Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: На берегу бесконечности...  (Прочитано 2583 раз)

Руслан

  • Адепт Оттенков
  • *
  • Пафос: 284
  • Сообщений: 21360
    • Просмотр профиля
Re: На берегу бесконечности...
« Ответ #30 : 02 Марта 2019, 14:28:43 »

Вокруг хватало пустых скамеек, но Диана без приглашения уселась рядом с Анной, одновременно окутывая её своей аурой. Никаких топорных попыток внушить, что она – дочь её старой подруги или что-то подобное. Просто ощущение уюта, понимания, поддержки, в которых та явно нуждалась.
Женщина повернула в ней лицо, Диана улыбнулась. Наверное, Анне и впрямь было тоскливо на душе, потому что улыбка Морель разгладила недоуменное выражение женщины.
- Привет, - привычка импровизировать родила идею на ходу, и старейшина решила не тянуть кота за хвост. – Меня Дианой зовут. Вы комнату не сдаете? У меня подруга жилье на пару недель ищет.
- Жилье? – женщина блуждала в лабиринтах размышлений, потому что не сразу сообразила, о чем речь. – У нас возле мэрии справочный стенд для приезжих. Она там не смотрела?
- Она еще не приехала, - самозабвенно соврала Диана. – Это я здесь уже неделю, вот и попросили узнать, что да как. Ей шестнадцать, а со мной не поселить, номер маленький. На стенде куча мужиков адреса вывешивает, не хочу невесть кого посоветовать.
 - Откуда же вы знаете, что мне можно верить? – теперь уже настала пора женщине улыбаться, что её весьма шло. – То, что я женщина, не делает меня ангелом.
- Я верю своему сердцу, - Диана патетически прижала руку к груди. – Сама не знаю, почему спросила, если честно. Просто показалось, что вы… надежная.
- Спасибо за незаслуженный комплимент, - женщина расправила поникшие плечи. Аура старейшины незаметно воздействовала, прогоняя ненужные сомнения и развязывая язык. – Но лучше не судите по первому впечатлению. В Сен-Лумаре с этим можно здорово ошибиться. Ваша подруга белая?
- Нет, чернокожая, – продолжала врать Диана. – А что, могут быть проблемы?
- Не оставляйте её одну с незнакомцами, - серьезно посмотрела на неё Анна. – У нас живет немало людей, которые их и прочих мигрантов считают корнем всего зла. И нашелся человек, что эти обиды в нужное ему русло направил. Однажды все это плохо кончится, уж поверьте.
Правду говоришь, подумала Диана. Значит, чутье не обманывает, и язвы города уже гноятся…
- А что за человек?
- Его зовут Кори, - Анна и не заметила, что болтает, словно со старой знакомой. Не только аура тому была причиной: в женщине чувствовалось сильное желание выговориться. – Он, его брат и еще кучка детей из местных когда-то считали Сен-Лумар своей игрушкой. Родители работали если не в полиции, так в мэрии, посторонние в город приезжали редко. Вот и издевались над всеми, кто не такой, как они.
- И сейчас издеваются? – предположила Диана.
- Хуже, - вздохнула Анна. – Они выросли и теперь мечтают избавиться от наплыва приезжих. Сейчас у Кори свой клуб, и к нему ходят и люди за тридцать, и школьники. Раньше я сказала бы, что его окружает кучка придурков, но теперь их сотни.
- От этого они придурками быть не перестанут, - чувствуя, что нашла искомое, Диана скрыла довольную улыбку. Да, этот вулкан получится взорвать без малейших усилий. – Спасибо, что предупредили. Тогда кого подруге посоветовать, чтобы не нарваться на дружков этого Кори?
- Она может у меня пожить, - предложила Анна. – Я в школе учительницей работаю, но сейчас все равно каникулы. Возьму недорого, обед домашний. И живу одна.
- Можно узнать ваш телефон? – а через пару дней я позвоню и скажу, что у неё дома что-то случилось, поездка сорвалась, прикинула Диана. И в качестве извинения за разбитые шансы на заработок предложу Анне перекусить в закусочной. Надо через неё выведать, кто в городе с кем враждует…
Записан
Ты никогда не узнаешь всего, а часть того, что ты знаешь, всегда неправда. Возможно, даже самая важная часть. Если ты понимаешь это, то прибавляешь себе крупицу мудрости. И прибавляешь себе мужества, если всё равно поступаешь, как задумал.

Руслан

  • Адепт Оттенков
  • *
  • Пафос: 284
  • Сообщений: 21360
    • Просмотр профиля
Re: На берегу бесконечности...
« Ответ #31 : 03 Марта 2019, 17:35:00 »

…В рощу Диана вошла через пять минут после расставания с Анной, выбрав ту часть парка, где не было ни полиции, ни рассевшихся на скамейках горожан. Старейшина огляделась и быстро пересекла покрытую травой опушку, углубившись в кусты. Вскоре их сменили закрывшие солнце кроны, и Диане показалось, что Сен-Лумар со всей своей спешкой и шумом остался где-то далеко. Она шла по-настоящему, пусть и небольшому лесу, перешагивая выступающие из земли коряги и срывая липнущую к щекам паутину.
Тени и прохлада служили кровом для множества насекомых, но жужжащие над ухом комары поспешно разлетались, едва ощущали ауру Морель. Даже насекомым при полном отсутствии мозгов было понятно, что не всех стоит кусать. Какая-то жирная гусеница свалилась на голову, и женщина аккуратно положила ей на куст крыжовника. Когда сама чудовище, нелепо бояться всякую неприглядную живность.
- Будешь столько жрать - никогда бабочкой не станешь, - упрекнула Диана насекомое и огляделась. Чувства подсказывали, что стая здесь, за завесой пространств, разделяющих земную реальность и Тень Мира. – Эй, свободное племя, поговорим?
Разумеется, слов они не понимали, да и вообще не обращали внимания на что-то, не являющее духами. Перемещаться в реальность бестелесных не хотелось, поэтому Диана сосредоточилась на недавних образах. Океан, жжение во рту, чужая ненависть отразились в ауре, посылая сигнал всем, кому родственна эта сила.
Тени стали гуще, в свежем воздухе появился сильный запах кислоты. Запахло кровью и разложением, окружающие Диану деревья сдвинулись плотнее. Секунду назад она могла развести руки, не встречая преград, а сейчас локти уперлись во влажную кору. Разумеется, это было иллюзией, но Морель знала, что даже мираж может убивать, если в него поверишь.
ПОКАЖИТЕСЬ, позвала она так, чтобы волки услышали. Я СВОЯ.
Над рощей скрылось солнце или в глазах потемнело? Диана сощурилась, и тени вокруг ожили, надвигаясь со всех сторон. Им не мешали деревья, влажная от росы трава не сгибалась под их лапами. С каждой секундой обличья пришедших становилось все отчетливее. Рослые, с мотоцикл ростом существа сошли бы волков, если бы не скорпионий хвост и горящие пламенем зрачки. Привлеченные аурой, они взяли Морель в плотное кольцо и в ожидании остановились.
Надеюсь, Ортаж приделал к ним механизм самоуничтожения, подумала Диана. Теперь она уже не создавала иллюзию едких ощущений – от присутствия духов вокруг и впрямь стало нечем дышать. Ей мерещилось, как скрючиваются листья, кора осыпается желтой стружкой, а по земле идут глубокие трещины, разрывая корни. Чувство ненависти и холод, которым пропитаны тени мертвых, заполнили рощу – но Диана слышала и шум океана. Причем тут он, всегда равнодушный к земным делам? 
Она осторожно протянула руку туда, где в духовном пространстве замер один из волков. Проникла сознанием в его суть и попробовала нащупать связь с источником заразы. Если взять след, можно понять природу изменившего их яда и его создателя…
Руку охватил холод, мышцы онемели до самого плеча. Аура, которой полагалось сдержать любого духа, подвела – это существо больше не было духом. Только посредником для чужой воли, иглой шприца, что сейчас вонзился в Морель. Диана отдернулась, и спину тут же обожгло ударом бестелесного жала. Позвоночник будто нафаршировали льдом, заставив женщину вскрикнуть.
Кто бы ни переподчинил волков Рауля, он знал, против кого их готовить. Атака была аккуратной, находя бреши в ауре, а не ломясь грубой силой. Ноги подогнулись, Диана схватилась рукой за ближайшее дерево – и только поэтому сползла, а не рухнула в траву. Духи бросились со всех сторон, не собираясь давать прийти в себя.
Записан
Ты никогда не узнаешь всего, а часть того, что ты знаешь, всегда неправда. Возможно, даже самая важная часть. Если ты понимаешь это, то прибавляешь себе крупицу мудрости. И прибавляешь себе мужества, если всё равно поступаешь, как задумал.

Руслан

  • Адепт Оттенков
  • *
  • Пафос: 284
  • Сообщений: 21360
    • Просмотр профиля
Re: На берегу бесконечности...
« Ответ #32 : 04 Марта 2019, 14:12:34 »

Тело выбыло из боя, но осталась душа, и парализовать Эриду оказалось намного сложнее. Нити Беспомощности прянули во все стороны, отшвырнув духов и тут же обвившись вокруг них хваткой питона.  В бытии старейшиной свои преимущества – Диана знала мало существ, от которых не смогла бы отбиться. Правда, с нападением выходило хуже: инстинкты возражали против активной роли.
- Ну что, мальчики, - Диана почувствовала, как в мышцы возвращается покалывание и посмотрела на извивающихся духов. Те упорно пытались достать её жалом или перегрызть незримые путы, но не особо преуспели. – Спорим на косточку, что я раньше очухаюсь, чем вы освободитесь? Раулю скажу, что собачки взбесились, пришлось пристрелить.
Внезапно рощу накрыло пронзительным холодом. Тень, и до этого плотная, сгустилась до настоящей могильной тьмы, так что Диана не различала даже деревьев. Она посмотрела во мрак и ощущала ответный взгляд – существа, которое не могло опознать.
- Твое время вышло, - а вот зазвучавший голос был ей хорошо знаком, наполняя сердце яростью. Эта тварь не смеет подражать Карлу, если надеется остаться целой! - Старейшина без спутника и Улья, которой некому давать советы. Тебе нет места в прошлом, и нет для тебя будущего, кроме одиночества. Но я могу все изменить.
Тьма раздалась в стороны, загустев стенками тоннеля: он протянулся от самых ног Морель. В конце его вспыхнул бледный свет, похожий на мерцание глубинных рыб. Она видела тень, стоящую в ореоле этого мерцания, и ощутила, как холодный свет ознобом лижет её кожу. Различала черты, поначалу смазанные, но становящиеся все отчетливее – и зло усмехнулась над подделкой.
- Это обман, - согласился голос. - Но я могу быть им. Из вашей памяти я беру лица и слова. Не мешай мне, и я стану для тебя Карлом.
- Я еще не настолько свихнулась, чтобы заменять его резиновым мужиком, - паралич прошел, и Диана встала, открывая Путь. Волки заскулили, когда рядом с ними, раскинув вороньи крылья, замерла Эрида. Струящийся из тоннеля свет играл на обнаженной коже лунными узорами, тьма превратилась в два клинка в скрещенных руках. Богиня раздора предпочитала классику.
Силуэт в конце тоннеля не пошевелился. Пространство под кронами изменилось, превращаясь в пещеру, и Диана приказала камням обратиться в град осколков. Она сделала вид, что целится в фантома и лишь в последний миг изменила направление, осыпав духов картечью. Каждый камешек наполняла капля темноты, разрывая бестелесную плоть волков.
Отчаянный вой пронесся под сводами. Духи начали растворяться, превращаясь в пар, и его белесые клубы заполнили пещеру. Мерцание стало ярче: тьма пещеры прогибалась под напором чужака. Вокруг Эриды закружился вихрь, отбрасывая ядовитый пар.
- Я учился у океана, - голос лже-Карла превратился в рокот волн. – Я учился у смерти. Думаешь, сумеешь меня остановить?
- Думаю, пафос вышел из моды, - ответила Диана и нанесла удар. Оба клинка врезались в края тоннеля - и переломились в руках Эриды. Ответная вспышка света отбросила женщину. Она едва успела закрыться вороньими крыльями, с трудом сдержав удар. Новую волну мерцания Эрида пропустила через себя, обратившись стаей ворон и разлетаясь в стороны.
Жерло тоннеля ощетинилось вырастающими из стен острыми зубами и подалось вперед, словно гигантский хобот. В его недрах зажглась звезда: Диана поняла, что от этого удара ей не защититься. Эрида захлопнула Путь – в последний момент, когда хобот-тоннель попытался впиться в логово. Столкновение миров и рассеявшиеся чары отшвырнули её затылком в клен, и Диана не успела сгруппироваться. В голове закружился звездопад, боль растеклась по телу…
Она не сразу пришла в себя, покрытая холодным потом. Какое-то время лежала, слушая тишину, потом осторожно пошевелилась. Дар Крови не тратил время зря, затягивая разбитый затылок, но слабость и головокружение не проходили.
Местность вокруг Диана поначалу не узнала. Какой-то лес, сплошь с голыми ветвями. Груды гнилых листьев, завалившие её, коричневая прелая трава. Она что, до осени валялась в отключке? Только через несколько минут в мозгах окончательно прояснилось, и старейшина тихо присвистнула.
Роща, прежде пышущая июньской зеленью, была мертва до последнего деревца.
Записан
Ты никогда не узнаешь всего, а часть того, что ты знаешь, всегда неправда. Возможно, даже самая важная часть. Если ты понимаешь это, то прибавляешь себе крупицу мудрости. И прибавляешь себе мужества, если всё равно поступаешь, как задумал.

Руслан

  • Адепт Оттенков
  • *
  • Пафос: 284
  • Сообщений: 21360
    • Просмотр профиля
Re: На берегу бесконечности...
« Ответ #33 : 05 Марта 2019, 11:40:54 »

***
К обеду ему стало хуже. Ангел то и дело вызывал болезненные спазмы в груди и Гюнтер спустился в зал бледнее смерти. С которой я скоро встречаюсь, невесело подумал он, вспомнив все, что знал про уходящих.
Когда ты юн, Улей помогает сдержать свою внутреннюю половину. Матери-Владыки разными способами приводят в чувство, пока монстр не научится делать это сам. Но если Ангелу приспичило уходить сейчас, спустя годы одиноких странствий, это уже не исправишь, прибившись к Улью. Собирая чужую веру, он совсем растерял собственную. Искупление не пришло и не придет, и Мать-Владыка погибла зря. Можно отрицать это сознанием, но его пылающее нутро знает правду.
Слишком долго я ждал знака свыше, подумал психолог, забирая порцию и направляясь к дальнему столику. Персонал обедал в отдельном помещении, но сейчас ароматы блюд и голоса людей отдалились на фоне пустоты, что окутывала разум. Надеялся, что пойму, чем искупить свою вину, а годы шли. Ангелу надоело, он хочет тишины и нового рождения, а не полуголодной диеты.
Можно насытить хищника, и он так и сделает, но что это лишь отложит неизбежное. Подсознанию не прикажешь по щелчку пальцев – радуйся жизни, позволь прошлому умереть. В его жизни нет смысла, и тьма просто забирает свое…
- Не укачало? – доктор Гутьерас сел напротив, расставляя тарелки. Вот для кого жизнь точно не была бременем: натура весельчака окутывала мужчину, словно непробиваемая броня. – Или кальмары не нравятся? Думаю, они тоже не в восторге от такого конца.
- Нет, просто задумался, - лучше говорить о чем угодно, чем думать о голоде, который не утолить шедеврами местной кухни. – Наверное, скоро я… уволюсь.
- Глупости не говори, - они не были друзьями, но Гюнтер замечал, что Гутьерас и Синти относятся к нему с заботой. Пытаются вовлечь в корпоративы, охотно общаются, интересуются проблемами. Поначалу думал, что это приказ Рауля, но понял, что сотрудников отличает желание кого-то поддержать. Неужели он настолько паршиво выглядит, что врач и секретарша выделили его из сотен коллег? - Где ты еще найдешь должность без клиентов, с зарплатой и шикарной кормежкой? Или достает кто-то?
- Только я сам, - Гюнтер увидел, как Синти движется в направлении их столика. – У меня начался кризис самоопределения.
- Побольше ешь и гуляй, пока лето, – Гутьерас принялся за обед. – Или антидепрессанты попей. Прямо анекдот про клоуна Пальячи.
- Вроде того, - Гюнтер сделал глоток сока. – Думаю, зачем живу.
- Знаешь, что говорил моя дядя в таких случаях? – невнятно из-за набитого рта поинтересовался доктор. – Человек не зря живет, если у него есть что-то, чем хотят завладеть другие.
- У твоего дяди были очень… - Гюнтер отодвинул стул благодарно улыбнувшейся Синти и осекся. Уставился на Гутьераса, пока тот не перестал жевать. – Что ты сказал?
- Мудрую мысль, - пожал врач плечами. – Если тебе завидуют, значит, ты в чем-то лучше. На родине я бы пахал в сельской клинике за гроши. Мои однокашники по медицинскому за такое место душу готовы продать. Выходит, я чего-то добился, раз вызываю зависть.
- Какой-то эгоистично, не считаешь? – присоединилась к беседе Синти, Гюнтер заметил, что по сравнению с утренним звонком жизнерадостности у неё поубавилось. – Зависть отравляет.
- Это если ничего не делать и страдать, - возразил доктор. – А белая зависть - прекрасный стимул стать лучше. Так что и ты доволен, и другим польза.
-Ты прав, - огненные языки Ангела застыли от осознания простой мысли, которую Гюнтер не мог нащупать восемь лет. Он собирает красивые голоса верующих, как драконы – золото и принцесс. Но за золотом и невестами в легендах приходили люди, и либо дракон оттачивал свое мастерство, либо они побеждали чудовище. Развитие, попытка завладеть ценностью, или осознание, что это - вовсе не истинное сокровище. В этом урок похищения чего-то: вещь ценна, когда её кто-то хочет заполучить.
Люди, у которых он забирает голоса, не понимают, что происходит. Возможно, их ждет кризис веры, может – нет. Но никому нет дела, будет ли родник в логове звенеть сотней голосов, тысячью или одним. Он не считает себя достойным использовать эти силы, но и другим они бесполезны и не нужны. И хотя огненное тело Ангела остужает звучание и прикосновение к источнику, это как пересыпать в ладони вырезанные из картона монеты.
Ты бы хотел, чтобы наше сокровище жаждали другие, спросил Гюнтер себя. Он отрешился от зала, и время застыло, позволяя скользнуть в обитель уставшей от жизни души. Хотел бы, чтобы за голосами приходили, бросая тебе вызов?
Ангел молчал. Он всегда молчал, но Гюнтер умел чувствовать разницу. Хищник ждал продолжения.
Записан
Ты никогда не узнаешь всего, а часть того, что ты знаешь, всегда неправда. Возможно, даже самая важная часть. Если ты понимаешь это, то прибавляешь себе крупицу мудрости. И прибавляешь себе мужества, если всё равно поступаешь, как задумал.

Руслан

  • Адепт Оттенков
  • *
  • Пафос: 284
  • Сообщений: 21360
    • Просмотр профиля
Re: На берегу бесконечности...
« Ответ #34 : 06 Марта 2019, 13:30:33 »

Я собираю голоса верующих в ложь, что зовется религией, подумал психолог. Тогда почему бы не придумать себе миф, частью которого стану? Миф настолько убедительный, что моя душа поверит, что он может быть правдой.
Депрессивная фаза становится маниакальной, сказал он себе, чувствуя, как прежде подавленный рассудок требует действий. Впрочем, не стоит себя переоценивать – если этот всплеск эмоций не направить в нужно русло, скоро я вновь начну ускользать.
- Спасибо, - фраза прозвучала настолько проникновенно, что Гюнтер сам поразился. На секунду голоса отдали ему частичку своего звучания, сделав речь нечеловечески мягкой и убедительной. – Спасибо, док. Ты не представляешь, насколько умную вещь сказал.
- Я вообще гений, - Гутьерас ухмыльнулся. – Синти, а ты чего кислая? Тоже думаешь о бренности бытия?
- Знакомые только что позвонили, – вздохнула секретарша. –  Помнишь, подруга моей матери с сыном гостила в городе полгода назад? Я тебе еще их показывала.
- Тот паренек лет четырнадцати, что в компьютерном клубе вечно пропадал? – уточнил доктор. – И что с ними случилось?
- У мальчика СПИД нашли.
- Это не обязательно приговор, - тон Гутьераса не изменился, но взгляд наполнило сочувствие. – Поддерживающая терапия, и он сумеет нормально прожить еще очень много лет.
- Он такой тихий, вежливый был, - Синти без особого желания поковырялась в тарелке. – Его мать сейчас в отчаянье, не может понять, где заразился. А иммунная система почти сразу отказала, словно у законченных наркоманов. Как такое возможно?
- Все в этой жизни возможно, - пробормотал Гюнтер, с трудом отрываясь от лихорадочных раздумий. – Домашние мальчишки первыми влипают в большие проблемы. И не обо всех из них говорят мамам. Ты в любом случае ничего не можешь сделать.
- Просто мерзко на душе… - Синти кинула не самый дружелюбный взгляд на болтающего с охранниками Бейла. – Хорошие люди страдают первыми, а всякие отморозки только жизни радуются. Еще и на побережье севернее города опять туристов убили.
- Грабеж?
- Нет, парней в палатке сожгли, - было видно, что девушке неприятно говорить, но не выговориться она не может. – Бензином облили и живьем спалили, а девушки пропали. Мне как раз месье Ортаж сегодня говорил – вокруг такое не редкость последнее время. Это у нас тихо, слава Богу.
- Тише всего в сердце бури, - Гутьерас снова принялся за еду. – Синти, дашь мне номер этой знакомой? Есть один иммунолог, попробую подключить. Не обещаю ничего, но пусть хоть анализы посмотрит.
- Спасибо, - теперь настала очередь девушки смотреть на доктора с обожанием. – Простите, я вам весь обед испортила нытьем.
- Да у тебя кредит на нытье на десять лет вперед, не переживай…
Сердце бури, подумал Гюнтер. Почему эта фраза невинной болтовни Гутьераса кажется мне зловещей?
Он не знал, но до конца обеда думал ни об Ангеле и новой цели в жизни. Странное предчувствие, что спокойные посиделки вскоре станет редкостью, казалось пророческим.
Записан
Ты никогда не узнаешь всего, а часть того, что ты знаешь, всегда неправда. Возможно, даже самая важная часть. Если ты понимаешь это, то прибавляешь себе крупицу мудрости. И прибавляешь себе мужества, если всё равно поступаешь, как задумал.

Руслан

  • Адепт Оттенков
  • *
  • Пафос: 284
  • Сообщений: 21360
    • Просмотр профиля
Re: На берегу бесконечности...
« Ответ #35 : 07 Марта 2019, 15:46:45 »

…Оживление продержалось ровно до того момента, когда вместо послеобеденной дремоты Гюнтер вышел в город. Стены кабинета, ассоциируемые с безнадежностью, сейчас раздражали, но и людные места не привлекали психолога. Он направился на восток, подальше от пляжа, обдумывая мысль, на которую навела фраза доктора. Как сделать из похищения голосов верующих урок, удовлетворяющий Ангела?
Он же не в сказке про Тима Талера и проданный смех живет. Если подойти и предложить человеку одолеть его, чтобы вернуть похищенное, только бригаду санитаров вызовут. Внушить через сны, что причина потери – в нем, можно, но дальше что? Ангел не Грендель, у него нет жажды боя. Обзавестись мстителями, желающими его прикончить… нет, судя по тревожной пляске огня в логове, это не та легенда, что хищник желает.
Искушать выбором? Дескать, соверши какой-то жуткий поступок, а взамен вернешь голос? Идея неплохая, но голоса-то он возвращать не станет. Ни один монстр не расстанется с тем, что заполучил, просто не сможет. Да и люди, у которых он дар речи забирает, скорее уж склонны смириться благодаря вере. Нелепо считать, что тот старик-мусульманин, голос которого он похитил неделю назад, будет всеми силами пытаться вернуть украденное. Тупик…
Сердце словно лизнуло изнутри огненным языком. Ангел, которого поманили надеждой, требовал ответов здесь и сейчас, но Милн не мог их дать. Он зашипел через зубы, потирая грудь, и едва не налетел на ругнувшихся прохожих. По городу психолог брел почти наугад, не обращая внимания на оживленные разговоры про увядшую рощу – его занимало другое.
Из каких легенд рожден Ангел? Награда верующих – нет, отпадает, он их голоса крадет. Испытание Иова? Допустим, если человек сохранил веру, ему можно дать вместо голоса много благ… ах, тьма, как больно! Это хищнику неинтересно, да и Гюнтеру было плевать на религию. Когда слышишь легенды родичей, которые могли быть правдой, - о христианстве, основанном вампирами, или демонопоклонниках-пророках ислама, - трудно уважать веру людей.
Это должно быть что-то личное: его, Ангела, и связанное с красивыми голосами верующих. Гюнтер прижал ладони к вспотевшим щекам, с силой потер лоб. Благая весть… от кого ему доносить послания и кому? Десять казней египетских… сожженный Содом… ближе, в оживленном движении живого огня появился азарт. В голове завертелась какая-то мысль, и он почти нащупал идею…
- Эй, приятель, - незнакомый голос разорвал вдохновение в клочья. Мысль ускользнула выпорхнувшей ласточкой, и от боли, которой за это наградил Ангел, у Милна выступили слезы. – Ты не подскажешь, здесь где-то есть бесплатная парковка?
Он посмотрел на остановившуюся рядом машину. Мужчина, женщина, сидящий на заднем сидении ребенок лет девяти. Увидел довольные лица, ощутил простоту их жизни. Этих туристов не волновало ничего, они просто наслаждались летом. А он, Мать Всей Тьмы их забери, был так близок к пониманию!
- Приятель, тебе плохо, что ли? – мужчина продолжал улыбаться, и Милн не выдержал. После восьми лет отчаяния забрезжившее чувство перемен родило чудовищную злость. На этих людей, которые могли бы задать свой проклятый вопрос минутой позже. На самого себя, который ни на шаг не приблизился к искуплению, и одновременно не наберется сил принять неизбежное и уйти. На бессмысленность кормления, которое никакой роли в нынешний век безверия все равно не играет. На эту реальность, которую люди считают единственной, хотя она лишь одна крохотная комната в лабиринте отражений. – Парковка, говорю, здесь есть…
Он ударил, позволив Ангелу скользнуть в приоткрытый Путь. Ударил, хотя никогда не хотел никого убивать. Просто не видел в этом смысла, считая, что смерть обязана приходить к каждому человеку в конце жизни, но сейчас ярость была слишком велика. Невидимое пламя сорвалось с ладони извивающимся щупальцем и погрузилось в бензобак…
Милн не успел подумать, как близко стоит. Через секунду его отшвырнуло в ореоле осколков под оглушительный раскат. Огненный град разлетелся во все стороны: машина взорвалась, словно была начинена пластидом.
Стекла витрины за спиной психолога лопнули. Закричали люди на противоположной стороне улицы, со всех ног бросаясь врассыпную. Оглушенный Милн видел, как из пылающей машины выбрался огненный силуэт и, пошатываясь, сделал несколько шагов. Он закрыл глаза, прежде чем женщина упала в предсмертной агонии. Муж и ребенок так и не вышли из горящего салона.
Милн неподвижно лежал среди криков, заполнивших улицу. Собственная вспышка ярости, отнявшая три жизни, ушла, а ей на смену спешила боль. Пламя бушевало внутри логова среди молитв и пения, огонь плясал на остове машины, но в сознании Гюнтера было темно и пусто.
- Я опять облажался, - прошептал он, пока гарь оседала на обожженное лицо.
Записан
Ты никогда не узнаешь всего, а часть того, что ты знаешь, всегда неправда. Возможно, даже самая важная часть. Если ты понимаешь это, то прибавляешь себе крупицу мудрости. И прибавляешь себе мужества, если всё равно поступаешь, как задумал.

Руслан

  • Адепт Оттенков
  • *
  • Пафос: 284
  • Сообщений: 21360
    • Просмотр профиля
Re: На берегу бесконечности...
« Ответ #36 : 08 Марта 2019, 13:28:15 »

***
Обед был отличным, но на Камиллу больше впечатления произвела экскурсия по гостинице. Рауль не спешил, дав скрипачке возможность побывать в каждом закутке, и серьезный разговор приберег на финал. В обоих ресторанах была сцена для живой музыки, но ближе к корме существовал и малый зал выступлений, где они закончили свою прогулку. Зал считался элитным, и все от дорогой обивки десятка кресел и лакированных столиков сверкало идеальной чистотой.
- Все постояльцы равны, но некоторые - равнее прочих, - он говорил мягко, без нажима, но это не могло смягчить отказ. – На берегу мы арендуем концертный зал, но настоящие мастера выступают здесь – для тех немногих, кто может себе позволить. Для лучших - самое лучшее, Ками.
Она не возражала против фамильярности, только улыбнулась. Уже без восторга, который испытывала во время их прогулки, прочитав невысказанный намек.
- Этот зал не для меня, - пока что Камилла оправдывала все ожидания. Не развязанная, но артистичная, и очень живая. Трудно быть иной, если уже больше года играешь на скрипке, улыбаясь брошенной тебе мелочи. Но еще труднее при этом сохранить чувство внутренней чистоты, непохожее на наивную хрупкость. В Камилле оно было, и эта незапятнанность будила голод Волка.  – Как и гостиница. Вы хотели, чтобы я сама это поняла, поэтому и показали здесь все?
- Только не обижайся, -  Рауль вздохнул. – Ты упорна, Ками, но этого мало. В городе десятки музыкантов, которым я отказал.
- А мне далеко даже до них, - девушка посмотрела в пустой зал, где даже тени пропитались позолотой. –  Хорошо, что вы не пытаетесь, как другие, соврать, что у меня талант.
- Другие?
- Симпатичные девушки всегда в цене, – в этих словах не было злости или цинизма, лишь сожаление. – Иногда ко мне подходят и рассказывают, как я обладенно играю, предлагают работу. А я по глазам вижу, прежде чем начинают намекать, чем придется платить. Честнее те, кто прямо на панель звали.
- Говори им, что уже замужем за музыкой и океаном, - усмехнулся Рауль. Девушка тоже улыбнулась, и эта улыбка наполнила Волка приятным ожиданием. Как же она вкусна тем, что знает себе цену… - Ты надеешься, что терпение и труд все перетрут?
- Или появится вдохновение, – в другом помещении Камилла коснулась бы мебели, чтобы ощутить гладкость обивки, но здешний лоск вынуждал держать дистанцию. – Мои родители пытались заниматься бизнесом, но прогорели, на пособия живут. На учебу денег нет, и не отличница я, бюджет не потяну. Два года назад приехала в Сен-Лумар, у дяди с тетей поселилась, а с ними та же беда. Они раньше кройкой и шитьем промышляли, а сейчас другие одежду для туристов возят. Даже дом не сдать, в их развалюху никто не поселится.
- Другую работу не пробовала найти? – поинтересовался он, подойдя к самой сцене. Дюпон следовала за ним, остановившись у ступеней – на которые ей для выступления никогда не судилось взойти. – С твоим упорством можно многого добиться.
- Я и работаю, вечерами с детьми сижу, - об этом Рауль знал от Синти, но все равно кивнул так, будто услышал впервые. – А остальное… официантки, продавцы, менеджеры только и пытаются друг друга вытравить, чтобы больше получить. Не умею грызться за деньги, и не хочу. Знаю, это глупо…
Ты просто еще не отчаялась, подумал Рауль. Пока есть надежда, остается и мораль, принципы, ценности, что вы наивно считаете вечными. Но люди – те же животные, едва доходят до последней черты. Впрочем, животные честнее: они своим поступкам не ищут оправданий.
Записан
Ты никогда не узнаешь всего, а часть того, что ты знаешь, всегда неправда. Возможно, даже самая важная часть. Если ты понимаешь это, то прибавляешь себе крупицу мудрости. И прибавляешь себе мужества, если всё равно поступаешь, как задумал.

Руслан

  • Адепт Оттенков
  • *
  • Пафос: 284
  • Сообщений: 21360
    • Просмотр профиля
Re: На берегу бесконечности...
« Ответ #37 : 09 Марта 2019, 14:27:06 »

- Ты не заставишь других услышать свою музыку, если не слышишь её сама, - протянув руку, он обвел зал так, будто был оглашающим выступление конферансье. – Думаешь, людям нужна мелодия? Нет, им хочется искренности.
- Искренности? - девушка смотрела на него снизу, и Ортажу на миг пригрезились холмы, с которых его былое воплощение выслеживало добычу. – Я играю, как умею. Куда еще искренней?
- Ты должна играть не руками, - он задумался, подбирая нужные фразы. – Движением и взглядом, чувством, приходящим изнутри. Творчество – словно голод, Ками. Не подработка после смены няней, и не желание обеспечить родных деньгами. Это потребность, без которой не ощущаешь себя по-настоящему живым. Не ремесло, не увлечение, не легкий путь. Страсть, азарт, со стертой в кровь душой.
- Надрыв?
- И одержимость, - он спустился со сцены, оказавшись достаточно близко, чтобы она ощутила дискомфорт – но недостаточно, чтобы отошла назад. - Ты просыпалась когда-нибудь от мысли, что почти поймала мелодию, словно бабочку в сачок? Чувствовала, как мир вокруг становится плоским и лишь твоя скрипка возвращает объем? Если нет, то твоя душа никогда не была голодна, и никогда не говорила с тобой.
- Так себя сожжешь, – девушка посмотрела на него так, словно это она, а не Рауль, была старше на десять лет. – Выложишься, опустеешь, и больше никогда не сумеешь ничего создать.
- Да, и потому нужно уметь останавливаться, когда уже горишь, - согласился Ортаж. На миг в его глазах взошла полная луна, и девушка застыла, завороженная отблеском неземного света. – Но  только когда пламя вспыхнет, а не испугавшись поднести к себе спичку. Это словно ветер, что поочередно дует с океана и обратно, разбивающиеся о берег приливы и отливы. Если научишься поддаваться стихии творчества и отпускать её, то сможешь играть так искренне, что тебе станут рукоплескать в этом зале.
- Но как? – возразила она с сомнением. – Как я это смогу, если вдохновение не приходит?
- Я покажу, - набрасывая на неё незримую нить, пообещал Ортаж. Персиковый луч, опутывающий грудь и пах, Похоть – первый шаг во тьму, которая в эту ночь заберет что-то из души поверившей ему девушки. Можно потянуть за неё сейчас, затмив разум страстью, но рано - плод должен созреть. – Сегодня вечером я хочу, чтобы ты сыграла для меня.
- Я не смогу, - покачала головой Камилла. – На вечер меня уже наняли сидеть с малышом у…
- Я заплачу в десять раз больше, - зная, как мало получают приходящие няни, он не сомневался, что  эта сумма ничуть не повредит его кредитке. Впрочем, у рода было столько возможности добыть деньги, что лишь присущее чудовищам желание не выделяться объясняло, почему многие честно работают, а не купаются в роскоши. – Считай, что сидишь с большим ребенком в моем лице.
- Месье… - твердость, с которой она взглянула на управляющего, заводила Волка все сильнее. – Я не хочу, чтобы были недомолвки. Речь только о музыке? Потому что ни на что другое я не соглашусь, сколько бы вы не заплатили.
- Разве я похож на тех, кто ценит лишь внешность? -  он не солгал, потому что выбрал бы Ками, даже будь та похожа на Квазимодо. Важны лишь внутренние двери, что можно сорвать с петель, вызывав раскрепощенность – а в девушке эти двери были и звались моралью. – Я хочу услышать тебя настоящую, только и всего. И раз уж любишь выступать на пляже, предлагаю встретиться там. Здешние волны – лучший симфонический оркестр, что я когда-либо слышал.
- Тогда я приглашу Синти, - здравомыслие девушку не покинуло, но Рауля это не волновало. От того, что он вплетает сейчас в душу Дюпон, подруга не защитит. – Вы не против?
 - Конечно, она вряд ли откажется, - одобряюще усмехнулся мужчина. – Смена у нас кончается в пять, так что давай на семь…
Телефон зазвонил, и Рауль, кивком извинившись, вынул мобильный. Он еще улыбался, когда взволнованная Синти начала говорить про происшествия в городе, но вскоре загорелое лицо застыло старинной погребальной маской. Что-то с рощей – и тишина вместо отклика на попытку связаться со стаей духов. Гробовая, наполненная зловещим предчувствием тишина.
«Рауль» донесся сквозь тьму трескучий голос Ангела. «Я только что спалил машину с туристами»…
Записан
Ты никогда не узнаешь всего, а часть того, что ты знаешь, всегда неправда. Возможно, даже самая важная часть. Если ты понимаешь это, то прибавляешь себе крупицу мудрости. И прибавляешь себе мужества, если всё равно поступаешь, как задумал.

Руслан

  • Адепт Оттенков
  • *
  • Пафос: 284
  • Сообщений: 21360
    • Просмотр профиля
Re: На берегу бесконечности...
« Ответ #38 : 10 Марта 2019, 15:14:59 »

***
Он ждал, что город заполнят группы химико-бактериологической защиты, оцепив рощу. Как будет разрываться телефон, и владельцы гостиницы потребуют немедленно успокоить постояльцев. И что сотни, если не тысячи приезжих покинут город, требуя возмещения убытков.
Рауль думал о сорванном сезоне. О панике, что надолго поставит точку в туристической странице Сен-Лумара. Ждал этого, но не дождался, потому что в висках пульсировал неприятный зуд. Будто сверло стоматолога, отдающее в челюсть, вибрация нарастала последний час. И чем дольше это продолжалось, тем меньше он слышал споров, что же случилось. Какие-то кретины потравили или спалили рощу, но ничего страшного. У кого-то в машине от жары вспыхнула канистра, но ничего страшного. Что бы ни случилось, ничего страшного…
Чужая, неприятная и очень сильная магия вмешалась, накрыв город. Она пронизала социальные сети, находила выложенные стримы и селфи, перехватывала посланные сообщения – не оставляя шанса укрыться. Зуд усилился. Рауль почувствовал, что уши заложило, а под языком словно копошатся какие-то насекомые. Ощутил вкус меди, запах горелой проволоки заполнил ноздри. Чистое небо над головой стало казаться  поверхностью монитора, на котором выскочила системная ошибка.
Ортаж знал, что за существа отреагировали, но не понимал, почему. Весь его контакт с той, кто отвечала за здешний регион, сводился к встрече три года назад, когда он только занял должность. Она не возражала, пожелав удачи, и больше Рауль никогда не видел это существо. Да и не хотел, потому что люди, чудовища и кузены были лишь тремя мастями в колоде жизни. Четвертая звалась слугами Машины, и человеческого в них оставалось меньше, чем в самом безжалостном монстре – несмотря на умение принимать людское обличье.
Они были духами, но какими-то ненормальными. Вписывали себя в реальность и хранили человечество в слепой беспечности. Оборвали темные времена, помогая героям, как гласили легенды – а теперь помогали скрывать неудачные охоты. Наводили врагов на одних сородичей и спасали других. Притворялись людьми, но мыслили с логикой механизма, обретшего собственную волю. Следовали каким-то проектам, что могли быть полезны людям, вредны или вообще непостижимы.
Они были всюду и не попадались на глаза. А сегодня сделали так, чтобы сезон не сорвался, и Ортажа это беспокоило куда больше, чем тварь, годами незаметно травившая его стаю. Машине, которую никто никогда не видел и не способен понять, лучше не попадаться на глаза.
Рауль стоял на палубе, среди оживленного обсуждения, и видел, как внушение действует. Память людям не стерли - им вовремя подсунули успокаивающее объяснение. Невероятная сила нужна, чтобы накрыть целый город, и хвала Матери Всей Тьмы, что Машина может делать такое лишь для сокрытия правды. Её слуги не способны вмешаться в события, если они не связаны с утаиванием сверхъестественного и защитой своих проектов. В роду не сомневались: будь иначе, Машина уничтожила бы монстров, кузенов и покорила человечество просто потому, что не выносит никаких случайностей. Она была Богом, говорили одни - давно обезумевшим Господом электронных сетей и прогресса.
Телефон, что Рауль не выпускал из рук, обжег пальцы током. Мелодия звонка сменилась пением вокалоидов. Номера не было, вместо него протянулось в ряд десять перевернутых восьмерок.
Управляющий с неприязнью поднес мобильный к уху и поморщился: будто щупальца из проводов оплетают лицо. Род реагировал на Машину с омерзением, причину которого понять было не легче, чем хоть что-то выяснить об этой сущности.
- Жанна? – он старался держаться беспечно, чтобы скрыть тревогу. – У меня мобильный в Скайнет не превратится?
- Двадцать шесть проектов, - в женском голосе не было ничего механического или враждебного, но от её слов внутренности будто подменяли скрипящие шкивы и шестеренки. – Столько обесточено по всему миру, чтобы перебросить информационный вакуум на Сен-Лумар. А тебя, похоже, это только веселит. 
- У вас общий бюджет? – искренне удивился Рауль. – Я думал, каждый сам по себе.
- Надо было не Камасутру с наставницей учить, а менеджмент, - с мелодичным спокойствием, за которым скрывалась безжалостность, ответила Жанна. При встрече она казалась симпатичной, но он скорее бы подумал о сексе с пылесосом, чем посчитал женственной. – Автономная система редко может сама себя окупить. Проекты получают снабжение из общего источника, и сейчас двадцать шесть из них остановлены. Их координаторы не понимают, почему лишились поддержки. Они потерпят крах и будут ликвидированы, как бесполезные.
- Твои координаторы не люди, так что даже фальшивой жалости не жди, - отрезал управляющий. – Я не делал ничего и о помощи не просил. Моих духов кто-то отравил.
- Ты задолжал мне, Рауль, - почти ласково сказала собеседница. – И если не хочешь, чтобы я сама взяла причитающееся, будешь делать то, что прикажу.
Записан
Ты никогда не узнаешь всего, а часть того, что ты знаешь, всегда неправда. Возможно, даже самая важная часть. Если ты понимаешь это, то прибавляешь себе крупицу мудрости. И прибавляешь себе мужества, если всё равно поступаешь, как задумал.

Руслан

  • Адепт Оттенков
  • *
  • Пафос: 284
  • Сообщений: 21360
    • Просмотр профиля
Re: На берегу бесконечности...
« Ответ #39 : 11 Марта 2019, 14:50:51 »

Он посмотрел вдаль, на океан, чтобы успокоить ускорившееся сердцебиение. Подумал о том, что если бы у смерти был взгляд, он бы походил на бездонную синеву, переходящую в черноту глубин. Потом глянул вдоль палубы, и заметил Бейла, что-то оживленно обсуждающего по телефону. Докладывает брату о сегодняшней беседе?
- Руки коротки что-то требовать, - стараясь отвечать с уверенностью, которой не чувствовал, сказал Рауль. – Вы даже шнурки завязать не можете без разнарядки начальства. 
- Я её выпрошу, если будешь упрямиться, - пообещала Жанна. – И у всех героев Франции появится желание провести отпуск в Сен-Лумаре.
- У людей это называется беспредел, – хмыкнул Рауль. Запугивает – значит, нуждается в нем. Слуги Машины работают чужими руками, так что сюжета из Матрицы с толпой агентов можно не бояться. Но вот героев они способны навести, тут Жанна не врет. – Что ты хочешь?
- То же, что и ты, - ответило притворяющееся женщиной существо. – Сокрытое в гостинице.
- А я-то думал предложить номер с видом на восход солнца, - съязвил Рауль. – Раз мы ищем одно и то же, может, поделишься сведениями? Как Анри сумел такое построить? Он точно был человеком?
- Это тебе знать не обязательно, - понизила голос Жанна. – Если отдашь то, что спрятано в здании, будем в расчете. Даже доплачу за услуги.
- Интересно, как я это должен сделать? – поинтересовался Рауль. – Не знаю, кем был прежний владелец, но от нас он поставил защиту.
- Как и от нас, – телефон заполнило эхо электрического треска. – Но ты пробьешься, я уверена.
- Однажды пробьюсь, - выходит, его используют как лом, чтобы вскрыть неподатливый сейф? Делиться Ортаж не собирался, но обещать – не значит жениться. – Что ж, буду держать тебя в курсе, когда…
- До конца лета, - перебила его служительница Машины, и её голос больше не был вежливым. – Это твой срок, Рауль. Потом я сама выдам путевки в Сен-Лумар всем, заинтересованным отрезать тебе голову. А если сбежишь к своей шлюхе-мамочке, ответят за все психолог и эти две девчонки, что у тебя гостят. Я им таких героев найду, чтобы заставили молить о смерти.
Лучший способ игнорировать угрозы – извлекать их них сведения. Диану она не упомянула. Раз можно сбежать к наставнице, то старейшин Машина не трогает. И срок подразумевает, что Жанне позарез нужно наложить руки на «Берег бесконечности». Но не лично, иначе бы она давно это сделала.
Если требует до конца лета, то я близок к цели, довольно подумал Ортаж. Но почему не предложила сотрудничество? Придется подыграть, чтобы разобраться…
- Хорошо, - отрезал он с напускным раздражением, - Раз тебе так приспичило, дай мне хоть какие-то подсказки.
- Не могу, Рауль, - голос растворялся, превращаясь в гудение. – Старайся, время уходит.
Звонок не отключился – просто оборвался, будто и не существовал. Ортаж ради интереса проверил журнал вызовов: беседа не отображалась.
Ладно, подумал он, опираясь на ограждение палубы и не обращая внимания на людей вокруг. Дело ясное, что дело темное. Жанна могла его нанять, попросить, предложить поделиться, но выбрала угрозы. Варианта два: Машина все-таки чокнутая или это самое выгодное поведение. А в чем выгода?
Слишком много неизвестных, и придется использовать помощь зала – самому на столько дел не разорваться. Скорее всего, Жанна блефует и никому ничего не сделает, даже если не исполнить приказ, но к чему выяснять? Если Анри сумел защитить гостиницу даже от слуг Машины, надо перевернуть весь город, но понять – как. А потом он прикончит Жанну, чтобы эта сука не думала, будто его гостям можно безнаказанно угрожать…
Записан
Ты никогда не узнаешь всего, а часть того, что ты знаешь, всегда неправда. Возможно, даже самая важная часть. Если ты понимаешь это, то прибавляешь себе крупицу мудрости. И прибавляешь себе мужества, если всё равно поступаешь, как задумал.

Руслан

  • Адепт Оттенков
  • *
  • Пафос: 284
  • Сообщений: 21360
    • Просмотр профиля
Re: На берегу бесконечности...
« Ответ #40 : 12 Марта 2019, 12:40:23 »

***
Если зудит, где не дотянешься, не выворачивай руку, а попроси кого-нибудь почесать, учила его наставница. Владыка обязан сам ответить на брошенный вызов? Вот уж нет, вслепую метаться и попасть в новый капкан Рауль не хотел. Почему бы не собрать всех у рощи и не поискать улики? Враг мог учитывать Гюнтера, но не троих гостей, а девчонки вряд ли откажутся помочь. Диана и Мари все равно в городе, Милна уже отпустила полиция, опросив как свидетеля. Айшу Рауль забрал из номера, с тоской подумав, что время близится к вечеру. До встречи с Камиллой успеть бы ополоснуться…
Он уже завел двигатель, когда услышал чей-то окрик. Рауль выглянул в зеркало: по парковке торопливо шагала чернокожая женщина лет сорока в джинсовом костюме. Скуластое лицо, прищур скрываемых темными очками глаз, короткая стрижка…
- Вот не было печали, - вздохнул Ортаж. Франческу было за что уважать, но она оставалась человеком – и могла стать серьезным врагом, обратись в героя. Жизнь её уже была сражением: за переживших насилие детей, угнетаемых жен, притесняемых мигрантов.
- Это кто? – спросила сидящая позади Айша. – Она опасна?
- Только для Евы,  - ответил Ортаж, пока Франческа спешила к машине. – Старайся в голову не лезть, у мадам паладинистость зашкаливает.
- Спасибо, что дождались! - несмотря на скорость, Франческа не запыхалась. Айше она улыбнулась дружелюбно, на Рауля посмотрела намного холоднее. Ортаж желал, что Алан остался с матерью, а для Франчески было целью забрать мальчика и найти ему приемную семью. Не то, что Ева не создала оснований, но Владыка не собирался давать прислугу в обиду. Ева приносила пользу, делала отличный эротический массаж, в будущем должна насытить не только Айшу, но и его, и за это заслуживала покровительства. – Мне секретарша сказала, что вы в город.
- Я сегодня популярен у женщин, - вздохнул Рауля. – Прямо на кусочки готовы растерзать.
- Мне выйти? – предположила Айша, глядя на Франческу с интересом. Та лишь поспешно покачала головой.
- Вот еще, я не секретничать пришла, – Франческа протянула руку, и палестинка её пожала. – Вы здесь работаете?
- Это Айша, моя гостья, - желая напомнить, кто тут хозяин, представил женщин Рауль. – Айша, это Франческа, инспектор социальной службы и местная правозащитника.
- Очень приятно, - Франческа сказала это настолько искренне, что Айша не смогла не улыбнуться в ответ. – Только не надо говорить таким тоном, будто я здешняя сумасшедшая.
- И в мыслях не было, - усмехнулся Ортаж. – Можем подвезти, если вам мимо мэрии.
- Давайте, - своей машины у Франчески не было, что не мешало ей носиться по всему городу. – Рауль, я по поводу следующего слушанья.
- Характеристику ей психолог сделал, у меня замечаний нет, - он завел авто с осторожностью, хотя водил с двадцати лет. После перерождения Волк отнял умение управлять любыми видами транспорта, кроме авто, и опыт не мог это исправить. Велосипеды, скутеры, скейты и коньки вызывали у Рауля полный ступор: даже в компьютерном симуляторе мозг отказывался различать клавиши джойстика. На машину потеря не распространялась, но Ортаж все равно ездил так, будто в любой момент мог забыть, для чего нужен руль. – С персоналом Ева ладит, мальчик под присмотром.
- Под чьим присмотром? – Франческа посмотрела на управляющего с презрением. – Тех мужиков, что вечно к ней ходят?
- Я отдал ей номер в жилье, – ответил Ортаж. – Это её личное дело, с кем встречается в нерабочее время.
- А какое у неё рабочее? – резко поинтересовалась инспектор. – Она записана горничной, но не выходит в смены. Знаете, месье Ортаж, слухами земля полнится. Будет неудобно, если кто-то на суде бросит тень на ваших работодателей.
- Например? – поинтересовался он. То ли Луна раком, как любила говорить его Мать-Владыка, то ли Марс выдался ярким, а и эта с угрозами…
- Что её массажный кабинет – просто бордель, - было видно, что Франческа следит больше за реакцией Айши. – Алану семь, Рауль, вы это понимаете? Эта сумасшедшая нимфоманка каждую неделю себе мужика находит, а ребенок в школу пошел. Вы хотите, чтобы он через пару лет от одноклассников слышал, что его мать – шлюха?
- Лучше, конечно, отобрать его у матери, - улыбка Рауля приобрела черты оскала. – Мне кажется, вашу профессию выдумал мизантроп.
- Пусть перестанет к себе всех подряд водить, - сухо заметила Франческа. – Ей много раз предлагали выбор: заниматься сыном или проституцией. Она его сделала.
Записан
Ты никогда не узнаешь всего, а часть того, что ты знаешь, всегда неправда. Возможно, даже самая важная часть. Если ты понимаешь это, то прибавляешь себе крупицу мудрости. И прибавляешь себе мужества, если всё равно поступаешь, как задумал.

Руслан

  • Адепт Оттенков
  • *
  • Пафос: 284
  • Сообщений: 21360
    • Просмотр профиля
Re: На берегу бесконечности...
« Ответ #41 : 13 Марта 2019, 16:12:17 »

- Вы ошибаетесь, - вмешалась Айша. – Если речь о той самой Еве, она у меня горничной работает. Мальчика я тоже видела, он ухоженный и счастливый. Не сказала бы, что она хоть капельку на проститутку похожа.
- Вот, пожалуйста, отзывы постояльцев против сплетен, - Рауль притормозил у светофора. – Первое заседание в её пользу.
О том, что прошло оно удачно лишь потому, что сам Ортаж внушал суду нужные мысли, Франческе знать не полагалось. Но частить с этим опасно, легко перестараться. Одни становятся героями за безупречную волю, другие – за ранимость и слабость.
- А второе будет в мою, - поправила очки Франческа. – Слушайте, Рауль, я уважаю ваш вклад в город. И что вы берете приезжих на работу тоже похвально. Но не заставляйте меня думать, будто вы обычный сутенер. Не хочу поднимать шум, потому что это ударит по вам, но если надо, притащу полтора десятка свидетелей.
- Она не с кем не спит, - ответил Рауль, получив в ответ фырканье. – Формально это не секс.
- Ой, да ладно, - тоном, словно выслушивала от пятилетнего, что конфеты украла кошка, произнесла Франческа. – Вы еще скажите, что это новое направление в массаже.
- Вы ей мстите, - вмешалась Айша. – По интонации слышно.
- Я защищаю ребенка, - повернулась к ней Франческа. – Вы её сколько знаете? Неделю, месяц? Я их встретила, когда Ева только родила, бросила мужа и переехала к нам. И все эти годы помогала встать на ноги, которые она об меня и вытерла. Только тогда я поняла, какую змею на груди пригрела. Она опасна для Алана.
- Пусть сам судит, когда вырастет, - Рауль сбросил скорость до черепашьей, чтобы посмотреть на Франческу. – По мне единственный человек, который имеет право упрекать родителей – их взрослый ребенок. Да и то только когда своих детей заведет. Остальные пусть идут лесом.
- Вы бы знали, сколько из-за таких слов в Сен-Лумаре детей погибло, - в словах инспектора прорезалась ярость. – Остановите, я дальше сама. Вижу, с вами говорить бесполезно.
- Каких детей? – насколько Рауль знал, даже перед его приездом это был тихий провинциальный городок. – Вы о чем?
- У нас принято замалчивать беды, - тон Франчески переполняли злость и печаль. – Это так удобно – ни во что не вникать, ни за что не отвечать. Мне жаль, что вы оказались таким, Рауль. Я вас лучшим человеком считала. Увидимся в суде.
- Она странная, - тихо сказала Айша, едва Франческа вышла. – Сильная, очень мстительная, пахнет пережитым предательством. Что ей Ева сделала?
- Как ни странно, Франческа решила год назад наконец-то выйти замуж, - Рауль прижал педаль газа. – Нашла такого же борца за добро во всем мире, дело приближалось к свадьбе. А Ева пришла в гости к жениху, напоила и уговорила на массаж по-дружески. В понимании Евы это означает оставить на себе одежды не больше, чем у библейской тезки, и привязать партнера к кровати. Франческа застукала парочку, когда Ева ему разминала простату.
- Боюсь представить, что она мне приготовила, если это дружеский массаж, - Айше идет смущаться, подумал он, когда увидел в зеркало, как румянец заливает округлое лицо. – Ева его любила?
- Нет, в то-то и дело. В итоге Франческа послала жениха, а Еву возненавидела. И решила с сыном разлучить, благо про похождения нашей массажистки и впрямь многие знают. Та извинялась, но разве за такое парой слов обойдешься?
- Нет, - голос Айши стал глуше, и салон скрыли болотные тени. – Только уплатив сполна. Думаю, я ей в этом помогу, с вашего разрешения.
- Приятного аппетита, - усмехнулся Ортаж. – Это только цветочки, в Еве еще полно ягодок, и они все твои. И не выкай. Зря мы, что ли, родичами зовемся.
- Хорошо, - охотно согласилась Айша. – А что она про погибших детей болтала?
- Не знаю, - задумчиво отозвался Рауль, не забывая следить за дорогой. – Для полного комплекта только какого-нибудь Пеннивайза не хватало. Зря я все-таки городом не занимался…
Записан
Ты никогда не узнаешь всего, а часть того, что ты знаешь, всегда неправда. Возможно, даже самая важная часть. Если ты понимаешь это, то прибавляешь себе крупицу мудрости. И прибавляешь себе мужества, если всё равно поступаешь, как задумал.

Руслан

  • Адепт Оттенков
  • *
  • Пафос: 284
  • Сообщений: 21360
    • Просмотр профиля
Re: На берегу бесконечности...
« Ответ #42 : 14 Марта 2019, 15:59:37 »

***
В мертвой роще было легко забыть, что сейчас июнь, а не ноябрь. Впрочем, даже зимой здесь оставалось немало зелени, но нынче под ногами Рауля лежали только желтые листья. Они не лишились соков, а словно сгнили изнутри, как и трава, похожая на состриженные локоны старухи. Облупившаяся кора выбелила стволы старой костью.…
- Единственное место, где я могу открыть Путь, - Ортаж взглянул на Диану с упреком, за которым скрывал облегчение. Тьма знает, сколько раз он был рядом с духами, не подозревая об измене. - Не считая гостиницу, разумеется. Больше в городе созвучия с логовом нет.
- Мой косяк, - сейчас Диана и впрямь казалась девчонкой, потупив взгляд и ковыряя носком листву. – Бить будешь?
- Я тебе что, де Сад? – фыркнул Рауль. - Нахрена тебя бить, прости мой францу… ах да, мы же оба французы. Лучше скажи, что это за дьявольщина.
Остальные ждали в парке, как и несколько сотен горожан, обсуждающих ситуацию. Внушение Жанны свело версии в самую удобную для туризма: кто-то потравил рощу, но опасности нет. Вскоре вспыхнет охота на ведьм, и Рауль не сомневался, что такие, как Кори, укажут виновных. Подавленный Машиной страх все равно отыщет выход...
- Птицы уже вернулись, - заметила Диана, указав на облепивших пустые ветви ворон. Под отброшенной в сторону листвой протянулись муравьиные тропки. В гнилой траве стрекотали сверчки. – Людям и животным она не страшна.
- Мне тоже не поплохело, - удивился Рауль, пока Волк втягивал запахи чужой силы. – Если отрава только на нас, почему даже горло не першит?
- Потому что она не про нас, - уверенно сказала Морель. – Я тоже не сразу поняла. На вкус – отвратная дрянь, и парализовать может, но будь это нам подарочек, я бы распыление не пережила. Эта дрянь нужна, чтобы растения травить.
- Что за бред? – нахмурился Рауль, поднимая ворох листвы и обнюхивая липкую жижу. – Скармливать моим духам других духов, отравленных, чтобы моих подчинить… а потом их угробить ради рощи? Убей дерево – порадуй бобра, что ли?
- Наверное, оно должно было еще долго копиться, - Диана сочувственно погладила мертвую березу. – Я раскрыла, и он использовал все, что имелось.
- А до меня он кому яд скармливал?
- Не знаю, Рауль, - с сожалением призналась Диана. – Тот, с кем я столкнулась, похож на духа… но это не дух. Он назвал себя учеником смерти и океана.
 - Может, какой-то ушедший, - предложил Ортаж, хотя лицо старейшины выражало сомнение. – Ладно, попробуем иначе. Волкам посылали отравленный обед, и надо узнать, откуда и кто.
- На Сен-Лумар что-то надвигается, - взгляд Дианы отразил прожитые сто лет, став глубже. – Я не лезу в твои тайны, но гостиница и эти события как-то связаны. Там что-то скрыто.
- Не сомневался, что почувствуешь, - направился к парку Рауль. Старейшина не отставала, то и дело стряхивая липнущую к джинсам траву. – И я очень хочу это заполучить, но там сильная защита.
- Я помогу её вскрыть, - пообещала Морель. Они почти вышли к опушке, когда Рауль задал еще один донимающий его вопрос.
- С Гюнтером что делать?
- Что тут сделаешь? – в просвете изувеченных деревьев виднелись группы людей, и стоящая поодаль троица родичей. – Улей нужен юным, иначе тьма их заберет. И Мать-Владыка нужна, чтобы мозги вправлять и воспитать, а то силы не раскроются. Если за малышней не доглядеть, она «Техасскую резню бензопилой» запросто устроит. Но когда выучился, можешь разве что увлечься от голода…
Или насиловать из обиды на отвергнутую любовь, подумал он. Но я тогда себя не терял. Плевал на всех, но понимал, что делаю.
-…и избить, покалечить, наслаждаться чужим страданием, - закончила Диана. – Мучить близких забавы ради. Недаром нам опасно с людьми семьи заводить. Я срывалась лишь однажды, больше полувека назад. И кого знаю, а знала я немало, не чаще. Взрослые убивают осознанно, не в порыве эмоций.
- А Милн сжег семью за то, что дорогу спросили.
- Да, - голос Дианы наполнил взмахи вороньих крыл. – Отправь его куда-нибудь подальше, где нет людей. Лучше в иные миры.
- То есть выгнать? – Рауль остановился и гневно взглянул на Диану. – Ты соображаешь, что несешь? Он там точно ушедшим станет!
- Он им уже почти стал, - в старых глазах вечно юной женщины его злость утонула, словно брошенный в океан камень. – Взрослым не помочь со стороны, Рауль. Либо он сам справиться, либо уйдет. Думай о живых, а Гюнтер почти что мертв…
Записан
Ты никогда не узнаешь всего, а часть того, что ты знаешь, всегда неправда. Возможно, даже самая важная часть. Если ты понимаешь это, то прибавляешь себе крупицу мудрости. И прибавляешь себе мужества, если всё равно поступаешь, как задумал.

Руслан

  • Адепт Оттенков
  • *
  • Пафос: 284
  • Сообщений: 21360
    • Просмотр профиля
Re: На берегу бесконечности...
« Ответ #43 : 15 Марта 2019, 14:44:31 »

Остаток пути они проделали в молчании. Среди окрестных споров и обсуждений оно казалось тяжелым, но не могло сравниться с заполнившей глаза Гюнтера тоской. Психолог замер у фонарного столба, словно брошенный влюбленный, и будто ослеп. Взгляды девушек хотя бы выражали понятную растерянность, а так, как смотрел Милн, могла наблюдать разве что могильная плита, обрети она глаза.
- Как ты? – спросил Рауль, не зная, с чего начать беседу. Править людьми, идти к цели, защищать гостиницу было намного легче, чем думать о том, что ему решать судьбу доверившегося родича. – Болит?
- Я почти придумал, зачем живу, - ожоги от взрыва Гюнтер затянул, но в искусанных губах не осталось ни кровинки. – Почти создал собственный миф, где Ангелу есть место…
- Тебе больно? – повторил Рауль с нажимом. – Голодно?
- Мне мерзко, - поднял на него Милн сломленный взгляд. – Мерзко, что я такой сильный. У них не было шанса, Рауль. Это неправильно. Слишком много силы для того, кто не может собой владеть.
- Волки не виноваты, если зверье бегать разучилось, – Рауль заговорил тише, хотя в этом галдеже можно было скрыть даже мировой заговор. – Пока все, что есть у людей, это сумасшедшие герои, они и будут слабыми. Стоило ли темные времена прерывать, чтобы под юбкой Машины прятаться?
- Эти трое сильными уже точно никогда не станут, - Гюнтер осторожно потер щеку, забыв, что у него уже нет ожогов. – И я даже не могу их по-настоящему пожалеть.
- Ты хотя бы пытаешься, так что не грызи себя, - Волк проник в тело, и окружающие люди инстинктивно отошли, не прекращая бесед. – Слушай, Гюнтер, у меня не самая приятная просьба…
- Да, конечно, - кивнул Милн. – Я сейчас соберу вещи и к ночи уеду. Попрощайся с Синти и Гутьерасом за меня.
- Вздор не мели, - Рауль ожидал неодобрительного взгляда Дианы, но старейшина не отреагировала. Высказав свое мнение, она не настаивала, оставляя ему право решать. – Мне твои глаза нужны, а не уход.
- Я даже Жака не смог расколоть, а тут это, - Гюнтер поморщился, глядя на рощу. – Из меня плохая ищейка.
- Зато отличная приманка, - Рауль положил руку на плечо психолога, и частица тьмы впилась в того следящей меткой. Милн вздрогнул. – Яд откуда-то посылали, так? И явно не через полстраны, иначе бы этих отравленных духов кто-то другой сожрал. Значит, где-то рядом его логово.
- На побережье, скорее всего, - поддержала Владыку Морель. – Возьми листья, они этой заразой пропитаны, и натри веки. Глаза на лоб полезут, но хоть начало следа заметишь.
- Главное, чтобы поверил, что ты его вот-вот выследишь, - вечернее солнце смешало кровь и серебро в зрачках Рауля. – Тогда нападет, а я через метку увижу, с кем дело имею. Только голову не теряй. Если он Диану чуть не разделал, то и тебя на куски порвет, так что сразу отступай в логово.
- Идеи есть, что это вообще такое?
- Не знаю, - стараясь не показать, как его бесит неизвестность, сказал Рауль. - Это как-то связано с океаном и смертью. Айша рассказала, что вокруг Жака тоже витало что-то похожее.
- Я подумала, призрак его матери, -  призналась девушка. – Потом засомневалась. Она сказала, что океан заговорит о каждом ушедшем. И что она всех заставит услышать.
- Подозреваю, микрофон ей лучше не давать, - волнение добавило движениям Дианы подростковой размашистости. – Или это разные существа, или одно и то же. Оборотень?
- Который пушистый и на луну воет? – оживилась Мари. – У нас таких возле Меца целая стая.
- Нет, который лица меняет, - старейшина облокотилась на фонарный столб. – Но ладно со мной, чтобы в бою отвлечь, кем только не прикинешься. А зачем ему художник? Или это и вправду его мать?
- Могу узнать, – пусть речь у Айши и осталось тихой, голос обрел твердость панциря Тарраски. – Попрошусь картины посмотреть, поговорю. Вдруг вспомнит что-то или этот дух опять покажется.
Записан
Ты никогда не узнаешь всего, а часть того, что ты знаешь, всегда неправда. Возможно, даже самая важная часть. Если ты понимаешь это, то прибавляешь себе крупицу мудрости. И прибавляешь себе мужества, если всё равно поступаешь, как задумал.

Руслан

  • Адепт Оттенков
  • *
  • Пафос: 284
  • Сообщений: 21360
    • Просмотр профиля
Re: На берегу бесконечности...
« Ответ #44 : 16 Марта 2019, 13:31:02 »

- Отлично, - что он использует приехавших на каникулы девушек, Рауля не сильно смущало. Если Одри что-то не нравится, она их всегда может отозвать, а на награду за помощь он не поскупится. Конечно, можно сказать, что Жанна угрожала им, но это его забота, чтобы слова посланницы Машины стали её предсмертной болтовней. Да и какой смысл пугать, если монстрам всю жизнь кто-то угрожает? – Можешь в его снах покопаться, только аккуратно. Мари, хочешь тоже получить ответственное задание?
- Спрашиваешь! - уперла руки в стройную талию вчерашняя школьница. – Допросить, запугать, взбесить хоть сейчас готова. Могу морально раздавить, Луи подтвердит.
- Тусить.
- Эээ… - непонимающе уставилась на Владыку девушка. – Ты хотел сказать потрусить кого-то?
- Нет, именно тусить в людных местах, - улыбнулся Рауль. – Во-первых, если та троица, что Айше встретилась, из туристов, они где-то засветятся.
- А есть во-вторых? – для Мари идея выслеживать неведомо кого на ответственное задание не тянула. – А то скучновато как-то.
-  Все эти люди боятся, - Рауль покосился на заполнивший парк народ. – Сколько им мозги не промывай, человека не изменишь. А в городе хватает наездников, которые этот страх оседлают и погонят вскачь.
- Типа Кори? – на приятно удивленный взгляд Ортажа Мари ответила ухмылкой. – За моего недоумка заступился местный, Филом звать. На фаэр-шоу сегодня пригласил. Он мне про этого Кори все уши прожужжал, пока по городу катал. Все в героических красках расписал, но я так поняла, что у них помесь неонацистов и Ку-клукс-клана.
- Лучше не скажешь, - согласился управляющий. – И эти ребята повода с рощей не упустят. Если начнут на тусовках людей накручивать, можешь проучить самых шумных. Кори и его братец, что у меня работает, не гнушаются трупами, и раньше меня это не волновало. Сейчас… не хочу рисковать. Тот, кого мы ищем, духами не брезгует, он и людям может мысли подкинуть.
- Поняла, босс, - Мари отдала честь сразу двумя руками. – Кстати, ты какой-то супер-обед обещал. Сытая я лучше думаю.
- Есть семейка Ламбер, - его радовало, что даже в таких условиях все, кроме Гюнтера, умудряются не забывать об удовольствиях. - Кажется, такого ты еще не пробовала.
 - Вот уж мир тесен, - хихикнула Диана. – Я на них сегодня наткнулась. Даже с училкой, что у детворы занятия на дому ведет, познакомилась. Там и впрямь странный запашок.
- Домашнее насилие? – речь Мари приобрела возбужденные нотки и Айша с легкой тревогой взглянула на подругу. – Инцест? Или кого-то в подвале на цепи держат?
- Стал бы я такую банальность предлагать, - вещи, которые люди делают сами с собой, у Рауля не вызывали особого возмущения, пока не касались его подчиненных. – Адрес я дам, остальное узнаешь сама. Поверь, не пожалеешь.
- А мне чем заняться? – поинтересовалась Диана.
- Историей, - как бы ни хотелось Ортажу вдвоем со старейшиной поскорее сломать защиту гостиницы, предстояло понять, что вообще происходит. – Покопайся в прошлом Сен-Лумара. Нам с Айшей сегодня намекнули, что в городе когда-то гибли дети, вдруг это связано. Про смерть родителей Жака тоже поищи, и про эту рощу. Подними архивы, посмотри в памяти старожилов, духов поспрашивай. 
А мне пора на свидание, подумал он, взглянув на рубиновые облака, набухающие тьмой. Война войной, а обед по расписанию…
Записан
Ты никогда не узнаешь всего, а часть того, что ты знаешь, всегда неправда. Возможно, даже самая важная часть. Если ты понимаешь это, то прибавляешь себе крупицу мудрости. И прибавляешь себе мужества, если всё равно поступаешь, как задумал.