Глава 3: Выравнивая Сферы: Ночь Середины Лета (Внешние Отношения)

Если она летает, то она
Не ведьма, как мы думали
Платеж в аванс
В счет Салема

- Нирвана, «Serve the Servants»

Под ними сияли огни города. С семнадцатого этажа гавань казалась сказочной страной. Легкий прохладный ветер овевал мужчину и женщину, стоящих на балконе.

Дебора обернулась к Талиену. «Кто все эти люди?» - спросила она.

«В основном люди, которых мы знаем по другим Традициям. Мы тут устраиваем частную вечеринку, прежде чем наша компания отправится на Горизонт, основное место встречи, на сборище по случаю Ночи Середины Лета. А что, они кажутся странными?»

«Просто другими. Думаю, я чувствую себя здесь немного не к месту».

«Здесь?»

«Снова в городе. Я привыкла к мысли о том, что Вербена – это по большей части внегородская штука».

«Мы – все, чем захотим быть. Сельскими остаются в основном Садовники и Поворачивающие Судьбу. Искатели Луны устраиваются там, где им комфортно, а Ткачи Жизни делают, что делают, где бы ни оказались. Ты знаешь, не все они даже обладают своим Древом Мира».

На балкон вышли Йон и Камария. «Эй, а здесь намного прохладнее, - сказал Йон. – Вы, ребята, небось держите это в секрете, чтобы делиться не пришлось».

«Ну уж точно не с тобой» - ответила колкостью Дебора. С празднования Бельтэйна она казалась менее враждебной, как если бы она очистила какую-то часть себя. Теперь, хотя ее слова оставались жестокими, в них была некоторая светлость, которая и сказала Йону, что она шутит.

«Если тебе не нравится компания, всегда можешь спрыгнуть» - парировал он. Она расхохоталась.

Тиг просунул голову в раздвижные стеклянные двери. «Эй, кто-нибудь видел Такоду?» - спросил он.

«Он ушел» - ответил Талиен.

«Ушел? Куда ушел?»

Айлин протолкнулась мимо Тига. «Ну да, он ушел прошлой ночью. Сказал, ему нужно сделать что-то важное».

«И его просто отпустили?» - удивилась Камария.

«Почему бы и нет? – Отозвался Талиен. – «Он не преступник и не заключенный. Мы не заставляем людей присоединяться, и Вербена не открыты для всех».

«Но он так много знает…» - начал Йон.

«Ничего, что могло бы причинить нам серьезный вред. Я не думаю, что Технократия что-то о нем знает. Он еще не Пробудился». Талиен поглядел вниз, на сияющую воду. «Не думаю, что здесь он нашел то, что искал, - сказал он. – Но позвольте мне воспользоваться возможностью рассказать вам про подноготную других Традиций и еще кое-кого.

 

Братья по Совету

Видите ту женщину в зеленом платье? Она обладает телосложением мастера боевых искусств и, возможно, и является им. Она – Братство Акаши. Братство Акаши озадачивает многих Вербена. Мы не понимаем их склонности ставить разум превыше всего. Все же многие Ткачи Жизни многому научились от Братства относительно своих тел и путей Сети Жизни.

Дальше, вон тот мужчина в белом костюме почти потрескивает от подавляемой энергии, правда? У вас нет чувства, что он хочет остановить самые зажигательные части вечеринки? Напряжение, напряжение, напряжение. Наши отношения с Хором были разбиты в Пылающие Времена, и все же многие Вербена чувствуют, что пришло время заключить с ними мир».

Длинноволосый человек в черной коже, спотыкаясь, ввалился на балкон и чуть не перелетел через перила.

«Опа! Йон, Тиг, придержите его, а? Давайте устроим его на диване. Он немного далековато зашел даже для одного из Культа. Мы отлично ладим с ребятами из Культа Экстаза – пока какой-нибудь дурак не поднимет вопросы философии или истории. Мы работали вместе со времен Рима, и мы многому научились друг у друга, но в основном мы чувствуем, что Культисты подобны безответственным детям, которые никогда не вырастают.

Вон та женщина – из австралийских аборигенов. Она Говорящая-с-Грезами, естественно. Между Вербена и Говорящими-с-Грезами безмерное уважение. Мы всегда были союзниками и, наверно, всегда будем. Все же мы полагаем, что они слишком сосредоточены на Ином Мире. Им надо уделять больше внимания этому. К тому же многих из нас действительно раздражает то, что так много других Традиций думает, что Говорящие-с-Грезами были первыми магами, хотя они не были.

Посмотрите на парня в сером рядом со столом с напитками. Он Эвтанатос. Я бы не стал пропускать стаканчик после того, как он постоял рядом с ним, это точно! Шутка; все думают, что Эвтанатос собираются всех убить. Только Поворачивающие Судьбу ладят с ними. Остальные составляют Эвтанатос заметную оппозицию, даже Искатели Луны и Ткачи Жизни. Но все-таки занятно видеть, как часто старейшие Вербена соглашаются со старейшими Эвтанатос при встречах Совета Традиций.

Да, вон они. Видите ту группу, разодетую в черное рванье? Странные прически, бижутерия… Я думал, что они могут испортить вечеринку. Они – Пустые. Для Вербена трудно видеть Пустых как Традицию. Мы уже нагляделись на таких раньше – расфокусированные молодые маги, которые думают, что знают все. Они кажутся расфокусированными, но маги такого рода помогли Вербена восстановиться после Пылающих Времен. Садовники их совсем не любят, но остальные активно пытаются набирать их в наши ряды. Не то чтобы Пустых это хоть капельку ебало…

Вон, смотрите, банковский посредник, носящий личину мага! На самом деле, она неплохой пример Ордена Гермеса. Со времен Рима Вербена и Орден Гермеса наслаждались отношениями по принципу «опять вместе – опять врозь». Однажды кое-кто из Вербена даже присоединился к экспериментальному Дому Ордена, Диедне… это было обречено на неудачу. В Ордене обижаются на Вербена, потому что верят, что мы украли что-то из их «мудрости», чтобы обеспечить возрождение магии Вербена после Пылающих Времен. Но это спор наподобие «курица или яйцо»; многие базовые убеждения Ордена Гермеса, и вся их система неформулированной магии, были основаны на шаманистском, исследовательском стиле Вербена. Помимо всего прочего, мы все еще виним их за то, что их излишества повлекли Инквизицию.

Видите вон того чувака? Выглядит вполне нормально, а? Вы бы никогда не сказали, что он смотрит «Причудливую Науку», как будто она – выпускная программа в области экспериментальной физики, правда? Он – Сын, ладно, один из Сынов Эфира. Они Техномансеры, а Вербена не сильно любят Техномансеров. Только самый либеральный Искатель Луны или самый динамичный Ткач Жизни станет вести дела с Сынами Эфира – хотя их обычно интригует все, что соизволит им показать любой Вербена. Сыны постоянно пытаются воспроизвести традиционную магию Вербена с помощью своих устройств – изменение обличий, скоростное исцеление и все такое, и они отказываются называть то, что делают, «магией». Большинство вместо этого зовет это «Наукой». Садовников это с ума сводит!»

«Вот с ней я встречаюсь, - сообщил он, указывая на чувственную молодую женщину с короткими черными волосами. – Она – Адепт Виртуальности. Вообще-то, многие Искатели Луны стоят в одном строю с Адептами Виртуальности из-за их гибкости и передовой магии. Садовники их на дух не переносят, естественно. Некоторые Ткачи Жизни нашли способы ходить в Цифровую Сеть, и многие создали онлайн-ковены. Я вроде упоминал что-то подобное раньше…»

 

Остальные

 

«А это кто?» - спросила Камария, указывая подбородком на гибкую темноволосую женщину в черном и красном.

«А, она интересная, правда? Грация дикого зверя, я бы сказал, - отозвался Талиен. – Это Каланта. Она – Гару. Ее племя известно как Черные Фурии, и мы уже некоторое время поддерживаем с ним рыхловатый союз, в основном на почве защиты окружающей среды. В Пылающие Времена они пострадали от такого же истребления, как и мы. Существуют и другие племена Гару, которых большинство людей называют оборотнями или вервольфами. Я слышал, что мы ведем дела еще с парой. Помимо этих немногих, впрочем, они обычно считаются дикими и непредсказуемыми. Еще я слыхал, что они убивают магов, которые шныряют по их священным местам».

«Оборотни? А сейчас ты еще скажешь, что на вечеринке есть вампир» - рассмеялась Айлин.

«Знаешь, вампиры существуют, - отметил Тайлин. – Большинство Вербена их ненавидит. Садовникам и Искателям Луны они кажутся мерзостью. Впрочем, некоторых моих знакомых Ткачей Жизни они интригуют. Одна даже утверждает, что время от времени зависает с вампирами. Она оправдывается, рассказывая мне, что их кровь представляет собой чистую Квинтэссенцию. Может, она пользуется ей, чтобы подпитывать свои изменения формы. Не знаю насчет вас, но я бы предпочел не иметь дела с кровососами, если можно. Мне моя кровь и самому нужна, спасибочки. У нас есть по крайней мере одна общая черта: Инквизиция все еще охотится и на них, и на нас. Эти ублюдки теперь называют себя Обществом Леопольда, и мы стараемся держаться от них настолько далеко, насколько можно. Однажды они выжгли нас. Больше – никогда…

Вы верите в призраков? Они в вас верят. Много народу знает, как вызывать мертвых, но я не уверен, что им нравится, когда у них получается. Призраки часто посещают Темную Умбру в канун Самхейна. Не представляю, что они чувствуют на наш счет, но я бы на вашем месте вел себя с мертвяками очень осторожно.

Феи все еще пляшут по углам нашего милого обустроенного мирка; Вербена столетиями поддерживали с ними отношения, полные и любви, и ненависти. В основном, мы друг другу не доверяем. Изначальные когда-то одурачивали их, заключая с ними соглашения и союзы. Мне говорили, что фей привлекает наша жизненная энергия, но я сам никого из них не встречал. Я и правда не знаю, опасны они или нет, но, если судить по старым историям, то при встрече с ними я бы советовал проявлять осторожность и быстро соображать»…

 

Враг

«Что насчет Технократии? - Спросил Йон. – Разве они тоже не маги? Почему они нас так ненавидят?»

«Технократия может быть нашим самым опасным врагом. Они маги, но их работа направляет реальность в направлении, совершенно отличающемся от того, в котором хотим мы. Они хотят полного порядка и контроля над всем. Естественно, мы вместо этого хотим утвердить нашу собственную версию реальности. К счастью, они, похоже, так же неорганизованны, как мы, или, по крайней мере, они не пришли к соглашению на тему того, какой единой дорогой идти к доминированию на Теллурии. Здесь для этого не лучшее место, но давайте я сделаю для вас быстрый обзор того, как мы обходимся с каждой из Конвенций – так они называют свои Традиции.

Начнем с Предтеч. Они, возможно, ближе всех к Вербена, однако то, что мы продвигаем, они извращают, утверждая, что «улучшают природу» посредством генетического программирования и манипулирования. Несколько Искателей Луны пытались обратить кое-кого из Предтеч и вернуть их в колоду, но кончилось тем, что их самих затянуло в Технократию. Не сильно удачный для них прыжок в карьере. Особенно Фармакопеисты склонны затягивать Вербена. Помните, вас предупреждали.

Итерация Х полагает, что мы все должны быть наполовину машинами. Они хотят кибернетически усовершенствовать нас и связать наши мозги с искусственным интеллектом. « HIT Marks », «Терминаторы» - это киборги, которых строит Итерация Х и отправляет убивать своих врагов. Вербена, впрочем, способны почувствовать в них узор Жизни. Итерация Х ненавидит – я серьезно говорю, ненавидит – Вербена, а Вербена любят истреблять их… все, что настолько безжизненно и холодно, есть извращение!

Потом, есть Большой Брат. Это Конвенция, которую называют Новый Мировой Порядок. Мы постоянно с ними сталкиваемся. Они хотят промыть всем мозги и довести до состояния роботов. Мне говорили, мы запустили помешательство на здоровом образе жизни в качестве прямого удара по хватке, которую они держат на разуме масс с помощью телевидения. Это их взбесило! Берегитесь Людей в Черном.

Опять же, куча прикольных ребят есть в Синдикате. Они сделали кучу бабок, продавая народу разную нью-эйдж фигню. Большинству Вербена ненавистно это видеть, даже несмотря на то, что Садовники Древа полагают, что пешкам положено получать, что им причитается. Некоторые Вербена обнаруживали себя в незавидном положении, будучи вынуждены «опровергать» кое-что их утверждений Синдиката и тем самым ослаблять соответствующие Мифические Нити, которые все еще могут оставаться в ткани Полотна. Эти ребята стремные. Выше уровня уличных громил никто не знает, кто они и как их достать. Они могут уничтожить тебя, даже не сходясь с тобой лицом к лицу.

Последними идут Инженеры Пустоты. Большинству Вербена не понравилось, когда человечество высадилось на луне. Мы хотим сохранить луну как нечто, полное тайны; ученые хотят раскрыть эти тайны. Конечно, я слыхал, что высадка на Луне изменила Инженеров Пустоты: теперь они работают над исследованием космоса как над неким спасением человечества. Возможно, знают Искатели Луны. Они по случаю работают с Инженерами Пустоты, чтобы больше узнать о глубинной Умбре. С другой стороны, многие Инженеры работают над тем, чтобы опровергнуть некоторые основополагающие элементы убеждений Вербена, особенно вещи типа астрологии, фаз луны и Колеса Года.

Это, конечно, просто небольшой набросок. Вы все вольны любить, кого хотите, и ненавидеть кого угодно, кто вас достает. Делайте собственные оценки. Вы даже можете обнаружить, что люди, которых вы предпочитаете сильнее всего ненавидеть – это ваши собратья-Вербена. Жизнь – сука…»

***

Солнце безжалостно жарило его обезвоженное тело. В его глазах плыло. Его пересохшее горло жаждало жидкости. Свистки, в которые дули старейшины, не дотягивались до него там, куда ушло его сознание. По его телу стекала кровь. Один шнур из сыромятной кожи, пропущенный сквозь кожу и мышцы на его груди, прорвал плоть. Второй все еще держался, и когда Такода в пляске дергал за него, то почти отрывался от земли. По меньшей мере поколение никто в его племени не совершал настоящую солнечную пляску.

Он плясал, распевая и взмахивая руками, на палящем солнце. Когда по его обожженному лицу начала скользить вечерняя прохлада, к нему приблизился дед.

«Теперь пора оборвать привязь» - сказал Кохана.

Радуясь тому, что его испытание подошло к концу, Такода отклонился назад, натягивая шнур. Он начал прорываться сквозь кожу на его груди. Скоро он освободится. Потом Такода передумал.

«Нет, Дед, - печально сказал он. – Это мой последний шанс. Я должен обрести видение, или моя жизнь бессмысленна. Из всех людей ты должен понимать».

«Я понимаю, - старик вздохнул и уселся неподалеку от Такоды. – Я подожду, пока к тебе не придет видение. Но не тяни слишком долго, ибо мои кости стары и хрупки, и я не могу всю ночь ждать на улице».

Такода позвал кого-нибудь из старейшин разжечь костер, чтобы деду не было холодно. Он почувствовал, что присутствие старика придает ему сил, и возобновил танец. Дед выглядел таким гордым. Такода был так счастлив, что в своем движении рванулся слишком сильно. Оставшийся шнур прорвался, и он упал. Он подполз к костру и уселся напротив деда. Вместе они разделили трубку и говорили о видениях и исцелении.

Только тогда, когда занялась заря и старейшины отнесли его домой, Такода вспомнил, что его дед уже год как умер.