Глава 1. Спокойствие Теней

Это – суть Инь:
Тишина, где другие шумны.
Холодность, где другие страстны.
Мягкость, где другие тверды.
Сочность, где другие сухи.
Отсутствие там, где кто-то есть.
И ничто другое.

Речи Предка

Недавно Предок Кости Чунциня составила обучающий текст о Дхарме Песни Тени, по которому следует наставлять хин, считающих себя избравшими эту Дхарму. Он был разослан старейшинам Костяных Цветов Чанъаня, Пекина, Сеула и Токио при помощи электронной почты. С тех пор он называется Сутрой Интернета.

Даже мудрейшим из нас есть о чем пожалеть. И это истинно для всех, когда-либо живших. Я больше всего сожалею о том, что не могла выслушать всех призраков, что желали поговорить со мной. Знания – единственное, что я ищу. Это единственный ключ к Черному Металлическому Яйцу. И даже пережив 30 поколений, я не постигла всего. Всего так много, так много… Секреты, накопленные мертвыми кажутся не менее обильными, чем лепестки вишни в апреле. А еще ведь есть Интернет, есть книги, есть свитки со склонов Меру. Или, по крайней мере, так может сказать безумец. И я смотрю на экран, листаю страницы, слушаю призраков. Их так много появилось после последнего шторма – как же мне поговорить со всеми? До бури здесь было много спокойнее.

Я предпочитаю тишину. Или, на худой конец, шепот. Легкий шепот призрачного спутника. Я предпочитаю молчание. Молчание и одиночество. Я не очень близка к теплому и потному человечеству. Это для других. Они, живые, слишком для меня страстны. Они трепещут в моем присутствии и смотрят на меня так, как будто готовы спросить: «Почему ты так холодна, старуха? Ты мертва, и из-за этого я трепещу?» А потом они вспоминают о манерах, и о том, что Срединное Царство принадлежит не только живым. Оно принадлежит и живым, и мертвым, и духам, и полуживым и звероподобным полудухам, которых они называют Хенгейокай. Одна семья под tian , сводом Небес.

Но я все еще предпочитаю оставаться в этом храме знаний. Столько еще всего можно узнать, чтобы действовать. Если бы не обязательства пред семьей, то вряд ли бы я покинула эту приятную полутьму. Я – часть этого места, а оно – часть меня. Здесь сильно Инь. Я сделала так, почти полностью отказавшись от света, устроив прудик и вырастив по краю его садик грибов. Я сделала так, поддерживая прохладу воздуха. Мертвым менее всего подходит забывать, что они мертвы – Драконы должны рано или поздно это осознать, - а эта прохлада напоминает мне о моем месте под Небесами. Запах грибов и шум капающей воды – одновременно и ловушки и приятное эхо того, чем я стала.

Кое-что я поняла: записывание чего-либо ложится на плечи Костяных Цветов. У Тигров-Дьяволов и Драконов нет на это времени. Многоножки способны записывать что-то только тогда, когда носят лишь некоторые свои маски. И никогда – когда носят другие. Журавли могут записывать что-то. Но лишь в том случае, если это напоминает кому-то об его обязательствах пред Небесами. Чаще всего это, все-таки, Журавли. Но мы и обучаем, и ведем летописи, и пишем. Вы можете подумать, что Костяные Цветы – писцы Небес. Книжники всегда использовались, чтобы кто-то мог достичь своих целей. Возможно поэтому многие из нас избрали познание более… призрачных объектов прошлого. «Слушать Песню Тени более не означает сидение в храме всю ночь, царственный Предок», говорят мне. Они скрывают презрение под учтивыми словами, но они еще ни разу не смогли так выразиться, чтобы я не смогла понять, что они имеют в виду. Как будто я не проделывала тысячи раз того, что они намереваются сделать этой ночью. Предок не становится Предком, если он не познает все мириады особенностей Инь и их применения, как грубые так и изысканные.

Грубее всего победа после боя. Не слишком элегантна победа в бою. Изысканнее всего победа без боя. И разве это не одна из многих тайн Инь? Мгновение перед боем несет неизмеримо больше возможностей. Оно может меняться и незаметно пролетать мимо. И, подобно тому, как увядающие цветы роняют тысячи лепестков, оно порождает миллионы доступных вариантов. Но стоит начаться бою, как их становится много меньше. Схватка. Отступление. Победа. Поражение. Крайне неэлегантно. А разве после того, как бой завершится, не становится ли их еще меньше? Победа. Поражение. Пусть ярятся и неистовствуют, подобно летним муссонам, Тигры-Дьяволы и Драконы. Мои враги со мной не сражаются. Бейся с Тигром-Дьяволом – узришь Тигра-Дьявола. Бейся с Драконом – узришь Дракона. Бейся с Костяным Цветком – и неожиданно узришь рассвет. Мои враги не видят меня. Они растрачивают свое Ци и неожиданно понимают, что их кровь отравлена. Мои враги в полдень обнаруживают, что масло в фонаре наконец все вытекло… Тяга к доминированию, чванству и страху в глазах врагов – это так грубо. Так… по Западному. Я не стремлюсь к стычкам. Я стремлюсь к результатам. Так чище. В этом нет чести. Это отсутствие чести. Этот прерывистый отвратительный голосок в нас молчит. В этом и есть разница между разбойниками и наемными убийцами. Разбойники желают бушевать, мучить и стращать больше, чем преуспевать. Наемные убийцы желают лишь перейти к следующей цели.

Это холодность, не так ли? Да, это слово я слышала не раз. Холодность. Как будто это нечто плохое. Можно использовать и другие выражения. Сосредоточенный. Бесстрастный. Бесчувственный. И, конечно, выражение, которое точнее всего описывает Песню Тени – рассудительный. Этой фразой можно выразить самую суть нашей Дхармы. Мы рассудительны. Рассудительны как в обретении знаний, так и использовании их. И мы холодны. Как и бесстрастны. Это все делает нас теми, кто мы есть. Мы - символ этого понятия. Мы наемные убийцы, потому что мы рассудительны. Мы вивисекторы, потому что мы рассудительны. Мы дипломаты, потому что мы рассудительны. Инь успокаивает наши мысли и развеивает миражи страстей.

Без Холодного Разума, что ведет нас, Костяные Цветы – лишь тени от рук на стенах.

Когда я в семье, я не кулак. Я не сердце. Я не челюсти. Я – глаза и Холодный Разум. Без глаз люди спотыкаются и падают. А без Холодного Разума действуют опрометчиво. Семья – не исключение.

Это все загадки и тьма.

Ку Цзу, Предок Кости Чунциня.

Слушай Безмолвную Песню

Тысячелетиями Гуй-дзин, следующие Песне Тени готовились. Они закапывались в пыльные библиотеки, забирались на самый край земли и странствовали по Мирам за Стеной. Они торговались с Повелителями Яма, сражались бок о бок с Тиграми-Дьяволами и плели интриги вместе с Блистательными Журавлями. Они собрали огромную библиотеку тайных знаний в Чунцине и основали другие тайные храмы, полные Инь Ци. Они были посланниками к другим Шэнь и специалистами по Неупокоенным Духам в частности. Они изучали искусства маскировки и убийства. Они великолепно развили эмоциональное состояние, называемое Холодный Разум. Они поддерживают Пять Царственных Дворов Квинконса, Дома Японии и Зеленые Дворы Кореи. Они убивали одних Кин-дзин и защитили других.

Все это они сделали, чтобы быть готовыми к шторму, бушующему сейчас в Мире Мертвых, и к очищению Срединного Царства. Чтобы быть готовыми к ужасающей Шестой Эпохе.

Шестая Эпоха

Костяные Цветы страшатся пришествия Шестой Эпохи едва ли не сильнее, если это вообще возможно, чем другие Гуй-дзин. Мудрость, истина и знания – первые жертвы любой деспотии, что может подтвердить любой историк Срединного Царства. Костяные Цветы часто наведывались в Камбоджу 20 лет назад. Систематичное уничтожение Пол Потом ученых, носящих очки и говорящих более, чем на одном языке, были ужасающими знамениями надвигающихся времен. Следующие Песне Тени полностью уверены, что при наступлении Эры Скорби с ними поступят так же.

Многие старейшины, близкие к достижению Сотни Облаков, безжалостно подгоняют себя, чтобы обрести это возвышеннейнее состояние до того, как к власти придет Император Демонов. Другие старейшины называют такое поведение эгоистичным и не согласующимся с принципами Инь. Они продолжают работать с менее просветленными, и знают, что когда наступит Десятый Рассвет, они будут готовы. Эмоциональная отстраненность и готовность к обретению знаний – основной принцип Холодного Разума и этой Дхармы.

Костяные Цветы возьмут на себя множество задач, основанных на заповедях их Дхармы, когда Шестая Эпоха таки наступит. Они будут стараться поддержать хотя бы основы связи между смертными и Шэнь при помощи дипломатии. Они будут защищать накопленные знания от полного уничтожения. И они будут стараться защитить институт семьи – как они это понимают – от ужасов Шестой Эпохи.

Есть некоторые Костяные Цветы, которых обучают исключительно маскировке и развитию памяти. Их задача – наизусть выучить все книги мудрецов Гуй-дзин, и в течение Шестой Эпохи держаться тише воды и ниже травы, чтобы, пережив Эру Скорби, передать эти знания населению, которое, по-видимому, будет невежественным. Эти Гуй-дзин, что предпочитают учиться в одиночку и не входят ни в одну семью, часто избираются для этой цели, называемой Да Сюэ ( Da Xue ), Великое Обучение.

Обязанности в Пятую Эпоху

За исключением посвятивших себя только Да Сюэ, Костяные Цветы исполняют свои обычные роли, подготавливаясь к наступлению Эры Скорби. Они продолжают изучать и познавать, обретать знания от других Дхарм, Дворов и семей, общаются с призраками и духами, а также изучают методики маскировки, шпионажа и убийства. Несмотря на то, что большинство считает их отстраненными книжниками, эти обязательства ведут Костяных Цветков в мир (или миры).

Заповеди Дхармы дают грубое описание баланса между этими обязанностями. Первичными являются стремление к знаниям, пониманию и принципам Инь. Это часто объединяется под термином «Черное Металлическое Яйцо». Затем идет почитание семьи и мертвых. К тому ведут маскировка, убийство и шпионаж, призванные нести спокойствие Инь в беспорядочный и жестокий мир.

Каждый Костяной Цветок сам находит свой баланс между заповедями. Они обучаются у наставников и обучают родичей по семье. Они общаются с духами и призраками. Таким образом они обретают понимание и, что важнее всего, просветление. На следующих страницах раскрывается, как Костяные Цветы следуют своим путем и интерпретируют заповеди. Каждый познает Черное Металлическое яйцо своим собственным способом.

Использование Книги

Книга Дхармы – Костяные Цветы ваш путеводитель по Песне Тени, одному из путей, основанных в прошлом Великим Архатом Сюэ. В этой главе содержится краткий обзор Дхармы, а каждая последующая глава служит своей цели.

Письма к Масахиро описывает процесс обучения молодых Костяных Цветов их наставниками. Уроки, преподаваемые Масахиро, проявляют культуру и философию Дхармы. Молодой ученик должен понять убеждения Костяного Цветка, а также почему он в этом убежден и, самое главное, как он придерживается этих убеждений.

Множество Тихих Троп рассматривает распространенность Дхармы в Срединном Царстве. Некоторые места – центры влияния Костяных Цветов, вроде Двора Кости Чунциня или Зеленых Дворов Кореи. А в некоторых местах на бледных некромантов посматривают искоса. В этой же главе описывается роль Песни Тени в Большом Шаге. Также в ней содержатся и взгляды Дхармы на других обитателей Срединного Царства.

Кости и Тени дают вам множество инструментов для отыгрыша и создания персонажей – Костяных Цветков в вашей хронике. Они включают в себя новые Дополнения, техники Сил и обряды, а также истории персонажей, их образы и тому подобное, подходящее Дхарме. Также там содержатся правила и советы по отыгрышу Костяных Цветков.

Маски Сумрачного Театра и Высшие Мастера дают вам готовых Костяных Цветков – персонажей. Некоторые из них могут использоваться начинающими игроками, а другие – светочи и восходящие звезды Дхармы. Последние могут служить наставниками, союзниками и контактами для молодых Гуй-дзин – или быть их заклятыми врагами и противниками.

Словарь

Книжники и мыслители Костяных Цветков разработали свои языки и арго, отличные от употребляемых другими Дхармами и народами Срединного Царства. Обучение, однако, требует общения, и потому большинство Костяных Цветков используют языки смертных, хоть они и добавляют, заимствуют и изменяют некоторые слова и выражения, чтобы выразить свои воззрения и открытия. Ниже приведен ряд наиболее важных терминов, используемых в этой книге.

Черное Металлическое Яйцо – основная метафора Костяных Цветков, означающая как законы и принципы Инь, так и высшую просветленность. Как и другие метафоры Костяных Цветов, она лучше всего понимается в контексте чего-либо.

Холодный Разум – по сути своей, это состояние сверхъестественного спокойствия и бесстрастности. Костяные цветы используют его для описания многих других схожих идей, поэтому его полное значение понятно только из контекста.

Да Сюэ – Великое Обучение. Это означает обязанность некоторых бессемейных Костяных Цветков по запоминанию значимых писаний и сохранению их в течение Шестой Эпохи. В более широком смысле это означает цели Костяных Цветков, которые не присоединяются какой-либо семье, чтобы продолжить свое собственное обучение.

Пустая Рука – одна из двух мыслительных школ Костяных Цветков, посвященная акума. Члены ее считают, что должны хранить себя от любой порчи, но не должны вмешиваться в чужой поиск знаний, независимо от цены такого поиска.

Остроги – вторая из двух мыслительных школ Костяных Цветков, посвященная акума. Остроги изучают, допрашивают, обманывают и пытают акума. Через это они стремятся понять Повелителей Яма и падение, не рискуя собственными душами. Они сделают или скажут все, чтобы выжать из акума информацию.

Коан – загадка или парадокс с двойным дном. Костяные Цветы используют их не только для обучения. По мере продвижения по пути Дхармы, коаны становятся основным средством общения.

Ли – чародейский ритуал. Слово одновременно означает «ритуал» и «вселенский принцип».

Безмолвная Песня – Дхарма Песни Тени, или «Песня Тени» или «Путь Песни Тени». Также, означает следующего этой Дхармой, как «Костяной Цветок».

Сияющая Шкатулка Фениксов – положительная метафора, означающая источник и основы Ян. Противоположность Черному Металлическому Яйцу.

Возбужденный Потный Мужик – уничижительный термин для источника и основ Ян. Распространено среди молодых Костяных Цветков, чтобы описать сексуальную направленность Ян. Также «Потный Мужик».

Тянь – Небеса. Костяные Цветы (и другие Гуй-дзин) Квинконса часто говорят о своих обязанностях пред Небесами, особенно когда обсуждается что-то, что надо сделать, несмотря на личные предпочтения.