Цикл 2: Программный код

Теперь вы всё знаете. Так как же сюда попасть? По словам Традиций, каждый Итератор проводит четыре года в адском учебном лагере, получает встраиваемый в него постоянно присматривающий компьютерный чип и хорошо зажарившиеся от маленьких славных сеансов психологической обработки мозги.

Это, в какой-то мере, близко к правде. Итераторы действительно проходят через своего рода учебный лагерь. Он называется техподдержкой. Вы когда-нибудь слышали вопросы, которые ей задают люди? "Я положил мышку на пол и стал нажимать на неё ногой, как на педаль швейной машинки, но она теперь ничего не делает." "Так, я положил мышь на экран туда, куда мне надо, теперь кликать?" "Почему так трудно вытаскивать диски из этих жёстких пластиковых упаковок и почему они никогда не работают как надо?" Этого достаточно, чтобы свести с ума самых Просвещённых мужчин и женщин. Любой, кто пережил всё это, заслуживает шанса на Просвещение.

Организация Итерации

Вернёмся к серьёзным вещам. Итерация X функционирует, как – избитая метафора – хорошо отлаженный механизм. У каждого новобранца и агента своя конкретная роль и место в организации. Это не просто привычка; работа Технократии настолько важна, что ошибкам, превышению обязанностей и неэффективности просто нет места.

У основания пищевой цепи находятся пролы. Вообще-то, этот термин немного не одобряют, тем более, что у многих молодых Просвещённых оперативников всё ещё есть непросвещённые соотечественники, с которыми они ходили в школу и которых они считают друзьями. Этому низшему эшелону достаётся, как и ожидалось, уйма тяжёлой работы. Люди этого уровня – это обычно работники, чернорабочие, солдаты и пехота. Это широкий спектр. С одной стороны, они включают в основном надёжных, но бесталанных материаловедов, химиков, металлургов и конструкторов. С другой стороны, они также включают людей, являющихся опорой Конвенции в вопросах, касающихся войны – получатели всех технологий, оружия, и взрывающихся вещей.

У пролов редко есть какие-то ещё обязанности помимо основной работы или какие-то знания, чтобы принимать всё происходящее как само собой разумевшееся. Им это не нужно. Если лаборатории, полной химиков, поручить работу над химически упрочнённым соединением, они создадут это химически упрочнённое соединение, получат свою зарплату, и уйдут домой в неведении. Аналогично, отряд первоклассных солдат на службе особого правительственного оперативного подразделения просто следует приказам. Нет необходимости, чтобы к ним просачивалось какое-то особое знание. Зачастую, люди на этом уровне даже не осведомлены о нашей Конвенции или Технократии. Они могут подозревать, что наверху происходит нечто большее, но у них почти или вообще нет никакого доступа ко внутренней работе над ожесточённой борьбой за реальность. Типичный прол даже не в курсе существования магии, нежити, духов и прочей подобной бурды – он просто выполняет инструкции сверху. Это помимо нормальной жизни; эти люди не Массы с полностью промытыми мозгами с какой-то конвейерной линии. Им, скорее, просто повезло работать в интересах Итерации X, либо благодаря непосредственному влиянию и трудоустройству, либо через следование собственным соответствующим интересам.

Пролы, непосредственно участвующие в боевых действиях – солдаты – нередко имеют при себе и используют специальное оборудование, выданное Конвенцией. Эти солдаты не обычные полицейские и рекруты. Зачастую они представляют собой отборных, но низкого ранга контрактников, следующих приказам; представьте себе рейнджеров или другие подобные элитные силы. Их офицеры, как правило, это вышестоящие лица, более явно служащие Конвенции. Стычки с дышащими огнём и порождающими монстров Исказителями обычно списывают на "секретные правительственные миссии против террористов и генетических экспериментов" или просто " галлюцинации, вызванные контузией".

Выше обычных людей находятся Опоры, происходящие из недавно Просвещённых или из посвященных выдающихся граждан. У Опор есть особые таланты, позволяющие им выполнять специфические обязанности для Конвенции. Из-за своих талантов, Опоры зачастую должны хоть немного знать о том, что происходит, но много знаний им совсем не обязательно. Им не видна вся картина, но, по крайней мере, они могут задать пару вопросов и у них есть шанс на правду.

Опоры – руки Конвенции. В то время, как пролы часто выполняют задания Итерации X, действую согласно плану и не вникая в суть дела, у Опор есть кое-какая свобода действий в выполнении заданий. Группе химиков-пролов могут поручить работу над конкретной формулой, а перед их руководителем-Опорой просто поставят задачу придумать новые и полезные химикаты для боевых или медицинских применений (или керамику, или что угодно ещё).

Боевые Опоры – это офицеры Итерации X: киборги, бывалые солдаты и Просвещённые санитары с чипами в плечах. Такие отряды означают для Традиций и Исказителей Реальности  самые опасные стычки. Опоры обычно знают достаточно, чтобы осознавать опасность Исказителей и признавать возможность существования "проявлений псионики, межпространственных аберраций и неподдающихся классификации феноменов". Это не значит, что они верят в магию – но они всё же признают, что наука Технократии может быть лишь одним из способов смотреть на вещи. Несмотря на это, Опоры уже настолько хорошо подготовлены и образованы, что идея беспорядочной магии, исповедуемая Традициями, является для них ничем иным, как ужасающе опасной мыслью.

Опоры-учёные обычно специализируются в одной определённой области. В пределах этой области Опора ожидаемо демонстрирует высокий уровень компетентности и использует свою личную свободу действий в деле продвижения к целям Итерации X, в дополнении к следованию приказам. Конечно, они не всегда приходят как "приказы". Если вы работает на компанию, и ваш менеджер проектов говорит вам сделать что-то, то вы это делаете – ведь это ваша работа, тем более, если вы понимаете, что ваши коллеги и менеджер проектов – одни из тех немногих людей в мире, с которыми можно работать и которые действительно понимают, чем вы занимаетесь.

Над Опорами стоят Инспектора, отвечающие за широкий круг вопросов, связанных с Конвенцией. Инспектора, как высокопоставленные члены Итерации X, следят за расходами на текущие задачи, исполнением и соблюдением Графика, а также планом обучения нижестоящих членов Конвенции. Инспектора, по сути, это своего рода "совет" Итерации X – какой уж получился. Для группы учёных с самыми разными специализациями, размещённых по всему миру и лишь иногда контактирующих друг с другом, это мало что значит.

Так чем именно занимаются Инспектора? Ну, они обсуждают далеко идущие планы и цели. Они собирают отчёты Опор и Отрядов и решают, что достигнуто важного, когда и как. Они выясняют, какие исследовательские программы необходимо подтолкнуть и кто заслуживает переназначения. Иногда они держат связь с другими Конвенциями, делая перекрестные отчёты и сохраняя другие группы довольными.

В целом, Инспектора довольно хорошо осведомлены о происходящем. Им известны грязные секреты Технократии – подлинная история мира (если, в основном, не замешан НМП), "магия" Традиций и возможные проблемы, связанные с Графиком и внедрением науки в человечество. Однако, из-за их широкого взгляда на вещи, они склонны к отдалению. Иногда это приводит к причудливым заданиям или случаям, когда старики-интеллектуалы решают осуществить политику, бессмысленную для реального мира – вроде школьных ваучеров. (Да, скоро они начнут действовать. Заставь школы конкурировать единственной имеющейся у них валютой — оценками — и что они сделают? Они будут ставить "пятёрки" всем без разбора, ведь иначе никто не отдаст в школу ребёнка, и она не получит финансирования.)

До Шторма Измерений, этого бардака и использования "Операции Рагнарек", у Конвенции был ещё более высокий уровень власти. по идее, Компьютер также издал множество указаний. Даже те, кто не принадлежал к Культу Машины, подчинялись им; чёрт, Компьютер должен быть почти непогрешим и сверхразумным, так что разумеется они им следовали. В наши дни без этого никуда. По большей части, это хорошо. Инспектора не обязаны так часто объяснять свои расходы и программы Контролю. Это расширение свободы действий означает больше программ, влияющих на текущие события в реальном мире, и меньше погонь за воображаемыми обидчиками 200-летних кибернетически поддерживаемых мозгов в колбах. Результат? Итерация X немного сократила программы, связанные с Погромом, уменьшила бюджет оружейных разработок и вновь сконцентрировалась на том, что, как утверждает сама Конвенция, она делает лучше всего: создание полезных инструментов для расширения возможностей всех людей.

В каком-то ином измерении находятся призрачный Контроль и Компьютер. Эти двое обладают примерно равным авторитетом в Конвенции – значительно ослабевшим в эти дни. Хотя  в теории Контролю и Компьютеру предполагается быть сверхинтеллектуальными и величайшими мастерами долгосрочного планирования, на практике же они не особо представляют происходящее в реальном мире. Время от времени пробивается сообщение от них, либо на подпространственной несущей волне, либо на корабле Покорителей Бездн. В таких случаях лучше вмешаться Инспекторам и не раскрывать, кто служит глазами и ушами Контроля. Они также ответственны за окончательное одобрение Графика, и, следовательно, за весь план искоренения проблемы исказителей и  ускорение раскрытия полезных технологий человечеству. Однако в современное время такие сообщения редкость.

Покупка товаров

Никто не попадает в Итерацию X просто так. Хотя то, что любой может стать Просвещённым – правда, степень в продвинутой инженерии и науках не получают легко и быстро. Становление полностью верным и настоящим Итератором требует труда и учёбы.

Это одно из преимуществ нашей Конвенции перед Традициями. Традиции в отчаянии пытаются завербовать любые возможные отбросы – даже преступников, сумасшедших и непроходимых тупиц. Итерация X согласна только на лучших. Не имеет смысла брать людей, которые даже свою жизнь улучшить не могут, если наша цель – улучшение качества жизни всех людей.

Итераторы в большинстве своём должны обладать как минимум двумя из трёх следующих черт, чтобы пройти отбор, собеседование и предварительную подготовку:

Дисциплинированность. Небрежный Итератор ничего не доводит до конца, создаёт неработающие инструменты, не способен идти в ногу с новейшими технологиями, и, по существу, никому не принесёт пользы. Это не означает, что Итераторы не могут быть индивидуалистами или мечтателями. Но когда времени почти нет, Итератор должен суметь пожертвовать своим сверхурочным временем и посвятить делу всю ночь. иногда проект надо закончить сейчас, и с этим ничего нельзя поделать. И само собой разумеется, что любой Итератор, который скорее всего будет участвовать в бою, ни в коем случае не должен давать слабину.

Образование. Не стоит тратить время на того, кто не знает даже простой алгебры. Бывают редкие исключения, но большинство Итераторов должно быть способно понимать теории, стоящие за инженерией, компьютерные науки, теорию вероятностей или хотя бы достаточно хорошо притворяться, что понимают. Это всё подразумевает образование. К счастью, высшее образование сегодня играет важную роль во многих странах. Однако, оно ещё и тонкая форма дискриминации. Высокоталантливые личности иногда могут получать покровительство и стипендии, чтобы увидеть, станут ли они хорошими Итераторами после окончания университета.

Дух товарищества. Может, техногикам и сложно найти кого-нибудь для секса, но в своей стихии они определённо преуспевают. Конкуренция может быть жёсткой, но все понимают друг друга. Это важный элемент хорошо отлаженного механизма. Итераторы должны уметь работать в команде, совместно вести научные исследования и эффективно взаимодействовать. Аутсайдеры и одиночки редки, если не считать типов вроде охотников, убийц, дронов и киборгов. Изо дня в день сдавайте ваши отчёты, публикуйте ваши работы и работайте вместе с коллегами над важными проектами.

Принятие в конвенцию и ЦУИ

С начала 20-го века Итерация X использовала ЦУИ – Цифровой усиливающий имплант – как своего рода "обряд посвящения". ЦУИ присоединял к своему владельцу компьютерный сопроцессор, но для размещения требовал удаления области мозга. Итераторы обычно удаляют области, отвечающие за моральные суждения – впервые это было предложено 250-летним Мастером Итерации X, желавшего, чтобы у его учеников не было угрызений совести при выполнении его порой сомнительных указаний, и позже поддержано Компьютером.

К 21-му веку, с приходом Шторма Измерений и связанных с ним проблем, многие молодые Итераторы пришли к пониманию, что ЦУИ является неприемлемым решением и очевидной проблемой. Одни Итераторы отказывались от ЦУИ, несмотря на очевидное преимущество наличия в голове компьютерной сети и прямо связанного с мозгом улучшения. Другие работали над такими способами улучшения ЦУИ, чтобы он оставлял мозговые центры пациента нетронутыми.

Очевидно, что до 2000 года у подавляющего большинства Итераторов был ЦУИ. После 2000 их количество резко падает до, возможно, где-то между 50 и 60 процентами от Конвенции. С введением УЦУИ (см. с. 74), большинство Итераторов в течение года переходят на новую модель и используют нейрорегенеративные методы Биоинженеров, чтобы восстановить вырезанные части мозга. В результате, многие члены Конвенции соединены с компьютером без потерь нормальных функций мозга, а некоторые с ЦУИ никогда и не сталкивались. Редко кто оставил старые имплантаты. Это делают из-за привычки или личных предпочтений, но это "старая гвардия" всё больше презирается остальной частью Конвенции, которая не видит оснований полагаться на устаревший и потенциально опасный инструмент, когда доступна его лучшая версия.

Техподдержка

Серьёзно – техподдержка действительно один из основных путей, которыми Итерация X находит новых рекрутов. Эта работа требует глубоких знаний, безграничного терпения, хороших коммуникативных навыков и способности решать проблемы при ограниченной информации. Это также и замечательная комбинация дисциплины и интуиции. Специалисты техподдержки могут начинать как невольные пролы, помогая устранять неполадки на местах.  Те, кто набрался достаточно опыта, проходят специальные учебные курсы и продвигаются по карьерной лестнице. Лидеры команд техподдержки иногда выигрывают стипендии и занимаются потом разработкой.

 У техподдержки есть ещё одно большое преимущество – любой, кто так основательно учится диагностировать и ремонтировать технику,  узнаёт методы и приёмы снижения числа возможных проблем и быстрого их устранения. Это, в итоге, сполна оправдывается, когда имеешь дело с привередливым экстраординарным прибором. Происхождение из техподдержки может помочь Итератору ловко разобраться с "недокументированными особенностями" нового железа и софта.

Стажёры

Второй возможный путь проходит через стажировку. В отличие от техподдержки, они работают в лабораториях. В основном они полируют станки и помогают. Не самое чарующее занятие, но это шанс чему-то научиться. Те, кто демонстрируют реальные способности и достижения, могут остаться на работе, чтобы в конечном итоге стать частью Конвенции.

Стажировка требовательна, потому что на ней редко хорошо платят и часто приходится конкурировать с другими стажёрами, чтобы привлечь внимание. Это всё же что-то вроде современной версии ученичества. Вы приводите кого-то, чтобы он узнал, что к чему, и он помогает с тяжёлой работой в лаборатории, пока учится. Если он кажется перспективным, то вы увеличиваете свой авторитет среди коллег благодаря помощи в обучении начинающего гения. Надейтесь только, что он не будет бороться с вами за вашу работу.

Солдаты

Итерация X также нуждается и в солдатах. Хотя Новый Мировой Порядок запустил свои когти в правительство, кто-то же должен испытывать всё новое оружие и проводить в жизнь политику, определённую Контролем и высокопоставленными Технократами. У других Конвенций могут быть свои агенты, но у них не будет сырой огневой мощи инструментов Итерации X. Поэтому, со времён Мастеровых Итераторы обучали и оснащали солдат, а не только учёных.

Солдаты – это именно те, кем они являются, т.е. специалисты по сражениям. У них редко есть какая-либо продвинутая техническая подготовка, кроме необходимой для использования выданных предметов. Для них существует немного возможностей для продвижения. Лучшее, на что можно надеяться – это повышение на должность офицера, и возможность вести, а не следовать. Зачастую, солдаты получают не столько новые знания, сколько новые улучшения. Происхождение таких рекрутов может различаться от солдатов-добровольцев и специальных агентов до киборгов с психотическими расстройствами, восстановленных после несчастного случая и нуждающихся в психологической отдушине. Эй, если это помогает им чувствовать себя лучше и продвигает График, то всё хорошо.

Аутсорсинг

В редких случаях появляются уже обученные или Просвещённые специалисты и перебираются в Конвенцию – например, перебежчик из Адептов Виртуальности. Перспективы у этих людей весьма нерадостные. Им мало доверяют. Так что, чтобы произвести впечатление, им остаются дисциплинированность и образование. Тому, кто ничего не может предложить, но хочет вступить в клуб со всеми его преимуществами, намекнут, чтобы он улучшил своё резюме. Перевестись сюда для постороннего возможно, но это далеко не просто. Ведь есть сомнения в его лояльности, компетентности и способности ужиться с бывшими врагами.

Что ещё хуже, внешний персонал зачастую требует значительного переобучения. Та ещё проблема. Новый Мировой Порядок обычно проводит своего рода обработку, которая может занять немало времени, а иногда и разрушить психику новичка. Если вы думаете, что расспрашивать несклонного к этому человека сложно, то попробуйте сделать это с тем, чей разум разрушен. Зато, к счастью, те, кто прошли через это, никогда не изменяют. После того, как они прошли это лёгкое испытание на верность, они не хотят даже представить себе, что их будет ожидать за измену.

Смена подразделений

Хотя это и не невозможно, Итераторы, некогда полностью утверждённые в должности, редко переводятся. У студентов полно возможностей. Выберете себе любую профилирующую дисциплину, и после выпуска это будет тем, чего вы будете придерживаться на вашей работе.

У образованных студентов нет особых проблем со сменой мировоззрения. В конце концов, Итерация X следует довольно однородному идеалу. А переместиться в другую исследовательскую лабораторию, изменить проект, установить новые приоритеты – не такое уж и большое дело. Чёрт, да учёные постоянно увольняются. Иногда у вас нет другого выбора, кроме как найти новую работу.

Однако, если вы не изучали книги, то вы оказываетесь в мире, полном дерьма. Что делают с солдатом, который потерял волю с борьбе? В него вставляют чип. Ладно, Конвенция теперь обычно не настолько жестокая. Так ведь? Так? Эй, они ведь получают протезы, когда теряют конечности в бою. Так что непохоже, что Итерация X полностью лишена сочувствия.

Принятие

С того времени, как вы попадаете сюда, работа становится для вас всем. Ни для кого не секрет, что существует мало Итераторов, у которых есть жена, дети, или которые балуют себя длинными отпусками. У них просто нет времени на это (к тому же, многие из них ненавидят детей). Честно говоря, работа Итератора никогда не заканчивается. Всегда есть ещё один проект, который, согласно Графику, надо продвигать, ещё один Исказитель, которого надо сокрушить, ещё одна раздражающая политическая игра. Этого бы хватило, чтобы закричать от разочарования – если не считать того, что оказывающие давление личности зачастую хотели бы этого.

Молодые и наивные новички часто ошибочно думают, что их работа на Конвенцию (если они осознают её как таковую) состоит в том, чтобы просто корпеть над проектом до его завершения, а потом перейти к следующему. Не так всё просто. Бюджеты сокращают. Дедлайны передвигают. Технические условия изменяют, отменяют, потом опять возвращают старые. Руководство проекта меняется, и управленческий стиль меняется вместе с ним. Помехи от ренегатов-Традиционалистов могут выкинуть весь проект в окно – и мало что может деморализовать стажёра сильнее, как зрелище того, как весь эксперимент по теории плазмы дестабилизируется и терпит крах, потому что какой-то заблуждающийся уродец, не способный запрограммировать даже свой видеомагнитофон, провозгласил его оскорблением для своего маленького мира фантазий.

Плюсом является отсутствие недостатка вакансий. Солдаты – это хорошо подготовленные боевые машины. Армия не позволит себе упустить хорошо подготовленных боевых машин; такая подготовка стоит больших денег. Любому пехотинцу, любящему свою работу, гарантируются 10 законных лет работы, ещё 20 лет канцелярской работы, а потом оплачиваемая отставка или пенсия штабного офицера. Это для тех, кто не демобилизовался из-за травм. У многих лучше качество жизни, благодаря медицинским имплантатам, принимаемые ими как само собой разумеющееся: фильтры токсинов, заменённые органы, системы восстановления – все они очень удобны на поле боя, а также делают солдата долгоживущим, здоровым и крепким.

У образованных технических специалистов также нет проблем с недостатком вакансий. Да, ИТ-индустрия проходит через взлёты и падения. Рыдайте, Адепты Виртуальности. Итераторы не только ИТ-наёмники; они инженеры, проектировщики и математики. У каждого университета в мире есть какая-то своя программа по высокотехнологичным разработкам, в которой пригодится кто-то, кто может создать лучшую машину, написать более компактный код или сделать электронный чертёж. Покажите им немного Просвещённой науки и…Бам! Вы сразу же получаете должность.

Неудачи

Ах, да… надо сделать одно маленькое отступление. Обучение в Итерации X может быть довольно напряжённым. Оно включает очень много учёбы, довольно жёсткий график и, возможно, убийственную боевую подготовку. Не все добиваются в этом успеха. Но жизнь тех, кто не прошёл отбор, необязательно плоха. Ведь каждый инструмент должен быть на своём месте и заниматься соответствующим делом, верно?

Студенты, стажёры и профессора, не добившиеся в обучении успеха, или перегоревшие, обычно "подталкиваются" к немного менее требовательной обычной карьере. Эти люди могут какое-то время оставаться на связи с Конвенцией. Они недостаточно осведомлены, чтобы получить какой-либо реальный статус в ней, но время от времени к ним заглядывают, чтобы проверить их исследования или дать подсказку или намёк. Иногда к концу жизни у прежде выгоревших проявляется последняя сильная искра вдохновения. Это стоит того, чтобы оставить их в списках, вместо того, чтобы просто вышвырнуть их.

С пехотинцами немного сложнее. У неудавшегося пехотинца, по определению, есть некая неразрешимая проблема, препятствующая боеспособности. Так как Конвенция может исправить большинство физических проблем, это означает либо психологическую проблему либо… да, пожалуй, и всё. Солдат не может сражаться, или слишком любит бой, или просто слегка спятивший. Всё то, за что увольняют из армии за непригодностью. У солдата с такой проблемой есть два варианта, и предложат ему выбор или нет, зависит от того, насколько его разум ясен и устойчив. Первый – это принудительное увольнение. Увольнение из-за непригодности плохо помогает при поиске работы, но это лучше, чем сумасшедший дом. Пехотинец продолжает жить своей жизнью, но он обычно лишается всех своих боевых аугментаций (кроме простых протезов) и подвергается обработке, удаляющей воспоминания о необычных инцидентах. Второй вариант – полное превращение в HIT. Мозг солдата становится частью ядра, обеспечивающей некоторые стимулирующие функции для, по большей части, кибернетического тела. Обычно этой участи подвергаются люди с расстройствами психики и мышления. Это проявление милосердия. Это позволяет бионическим модификациям убрать или перебороть многие неврологические проблемы; солдата может контролировать компьютер или же помогать ему в принятии решений и анализе. Таким образом, у пехотинца есть хотя бы шанс прожить жизнь с пользой. Некоторые обладатели умственных расстройств сознательно выбирают этот вариант вместо продолжения существования в качестве ментальных калек – а именно те, кто ещё способен осознать своё состояние.

  Построение планов

Учитывая эффективные управленческие техники Конвенции, можно предположить, что межличностные отношения здесь далеко не проблема, которой они обычно являются в академических кругах. Меньше предательств – больше взаимопомощи, верно? И да, и нет.

Как показал Синдикат, 100-процентно эффективная бюрократия чертовски Парадоксальна. Нет управленческого стиля, способного устранить все проблемы из системы. Возможно, это связано как раз с тем, что делает людей управляемыми. Понимаете, это всё благодаря страстям, побуждающим людей что-то делать. Вас надо полюбить проект, чтобы по-настоящему работать над ним, или разозлиться на что-то, чтобы с этим бороться. Но те же страсти могут заставить вас делать и глупые вещи, вроде саботажа чужого проекта или избиения вашего руководителя (вы просто тупой и жалкий мерзавец). Всё, что вы сделаете, чтобы уменьшить эти проблемы, по существу заглушит и эти страсти. Вы можете смягчить их – сделав людей больше похожими на рациональные машины – но далеко ли получится в этом зайти до того, как исчезнет тот огонь, что делает человека величайшим новатором?

Так что Итераторам по-прежнему приходится мириться с политикой. К счастью, это не настолько плохо, как могло бы быть. Итерация X не сосредоточена на политиканстве, в отличие от Синдиката и Нового Мирового Порядка. Ей, скорее, ближе борьба за гранты, исследовательские преимущества, дополнительных сотрудников и лучшие условия, проталкивание личных проектов и учреждение новых холдингов. Синдикат бдительно следит за своими ресурсами, так что каждому Итератору приходится оправдывать свои проекты и ручаться за то, что они стоят дальнейшего финансирования.

Внутри Конвенции это приводит к небольшим спорам и подхалимажу. Проектные группы обычно стремятся к сплочению. У каждого Отряда есть своя общая цель, так что все его члены направляют свои харизму и влияние на сохранение проекта Отряда и обеспечение его продвижения вперёд. И нет лучше способа хорошо выглядеть, чем успешный и результативный проект.

Саботаж редок, но не является чем-то неслыханным. Тем не менее, Инспектора не одобряют такого рода растрат. Только самые неудачливые Итераторы могут на самом деле опуститься до вмешательства в чужие проекты. В конце концов, мы все в одной команде, верно?

Это ещё одно преимущество Итерации X над Традициями. Они имеют в виду именно его, когда говорят, что они вместе.

Влезание в неприятности

Нет ничего идеального. Некоторые люди просто не могут не создавать проблемы, а иногда чьи-то предубеждения или страсти по отношению к проекту берут верх над здравым смыслом (а иногда и ЦУИ).  Если кто-нибудь в Конвенции напортачит, Опоры и Инспектора обычно делают ему предупреждение.

К мелким неудачам можно отнести случаи, как когда вы проваливаете важный эксперимент, модифицируете данные, или кричите и шлёте проклятья на Инспектора. Такого рода вещи плохо сказываются на вашей карьере, но обычно не приносит вреда Просвещенному прогрессу в целом. Да, Итератор за это может и не получить продвижение по службе или премию на Рождество, и это может повлечь некоторые неудобства. Иногда это означает перевод и понижение в должности. Это может также войти в досье. В очень редких случаях это приводит к краткому посещению Обработки.

К крупным скандалам относятся случаи, когда вы вредите другим членам Конвенции (стреляете в голову партнерам по лаборатории, разрушаете чужой эксперимент), взрываете и саботируете проекты Конвенции или продаёте её важные секреты. Это заслуживает очень скорого визита Чёрных Шляп и Зеркальных Очков, "конвоирующих" нарушителя на Обработку. Но Технократия не лишена милосердия. Тех, кто успешно прошёл Обработку, могут перевести на новое место работы, лишь с отметкой о прошлой ненадёжности. Это не так уж и плохо. Но их никогда не оставят на старой работе; слишком много возможных проблем со старыми партнёрами, нежелающими простить и забыть. Иногда такие серьёзные поступки могут заслуживать "увольнения". Это, друзья мои, означает тихое исчезновение в каком-нибудь чане Биоинженеров или у собирателя органов.

 О, и что с теми, кто фактически продался другой стороне? Они ликвидируются посланными за ними Опорой или солдатами. Слишком опасно будет позволить Традиционалистам узнать, что у нас происходит; нельзя, чтобы секреты фирмы утекли. Вдобавок, это послание для остальных – не скрещивайте команды.

Методологии

Подобно всем многочисленным группам, Итерация X склонна самоорганизовываться в субкультуры, больше основанные на интересах и склонностях, чем расположении. Исторически сложилось так, что вне Конвенции, как друзьями, так и врагами, видели эти отдельные фракции как соперников. На само деле, трения и конкуренция между фракциями довольно редки, потому что большинство их членов не думает о себе, как прежде всего членах Методологии ("Я инженер, ты исследователь, он Статистик"). Чаще всего можно увидеть конфликт просто между отдельными представителями Конвенции. Очень сложно свести сотни очень умных, очень увлечённых, почти одержимых мужчин и женщин в одну организацию и не получить становящиеся серьёзной проблемой межличностные конфликты, но это именно то, что Технократия пытается сделать. Ничего удивительного, что это всё становится активной эквилибристикой, результаты которой иногда неминуемы.

Существуют четыре действующих Методологии, упоминаемые членами Конвенции. У трёх из них довольно долгая и связанная с другими фракциями история; четвёртую верхи иногда считают "малой" Методологией. Многие прото-Методологии существуют как сленговые термины и сложившиеся обращения; все нынешние названия были, в своё время, были просто удобными названиями для обозначения "всех таких же". Ничто не мешает будущим поколениям использовать обращения "Нанотехнологи", "Военно-промышленные технологи" или "Закупщики", за исключением того, что кто-то, обладающий властью, может работать над внедрением этих терминов в официальные документы.

Украшение своего дома

В определённых кругах (в частности, у Статистиков и Времявращателей), считается верхом достижений включить запутывающий жаргон в официальные отчёты, а если документ становится достоянием общественности, то это стоит дополнительных очков. Количество "оксида дигидрогена", найденного в воде, или "синдромов гравитационной заднеголовной инверсии", проскальзывающих в отзывах о сотрудниках, сделало такие прозрачные указания дешевле, чем включение Технократом "биологического аскетизма как ключевой процедуры в результате монетарной дисгармонии" в публичное уведомление о новом Пятилетнем Плане.

Иногда сложно определить, привнесены ли такие включения функционером, или же это просто речевые обороты.

Статистики

Многие статистики считают себя первой Методологией Конвенции. Но любой, кто на самом деле произнесёт это вслух, будет закидан за кощунство пенопластовыми стаканчиками, причём нередко всё ещё с кофе внутри. Спор о том, что человечество сделало раньше – создало огонь или смоделировало его – невыносимо раздражает.

История

У этой Методологии немного неудачное название. Более подходящим названием было бы "специалисты по моделированию", потому что именно ими являются Статистики, которые проводят большую часть своего времени, заливая числа и факты в огромные базы данных, и просеивая их на значимые экстраполяции, беспокоящие закономерности и отображения и отголоски будущих крупных проблем. Самые первые Статистики появились, когда первые люди начали кодифицировать и структурировать свои теории о жизни. Обратите внимание, это очень важный признак; кодификация и структуризация неизвестного позволяют использовать человеческий интеллект для понимания Вселенной. Именно этим занимаются Статистики, именно такова их конечная цель: понимание всего неизвестного.

Очень немногие Статистики смогли попасть в учебники истории, ведь это же так трудно – скрыть своё превосходство в области прогнозирования и моделирования от глаз спящих. Вполне возможно, что истории о великих провидцах, использовавших гадание на костях и других предметах, пишущих на странных языках и сопоставлявших ужасающе сложные астрологические карты, были, на самом деле, искажёнными историями о ранних Статистиках, а не о прорицателях и колдунах. Из-за расплывчатости сообщений об их способностях и методах, сложно сказать точно, но способность предсказывать будущее через изучение странных, невразумительных моделей, определённо вяжется с основной идеей Статистиков.

Деятельность

Невероятное изобилие, в последнее время, имеющихся баз данных и их всё возрастающая полезность частично обусловлено своевременными действиями Статистиков. Момент, когда первые компьютеры Масс обработали данные переписи населения точнее и быстрее людей, гарантировал дальнейшее включение компьютеров в повседневную жизнь. Статистики справедливо смотрели на это с большой гордостью. Известного становится больше, и ещё больше надо узнать и изучить.

Это взращивает другую ветвь древа Статистиков. Собрать эти данные недостаточно, надо воспользоваться ими, изучить их, заставить их каким-то образом работать, а иначе они бесполезны и нерелевантны. Такой подход настолько глубоко укоренился в исследователях, что термин "нерелевантные данные" стал внутренним жаргоном для слова "бестолковый". Из подобных вещей создаётся субкультура. Изучение всей этой массы информации осуществляется, в основном, при помощи моделирования. База данных скармливается модели рассматриваемого явления, которая, как мы надеемся, ведёт себя так же, как и её реальный аналог, будь то демографическая модель запада США после освобождения следующей важной технологии из Пятилетнего Плана, или же чего-то более срочного, вроде осадков в Восточной Европе.

Из-за множества путей понимания, необходимых Статистикам, чтобы эффективно выполнять свою работу, большинство их членов разносторонни. Крайне необходимо, чтобы Методология Статистиков не была привязана только к клавиатуре. Помимо ожидаемых статистиков, аналитиков, программистов и разработчиков программного обеспечения, в Методологии есть множество опрашивателей, футурологов и прочих собирателей данных, а также психологов, социологов и просто инженеров. Единственной Методологией, конкурирующей со Статистиками в разнообразии, могут быть разве что только Времявращатели.

Конвенция

В целом, в Итерации X Статистики занимают большинство руководящих должностей просто потому, что они лучше всего подходят для планирования и прогнозирования. Мало кто оспаривает их авторитет, в основном потому, что многие больше заинтересованы в решении своих проблем и в своих проектах, чем в том, чтобы иметь дело со всей огромной организацией в целом. Напряжённые отношения между Времявращателями и Статистиками могут, однако, весьма накалиться на индивидуальном уровне, из-за возникающих время от времени разногласий в вопросах: в каком направлении необходимо двигаться группе и как достичь этой цели.

Во всяком случае, Статистики считаются слишком "неприступными" и стоящими отстранёнными остальной части Конвенции, что может испортить отношения с нею, особенно с Макротехнологами. Высокие цели Статистиков и то, что они ставят моделирование выше опыта, могут раздражать более приземлённых учёных и заставить их чувствовать себя больше связанными с тем, что происходит на самом деле, чего Статистикам иногда не хватает. Статистики не особо пытаются разрушить этот стереотип, заходя так далеко, что в некоторых случаях предполагают, что модель превосходит реальность. Это плохо располагает собратьев к этим экстремистам. Однако, трений, которые могли бы стать проблемой, немного, благодаря разнице в фокусах, чему признательно большинство Статистиков.

Обрыв связей с внешними станциями и колониями лишь незначительно затронул Статистиков. Потеря доступа к огромной вычислительной мощности Компьютера отсекла множество текущих исследований и многие перспективные модели, а заметное число учёных-Статистиков считает, что они полностью отрезаны от их основного инструмента. Однако другие нашли эту новую необходимость сфокусироваться на подручных инструментах освежающей и, по сути, ещё сильней подталкивающей к обновлению имеющихся технологий. Рост исследований нейронных сетей, параллельных и распределённых вычислений – это в значительной степени прикрытие Статистиков, сделавшее часть присущих Компьютеру возможностей доступной не только исследователям Технократии, но и, частично, Спящим. Это привело к очень большому, большему, чем предсказывали первоначальные модели Статистиков, шагу технологий вперёд. Некоторые члены Методологии агитируют за ещё большее ускорение Пятилетнего Плана, чтобы увидеть, появятся ли подобные результаты у смешанных исследовательских групп. Большинство из этих учёных занимаются эмерджентными нелинейными системами, и уже выражали сомнения в обоснованности линейных методов экстраполяции, используемых сейчас в Плане.

Времявращатели

Времявращатели – это мужчины и женщины, к которым вы обратитесь, если вы хотите эффективно скоординировать работу чего-либо – от производственного процесса до исследовательской группы и механических часов. Большая часть их некомпьютерных конструкций и механики ушла в последние несколько лет в Методологию Макротехнологов.

История

Времявращатели порождены давним стремлением улучшить производственный процесс. Времявращатели в основном фокусируются на постановке цели, продвижении к ней кратчайшим путём и достижении её с минимальными отклонениями. В этом процессе помогло внедрение таких техник, как взаимозаменяемость, сборочный конвейер и всеобщее управление качеством (некоторые из которых оказались успешнее, чем другие). В целом, Времявращатели довольно успешно внедряют свои технологии в Консенсус. Они дали начало многим технологиям, которые Массы считают центральной частью современного западного образа жизни – от наклонной плоскости до автомобиля и беспроводной локальной сети. Когда дело доходит до межличностных отношений, Времявращатели могут конкурировать в методах управления с Людьми в Чёрном, и их методы, в целом, принимают теплее. Когда вы пытаетесь наладить управление корпорацией, чтобы бизнес был эффективным, вы используете тысячелетний опыт менеджеров Времявращателей, от базовых правил делового взаимодействия до понимания идеи председательства.

Первоначально Времявращатели были ремесленниками и изобретателями, создававшие и поддерживавшие средства, механические и личностные, связывающие общество воедино. Круглый Стол, соратники Карла Великого, терракотовые армии Циня Шихуанди – велики шансы, что за ними стоял предшественник Времявращателей, миф о котором был искажен в рассказах. Технологии, представленные в таких древних источниках, до сих пор вдохновляют на создание современных чудес, будь то изящная филигрань скелета небоскрёба, или электрическая схема КПК.

Деятельность

В последние несколько лет Времявращатели пережили отделение тех, кто занимался созданием крупномасштабных технологий, от занимающихся управлением персоналом и компьютерным оборудованием учёных. С точки зрения Времявращателей, это является приятным изменением, не только потому, что это дало их товарищам свободу самостоятельно расправить крылья, но также и потому, что это делает "зонтик" Времявращателей меньше, теснее, исключительнее. У тех, кто остались преданы исследованию ещё более эффективных методов эксплуатации людей и машин, теперь ещё более свободны в преследовании этой цели.

Оставшееся разделение в рядах Времявращателей, на менеджеров и специалистов в области компьютерных наук, более заметно, чем разделение Статистиков. На компьютерной стороне дома мало заботятся о проблемах максимизации человеческого потенциала, так как исследователи здесь стремятся к созданию меньших, более быстрых и портативных вычислительных средств. Компьютерщики Времявращателей создают большую часть используемой Технократией вычислительной техники. Сюда входит всё от хранилищ петабайт баз данных Статистиков до оборудования Биоинженеров для биомониторинга и ноутбуков Синдиката. (Интересно, что в то время, как Времявращатели обеспечивают большую часть аппаратного обеспечения, Статистики предоставляют большую часть знаний о программном.)

Через проход, само собой, находится сторона менеджеров, и влияние, которое они оказывают на все крупные проекты внутри и вне Технократии, слишком легко упускают из виду. Управление программистами было как-то названо "выпасом котов", и нет никого компетентнее в том, чтобы заставлять кошачьих двигаться в нужном направлении, чем специалисты по менеджменту из Времявращателей. Вооружённые детальными личностными профилями, психологической интуицией и глубоким пониманием того, как группы ладят друг с другом, они могут прийти и превратить воинственную группу раздражительных примадонн в слаженный и производительный коллектив менее чем за месяц. По вполне понятным причинам, большая часть деятельности другой части Времявращателей находится под контролем также Времявращателей; этот брак явно совершён на Небесах.

Из всех групп, обычно входящих в состав Времявращателей, разнообразнее всего менеджеры. Под влиянием смещения всей Итерации X в сторону того, чтобы действительно делать то же, что и говорим, у большинства из них есть опыт в тех областях, за координацию которых они ответственны, будь то проектирование компьютеров или военная служба. Некоторые из них даже обучаются вместе с представителями других Конвенций, чтобы эффективно руководить их проектами, когда потребуется вмешательство эксперта по управлению. На стороне разработчиков аппаратуры ожидаемо находятся физики, инженеры-механики, электронщики и целый арсенал учёных, пытающихся претворить теорию в жизнь. Появляются, однако, новые кадры – психологи и дизайнеры интерфейсов, упорно работающие не только над оптимизацией самой машины, но и способа, которым пользователь соприкасается и работает с ней. Эта новая порода инженеров Итерации X широко приветствуется как в технократических, так и в обычных кругах.

Конвенция

Ввиду значения их методов управления, Времявращатели занимают в Технократии и Конвенции лишь чуть более низкие руководящие посты, чем Статистики, но они обычно занимают другие ниши. В то время, как Статистики прокладывают курс корабля, Времявращатели сосредоточены на наблюдении за тем, чтобы корабль управлялся эффективно, его палубы были чисты, а вёсла двигались в идеальном ритме. Это смещение акцентов может порождать конфликты между уровнями властей Конвенции, но обычно такие трения локальны и индивидуальны, благодаря спорам и дискуссиям, происходящих задолго до формирования Технократией Пятилетнего Плана. Когда дело доходит до открытой вражды, желание осудить своих коллег часто борется с желанием встать в стороне и подстрекать обоих враждующих, из-за того, что у обеих Методологий та ещё репутация заносчивых любителей покомандовать.

Если бы кто-нибудь опросил большинство Итераторов, то их мнение о Времявращателях зависело бы от последнего обзора результатов, полученного от босса. Ситуации с репутацией управленческой ветви этой Методологии уже много лет, её корни лежат в том примечательном факте, что умные, энергичные люди очень плохо подчиняются приказам. Некоторые с успехом доказывают, что этот факт из жизни Технократии сделал необходимым возвышение Времявращателей до занимаемых ими постов.  Другие предполагают, что широко распространённое убеждение в том, что члены Итерации X носят в своих головах подавляющие волю чипы, отчасти произрастает из ошибочного мнения, что лишь такие крайние меры могут позволить людям с таким громадным эго работать вместе, и никакое мастерство в управлении не в силах это пересилить. Принимая во внимание данные тех, кто так считает, нетрудно понять, откуда у них такое мнение.

Изменения, произошедшие с линиями связи с высшими эшелонами власти Технократии, поспособствовали расколу среди Времявращателей. В частности, он ускорил отделение Макротехнологов от Времявращателей, поскольку старые разногласия в интересах разрушили связь, удерживавшую их раньше вместе. В конечном счёте, это может даже оказаться к лучшему для Конвенции, так как это позволит целой группе индивидуализироваться в наиболее удачных для неё областях (а, возможно, что и для всей Технократии). Хуже всего из двух подфракций пришлось управленческой ветви – многие из их лучших и способнейших представителей оказались в ловушке на больше недоступных орбитальных станциях и исследовательских форпостах. Компьютерные инженеры перенесли меньше потерь, если не считать исследовательских лабораторий на Автохтонии. С их точки зрения, дела продолжают идти своим чередом, так как их основная сфера – усовершенствование технологий, доступных Массам – так же находится в движении с постоянным шагом с редкими квантовыми скачками, большая часть которых давно уже распланирована. Их работа всегда пользовалась таким спросом, что остаётся мало шансов на размещение разработок вне планеты; задержки из-за расстояния тогда были бы слишком высоки.

Биомеханики

Хотя идея расширения возможностей человеческого тела с помощью инструментов такая же древняя, как первый человек, ударивший один камень о другой, но настоящее объединение живой плоти и машины – ускользающая и сложная цель. Так что совершенно ничего удивительного в том, что после её достижения желания Биомехаников стали занимать центральное место в большей части деятельности Итерации X. Даже с последними неудачами с проектами HIT, у них ещё осталось немного могущества, благодаря тому, что они являются источником имплантатов для остальной части Конвенции и, по сути, всей Технократии.

История

Итерация X сосредоточена на использовании инструментов, в том числе таких нематериальные инструменты, как социальные структуры и понимание психологии, для улучшения человеческой природы. С самого начала человек смотрел на своё физическое состояние, отсутствие полезного вооружения, свои ограниченные сенсорные способности и спрашивал себя: "Как можно улучшить мою долю?" Есть границы того, как много можно сделать, используя кости и камни, а позже метал и дерево. И тогда мы доходим до точки, где само человеческое тело ограничивает продвижение и становится  препятствием между человеком и его целью. Биомеханики стоят в этой точке и предоставляют свои знания, решения и новые технологии. Из плодовитых лабораторий Биомехаников возникают современные исследования по созданию искусственных сердец, более чувствительных и точных искусственных пальцев, позволяющих использующему не только двигать ими, но и ощущать структуру поверхности, искусственных ног, позволяющих травмированным снова ходить, кардиостимуляторов, только-только становящихся принимаемыми Консенсусом искусственных глаз, и с каждым днём их всё больше, не только в области аугментаций тела, но и систем медицинского контроля и технологий улучшения человека, областей, куда Биоинженеры ещё не проникли. Кроме того, Биомеханики продлевают срок службы имплантатов самой Технократии, заменяют конечности такими же гибкими, но более сильными и со встроенным оружием, дают солдатам кожный панцирь, спасающий их жизни в войне за человечество, и, пожалуй, самое главное ( с учётом сокращения HIT) – разрабатывают, устанавливают и обслуживают Улучшенные ЦУИ большей части членов Конвенции.

Ранние Биомеханики были ограничены грубыми конструкциями из металла и дерева. Гегесистрат в 500 г. до н.э., согласно древнеримскому историку, освободился от колодок, отрубив себе ногу ниже щиколоток; позже он создал замену из дерева и зашагал вновь. Марка Сергия, должно быть, очень уважал один из прото-Биомехаников, так как ему была подарена железная рука взамен потерянной в бою руки из плоти. Подобные истории о ранних протезах не ограничены римской эпохой, но на многих более ранних был больше, чем просто налёт мистики – их герои, теряя руку, выращивали лишь змею из культи, или они были разрублены пополам, и их поддерживала колесница, запряженная карликами и питающаяся кровью. Эти мифы почти наверняка отражают работу учёных, работавших в одиночку с самых ранних времён. И только в 16 веке Биомеханики добились своего признания, когда Амбруаз Паре создал великолепные искусственные конечности с заводным механизмом, для замены конечностей людям, пострадавшим от войны.

Деятельность

Сокращение проекта HIT застало множество Биомехаников врасплох. Расходы на техническое обслуживание этих дорогих киборгов,  включающее поддержание их соответствия современным требованиям и должную их гарантию, с началом технических сложностей, преследующих, кажется, каждую установку Технократии, возросли настолько, что перешли все допустимые границы, и теперь HIT доживают свои последние дни, лишь небольшая их часть поддерживается в рабочем состоянии, и даже не допускается к боевому патрулированию на передовой, если их опыт оценили как слишком важный, чтобы его потерять. Но довольно много Биомехаников втайне вздохнули с облегчением, в особенности набранные из Биоинженеров или исключительно медицинского персонала. Для них идея оборудования человека исключительно для уничтожения других людей казалось нарушением клятвы Гиппократа, и они с гораздо большей радостью сконцентрировались на менее насильственных технологиях улучшения. Перевес в сторону небоевых  имплантатов принёс значительную выгоду по всем направлениям, а сопротивляющиеся до последнего инженеры HIT перешли к Макротехнологам, чтобы помочь в разработке неинвазивных технологий силовых костюмов.

Недавний скачок во внедрении радикальных технологий протезирования в Консенсус относится, в частности, ко многим из них же. Поскольку всё больше сил вкладывается в изучение и понимание менее радикальных технологий имплантирования, и всё больше Биомехаников сосредотачиваются на более доступных технологиях, то всё больше применимых в ближайшем будущем технологий проскальзывает в медицинское сообщество и подвергается испытаниям. Потеря связи с Автохтонией и бескомпромиссным Контролем ускорила внедрение подобных передовых разработок. В целом, эти новые творения пользуются довольно хорошим спросом, в частности, благодаря обесцениванию образа тела в глазах современного западного потребителя. Больше не надо бороться с представлением, что человеческая форма неизменна и должна считаться священной, и новые имплантаты стали находить всё больше признания в массовой медицине. Несмотря на новые трудности, самодовольство в рядах Биомехаников почти выросло. Поскольку внимание группы всё больше и больше обращается к помощи тем, кто в ней нуждается, и делании людей лучше, и отворачивается немного в сторону от создания живого оружия, возникает ощущение возвращения к первоначальным принципам, пронизывающим и возвышающим Биомехаников.

Конечно, не все Биомеханики с восторгом приняли последний поворот событий. Многие считают смену приоритетов ошибкой и, возможно, очень опасной. "Отложить в сторону оружие – означает приглашение напасть на нас",  – говорят они. В их позиции есть некий здравый смысл, это признают все, но затраты с такой позицией просто астрономические. Многие из оставшихся сторонников этой философии посвятили себя усовершенствованию подобных технологических чудес, ещё глубже углубляясь в в нанотехнологии, как метод, надеясь идти в ногу с другими разработчиками Итерации X и налаживая более тесные связи с другими Методологиями, а также Биоинженерами, занимающимися очень похожими исследовательскими проектами. Впрочем, не только разработчики имплантатов устроились у Биомехаников. Есть немного исследователей, занимающихся буквально механикой тела – способами, которыми человеческое тело можно сделать производительнее и эффективнее, не используя механические аугментации. Те из них, кто сосредоточен на биологических аспектах, обычно оказываются в рядах Биоинженеров, но те, кто концентрируются больше на физике и анализе движения, исследованиях сгибания предплечья, статистических исследованиях и даже преимуществах и недостатках модификации ближайшего окружения (улучшенная обувь, более дышащая синтетическая одежда, переносные герметичные запасы воды) – очень высоко ценятся в круге Биомехаников.

Хотя они не настолько разнообразны, как некоторые другие Методологии, Биомеханики включают в себя немало областей деятельности. Излишне говорить, что врачи и хирурги среди них – обычное дело, но есть много Просвещённых сотрудников и среди медсестёр, интернов, лаборантов и других рядовых медицинских сотрудников. В их рядах можно также найти исследователей в области спорта, тренеров и других специалистов по спорту, обычно кластеризующиеся в биофизических анклавах и делающие всё возможное, чтобы довести несовершенное человечество до предела его возможностей через понимание того, как и почему человеческое тело работает с механической точки зрения. (Очень часто можно увидеть этих Технократов работающими вместе с Биоинженерами над одним проектом; с этим связано возникновение  на международной арене существенного дружеского соперничества между олимпийскими группами подготовки. В основном вокруг дзюдо и биатлона.) Очень результативен наём физически дефективных людей, добровольно участвующих в исследованиях по протезированию. Эти добровольцы могут быть самыми фанатично преданными сотрудниками; ведь если кто-то дал вам невозможную, по словам массовой медицины, нормальную жизнь, то за это вы будете весьма и весьма благодарны.

Конвенция

В Союзе Биомеханики очень высоко уважаются и почитаются, настолько, что в умах многих Технократов Биомеханики воплощают стереотипный образ Итератора. Этот образ борется с образом планировщика Итерации X (Статистики) за самый распространённый и узнаваемый аспект Конвенции. Широкое распространение имплантатов Биомехаников среди оперативников Технократического Союза сделало присутствие квалифицированного Биомеханика необходимостью для почти каждой крупной базы. Эта диаспора из квалифицированного персонала оказалась благом, когда потерялась связь с внешними станциями, так как хорошо подготовленные люди остались здесь и знания этой Методологии серьёзно не уменьшились. Проекты с тех пор были перемешаны, перераспределены и перегружены работой, но очень немногие были полностью отменены. Ориентированные не на имплантаты Биомеханики менее популярны; кажется, что никто из них точно не знает, где их место. Биоинженеров часто сбивает с толку, почему такие способные учёные остаются с Конвенцией, у которой репутация "облачённой металлом плоти", в то время, как терапевты и диетологи не в восторге от распространённого мнения, что Биоинженеры часто грешат бессмысленными биологическими экспериментами, лишь потому, что "мы можем".

В Конвенции Биомеханики стремятся избегать публичных заявлений и большой ответственности. За пределами Методологии из уст на e-mail непринужденно передаются слухи о том, почему один биотехник отказался от продвижения по службе или почему другого никогда не интересовал переезд в другую, более престижную лабораторию. На самом деле, большинство Биомехаников оседает на своей работе и не желает покидать своих пациентов или место работы на Передовых Линиях,  и таким образом они изо всех сил стараются хранить клятву Гиппократа и делать всё возможное, чтобы помочь как можно большему числу людей. Тем не менее, вся Итерация X зависит от Биомехаников, нуждаясь в обслуживании, разработке и развитии жизненно важных устройств, а чтобы разозлить человека, который устанавливает поддерживающую вашу жизнь радиевую батарею, может хватить и небольшого толчка.

В круге Биомехаников всегда была конкуренция, и было много личностных конфликтов, настолько много, что почти стало спортом отслеживать низкоуровневые политические конфликты, ярко вспыхивающие и так же быстро исчезающие, возникающие даже между учёными в одной и той же исследовательской группе. Известная за грубую и безжалостную прямоту и упорство, эта межличностная борьба только в одной исследовательском медицинском центре может стать источником достаточно странных событий, чтобы о них можно было бы снять фантастическую мыльную оперу, и зрители никогда бы не заподозрили скрывающейся за ней правды. Биомеханики ожидаемо сохраняют множество человеческих слабостей (видимо, как дань "врачебному такту"), так что в том, чтобы обнаружить, что доктор Рид переспал с медсестрой Хартвел, женщиной, которую профессор Артакс называет "матерью", никогда не бывает ничего особо удивительного. Помимо таких конфликтов, продолжается состязание за обладание ресурсами между каждой из исследовательских групп под знаменем Биомехаников. Если медицинский центр напоминает мыльную оперу, то представьте себе совещания по распределению средств между группами техобслуживания оставшихся HIT, спортивными врачами (утверждающими, что они могут увеличить ещё на 10 лет среднее полезное время жизни человека с помощью подходящего комплекса упражнений) и группами, ответственными за внедрение в Консенсус новых технологий косметических изменений. Но невзирая на множество уязвлённых эго и драматических монологов, аксиома Биомехаников в общем очень ясна: поддерживать и совершенствовать человека-машину ради всеобщего блага.

Макротехнологи

Несмотря на то, что Технократия остаётся на переднем крае науки, некоторые из её исследований пришли к исходной точке. Макротехнологи – как раз результат подобного события, официального признания Методологии, которая посвящена крупномасштабным естественным наукам и "простым" строительным технологиям. Посторонним Макротехнологи кажутся почти что возвратом к прошлому, с их уделением особого внимания инженерии и химии. Но так как проекты Макротехнологов вносят улучшения почти в каждый аспект технологий Технократии, другим Конвенциям и Методологиям приходится относиться к ним со сдержанным уважением.

История

Методология Макротехнологов ведёт свою историю от тех же истоков, что и остальная часть Конвенции – строителей, ремесленников и инженеров. Достигнув пика технологического развития в эпоху Возрождения и последующие годы, Конвенция, ставшая в будущем Итерацией X, отошла от работ по строительной инженерии, металлургии и материаловедению, развивая вместо них микромасштабные структуры, цифровые активы и человеко-машинные интерфейсы. Большую часть 20 века Итерация X казалась Конвенцией, предназначенной исключительно для распространения компьютерных систем и перемалывания чисел, а материаловедение чахло в качестве развлечения среди Масс для инженеров.

Со сворачиванием Погрома и возвращением особого внимания к человеческим достижениям, многие Итераторы отделились от компьютерных и оружейных разработок, вместо них вернувшись к анализу и созданию веществ. Данный программам по разработке силовых костюмов зелёный свет потребовал достижений в области миомерных технологий, химических связей, систем рециркуляции органики и источников электропитания. Инициативы Технократии по разбирательству с градостроительными проблемами, уменьшению загрязнения окружающей среды и поиску альтернатив широко распространённых технологий привели к инновациям в крупномасштабном строительстве и транспортной инженерии. И возглавляли всё это те, кто создаёт и использует инструменты – Итерация X.

Макротехнологи до 2000 года даже не были Методологией; на рубеже веков Конвенция, наконец, признала необходимость особой категории для её инженеров, механиков, команд техобслуживания, химиков и архитекторов. Выделив Времявращателей и Биомехаников со склонностями к этим профессиям, Конвенция официально признала Макротехнологов.

Деятельность

После отделения от других Методологий в отдельное подразделение, Макротехнологи прошли через немного болезненные структуризацию и бюджетирование. В то время, как Времявращатели разработали лучшую из возможных форм организации, остальная часть Союза приспосабливалась медленнее. Финансирование от Синдиката сочилось вяло – пока не стало ясно, что большая часть нового транспорта, строительных и оружейных технологий будет приходить исключительно из этой Методологии. Результаты сказали сами за себя: годовой бюджет Макротехнологов пересматривался восемь раз, каждый раз заметно увеличиваясь.

Интересно, что Макротехнологи чаще всех остальных Методологий избегают любых усовершенствований или изменений себя. Биомеханики могут полагаться на кибернетические устройства, как на нечто само собой разумеющееся, а Времявращатели и Статистики оценили преимущества имплантированного в голову компьютера, но Макротехнологи обычно не видят никакой особой выгоды от такой возни. Подкожная броня, нейронные вычислители или увеличенный объём лёгких не принесут какой-то пользы при работе на АРМ проектировщика, огромных сталелитейных заводах или в химических лабораториях.

В последнее десятилетие Технократия полагалась на улучшенное проектирование, массовый выпуск и надёжные конструкционные решения в своих военных и технических новинках. После Воздаяния Макротехнологи полностью изменили линию поведения: вместо, например, штампования десятков бронемашин, Макротехнологи представят новые разработки, выпустив два прототипа, способные вытеснить старые разработки. Отчасти благодаря таким инновациям HIT были заменены силовыми костюмами; Союз в итоге овладел технологией, позволившей оснастить его войска целиком внешними, но не менее эффективными, устройствами. С другой стороны, это означает множество разногласий с Биомеханиками, которые, наверное, сразу же стали заявлять, что наука Макротехнологов "груба и неуклюжа", и в то же время сетовать на то, что усовершенствованные оружие, броня и инструменты делают их кибернетические устройства излишними или, что ещё хуже, устаревшими. Макротехнологи, со своей стороны, пытаются игнорировать политику и продолжают разработку новых и лучших устройств – в конце концов, Технократия должна изучить все способы улучшения инструментов, а не только делать их быстрее и меньше.

Макротехнологи делятся ровно на две части. Больше половины членов этой Методологии считают себя учёными и инженерами. Они, как правило, работают с компьютерными моделями (любезно предоставленными Статистиками) и тяжёлой промышленностью, создавая небоскрёбы будущего, машины, работающие на водных топливных элементах, поликарбонатные композиты, столетия выдерживающие температуру в несколько тысяч градусов и давление тысяч килограмм. С другой стороны находятся полевые работники: техники, обслуживающие и носящие силовые костюмы, и сапёры. Эта половина участвует в войне Союза на Передовых линиях, тестируя самые последние и лучшие взрывчатые вещества, энергетическое оружие, броню и теории на взрывных работах.

Конвенция

Остальной Итерации X Макротехнологи кажутся чем-то вроде социального эксперимента. Времявращатели настаивают, что выделение Макротехнологов является необходимостью, потому что растущая специализация Биомехаников и абстрактные сферы деятельности Статистиков означают, что кто-то должен заняться практической работой. Мнения расходятся: нередко всего лишь годом или двумя ранее Макротехнологи были часть Методологий Времявращателей или Биомехаников; некоторые считают их "отверженными", и существует, как минимум, своего рода соперничество между Методологиями в том, чьи методы самые остроумные.

В Методологии Макротехнологов довольно сплочённая иерархия, из-за того, вероятно, что остальная часть Технократии относится к ним с некоторым пренебрежением. Конечно, временами паре архитекторов ударяет в голову желание перещеголять друг друга проектами. В целом, Макротехнологам больше, чем любой другой Методологии, нравится делиться своими знаниями через научные статьи и совместную работу в лаборатории. Похоже, возбуждение от создания лучшего топливного элемента или способа ускорить на 0.003% ковку Примия заразительно.

Другие Конвенции Технократии не знают, что и думать о Макротехнологах. Многие испытывают предубеждение к ним, считая, что Макротехнологи работают с "упрощённой наукой", вместо того, чтобы работать над передовыми компьютерными технологиями. Некоторые считают, что выделение Макротехнологов в отдельную категорию – это уловка Итерации X, цель которой – собрать больше средств для проектов, не связанных с кибернетикой. Однако, растёт число тех, кто начинает осознавать ту важнейшую роль, которую эти мастера играют для всего союза.

Как сделать хорошую машину

Итак, что представляет собой Просвещённая наука Итерации X? Вообще говоря, это очень простой вопрос, и на него даётся такой же простой ответ. Который уже даже немного рассматривался в части, посвященной истории. Это инструменты. Вещи, расширяющие человеческие возможности, неважно – социальные, ментальные или физические. Это означает молотки, зубила, ножи, экскаваторы и краны, всё, что используется для создания и управления окружающей средой. Это означает свечи, фонари, лампы накаливания, флуоресцентные лампы и другие источники света. Костюмы для работы под водой, в космосе, в агрессивных средах. Компьютеры, калькуляторы, счёты – всё, что совершенствует способность разума мыслить и рассуждать. Методы управления, социальная организация, способы соединить действия воедино, чтобы работа шла гладко и эффективно. Эффективность, благословенная эффективность – минимум усилий при максимуме результата. Чудесное цель для конструирования лучших из существующих инструментов.

Да, это может быть довольно материалистичным. Мастеровые работали исключительно с материальным, и Итерация X продолжает в том же ключе. Слышали когда-нибудь о Пирамиде потребностей Маслоу? Человека не будут занимать высокофилосовские проблемы, когда он на пороге голодной смерти. Жизнь не приносит никакого удовольствия, когда она висит на волоске.

Поэтому инструменты Итерации X делают жизнь проще, легче, безопаснее. Они дают здоровье немощным, укрепляя или заменяя изношенные части телесной машины. Они дают людям возможность выполнять работу множества людей за короткое время. Они расширяют пределы человеческой деятельности, позволяя людям делать то, на что они никогда не были способны от природы: летать, использовать электричество,  видеть на далёкие расстояния.

И это всё машины, да. Игрушки – но очень могущественные игрушки, приносящие свободу. Ступени, ведущие человечество к роскоши делать то, что оно захочет, и поиска чего-то другого и лучшего. У крестьянина без плуга и мотыги нет ни на что времени, кроме его хозяйства. С инструментами и методами Итерации X, у него найдётся время заняться семьёй, изучением нового, досугом, всем, что ему нравится – он сможет управлять своей собственной жизнью.

Иногда эти инструменты – оружие. Это неизбежно. Где человек – там и война. Но оружие сделало убийство быстрее и проще. А иногда оно может сделать быстрее и войну. Возможно, и более жестокой, но при этом короче. И, к тому же, бескровнее; устрашение ядерным оружием может и было бессмысленным занятием, но хоть кто-то сбросил бомбу на самом деле во время холодной войны? Нет. После изобретения автоматической винтовки войны длились сотню лет? Нет.

Вот о чём речь. Метод рационального познания позволяет найти работающий метод, а затем найти способ сымитировать, улучшить его или уменьшить либо увеличить его масштаб. Таким образом, можно создавать машины, чтобы делать что-то быстрее, масштабнее, лучше. В конце концов, неважно, что это за машины. Важно то, что они освобождают человечество от тяжёлой, мешающей жить рутины.

Кибернетика и бионика

Кибернетические и бионические имплантаты – это, конечно же, чаще всего связываемые с Итерацией X инструменты. Они служат двум целям. С одной стороны – это отличный способ улучшить характеристики человеческого тела. Сколько ничем не вооружённый человек сможет поднять и перенести? А сколько он сможет с титановым позвоночником и миомерной мускулатурой? Это уравнение очень легко решить. Живой организм – изумительная машина, но что-то он делает очень хорошо, а что-то – ну, иногда просто не вполне эффективно. Да, опять эффективность. Киберимплантаты предлагают человеку способ превзойти свои ограничения без внешних инструментов – летать без самолёта, выживать под водой без гидрокостюма. Человек становится воплощённый инструментом.

Другой тип имплантатов – медицинские. Те, что Традиции так легко игнорируют. "В Итерации X одни киборги-убийцы!" – доносится их стереотипный вопль. Они очень кстати забывают о протезах, искусственных органах  и восстановлении органов чувств. Люди не заслуживают выпавших им уродств и увечий. Инструменты Конвенции могут отремонтировать механизмы тела и сделать его снова здоровым, действующим и эффективным.

Материаловедение

Это пренебрегаемая область, но некоторые Итераторы занимаются химией, металлургией и большими составляющими машин. Как создать большой стальной инструмент? С помощью знания, как сделать много стали.

Материаловедение даёт возможность создавать новые вещества и сплавы. Где бы человечество было без пластика, нержавеющей стали и титановых сплавов? Некоторым инструментам нужны особые свойства. Материаловеды знают, как добавить эти свойства веществам, с которыми они работают. Главное – они изучают реакции и взаимодействие веществ с помощью моделей, которых нет у современных химиков. При наличии компьютера и немного времени, Итератор может на скорую руку сделать прозрачный алюминий, миметический полимер или легированную осмием сталь. Его возможности безграничны. Это шаг на пути к изготовлению инструмента, его усовершенствованию. Если угодно – инструмент для создания лучшего инструмента.

Инженерия

Другое обширное поле деятельности – проектирование игрушек. Многие Итераторы – непревзойдённые мастера интуитивной математики и в совершенстве владеют визуальным контролем структур. Дайте Итератору электрическую схему, и он даст вам подробное описание того, как её улучшить. Опишите ему оружие, которое вы хотите, и он предоставит вам его проект.

Ведь всё осуществимо. Именно здесь мечты становятся реальностью. Другие Конвенции обычно работают с абстрактными понятиями. Покорители Бездн – путешественники, преодолевающие космос и расстояния. Синдикат и Новый Мировой Порядок довольствуются психологией, социологией и политикой. Даже Биоинженеры больше заинтересованы в изучении и модификации жизненных процессов. Но инженеры Итерации X создают совершенно новые вещи. они не ограничены старыми шаблонами – они изобретатели. Они создают инструменты, заполняющие бреши или делающие вещи, которые люди назвали бы невозможными. Покорители Бездн могут летать на космических кораблях, но догадайтесь, кто их делает? То же самое и с плазменными пушками. Силовые костюмы, фортификационные сооружения и исследовательские объекты, производственные помещения, обрабатывающие и очистительные станции – это всё появилось благодаря чертёжной доске какого-то Итератора.

Думайте об этом таким образом: другие Конвенции занимаются в основном теоретизированием. Итераторы же соединяют знания и претворяют их в жизнь.