заставить замолчать излишне проницательного священника, разорить дело смертного конкурента, разузнать о грядущей войне. Некоторые из европейцев стали настолько зависимыми (или же проявили инстинктивное понимание учения Сета), что им позволили приобщиться к тайнам Темного бога. Кое-кто настолько хорошо изучил истины, полученные от Бога пустыни, что заслужил Становление.

Европейцы, присоединившиеся к культу Сета, стали причиной сильных раздоров среди наших старейшин. Те Вечные, которые раньше противились распространению клана в Северной Африке и на Ближнем Востоке, и сейчас выступили против очередной «порчи» древнего наследия клана. Некоторые люди просто неспособны учиться на собственных ошибках.

Другие иерофанты и Вечные поддержали расширение клана. Они хорошо усвоили урок, преподанным им иудеями, христианами и мусульманами. Религия, цепляющаяся за племенные пережитки, никогда не сможет стать значимой и сильной. Религия, охотно принимающая в свои ряды обращенных язычников и иноверцев, будет шириться и процветать. Разве не должны мы донести слова Сета до всех жителей Земли?

Вскоре купцы-Сеттиты, ведущие дела по всей Европе, узнали, что этот вопрос больше не имеет значения. В Европе уже обитало два культа Сета, два семейства, возникшие тысячу лет назад. Оба культа принимали в свои ряды европейцев – у них просто не было другого выбора.

Как вам известно, кое-где до сих пор сохранился культ Тифона, почитающий Плутона, Вакха и Марса. Некоторые его секты умудряются существовать даже без возглавляющего их вампира. Например, в письме одного Сеттита, датируемого X веком, упоминается о существовавшей в Венеции секте почитателей Плутона, все члены которой были смертными. Они называли себя фламинами Диса, а возглавляли их семья ДиДжованни.

Многие секты почитателей Тифона быстро слились с культом Сета, и большинство Сеттитов рады были видеть их в своих рядах. Через несколько веков, когда европейские интеллектуалы заново открыли для себя культуру Греции и Рима, культ Тифона обрел второе дыхание и увлек на пути Сета немало европейцев. И в наше время по меньшей мере четверть всех европейских Сеттитов является выходцами из сект тифонопоклонников.

А вот со вторым культом (и вторым семейством) возникли сложности

Каинитская ересь

Торговцы-Сеттиты обнаружили других вампиров, проявляющих интерес к религии. Эти вампиры заметили любопытные параллели между состоянием немертвости и некоторыми христианскими доктринами. Например, их чрезвычайно волновало сходство между предполагаемой нетленности тел покойных святых и способностью вампирской крови задерживать старение и наделять смертных сверхъестественными способностями. Они верили, что Христос был вампиром, «вторым Каином», или же каким-то образом был связан с вампирами. Я не хотел бы наскучить вам, поэтому не стану пересказывать их извращенное учение: если оно вас заинтересует, любой сеттитский храм охотно предоставит вам полное его изложение – за умеренную плату.

Эти вампиры хотели распространить свою «каинитскую ересь» среди приверженцев римской католической церкви. Некоторые из них искренне верили, что несут истинное учение тем людям, которых они порабощали и развращали. Другие, без сомнения, видели в Церкви и ереси лишь удобный инструмент, позволяющий привлечь большие стада смертных.

Большинство ученых Сеттитов просто изучали каинитскую ересь. Но вторая отколовшаяся ветвь клана примкнула к ней. Эти Сеттиты возглавили секту, несколько отличавшуюся от прочей каинитской ереси, - Церковь Черной Магдалины. Каким-то образом эта гностическая секта уцелела в вихре столетий, но все связи с Египтом были утеряны после падения Рима. Ее приверженцы говорили, что учение Сета – это «истинные слова» Христа, поведанные им тринадцатому ученику, Марии Магдалине.

Учение магдалинитов в некоторых вопросах отличается от общепринятой христианской доктрины. В «Евангелии от Магдалины» говорится, что служение и жертва Христа сняли с человечества груз первородного греха, но смертные все равно грешат, поддаваясь обманам эонов. И главные из этих обманов – Вина и Закон. Иегова, верховный эон, - вот настоящий Сатана, клеветник и бог мира сего. Сатана-Иегова одновременно и искушает, и карает. Он не хочет, чтобы люди поняли, что действия тела никак не влияют на спасение души. Свято любое деяние, совершенное с любовью и радостью, пусть даже весь мир считает его отвратительным преступлением. Но все, что совершается под влиянием ненависти или неприязни, - грех, и не важно, насколько добродетельным выглядит такой поступок. Так магдалинины призывали людей поступать согласно своим желаниям, просить Христа простить их – до тех пор, пока они сами себя не простят и не отринут навеки чувство стыда.

Магдалиниты также подчеркивают роль женщины в спасении. Они напоминают, что Христос родился от женщины и передал свое тайное учение через женщину. В Средние века Церковь считала женщин (и в особенности любовь женщины) источником всякого зла. Охота на ведьм показала, к чему может привести подобное учение.

Особое старание магдалиниты прилагали к тому, чтобы убедить людей религиозных нарушить обет безбрачия. Они доказывали, что человек, который не в состоянии достичь идеального и исполненного страсти слияния с другим человеком, едва ли сможет рассчитывать на единство с богом. Они также проповедовали свободную любовь и сексуальность, поскольку душа, проникнутая любовью, одинаково любит все остальные души. Конечно же, более заурядные служители церкви считали приходы и монашеские обители магдалинитов чем-то вроде борделей. Поэтому тем приходилось вести себя с осторожностью и не допускать к себе кого попало.

И, наконец, Церковь Черной Магдалины заявляла, что у Христа был сын от его ученицы, равноапостольной Марии, у которого, в свою очередь, тоже были дети. Святая кровь была неявным образом связана с франкской династией Меровингов, и ее носители продолжали существовать под тайной охраной магдалинитов. Некоторые священники и священницы магдалинитов называли себя потомками Христа. Да, друг мой, я знаю, что вы испытываете теплые чувства к христианскому учению. Прошу вас, не стоит негодовать из-за того, что я вам сейчас поведал: я лишь излагаю доктрину магдалинитов, но не проповедую ее.

В Средние века Церковь Черной Магдалины пользовалась популярностью, и ее распространению мешала лишь нужда в скрытности. Большую часть ее прихожан составляли женщины. Прочтите сочинения женщин-мистиков той эпохи. Их видения Христа и Пресвятой Девы порою окрашены эротизмом. Задумайтесь над словами блаженной Анджелы из Фолиньо:

И ощутила я несказанную божественную сладость… “Дочь Моя, сладостная Моя, дочь Моя, храм Мой, дочь Моя, услаждение Мое, люби Меня, ибо очень люблю Я тебя, много больше, чем ты любишь Меня… и как Я покоюсь в тебе, так и ты покойся во Мне… се – творение Мое” .

Церковь сочла Анджелу достойной канонизации, но ее экстатические грезы мало чем отличаются от проповедей магдалинитов, которых сжигали на кострах. Уже во времена Данте Алигьери люди соглашались с тем, что любовь женщины может поспособствовать душе в обретении божьей любви. В конце концов, в «Божественной комедии» поэта в раю сопровождает его возлюбленная Беатриче, а не какой-нибудь суровый священник.

Со временем магдалиниты могли бы полностью изменить учение католической церкви за счет огромного числа своих приверженцев, действующих изнутри. Но другие вампиры опередили их, подтолкнув Церковь к решительным действиям. Средние века сгорели в огне костров, и на их пепелище родился новый мир.

Мятеж анархов

Европейские вампиры пальцем не шевельнули, чтобы помочь Последователям Сета, страдающим от гонений Бейбарса. А ведь эти Сеттиты бежали от того самого человека, который изгнал крестоносцев и навсегда положил конец мечтаниям о княжествах в Палестине. Сородичи, считавшие себя христианами, называли нас язычниками. Многие старейшины Носферату, Вентру и Тореадоров, обращенные в те времена, до сих пор относятся к нам с презрением и призывают сокрушить нас. Настоящие старейшины в ту эпоху не отличались религиозностью, но и они гнали прочь темнокожих вампиров, умолявших о пристанище. Из всех чувств первым немертвые утрачивают жалость.

В XIV веке помощь потребовалась уже европейским вампирам. Конечно же, они сами во всем виноваты. Приверженцев каинитской ереси стало слишком много, и они обрели такую силу, что более не могли оставаться в тени. Церковь вознамерилась очистить свои ряды от вампиров. Каждый обнаруженный и уничтоженный вампир служил ниточкой к следующему, потом к следующему… и не все они были еретиками. К 1350 году различные службы инквизиции (под этим названием объединилось несколько организаций) сделали охоту на вампиров своей основной задачей. Прочтите церковные документы того времени. Вас не удивляет, что юные женщины и старики подолгу выдерживали ужасающие пытки? По меньшей мере часть из них была гулями, которые вовсе не желали выдавать своих хозяев-вампиров.

Сеттиты, заправлявшие Церковью Черной Магдалины, горели на тех же кострах, что и сторонники каинитской ереси. Но кое-кому из них удалось улизнуть. Секта едва уцелела. В XVII веке она стала называться приоратом Черной Магдалины. Насколько я понимаю, приорат до сих пор заявляет, что оберегает потомков Христа и сохраняет его кровь посредством селекции и скрещивания. Под Марселем они отстроили себе превосходный собор, но я не верю ни единому их слову.

Инквизиция стала для европейских вампиров настоящей угрозой. Могущественные, бессмертные «владыки ночи» внезапно стали дичью, за которой ведется охота. Чем больше вампиров уничтожали люди, тем сильнее разгоралась их вера, и тем более опасными врагами они становились. Столкнувшись с непоколебимой верой, старейшие вампиры утратили выдержку. Я знаю, что некоторые из них обращались за помощью к отдельным Последователям Сета. К тем самым Сеттитам, которых они так презирали еще сто лет назад. В документах я обнаружил 11 примеров того, как Сеттиты обещали убежище… а затем приказывали гулям доставить погруженного в дневной сон старейшину в ближайшее отделение инквизиции. Еще шестеро старейшин, с аккуратно вогнанным в сердце колом и должным образом рассеченные, почтили своим присутствием наши храмы. Прошу простить меня, но я не стану называть ни их имен, ни текущего местоположения. Едва ли могу винить своих собратьев за это.

Но большинство старейшин все же пытались сражаться со своими смертными преследователями. Они не могли смириться с тем, что отныне им пришлось бы скрываться от своих жертв. Они приказывали своим отпрысками нападать на инквизиторов, или же заставляли их переодеваться в свои одежды, чтобы самим таким образом спастись от Окончательной смерти. Через несколько десятилетий молодым вампирам надоело быть пушечным мясом (или, точнее уж, обезглавленными тушами на вертеле). Когда группа вампиров-Цимисхов (которые, согласно большинству рассказов, сами были старейшинами, но подчинялись еще более старым чудовищам) сумела разорвать клятву крови, которая держала их в подчинении, молодняк восстал. К 1400 году всю Европу охватила война между инквизиторами, старейшинами и выскочками-анархами, как они себя называли. Хуже того, к мятежникам присоединились смертоносные Ассамиты. Их мало волновали заботы анархов, но война давала им возможность проводить дьяблери над европейскими старейшинами, как того требовала их странная вера.

Многие вампиры знают, чем закончилась война. Большинство европейских вампиров согласились на некий кодекс поведения и сотрудничество, необходимое для поддержания Маскарада. Они образовали Камарилью. Те немногие, кто отказался от примирения, стали Шабашем. Последователи Сета не примкнули ни к одной стороне, хотя создавшие Камарилью старейшины и предлагали европейским Сеттитам присоединиться к ним. Они были настолько добры, что распространили свое приглашение даже на главные храмы в Египте.

Я разговаривал по меньшей мере с сотней вампиров Камарильи об образовании их секты. Хорошо если хотя бы десятая их часть слышала о предложении, сделанном моему клану. Никто не смог мне сказать, с чем был связан наш отказ. Если уж на то пошло, они не знают, почему нас вообще решили пригласить. Основатели Камарильи не предлагали присоединиться новоявленным Джованни, скорее уж, они настаивали, что Некроманты должны сохранять нейтралитет и держаться особняком. И европейских Равнос они тоже не позвали.

Роль, которую мой клан сыграл в Мятеже анархов и последующих событиях, является одним из наиболее охраняемых секретов немертвых. Сначала мало кого из Последователей Сета волновало, какая сторона возьмет верх в Восстании. Иерофантов это вообще не интересовало: они посоветовали европейским Сеттитам вести себя согласно давним обычаям – иными словами, играть за обе стороны. Выводок Сеттитов вполне мог предложить свои услуги отряду анархов, а затем продать сведения об анархах старейшинам. По словам Сеттитов, заставших то время, они искренне надеялись, что анархи и старейшины окончательно перебьют друг друга. Кое-кто из этих Сеттитов видел в уничтожении чужого клана волю Сета, отражение той войны, которую наш основатель вел с их прародителями. Другие просто хотели отомстить за личные обиды.

Отношение изменилось, когда в войну вступили Ассамиты. Европейские вампиры всего лишь презирали Сеттитов. Ассамиты тысячелетиями сражались с нами, напрямую и через человеческие империи и религии, которым они покровительствовали. Иерофанты согласились с тем, что победа наверняка останется за Ассамитами, какая бы сторона ни одержала верх в долгой войне на истощение. На совете они решили, что Последователи Сета должны помочь старейшинам, сохраняя при этом видимость нейтралитета. В последние 20 лет Мятежам анархов большинство Последователей Сета исчезло из поля видимости остальных вампиров. Они тайком передавали информацию об анархах нескольким военачальникам старейшин, а также распространяли дезинформацию, которая завела немало отрядов анархов в ловушки. Более того, мой клан развернул шпионскую сеть вокруг твердыни Ассамитов – Аламута.

Настоящий Аламут – это не та разрушенная крепость, о которой пишут в учебниках истории. Настоящий Аламут намного старше, и ни одному смертному не дано найти его. Последователи Сета, как вы понимаете, обнаружили его местонахождение за много веков до Мятежам анархов.

Итак, пока европейские вампиры приводили к покорности своих мятежных отпрысков, Сеттиты передали сведения о чародеях Ассамитов Тремерам и помогли тем разработать ритуалы, которые позволили бы заглушить все послания, поступающие из крепости. Другие мои собратья основали на путях в Аламут кровавые культы, чтобы армии будущей Камарильи было где подкрепить силы. Они подобрали ключ к охранным заклинаниям, скрывавшим Аламут от всего мира. Когда большая часть анархов сложила оружие, Сеттиты привели воинство европейских старейшин к вратам Аламута. Хотел бы я видеть, как властители Тремеров обрушивали молнии на разбегающееся войско Ассамитов, а Менель из клана Бруха сотрясал землю, вышибая гранитные врата крепости. Мне приходилось слышать, что поваленные каменные плиты до сих пор лежат на том же месте, как напоминание о том, к чему может привести гордыня.

В своих летописях старейшины Камарильи забыли упомянуть о помощи, оказанной им Сеттитами, - или, по крайней мере, своим отпрыскам они эти записи не показывали. Но присутствовавшие при этом событии Сеттиты все записали и высекли свои воспоминания на камне, чтобы они никогда не истерлись из памяти клана. Да, я и сам временами считаю своих собратьев слишком высокомерными, но мне довелось узнать гордость и гнев Ассамитов. Унижение Аламута наполняет меня гордостью за всех детей Сета.

Теперь вы знаете, что побудило основателей Камарильи оставить все предубеждения и пригласить Последователей Сета за общий стол. Если бы иерофанты приняли это предложение, в Камарилью вошло бы восемь кланов. Но предубеждения и обиды свойственны всем сторонам. Присоединиться к Камарилье значило бы отказаться от войны с основателями прочих кланов, которые предали его, а этого нельзя было допустить. По крайней мере, так сказали старейшины.

И все же кое-кто их моих собратьев считает, что у нас есть определенное влияние на Камарилью. Ходят слухи, что вся секта должна Последователям Сета огромный, коллективный Дар Жизни, что египетские иерофанты вправе однажды потребовать от Внутреннего круга все, что угодно. Другие говорят, что на каждой встрече Внутреннего круга тайно присутствует один иерофант, или что руководители Камарильи время от времени просят совета у Вечных, если сами не могут разрешить возникшую загадку или затруднение. Я лично в этих слухи не верю. Сомневаюсь, что Старцы Внутреннего круга присуще такое благородство, не говоря уже о смирении, которое позволило бы им признать, что они нуждаются в нашей помощи.

Так закончилось Мятеж анархов, а с ним – и эпоха веры. Церковь, охваченная желанием уничтожить всех вампиров, ведьм и прочих слуг дьявола, не считалась со случайными жертвами. Откровенно говоря, большинство людей признается во всем, что нужно от них инквизитору, лишь бы прекратить пытки. По мере того, как вампиры осваивали искусство Маскарада, инквизиторы все реже и реже могли обнаружить их. Но они не остановились. Охота на ведьм стала для епископов и градоначальников весьма прибыльным делом: они имели право конфисковать все имущество обвиняемых. Когда инквизиция окончательно погрязла в самообмане и алчности, сила веры исчезла. Отдельные набожные и фанатичные священники и монашки до сих пор охотятся на вампиров, но у них нет на это благословения Святой матери Церкви, в которой уже никто не верит в нас.

Проблемы современности

После Мятежам анархов европейские Сеттиты отступили в тень. Наши фанатики призывали к войне против тех, кто предал Сета, но все остальные предпочитали мирно, не торопясь накапливать силы.

Думаю, именно по этой причине мой клан так и не присоединился к Камарилье, а вовсе не из-за мифической войны, начавшейся несколько тысяч лет назад. Большинство анархов приняли прощение, дарованное им нарождающейся Камарильей, но Ласомбра и Цимисхи не пожелали сложить оружие. Присоединиться к Камарилье означало бы ввязаться в бесконечную войну. Наши старейшины помнили уроки, выученные во время крестовых походов, и предпочли сохранить нейтралитет. Так мы могли продавать наши услуги обеим сторонам, или, возникни у кого-нибудь из нас такое желание, направить вампиров одной из сект на путь мудрости – или гибели. Если вампир из одной секты становился слишком опасным, можно было призвать вампиров из второй секты, чтобы те уничтожили его.

Древним иерофантам пришлось смириться с тем, что Египет навеки стал исламским и уже никогда не будет править миром. В самом деле, что значит независимость Египта, если культура, которой покровительствовали иерофанты, погибла полторы тысячи лет назад? Официально такая «политика клана» так и не была утверждена, но все Сеттиты той эпохи помнят, какие жаркие споры велись по этому вопросу. Трое инрофантов там и не смогли признать, что им не дано обратить историю вспять. Они удалились в спои могилы, где и покоятся до сих пор. Вечный Нахторхеб сказал тогда: «Я восстану ото сна не раньше, чем Отец призовет меня».

Поэтому, когда в 1517 году оттоманы завоевали Египет, Последователи Сета не стали ни сражаться с ними, ни помогать им. Мы просто изучали новый порядок, чтобы понять, как лучше всего воспользоваться им в своих целях – или же обойти его, если потребуется.

Оттоманское иго

К счастью для Сеттитов, оттоманское правительство создало идеальные условия для вынюхивания и интриг. Хотя официально правил присланный из Стамбула наместник, мамелюки по-прежнему занимали значимые места среди чиновничества и в войсках. Этот странный правящий класс расширялся за счет мальчиков-рабов, который покупали, чтобы вырастить из них воинов. Отслужив определенное время, некоторые солдаты-рабы переходили в ряды гражданских чиновников. Напряженные отношения между турками и их соперниками-мамелюками давали немало возможностей для совращения. Министр-турок, которому мешал какой-нибудь мамелюк, вполне мог рассчитывать на помощь со стороны Последователей Сета… как и уже упомянутый мамелюк. Среди солдат-рабов тоже нередко возникали трения, и их группировки охотно принимали любую помощь, пусть даже от языческого демона-кровопийцы.

Смертные историки не слишком благожелательно относятся к Оттоманской империи, и тут я с ними согласен. Правление турок принесло немало вреда Египту, Балканам, Сирии и прочим их территориям. До их прихода цивилизация на Ближнем Востоке развивалась так же быстро, как и по всей Европе. Каир и Багдад славились своими университетами. Процветали науки и искусства. Мамелюки, при всей их воинственности и неуживчивости, поддерживали интеллектуалов – в том числе и моих коллег-историков. Под властью оттоманов Египет породил только одного великого историка (который писал о Наполеоне) и не внес никакого вклада в развитие искусства, архитектуры, литературы и науки. Во многом Ближний Восток стал частью третьего мира из-за четырех веков оттоманского правления.

Оттоманская империя поддерживала самый отвратительный тип Маат, в котором не было места снисхождению, величию или хотя бы эффективности. Была лишь бюрократия – и жестокие кары всем, кто отваживался восстать или не мог уплатить налоги. Михаил Архангел рыдал бы кровавыми слезами, если бы увидел свой любимый Константинополь превращенным в Стамбул, столицу неповоротливой империи. Но, возможно, я слишком предвзят. Я помню лишь последний век Оттоманской империи, когда она уже превратилась в развалину, кое-как держащуюся на плаву.

Последователи Сета внесли свой вклад в превращение Оттоманской империи из грозного государства, чьи армии осаждали Вену, в «больного человека Европы». Да, мы соблазняли, развращали и порабощали чиновников и знать. Но мы не пытались уничтожить само государство, подрывая ее моральные устои. Четыреста лет – вплоть до Первой мировой войны – Сеттиты Ближнего Востока всеми силами защищали Оттоманскую империю, постепенно утрачивающую хватку и скатывавшуюся во взяточничество. Нам вовсе не хотелось, чтобы на смену ей пришло новое, более опасное и жизнеспособное государство. Несколько раз влияние Сеттитов даже спасло Империю от краха, заткнув рот слишком деятельному паше или устранив визиря, который не смог вовремя остановиться.

Но в Новое время Сеттитам на Ближнем Востоке все же пришлось вести войну, как бы ни старались они сохранить мир. Еще со времен фараонов Ассамиты были самым главным нашим соперником среди вампиров. Они та ки не простили Последователей Сета за то, что те привели войска Камарильи к Аламуту. Ассамиты сражались с Последователями Сета так же, как Шабаш сражается с Камарильей: не гнушаясь никакими средствами, от беспорядочных нападений на наши храмы до хитроумных интриг, жертвами которых становились наши смертные пешки.

Ваши товарищи в Камарилье привыкли считать Ассамитов не более чем профессиональными убийцами (или маньяками-каннибалами – после снятия проклятия Тремеров). Боюсь, Камарилью ждет большое потрясение, когда она откроет для себя те таланты, которыми на самом деле обладают Ассамиты, - а в наш век глобализации этого не избежать. Можете считать это предупреждением… но остальной Камарилье я ничем не обязан. Я не питаю особой любви к своему клану, но ни Камарилья, ни Шабаш не сделали ничего такого, что заставило бы меня отдать им предпочтение. Пусть же они на собственном опыте узнают правду об Ассамитах.

Когда обе секты понесут от Ассамитов потери, князья Камарильи и епископы Шабаша, скорее всего, примут помощь, предложенную местными Последователями Сета. Конечно же, они заподозрят, что их пытаются втянуть в некий хитрый заговор, целью которого должны стать их души. И, конечно же, они будут правы. И все равно примут нашу помощь. Я хорошо знаю свой клан.

Но хватит о текущей политике.

Тем временем различия между Европой и Оттоманской империей становились все более разительными. Пока раздувшаяся империя погружалась в застой, соперничающие европейские государства входили в силу. Сражаясь между собой, они обрели опыт, благодаря которому смогли покорить весь мир. Европейские ученые перестали подражать римлянам и грекам и перешли к собственным дерзким опытам. Пришло время Западу воспрянуть и поразить мир.

Последователи Сета наблюдали за этим процессом изнутри. Как и все прочие вампирские кланы, Змеи сыграли свою роль в тайной истории Просвещения.

 

Эпоха света и тьмы

После Ренессанса наступил так называемый век Разума. Западным мыслителям приятно считать XVI , XVII и XVIII века эпохой прогресса. За это время европейцы исследовали мир, развили искусства и пережили несколько революций – политических, научных и промышленных. То была эпоха Декарта и Вольтера.

Но застроенные особняками бульвары и фигуры Баха скрывали ведьмин котел, в котором закипало варево из тайных сообществ, оккультизма и разврата. Высшие классы Англии аплодировали летящим стихам Поупа и отточенным остротам Филдинга, затем отправлялись на разгульные пирушки клубов адского пламени. Во Франции мадам де Монтеспан заказывала черные мессы, на которых в жертву приносили младенцев, чтобы привлечь любовь государя – а затем чтобы убить его. Мало кто помнит, что великий ученый Ньютон посвящал изучению алхимии намного больше времени, чем размышлениям о гравитации. В Европе эпохи Просвещения Последователи Сета чувствовали себя как рыба в воде.

На одного выдающегося ученого век Разума породил двух или трех самозваных волшебников – от неопрятного фигляра, известного как доктор Фауст, до кардинала Ришелье, создателя французской монархии. Менее чем за 200 лет европейцы прошли путь от костров, на которых горели колдуны, до приглашения чародеев к королевским дворам. XVIII век стал эпохой проходимцев, таких, как «граф» Сен-Жермен, чьи сомнительные титулы и светские манеры дополнялись претензией на владение тайными силами. Существует мнение, что Сен-Жермен был вампиром. Ничего не могу сказать по этому поводу – я никогда с ним не встречался. Я слышал, что по меньшей мере один вампир использовал это имя после того, как soi-disant граф был официально признан мертвым. Если «настоящий» Сен-Жермен действительно был Каинитом, то он – единственный вампир, получивший королевское пожалование за составление слабительного сбора.

Великий Копт

Но самыми известными авантюристами, подвизавшимися при разных дворах, были, без сомнения, граф Алессандро Калиостро и Джакомо Казанова. Первого из них я рад назвать своим собратом-Сеттитом. Второй не присоединился к нам, хотя и должен был бы. О Казанове я не стану распространяться: его имя стало нарицательным. Я лишь скажу, что достижения Казановы включали использование «каббалы» как для предсказаний будущего, так и для составления тайных посланий, а его Становлению помешало то, что из-за преследований Инквизиции он вечно находился в бегах. Он умер, будучи человеком, вопреки всем усилиям моих собратьев и еще по меньшей мере двух кланов.

Калиостро поразил дворы Европы своим магическим искусством: исцеляющим прикосновением, призванием духов и так далее. Он называл себя Великим Коптом, учеником египетского мага Алтотаса. За ним тянулся шлейф слухов о скандалах и подделках. В конце концов журналист одной бульварной газетенки (позже его обвинили в шантаже) заявил, что на самом деле графа Калиостро зовут Джузеппе Бальзамо и что он – мелкий преступник родом с Сицилии. Граф потерпел крах. Оспаривать обвинение он не пожелал. Уступив давлению, его жена подтвердила слова журналиста и покинула мужа. Для всего мира в 1795 году в застенках Инквизиции умер Джузеппе Бальзамо, а не Великий Копт.

Несколько Сеттитов подделали смерть Бальзамо и выкрали его из тюрьмы. Великий Копт стал чем-то вроде эксперимента в духе «Моей прекрасной леди». Котерия Сеттитов, взяв себе коллективный псевдоним «Алтотас», поспорила с другой котерией, что с их помощью любой человек сможет стать любимцем всей Европы. Алтотас снабдил Бальзамо талисманами и заклинаниями в дополнение к той магии, которой будущий граф обучился, будучи гулем. Кроме того, Сеттиты покопались в мозгах Бальзамо, так что он в самом деле считал себя Великим Коптом.

Алтотас не хотел спасать Бальзамо. Котерия выиграла спор, но в конце концов их творение потерпело неудачу. Их иерофант, Шемти из Храма Крокодила, потребовал, чтобы они уничтожили все следы, прежде чем Бальзамо раскроет Инквизиции тайны клана. Шемти сам восстановил личность Калиостро и обратил его. Сейчас Великий Копт возглавляет один из крупнейших храмов Сета в Европе. В клане его считают великим магом.

Тайные сообщества и незримые войны

При жизни Калиостро, это творение нашего клана, не просто показывал фокусы на потеху скучающим аристократам. В 1784 году он основал собственный масонский орден египетского толка. В век Безрассудства европейские мыслители вступали в масонские общества и прочие оккультные братства и объединения. Гражданские и религиозные власти справедливо опасались, что эти полутайные сообщества могут стать рассадниками революционных идей. Именно поэтому в них так стремились проникнуть Последователи Сета! Вступавшие в эти ордена люди жаждали постичь многоликую тайну и пройти через многоступенчатое посвящение; Последователи Сета хотели передать европейским свободномыслящим интеллектуалам кое-какие знания и познакомить их с откровениями Сета.

Масоны интересовали не только нас. Тремеры задолго до нашего клана связались с «вольными каменщиками». Не отставали от них и смертные маги всех сортов и видов (думаю, мы никогда не выясним, кто там на кого работам и чего они все хотели). Мой соклановец и коллега, Сенби МакГрегор, больше ста лет потратил на изучение оккультных заговоров конца XVIII века и начала XIX века. В прошлом году он сказал мне, что еще немного – и он узнает, кто именно стоял за одной из двух группировок. Через две недели после этого он сжег все свои книги, записи и убежище. Убежище сгорело вместе с ним.

Тайные общества множились, как Каитиффы: Великий восток Франции, Германский союз, филадельфийцы, карбонарии – всех не перечислишь. Но Последователи Сета знали, что среди заговорщиков были и наши древние враги, Общество Атона. Они по-прежнему стремились подчинить весь мир нерушимому, сверхъестественному Закону во имя божественного Света. На этот раз они назвали себя Древними просвещенными провидцами из Баварии - иллюминатами.

Стаду никогда не узнать, какие тайные магические битвы еженощно велись в Европе XVIII века. Сеттиты из ложи Египетского устава противостояли приверженцам Атона, Калиостро даже сумел выявить некоторых вампиров, покровительствующих своим гулям из числа аристократов. С другой стороны, и иллюминатам удалось одержать несколько побед, все последствия которых Последователи Сета до сих пор не могут постичь.

С сожалением вынужден признать, что одной из этих побед стало основание вашей страны - Соединенных Штатов Америки. Смертные историки довольно успешно проследили ту роль, которую сообщества масонов и иллюминатов сыграли в ранней истории вашей родины. Я лишь добавлю, что иллюминаты в полной мере проявили свое высокомерие, поместив на большую печать США древний символ Атона – Всевидящее око. Novus ordo seclorum, новый порядок веков. Да не допустим мы его наступления!

Многих моих соклановцев «единственная мировая сверхдержава» страшит больше, что Патриархи. В США они видят последнюю, самую мощную попытку эонов соблазнить и навеки подчинить себе человеческую душу. Сам я не имею на этот счет определенного мнения. Я помню, какой восторг я испытал, когда еще смертным студентом читал о революции по ту сторону Атлантики. Американская мощь – военная, политическая и финансовая, - без сомнения, служит на благо эонам. Но американская культура – другое дело. Дух свободы, похоть, порыв, ярость и чувства – вот что доносят до меня ваши фильмы и музыка. Сердце Америки принадлежит Сету.

Египтомания

Египет очаровывал европейцев с тех самых времен, как они впервые услышали о нем. В Средние века жители Европы почти ничего не знали о Египте. Путешественники, такие, как сэр Джон Мандевилль, считали пирамиды амбарами, построенными по приказанию библейского Иосифа. Когда европейцы вновь открыли для себя греческих и римских авторов, в том числе Плутарха и Геродота, они узнали кое-что и о цивилизации, которую уже древние называли древней. Купцы привозили из дальних странствий рассказы о пирамидах и обелисках. Богачи возводили в своих садах фальшивые руины; порою какой-нибудь мошенник, выдававший себя за египтянина, на короткое время становился всеобщим любимчиком.

Наверное, больше всех прочих исторических деятелей на Египте был повернут Наполеон. Зачем ему понадобилось пересекать Средиземное море и завоевывать нас в 1789 году? Цезарь завоевывал Египет, Александр завоевывал Египет, поэтому Наполеон просто не мог оставаться в стороне. Чтобы хоть как-то оправдать свою авантюру, он захватил с собой целый батальон ученых. Французы собрали все древности, которые только смогли унести, и зарисовали то, что унести им было не под силу.

Разумеется, французы тогда еще не могли прочесть ни одной надписи или свитка. Ученым приходилось догадываться, о чем же в них идет речь. Некоторые Сеттиты опорочили свое наследие ребяческими выходками: выдавая себя за «мудреца из пирамид», они рассказывали наивным европейцам поразительные истории и смеялись за их спинами. Когда Шампольон расшифровал Розеттский камень, новое знание положило конец хотя бы части этих россказней. Впервые за полторы тысячи лет Сеттиты утратили монополию на египетские знания… знания, среди которых, возможно, затерялись и некоторые тайны нашего клана.

Великобритания помогла туркам отвоевать Египет, но на протяжении всего XIX века Британия и Франция продолжали вмешиваться в политику страны. Любопытные европейцы бродили по Земле фараонов, срисовывали фрески, раскапывали гробницы и прибирали к рукам кое-какие мелочи, чтобы привезти их домой в качестве сувенира. Архитекторы возводили тюрьмы в «новоегипетском» стиле, который, на их вкус, отличался необходимой суровостью.

Когда Говард Картер нашел гробницу Тутанхамона, повальное увлечение всем египетским приняло поистине устрашающий размах. Смертные скупали украшения, одежду, мебель и обои в псевдоегипетском стиле. Вампиры тоже поддались общему безумию. Насколько я понимаю, крест с петлей вошел в моду именно тогда, не припомню, чтобы раньше вампиры носили его. Боюсь, что мы, Сеттиты, наслаждались общим вниманием. Мы вошли в моду. Вечеринка Тореадора просто не могла обойтись без Последователя Сета в египетском облачении, со жреческим жезлом и змеей-гулем, а также без рассуждений о Зловещих Тайнах Темного Бога. Если под рукой не оказывалось настоящих Сеттитов, можно было обойтись каким-нибудь самозванцем. Многие наши старейшины погрузились в торпор в знак отвращения к происходящему.

Мода на все египетское вернулась в 70-е годы XX века, когда египетское правительство организовало мировое турне выставки «царя Тута». Полностью это увлечение так и не прошло и, подозреваю, никогда не пройдет. Некоторым моим соклановцам такое положение вещей совсем не нравится.

У египетских Сеттитов постоянное беспокойство вызывают археологи. Старые Последователи Сета оставили весьма приметные следы своего существования, от свитков до огромных подземных святилищ. Нам нужно скрыть эти следы, хотя бы во имя Маскарада. Старейшины боятся, что люди обнаружат какой-нибудь из меньших храмов, покинутый во время войны или гонений и с тех пор забытый.

Подобное чуть было не произошло в 1885 году, на раскопках Таниса под руководством сэра У. М. Флиндерса Петри. На протяжении столетий разрушенный Танис медленно поднимался из вод озера Манзала. Группа Сеттитов отчаянно пыталась перенести раскопки в другое место, не раскрывая при этом себя, в то время как их товарищи пробирались к давно заброшенным гробницам спящих Вечных. Петри и его рабочие победили в этом противостоянии… но, к нашему удивлению, гробницы оказались пусты. Неужели кто-то еще смог проникнуть в Танис и уничтожить шестерых Вечных? Или же они сами выбрались оттуда и по какой-то причине не пожелали послать весточку своим собратьям? Мне о том не ведомо.

Мои соклановцы до сих пор посылают на все крупные раскопки в Египте своих агентов-гулей, но этого недостаточно. Если компания-застройщик вдруг откопает какой-нибудь храм, прокладывая новую ветку городской канализации… не знаю, что мы тогда будем делать. Но египетским старейшинам лучше побыстрее разработать план прикрытия. В 2000 году археологи обнаружили в дельте Нила еще три города, которые затонули вместе с Танисом, но не поднялись на поверхность. В хрониках клана сказано, что в Канобе, Менутисе и Гераклионе были небольшие святилища Сета. Должно быть, они хорошо сохранились, хотя провели много столетий в иле. Рано или поздно археологи наткнутся на них.

С другой стороны, Последователи Сета сами пользуются стремлением людей познать «египетские мистерии». Многие Сеттиты завлекают доноров, прислужников и даже будущих детей, обещая раскрыть «тайны фараонов». Величественное очарование Египта само по себе стало для Последователей Сета хорошей наживкой. Сейчас в клане тех, кто называет себя египтянами, намного больше, чем настоящих уроженцев этой страны. Старейшины могут брезгливо морщиться при виде гостиниц в форме пирамид и звуках песенок о Тутанхамоне, но мы торгуем нашей репутацией хитроумных мудрецов и носителей силы с таким же напором, с каким каирский лавочник всучивает туристу поддельного скарабея.

Воссоединение

XIX век отмечен не только вспыхнувшим вдруг интересом к Египту. То была эпоха европейского колониализма. Революции Вашингтона, Боливара и Туссен-Лувертюра освободили Новый Свет от власти заокеанских правителей, но Франция и Англия по-прежнему прочно держались за свои колонии в Африке и Азии. Португалия, Бельгия и Нидерланды также владели огромными территориями. Европейские вампиры не отставали от своих смертных сограждан, используя любую возможность обрести богатство и власть в недавно завоеванных новых землях, и точно так же были уверены, что именно они – венец развития и представители цивилизации. Остальной мир, с их точки зрения, состоял из вырождающихся, одряхлевших империй, которые населяли примитивные дикари и погрязшие в заблуждениях язычники, остро нуждавшиеся в боге и правлении белых людей.

Большинство западных вампиров как-то упустили из виду, что вампиры из колоний не останутся сидеть на месте, а начнут перебираться из Африки, Индии и прочих регионов в большие города Европы и Америки. Смертные с опаской отнеслись к быстрому росту чайна-таунов, маленьких аравий и прочих национальных анклавов. Князьям, которые за последние 500 лет ни разу не покидали границ Европы, иноземные вампиры казались чем-то непостижимым. Они не признавали ни Камарилью, ни Шабаш и даже не верили в миф о Каине. У них были свои заповеди, союзы и враги.

Так или иначе, но впервые за много тысячелетий вампиры из разных частей света встретились друг с другом. Последователи Сета не стали исключением. Наша последняя диаспора расселялась в основном через Лондон. В отличие от других кланов, мы намеренно искали наших давно утерянных собратьев. Не могу сказать, что все встречи проходили мирно и что нам удалось воссоздать единый большой клан, но все же, думаю, наши отношения с отделившимися ветвями родственников намного теплее, чем у прочих вампиров.

Сеттиты Африки

Клан никогда полностью не разрывал связей с Последователями Сета, расселившимися к югу от Сахары, но до XIX века сообщение с ними оставалось крайне нерегулярным. Пустыни, джунгли, горы и реки (а еще твари, которые ходят так же, как люди) делали Африканский континент самым неподходящим местом для путешествий. Когда европейские работорговцы, арабские пираты и кочевые племена перерезали караванный путь, по которому везли золото и слоновую кость, египетские Сеттиты почти на 200 лет утратили все связи со своими южными родичами. Но в XIX веке колонизаторы (в основном англичане) проложили железные дороги, ведущие в самое сердце континента. Старейшины Египта отправили послов, чтобы те разыскали африканские секты.

Выяснилось, что африканские культы заметно отклонились от нашего и без того вольного понимания учения. Молодняк там даже не знал имени Сета. Они вели свое происхождение от местных богов и не изучали нашу философию, согласно которой мудрость обретается через разрушение, боль и обман. Множество раздробленных сект позабыло о своих египетских корнях и почти ничего не знало друг о друге.

Лично я считаю, что африканские «СЕттиты» ничем не хуже всех остальных вампиров, хоть моих соклановцев, хоть выходцев из другого клана. Не думаю, что они так уж много потеряли, не ознакомившись с теофидическим учением. Теперь Сеттиты из Северной Африки, Европы и Америки отправляют к несчастным, невежественным черным африканцам миссионеров с не меньшим пылом, чем какие-нибудь иезуиты или методисты. Сами африканцы пока что не проявляют особого желания присоединиться к основному клану. Когда я в последний раз путешествовал по Африке, то обнаружил, что некоторые из этих недосеттитов надеются создать африканский союз, который объединил бы их раздробленные племена.

Дайтьи

В Индии Сеттиты поселились еще во времена вторжения Александра. Но после падения греко-индийского Бактрийского царства и усиления враждебности со стороны Ассамитов связь между египетскими храмами и их восточными отделениями прервалась. Индийские Сеттиты две тысячи лет были предоставлены сами себе. В век колониализма они вслед за индийскими рабочими перебрались в Африку, Южную Америку, Великобританию и другие места. Мы с ними узнали о существовании друг друга примерно в одно и то же время.

Сами себя они называют дайтьями, взяв имя мифических индийских демонов. Они ничего не знают о Сете и поклоняются Шиве, богу разрушения, мудрости и бурь. Другие индийские вампиры считают их брахманами, жреческой кастой. В отличие от нас, обитателей Запада, которым приходится незамеченными скользить во тьме, укрывшись под многослойным обманом, дайтьи с гордостью ступают по ночным улицам, и их Сородичи оказывают им всяческое уважение.

Дайтьи не подчиняются старшим египетским храмам. Они не признают Сета прообразом своего Шивы. Они требуют, чтобы с ними обращались как с отдельным и равным по значимости кланом. Наши старейшины официально их не признают, но их слова не имеют никакой власти над дайтьями. Как показал пример дайтьи Сундервера, который едва не уничтожил британских сородичей, за что его и прозвали Чертовым Брахманом, среди дайтьев есть свои старейшины и волшебники, не уступающие по силе нашим.

С другой стороны, никто в здравом уме не станет отрицать, что дайтьи – наши родственники. Они тоже владеют нашей змеиной Дисциплиной и с особой силой ощущают на себе гнев Солнца. Они выдают себя за богов и вовлекают смертных и вампиров в разврат и богохульство. Их старейшины так же могущественны и высокомерны, как и наши.

Может быть, когда-нибудь я займусь изучением дайтьев, их истории и их убеждений. Сейчас же мне вполне хватает западных Сеттитов.

Тлацики

В Новом Свете обитают выводки африканских и западноевропейских Сеттитов. Но за последние тридцать лет мне не раз приходилось слышать предания и слухи о коренных американских вампирах, которые, вполне возможно, являются давно утерянной ветвью нашего клана. Мемуары европейских Сородичей, принявших участие в разграблении инкских, ацтекских и прочих городов и государств Нового Света, полны упоминаний о вампирах, которые открыто правили смертными, выдавая себя за богов, и повелевали целыми империями, возглавляя многолюдные кровавые культы. Эти «тлацики» умели внушать благоговейный страх, владели искусством скрытности и маскировки – совсем как мы. Они считали себя потомками Тескатлипоки, ацтекского бога ночи, войны и колдовства, или других местных божеств с такими же функциями. При этом наши змеиные метаморфозы были им неведомы, вместо них они владели разнообразными силами Превращения, как Гангрелы; и только поэтому я не вполне уверен, что тлацики происходят от Сета.

К сожалению, я не обнаружил никаких документов, оставленных самим тлациками. Они враждовали как с Камарильей, так и с Шабашем, и Шабаш, по всей видимости, почти полностью уничтожил их. В то же время напуганные церковники сожгли все рукописи ацтеков, инков и майя, которые только смогли обнаружить, чтобы навеки положить конец религии, представлявшейся им кровавым сатанинским культом.

Если тлацики действительно существуют, до наших ночей, должно быть, дожили лишь немногие из них. Неудивительно, что они прячутся от всей прочих вампиров. Но Последователи Сета, скорее всего, охотно приняли бы этих потомков Темного бога в свои ряды. Возможно, верховные жрецы и иерофанты уже ведут переговоры с тлациками, ничего не говоря остальному клану. Мы, Змеи, одинаково хорошо умеем выведывать секреты и хранить их. Не думаю, что тлацики сумели скрыться от наших старейшин, намеренно разыскивающих их.

Сеттиты в Америке

Благодаря работорговле кое-какие племена африканских Сеттитов попали на Карибские острова и в Южную Америку. Они стали первыми Потомками Сета, ступившими на земли Нового Света. Не знаю, что подвигло африканских Сеттитов вслед за своими смертными родичами пересечь Атлантику. В последние несколько десятилетий многие утверждают, что их сиры пришли «отомстить за преступления против своего народа». Но все свидетельства в пользу этой версии относятся ко времени не ранее 1950 года, поэтому я в нее не верю. Может быть, африканские Сеттиты хотели получить свою долю прибыли от плантаций? Или они опасались, что рабы выйдут из-под влияния их культа? Подозреваю, что многие из них просто бежали из Африки, спасаясь от сильных врагов, но мне нечет подтвердить эту догадку. До XIX века связь с этими афроамериканскими Сеттитами была еще более нерегулярной, чем с их родственниками, оставшимися в Африке.

Другие Сеттиты прибыли в Америку вместе с переселенцами из Европы, с Ближнего Востока и прочих частей света. Некоторые культы перебирались туда целиком, спасаясь от враждебных Каинитов или гражданских властей. Большинство этих Сеттитов и их культов обосновались в разрастающихся промышленных центрах по Восточному побережью и на Среднем Западе. Так, храм в Рэд-Хуке, Нью-Йорк, был основан в 1893 году выходцами из александрийского Тифоума.

Многие из этих Сеттитов были молоды – новообращенные или младшие служители, которые жаждали обрести славу, принеся культ Сета на новые земли. Были среди молодежи и такие, кому недоставало религиозного рвения. Они переселялись на Запад, чтобы избежать недовольства старейшин. Многие юнцы отдавали предпочтение коммерческой деятельности нашего клана, мало заботясь об учении или вере в Темного бога. Я сочувствую их стремлению трудиться на себя, а не на Темного бога (или иерофанта, который якобы с Ним встречался). С другой стороны, порою меня утомляют вампиры, считающие, что я распространяю наркотики или заправляю шлюхами.

Старшие Сеттиты из Восточной и Северной Африки решились отправиться в Америку только во время Второй мировой войны. Некоторые Сеттиты из нового Света почитают их как учителей и наставников. Другие с неприязнью относятся к старейшинам, которые свалились невесть откуда, чтобы перехватить власть над храмом или принудить к большей почтительности и благочестию. Вера моего клана сурова: преподанный старейшиной урок сотрясает душу до самых глубин. Да убоишься ты одной мысли о старейшине, признавшем тебя многообещающим учеником.

Сеттитская секта, называющая себя Когортой Упуаута, решила перейти от проповедей к делу. В 70-х и 80-х годах XX века упуауты пытались силой вернуть заблуждающихся Сеттитов Нового Света к истинной вере – в своем понимании, конечно. Сильнейшее неодобрение у них вызывали карибские Сеттиты, которые совершенно позабыли о существовании Сета. Сеттиты с Карибских островов не пожелали уступить и в конце концов обратились к Шабашу за помощью. Сейчас они называют себя Змеями Света и хотят уничтожить породивший их клан. Их надежды тщетны, но все вампиры, насколько я могу судить, питают склонность к бесплодной вражде. Теперь наши и их миссионеры всеми силами стараются привлечь на свою сторону африканских Сеттитов, обосновавшихся в Южной Америке.

Век геноцида

Мои коллеги-историки предлагают немало тем, которые можно было бы назвать главными для уходящего столетия. Мой выбор пал на уродливое слово «геноцид», которое пришлось придумать XX веку. Столетие началось с голодомора и резни армян и индейцев. Закончилось оно этническими чистками в Косово.

При жизни я даже представить не мог, что люди способны сотворить такое. Да, ассирийцы и монголы безжалостно вырезали противников. Но мы же развиваемся. В XX веке лишь одно служило мне утешением: к сумасшедшим диктаторам мой клан не имеет никакого отношения. За их спинами не стояли Последователи Сета. Я точно это знаю. Я наблюдал за тем, чем именно, и с кем, занимались мои соклановцы на протяжении века.

Да, кое-какие положения жестоких идеологий XX века напоминают теофидическое учение. Воины моего клана охотно подписались бы под нацисткой доктриной всепобеждающей воли. Мао, Сталин, Пол Пот и придурковатый немец попытались вывернуть своих сограждан наизнанку и стереть прошлое. Иными словами, сделать то же самое, что жрецы-теофидиты делают с отдельными людьми. Как и многие Сеттиты, дикторы заставили поклоняться себе как богам.

Но между ними и Последователи Сета существует два больших различия.

Во-первых, они пытались привнести в жизнь своих народов куда большее единообразие, чем мог представить себе любой жрец или деспот из прошлого. Я собственными глазами видел съезды в Нюрнберге. Поверьте мне, фашизм, коммунизм и национализм затуманивают разум посильнее христианства или ислама. Государство – вот самый страшный бог нашего мира. Кровавые жертвоприношения ацтеков не идут ни в какое сравнение с гекатомбами в его честь. Диктаторы восстали против старых законов только для того, чтобы навязать новые.

Во-вторых, все тоталитарные идеологии отличались ханжеством. Они проповедовали презрение к свободной страсти и поиску удовольствий. Мужчины и женщины должны сходиться только ради рождения новых солдат и рабочих, вот так-то. Упоение битвой стало их излюбленным наркотиком. В защиту своего клана скажу лишь, что даже обманутые и замороченные неофиты у нас испытывают удовольствие, пусть и мимолетное.

Диктаторы втянули свои страны в бессмысленные кровопролитные войны. Иногда они воевали с соседями, чаще – с собственным населением. Надеюсь, мне удалось убедить вас, что Последователям Сета такая глупость не свойственна. Правительство под властью Сеттитов – забавная мысль, не находите? – скорее склонилось бы перед врагом, чтобы затем утопить его в меду, вине и сливках.

Анархия и военные диктаторы Третьего мира – вот что вызывает у меня беспокойство. Я видел боевиков Сьерра-Леоне и Восточного Тимора. Алкоголем или наркотиками они доводят себя до безумия, а, затем движимые одной лишь жестокостью, насилуют и отрубают конечности всем, кто подвернется под руку (тут мне на ум приходят некоторые кровавые ритуалы моего клана). Я навестил моих соклановцев в Колумбии и обнаружил, что они командуют частными армиями, охраняющими плантации коки.

Но больше всего меня беспокоят крупные города Европы и Азии. Там я вижу молодежь, охваченную похотью и гневом, погруженную в безудержное буйство. Эоны не имеют власти над их умами. Почему же тогда в их глазах я вижу такое отчаяние? Поэтому я утратил веру в учение теофидитов.

Юбилей

Эоны повсюду. Бюрократия, воцарившаяся в правительствах и коммерческих организациях, душит мир. Но никто не питает любви к этой новой сети Маат. Многобуквенные федеральные ведомства на побегушках у ВТО и МВФ извиняются перед напуганными людьми, которые восстают против них, и молят о понимании.

Все знакомые мне старейшины-Сеттиты согласны с тем, что никогда еще вовлечение людей в культ Сета не было настолько простой задачей. Некоторые даже считают, что задача стала слишком простой. Они говорят, что человек, отдавший себя Сету без внутренней борьбы и терзаний, никогда не сможет до конца понять откровения Темного бога. Да если и так… Кажется, сейчас мир готов к приходу Сета больше, чем когда-либо за последние две тысячи лет.

В клане ходят любопытные слухи. Все мы слышали их от кого-то еще, но никто не знает, кто первым распустил их, и я вот уже три года не могу выявить их источник.

Говорят, что время Сета пришло. Темный бог снова сойдет на Землю, и мы услышим, как он грохочет в небесах. Тогда все храмы распахнут двери. Мезу Бедшет больше не будут таиться, но призовут весь мир к алтарю Сета. Верные должны объединить свои силы – секты и осведомителей, приверженцев, прислужников и магию, - ибо Темный бог призовет их на войну с эонами.

Говорят, что Он придет в Омбос, наконец восстановленный после того, как его разрушил Бейбарс.

Я отправляюсь в Омбос. Если хотите, назовите это паломничеством во имя сомнений. Если храм и по сей день разрушен и заброшен, я буду знать, что это – всего лишь слух. Каиниты часто рассказывают странные истории. Последняя из них была о предполагаемом массовом самоубийстве в клане Равнос. Не думаю, что мы менее склонны к истерии, чем они. Если же я увижу, что Сеттиты работают на восстановлении храма, то, возможно, получу от них более достоверную информацию. Может быть, я разрешу некоторые свои сомнения и придумаю, как поступить с унаследованной запретной мудростью и наслоениями суеверий.

Надеюсь по возвращении найти вас в здравии и мирном расположении духа.

Жозуа Паньоль,

он же Манетон Младший

Зов Омбоса

Я иду по пескам Египта, древней родины моего клана. Омбос выглядит точно так же, как и во время моего последнего визита: кучи земли, несколько рухнувших колонн, остатки стены и больше ничего. Мало что осталось от древнего религиозного центра, известного смертным. Археологи говорят, что тут изначально не было ничего выдающегося. В прошлый раз у меня не было причины усомниться в их словах.

Я прохожу по залитым звездным светом руинам. Из-за изъеденной временем мастабы выходит мужчина. На нем простое черное одеяние, в руках он держит мерную палку древнеегипетских жрецов. Голова у него чисто выбрита, и я не вижу на нем никаких украшений.

- Приветствую тебя во имя Сета, - говорит он, затем поворачивается и машет мне палкой, предлагая следовать за ним.

Торопливо шагая вслед за ним, я бормочу благодарности и спрашиваю:

- Куда мы идем? Вы и в самом деле ремонтируете Великий храм?

- Великий храм цел. Его отремонтировали сто лет назад, - отвечает мне жрец, даже не оглянувшись.

- Сто лет? Почему же я раньше не видел его?

- Тогда ты еще не был готов. Ты видел только то, что мы сочли нужным тебе показать. Теперь ты увидишь больше. Так много, как пожелает бог.

- Бог или иерофанты?

- Бог, - на этот раз он останавливается и поворачивается ко мне. – Великий Сет вернулся. А теперь помолчи!

В голове у меня роятся тысячи вопросов. В большинстве своем - саркастических. Но я покорно умолкаю.

Мы почти час идем по пустыне. Наконец впереди вырисовываются пилоны, охраняющие вход.

- Сюда, - говорит мой проводник. – Великий Сет ждет. Иди прямо, и ты дойдешь до Него. Он сам ответит на твои вопросы.

Я делаю, что мне было сказано, и прохожу еще мили. Ночь становится все холоднее. Я смотрю на часы. Они остановились. Дойду ли я до места прежде, чем наступит утро?

Никогда раньше мне не приходилось видеть на черном, безлунном небе таких ярких звезд. Скальные выступы отбрасывают прозрачные тени на высеребренный песок пустыни. Но я тени не отбрасываю. Оглянувшись, я не вижу следов в песке. Я топаю ногой - и не оставляю ни малейшей вмятины.

Меня охватывает паника. Я бегу назад, туда, откуда пришел… Отсюда ли я пришел? Проходил ли я мимо этого скопления скал? Взбирался ли на эту дюну? Жрец обманул меня. Разве можно идти прямо по этой пустыне, где нет никаких вех и ориентиров?

В конце концов я останавливаюсь. Я заблудился. Я падаю на колени, взываю к Крови и со всей силы бью по песку. Мне не удается сдвинуть даже песчинку. Я сажусь, смотрю на звезду у самого горизонта и трижды считаю до тысячи. Звезда не двигается.

Все время мира – мое. Ошеломленный, я встаю и продолжаю путь.

Передо мной снова встают пилоны. Если я пройду между ними, вернусь ли я в знакомый мне мир? Вернусь с тем же, с чем и уходил, не узнав ничего нового?

Великий Сет, моя судьба в Твоих руках. Я ничего не боюсь. Отец моих отцов, господь мой бог, открой мне истину.

Я расправляю плечи, вскидываю голову и ухожу в пустыню, прочь от пилонов. На этот раз я не оглядываюсь.





1 — Мн. ч. от «ба» - одна из душ, жизненная сила. [Наверх]

2 — В гностической терминологии духовные существа, эманации Божества, «заполняющие пространство», разделяющее Бога и мир. [Наверх]

3 — древнеегипетский город, центр 19-го нома (септа) Нижнего Египта, расположен на восточном рукаве Нила. Одна из столиц Древнего Египта (вместе с Фивами) при XXI династии. [Наверх]

4 — предположительно, звезда Сириус [Наверх]

5 — гностические секты, почитавшие змею, как символ высшего знания, видя в ней тот образ, который приняла верховная Премудрость или небесный эон София, чтобы сообщить первым людям, которых ограниченный Демиург хотел держать в детском неведении, истинные знания. [Наверх]

6 — гностики, названные так по имени библейского патриарха Сифа (Сета), третьего сына Адама и Евы. Потомки Сифа, по мнению сетиан (сифиан), были носителями высшей мудрости. Впоследствии Сиф, согласно их верованиям, воплотился на земле в виде Иисуса Христа: [Наверх]

7 — император Константин перед сражением со своими соперником, противником христиан Максенцием, увидел во сне крест с этой надписью [Наверх]

8 — См. книгу пророка Исаии 9:6. [Наверх]