Глава 2: Благословляя поля: Канун Бельтэйна (Культура и Политика)

Костры – как точки на склонах холмов
Фигуры танцуют, за кругом круг,
Под барабаны, пульсирующие эхом тьмы,
Двигаясь в такт языческим звукам

Лорина МакКеннит, «Ночь Всех Душ»

«Линдара – само совершенство» – решила Камария. По реакции Йона и Такоды она догадалась, что они тоже так думают. Грациозное тело, пышущее здоровье и экзотические черты Линдары приковывали внимание. Не мешало и то, что она была одета в классные готик-панковые шмотки.

«Остальные заняты подготовкой к ритуалу. Я собираюсь разъяснить вам несколько вещей насчет нас, в которые вы, возможно, еще не въехали».

«Типа чего?» - поинтересовался Йон. Он выглядел нервозным.

Ну, я не уверена, что вам рассказывали, чего Вербена пытаются добиться в наши дни. Вы знаете о фракциях внутри Вербена? Кто-нибудь упоминал десятую Сферу?»

«Десятую Сферу?» Тиг выглядел заинтригованным.

«Ты забегаешь вперед. Я лучше начну с того, что делают Вербена, а не с того, чем мы являемся».

Дебора хмыкнула. «Мы уже знаем, что мы такое, нам это очень долго рассказывали. Мы можем пропустить лекцию по истории язычества и сразу перейти к вечеринке?»

Линдара улыбнулась: «Конечно, переходи». Она указала в направлении двери.

Дебора на мгновении замешкалась, потом, боясь отступаться, поднялась и ушла. Остальные смотрели в пол или друг на друга. Тиг покачал головой.

«Если она не хочет знать, чему я могу научить ее, то я не собираюсь заставлять ее учиться. Да етить ее так, либо она разберется, либо нет. Вы, оставшиеся, слушайте»…

 

Влияние: Мифические Нити

Передай слово,
Передай братину,
Передай блюдо всем, кто голоден,
Передай глоток древней мудрости,
Передай кубок алого чуда

Jethro Tull, «Cup of Wonder»

В Мифическую Эпоху магия помогала придавать миру форму. Наша воля создавала все, что могли породить наши умы. Технократия изменила все это. У других Традиций кривое представление о том, чего мы хотим. Они думают, мы пытаемся вернуть Эру Мифов. Они неправы. Позвольте мне поправить пленку в кассете.

Вербена не заинтересованы в том, чтобы вернуть Эру Мифов… это было бы непродуктивно. Чего мы хотим, так это основать новую Эру Мифов согласно нашей собственной парадигме. Важно охранять и защищать старые Мифические Нити, ибо они – семена для новых. Мы верим, что они все еще здесь, но, если никто не помнит, каковы они были, то не существует пути их воссоздать. Садовники Древа – самые фанатичные стражи старых Нитей. Моя собственная группа, Ткачи Жизни, полагает, что мы можем наделить Мифические Нити силой, найдя их в нас самих и побудив их плодоносить.

Влияние Вербена можно видеть в растущей популярности кристаллов, карт Таро, фей, психиков, вампиров, оборотней и средневекового фэнтези. Синдикат делает сраные вагоны денег на подобной шизе, но они делают это в убыток своим собратьям по Технократии (что мило играет нам на руку). Естественно, вещи, которые они обращают в коммерцию, выхолощены. Спящие редко открывают правду за большинством оккультных и фэнтезюшных вещей, которые они покупают. Тем не менее, достаточное их количество верит в подобные вещи – или хочет в них верить, - чтобы реальность, которая нам желанна, никогда не оказалась разрушена или забыта.

Каждое проявление подлинной Мистической Нити в сегодняшнем существовании важно, чтобы строить новую реальность. Мы сражаемся за все, надеясь, что они прорастут в якорь для нашей реальности. Например, если в какой-то далекой области нашли спящего единорога, мы отправим столько посвященных, сколько сможем, чтобы охранять его и отвести его в одну из наших Реальностей Горизонта. Кстати, это и правда значит, что Вербена немного близки к тому, чтобы быть Мародерами, но я так понимаю, что это типа как подразумевается без слов.

Нас не то чтобы сильно много, и мы не склонны выпендриваться нашей силой. Большинство из нас находит броскую магию безвкусной, хотя, если приспичит, мы можем прибегнуть и к эффекту вульгарной магии. Наш образ действий – скрывать собственные движения и привязывать наши принципы к подходящим идеям, которые предложил кто-нибудь другой. Вербена сумели обратить пилюли Фармакопеистов для контроля за рождаемостью в нечто, наделяющее женщин силой; мы продолжаем бороться за то, чтобы женщины располагали контролем за собственными телами. Наши шпионы в лабораториях Технократии предупреждают нас о предстоящих ходах и однажды воспользуются своими позициями, чтобы разрушить мертвую хватку, которой Технократия держит медицину. Вместе с нашими союзниками мы сражаемся против тех, кто разрушает землю. Вопросы есть?»

 

Празднества

«Я бы хотела немного больше узнать про общество и встречи Вербена» - попросила Айлин.

Йон рассеянно обнял Камарию за плечо и заметно удивился, когда она отдернулась. «Прекрати это. В тебе нет ничего плохого» - яростно прошептал он. Она медленно расслабилась, а Линдара тем временем снова начала говорить…

«Вербена все еще организуют себя вокруг Годичного Колеса. Когда-то это было связано исключительно с земледелием – смена сезонов, урожаи, все такое. Теперь оно – такой же символ, как и все остальное, хотя Садовники Древа, Искатели Луны и кое-кто из Поворачивающих Судьбу могли бы со мной не согласиться. Есть времена в году, когда мы встречаемся, и они соответствуют старым языческим празднествам.

Вы могли бы ожидать, что я начну с начала года; мы склонны думать о том, чтобы начинать с конца. Ну естественно! Мы же маги, нам не обязательно мыслить логически. Один из Садовников однажды говорил об этом в понятиях «делания». Он говорил, что для того, чтобы совершить над чем-то или кем-то магическое действие, тебе сначала надо убрать старый мусор. Ты не устраиваешь круг для танца, не расчистив его от палок и камней, которые могут поранить кому-то ноги, и ты не начинаешь новый год или новое дело, не распрощавшись со старым. Кроме того, все это все равно идет по кругу. Конец – это и правда начало. Какова бы ни была причина, мы начинаем с окончания, так что мы начинаем с Самхейна.

Самхейн происходит 31 октября, эту дату большинство называет его Хэллоуин. Несмотря на то, как он пишется, и на Вербену, который называет себя Сэм Хейн, слово это по происхождению гэльское и на самом деле произносится « sah - vun », Саован. Изначально это был один из четырех больших праздников огня, которые размечали год. Хотя это – фестиваль природы, это также время, когда покров между мирами живых и мертвых тоньше всего. Вербена твердо верят в реинкарнацию, в цикл жизни, смерти и возрождения, и в это время года мы ищем перерождения кого-то из старых, из Вик, которые первыми придали форму крови Чистых. Поэтому на Самхейн мы традиционно ищем подмастерьев. Те, кто не может посетить Великое Собрание, устраивают празднества в собственных кругах. В Самхейн мы всегда держимся особо начеку, потому что наши враги знают, что это – одно из наших самых важных собраний. Если вы Пробудитесь и станете частью нас, то вас научат пути в Зимний Замок, одну из четырех тайных Реальностей Горизонта, принадлежащих Вербена, так что вы сможете праздновать с нами там.

Зимнее солнцестояние приходится на 21 или 22 декабря. Это время новых начинаний, время представить наших подмастерьев нашей Традиции. Мы вкладываем в наших новых подмастерьев наши надежды на будущее и на сохранение древних Мифических Нитей. Обычно зимнее равноденствие – не особо значимая для нас встреча, если только нет новых подмастерьев, которых надо поприветствовать.

Имболк и Кэндлмас празднуются в феврале. Имболк отмечают первого, Кэндлмас – второго. Существуют и другие празднества огня, тема которых касается пробуждения земли после зимы. Также мы видим в этом времени пробуждение знания и дремлющих Мифических Нитей. В Имболк многие прославляют Деву, первое проявление богини, которое носит в себе семена, посеянные в прошлый Бельтэйн. Это время для того, чтобы поделиться с подмастерьями историей нашей Традиции. Весенний Коттедж, Реальность Горизонта, открыт для тех Вербена, кто может отыскать дорогу туда.

Весеннее равноночие, которое обычно приходится на 21 или 22 марта, - это менее значимый фестиваль. Это время, когда тьма и свет поровну делят день. Обычно мы встречаемся, чтобы отметить его среди своих. Если есть какая-то большая необходимость или дело, незаконченное с нашей встречи на Имболк, то в это время мы собираемся в заранее условленном месте, чтобы все обсудить.

Бельтэйн, фестиваль, который мы сегодня будем здесь праздновать, также известен как Канун Мая. Он приходится на 30 апреля и является третьим большим праздником огня в нашем календаре. Это время, когда Молодой Владыка сражается со Старым за руку Девы. После этого он помещает в Деву семена, которые прорастут на Имболк. Бельтэйн – это время, когда можно избавиться от проблемы, взяв что-то, что символизирует эту проблему, и бросив это в костер. Это время, чтобы преодолевать препятствия, которые мы сами по невнимательности поставили на своем пути. Бельтэйн для нас – это время, когда следует предоставить управление интуиции. Слово «интуиция» означает внутреннее обучение, или самообучение, и в это время года мы трудимся над тем, чтобы найти зарытые внутри нас самих волокна Мифических Нитей. Эта встреча обычно проходит в Летней Роще, третьей из наших Реальностей Горизонта.

Летнее солнцестояние, 21 июня, это еще одна меньшая встреча, и обычно она проходит только между участниками круга. Современные друиды думают по-другому и на летнее солнцестояние встречаются у Стоунхенджа. Это – самый долгий день в году, и он отмечает неизбежный поворот колеса обратно ко второй половине года.

Ламмас или Лугнасад приходится на первое или второе августа, и это четвертое большое празднество огня в году. Это праздник урожай, время, когда мы приобретаем то, что накопили за предшествующие месяцы. Ламмас – это время, когда мы обычно пожинаем то, что посеяли в наших подмастерьях. Это время Пробудить их Аватары и посвятить их в Традицию. Это самая важная встреча, потому что на Лугнасад Вербена строят планы на будущее. Для этой встречи используется Осенний Круг, последняя из четырех скрытых Реальностей Горизонта.

Осеннее равноночие, которое выпадает на 22 или 23 сентября, это еще одно время уравнения. Солнце теряет силу, а темнота перебарывает его, и дни укорачиваются. Круги часто назначают на осеннее равноночие встречи, на которых обсуждают предстоящие события. Традиционно он служил как праздник, чтобы отметить сбор последнего урожая и расчистку земли под озимые. Мне нравится думать о нем как о времени, чтобы отделаться от старых дел и расчистить площадку от сухостоя.

Это возвращает нас по кругу к Самхейну и угасанию года. Мы проследовали за колесом года по ходу его вращения, но мы не вернулись на место, с которого начинали. В течение всего года мы изменялись, и росли, и учились»…

Линдара взглянула на часы. «И как раз вовремя, судя по времени. Праздник вот-вот начнется. Увидимся снаружи. Мне надо привести себя в более удобный для такого случая вид».

 

***

 

Вызов

Дебора сжимала мясницкий нож, который стащила с кухни. Униженная и разозленная тем, что ее так легко выставили, ненавидящая их всех, но отчаянно жаждущая принадлежать к ним, она вернулась в сеновал. Непрошеные слезы катились по ее лицу, пока она использовала нож, чтобы нарезать неглубокие линии на своих запястьях. «Возможно, мне стоило просто себя убить» - подумала она. Скорчившись в сене, Дебора вырезала узоры, руны силы, которым ее научила Мать Селена. Она слизнула кровь с одного запястья, другим в это время очерчивая неровный круг. Если бы только она знала, хочет ли она сделать себя популярной, или наказать остальных, или стать могущественной, она сумела бы сотворить волшебство. Внутри нее рычало нечто, требуя свободы. Она смыла сворачивающуюся кровь слезами. «Еще не сейчас» - подумала она…

***

Огонь метался и трещал. Нагие (sky - clad, дословно «облаченные небом») танцоры подражали пляшущим движениям, двигаясь по кругу. Каждый швырнул в огонь маленькую вязанку, прыгая и крича, пока пламя поглощало связки. Камария двигалась настолько хорошо, насколько позволяла ее искривленная спина, жадно мечтая снова испытать ту силу, которую она узнала как женщина-пантера. Они дали ей венок из цветов, и она пожелала, чтобы ей хватило грации нести его с честью.

Внезапно он был бок о бок с ней, грубая рука на ее запястье, горячее тело прижалось к ее телу, захватывая ее, как в ловушку, рогатая голова возвышается над ее головой. Она огляделась в поисках помощи. Никто не заметил, или не двинулся, чтобы помочь ей.

Его горящее дыхание щекотало ей ухо. «Ты – та самая. Я выбираю тебя в свои возлюбленные. Тебя, горбатая спина и танцующие глаза». Она попыталась вырваться. «Почему ты сопротивляешься мне? – Спросил он. – Разве ты не пришла сюда, чтобы быть избранной? Я вижу глубже тех вещей, что отвратительны тебе в тебе самой. Разве не знала ты, что в былые дни подобные тебе считались великими провидцами и мудрецами? Ты не проклята, но благословлена». Он закружил ее в воздухе и без усилий поймал.

Остальные остановились и стояли, смотря на них. Они все еще не двигались на помощь. Возможно, они не знали, что она хочет воспротивиться.

«Помогите мне» - вскрикнула она. Айлин двинулась к ней, но ее оттащил назад участник круга, которого Камария не знала. За пламенем костра ей не было видно Такоду или Дебору. Тиг выглядел, как будто хочет ей помочь, но его остановили двое мужчин. Йон был ближайшим. Никто не остановил его, когда он побежал к ней через открытое место.

«Опусти ее на место», скомандовал он тому, кто ее поймал.

«Я буду драться с тобой за нее» - последовал ответ. Йон изучил бугрящиеся мышцы человека и понадеялся, что скорость и подвижность сумеют выиграть для него этот бой.

«Нет, он же тебя убьет!» Камария закричала на Йона. В душе Йон согласился с ее предположением.

«Не думаю» - ответил он.

Рогатый незнакомец поставил Камарию на землю, отмахнувшись от ее попыток выцарапать ему глаза или достать коленом между ног. Две женщины положили руки ей на плечи и отвели ее прочь.

Мужчины кружили, высматривая открытые места. Йон дрался, защищаясь, выманивая своего превосходящего по габаритам противника ближе к огню. Человек-олень последовал за ним. После нескольких движений назад Йон рванулся вперед и нанес человеку-оленю удар под дых. Человек-олень замахнулся кулаком и впечатал его Йону в голову сбоку. Удар Йона на вид не причинил ему вреда. Его же кулак отшвырнул Йона прочь. Мельком заинтересовавшись, не сломана ли его челюсть, Йон отступил за пределы его досягаемости. Он чуть не упал, споткнувшись о большую копну травы. Не сводя глаз с человека-оленя, он осторожно обошел ее.

Человек-олень метнулся за ним, перемахнув через копну впечатляющим прыжком и приземлившись с той стороны лицом к лицу с Йоном. «Стой где стоишь. Больше не убегай от меня» - приказал он.

Йон распрямился из своей низкой стойки и посмотрел в лицо своей смерти. Человек-олень начал двигаться к нему.

Дебора выскочила из укрытия листьев и травы, которое оба мужчины приняли за копну. «Ублюдок! Проклятый ублюдок! Все то же самое, как и везде» - кричала она. Полоснув мясницким ножом, который она раньше подумывала использовать для себя самой, она перерезала жилы на левой ноге человека-оленя. Он вскрикнул, падая, брызнула темная кровь.

«Деб, нет!» Йон рванулся вперед и еле сумел оттащить Дебору от человека-оленя раньше, чем она выпустила бы ему кишки. Остальные двинулись к ним, когда человек-олень содрогнулся от боли.

Йон встал перед поверженным человеком-оленем: «Вставай и сражайся со мной».

«Я не могу» - последовал полный боли ответ.

«Тогда ты проиграл, и я забираю девушку себе». «Я что, правда только что это сказал?» - усомнился он.

«Это твое право. Я освобождаю ее тебе. Да принесет вам радость ваш союз». Человек-олень сел и положил ладони на свою раненую ногу. По мере того, как кровь переставала течь, он, казалось, становился меньше. По мере того, как умалялся его рост, его мускулы двигались и менялись, перетекая в другие части тела. Его черты лица стали размытыми, и он снял с головы рогатую шапку. Мгновением позже Йон понял, что смотрит сверху вниз на Линдару, которая сидела в траве, массируя ногу. Она взглянула на Дебору и, наполовину восхищенно, протянула: «Ну ты и правда сука, а?»

***

Когда остальные ушли, Камария вернулась к костру и нашла Йона, ворошащего угли веткой. Она все еще была в своем венке.

«Йон? Я здесь».

«Ты мне ничего не должна, - сказал он и тихо усмехнулся. – Я его даже не победил. Иди поцелуй Дебору, если тебе хочется вознаградить победителя».

«Я хочу быть с тобой».

«Здесь?»

«Здесь».

Сбросив свою легкую накидку, она сложилась вниз, пока не оказалась полулежащей в его объятиях. Он провел по ней руками, лаская даже ее горб. Он почувствовал, как ее слезы падают на его руки, когда посадил ее перед собой и нежно коснулся ее груди.

«Слезы, - сказал он. – И не говори, что они – вода жизни». Она рассмеялась и потянулась к нему. «Я думаю, я сумею найти кое-что, что заслуживает этого звания много больше, чем слезы» - дразнясь, ответила она. Он резко вдохнул, когда ее ногти скользнули вдоль всей его длины. Положив ее ноги поверх своих, он слегка подался вперед. Она придвинулась, впуская его в себя. Они двигались вместе, руки, губы и секс пульсировали, искали, жаждали, узнавали.

Скользя от пота, задыхаясь, залитые румянцем, открытые для боли и удовольствия, Молодой Владыка и Дева танцевали вечное, вечно изменяющееся возрождение жизни рядом с затухающим костром Бельтэйна.

 

***

Ветви и Листья

Никогда не теряй веры
В своем поблекшем сердце
Никогда не теряй желания
Разорвать цепи

Maire Brennan, «I Believe (Deep Within)»

Они собрались в гостиной на рассвете после праздника Мая.

«Я вижу, мы все уже ждем моего явления», прогрохотал невысокий седоволосый мужчина, неторопливо шагнув внутрь. Его всклокоченная борода была полной остатков еды от завтрака, и на его рубашке было пятно от капнувшего сиропа. «Хорошо. Мне нравятся внимательные ученики. Мое имя – не ваше дело, но вы можете называть меня Медведем, имя не хуже других». Он лучезарно им улыбнулся.

«Теперь, пока вы не начали доставать меня вопросами, я начинаю сам. Вы услышали историю Традиции, ее верования и обычаи, но вы нифига не знаете о подразделениях. Так что слушайте…

Существует четыре главных группы или типа Вербена. Не то чтобы не существовало туевой хучи вариаций на тему, но в общем и целом, эти четыре хорошо показывают, кто у нас кто. Пока что не потеряли ход мысли?

Первыми у нас идут Садовники Древа. Они – ребята Узора. Вы ведь узнали про четыре типа Аватаров, так? Ну, типы Вербена вроде как соответствуют им. Просто, а? В любом случае, Садовники считают, что если ты не из Чистой Крови, то ты не настоящий Вербена. Разумеется, эти придурки скорее позволили бы Традиции вымереть в Пылающее Время, чем осквернили свою лилейную белизну, принимая в свои ряды магов не из числа кровных. Они держатся правил и пытаются заставлять всех следовать их порядкам. У них припадок бы случился, если бы в старые дни празднеств не происходили встречи. Прикольно, что большинство из них – из старых Эдуна. Перемешались с греками и римлянами, набрали всяких штук от астрологов, даже в руны влезли. Так что не такие уж они и незамутненные, какими предпочитают себя считать. Если вы подумаете о Вербена как о родовом древе, то они, пожалуй, будут стволом.

Поворачивающие Судьбу – это типа как неоязычники, если такое определение имеет какой-то смысл. Первые Вербена были изначальными и сохраняли контакт с исходной сущностью всего. Они были Вик, которые определяли форму судеб, жизней и цивилизаций, и были очень приличными целителями. Во многом они были сильнее всего связаны с поклонением богине плодородия. Больше были шаманами, чем все остальные. Некоторые обратно влились в Эдуна и, возможно, придали этим ребятам то соображение, что им стоит стать стражами Древа Бессмертия. Так что Поворачивающие Судьбу – это корни дерева. Они откололись от Садовников, и некоторые говорят, это было под влиянием одного из изначальных Вик. По большей части они настолько скрытны, что ни во что не лезут.

Искатели Луны – наши Аватары Искания. Кто знает, что они там мутят? Они беспокоятся о том, что их не приемлют ребята Узора, и они излишне парятся на тему следования старым путям. Новым старым путям, я имею в виду. Многие из них – поклонники Богини, некоторые – просто неоязычники. Некоторые утверждают, что они – жрецы Тора. Многие работают с кристаллами, кое-кто божится, что чакры – ключ ко всему, и я знаю одну цыганскую гадалку, которая использует магию и чтение по руке, чтобы диагностировать болезни своих клиентов. Один мой знакомый старик ездит из города в город, выискивая наших потенциальных Вербена и отмечая их для тех из наших, кто занимается установлением первого контакта. Они – плоды дерева, желуди, а может, листья.

Наконец, есть Ткачи Жизни. Они – Аватары Динамизма. Им просто вообще плевать, приемлет их кто-то или нет. Всегда где-то не здесь, вечно заняты собственными проблемами и верованиями. Ткачи Жизни не следуют традиции: они принимают в качестве подмастерьев кого угодно и пропускают празднества и встречи, когда захотят. Многие из них – шифтеры, меняющие обличья. Они изменяют себя, чтобы обрести наилучшее возможное тело, чтобы быть лучшим танцором, или верхолазом, или певцом, какой только возможен. Они утверждают, что пытаются найти пределы того, что есть естественно. Мужчина, женщина, ребенок, собака, старый, молодой, что-то между. Им пофиг. Я всегда думал, что им стоит принимать обличья кого-нибудь из наших врагов из Технократии и чинить в стане противника хаос и угар. Может, они так и делают, кто знает? Они – ветви дерева, они направлены вдаль, прочь от остальных Вербена, но все же они – часть единого целого.

Но не поймите меня неправильно. Никто не оказывается прикован к конкретной группе только из-за своего Аватара. Если у тебя Ищущий Аватар, нет никакой причины, чтобы ты не мог присоединиться к следующим Узору, если тебе с ними комфортнее (это если они тебя примут, конечно). Это всего лишь общее разделение, и оно довольно общее. Есть и другие группы, да. И их много. Большинство мелких кругов или кабалов не привязано ни к какой большей группе. Сюда входит публика типа Мстителей Матери Селены, Друидов Поляны и Бардовского Колледжа. Вижу, кое-кто из вас уже принадлежит к этим группам, или будет, как Пробудитесь. Можно сохранять членство в одной из групп поменьше и все же проходить обучение или поддерживать контакты в одной из тех, что побольше. Что угодно, лишь бы Мифические Нити жили. Следующий вопрос».

«Так что, главную философию Вербена можно подытожить, говоря, что они работают над защитой Мифических Нитей?» - спросил Йон.

«Ну, отчасти так, но этим не ограничивается. Сохранение Мифических Нитей – это средство, которое Вербена используют, чтобы обрести реальность, сформированную согласно их собственной концепции того, какой реальности следует быть. Вербена ищут Восхождения посредством чего-то типа десятой Сферы. Эта Сфера – Самость. Вербена полагают, что познание Самости способно принести нас к Восхождению и способно вместе с нами повести остальных. Это не то, что подразумевает Братство Акаши, когда они ощущают свои внутренние сущности, потому что они говорят только о разуме. Вербена рассматривают всю Самость как божество – разум, тело, желания, переживания, все. Это не самопревознесение, но способ стать частью Всего. Жизнь во всем творении направляется внутренней Самостью. «Делай так, как хочешь» - попадание слишком далеко от яблочка, но этой фразе стоило бы звучать как «Будь тем, чем хочешь». Алан Уоттс сказал: «внешняя граница твоего тела – это внутренняя граница вселенной». Мы не просто перестаем быть на краю самих себя, мы переходим в пространство вокруг нас, придаем ему форму под себя и сами оказываемся им формируемы. Мы – часть всего этого. Когда мы полностью это понимаем, мы достигаем Восхождения, и когда Восходит один, за ним могут последовать все. Поэтому Вербена тратят так много усилий, находя и обучая потенциальных магов. Восходящая Самость может быть в тебе. Или она может быть в одном из драных Адептов Виртуальности, как я понимаю. Естественно, Вербена не признаются в этом им! Если вы всего этого не поняли, не волнуйтесь. Большинство из нас тоже не понимает». Медведь расхохотался.

Тиг вмешался: «Ты упомянул, что Ткачи Жизни принимают в подмастерья кого угодно. Как выбирают остальные?»

«Думаю, что на самом деле ты хочешь узнать, как были выбраны вы. Верно?»

«Ну да».

«Есть четыре способа, которыми Вербена выбирают подмастерьев. Они изучают людей, которых коснулись их Мифические Нити. Нью-эйджеры, люди, которые уже в какой-то форме занимаются магией – даже если магия, которую они изучают, это полная чушь. Некоторые Вербена выбирают, основываясь на Аватаре человека. Некоторые становятся Вербена по праву крови. Большинство из них становятся Садовниками Древа, так как именно Садовники отслеживают линии крови Вик через поколения. Наконец, некоторых выбирают, потому что они испытывают боль. Боль может быть физической, вызванной каким-то дисбалансом или недугом, но может быть и ментальной или эмоциональной. Часто кандидатов выбирают потому, что у них есть что-то типа блока, мешающего им жить полной жизнью. Теперь можете перестать разглядывать друг друга. Мы все и так можем вычислить, почему выбрали каждого из вас. Причина, по которой вас выбрали, больше не имеет значения. Важно то, чтобы вы научились тому, чему Вербена могут вас научить, и пошли дальше. Ну да, и еще есть Ткачи Жизни. Многие из них выбирают подмастерье потому, что она симпатичная, или у него интересный голос, или потому, что они стоят на улице под дождем в два часа ночи. Иногда никто не может определить, почему они кого-то выбрали».

«А что насчет Реальностей Горизонта? Где они? На что они похожи?» - спросила Айлин, у которой немного пошла кругом голова из-за пулеметно-частых слов мага.

«Я вас немножко подразню, но вообще-то, вам о них знать еще не положено». Медведь усмехнулся и продолжил.

 

Реальности Времен Года

«Вы знаете, что Реальности Горизонта – это «карманы» других реальностей, расположенные в Умбре. Ну вот, Вербена сохраняют за собой четыре таких полу-секретных реальности, где они встречаются и ведут дела Традиции. Конкретно эти четыре не были созданы Вербена. Они – фрагменты старого Мифического Мира, осколки, которые Вербена нашли дрейфующими в Умбре и обустроили. Некоторые говорят, что Лилит поместила их там и сделала их ключом магию Вербена, так, чтобы ни одна другая Традиция не могла их достигнуть…»

«Лилит?» - вмешался Тиг.

«Не перебивай!»

«Извини».

Медведь продолжил: «Первая, Зимний Замок, это маленький белый средневековый замок, расположенный в идеализированной зимней местности. Помните старые строки из «Камелота» о снеге, который никогда не начинается до заката, а останавливается как раз на той высоте, чтобы быть интересным, но не мешать. Ну вот как раз типа того. Вокруг шарятся белые олени и кролики, на тебя возмущенно цокают белки, зимние розы вьются по садовому лабиринту из самшита, а рядом возвышается темный лес, посеребренный снегом. В замковом дворе стоит старый дуб с оголенными ветвями. Он ярко-алый. Иногда я думаю, что тот дуб – единственная цветная деталь всего пейзажа. По большей части, впрочем, там все очень пасторально и совершенно. Разумеется, вам не захочется забредать в лес в одиночестве. Там темно, и он полон тайных вещей.

Весенний Коттедж – это то, о чем говорит его название, красивый маленький коттедж с крышей из дранки, стоящий в самом прекрасном саду, какой только можно себе вообразить. Деревья, усыпанные цветами и распускающимися почками, цепочкой окружают дом и усыпают лепестками людей, которые под ними проходят. Запахи там великолепны! Еще там куча всякой мелкой живности, и они все постоянно заняты, ухаживая и увиваясь друг за другом. Мне это немного напоминает «Фантазию» Диснея. Готов поклясться, что я однажды видел там кентавра, но я тогда был в полный ноль, так что, может, я его просто вообразил. Конечно, если вы воображаете себе вещи, стоя на верхушке Нода, из этого может выйти что угодно. Ах, да, и еще там есть колодец. Это промозглая и несколько великоватая штука, и его дна никогда не касается свет. Можно бросить в него что-нибудь светящееся, оно погаснет. Я знал только одного человека, который спустился в этот колодец, и он никогда не вернулся. Держитесь от него подальше, если только не хотите найти самые темные части самих себя.

Летняя Роща – это большая роща священных дубов, которая окружает самое большое Мировое Древо, какое вы видели. В этой Реальности не сильно много чего есть, кроме самой рощи, но она продолжается и дальше, а деревья сменяются березами и вязами, боярышником, кленами, бузинами, даже вишнями. Там есть пруд с лоснящейся серебристой рыбой, а когда там люди, то посмотреть на них приходит всякая живность от бурундуков до медведей. Древо Жизни Летней Рощи считается формой, которую принял один из Чистых. Оно разговаривает с теми, кто слушает достаточно внимательно. Лично я думаю, это какой-то старый Вик. Конечно, может быть, это просто народ фей над нами прикалывается. Никогда даже не пытайтесь пойти по какой-либо тропинке из рощи, кроме той, что отмечена стоячими камнями. Тот путь – ворота, вход и выход из рощи. Если пойти по любой другой тропинке, она заведет вас в лес, а там будет крутить и вертеть во всех возможных направлениях. Некоторые на многие дни оказывались в ловушке проселков, как мы их называем, и считали, что им повезло вообще выбраться и дотащиться до рощи.

Осенний Круг – это большая чистая площадка для танцев, центром которой служит плоский каменный алтарь. Алтарь круглый, но в его середине отверстие. Оттуда растет местное Мировое Древо и затеняет большую часть площадки. Там осень, и дерево украшено самыми яркими листьями, какие я видел. Край площадки образован кругом деревьев. За его пределами начинается покрытая мхом и дерном пустошь с поганками. Некоторые утверждают, что можно получить видения, съев одну из этих поганок, но я думаю, - прибавил он, глянув на Такоду, - что все, что от них можно получить – несварение желудка. По слухам, там живет пара единорогов, но я их никогда не видел. Говорят, за пределами Осеннего Круга есть водоемы, которые ведут в другие миры…

Вот и все. Больше никаких вопросов. Надеюсь, вы не ожидали обрести Восхождение прямо здесь и сейчас. Хорошего праздника!»

«Погоди минутку. А к какому типу Вербена относишься ты?» - спросила Айлин.

Он обернулся в дверях. «А кто сказал, что я вообще Вербена?» - спросил он. Он тихо прикрыл дверь, но они слышали, как он посмеивается, уходя по прихожей.