Введение, фрагмент первой главы. Перевод: Lost, Дионис

Подменыши: Потерянные.

Вступление
Все мы выросли на сказках. Наше восприятие их в те дни часто немного беззаботное, слишком детское. Положительные герои сказок преодолевали все испытания и в итоге снимали страшные проклятия. Каждый потом, разумеется, жил счастливо.
Но если мы почитаем старые сказки в оригинале, то обнаружим, что в них все совсем по-другому. Кровь и секс заполняют эти выдуманные истории. Герои плохо заканчивают свою жизнь. Эти истории рассказывали детям не для того, чтобы развлечь их перед сном, а в качестве предостережения. Они учили не убегать слишком далеко от дома. Не ходить в темный лес. Не гулять по ночам. Оставайся дома, веди себя хорошо, следи за своими манерами… или нечто плохое случится с тобой. Добрый Народец придет и заберет тебя.
Changeling: The Lost – игра о том, что происходит, когда эти старые истории оказываются правдой. Другие приходят и похищают людей, превращая их в рабов в мире фей, где кошмаров гораздо больше, чем сладких грез. Оторванные от мира смертных, эти похищенные люди постепенно становятся подобны тем, кто пленил их, утрачивая себя в своей новой жизни. Но некоторые из этих плененных помнят, кем они были, и пытаются вырваться назад, туда, где были рождены. С измененным телом и личностью, навсегда отмеченные шрамами, некоторые из них все же возвращаются назад.

Игра Восхитительного Безумия
Главные герои современных сказок – Подменыши, или как они чаще себя называют, Потерянные. Унесенные прочь от своей человеческой жизни еще детьми или уже взрослыми, истощенные, потерявшие счет времени в мире фей, они служат своим прекрасным, но абсолютно не похожим на людей и также нечеловечески жестоким, лордам и леди. Они едят пищу фей, пьют их напитки и постепенно сами все больше становятся похожими на фей, их тела постепенно начинают приспосабливаться к той роли, которую им отвели их господа. Невзирая на это, некоторые строят планы побега. Сохраняя воспоминания о доме, они ищут лазейку в Зарослях из диких колючек и шипов, что является барьером между миром смертных и лишенным привычного хода времени миром фей.
Их возвращение, однако, приносит им только страдания. Некоторые могут вернуться и через двадцать лет после своего исчезновения, даже если им казалось, что они пробыли в Фэйри не так долго. Другие же, кто успел повзрослеть в Аркадии, обнаруживают, что между их похищением и возвращением прошло несколько часов. И практически все с ужасом осознают, что близкие не заметили их исчезновения. Феи все предусмотрели. Каждого похищенного они заменили двойником, вещью, которая похожа на подменыша, но не является им. И теперь, когда нечто нечеловеческое живет его жизнью и возвращаться стало некуда, Потерянный должен искать свой собственный путь в мире, из которого его забрали когда-то.
Changeling отражает борьбу и надежды людей, которые стали большим, чем они были, людей, чье смертное тело пронизано магией фей. Иллюзия, называемая Маской Сумрака, изменяет физические тела, позволяя им походить на людей – хотя это слово уже не подходит для них. Контраст между обыденностью мира смертных и ирреальностью Фей является способом передать красоту и одновременно с ней – безумие этого мира.
Считается, что красоту нельзя передать словами. Феи прекрасны. Они не добры, милосердны или учтивы, но их красота поражает. Это одинаково верно и для их потомков – и тех, которые были рождены из материи иллюзий, и тех смертных, что выросли в мире фей и были вскормлены их магией. Даже отвратительный Огр чем-то неуловимо завораживает, и даже пугающий облик Дарклинга исполнен элегантной гипнотической грации и холодной, откровенной сексуальности. Пока Потерянные выживают в мире смертных, пытаясь вернуться к прошлой жизни или собрать достаточно Гламура, чтобы поддерживать себя, они начинают замечать прекрасные вещи, которые смертные воспринимают как должное. Для Подменыша красота – в горе, повисшем над могилой хорошего человека, или в неуклюжих движениях рук девушки, танцующей на школьной дискотеке. Они видят вещи, которых не видит никто – не потому, что могут, а потому, что пытаются.
Безумие, естественное для Подменыша, имеет двойную природу. Одна часть – внешняя. Подменыши слишком часто сталкиваются с явлениями Мира Фей и Зарослей – странными и мерзкими, которых не должно быть и которые отрицают человеческую рациональность. Других можно назвать «умалишенными», так как к ним нельзя применить каноны человеческой логики. Но такая же серьезная угроза для Подменышей таится внутри них самих. Порог между грезой и реальностью, между Миром Фей и обыденностью легко пересечь... и Подменыши не всегда знают, на какой они сейчас стороне.

Суть
Основной темой Changeling является поиск своего места в мире. Для некоторых это означает упорное стремление вернуться к той жизни, из которой они были украдены. Для других - обретение нового дома среди фригольдов и Дворов Потерянных. Некоторые надеются, что у них хватит удачи и решимости совместить и то, и другое, стоять одной ногой в мире людей, а другой - среди сородичей-фей. Запутанные клубки интриг и амбиций, которые охватывают многие фригольды, спровоцированы теми из Подменышей, что надеются обрести место, которое можно назвать домом. Это нелегкая задача, и каждая сессия хроники рассказывает об этапах этого пути. Кому ты можешь доверять? Чего хочет твое сердце, что такое для тебя дом? Какую цену ты готов заплатить, чтобы достичь его?
Вторичная тема игры отражает природу фей. По традиции, легенды, о которых мы думаем как о "фейских", идет ли речь о "феях" или же нет, рассказывают об обмане или надувательстве. В некоторых историях феи обманывают смертных, выдавая себя за то, чем они не являются, обменивая своих детей на человеческих младенцев или сбивая странников с пути. В других легендах люди находят лазейку в условиях договора с феей (порой долгое время даже не зная о существовании такого договора), после чего с особым цинизмом караются феей за свою «неверность». Темы обмана и подозрительности проходят через многие истории игры Changeling, поскольку Потерянный вынужден скрываться от друзей и семьи для того, чтобы не привлечь внимания своего врага. Обещания и поручительства есть то, что заставляет фей держаться вместе, и это единственный способ, благодаря которому подменыш понимает, кому можно довериться, а кого следует избегать. Подменыши становятся сильнее, когда хитростью одерживают верх над врагами, и, наоборот, более ограниченными в своем могуществе, если вынуждены дать слово. В этом они очень похожи на фей из легенд, и «сказочные истории» их жизней во многом сходны.

Общий настрой
Общий дух хроник Changeling может меняться с течением времени, отражая неустойчивую природу феи. Доминирующий настрой, в целом, можно характеризовать как сладостная горечь, или даже смех сквозь слезы. Потерянный идет сквозь незримый мир удивительной сказки, омраченной налетом опасности и обмана. Красота фей часто порочна. Заросли притягательны, и таят как помощь, так и беду. Магия, с которой подменыш работает, – удивительная субстанция, которую непросто заполучить и которая взимает странную плату. И, несмотря на всеобщий страх перед Другими, – ожидание предательства и боль от необходимости лгать, Потерянный все же чувствует величие всепоглощающих эмоций и видит живые краски магии фей. Суть этого мира составляют и горечь, и сладость. Без горечи феи – беззубые создания, такие же выхолощенные как сказки Викторианской эпохи, созданные для того, чтобы защитить детей от знания о несовершенстве мира. Без сладости эта линейка начинает более подходить под образ мыслей разочарованного жизнью нигилиста, блекнет и лишается смысла, превращаясь совсем не в то, чем являлась изначально. Несмотря на весь ужас, здесь есть место чуду. Несмотря на красоту, здесь также присутствует безумие.

Между Мирами
Потерянный наделен возможностью быть почти всем, чем угодно. Их человеческое наследие достаточно сильно, чтобы показать дорогу из мира Фей, и некоторые подменыши по возвращении довольно умело вживаются в мир смертных. Для некоторых из них возможность восстановить свои прошлые жизни или воссоединиться со своими любимыми – сильнейшая мотивация. Другие отбрасывают прочь свои прошлые жизни и создают себе новые в местах, где они могут преуспеть, не вызывая особых вопросов со стороны смертных. Они могут стать организаторами художественных выставок, владельцами клубов, криминальными авторитетами. И Потерянный будет использовать дары фей для защиты всего самого важного в своей новой жизни, используя все возможности своей измененной природы.
Несомненно, подменыши – уже не те, кем были в прошлом, и многие приветствуют свои изменения. Они носят следы своего заключения с гордостью, увеличивают мощь своего Вирда и видят себя членами общества Потерянных. Для этих надменных выживших, мир людей – место, в котором они играют со смертными и накапливают силы. Они чувствуют себя наиболее комфортно среди фригольдов и Дворов, и заключают соглашения глубочайшей дружбы и любви со своими собратьями.
Нельзя сказать, что один образ жизни лучше другого. Для того, чтобы сохранить способность ясно различать мир смертных и подобное сну безумие фей, подменыш должен признавать обе стороны своей натуры. Таборы собираются по дружбе и члены их клянутся помогать один другому в восстановлении их жизней в качестве людей так же, как и обещают поддерживать друг друга в том, чтобы добиться положения, власти и защиты среди Дворов подменышей. Причины и последствия их приключений, та жизнь, которую они заново создают для себя – истории, которые раскрываются в Changeling: The Lost.

Как пользоваться этой книгой
Главы этой книги раскладывают информацию, необходимую для хроники Changeling на простые разделы.
Пролог: Что сказал Алек Бурбон и это Вступление предваряют и в общем освещают опыт подменышей, предлагают больше источников вдохновения. Также здесь размещен словарь.
Глава первая: Мир, скрытый Маской описывает мир подменышей, начиная от леденящих душу обрывков воспоминаний о мире фей до обществ, которые они создают для себя в мире смертных и их связей с окружающими их смертными.
Глава вторая: Создание персонажа посвящена описанию процесса и правилам, связанным с созданием персонажа подменыша. Изначальные благословения Потерянных, также как и разнообразные Договоры, которые они используют, описаны здесь.
Соответственно, Глава третья: Особые правила и Системы содержат множество правил, объясняющих, как ваш персонаж взаимодействует с миром вокруг него. Здесь вы найдете системы для лечения, заключения обязательств, путешествия по миру сновидений, по Зарослям и тому подобное.
Глава четвертая: Повествование, описывает искусство развития сюжета игры, от коротеньких ван-шотов (сессий) до продолжительной хроники. Многие темы игры полностью описаны в этой главе, также дается краткие примеры многочисленных врагов подменышей.
Приложение первое: Титулование описывает загадочные благородные ордена и тайные общества, распространившиеся среди Потерянных, титулы, которые содержат сверхъестественную силу и часто греховные амбиции.
И, наконец, Приложение второе: Фригольд Майами, демонстрирует пример сеттинга для использования в хронике, или даже как простой источник вдохновения для политики и угроз, с которым может столкнуться фригольд другой территории. Фригольд в Майами переживает трудные времена так как сезоны отказываются меняться, что предоставляет возможность вмешательства для подходящих персонажей.

Источники и вдохновение
Потенциальные ресурсы материалов для Changeling бесконечно богаты. Любая сказка содержит в себе идею для токена, кита или договора и количество таких сказок бесконечно. Перечисление возможных источников заполнило бы все это Вступление, поэтому многие прекрасные труды будут пропущены.
Возможно, это выглядит нецелесообразно – размещать детские книги или фильмы как возможные источники, но многие из них затрагивают вполне «взрослые» проблемы (такие как страх похищения). Просмотренные через затуманенные (дымчатые) стекла Мира Тьмы, эти истории становятся богатым источником для хроник Changeling.
Научно-популярная литература
Есть множество научных работ по мифам о феях и фольклоре, которые являются прекрасной точкой для проведения параллелей, всегда полезных для исследования максимальных различий образов базовых архетипов. Для хорошей «идеи на страничку», конечно, сложно найти что-либо, лучшее, чем антологии или арт буки (книги с рисунками).
Большая Энциклопедия Фей и

Словарь
Аркадия: Владения Истинных Фей и бывшая тюрьма для всех подменышей. Также Фэйри.
Аспекты: «кирпичи», из которых состоят соглашения. Это обязательство, выгода, санкция и длительность. Аспекты делятся на три категории силы: малые, средние и великие.
Двор Осени (Осенний Двор): Двор, связанный с Осенью, страхом и мистицизмом.
Повязанный: жаргонное выражение для кого-то, заключившего соглашение; см. связанный клятвой. Происходит от черных полос, которые окружают ауру заключившего сделку.
Выгода: аспект соглашения, описывающий награду для того, кто принял условия соглашения.
Подменыш: человек, серьезно измененный во время пребывания в Аркадии и частично ставший феей.
Договор: мистический пакт, заключенный между феей и живым воплощением сил природы, позволяет фее призывать сверхъестественные силы.
Двор, Великий Двор: крупная социальная организация, созданная для негласной поддержки и самозащиты, объединяется соглашениями верности. Дворы Северной Америки и Европы организованы в группы по четырем Дворам сезонов.
Фиал сна: предмет, содержащий созданный подменышем сон, активирует сновидение в случае, если кто-либо засыпает с этим предметом. Создается через плетение сна.
Укрощение сна: онейромантическое искусство вхождения в пространство сна и незаметное изменение его течения, позволяет сну развиваться практически естественно, только с небольшими изменениями, происходящими согласно воле онейропомпа.
Пространство сна: совокупность сновидений, состоящая из окружающей среды, созданий и событий внутри него. Все, составляющее сон, за исключением спящего и приходящих онейропомпов. Искусство создания пространства сна называется искусством создания пространства сна.
Искажение сна: странные и нечестивые манипуляции снами людей, доступные только Истинным Феям, например, превращение смертных в покорных лунатиков, источники Гламура и Силы Воли, и тому подобные ужасные деяния.
Плетение сна: искусство создания снов из Гламура и помещение их в фиалы.
Отголоски: Силы, проявленные фетчами.
Зачарованные: люди, заключившие соглашения с феями; особенно те, кто способны видеть через Маску по условиям сделки.
Титулование: уникальный орден подменышей, отчасти благородное звание, отчасти мистическое братство.
фея: широкий термин для существ и вещей, наполненных силой Фей или Зарослей.
Фея, Истинная Фея: бессмертные, могучие и жестокие обитатели Фэйри; создания, похищающие людей и превращающие их в подменышей.
Фэйри: Аркадия, или, реже, обитатели Аркадии.
Фетч: созданная Феей копия человеческого существа, замещающая похищенного.
Отречение: нарушение соглашения. Нарушившего называют отрекшимся или клятвопреступником.
Отрекшийся: тот, кто нарушил соглашение. Это обращение имеет место пока не истек срок наказания за нарушение и год и день после этого. Часто используется как оскорбление если нарушение соглашения широко известно.
Уязвимость: Сверхъестественное ограничение или слабость, которая приходит с возрастанием Вирда.
Фригольд: местное сообщество подменышей, обычно контролируемое правителями сезонов и предлагающее поддержку входящим в него подменышам.
Благородные: эвфемизм подменышей для обозначения Истинных Фей.
Гламур: сырая сверхъестественная энергия, которая питает фей. Она связана с сильными эмоциями человеческого сердца.
Гоблин: общее определение для существ или того, что сомнительно или чему не стоит доверять; часто применяется к хобгоблинам и подменышам, не принадлежащим ни к какому сообществу.
Договор Гоблинов: недозволенный (нежелательный, нерекомендуемый) Договор, обычно легкий для изучения, но с нежелательными побочными эффектами.
Гоблинский фрукт: собирательный термин пищи фей, которую можно добыть в Зарослях и которая оказывает сверхъестественный эффект на попробовавшего ее.
Гоблинский Рынок: черный рынок фей, часто меняющий месторасположение, на котором подменыши и прочие создания мира фей торгуются за сомнительные товары и услуги.
Заросли: труднопроходимое пространство между миром смертных и Фэйри.
Хобгоблины: волшебные существа и обитатели Зарослей.
Долина: безопасное убежище в Зарослях.
Хозяин (Господин): Фея, которая держала подменыша в Аркадия и чье влияние обычно влияет на его облик.
Кит: подкатегория облика, демонстрирующая более тесное родство с чем-либо, например, разнообразными элементами или животными.
Потерянный (Потерянные): эвфемизм для «подменыша» или «подменышей». Часто используется подменышами, которые отказываются считать себя не-людьми.
Маска: иллюзия, скрывающая присутствие феи от людских глаз.
Облик, облик феи: истинная форма подменыша или другой феи, скрытая Маской.
Табор: маленькая группа подменышей, иногда связанных соглашениями дружбы.
Связанный клятвой: одна из сторон, участвующая в соглашении. Может также использоваться для описания секрета, защищенного клятвой; «эта информация связана клятвой, мой друг».
Клятвопреступник: как отрекшийся.
Давший клятву: как связанный клятвой.
Онейромахия: бой во сне. Только те, кто способен к онейромантии, могут в нем участвовать.
Онейромантия: Практика осознанного сновидения. Тем не менее, подменыши и другие создания Вирда способны применять эти техники в снах других.
Онейропомп: подменыш или иное существо, которое входит в сны другого.
Оneirovores (лат. Пожиратели снов, питающиеся снами): создания Зарослей или Фэйри, которые пожирают сны или участвующую в сновидении личность смертного.
Другие: другой эвфемизм для Истинных Фей.
Соглашение: обет или посвящение, вплетенные в нити Вирда, что дает им силу природы фей и судьбы.
Санкция: аспект соглашения описывающий наказание для тех, кто нарушает его.
Внешность: Физические аспекты подменыша, отражающие его роль в Фэйри.
Двор Весны: Двор, связанный с Весной, желаниями и красотой.
Двор Лета: Двор, связанный с Летом, гневом и военной силой.
Задание: аспект соглашения, который описывает, что ожидается от Связанного клятвой.
Знак: Предмет, наделенный свойствами силы фей.
Трод: Путь, прорубленный через Заросли, между двумя точками в мире смертных или ведущий в Фэйри. Также используется для физического местонахождения, которое соотносится со входом к такому пути.
Двор Зимы: Двор, связанный с Зимой, печалью и интригами.
Вирд: Сила Фей.

Глава первая: Мир, скрытый Маской
Аркадия – Вечные Сумерки
Существует три места, которые зовутся Аркадией. Одно – Аркадия, греческая префектура на полуострове Пелопоннес. Другое – мифическая утопия, земля несравненной красоты, где можно обрести все виды радости и удовольствий. Неоскверненная людьми, эта Аркадия – дом для сверхъестественных созданий, не знающих тщеславия или жадности, проводящих свои дни в идиллических забавах посреди девственных лесов и заливных лугов.
А еще есть обитель Фей.
От этой Аркадии тоже захватывает дух, но ее красота скорее пугает. Это земля вечной «радости» среди садов колючих растений и гор, воздвигнутых из наполовину обглоданных костей. В Фэйри (как еще называют этот мир) леса, мрачные и дремучие, примостились рядом с каменными джунглями, наполненными высокохудожественно искривленным металлом, на который мягко опускаются снежинки из толченого стекла. Кварталы в условно викторианском стиле раскинулись у берега моря, заполненного остовами тысяч парусных кораблей. И вокруг всего этого простирается путаница лабиринта Зарослей. Все перечисленное – может быть, Аркадия, а, может быть, и нет. Возможно, все, что «известно» об Аркадии, всего лишь горячечный бред тех, кто потерял способность отличать действительность от фантазии и истину от иллюзии.
Природа Фэйри такова, что она неизбежно искажена даже в рассказах очевидцев. Те, кто отправился туда, и сбежал, чтобы рассказать об этом, обнаружили, что пережитое глубоко изменило их. Многие неспособны сосредоточиться на реальности мира вокруг них, не говоря уже о чужом мире, который они покинули. Некоторые – и, возможно, им повезло, – помнят мало или ничего о времени, проведенном в Аркадии, даже если провели там десятилетия. Путешествие через колючие Заросли, окружающие Аркадию, калечит не только плоть, но и разум всех, за исключением обитателей этих мест, которые сами, по слухам, есть только воплощение своей земли, - невосприимчивые к ней, или же являющиеся всего лишь симптомами ее раздирающей реальность силы. Они – Фэйри, так же как земля эта – Фэйри.
То немногое, что известно о Фэйри, получено из рассказов побывавших там и сумевших сбежать, сохранив неповрежденной хотя бы часть рассудка. Поэтому сомнительность и противоречивость их сообщений объясняется либо искажением их восприятия, либо особенностью самого мира, то есть, фактически, само королевство фей препятствует разглашению сведений о себе. Любой факт о Фэйри или тех, кто обитает там, является, в лучшем случае, догадкой. Даже если он абсолютно верен в данном месте в данное время, он может оказаться полностью ложным в другой ситуации.
Вот некоторые из рассказов тех, кому не повезло посетить Аркадию (но повезло вернуться):
Фэйри – это кошмар, из которого некуда просыпаться. Здесь не существует реальности в человеческом понимании этого слова. Законы «природы» Фэйри не подчиняются законам науки, духа или даже магии – всего того, чем привыкли объяснять мир смертных. Законы мира Фэйри – запутанный узор, сплетенный из соглашений и уловок, не имеющий логического обоснования или причины, с точки зрения человеческого разума. Тем не менее, обитатели связывают и обязывают себя в постоянно изменяющемся порядке силы и управления, что не только определяет социальную структуру и иерархию внутри социума разумных обитателей, но и изменяет сами законы мироздания.
Фэйри наполняют сверхъестественные обитатели, каждый из которых обладает почти неограниченной силой в своих владениях – как они утверждают. Действительно, их способности намного превосходят то, чем они обладают в мире людей. Поэтому нет ничего удивительного в том, что они могли быть богами или наиболее могущественными духами на заре человеческой цивилизации. Способность этих созданий диктовать свою волю окружающему их миру проявляется в виде скрепленных клятвами Договоров – некоторые из них древние, некоторые заключены недавно – с помощью которых они могут изменять реальность, подчиняя время и судьбу по своей прихоти. Древнейшие из этих Договоров заключены еще в начале времен, и благодаря им Феи поддерживают абсолютную власть над своими владениями – и теми из смертных, кому не повезло попасть туда.
Единственный реальный способ для человека попасть в Фэйри – оказаться похищенным Истинной Феей. Хотя другие сверхъестественные создания могут провести в Заросли, Аркадия – владение Фей, и войти в нее можно только с их разрешения (по их приказанию). Ходят слухи о тех, кто вроде бы отыскал запутанную (извилистую) тропу в Фэйри, однако, ни в одной легенде не говорится, что они вернулись – в наш мир возвращаются только похищенные Господами. Вероятно, просто нет возможности, потому что дорога к Фэйри непроходима для всех, кто не был приглашен Феями. Возможно, нужен какой-то ключ, который недоступен ни одному смертному. Или, возможно, Дивный Народ просто не приветствует незваных гостей и выражение их недовольства порой фатально заканчивается для последних.
Если хотя бы небольшой части воспоминаний тех, кто путешествовал туда, можно верить, пространство так же, как и его обитатели, место неизведанных крайностей и вероятностей (возможностей). Внутри пограничной линии Зарослей возможно как утопическое чудо, так и адовы муки. Человеческий разум, видимо, по своей сути (изначально) не способен вместить бескрайнюю парадоксальность природы этого места, и также человеческий разум не способен по-настоящему понять чуждую природу тех, для кого это место является домом.

Истинные Феи
Обитатели Аркадии прошли через столетия под многими именами, поскольку трепетавшие перед ними представители рода человеческого в попытках бороться со страхом, пытались как-то обозначить его. И хотя имен у них – легион, те, кто побывал в их замках и подземельях, кто прислуживал на их кухнях, в судебных палатах и будуарах, называют их «Господа», или «Хозяева», или просто «Феи».
Слово «фэйри» утратило смысл в последнее время. Идея, стоящая за ним, отошла от его первоначального значения, и теперь имеет к нему такое же отношение, как и образ миниатюрной крылатой женщины – к реальности истинных фей. Корень слова «фея» - латинское fatum, простонародное имя Богинь Судьбы – сил, способных продлить или оборвать человеческую жизнь без малейших усилий. Парки, или Мойры (the Fates) были всемогущи и непознаваемы для разума смертных. И, действительно, те, кто встал у Фей на пути, испытали это в полной мере. Феям забрать ребенка из его прежней жизни так же легко как ножницами покромсать ткань – только и остается что обрывки нитей. Даже для тех, кто провел десятилетия как их слуги, рабы, любовники или домашние питомцы, Истинные Феи остаются непостижимы. Хотя изменчивые Феи могут быть то теплыми, то холодными, то светлыми, то темными, чередовать любезность и жестокость, все они лишены одного – чувства сопереживания или эмпатии, они неспособны постичь или проникнуться болью человеческого существа. Даже их «любезность» приводит к кровопролитию, а их благосклонность подобна элегантной тюрьме, от стен которой веет холодом.
Слово «фея» применяли к ведьмам и демонам, духам и монстрам, призракам и гоблинам. Некоторые связывали его с высокими элегантными человекоподобными существами, которых кельты называли сиды. Для кого-то феи – миниатюрные существа с нежными крылышками, или водяные кони со стальными копытами, или причитающие призраки, которые предвещают смерть своим появлением. Все эти существа могли быть навеяны образами Истинных Фей, но на самом деле ими не являются. В своих владениях Феи столь же могучи и непостижимы как боги, по крайней мере, как утверждают подменыши, которые были вынуждены служить им. Даже оказавшись в мире смертных, Феи способны зачаровывать – достаточно бросить случайный взгляд на это внушающее ужас и вместе с тем прекрасное существо. Те, кто ненароком увидел Фею, бывают потрясены ее красотой, бездушием, могуществом и чуждостью, что окружают ее. Рискнувшие подойти ближе, обнаруживают, что, чем больше они пытаются познать Фею, тем сильнее искажаются их собственные разум, дух и душа(!).
Те из подменышей, похищенных Феями, кто служил им и те немногие, кому повезло вырваться из их когтей, не сомневаются в обозначении того, чем являются Истинные Феи. Они демоны, монстры и изверги, и неважно, насколько красива оболочка, которую они носят.

Различие между феей и Истинной Феей
«Истинные Феи» - исконные обитатели Аркадии, которые носят имя «Фэйри» по праву существования их родины. Когда слово «Фея» пишется с заглавной буквы, оно применяется только к Истинным Феям, в то время как «фея» применяется и к подменышам, и к хобгоблинам, и к фетчам, и другим обитателям Фэйри и Зарослей. Слово «fae» (!) также используется как прилагательное по отношению к любому субъекту, созданию, месту или предмету, имеющему отношение к культуре Фэйри, либо через связь с Истинными Феями, либо другими волшебными созданиями.

Похищение
В соответствии с поверьями почти всех народов мира, под каждой кроватью и в каждом метафорическом шкафу живет бугимэн – зовут ли его русский Бабай или мексиканский Эль Кукуй. И почти без исключения каждая культура разработала минимум один вариант чудовищ, обитающих в тенях безлунными ночами, выжидающих случая схватить детей, которые плохо себя вели, или завлечь ничего не подозревающих путников на их погибель – если не что-то похуже.
Современные ученые заявляют, что все легенды о «похитителях детей» имеют общий корень: человечество нуждалось в подобных сказках, все эти твари были выдуманы родителями или старейшинами сообщества как гарант того, что не будет попыток совершения запрещенных поступков – ведь иначе грозные и таинственные существа накажут провинившихся. Непослушных детей пугали homem do saco («Большим Человеком») в Португалии или le croquet-mitaine («ежовые рукавицы?») во Франции – с одним и тем же подтекстом: «Если ты не будешь вести себя так, как хотим мы, мы не сможем тебя защитить, и тогда кое-кто придет и заберет тебя». К тому же, юные девушки, лишившиеся строгого надзора родителей, или молодые люди, склонные убегать из дома в поисках приключений, представляли в своих культурах определенную опасность для социальной лестницы. Существа, такие как Нэнни Рутт, английская обитательница колодца, вблизи жилья которой пропадали путники, или Экандато из Перу, которые принимали облик дельфинов и завлекали путешественников в свое речное царство, чтобы те стерегли его границы и охраняли святыни. И хотя каждое легендарное существо имеет свои отличительные особенности, у них есть нечто общее. Так как требование соответствовать определенным стандартам поведения универсально, ясно, что каждое общество создало свои мифологические образы, которые карают тех, кто идет против заданных обычаев. Поскольку определенные события в жизни человека (смерть, рабство, разлука с друзьями и семьей) однозначно воспринимались как самая суровая кара, неудивительно, что создатели подобных мифов использовали их в качестве наказания, применяемого похитителями детей к тем, чье поведение недопустимо. Налагая ответственность за совершение наказания на какие-то таинственные потусторонние силы, они одновременно предотвращали мятежи против своей власти и убирали возможных противников. Образ «похитителя детей» мог быть различным, но задача его была одна: подчинись и будешь в безопасности, нарушь и будешь исключен из игры существами, которых мы не контролируем.
Но сказки не ограничиваются похищением провинившихся. Невинных младенцев забирают из их кроваток, трудящихся в поте лица пахарей как будто поглощают собственные поля, а набожных священников похищают с освященной территории. В этих случаях, если следовать принципу Оккама, простейшее объяснение наиболее точное.
Сотни лет, еще на заре своего существования, человечество было охотничьей добычей для Фей. Каждый год, во всех уголках мира, тысячи людей пропадали при странных обстоятельствах. Похищенные из своих жилищ, во время путешествия или из колыбелей, бесчисленное множество мужчин, женщин и детей просто бесследно исчезает. Но ведь должно же быть рациональное объяснение. Беглецы вернулись, жертвы убийц найдены, бродяги задержаны. Некоторых такие сообщения вполне устраивают.
В некоторых случаях люди пропадают без следа, не оставляя зацепок, позволяющих определить их местонахождение. Не остается трупов, вообще ничего, на что можно было бы сориентироваться. Расследование заходит в тупик, а друзья и родственники пропавших продолжают ломать голову, размышляя об их судьбе. Это в том случае, если они полностью исчезли с лица Земли, не оставив никаких следов. И до последнего кажется, что многие из исчезнувших как будто и не пропадали.
В других случаях люди исчезают не навсегда. Пропавшие не могут вспомнить, что произошло с ними за время их отсутствия, даже если прошли годы. В других случаях, они сохраняют воспоминания, но их рассказы обычно запутанны и сбивчивы. Они утверждают, что были похищены призраками, духами, пришельцами или феями, загадочными существами, которых невозможно описать, и провели часы, дни или десятилетия в мире, непохожем на наш. Некоторые утверждают, что их держали в заключении в землях мертвых, будь это рай или ад. Других же заключили в королевство кошмаров, где не действуют правила смертного мира. Эти истории сбивчивы и полны пробелов (белых пятен) и противоречивы. Многие не могут вспомнить, как они сумели вернуться. Может быть, они заслужили свою свободу, или сбежали на свободу с помощью скрытности или хитрости. Некоторые говорят, что сумели убить своих похитителей, и эти истории наименее ясны.
Как в случаях исчезновения навсегда, так и в случаях, когда жертвы вернулись, простейшее объяснение наиболее верно. Их истории, если они выжили, чтобы рассказать это, в основе правдивы, как бы невероятно они ни звучали.
Конечно, не все пропавшие похищены Феями. А также не все, похищенные Феями, считаются пропавшими. Большинство подменышей как будто и не пропадали, их место в жизни заняли самозванцы, созданные по их подобию их похитителями. Эти несчастные вырываются назад только для того, чтобы обнаружить, что им некуда возвращаться. Лишенные возможности жить как они жили прежде, Потерянные вынуждены искать другой путь.

Похищенное дитя
Многие известные легенды рассказывают о детях, похищенных Феями из кроваток или даже колыбелей. И, в самом деле, легенды основана на фактах. Многие Феи предпочитают похищать своих новых «подопечных» в очень юном возрасте, поэтому большая часть историй, связанных с Хозяевами, рассказывает о похищениях младенцев. В конце концов, выхватить спящего ребенка из колыбели гораздо проще, чем связать способного постоять за себя парня. К тому же, если похищению малыша помешают обстоятельства, лепет ребенка – если он вообще способен разговаривать – проигнорируют вероятнее, чем заявление взрослого. К тому же, хотя время в Фэйри значительно удлиняет человеческую жизнь, жизнь смертного по сравнению с предположительным бессмертием Истинной Феи – очень коротка. Забирая своих подопечных как можно раньше, Фея рассчитывает, что, когда ребенок вырастет достаточно, чтобы быть полезным для нее, он уже будет воспринимать все происходящее в Фэйри как «нормальное». Таким образом, их Хранители, рассчитывают использовать своих подопечных как можно дольше.
Тем не менее, большинство встречающихся взрослых подменышей не были похищены детьми. Хотя многие были взяты из колыбели, их Нравственность очень тесно связана с хрупкой натурой ребенка, неизбежными опасностями Аркадии и недостатком заботы, которой мало в Фэйри. Фактически, ни один человек, унесенный в Фэйри ребенком, не вернулся по собственной воле. Их память о мире смертных не настолько крепка, чтобы пройти через Заросли и вернуться в те края, где они родились. Те, кто бегут от заботы своего Хранителя в поисках мира, который ни разу не видели, обречены вечно бродить по Зарослям, пока не встретят другого Хозяина или не найдут куда более страшную судьбу. Тем не менее, в редких случаях, отобранные у своей родни в очень раннем возрасте, могут быть спасены другими подменышами и возвращены в мир людей. У таких подменышей впоследствии могут возникнуть серьезные эмоциональные расстройства, они могут быть подвержены желанию вернуться в Фэйри, сознательно или нет. Их связь с Миром Фей также сильна, если не сильнее, чем связь с их изначальной родиной.

Охота
Феям довольно легко похитить пяти или шестилетнего ребенка, оставленного без присмотра. Людям свойственно сопротивляться существу, которое желает их похитить, и звать на помощь, если отбивать нападение не получается. С другой стороны, они также обладают большей стойкостью, чтобы выдержать сложности жизни в Фэйри, и обладая более устоявшейся личностью, служить целям своего Хозяина лучше, чем те, кто был похищен неразумным ребенком. Для некоторых Истинных Фей похитить человека – вид спортивного состязания – игра хитрости и навыков, аналог охоты на мелкую дичь у людей. Такие Феи отказываются от похищения детей, и сосредотачиваются на поиске взрослых, причем умышленно выбирают таких, поимка которых является наибольшей проверкой навыков Феи. Атлеты, лесорубы, даже охотники предоставляют Фее-спортсмену то испытание, которое она жаждет, и когда она берет верх над своей добычей, она испытывает удовольствие садиста, используя новых подопечных в качестве гончих, чтобы загонять будущую жертву в Аркадию.

Танец
Не все подменыши похищены силой. Некоторых соблазнили через барьер между миром людей и Фэйри, заманили в Заросли существа гораздо старшие и более опытные в искусстве социальной игры, чем любой из смертных. Подобно скоту на бойню, подменыши следовали за своими будущими похитителями к участи, которой не могли себе представить и которой уже не могли избежать. Легенды повествуют о крестьянах, ушедших за блуждающими огоньками в чащу леса и не вернувшихся обратно. Эти изменчивые сферы фосфоресцирующего света похожи на естественный феномен болотного газа, но это не настоящее природное явление, которое искусно заманивает следующих за ним в Заросли. Другие Феи более прямолинейны. Играющие на человеческих чувствах, они могут прикинуться потерявшимся ребенком или раненым животным, и увести Доброго Самаритянина в Фэйри, тем самым лишний раз подтверждая, что ни одно доброе дело не останется безнаказанным. Страсть также сильный мотиватор, и многие в прямом смысле были соблазнены через барьер и через Заросли уведены в Аркадию. И, конечно, за легендами о дьяволе, заключающем сделку за душу, стоят самоуверенные Феи, открыто предлагающие договор не менее самоуверенному смертному. К несчастью для человечества, исход в пользу этого смертного куда более редок, чем говорится в сказках.

Удача -
Несмотря на жадность Хозяев до слуг-людей, не все становятся подменышами по воле Фей. Хотя для человека практически невозможно попасть в Заросли без сверхъестественной помощи, эта помощь (желанная или нет) не всегда исходит от Фей. При особых обстоятельствах можно открыть проход в Мир Фей и ходят слухи о невезучих смертных, которые прошли через него и оказались в шипастом лабиринте Зарослей. К несчастью, гораздо сложнее вернуться, если уже отошел от прохода, и Феи часто прочесывают Заросли в поисках тех, кто потерялся в Шипах (но еще не стал жертвой опасностей). Представившись защитниками и благодетелями, эти Феи с легкостью убеждают своих новых подопечных принести им клятву верности. Финал этой истории для новых подменышей так же печален как и для тех, кто уведен насильно.

Пребывание
Несмотря на то, что человеческий разум (и разум подменыша) не способен полностью понять чуждые и прихотливые капризы Истинных Фей, по-видимому, у них есть несколько общих мотивов, объясняющих, почему они похищают себе «подопечных». Хотя Хозяева могут и не обладать ни одним из них, Потерянные, согласовав свои воспоминания, уверены, что есть несколько основных ролей, которые их «поощряли» отыгрывать.
Многие сказки говорят о неспособности Фей иметь собственных детей, что приводит к увлеченности человеческими младенцами. Эти истории, тем не менее, скорее созданы для утешения родителей, поскольку верить в то, что детей похитили с целью воспитать как своих, гораздо легче, чем считать, что они убиты, ими пренебрегают или они стали рабами. К несчастью для подменышей, правда гораздо менее приятна. Хотя у некоторых остались размытые воспоминания о том, что к ним относились как к членам семьи, но это было скорее отношение «ты, рыжий пасынок», чем «все, что пожелаешь, любимый наследник».
Точно так же не соответствуют действительности романтические истории о Фее, полюбившей смертного и сделавшей его своим фаворитом. Некоторые подменыши, особенно те, кто прошел через Заросли вслед за своим соблазнителем, становились любовниками своих Хозяев, но эта роль была романтична не более, чем участь сексуального раба в мире смертных. Феи – непостоянные создания, неспособные чувствовать нужды и желания возлюбленного. Они могут изображать участие или «внимательность» время от времени, но только до тех пор пока это выглядит стильно или занятно.
Другие подменыши, особенно те, кто был похищен в более зрелом возрасте, по-видимому, были выбраны, чтобы продолжать играть свои роли для новых хозяев. Одаренные дети, фантазеры и философы, похищаются для службы в лабораториях, храмах и библиотеках Фей, писатели, поэты, певцы и музыканты – для развлечения Фей. Повара и ремесленники, обладающие талантом работать с металлом, растениями или способные приручать диких животных, обнаруживают, что их способности привлекли внимание Фей.
Возможно наиболее странным – для жертв – выглядит тот факт, что они были похищены без особой причины. Их могут обязать служить в страже Господина или мыть полы, - задачи, которые могли бы быть выполнены с большей легкостью (и более эффективно) подчиненными Феи или с помощью магии. Неизвестно, действительно ли их выбрали случайно, или для них Хозяева задумали какое-то особое задание, за гранью человеческой логики.

Изменения
Когда люди оказываются в Зарослях, Шипы не только разрывают их плоть – также они вырывают у них души. Хотя некоторые счастливчики могут быстро вернуться к условной безопасности обычного мира и даже при этом остаться относительно невредимыми, те, кто осмеливается идти глубже, дальше и дольше в Заросли, обнаруживают, что их удаленность от мира смертных начинает странно отражаться на них. Их чувства начинают обманывать их. Не только зрение и слух, искажается также способность отличать добро от зла, они могут обнаружить себя реагирующими на ситуации или предпринимающими действия, которые они бы посчитали отвратительными до входа в Заросли.
Хотя человеческая душа непознаваема, есть нечто конкретное, что делает человека человечным, и это те самые уникальные характеристики, которые начинают разматываться как упавший клубок ниток, по мере того, как путник уходит все дальше в мир Фей. Это разрушение ошеломляюще, если не сказать больше, для тех, кто наблюдает его. Слишком уж часто те, кто устремляется в земли безумия, не имеют достаточного количества точек соприкосновения с реальностью, чтобы осознать собственные изменения; нет у них и инструментов, чтобы справиться с повреждением, если они сумеют осознать его. Теперь предположим, что они способны вернуться обратно в человеческий мир; большинство сумеет залечить повреждения своих душ через некоторый период времени, но другие, тем не менее, заходят слишком далеко и странствуют слишком долго, и потому становятся потерянными для человеческого мира навсегда. Существуют слухи о судьбе, которая случается с людьми, потерявшими душу: они становятся монстрами, обитающими среди Шипов, которые жаждут отнять у других то, чем сами они больше не обладают. Гораздо чаще случается, что человек, зашедший глубоко в Заросли, не теряет душу, а оказывается обнаружен Истинной Феей и «привлекается» ей на службу тем или иным способом. Хотя граница Фэйри может позволять людям вторгаться на ее территорию и возвращаться назад относительно невредимыми, войти в Аркадию правильно – совсем иное дело.

Предложение, от которого нельзя отказаться
Независимо от того, захвачены ли они силой, или в результате исполнения своей части нечестной (!) сделки, люди, оказавшиеся в пространстве Фей, не остаются такими, как были. В этом королевстве человек не протянет долго без помощи Фей. Все в Аркадии существует и взаимодействует в результате Договоров и клятв, заключенных с окружающим миром, и без доступа к этим клятвам человеку не найти ни пропитания, ни укрытия, ни отдыха, ни исцеления. Даже простейшие действия, например, утолить жажду или разжечь костер, чтобы согреться, без вреда для себя можно сделать только благодаря древним Договорам, заключенными между элементами воды и огня и обитателями королевства Фей. Людям не доступно все это, если только они не вступят в сделку со своими Хозяевами, чтобы стать включенными в эти Договоры по умолчанию. Без этого никакое количество воды не утолит их жажду, и даже пребывание в пламени не согреет их (хотя может нанести вред и причинить боль). Законы физики и природы не имеют власти в Фэйри. Вся реальность базируется на этих необычно могущественных Договорах и клятвах, и без наставника-Феи, который может включить его в свои Договоры, участь человека предрешена.
По правде говоря, судьба человека изменяется в любом случае, независимо от того, решил ли он заключить сделку с Феей или погибнуть, отказавшись. Те, кто принял Договор с Истинной Феей (и, через них, с Фэйри) изменяются в процессе – они становятся подменышами. Эта сделка, заключенная однажды, не может быть полностью отменена. Хотя они могут вернуться в мир смертных, и со временем восстановить свою душу человека, подменыши никогда не станут людьми вновь. Их дух навсегда останется как минимум отчасти духом феи, и те, кто достаточно долго пытается отвергать этот факт, в итоге дорого за это платят. Их эмоции более сильны, и эмоции других фактически являются для них пищей; Потерянный поглощает радость и горе, любовь и ненависть с сумасшедшей интенсивностью. В некоторых случаях, подменыши перерастают человеческую половину своей натуры. Их сущность феи открывает им доступ к древним клятвам своих Хозяев, и через эти знания – способность заключать соглашения и давать обещания друг другу и окружающему миру. Эти соглашения даруют подменышам способности, намного превосходящие человеческие, и их восприятие феи позволяет видеть все возможности мира вокруг них, к которым они были слепы, будучи людьми. Тем не менее, любая власть (могущество) имеет свою цену.
Возможно, самая крупная плата за возможность быть подменышем – все увеличивающееся число врагов. Поскольку Господа охотятся на людей, Потерянные по своей природе представляют особенный интерес для Фей. Точно так же, другие волшебные создания уделяют им особое внимание на своей охоте – внимание, которое редко заканчивается хорошо. Другие угрозы существованию подменышей не настолько связаны с врагами, но от этого не менее смертоносны. Как и людям, подменышам нужна еда, вода и укрытие, но их основные потребности на этом не заканчиваются. Даже если они пытаются отвергать свою природу фей, избегая компании других подменышей, использования Договоров, соглашений и Гламура, путешествий в Заросли, они начинают физически и эмоционально страдать от такого самоотречения.

Побег
Хотя роли подменышей во время пребывания в Фэйри могут сильно различаться, у всех них есть один общий опыт. В какой-то момент они сбежали и вернулись в мир смертных. Некоторые действительно сбежали, разными способами вырвавшись из своего плена против воли Хозяев (или без их ведома). Некоторые использовали скрытность, ускользнув, когда Хозяева отвлекли от них свое внимание. Другие смогли применить хитрость, одурачив своего Хозяина или одного из его слуг, что позволило им вернуться в мир смертных. Некоторые использовали силу, разбив свои цепи (буквально или образно) или одолев своих похитителей в бою. Эти побеги не всегда успешны, и многие подменыши рассказывают о бесчисленных провалившихся попытках, которые они совершили прежде, чем смогли вырваться на свободу. Перспектива быть вновь закованным в цепи и подвергнуться наказанию, которое Хозяин сочтет подходящим, отбивала у многих желание повторить попытку, а, значит, те подменыши, кто сумел вернуться (выиграл дорогу домой) часто сильнейшие, хитрейшие или упорнейшие среди своих.
Другие подменыши говорят, что они не сбежали, а были отпущены. Например, такова легенда о Томасе Правдивом, который заключил временный Договор со своим Хозяином, и был отпущен по окончании срока. Другие выиграли состязания загадок, прошли испытания или победили на дуэли со своим похитителем (или с кем-то другим, по условию Хозяина) и потребовали в качестве приза освобождение. Больше всего смущены те, чьи Хозяева отпустили их без какой-либо видимой причины. И хотя они, бесспорно, благодарны за свою свободу, их часто гнетет ощущение незавершенного дела, и они абсолютно убеждены, что их дела сейчас, в мире смертных, приносят большую пользу Хозяевам, чем их служба в Фэйри.
Во многих случаях, несколько подменышей вместе находят свой путь на свободу. Хотя в будущем они могут расстаться, влекомые памятью к своим родным домам, вместе они способны преодолеть такие препятствия, которые остановили бы их поодиночке. Каждый табор Потерянных, проложивший свой общий путь через Шипы, пример объединения сил. В немногих случаях несколько групп подменышей находят дорогу домой в одно и то же время, их смешанные воспоминания содержат информацию о неудавшемся бунте. За последнее десятилетие все большее число подменышей находит дорогу домой. Некоторые утверждают, что это обостренные эмоциональные вспышки конца тысячелетия, что привлекло этих бродяг домой, и даже то, что некоторые из них появились позже, объясняется искажающей время природой Фэйри. Некоторые старые Потерянные отмечают, что подобный массовый исход происходил в течение fin de siècle 19-го столетия, и гадают, не является ли это частью глобального замысла.

Игрок или Пешка
На задворках сознания (?) каждого подменыша, сбежавшего из безумного мира Фей, рано или поздно назревает вопрос. Неважно насколько хитрыми, скрытными, сильными или опасными считают себя сбежавшие – одолеть Фею в ее владениях скорее похоже на сказку, чем реальность. Поэтому, независимо от того, как подменыши сбежали от своих хозяев, они почти неизбежно задаются вопросом – на самом ли деле они одержали верх над Феей, на самом ли деле она спала, когда подменыш похищал ключ из-под ее подушки, или делала вид, что спит? Действительно ли она случайно не заперла дверь и подменыш воспользовался этим – или она намеренно оставила дверь открытой? Действительно ли он выиграл состязание, преодолел все испытания и сразил врага, чтобы заслужить свободу – или все это было подстроено? Сразил ли он настоящую Фею или ее симулякр, созданный Хозяином, чтобы создать видимость его смерти? Был ли побег действительно побегом, или, как и все в Фэйри, только выглядел таковым, на самом деле представляя собой нечто иное?
Никто из подменышей, конечно, не может знать наверняка. Некоторые далеко не сразу признают возможность того, что их побег может не являться таковым. Но тем, кто хоть немного знаком со сложной и склонной к манипуляциям природой Истинных Фей, не дает покоя этот вопрос, давая лишний повод для сомнений и страхов в их существовании в мире смертных.

Дом, милый дом!
Вернуться в мир смертных для подменышей часто так же неприятно, как было обнаружить себя в Фэйри. Насколько сложным будет их возвращение назад, зависит от нескольких факторов, любого из которых бывает достаточно, чтобы свести подменыша с ума от разочарования, страха или смятения. Каждый, естественно, переживает возвращение по-своему, в зависимости от условий своей жизни до похищения, обстоятельств пребывания в Фэйри и цены, которую пришлось заплатить за свое спасение. Тем не менее, есть несколько проблем, с которыми большинству, если не всем подменышам приходится столкнуться по возвращении в «реальный» мир.

Чужой в чужой земле
Возможно, самое сложное, с чем подменыши сталкиваются в мире людей – тот факт, что сами они уже не являются людьми. Несмотря на то, что смертные воспринимают их как себе подобных, подменыши пережили такое, что и не снилось «нормальному» человеку, и кажутся, в лучшем случае, немного эксцентричными, поскольку видят другую грань реальности. В худшем же случае, открытое заявление, что ты был похищен сверхъестественными созданиями из другого мира, которые изменили тебя так, что ты перестал быть человеком, может легко привести к заключению в психиатрическую клинику. Даже если подменыш скрывает свое отличие, он знает, что он изменился. Он знает, что он не похож на своих родителей, бывших друзей, людей, с которыми вырос. Даже если они примут его возвращение (само по себе нелегкое дело), он как будто завис между миром фей и человеческим миром, не принадлежа ни одному из них.
Общество подменышей как минимум отчасти базируется на этом принципе. Для того, чтобы преуспеть как подменыш, каждый должен соблюдать подобие баланса между своей человеческой сущностью и натурой феи. Пренебрежение сущностью человека разрушительно для Ясности подменыша. Он перестает различать, где реальность, а где недовольное ворчание и испуганные крики его израненной души. Как результат – иллюзии, галлюцинации, депрессия, навязчивые идеи, фобии и психосоматические расстройства, жадно предвкушающие появление подменыша, пренебрегающего человеческим миром. Принимая во внимание опасности, которые поджидают тех, кто полностью погрузился в проблемы фей, логично было бы допустить ошибку, устремившись в другую сторону. Другая крайность, тем не менее, куда более опасна. Хотя подменышам с низкой Ясностью угрожает потеря разума, те, кто полностью отвергают мир фей, подвергают себя опасности появления состояния, аналогичного наркотической ломке, поскольку их сущность феи начинает голодать.

Обличья и Киты
Мир фей влияет на душу подменыша всевозможными способами, затрагивая не только эзотерические аспекты. Природа Феи, присущая Хозяину подменыша, передается ему через заключенные Договоры, искажая тело и дух. В результате этих изменений Потерянный приобретает определенные черты, которые позволяют причислить его к той или иной группе, известной как Обличья. Например, подменыш, чей Хозяин состоял из живых теней, может приобрести Обличье Дарклинга, также приобретя черты, сходные с тенями. У него может развиться неприязнь к свету, или внешность лишится красок. Если его Хозяин предпочитал обитать под землей, те же предпочтения могут появиться и у подменыша – хочет он этого или нет – в целях адаптации и выживания в среде Фей, с которой он оказался связан. Но, не все подменыши в своих изменениях в точности следуют за своими хозяевами. Для примера возьмем певицу, которого похитил Тролль, желающий, чтобы она развлекала его своим пением. В соответствии с предназначенной ролью, она может приобрести Обличье Файрест, в то время как статный юноша, похищенный для охраны логова, может сам превратиться в Огра.
В Фэйри воля Истинных Фей пронизывает все стороны их поведения, также распространяясь и на окружающих. Люди (и подменыши, которыми они становятся), по-видимому, особенно уязвимы перед мощью воли Фей. Проявления этой заразы Фей практически безграничны. Даже будучи одинакового Обличья два подменыша могут развиваться совершенно по-разному. Такие, еще более ограниченные по сходным характеристикам, виды, называемые Китами, существуют внутри каждого Обличья. Например, Обличье Элементаля может проявлять основные свойства всех изначальных стихий: камня, воздуха, земли и воды. Или они могут быть очень специфичными, как Огненное Сердце (Файрхарт), которые носят живое пламя внутри себя. Схожим образом, Обличье Вайзнед может быть как обобщенным образом мудрой женщины, ведьмой из сказок в миниатюре, так и Анатомом, освоившем хаотичные (беспокоящие) хирургии, Оракулом с прирожденным взором на Судьбу и будущее или даже Кузнецом, кующим магическое оружие и доспехи, применяя свое внутреннее понимание принципа работы вещей сугубо практично, но тем не менее для сверхъестественной пользы. Каждый из этих китов выглядит абсолютно по-своему, отображая разные физические аспекты, несмотря на принадлежность к одному Обличью.
Внешность (mien) подменыша почти никогда не меняется настолько сильно от их первоначального облика, чтобы сделать их совершенно неузнаваемыми. Он может вырасти или уменьшиться на несколько дюймов, но вряд ли он приобретет или потеряет фут в росте. Цвет волос и глаз может измениться, черты лица также могут претерпеть незначительные изменения, но облик похищенного человека никогда не может быть переделан полностью. Говорят, что тотальные изменения возможны, но те, кто пережил это, никогда не находят дорогу домой, теряя свою человеческую половину. Изменения происходят на физическом уровне, но не касаются генетики; например, анализ ДНК не может вычислить «геном гоблина». К тому же невозможно передать свои волшебные черты потомству – к тому же у Потерянных не так много способов обзавестись детьми. Подверженность (испытание воздействием) Фэйри негативно сказывается на способности зачать и выносить ребенка, в большинстве случаев лишая подменыша такой возможности. Следовательно, Другие вынуждено воровать новых слуг каждый год, вместо того, чтобы увеличивать «поголовье» имеющихся людей.
По возвращению в мир людей подменыши, к своему облегчению, узнают, что их волшебное обличье невидимо для смертных. Подменыши защищены зачарованием, которое скрывает все волшебное от глаз людей. Эта Маска, как они называют ее, может выглядеть небольшим даром, учитывая множество сложностей, с которым они сталкиваются в мире смертных, но этот Дар(?) не меньше. Их внешность, тем не менее, не исчезла и не спала, когда они покинули Фэйри. Другие Потерянные видят подменышей крайне отчетливо, также как Истинные Феи, когда сталкиваются с ними. К тому же, если вдруг подменыш отправится в Заросли или Аркадию правильным путем, он обнаружит, что каждый, включая людей, видит его волшебный облик, а не человеческую личину (короче, в Зарослях маски спадают).

Время и связи (узлы, оковы)
Фэйри – земля изменчивой реальности. Наука и логика не имеют здесь власти, пока это не в интересах Феи, правящей каким-то участком. Законы природы могут или не могут проявляться в мире людей, в зависимости оттого, повязана ли земля Договорами, которые дублируют действие этих законов. Время не исключение. Подменыш может вернуться спустя неделю после пребывания в Фэйри и обнаружить, что прошло семь лет. Точно также, подменыш может служить десятилетия, а вернуться через несколько секунд. Это делает невозможным возвращение к прошлой жизни. Представьте, каково объяснить родителям, чей сын пропал несколько дней назад, что человек лет 50-ти, стоящий перед ними, говорит, что он провел десятилетия в руках или лапах своих похитителей-нелюдей. Также сложна судьба женщины, которая вернулась, чтобы обнаружить, что ее дети выросли и обзавелись собственными детьми, хотя для нее в Фэйри прошла неделя.

Фетчи
Хотя временные флуктуации между Фэйри и миром людей могут стать почти непреодолимыми препятствиями для тех, кто пытается вернуться к «нормальной» жизни, это ничто по сравнению с другим: вернувшись, они обнаруживают, что никогда не пропадали – по мнению друзей и семьи. Истинные Феи мастера манипуляций, и многие из них заменяют тех, кого они похитили, симулякром. Этот «мок-ап», называемый фетчем, заполняет пустоту, возникшую после исчезновения подменыша, продолжая его жизнь, как будто ничего не произошло. И, учитывая изменения, через которые подменыш прошел в Фэйри, довольно высоки шансы, что именно он, а не его фетч будет рассматриваться как самозванец, если он попытается рассказать своей семье о существовании подделки.
Эти волшебные существа в точности похожи на подменышей. Их лица, тела и голоса во всем идентичны всем тем, кого они заменили, и благодаря этому же заклинанию, они знают все о жизни подменыша, будто они и есть сам подменыш. Хотя во всем они похожи на людей, тем не менее, они ими не являются. По смерти фетч разлагается в то, из чего был создан: обломки и кусочки разнообразного мусора, связанные вместе осколком тени похитителя. Процесс разложения может занять от нескольких недель до нескольких минут; труп фетча может протянуть достаточно долго, чтобы пройти вскрытие и быть погребенным, или стать бесполезным хламом из деревяшек, струн (костей, веревочек) и обточенных водой костей.
Уничтожение фетча может быть важным шагом в восстановлении прошлой жизни подменыша. Оставим в стороне успокаивающие совесть истории из области научной фантастики о параллельных мирах и двойниках; убийство того, кто выглядит как ты и по всем признакам является тобой, - дело, на которое не у всех хватает духу. После лет, проведенных в Фэйри, многие подменыши находятся в конфликтном состоянии, когда наблюдают как создание, которое выглядит как они, действует как они, живет среди их друзей и возлюбленных и содержит их семьи. Некоторые подменыши гадают, не окажут ли они медвежью услугу, разрушив устоявшийся порядок вещей. Другие подменыши, особенно с низкой Ясностью, гадают, а являются ли именно они оригиналом, или они – всего лишь бедные обманутые создания фей, которых проклятье наделило чужими воспоминаниями.

Память и Ясность
Человеческий разум видит взаимосвязи во всем. Мы учимся по ним, учим на их примерах, и, когда их нет, мы придумываем (изобретаем) их, пытаясь понять случайные события, применяя воображаемую структуру/схему. То, что мы обронили, упадет на землю, время идет вперед; люди, рождаются, стареют, а потом умирают. Это более, чем случайные ожидания. Основа человеческого видения реальности строится вокруг них вплоть до того, что безумие иногда объясняется как ожидание различных последствий из одинаковых ситуаций. Тем не менее, ничто из этих логических построений не может предсказать все па безумного полонеза Фэйри. С момента пересечения человеком границы между миром людей и Зарослями, они уходят из мира с точки зрения физической, философской и даже теоретической (???). Все предыдущие предположения потенциально ошибочны, и постоянная связь с «реальностью», связанная с широким набором правил, начинает ускользать.
Для подменышей, которые пережили пребывание в Аркадии и вернулись в мир людей, правила изменились дважды. Их время в Фэйри вымело прочь уверенность в «реальности» мира и по возвращению они должны учиться уравновешивать действительность людей и фей, надеясь не потерять себя в процессе. Это равновесие, известное как Ясность, один из самых важных факторов в жизни подменыша. Слишком много Ясности – и подменышу грозит опасность потери контакта со своей сущностью феи. Слишком мало – и он рискует сойти с ума и разуверится в реальности происходящего вокруг.
Как осознанную реальность легче вспомнить, чем даже сильнейшие переживания, испытанные во сне, причудливые переживания, которые подменыш испытал в Фэйри, спутываются по возвращении в реальный мир. Эта путаница неизбежна. Человеческая часть подменыша просто не может слишком прочно цепляться за место обитания Фей, в которое он был погружен, не оставляя подменышу выбора кроме как спрашивать себя, сомневаться, или просто не помнить большую часть своего пребывания в Аркадии. Часто это рассматривается как двойственное благо. Хотя это позволяет не мучиться злобой и ужасом, которые являются частью и сутью общения с Истинными Феями, туманные и неполные воспоминания часто оставляют подменыша размышляющим о том, что же он вообще пережил, если он редко способен сопротивляться даже тем воспоминаниям, что у него есть, какие страхи скрыты в глубинах их памяти?

Первый контакт
Одно из наиболее важных событий, которые переживает подменыш после побега из Фэйри, это контакт с себе подобными. Хотя многие подменыши были знакомы с другими людьми, похищенными Феями, действительной опыт общения с другими Потерянными начинается только по возвращении в мир людей, ведь в этом мире по-настоящему понять беглеца могут только те, кто сам был в Аркадии. Из духа товарищества многие подменыши объединяются в группы, называемые фригольдами, чтобы защитить себя и других от опасностей жизни феи. Однако, в основном фригольды дают ощущение единения с теми, кто также был вырван из реальности не единожды, а дважды(?).
Фригольды дают Потерянным чувство обретения того, что, как оказалось по возвращении в мир людей, они утратили: их друзья, семья и любимые уже давно оплакали и прекратили тосковать по тому, кого потеряли, либо фетч полностью заменил его собой, лишив Потерянного возможности вернуться. Хотя у подменыша может быть шанс занять прежнее место в человеческом социуме, он, все-таки, остается подменышем и никогда уже не сможет в полной мере соответствовать той роли, которую он играл в обществе до похищения. Во фригольде же каждый понимает, через что прошли его товарищи и с чем подменышам приходится сталкиваться каждый день (не уверен в точности перевода). Фригольд дает такое ощущение единства и такой уровень принятия, который нельзя получить среди людей. Самые сильные фригольды возвысились в Великих Дворах, и их бесконечные интриги составляют другой пласт структуры политики подменышей. Однако, основная структура фригольда зависит от Двора, но не Дворов. Никто никого не принуждает, несмотря на то, что власть каждого Великого Двора поддерживает все сообщество (сеть), даже если некоторые фригольды этого не замечают.