Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: Пожиратели: Голод  (Прочитано 5546 раз)

Руслан

  • Адепт Оттенков
  • *
  • Пафос: 287
  • Сообщений: 21381
    • Просмотр профиля
Пожиратели: Голод
« : 06 Декабря 2018, 17:20:56 »

Пожиратели: Голод
Предисловие
Голод. Чувство, которое никогда невозможно удовлетворить окончательно. Пока продолжается жизнь, любое существо ежедневно испытывает его. Голод по питающим плоть веществам. Голод по услаждающим сердце ощущениям. Голод по обогащающим разум знаниям. Голод общения, внимания, власти. Голод мести и разрушения.
Голод правит всем.
Мир не един, а многомерен, пусть люди и не подозревают об этом. Множество иных миров окружает его, населенные духами и призраками, англами и демонами, богами и чудовищами. Но есть реальности ниже иных реальностей, называемые Низшими Сферами, и голод там – основная составляющая. В них обитают Левиафаны, исполинские и невообразимые сущности, одержимые ненасытным желанием пожирать. Низшие Сферы не насыщают их, но и не дают подняться выше, в миры, полные такой притягательной пищи. Более мелкие духи Низших Сфер могут проскользнуть в трещины миров, однако для Левиафанов эти проходы слишком узкие. Завидуя этим духам, Левиафаны отделяет частицу составляющей их тела тьмы, и посылают наверх.
Эта крупица голодной темноты просачивается в мир людей, находит беременную женщину и проникает в младенца в её утробе. Словно осколок, она погружается в душу ребенка, сливаясь с ней. Эту тьму нельзя изгнать, но долгое время она скрывается, не проявляя себя.
Затем, обычно в юности, мрак пробуждается, навсегда изменив человека. Он смотрит на мир и впервые видит его полным Голода – неосуществленных людских стремлений, пожирающих человечество изнутри. Тьма перерождает его, наделяя новыми силами и самого заражая сильным Голодом по определенным ситуациям, который он отныне вынужден утолять. Больше не человек, а Пожиратель, он понимает, что навсегда изменился, и обратного пути нет.
С новыми силами приходят новые возможности. Можно помогать другим воплощать их Голод, тем самым лучше понимая его суть - или же утолять собственный Голод за их счет. Можно учить людей правильно принимать свой Голод, приведя к Катарсису, чтобы стать сильнее от принесенного человечеству урока. Можно пировать их кошмарами или поглотить жизненную силу, став настоящим чудовищем в глазах любого человека.
Каждый Пожиратель стоит на рубеже между хищником и пастухом человечества, балансируя между своей человеческой половиной и Голодом. Вместе с такими же Пожирателями он хранит свой район или город от духов Низших Сфер и иных чудовищ, которые постоянно пытаются просочиться в человеческий мир. За срок своей жизни ему необходимо успеть пройти Метаморфозу, превзойдя свой Голод, иначе после смерти Левиафаны заберут душу и пожрут её.  Оказавшись на высшей ступеньке пищевой лестнице по сравнению с человечеством, Пожиратель понимает, что сам был создан Левиафанами в роли скота на убой, которому позволили нагулять за жизнь жирок.
Это история о Голоде – сильной потребности, живущей в душе и требующей реализации. Это история Катарсиса, самопознания и принятия своей личности. Это история охоты и ночной стражи, выслеживания врагов человечества, которые без защиты Пожирателей давно бы уничтожили людской род. Это путь поиска равновесия между человеческой жизнью и опасным существованием Пожирателя. Это философский поиск себя, желание освободить свою душу из рабства Левиафанов и спасти от поглощения. Пожиратель постоянно колеблется между тем, чтобы пировать на желаниях человечества и учить его самим преодолевать свой Голод. Он обязан познать себя, если не хочет стать рабом Голода или пасть жертвой многочисленных врагов.
О чем эта книга?
О Пожирателях, людях, измененных еще в утробе матери частицей существ из Низших Сфер – ужасных Левиафанов. Эта частица не проявляет себя долгое время, но к периоду между началом полового созревания и серединой юности просыпается, превращая человека в Пожирателя. Он получает возможность видеть Голод других людей и страдает от собственного, который должен утолять за их счет. 
Каждый Пожиратель принадлежит одному из семи видов Голода. Голод Власти, Адреналина, Сокровищ, Тайн, Возмездия, Удовольствий или Уничтожения движет им, заставляя искать людей со схожими потребностями. Связанный инстинктами и руководствующийся иногда звучащим на краю сознания голосом древней богини тьмы Тиамат, Пожиратель стремится найти таких же, как он. Странствия тяжелы для него, как и одиночество, усиливая Голод, и обретенные спутники становятся второй семьей Пожирателя. Создав вместе с ними Дом, и заявив права на какую-то свободную территорию, как на Угодья, Пожиратель начинает опекать её.
Он помогает людям утолять их Голод безопасным для других способом – или же сам толкает людей в нужду, чтобы породить у них еще более сильный Голод. Он защищает их от сверхъестественных угроз или же сам кормится их кошмарами, высасывает жизненные силы или просто удовлетворяет свой Голод, принуждая их к желанным для себя ситуациям. Помогая человеку лучше понять себя  через Катарсис и удовлетворение Голода, Пожиратель приближается к Метаморфозе, личной победе над Голодом. Если он достигнет её, то станет Легендой – бессмертным созданием, существующем в цикле сна и пробуждения и свободным от Левиафанов и собственных неукротимых страстей. Если нет, после смерти его душа будет пожрана Левиафанами, дабы вечно перевариваться в их чреве.
« Последнее редактирование: 06 Декабря 2018, 17:36:30 от Руслан »
Записан
Ты никогда не узнаешь всего, а часть того, что ты знаешь, всегда неправда. Возможно, даже самая важная часть. Если ты понимаешь это, то прибавляешь себе крупицу мудрости. И прибавляешь себе мужества, если всё равно поступаешь, как задумал.

Руслан

  • Адепт Оттенков
  • *
  • Пафос: 287
  • Сообщений: 21381
    • Просмотр профиля
Re: Пожиратели: Голод
« Ответ #1 : 07 Декабря 2018, 10:59:09 »

Темы
Баланс человеческого и чудовищного
Каждый Пожиратель сталкивается с постоянной моральной дилеммой. Он больше не человек и обладает силами, позволяющими игнорировать законы и нормы морали. Видя Голод в других людях и сам испытывая его, Пожиратель начинает воспринимать прочих людей, словно источник пищи. Голод предлагает разные способы насыщения, и самые разрушительные – простейшие.
Пожиратель знает, что его душа отмечена Левиафанами и смотрит на людей с завистью. Им не грозит поглощение души немыслимыми чудовищами, а его доводит до дрожи одна мысль об этом. Быть сожранным Левиафанами – не просто смерть, а нечто вечное и худшее. Ни один Пожиратель не может объяснить, что конкретно происходит с ними в утробе Левиафанов, но инстинкты так обостряются при одной мысли о смерти, что Пожиратель предпочитает никогда не задумываться об этом. Это значит, что если люди будут стоять на пути его выживания, тем хуже для них.
Пожиратель вынужден буквально жить двойной жизнью и постоянно сдерживать себя рядом с людьми, если Голод давно не утолялся. Некоторые вообще бросают своих близких, заменяя их Домом – группой сплоченных Пожирателей, - потому что боятся навредить любимому или семье.
Однако и отказаться от своей прежней жизни целиком – не намного лучше. Если Пожиратель порвет все отношения с людьми и станет просто кормиться их кошмарами или удовлетворением своего Голода, люди скоро поймут причину. Волевые личности могут разглядеть его лицо в своем сне. Охотники за сверхъестественным способны отследить внезапные смерти тех, чью жизненную энергию Пожиратель поглотил.
Кроме того, у него есть множество врагов: бессмертные волшебники, охотящиеся на Пожирателей ради их сил, оборотни-людоеды Вендиго, постоянно проникающие из Низших Сфер темные духи. Даже среди Пожирателей есть группы тех, кто отвергли учение Тиамат, и вымаливают у Левиафанов отсрочку смерти ценой жизней других. Наконец, чтобы достичь Метаморфозы, нужно помогать другим людям обрести Катарсис или утолять их Голод. Отказавшийся от всех связей с человечеством Пожиратель не сумеет обрести бессмертие. Если он желает не пойти на корм Левиафанам, то должен научиться, как совмещать в своей жизни человеческое и чудовищное.
Обретение семьи
Пожиратель не может быть один. Тьма, изменившая его, толкает сплотиться в группу, потому что вместе намного выше шансы выжить. Хищные инстинкты обостряют атавистические нормы поведения, а человек на заре своей истории выживал за счет сплоченности. Один Пожиратель просто не сумеет отстоять свои владения и быстрее проголодается. В группе, называемой Домом, он спокоен, зная, что спина прикрыта союзниками.
Дом становится тем, что подразумевает слово: местом, где Пожиратель чувствует уют и безопасность. У него может быть человеческая семья или формальные отношения в Доме, но он не станет его игнорировать. Когда Пожиратель далеко от Дома или давно не видел его членов, его голод растет. Кто-то встречается с членами своего дома при каждом удобном случае, кто-то живет с ними все время вместе. У Дома может быть многовековая история, и его старшие члены передают младшим свои правила и традиции.
Однако Дом, как и любая семья, неоднороден. Хотя все его члены заинтересованы в том, чтобы они и их спутники достигли Метаморфоз, они по-прежнему остаются разными личностями. Каждый имеет свои взгляды на то, как надо утолять Голод, приводить людей к Катарсису или управлять территорией. Если пустить все это на самотек, то Дом окажется неэффективен, и падет перед врагами.
Чтобы справиться с этим, большинство Домов Пожирателей придерживаются общих принципов поведения, называемых Заветом Тиамат. Завет родился из откровений темной богини, взявшей опеку над тьмой в их душах. Благодаря этим правилам все Пожиратели, кроме отступников, могут рассчитывать на некие общие нормы, традиции и запреты. Кроме того, ими созданы Школы, философские учения, касающиеся того, как лучше кормиться и поступать с людьми, чтобы достичь Метаморфозы. Каждая из Школ содержит часть общей истины, и каждая верна – для отдельных Пожирателей, понявших её смысл.
Территориальность
Каждый Пожиратель тяжел на подъем. Когда он странствует, голод возрастает. Инстинкты требуют занять определенную территорию, называемую Угодьями, и хранить её от всех угроз, кормясь взамен за счет жителей. Угодья – не земля, а люди, живущие на ней, поэтому обширная лесная глушь ничего не стоит на фоне крохотного района. Дом совместно управляет Угодьями, меняя жизнь их обитателей так, как считает правильным.
Пожиратели быстро начинают воспринимать свои Угодья, как нечто личное. Они хотят видеть, как люди, Голод которых они утолили, живут дальше, как достигшие с их помощью Катарсиса передают этот урок другим. Однако люди не сидят на одном месте, и перемещаются на чужие Угодья. Там они могут стать жертвой другого Дома, и это провоцирует конфликты. Многие Пожиратели так привыкли оберегать свои Угодья от посторонних, что даже случайную смерть их жителя на чужой территории воспринимают, словно вызов себе.
В прошлом магия помогала Пожирателям поддерживать связь по всему миру между Домами, обмениваться учением Школ и советами по достижению Метаморфозы. Сейчас к ней прибавилась наука, так что им еще меньше причин куда-то ехать для общения. В противовес, кочующие группы отступников, продавшиеся Левиафанам, нападают на Дома по всему миру. Изгои и отчаявшиеся одиночки вторгаются в чужие Угодья, убивая чужих подопечных. Пожиратели постоянно выслеживают темных духов Низших Сфер, охотников и чародеев, скрывающихся среди людей Вендиго, и среди всех существ Хроник Тьмы наиболее тесно связаны с человечеством. Они могут смотреть на жителей Угодий, как на свое стадо, но не останутся в стороне, когда кто-то чужой без разрешения тронет их.
Духовный поиск
Все, что Пожиратели делают, в первую очередь предназначено для победы над смертностью. Иные существа придумали свои способы обмануть старость, но ни один из них не действует на Пожирателей. Они не могут заморозить свой возраст кровью вампиров или колдовством магов, не могут отыскать место, где время застыло. Живя дольше, чем простые люди, и отличаясь даже с возрастом отменным здоровьем, Пожиратели знают, что если умрут, то попадут в утробу Левиафанов, обреченные на вечное переваривание. Единственный способ этого избежать – пройти до конца свой духовный поиск, завершить Метаморфозы и стать Легендой.
Цель любого Дома – чтобы все его члены смогли стать Легендами, но это непросто. Трудно сосредоточиться на постижении своего Голода и помощи в достижении чужого, когда приходится патрулировать Угодья, отбивая атаки врагов. Если Дом бросит все силы на то, чтобы погрузится в философию Метаморфозы, он окажется уничтожен извне. Если он будет только и делать, что заниматься проблемами Угодий, на личное развитие времени не останется. Каждый Пожиратель должен найти золотую середину и помочь своим товарищам по Дому отыскать её, пока не истечет срок их жизни. Метаморфозы одного члена Дома приближают торжество остальных. Дом, все члены которого становятся Легендами, будет почитаем в сообществе Пожирателей. Более того, Легенды, время от времени просыпаясь из своего сна, навещают Дома, в которых когда-то жили, если те еще сохранились. Хотя их пробуждения редкие, каждое способно помочь наследникам их традиций пройти собственные Метаморфозы.
Записан
Ты никогда не узнаешь всего, а часть того, что ты знаешь, всегда неправда. Возможно, даже самая важная часть. Если ты понимаешь это, то прибавляешь себе крупицу мудрости. И прибавляешь себе мужества, если всё равно поступаешь, как задумал.

Руслан

  • Адепт Оттенков
  • *
  • Пафос: 287
  • Сообщений: 21381
    • Просмотр профиля
Re: Пожиратели: Голод
« Ответ #2 : 08 Декабря 2018, 14:39:16 »

Глава 1 Темный род
Каждый Пожиратель принадлежит одному из семи видов Голода. Он должен его утолять, чтобы насытить собственные силы, истощающиеся со временем. Пожиратель также помогает утолять этот Голод другим людям и проводит связанных с ним к Катарсису, чтобы приблизиться к своей Метаморфозе. Совместно с членами своего Дома Пожиратель может помогать людям постигать иной вид Голода, что также продвигает его по дороге духовного поиска, пусть и в меньшей мере. Однако его собственный Голод остается основным, формируя мировоззрение с того момента, как Пожиратель осознает себя. Неправильно говорить, что Пожиратель – лишь продолжение его Голода, но и отрицать, что личный Голод оказывает определенное влияние, было бы неправильно.
Личный Голод не меняется, чтобы не происходило с персонажем. Та частица тьмы, что отметила его душу, связана с ним от рождения и до смерти – или бессмертия. Однако возможностей воплощать этот Голод у любого персонажа множество, так что даже Пожиратели с одинаковым Голодом сильно отличаются.
Тираны - Голод Власти
Жажда контролировать других является одним из особенностей человеческого общества. Животные имеют определенные роли в стаи и сражаются за роль вожака, но их не сжигает изнутри желание кем-то править. Люди же часто одержимы идеей подчинения других. Возможность указать иным, что им делать, лишь внешний слой этого Голода. Настоящая власть приходит с возможностью решать за других, что им чувствовать и думать. Распоряжаться чужими поступками, держать жизнь другого человека в своих руках – Пожиратели с Голодом Власти хорошо знакомым с этим чувствам.
Таких Пожирателей называют Тиранами, хотя в действительности осуществлять Голод можно по-разному. Кто-то достигает превосходства над другими грубой силой и страхом, управляя людьми насилием. Иные создают иерархию отношений, связанную взаимными обязанностями. Культ или корпоративная иерархия, группа поклонников или тайно манипулируемые марионетки – каждый Тиран окружает себя людьми, которыми предпочитает по-своему править. Можно лишь брать, если видишь своих подчиненных только средством утоления Голода, но в поисках Метаморфозы Тираны вынуждены что-то давать взамен.
Утоление своего Голода
 Чтобы насытиться, Тирану необходимо заставить человека себе подчиняться. Момент, когда цель решает отказаться от своего прежнего курса действия и поступить по воле Тирана, дарит ему долгожданную сытость. Чем дольше продлиться смена курса поступков, тем сытнее процесс. Легко на недолгий час заставить другого силой или страхом, или уговорить выполнять свои рекомендации отчаявшегося, но это не слишком питательно. Настоящая сытость приходит, когда цель принимает Тирана, как своего лидера и кумира и сама начинает стремиться действовать по его указанию все время. Кроме того, сильный эффект оказывает, каким человеком была цель: слабовольные и зависимые не так питательны, как волевые и гордые. 
Тиран может достигать подобного эффекта множеством способов. Если необходимо быстро насытиться, можно заставить цель сделать что-то, что она не хочет, запугав, шантажируя или избив. Никто не вынуждает Тирана выбирать именно грубые методы работы: если он может добиться желаемого уговорами или даже дав что-то взамен, эффект соблюдается. Если цель не поняла, что ею манипулировали и заставили отказаться от своих планов, Пожиратель будет точно так же сыт, как если бы вынуждал её открыто уступить давлению.
Если Тиран ищет более сытного кормления, он пытается занять в жизни цели место кумира. Становясь авторитетом, ради которого можно жертвовать своими интересами, которому цель доверяет решать за неё, а после и полностью распоряжаться собой, Пожиратель обретает поистине сытное блюдо. Такая цель может питать его многократно, каждый раз становясь все зависимее. Как и в предыдущем случае, это может достигаться взаимообменом, а не только принуждением. «Я дам тебе, что захочешь, а взамен подчиняйся мне» вполне удовлетворяет Голод Власти.
Разумеется, подобное отношение к людям быстро развращает. Тираны могут быть ответственными правителями, которые дарят своим подданным желаемое, решают их проблемы и оберегают от всех угроз. С другой стороны, куда проще просто заставлять людей склониться перед собой, особенно если у них неприятности. Немало Тиранов создают цели проблемы, а потом выступают в роли спасителя, готового взамен подчинения избавить её от бед.
Кошмары
Если Тиран кормится, используя насылаемые кошмары, он демонстрирует в них рабскую беспомощность жертвы. Ему не обязательно показывать там свое лицо: важно, что во время сна цель запугана настолько, что готова сделать все для любой властной фигуры из своей жизни. Уговоры не работают в кошмарах, лишь страх – страх, что если она не подчинится, то с ней случится что-то ужасное. Проецируя на её спящее сознание  фантомную боль, Тиран может внушить жертве, что её избивают, насилуют или пытают, или шантажировать раскрытием каких-то секретов, или же предлагать выбор между подчинением и каким-то ужасным событием. После таких снов жертва просыпается в слезах, раздавленная ощущением тога, как её сломали насилием и страхом, хотя вскоре убеждает себя, что это был всего лишь сон.
Пожирание
Тиран может просто поглотить волю жертвы, чтобы насытиться – одним резким ударом раздробив её сознание и извлекая духовную силу.  То, что остается, лишь пустая оболочка. Она способна выполнять приказы, словно живой зомби, но не мыслит и не умеет реагировать на что-то сложнее простых фраз. Если Тиран дошел до того что прибег к подобному методу, он часто убивает жертву после Пожирания – без ухода она все равно не сможет себя обеспечивать.
Утоление чужого Голода
Тираны утоляют Голод двух категорий людей: тех, которые жаждут править кем-то, и тех, которые ищут истинного лидера. Речь о единицах, чей Голод наиболее ярок – каждый желал бы кем-то управлять, но это не Голод. Голод похож на навязчивую идею заполучить власть над другим человеком или высокий статус, и ради такого чувства человек бы пошел на многое. Вторая категория тоже не сводится к желающим найти покровителя: Тирану нужны зависимые личности, что готовы отказаться от собственной воли во имя своего лидера, практически фанатики.
Тех, чем Голод требует править, Тиран может поднять вверх по карьерной лестнице или поможет заполучить власть над желаемым человеком. Это можно сделать открыто или тайно, помочь цели самой добиться желаемого советами или просто принести ей искомое на блюдечке – каждый Тиран решает для себя сам. Тех, кому нужна авторитетная фигура, он  может привязать к себе, начав соответствовать их ожиданиям. Это не только хороший способ утолить их Голод, но и насытиться самому,  заняв важное место в их жизни. Разумеется, он не обязан сам играть эту роль, и может найти цели желаемого кумира, как явно показав, благодаря кому она все получила, так и «случайно» сведя их вместе.
Катарсис
Работая с двумя предыдущими категориями людей, Тиран может пойти на больше, чем выполнение их мечты. Человеку, который одержимо жаждет управлять кем-то, он способен раскрыть, что эта власть ему абсолютно ничего не даст и в действительности скрывает какое-то иное желание. Очень часто навязчивое желание контроля другого человека рождается из собственной неудовлетворенности, которую Тиран помогает осознать и устранить.
Людям, до фанатизма нуждающимся в кумире, Пожиратель способен показать, что они уже самодостаточные. Научив их решать те проблемы, которые они хотели бы поручать лидеру, думать самим, а не ждать приказов, отыскав корень этой зависимости и вырвав его, Тиран помогает человеку обрести власть над самим собой.
Записан
Ты никогда не узнаешь всего, а часть того, что ты знаешь, всегда неправда. Возможно, даже самая важная часть. Если ты понимаешь это, то прибавляешь себе крупицу мудрости. И прибавляешь себе мужества, если всё равно поступаешь, как задумал.

Руслан

  • Адепт Оттенков
  • *
  • Пафос: 287
  • Сообщений: 21381
    • Просмотр профиля
Re: Пожиратели: Голод
« Ответ #3 : 09 Декабря 2018, 11:14:17 »

Отношения в Доме
 В Доме Тираны предпочитают занимать главенствующую роль на каждом возрастном этапе жизни Пожирателя, но это не всегда проявляется явно. На каждого Тирана, что стремится показать себя лидером, найдется тот, что формирует образ незаменимого советника и исполнителя. Такие Тираны просто приучают весь Дом к мысли, что без них невозможно справиться с любым делом.
Юные Тираны, страдая от ограничений своей свободы, изо всех сил стараются казаться взрослее и серьезнее, чем есть. Они часто выплескивают свое недовольство на человеческое окружение, соответствуя названию семейства. Зрелые Тираны охотно занимаются вопросами, связанными с властью над жителями Угодий. Они любят обучать юных, но не столько ради учебы, сколько во имя возможности демонстрировать над ними свою власть. Конечно, для некоторых это становится хорошим уроком взаимных обязанностей и ответственности учителя перед учеником, но столь же много тех, кто просто упиваются возможностью приказывать воспитаннику.
Старейшины претендуют на место главы или стараются создать образ советников, без которых развалится весь Дом. С другой стороны, некоторые к этому возрасту понимают, что настоящая власть приходит со скорейшей победой над смертностью и погружаются в достижение Метаморфозы.
Старцы Тиранов, испуганные опасностью не успеть завершить Метаморфозы, начинают требовать, чтобы весь Дом помогал им, оставив все прочие дела. Хотя в большинстве Домов и так принято поддерживать в первую очередь достижение Метаморфозы тех, кому осталось не так уж много лет, Тираны вечно считают, что иные сделали для них слишком мало. В этот период их властный характер берет верх, и многие старцы действительно напоминают Тиранов не только по названию.
Тираны, ставшие Легендой,  переносят свои организаторские способности на целые группы существ иных миров. Многие события в царстве духов, призрачном царстве и иных реальностях происходят по их приказу. Тираны-Легенды собирают всех пробуждающихся в одно время с ними Легенд для того, чтобы изменить что-то в иных реальностях, или же атаковать Левиафанов. Когда еще одну поглощенную Левиафанами душу павшего собрата удается вырвать из их чрева и отправить в высшие слои бытия, Тираны-Легенды купаются в заслуженной славе.
В отношение с другими семействами Пожирателей Тираны стараются показать себя лидерами. Они считают Буревестников слишком ненадежными, и часто относятся с легким пренебрежением к их жажде ярких впечатлений. Наблюдатели вызывают уважение за умение добыть компромат на тех, кем Тираны желают управлять, так что они часто общаются с подобными сородичами. Коллекционеры в чем-то понятны им: власти сопутствуют деньги и тяга к красивым вещам, так что оба семейства часто со вкусом обсуждают свои достижения. С Карателями Тираны прекрасно работают вместе и часто перенимают их методы – наказание прекрасно демонстрирует власть над другим существом. Разрушители им кажутся слишком примитивными, даже если разрушение подразумевает лишь избавление человек от каких-то ненужных ему привычек. Искусители понятны Тиранам, и вполне уважаемы за умение подчинить жертву соблазном, однако кажутся рабами собственных страстей.
Взгляды на Школы
Тираны Школы Хищника предпочитают утверждать свою власть грубой силой, насилием и страхом. Они редко прибегают к сложным интригам и не пытаются научить тех, кем правят. Слабые в их понимании должны сами стать сильнее, если хотят избежать чужой власти, а иначе обязаны знать свое место.
Многие прячут желание управлять за заботой, открывая приюты для бездомных, сирот или иных категорий незащищенных людей, которых потом нещадно эксплуатируют. Другие возглавляют преступные организации и банды, упиваясь возможностью не скрывать тягу к насилию. Иногда такие Тираны могут запугать жителей неблагополучного района или окраин настолько, что никто даже не думает жаловаться представителям власти. В Угодьях их побаиваются, и обрастание пугающими слухами лишь радует Тиранов.
В Доме такие Тираны редко склонны к дипломатичности, но при этом и не проявляют беспричинной конфликтности. Дом – это стая для них, а стая должна действовать слаженно. Пока речь не идет о вызове их авторитету или неподчинении, Тираны этой Школы вполне ладят с сородичами. Они также не против безропотно подчиняться другим Пожирателям, если лидер сильнее не только духовно, но и физически, и вообще считают насилие способом решения всех проблем. Последнее часто выплескивается на юных членов Дома, которых такие Тираны учат больше методом кнута, чем пряника. Многие члены Дома недолюбливают их, однако в бою за Угодья и Дом эти Тираны сражаются с яростью, заставляющей врагов отступить. Они могут казаться жестокими, но считают Дом единственной настоящей семьей и по-своему любят его членов.
Тираны Школы Охотника предпочитают добычу из числа представителей власти – как своих соперников, так и просто труднодостижимую цель. У людей, находящихся на вершине, есть все, к ним приковано внимание и доступна отличная защита. Тем приятнее будет Тирану подчинить их, так как победитель элиты общества сам может считаться элитой.
Их методы связаны с длительной подготовкой, выслеживанием и изучением всех особенностей и слабостей цели – и резкому натиску. Такие Тираны не спешат и предпочитают работать планомерно, с помощью компромата и скандалов, вовлекая СМИ и полицию, чтобы заполучить подобную цель. Если же они узнают Голод своей цели, то подготовка включает осторожное внедрение в круг доверенных лиц и предложение в тот момент, когда цель не может отказаться. Многие специально подрывают статус своей цели и появляются в её жизни с предложением избавления от проблем.
В Угодьях они подчиняют всех представителей власти, после чего отдают приказы через них, лично не вникая в проблемы простого населения. В Доме такие Тираны оказываются хорошими стратегами, так как способны разработать план против любого противника. Они редко вникают в бытовые проблемы Дома, считая ниже своего достоинства заниматься такой ерундой, но оживляются, если кто-то бросает Дому серьезный вызов. Довольно тщеславные, Тираны этой Школы любят хвастаться своими победами, пересказывать по многу раз детали своих охот и демонстрировать людей, которых подчинили. Тех, кто понимает их азарт тщательной охоты, Тираны Школы Охотника уважают, и пытаются стать кумирами более юных членов Дома. Умея научить тщательно планировать каждое действие, они ждут взамен внешних признаков почтения: от ученика не требуется искренняя преданность, только тешить тщеславие своего наставника. Если такой Тиран станет главой Дома, он почти наверняка обяжет остальных кланяется при обращении, преклонять колени или иначе показывать свое подчиненное положение.
Записан
Ты никогда не узнаешь всего, а часть того, что ты знаешь, всегда неправда. Возможно, даже самая важная часть. Если ты понимаешь это, то прибавляешь себе крупицу мудрости. И прибавляешь себе мужества, если всё равно поступаешь, как задумал.

Руслан

  • Адепт Оттенков
  • *
  • Пафос: 287
  • Сообщений: 21381
    • Просмотр профиля
Re: Пожиратели: Голод
« Ответ #4 : 10 Декабря 2018, 08:24:21 »

Тираны Школы Закона  становятся настоящими кумирами обычных людей, так как дарят им долгожданную защиту. Произвол власти, преступные группировки и иные притеснения служат поводом для Тирана вмешаться. Он оберегает заурядных людей, взамен получая их уважение, и охотно учит их. В том, что его подданные станут сильнее, Школа не видит ничего плохого – развивая окружение, Тиран одновременно развивается сам. Ему становится намного легче достичь необходимого для Катарсиса доверия, люди без принуждения раскрывают секреты своего Голода, и его мнению чаще уступают.
Тираны в силу специфики своего Голода предпочитают выбивать не рядовых членов преступных группировок, а лидеров банд или покровительствующих им чиновников. Хотя кто-то может назвать это борьбой за власть, они знают, что очищают Угодья от любых притеснений, чтобы расходовать меньше сил на их защиту.
Кроме того, такие Тираны учат людей, как можно удовлетворять свой Голод законным методом, используя хорошее знание юриспруденции и тонкости карьерного роста. Здоровее законопослушное общество, которое эти Пожиратели создают, воспринимает их своими народными избранниками, демократичными лидерами, которые не просто выслушают каждого, но и каждого научит решать проблемы. Конечно, Тираны редко работают индивидуально, предпочитая опираться на целую группу человеческих последователей и через них передавать наставления. Они поддерживают хорошие отношение с местными органами власти и правоохранительной системой – если те работает честно.
В Доме подобные Тираны стараются создать справедливые отношения и показывают своим сородичам, что всего можно добиться законно. Они относятся к своему семейству с аристократизмом, считая, что настоящий Тиран не должен уподобляться уличному громиле. Решение вопросов грубой силой не приветствуется, как и страх включения в проблемы Дома людей. Человечество может помочь, даже не зная, на кого работает, и такие Тираны учат молодежь ладить с людьми и опекать тех, кто тебе доверился. Они весьма демократичны в общении, но могут быть жесткими к тем членам Дома, что нарушают его законы. И человек и Пожиратель, преступивший законы своего общества, лишается его защиты, но и тогда Тираны Школы Закона стараются наказать его так, чтобы это не выглядело вульгарной грубостью.
Тираны Школы Толпы любят становиться авторитетами в каких-то вопросах, но избегают публичного внимания. Им надо, чтобы существовали слухи о возможности получить их защиту, а не откровенная демонстрация высокого статуса. Быть членом органов власти скучно, и еще скучнее, когда люди считают, что ты обязан им помогать. Занимая незначительную должность, окутывая себя сплетнями и появляясь в нужный момент с необходимыми советами, они прекрасные кукловоды. Редко кто прямо говорит, что нужно сделать, но почти каждый Тиран этой Школы незаметно подводит к мысли выполнить желанные ему действия.
В поиске добычи подобные Тираны непривередливы. Как и всех членов Школы Толпы, их интересуют обычные люди, средние представители общество, законопослушные и верящие в защиту коллектива. Подчиняя таких, они незаметно меняют весь коллектив, навязывая ему свое мнение. Кажется, что подобный Тиран не влияет на Угодья, однако он отлично справляется с контролем своих человеческих соседей с помощью слухов и вовремя брошенных фраз.
В Доме такие Тираны не любят занимать главенствующие роли. Они воспитывают незаметно, создавая ситуации и подводя ученика к нужному им выводу, отчего производят впечатление попустительски относящихся к поступкам воспитанников. В отношении с прочими взрослыми Пожирателями, эти последователи Школы избегают титула главы дома и формальной ответственности, предпочитая стоять за спинами остальных. Прекрасные советчики, такие Тираны иногда увлекаются интригой и не пытаются помочь своим сородичам стать умнее: куда интереснее все время манипулировать остальными, чем научить думать своей головой. Хотя они стремятся к процветанию Дома и его членов, Тираны Школы Толпы боятся увидеть, что остальные больше  не поддаются на их уловки и не нуждаются в советах.
Тираны Школы Ночи предпочитают выбирать цели из ярких публичных фигур, склонных к эпатажу и провокации. Подобное они воспринимают, как вызов философии Школы: каждая звезда подает дурной пример господства эмоций над разумом всем своим фанатам. Они бы охотно поддерживали выдающихся мыслителей, как в старину, но сейчас научные деятели не в почете общества. Из-за этого многие Тираны вымещают свое холодное недовольство на актерах, моделях и скандальной элите, незаметно опекая сдержанных и образованных людей. Власть и страстное сердце, по их мнению, плохо сочетаются.
В Угодьях эти Тираны стараются подавить все признаки публичной чувственности и яркого поведения. Они не отрицают важность чувств, но не видеть, что современное общество слишком зациклено на удовольствиях, тоже не могут. Многие опекают старшее поколение, если то воплощает традиционные ценности, и создают кумирам молодежи проблемы, если та учит их вседозволенности. Правда, это касается лишь публичной сферы: Тиранам все равно, что люди делают за закрытыми дверями.
Сами они больше заинтересованы обрести знания, недоступные другим. Именно к подобным Тиранам идут в поисках сведениях о прошлом Угодий, так как они обожают собирать архивные материалы о территории, которую контролируют.
В Доме они охотно делятся знаниями со всеми, кто о них просит, и тщательно следуют традициям. Прошлое Дома, его былые Пожиратели и их достижения тщательно изучается с целью превзойти: чем старше Дом, тем одержимей Тираны этой Школы пытаются приумножить его славу. Они любят наставлять молодежь, но редко понимают обуревающие её чувства. Многие уроки сложны, так как опираются на логические построения и загадки, которые ученик не может понять. Для Тирана временами приятнее знать, что он умнее подопечного, чем реально его научить. Вдобавок, они редко спускают безответственное поведение, вызванное эмоциями.
Многие считают Тиранов этой Школы слишком холодными, заинтересованными лишь знаниями да прошлым, но это не так. Школа учит помогать своих сородичам с помощью логики и остужать их пыл своим спокойствием, а на фоне эмоций всего Дома  от Тирана требуется много сдержанности. Они понимают, что Пожирателю опасно поддаться слепым чувствам, вот и пытаются, как могут, показать пример остальным. Эти Тираны любят близких, но редко умеют выразить свою любовь.
Записан
Ты никогда не узнаешь всего, а часть того, что ты знаешь, всегда неправда. Возможно, даже самая важная часть. Если ты понимаешь это, то прибавляешь себе крупицу мудрости. И прибавляешь себе мужества, если всё равно поступаешь, как задумал.

Руслан

  • Адепт Оттенков
  • *
  • Пафос: 287
  • Сообщений: 21381
    • Просмотр профиля
Re: Пожиратели: Голод
« Ответ #5 : 11 Декабря 2018, 07:48:14 »

Тираны Школы Огня наслаждаются чувствами, которые вызывают у других. Они те кумиры, что способны зажечь людские сердца и вдохновить практически любого. Легко втираясь в доверие с помощью харизмы и занимая место общественного лидера, такие Тираны считают, что подданные заслуживают не столько наставлений, сколько эмоциональной поддержки. Сухие и замкнутые люди существуют для того, чтобы их растормошить, а молодежи надо просто помочь направить свои эмоции в нужное Пожирателям русло. Обожаемые и всегда окруженные свитой друзей и поклонников, они избегают официальных должностей, но контролируют Угодья силой своего обаяния.
Как поборники семейных ценностей, эти Тираны укрепляют домашние отношения жителей Угодий. Они знают, что здоровая семья создает здоровое общество, и четко разграничивают уличную вседозволенность и домашний уют. Влияя на бунтующую молодежь, Тираны учат совмещать её свои увлечения с мнением близких и ставят на место тех, кто не ценит семью. При всей своей импульсивности, отношения с родными для них священны.
 С другой стороны, разжечь их недовольство очень легко. Не привыкшие к сложному анализу и полумерам, Тираны этой Школы срываются на тех, кого защищали, если те не ценят силу эмоциональных уз. Не привыкшие держать чувства в себе, такие Тираны лучше предпочтут бурный скандал, чем долгие обиды – вплоть до насилия.
В Доме эти Пожиратели становятся связующим цементом между прочими членами их разношерстной семьи. Мирить, утешать и опекать в их натуре, как и предложить очередной способ расслабиться. В воспитании они практически всегда занимают место родителей, в отношениях с равными предпочитают роль любовников, друзей или жилетки, в которую можно выплакаться. Охотно даря эмоциональную поддержку, Тираны часто скатываются в две крайности: они либо окружают близкого гиперопекой, решая все за него, либо же обрушиваются на него в гневе, если кажется, что тот не ценит их заботу. Многие привыкают к обманчивой мягкости этих Пожирателей, но срываются на своих близких они куда чаще, чем на посторонних. У некоторых после наступает стыд, другие считают, что жертва сама виновата, что довела такого заботливого Тирана.
Управляя чувствами и погружаясь в них, они очень редко планируют наперед, но ужасны в бою, если кто-то угрожает Дому или человеческим близким. Ради того, кого любит, Тиран готов убивать без особых колебаний.
Тираны Школы Веры занимают позицию духовных лидеров местной церкви, основывают культ имени себя или продвигают религию в массы. Они любят поддерживать верующих людей и хорошо научились различать, когда человек действительно убежден в существовании высших сил, а когда притворяется. Атеисты становятся их первой целью охоты, как и те, кто причисляют себя к религии лишь в светском плане. Для Тиранов этой школы опека верующих сравнима с заменой собой почитаемого ими бога. Атеисты же бросают вызов их будущей власти, и потому должны быть повергнуты.
Тираны не ограничиваются проповедями, пытаясь перестроить жизнь в Угодьях. Они стараются популяризировать заповеди и церковные доктрины, в первую очередь обратив в веру все местные знаковые фигуры. Мистические церемонии, в которых сам Тиран играет роль пророка или старшего жреца играют важную роль в подобных отношениях, и некоторые даже называли себя живыми посланцами высшей силы. Их силы позволяют творить чудеса для паствы, хотя подобное лучше демонстрировать в узком кругу. Многие жители таких Угодий подозревают, что у них есть сверхъестественный покровитель, пусть и не обсуждают это вслух.
В Доме Тираны играют роль духовных наставников и мистиков. Они наполняют церемониальностью ритуалов обыденные действия, приучают своих воспитанников жить по заповедям  и практикуют нормы поведения религии, которую исповедуют. На каждого Тирана, навязывающего аскезу и усмирение плоти, найдется тот, что будет сторонником экстатических ритуалов. Важно не то, во что верят, а сама вера в высшую мистическую сущность, хотя обычно Тираны этой Школы придерживаются основной местной религии. Тиамат поручила им не заменять своей религией иные, а проникнуть и подчинить их, а для этого надо соответствовать чужим канонам.
Уроки
Тираны получают доступ к Урокам Власти.
Записан
Ты никогда не узнаешь всего, а часть того, что ты знаешь, всегда неправда. Возможно, даже самая важная часть. Если ты понимаешь это, то прибавляешь себе крупицу мудрости. И прибавляешь себе мужества, если всё равно поступаешь, как задумал.

Руслан

  • Адепт Оттенков
  • *
  • Пафос: 287
  • Сообщений: 21381
    • Просмотр профиля
Re: Пожиратели: Голод
« Ответ #6 : 12 Декабря 2018, 07:44:35 »

Буревестники – Голод Адреналина
Иногда людям хочется не результата, а процесса. Ощутить вкус риска, поставить жизнь на кон, пережить азарт поражений и побед. Человека влечет возможность потерять и одновременно приобрести, и для некоторых она становится навязчивым Голодом. Аматеры и профессиональные спортсмены, завсегдатаи казино и любители драйва, гонщики  и адреналиновые наркоманы ищут свои пути насытить этот Голод. Кто-то не может без соревнований, другому нужна война и  готовность отправиться в горячие точки наемником. Для третьего Голод Адреналина будет в том, чтобы поучаствовать в уличной драке по любому поводу или совершить преступление. Всех их отличает не тяга к какому-то результату, а наслаждение моментом серьезного риска.
Пожирателей, понимающих эту страсть, называют Буревестниками. Они первые ищут признаки очередной опасности, замечая надвигающуюся бурю по мельчайшим приметам. Буревестники лучше других знают, что без поражений не ощутить вкус побед, но они не такие безответственные, как кажутся. Их идеалом является не риск, как таковой, а умение понять его природу, пройти через него – и отбросить, найдя замену в спокойной жизни. Правда, на каждого Буревестника, который может испытать что-то опасное лишь для того, чтобы к этому не возвращаться, найдется другой, которым слишком увлекается процессом.
Есть вещи, которыми Буревестники не рискуют никогда. Ставка собственной жизнью или жизнью члена Дома слишком высока для глупой выходки, потому что подразумевает потерю души. Если у Буревестника есть серьезные опасения, что он или иной близкий может погибнуть из-за простой забавы, он лучше прослывет трусом, чем рискнет. Речь не идет о ситуациях, где опасность не зависит от их действий: если необходимо сражаться ради Дома, Буревестник окажется в первых рядах бойцов. Это касается лишь того, без чего вполне можно обойтись. Привыкшие к авантюризму сородичи Буревестников были приятно удивлены, когда слышали от них совет притормозить и выбрать менее опасную тактику. Они любят говорить людям вещи вроде «живи ярко и сгори молодым», но не один Буревестник сам в подобный бред не верит. Их цель проста: изучив возможный риск в той или иной ситуации и научившись преодолевать тягу к нему, защитить от подобных ситуаций себя и своих близких.
Это не значит, что поступки Буревестников не выходят из-под контроля и не создают другим проблем. В этих случаях Буревестники готовы принять заслуженный гнев сородичей и искренне раскаиваются. Зато жертвовать чем-то материальным или риском несерьезных травм для них привычно, особенно благодаря умению Пожирателей быстро исцеляться.  Многих Буревестников недооценивают, считают зависимыми от Голода Адреналина, но они не глупее прочих Пожирателей и не склонны перегибать палку.
Утоление своего Голода
Чтобы насытиться, Буревестнику нужно заставить человека пойти на риск. Это подразумевает любую ситуацию, где человек может лишиться чего-то или пострадать, даже незначительно. Самые простые риски могут включать в себя опасность повредить какую-то личную вещь или обойтись парой синяков. Самые серьезные делают ставкой здоровье, жизнь, отношения и источник доходов.
Если Буревестнику надо спешно подкрепиться, он может легко заключить не опасное пари, пусть это и не даст серьезного насыщения. Одни Буревестники подбивают своим примером, другие провоцируют обвинениями в трусости, третьи подкупают наградой. Им не нужно, чтобы цель понимала цену неудачи, так что подростки, пьяные и просто очень наивные люди легко становятся их добычей.  Конечно, если цель осознает ситуацию и  взвешенно преодолевает свои сомнения и страхи, дарим куда больше сытости, но часто сойдет и «перекус на ходу».
Некоторые члены семейства – не более чем провокаторы или шантажисты, вынуждающие людей пойти на риск силой. Иные выступают в роли компаньонов тех, кем кормятся, страхуя цель.
Сытость кормления Буревестника зависит от того, насколько рискованна для человека ситуация и насколько он был склонен к подобным выходкам. Опасные поступки сытнее,  как и люди, которые не придерживаются подобного поведения. Стоит учесть, что Буревестнику не требуется для кормления, чтобы цель сама стремилась к адреналину. Меркантильные или личные интересы вполне достаточны, как и принуждение, обман и уверенность цели, что ничего опасного она не делает.
Кошмары
Если Буревестник кормится через кошмары, он ввергает жертву в сон, где необходимо причинять себе вред, чтобы с чем-то справится, или столкнуться со своим худшим страхом. Жертва может пробираться через колючую проволоку, убегая от преследователей, бросаться в кишащую змеями яму при фобии перед рептилиями, жертвовать своими близкими ради собственного спасения. Если она отказывается, кошмар становится все страшнее, пока либо не принудит её действовать, либо не сломает волю.  Многие Буревестники атакуют спящего фантомной болью, показывая, что если ценой страданий можно теоретически выбраться, то смирение с ситуацией равносильно поражению. Поскольку кошмар нельзя сделать щадящим, то для многих людей просто немыслимо пересилить свой страх, и они просыпаются в истерике.
Пожирание
Если Буревестник применил этот мрачный метод, он высасывает у жертвы способность действовать без страха. Отныне она напугана всем и сходит с ума, погружаясь в сплошную паранойю и панику. О жизни в обществе не может быть и речи, потому что жертва не верит даже близким и пугается собственного дома. Такие люди заканчивают в психиатрической клинике, оставляя в недоумении врачей, пытающихся понять, что же свело их с ума.
Утоление чужого Голода
Буревестники утоляют Голод людей, для которых опасный процесс и яркая жизнь важнее возможных последствий. Они стараются страховать их, но незаметно, чтобы те не понимали о наличии защиты. Завет Тиамат учит не убивать людей без крайней необходимости, и Буревестникам нужны живые ученики, так что магия часто незаметно выручает подопечного. Буревестники не оставляют поражение без последствий, иначе пропадет страх, который нужно преодолевать, но если человек вместо смерти в аварии получит небольшой перелом, считают урок достаточным.
 Многие любят предлагать цели новые вершины, на которых еще не был никто: скоростной заезд по ночному городу, столкновение с опасной криминальной структурой, вызов непреодолимой силе. Кто-то старается направить это на пользу обществу, другие поддерживают любого азартного человека. Самые разумные осторожно приучают цель крохотными шагами возрастающего риска и никогда не оставляют без незримой страховки.
Катарсис
Как это не малозаметно на первый взгляд, но истинной целью Буревестника является вовсе не довести цель до состояния адреналинового наркомана. Они прививают людям тягу к опасности, чтобы в финале научить вновь ценить жизнь без риска и преодолеть себя. Когда тот, для кого азарт стал манией, принимает решение порвать с ним и находит в спокойной жизни новые источники ярких впечатлений, Буревестники по-настоящему гордятся учеником. Они поддерживают людей, которых доводили до зависимости от риска, находя им иные цели и стимулы в жизни, хотя иногда сетуют, что слишком хорошо их прежде учили. 
Записан
Ты никогда не узнаешь всего, а часть того, что ты знаешь, всегда неправда. Возможно, даже самая важная часть. Если ты понимаешь это, то прибавляешь себе крупицу мудрости. И прибавляешь себе мужества, если всё равно поступаешь, как задумал.

Руслан

  • Адепт Оттенков
  • *
  • Пафос: 287
  • Сообщений: 21381
    • Просмотр профиля
Re: Пожиратели: Голод
« Ответ #7 : 13 Декабря 2018, 08:10:05 »

Отношения в Доме
Буревестники пользуются не всегда заслуженной славой источника проблем, хотя стараются не создавать их близким. В юном возрасте они наиболее полно соответствуют стереотипу о себе, так как не всегда адекватно просчитывают последствия своих поступков. Многих наставники держат в ежовых рукавицах, хотя часто это лишь побуждает Буревестника к новому вызову. С их точки зрения лучше ошибиться и ответить за это, чем вовсе не рисковать.
С возрастом, научившись здраво взвешивать риск, Буревестники просто берут на себя те обязанности, где могут уберечь остальных членов Дома от опасности. Они часто являются силовым блоком Дома, охраняя прочих и устраняя возможных противников, патрулируют Угодья от духов, а также отслеживают надвигающиеся проблемы. Многие достаточно внимательны, чтобы первыми заметить приближение каких-то угроз, за что семейство и носит свое имя. Буревестники активно тренируются всю свою жизнь, развивая пределы своего тела, и стараются занимать чемпионские места во всем, за что берутся. Многие ценят новизну, особенно интересуясь нестандартными ситуациями. Непривычная и быстро меняющаяся обстановка дарит им привычное ощущение неукротимой стихии, на которую Буревестники похожи по характеру.
В воспитании они стараются стать примером, побуждая учеников превзойти наставника. Понимая бунтующую молодежь, Буревестники с возрастом начинают относиться к её азарту со скрытой иронией. Они хорошо помнят себя в этом возрасте и тайно опекают воспитанников, стараясь при этом не ущемить их гордость. Дать попробовать, что огонь горячий, но предотвратить серьезные ожоги – вот их метод обучения.
Становясь старейшинами, многие Буревестники предпочитают тормошить и поддерживать других сородичей по Дому, когда видят, что те стали слишком апатичны.  Многие Буревестники считают, что должны помочь в первую очередь остальным старейшинам, потому что те терпели их выходки в Доме долгое время, но и сами не желают отставать в духовных исканиях. Как только они видят, что Дом стабилен, то с головой бросаются в достижение Метаморфозы и довольно быстро её проходят.
Старцы Буревестников обретают второе дыхание, если до сих пор не прошли Метаморфозы. Мысль, что времени осталось мало, так пугает и одновременно стимулирует, что даже самые невезучие члены семейства практически всегда успевают в последние годы своей жизни достичь долгожданной трансформации. Если же Буревестник  видит, что не успеет, при всем своем страх он старается научить остальных не сдаваться. Быть поглощенным Левиафанами – не новый ли вызов? Они умирают с верой в то, что кто-то из членов Дома пройдет путь к бессмертию и однажды спасет их душу – или хотя бы пытаются это изобразить.
Легенды Буревестников в моменты пробуждений не удовлетворяются малым. Они ввязываются в самые волнительные события иных миров, сражаясь с богами и демонами, покоряя глубины миров духов и предлагая иным существах превзойти их мастерство. Разумеется, Буревестники охотно штурмуют обитель Левиафанов и сражаются за каждую душу павших собратьев с нечеловеческой яростью. Правда, едва упоение подобными событиями стихает, они погружаются в воспоминания о былых достижениях земной жизни, вспоминая их с ноткой тоски. Бессмертие, в котором ты мало чем рискуешь, кажется многим Буревестникам немного скучным, но они знают, что это лучше, чем стать обедом Левиафанов. Тягу к опасности заменяет стремление новизны – вселенная бесконечна, иные миры многочисленны, и путешествия между периодами сна служат им новой забавой.
В отношении между семействами Буревестники наполняют оживлением судьбу любого, с кем близки. Они бунтуют против Тиранов, если те авторитарны, но во имя самого бунта, и не пытаются реально что-то изменить.  Наблюдатели им кажутся слишком тяжелыми на подъем, хотя и понимающими предвкушение чего-то интересного. Коллекционеров Буревестники одобряют, особенно когда речь идет о получении чего-то, сопряженного с риском: многие в паре добывают подобные ценности. Они легко находят общий язык с Карателями, так как не возражают отвечать за свои промахи и считают, что семьи представляют две стороны одной монеты. Там, где Буревестники предлагают достижения, Каратели могут пугать опасностью неудач, и часто они вместе кормятся одним и тем же человеком. Разрушители кажутся им забавными, но слишком уж прямолинейными: интереснее позволить человеку превзойти что-то в своей жизни, чем это у него отнять. Как провокаторы, они хорошо ладят с Искусителями, перенимая их методы, и часто работают вместе.
Взгляды на Школы
Буревестники Школы Хищника вполне соответствуют роли дьявола. Они находят самые беззащитные категории общества в час наибольшей нужды и предлагают им решение их проблем ценой риска. Прекрасно понимая, что отчаявшийся человек пойдет на все, Буревестники предлагают решение, которое может дорого стоить. Ограбление, чтобы расплатиться с долгами, непроверенное лекарство от тяжелой болезни, предательство близкого ради спасения, убийство и насилие для избавления от страха. Хотя они сами не доводят подобных людей до смерти, в случае неудачи многие остаются с травмами или попадают за решетку, и Буревестники считают это нормальным. Как они любят говорить, никто не заставлял человека соглашаться. Многие втягивают в рискованные занятия подростков, начиная с простых вещей вроде жестких шуток и заканчивая вандализмом,  наркотиками и избиениями одноклассников.
Также они подстрекают людей, хищный Голод которых можно утолить лишь чем-то незаконным, на совершение преступлений. Распалив их азарт, Буревестники этой Школы создавали немало серийных убийц, грабителей и насильников за всю историю. Обычно они побуждают таких людей проворачивать свои дела за пределами Угодий, что иногда задевает соседний Дом. Если тамошние Пожиратели решают наказать человека, пока он на их территории, Буревестники не вмешиваются, но отказываются выдать его, если он вернулся в их Угодья. Иногда между Домами складываются очень наряженные отношения из-за таких выходок.
В Доме они делают упор на собственную физическую подготовку и ждут этого от остальных. Со своими учениками Буревестники играют роль жестоких тренеров, подвергая их изнурительным упражнениям, избивая, чтобы научить терпеть боль, и требуя победить себя. С подобной безжалостностью они относятся и к себе, отчего считаются лучшими бойцами любого Дома. Во время сражений такие Буревестники первые принимают удар, в мирное же время они развлекаются спаррингами с сородичами и устраивают соревнования межу Домами. Тому сородичу, который сумел их одолеть, они становятся верными, хоть и грубоватыми друзьями, слабых и струсивших высмеивают. Буревестники делают это не из презрения, а чтобы побудить слабых членов Дома стать сильнее, хотя те редко понимают истинные мотивы такого отношения. Привыкшие переносить трудности сами, они редко жалеют чужую боль, и стараются постоянно развивать свои физические навыки.
Записан
Ты никогда не узнаешь всего, а часть того, что ты знаешь, всегда неправда. Возможно, даже самая важная часть. Если ты понимаешь это, то прибавляешь себе крупицу мудрости. И прибавляешь себе мужества, если всё равно поступаешь, как задумал.

Руслан

  • Адепт Оттенков
  • *
  • Пафос: 287
  • Сообщений: 21381
    • Просмотр профиля
Re: Пожиратели: Голод
« Ответ #8 : 14 Декабря 2018, 07:50:32 »

Буревестники Школы Охотника предпочитают работать со спортивной элитой, военными и людьми, навыки которых связаны с физическим трудом. Если подопечный делают это не ради риска, Буревестники учат его любить сам процесс. Если же человек осознает свой Голод Адреналина, члены Школы помогут отпустить его и освободиться от поработившей тяги к риску. Профессионалы кажутся им отличной мишенью, так как не поддаются на глупые провокации: на то, чтобы добиться доверия одного такого человека, Буревестник готов тратить годы. Зато они наверстывают теряемое время на ежедневных целях: людях, которые бы хотели стать сильнее, здоровее, научиться за себя постоять – но не имеют достаточно воли. Многие Буревестники выступают для таких людей в роли сенсея, как открывая официально секции в Угодьях, так и работая индивидуально. Приучая подобных последователей к регулярному незначительному риску, они подкармливаются, пока охотятся за кем-то крупным.
В Доме члены Школы также демонстрируют подобную планомерность. Они готовы проработать план любой военной стратегии и выступают в роли лидеров на время схватки, так как отлично чувствуют ритм боя. В воспитании такие Буревестники напирают на разностороннюю физическую подготовку по четкому плану, учат оставлять график и держаться его по жизни в любых вопросах и вообще прагматичны. От ученика требуется превзойти учителя, причем сделать это можно лишь тщательно спланировав все нюансы – наставники этой Школы выбирают задачи, которые нельзя решить на одном порыве.
Умение терпеливо идти к цели неторопливыми шагами делает таких Буревестников менее проблемными для Дома, и некоторые становятся главами за свое умение сочетать стратегию и азарт. В мирное время они постоянно заняты тем, чтобы Дом не застаивался, находя ему новые цели. Старейшины больше заняты вдохновением других, составлением для каждого плана скорейшей Метаморфозы и вообще занимают роль тренеров. Убедившись, что прочие имеют достаточно указаний, чтобы обойтись без их помощи, Буревестники точно так же планомерно занимаются собственной трансформацией.
Буревестники Школы Закона находят для других способ проявить азарт в рамках закона и оттого наиболее безопасны для людей. Они подталкивают к незначительному риску, вроде потери небольших сумм денег, хотя иногда и становятся причиной появления игроманов и завсегдатаев казино. Другой их сферой деятельности является поощрение народных дружин, общественных комитетов и вигилантов, которые защищают население от преступности. У этих людей Пожиратели развивают наслаждение от самого процесса борьбы с беззаконием, отчего иногда плодят фанатиков своего дела. Если представители этой Школы преобладают в Угодьях, они редко успокаиваются, пока не вынуждают людей выгнать оттуда все асоциальные элементы.
В Доме члены Школы руководствуются четкой назначенной им ролью и стараются находить остальным мирный способ разрядки. Когда они видят, что кто-то из сородичей слишком напряжен, то для выпуска пара находят для него не очень рискованное дело под своим присмотром, чтобы помочь переключить внимание. Как наставники они руководствуются принципом равноценной расплаты: все хорошее и плохое должно быть одинаково честно оценено и оплачено. Многие учат конструктивным способам выпустить переполняющие эмоции или разрешают срываться лишь на преступников. То же самое применяется и к себе: Буревестники этой Школы никогда не боятся отвечать за ошибки.
Зрелые Буревестники больше следят за тем, чтобы в Угодьях и Доме царило выполнение всех правил, но при этом правила не отнимали у каждого члена семьи или человека возможность расслабиться. Они поощряют любую общественно-полезную деятельность, как у людей, так и у сородичей. Старейшины видят настоящим азартом способность добиться того, чтобы Дом не потерял ни одного своего члена, так что тщательно отслеживают чужие ошибки и помогают их предотвращать. Даже в роли советчиков они весьма деятельны, хотя кто-то назовет их навязчивыми. Многие откладывают поиск Метаморфозы в годы нужды Дома, но едва там наступает покой, стремительно движутся к бессмертию.
Буревестники Школы Толпы любят делать своими целями обычных законопослушных людей, живущих размеренной жизнью. Они предлагают им крохотные дозы азарта, повышая градус обещанием романа на стороне, нелегального дохода или иными заманчивыми вещами. Подобные шаги всегда небольшие и Буревестники не требуют от человека ничего, резко отрицающего его моральные принципы – им интереснее пройти по грани, «серой линии» личной этики цели. Небольшие проделки в адрес недоброжелателей, небольшое жульничество и ложь, крохотные измены и оправдание «все так поступают» хорошо работают в любых Угодьях. При этом сами Буревестники делают упор на развитие своих социальных умений, стараясь казаться для цели своим, ничем не выдающимся человеком. Им чужда элитарность или тяга выглядеть сильнее своих жертв: неприметный знакомый в баре, за кружкой пива побрасывающий идею, является их типажом.
В юности члены Школы кажутся мелкими пакостниками, раздражающими Дом своими выходками. Сами они утверждают, что просто любят проверять, чтобы остальные не слишком закостенели, хотя такое объяснение редко кого удовлетворит. На самом деле многие из них жаждут внимания, даже если оно выражено в гневе старших. Они не обидчивы и наедине часто признают, что с ними тяжело. У каждого юного Буревестника обычно есть кто-то взрослый, перед кем они сдерживают свой тяжелый характер.
С возрастом их талантам находится приложение в мелких уколах соперничающих Домов и иных сверхъестественных существ, разделяющих с Домом территорию. Среди всех Буревестников они больше всего любят иметь дело с иными существами вроде вампиров, магов и оборотней, раздражая их и с интересом изучая необычные реакции. Однако они могут послужить своему Дому и иначе – никто так не умеет выводить из себя противника насмешками и мелкими провокациями. Буревестники  этой Школы прекрасные диверсанты и они весьма чутки к близким, которые их терпят, пусть и показывают это лишь наедине. Публично язвительные или ироничные, с возрастом они становятся все заботливее при личном общении с теми членами Дома, кто умеет разглядеть их истинную натуру. Старейшины обладают весьма живым умом, и наконец-то могут поднять настроение остальным толикой безвредной экстравагантности. Сильно отличаясь от себя в юности, они учатся мягкой иронии и добиваются заслуженного уважения прочих Пожирателей, прежде чем пройти Метаморфозы.
Записан
Ты никогда не узнаешь всего, а часть того, что ты знаешь, всегда неправда. Возможно, даже самая важная часть. Если ты понимаешь это, то прибавляешь себе крупицу мудрости. И прибавляешь себе мужества, если всё равно поступаешь, как задумал.

Руслан

  • Адепт Оттенков
  • *
  • Пафос: 287
  • Сообщений: 21381
    • Просмотр профиля
Re: Пожиратели: Голод
« Ответ #9 : 15 Декабря 2018, 08:15:04 »

Буревестники Школы Ночи предпочитают работать с людьми, поддающимися чувствам. Они лучше прочих умеют провоцировать нужную эмоциональную реакцию, доводя цель до излишнего риска. Холодные насмешки, манипуляция общественным статусом или обещание удовольствий толкает таких людей на ненужную опасность. Прекрасно контролирующие собственные чувства, Буревестники изучают каждую удачную провокацию с научной тщательностью. Они запоминают пределы риска, до которых человек готов дойти, и стараются показать им, что горячее сердце без мозгов доводит до беды. Многие усложняют провокации до тех пор, пока цель либо здраво не посмотрит на ситуацию и возьмет себя в руки, либо серьезно пострадает. Практически всегда, если они советуют сделать что-то страстное и безрассудное, это кончится для цели плохо.
Единственный вид адреналина, которому они готовы потакать – профессиональный. Такие Буревестники помогают изобретателям и деятелям науки, теоретикам любых профессий и просто тем, кто умеет радоваться работе. Подобным подопечным они стараются обеспечить карьерный рост и сами с увлеченностью занимаются своими обязанностями. В то время как многие Пожиратели либо ходят на работу для маскировки, либо вообще обходятся без неё, живя за счет Дома, последователи этой Школы отличаются завидным трудоголизмом.
В Угодьях они стараются знать все о каждом способе спровоцировать того или иного человека и ведут настоящую картотеку слабых сторон всех своих соседей, знакомых и друзей. В Доме эти знания служат другим Пожирателям, и многие, собираясь работать с каким-то незнакомым человеком, идут к Буревестникам, чтобы узнать, на чем цель можно подловить.
В юности они часто провоцируют все свое окружение и наставников, чтобы понять, как их вывести из себя. Взрослея, они делятся этими сведениями с теми, кого раньше доводили, помогая им преодолевать уязвимые точки. Как учителя, Буревестники старательно пестуют самообладание. Они погружают ученика в непредсказуемую или унизительную ситуацию, показывая, как держаться с аристократическим хладнокровием, чтобы вокруг не происходило. Умение собой владеть вызывает уважение, эмоциональность кажется им признаком незрелого ума, и на пути к Метаморфозе Буревестники старательно вымарывают из себя лишние чувства. Они заботятся о членах Дома, но часто дают холодные советы, граничащие с жестокостью, хотя в основе их лишь желание помочь.
Буревестники Школы Огня любят находить сдержанных людей и проверять, на что они пойдут ради страсти или близких. Считая эти два элемента лучшим стимулом разогреть даже самое холодное сердце, некоторые доходят до угроз близким цели, чтобы глянуть на её готовность их защитить. Осознание того, что дорогой тебе человек может пострадать, для многих их подопечных становилось поводом показать свои эмоции, хотя Буревестники не всегда работают так жестко. Многие просто склеивают надоевший брак, потерявшие интерес к семейному быту пары, учат взаимопониманию поколения. Они также склонны опекать чувства молодых и крепкие семьи, тайно уберегая их от любых проблем. Самым большим вызовом, по мнению Буревестником, и так является воспитание, рождение ребенка или первые чувства, и от всего прочего людей можно защитить. Некоторые объявляют себя защитниками всех детей Угодий, так как по их мнению, никто не испытывает столько адреналина, как познающий мир ребенок.
В Доме с юных лет такие Пожиратели учатся проверять, насколько много им могут позволить близкие. Они стараются оказаться любимчиками своих наставников и взрослых, делая все, чтобы тем понравится – и потихоньку пробуя выйти за дозволенные рамки. Для Буревестников эта игра заключается в желании проверить, как долго их готовность играть роль любимых детей позволит нарушать правила без последствий. Это не значит, что они лишь притворяются любящими: многие действительно воспринимают своего наставника родителям, а Дом – настоящей семьей. Такая провокация лишь позволит узнать, насколько слепа любовь: Буревестники больше уважают тех новых родителей, кто умеет разглядеть манипуляции за подобным образом идеального ребенка.
Как учителя, они используют обратный метод: показывают, что готовы любить и опекать ученика и смотрят, что он сделает ради них. Некоторые притворяются, что не могут сами справиться с какой-то проблемой, дав возможность гордому доверием подопечному решить все за них. Другие стараются заменить собой человеческую родню, наблюдая, готов ли ученик бросить близких ради них. Буревестники любят и тех, кто уступает их силе чувств, но по-настоящему уважают сородичей, которые умеют сказать «я тебя люблю, но на это уже пойти не могу». Из-за подобных методов за многими числится репутация манипуляторов, однако Буревестники увлечены процессом и действительно любят тех, кого учат.
Их старейшины переносят подобные методики на целый Дом, становясь его душой, и хорошо подходят на роль главы. Обожаемый лидер, который просит отказаться ради него от чего-то в своей жизни, становится их типажом. Впрочем, незлобивая натура Школы берет верх, и если кто-то называет их требующими слишком много, то они перестают манипулировать таким сородичем, просто даря ему свою поддержку. Многие Пожиратели знают про эту методику и не обидятся, даже если попадаются на уловку.
Буревестники Школы Веры стараются разжечь искорку веры в человеке. Они создают ему проблемы, предлагают решения, связанные с религией, а потом делают так, чтобы они сработали. Постепенно в самой атеистической душе может возникнуть сомнение, а после и вспыхнуть восторг уверовавшего в чудо. Так же время от времени совершают чудеса для верующих, чтобы поддержать азарт тех.
Буревестники считают, что фанатизм - прямое проявление Голода Адреналина и поощряют подобное религиозное рвение, считая его  полезным. Конечно, в идеале цель должна оставить такую страсть, вернувшись к спокойному пониманию религии, но до того многие их подопечные успевают проявить себя не с лучшей стороны. Поощряя веру в Угодьях, они в прошлом создавали немало поводов для религиозной истерии и в нынешнем неверующем обществе готовы делать это еще чаще.
В Доме такие Буревестники играют роль священников Тиамат, стараясь вдохновить служением ей, как темному принципу женственности, хищной природы и материнства. Многие практикуют экстатические сексуальные ритуалы, очищение  болью, эко-терроризм и разные виды ритуалов в духе архаичного племени. Считая, что должны поощрять людские религии, чтобы захватить их, в Доме они поддерживают торжество истинной веры в прародительницу тьмы,  и стараются убедить в этом всех прочих.
С юных лет они готовы молиться за своих новых родственников богине тьмы, и похожи на детей из библейских историй: очень серьезно подходящие к вопросу, любит ли их незримая, но вездесущая Тиамат. Для большинства наставников такие ученики – подарок, потому что на фоне прочих Буревестников крайне послушны. С возрастом их собственный фанатизм дает о себе знать, хотя они не навязывают иным членам Дома больше, чем просьбы помолиться с ними или помочь в какой-то методике поклонения.  Получив своих учеников, Буревестники растят их в догматах этой веры с учетом возраста. Обучение самых юных защищать природу и хищных животных  от человека и регулярно молиться Тиамат переходит в потакание подростковой чувственности, болезненные практики вроде бичевания, особые травяные настои, курения и эликсиры.  Как старейшины, они похожи на религиозных лидеров, а если такой Буревестник становится главой Дома, то превращает его в настоящий культ Тиамат.
Уроки
Буревестники получают доступ к Урокам Стихий.
Записан
Ты никогда не узнаешь всего, а часть того, что ты знаешь, всегда неправда. Возможно, даже самая важная часть. Если ты понимаешь это, то прибавляешь себе крупицу мудрости. И прибавляешь себе мужества, если всё равно поступаешь, как задумал.

Руслан

  • Адепт Оттенков
  • *
  • Пафос: 287
  • Сообщений: 21381
    • Просмотр профиля
Re: Пожиратели: Голод
« Ответ #10 : 16 Декабря 2018, 07:29:32 »

Наблюдатели – Голод Тайн
С момента рождения человек познает окружающий мир. Ему нужны ответы на вопросы о том, как все устроено, о мотивах окружающих и о взаимосвязях процессов. Люди любят конспирологические теории, потому что они предлагают однозначный вариант, радуются инсайтам и утечкам информации о важных событиях, с интересом собирают сплетни и скандальные новости о чужой личной жизни. Даже сейчас, в эпоху свободной информации, человек хочет знать все больше и больше, размывая границы чьей-то неприкосновенности. У некоторых это превращается в навязчивый Голод Тайн, и Наблюдатели прекрасно понимают такую тягу к раскрываемым секретам.
Это семейство не похоже на любителей бесполезных слухов, хотя собирает и их. Знания ведет к возможности повлиять на ситуацию, открывая возможность контролировать людей. Многие Пожиратели этого семейства – шантажисты, которые изучают людей лишь для того, чтобы потом заставить плясать под свою дудочку. Если Наблюдатель не станет ничего делать сам, он сообщит полезное членам Дома, и вместе они применят информацию к общей пользе. Каждый секрет обещает новые возможности, каждая тайна – словно рыболовецкий крючок, на котором трепыхается добыча.
Сейчас слишком многие привыкли жить напоказ, но Наблюдатели напоминают людям, что раскрывая кому-то сведения о себе, неизбежно становишься перед ними беспомощным. Они не любят людей, не понимающих смысл личной жизни и выплескивающих свои секреты вовне, словно нечто бесполезное. Тайна должна оставаться сокрытой, только тогда она манит воображение.
Утоление своего Голода
 Чтобы насытиться, Наблюдателю необходимо узнать про человека что-то, что тот бы желал скрыть. Это не обязательно важная тайна: многие не планируют раскрывать остальным детали своей биографии или события из жизни, даже если в них нет ничего предосудительного. Секреты, которые при раскрытии не повлияют на человека, дарят меньше сытости, в то время как тайны, от которых зависит отношение окружающих и риск серьезных потерь, хорошо утоляют Голод Тайн. Также на кормление влияет степень близости с человеком: хорошие знакомые не так сытны по сравнению с посторонними. Все дело в том, что знакомый и близкий человек имеет выше шансы откровенничать, а настоящую сытость несет победа над тем, у кого нет причин верить Наблюдателю.
Добиваться этого можно множеством способов. Кто-то шпионит за целью, насыщаясь незаметно для неё, вскрывает её переписку и данные на компьютере, отслеживает семейные беседы и личную жизнь. Одним в этом помогает магия, и они незримо крадутся по чужим домам, словно скрывающиеся в тени чудовища. Другие занимаются подобной слежкой по долгу службы, становясь журналистами, частными детективами, социальными службами или полицейскими. Разумеется, нет никакой гарантии, что они будут качественно выполнять свой долг – все, что таких Пожирателей интересует, это возможность безнаказанно влезать в чужую жизнь.
Иные Наблюдатели выясняют все через беседу, играя роль от случайного общительного собутыльника в баре до профессий вроде психолога, консультанта телефона доверия или священника. Достаточно харизматичные, чтобы убедить им раскрыться даже первого встречного, они попутно оттачивают социальные навыки, выведывая чужие тайны. Многие ходят с включенными диктофонами: шантаж услышанным в списке выгодных для Пожирателей вещей еще никто не отменял.
Хотя это не влияет на Голод, многие любят попутно наказывать в своих Угодьях людей, которые не стесняются рассказывать о себе самые пикантные детали. Такой пример отбивает у других людей тягу секретничать, а для Наблюдателей это означает угрозу Голоду Тайн. Они редко успокаиваются, пока подобный человек либо не узнает секрет, который не может никому рассказать из страха или риска прослыть безумцем, либо пострадает из-за своей откровенности.
Кошмары
Если Наблюдатель кормится через кошмары, то жертва во сне переживает заново все унизительные и болезненные события из своего прошлого. Каждая постыдная тайна и задавленное переживание будут извлечены и прочувствованы заново, оставив человека с чувством сильного стресса после пробуждения. Многих такие кошмары при регулярном кормлении серьезно подорвали веру в себя или доводили до нервного срыва.
Пожирание
Когда Наблюдатели прибегают к пожиранию, они полностью уничтожают всю память человека, оставив его в состоянии новорожденного младенца. Восстановлению подобное не подлежит, и попытки научить цель никогда не поднимают её выше уровня умственно отсталого. Подобные жертвы могут быть выданы за переживших какую-то травму или же Пожиратель просто убивает их.
Утоление чужого Голода
Наблюдатели утоляют Голод людей, которые, как и они, жаждут раскрыть какой-то секрет. Момент, когда человек узнает искомое, служит утолением Голода, и Пожиратель не может дать ему для этого ложный ответ. Он может ошибиться, если неправильно интерпретировал ситуацию, и это насытит Голод цели, но если Наблюдатель знает, что раскрытое им человеку - фальшивка,  эффект не сработает. Большинство проверяют ответ на вопрос сами, прежде чем преподнести его человеку, чтобы наверняка быть уверенными в том, что удовлетворяют Голод Тайны, а не поощряют непроверенную информацию.
Иногда вещи, которые люди с Голодом Тайн  жаждут узнать, незначительны, вроде запросов ревнующих супругов, любопытных соседей или ищущих новый материал журналистов. Иногда человек остро жаждет познать глобальные вопросы: как устроена вселенная, есть ли Бог, что его ждет после смерти. Если Наблюдатель не желает навредить цели, он осмотрительно выбирает, как преподнести ответ – многие тайны людям лучше не знать. Однако хватает и тех, кто позволяют дать цели желаемые тайны, ни капли не заботясь, сумеет ли он принять горькую правду. Это ставит их в непростую ситуацию: Завет Тиамат запрещает раскрывать людям в массе правду о Пожирателях. Пока есть гарантии, что человек не станет болтать посторонним, это нормально, но если Наблюдатель подозревает риск огласки, он просто не станет утолять Голод такой цели. Вдобавок, он понимает, что многие сверхъестественные существа устраняют узнавших лишнее, и не говорит человеку ничего, чтобы не подвергнуть его смертельному риску.
Катарсис
Катарсисом служит признание цели, до этого охваченной Голодом Тайн, что есть вещи, которые ей лучше не знать. Чтобы вызвать такую реакцию, Наблюдатели постепенно открывают детали искомого секрета, с каждым разом посылая намеки на опасность. Цель может все больше проникать в чужую жизнь, но из-за этого страдать от преследования и угроз. Возможно, поиск тайн лишит её спокойного сна или вокруг начнут происходить странные события. Иногда близкие перестают понимать, почему человек так одержимо хочет что-то узнать, и Наблюдатель вынуждает цель решать, что ей дороже: семья или ответы? Если она выберет правильно и поймет, что для успешной жизни вовсе нет необходимости собирать преумножающие печали знания, Наблюдатель может гордиться удачно проведенным уроком. Если же нет, он удовлетворит Голод цели, но не гарантирует, что ей не придется заплатить за раскрытые тайны.
Записан
Ты никогда не узнаешь всего, а часть того, что ты знаешь, всегда неправда. Возможно, даже самая важная часть. Если ты понимаешь это, то прибавляешь себе крупицу мудрости. И прибавляешь себе мужества, если всё равно поступаешь, как задумал.

Руслан

  • Адепт Оттенков
  • *
  • Пафос: 287
  • Сообщений: 21381
    • Просмотр профиля
Re: Пожиратели: Голод
« Ответ #11 : 17 Декабря 2018, 07:47:22 »

Отношения в Доме
Если излишнюю откровенность людей Наблюдатели считают угрозой своему Голоду, то в Доме все происходит наоборот. Они раскрывают своим сородичам все, что те желают знать и много того, что те даже не собирались спрашивать. Взамен Наблюдатели интересуются всем, связанным со своими новыми родичами. Они абсолютно незакомплексованые и навязчивы, так что могут вникать в личные отношения и человеческие семьи своих сородичей, не видя в этом ничего плохого. По их мнению, в Доме не должно быть секретов вовсе, так что понятие личного пространства рядом с Наблюдателями пропадает.
Юные Наблюдатели до крайности любопытны и удивительно честны рядом с прочими членами Дома. Они желают звать о делах каждого сородича все, и ждут, чтобы весь Дом так же вникал в их мысли, события и  переживания. Если наставник не очень заинтересован в том, чтобы выслушивать все это, они стараются найти кого-то иного на роль слушателя. У многих просто не закрывается рот на фоне такого числа мыслей, которыми Наблюдатель хочет поделиться.
Взрослея, они занимают роль информаторов в Угодьях, шпионя за людьми и иными существами, отслеживая угрозы и держа руку на пульсе всех сведений. Став наставниками, Наблюдатели желают знать о своем ученике все, так что постоянно создают ему разные ситуации, чтобы выяснить реакцию. Они хорошо подходят на роль того, кому ученик можно довериться и выговориться, и сами охотно отвечают на любые его вопросы, но за ложь наказывают без снисхождения. Типичный Наблюдатель может понимать, что каким-то словам сейчас не время или смягчить горькую правду эмоциональной поддержкой, но прямо врать или увиливать от ответа он не станет.
Старейшины переходят на поиск глобальный ответов и много времени проводят, изучая различные философские вопросы. Многие дополняют летописи Дома своими размышлениями по поводу того, как работает вселенная, и активно общаются с иными сверхъестественными существами для того, чтобы разгадать метафизические тайны. Метаморфозы они считают не только спасением от Левиафанов, но  ключом к возможности бесконечно учиться, так что стремятся к ним с удвоенной силой.
Старцы часто страдают от постоянных сожалений о неверно выбранном в молодости курсе действий, штудируют истории успешных Метаморфоз иных Пожирателей и мечутся в поисках ускользающего ответа. Они напоминают одержимых поиском бессмертия, часто не понимая, что для начала надо взять себя в руки. Если Наблюдатель успокаивается, он наконец-то обретает ответ, но некоторым особо нервным так и не хватает времени, превращая последние годы жизни в панические переживания, и нервотрепку для всего Дома.  Некоторые надеются утешить себя напоследок, что все же получат ответ на главную загадку, – что же происходит в чреве Левиафанов, - и если их души кто-то спасет, сумеют насладиться ответом.
В отношениях с иными семействами Наблюдатели стараются судить каждого по конкретным поступкам, так как знают, что стереотипы обманчивы. Они предоставляют Тиранам требуемую информацию о подчиненных и вместе с ними успешно занимаются шантажом. Буревестники служат для Наблюдателей вечным источником наблюдений и хорошей разминкой для ума: предугадать, что те выкинут, всегда непросто. Коллекционеры кажутся им излишне меркантильными, предпочитая коллекциям тайн людей или какие-то ценности. Карателям они охотно сообщают причины, за которые кто-то заслуживает возмездия, так что оба семейства любят работать в паре. Разрушители кажутся малоинтересными и простоватыми, а, следовательно, скучными. Искусители так же неплохо ладят с семейством, интересуясь слабостями своим жертв и делясь историями достижений.
Взгляды на Школы
Наблюдатели Школы Хищника добывают информацию самым простым способом, запугивая и принуждая ею делиться. Очень часто они развивают навыки палача, считая пытки проверенным веками методом дознания. Подобные вещи они практикуют на самых беспомощных членах общества, чтобы заставить сознаться во всем, что Наблюдателя интересует. Так же часто они подставляют жертву, а потом шантажируют её, не давая возможности обратиться к кому-то за помощью.
Наблюдатели запугивают бездомных и нищих, устраивает охоту на притесняемые обществом меньшинства и любого, кого люди предпочитают не замечать. Психиатрические клиники и тюрьмы, реабилитационные центры и приюты становятся местами их охот, хотя некоторые работают и в полиции, проводя весьма жесткие допросы. Наблюдателям этой Школы интересно понять, как страх и боль меняют в сознании человека отношение к сохранению тайны.
Кроме того, они поощряют подобные методы допроса у властей или преступности, а также поддерживают людей, охваченных хищным любопытством. Подпольная порнография, хакерские взломы и шпионаж, наблюдение за чужими окнами – все это вызывает понимание у последователей Школы Хищника.
В юности такие Наблюдатели заставляют слабейших отвечать за любую ложь, сказанную им, или силой добывают нужные им сведения. С возрастом они учатся работать страхом и шантажом, поставляя человека, если у него нет настоящих грязных секретов.  Как наставники, такие Наблюдатели не считают, что у ученика вообще может быть какая-то приватная жизнь. Став старейшинами, Наблюдатели особенно тщательно следят за тем, чтобы контакты сородичей и их человеческих знакомых не приводили к раскрытию тайн и являются одними из наиболее ревностных поборников полного сокрытия от людей всей правды о Пожирателях.
Записан
Ты никогда не узнаешь всего, а часть того, что ты знаешь, всегда неправда. Возможно, даже самая важная часть. Если ты понимаешь это, то прибавляешь себе крупицу мудрости. И прибавляешь себе мужества, если всё равно поступаешь, как задумал.

Руслан

  • Адепт Оттенков
  • *
  • Пафос: 287
  • Сообщений: 21381
    • Просмотр профиля
Re: Пожиратели: Голод
« Ответ #12 : 18 Декабря 2018, 07:45:12 »

Наблюдатели Школы Охотника охотятся на знаменитости, в какой бы области они не заслужили свою славу. Они раскапывают мельчайшие порочащие факты и предают их общей огласке: личный шантаж не так интересен, как возможность отдать жертву обществу на растерзание.
Наблюдатели этой Школы поощряют массовую, но заслуженную травлю любой элиты, будь то политической, культурной или медийной. До фабрикации компромата подобные Пожиратели не опускаются, как и пресекают незаслуженные нападки: им важнее найти скрываемые пороки и обнажить их публично, а не выдумать их. Будучи меритократами по натуре, они убеждены, что тот, кто занимает ведущие позиции, должен быть лучшим во всем, включая мораль, и таким способом отсеивают недостойных.
Подобный подход отражается в жизни Дома. С юности Наблюдатели стремятся убедить своих наставников быть достойными этой роли, не боясь критиковать их за ошибки и вытаскивать на свет любые секреты. Взрослея, они стараются соответствовать требованиям, которые выдвигают к собственным ученикам, так что активно занимаются саморазвитием. Такие Наблюдатели не сомневаются высказывать упреки близким, но не из желания обидеть, а пытаясь стимулировать к развитию. Многих за постоянную критику недолюбливают, однако Наблюдатели стараются начинать с себя и редко требуют того, что сами не в силах сделать. Став старейшинами, они тесно связывают Метаморфозы и честность, утверждая, что лишь тот, кому нечему стыдиться перед Домом, легко достигнет перерождения в Легенду.
Наблюдатели Школы Закона стараются пролить свет на скрываемое беззаконие и явить людям истинные лица преступников. Как частные детективы, неподкупные журналисты и дотошные следователи, они заботятся, чтобы ни один преступник в Угодьях не избежал обнародования своих дел. Наблюдатели не карают их, лишь преподносят сведения на суд общественности. Многие опекают честных полицейских, которым и сообщают добытые данные и улики, позволяющие открыть против виновника уголовное дело.
Кроме того, Наблюдатели поощряют любых борцов за правду, ученых, историков, и иных деятелей, которые ставят целью докопаться до истины в своей области. Исследования и расследования, сделанные с целью получить ответы, а не заработать на этом, пользуются их симпатией. Честному человеку нет нужды таиться, любят повторять они, тем более Наблюдатели не выставляют напоказ обычную жизнь людей, свидетелями которой становятся. Они щепетильно хранят любые секреты, свидетелями которых стали, если только те не связаны с нарушением закона. Весьма этичные в вопросах чужого доверия, Наблюдатели становятся хорошими психотерапевтами и исповедниками.
В Доме они добиваются того же, следя за моральным уровнем своих сородичей. Наблюдатель не будет добиваться наказания для члена Дома, но постарается, чтобы его проступок был известен каждому, и главе в первую очередь. Одновременно они сразу дают понять, что никогда не расскажут все остальное. На фоне прочих Наблюдателей члены этой Школы умеют хранить секреты.
 С юности они обладают острым чувством справедливости и не имеют проблем с соблюдением правил. Став наставниками, Наблюдатели учат своих подопечных помогать раскрывать преступления, а также никогда не предавать тайны близких, если только они не беззаконны. Многие честно предупреждают об этом, если видят, что сородич им хочет что-то доверить, и другие Пожиратели уважают такую принципиальность.
Став старейшинами или главой, Наблюдатели следят за тем, чтобы члены Дома искоренили тягу к преступности в себе. Они согласовывают правила Дома с основными нормами человеческой морали, считая, что такой подход обучает Пожирателей лучше понимать людей. Многие старейшины соотносят моральный облик и саморазвитие, составляют наставления для молодых и сами пытаются достичь Метаморфозы через благие дела.
Наблюдатели Школы Толпы считают, что ничто так не провоцирует Голод Тайн, как попытка поместить человечество под тотальное наблюдение. Они поощряют установку систем слежения, вторжение в личную жизнь обычных семей и постоянный контроль со стороны органов власти, социальных служб и общества за тем, что происходит дома. По их мнению, это вызывает защитную реакцию у человечества и учит их тщательнее хранить секреты. Им нужны тайны обычных, заурядных людей, в которых, как в тихом омуте, скрывается много вкусной и интересной добычи. Более того, если такой массовой контроль однажды отвратит общество от идеи наблюдения друг за другом, Наблюдатели все равно останутся в выигрыше. Станет ли модой тотальное слежение или люди вернуться к полной конфиденциальности, это будет поощрять разные аспекты Голода Тайн.
В Доме такие Наблюдатели пытаются создать систему коммуны, исключающей наличие секретов. Они стараются жить вместе, даже с близкими для сородичей людьми, словно одно большое семейство. Наблюдатели понимают, что раздражают этим иных Пожирателей и считают, что таким образом учат их хранить тайны под пристальным взором. Там, где иные Школы стремятся, чтобы им не лгали, эти Наблюдатели хотят видеть у сородичей способность к изысканному обману. Разумеется, вранье в Доме ни к чему хорошему не ведет, но если можешь обмануть бдительного сородича, обманешь кого угодно из врагов.
Юные Наблюдатели навязчивы до провокативности, пытаясь обойти любые попытки наставников держать дистанцию – и втайне ждущие от них новых интересных способов уберечь ученика от ранней пугающей информации. Став сами наставниками, они навязываются ученику, пытаясь побудить его научиться скрывать мысли и цели под таким тотальным наблюдением. Многие держат ученика в поле зрения почти круглые сутки, пока тот или не смирится, или не научится даже при этом умудряться скрывать что-то личное. Зрелые Пожиратели следят за Угодьями, а старейшины заводят настоящую картотеку на каждого, кто живет в их владениях, поощряя молодых пополнять её новыми сведениями. Уходя в Метаморфозы, они хотят оставить прочим знание о каждом, с кем соприкасается Дом.
Записан
Ты никогда не узнаешь всего, а часть того, что ты знаешь, всегда неправда. Возможно, даже самая важная часть. Если ты понимаешь это, то прибавляешь себе крупицу мудрости. И прибавляешь себе мужества, если всё равно поступаешь, как задумал.

Руслан

  • Адепт Оттенков
  • *
  • Пафос: 287
  • Сообщений: 21381
    • Просмотр профиля
Re: Пожиратели: Голод
« Ответ #13 : 19 Декабря 2018, 07:59:20 »

Наблюдатели Школы Ночи любят поддерживать тех, кто стремится сохранить знания, наследников древних традиций и архивариусов, историков и археологов. По их мнению, все, что стоит изучать, в той или иной форме происходило в прошлом, и именно в откровениях древних следует искать истину. Они также занимаются сбором сведений про иные миры и их обитателей, уделяя особенное внимание Левиафанам и силам Низших Сфер. Хорошие теоретики в вопросах магии и потустороннего, эти Наблюдатели уделяют меньше интереса обычным людям. Более того, они считают, что сексуальная сторона жизни мешает человечеству правильно использовать свой разум, поэтому выступают поборниками пуританской морали. Конечно, человеку и Пожирателю нужен секс для размножения, но Наблюдатели считают, что на этом его роль и должна заканчиваться.
В Доме такие Наблюдатели кажутся многим суховатыми учеными. С юности они предпочитают книги общению с противоположным полом, а от наставника ждут роли школьного учителя. Взрослея, Наблюдатели переключаются на иные миры, поэтому ценны своим багажом знаний. В качестве наставников они так же скупы на эмоции, поощряя подопечного больше размышлять, чем действовать, и прививают ему асексуальность.
Наблюдатели любят семейные посиделки, но видят их как возможность рассказать все, что изучили – и не понимают, почему остальные со скукой слушают их доклады. Они стараются перевести свои отношения с противоположным полом в Доме исключительно в родственные, чтобы оградить себя от возможных «искушений».   
Старейшины этой Школы -  аскеты и теоретики, которые черпают методы достижения Метаморфоз из истории прошлых поколений Дома, и стремятся быстрее завершить их. Хотя кто-то в этом видит безразличие к нуждам остальных, сами Наблюдатели считают иначе: став Легендой, они надеются раскрыть все секреты Низших Сфер и освободить своих невезучих предшественников из утробы Левиафанов.
Наблюдатели Школы Огня используют слежку за остальными для того, чтобы защищать. Они опекают семьи в Угодьях от возможных бед, отслеживают назревающие неприятности, прежде чем те обретут опасную  тенденцию. Их Голод Тайн сводится к тому, чтобы люди следили за своими близкими, но не ради поиска каких-то порочных секретов, а ради возможности вовремя помочь. Наблюдатели знают, что очень многие не хотят огорчать семью и друзей своими серьезными проблемами, поэтому поощряют любопытство, касающееся близких.
В Доме они заняты тем же самым: следят за каждым из сородичей, чтобы вовремя уберечь от назревающих проблем. Даже будучи юными, они стараются присматривать за своими взрослыми знакомыми и наставниками, становясь не столько учениками, сколько правой рукой. Желание помочь в них часто принимает форму поиска каких-то сведений по поручению старших, и юные Наблюдатели очень гордятся такими заданиями.
Когда они взрослеют, то начинают испытывать сильное желание опекать Дом. Многие переводят это в материнские и отцовские чувства к ученикам, занимая место их родителей. Другие стараются примирить каждую ссору, выслушать проблемы сородича и подсказать ему нужное решение. Многие от этого сами находятся в постоянном состоянии стресса, выматываясь эмоционально, но не собираются сходить с дистанции. Некоторые из-за этого жестоко срываются на посторонних людей, особенно пытающихся навредить какой-то семье в Угодьях. Для кого-то подобное становится основным способом разрядки, и всеобщая защита превращается в столь же всеобщую превентивную охоту на любые угрозы.
Старейшины производят впечатление весьма душевных существ, любят скрывать свои реальные возможности, чтобы не пугать других, и очень доброжелательны. Их идеал – Дом, словно одна большая семья, и только те, кто не ценят эту идею, могут вызвать гнев этих опытных Пожирателей. Многие проходили Метаморфозы, когда ощущали, что сородичи в Доме стали по-настоящему дороги друг другу. Тайна силы любви к близким – это тайна бессмертия, любят говорить они.
Наблюдатели Школы Веры считают, что лишь прародительница тьмы знает все ответы. Они мистики и жрецы Тиамат, пытающиеся войти с ней в контакт через транс и ритуалы экстатического поклонения. Многие уделяют больше внимание приметам, снам и странным совпадениям, видя в них высшую волю.
В Угодьях они стараются вернуть религии её исконный смысл – инструмента контакта с высшими силами. Многие из-за этого создают культы, практикующие древние методы погружения в транс, отчего вынуждены скрывать происходящее от полиции. Другие делают упор на нравственность прихожан, утверждая, что боги из любых религий отвечали не правильному ритуалу, а идущим от чистого сердца словам. Они поощряют в людях поиск теологических тайн, поддерживая тех, кто мечтает разгадать загадки иных миров, но считают, что настоящие знания людям опасны. Если человек готов распроститься с неведеньем, Наблюдатели помогут ему, но не оградят от тайн слишком тяжелых для его рассудка. Если же он осознает, что некоторые вопросы требуют лишь веры, а не знания, Наблюдатели постараются провести его через Катарсис.
Также им нравится показывать секреты потусторонних миров неверующим, вынуждая их с отчаянием пытаться найти ответ, что же происходит. Многие Наблюдатели утверждают, что Голод Тайн таких людей отличается особым вкусом, ведь ранее они упрямо отвергали возможность чего-то высшего. Как и с верующими, им оставляют лазейку сойти с дистанции, признав все увиденное галлюцинацией, в надежде дать Катарсис внезапно уверовавшей душе.
В Доме члены этой Школы занимаются мистицизмом с малых лет. Многие живут в ореоле видений и пророчеств, отчего производят впечатление не от мира сего. Увлеченность всевозможными гаданиями массовая среди таких Наблюдателей, и став взрослее, они советуются с приметами и гороскопами. Многие учат своих подопечных умению слушать волю Тиамат, хотя иные Пожиратели отмечают, что с ними чаще говорит лишь собственное подсознание и инстинкты. Выступая в роли астрологов дома, такие Наблюдатели ищут для любого дела наилучший час, и часто это срабатывает – хотя иные скажут, что они дополнили логикой свои видения, просто выбрав удачное время. Даже поиск Метаморфозы старейшины обставляют с помощью множества мистических церемоний и указаний от их богини. Как ни странно, это иногда им помогает.
Уроки
Наблюдатели получают доступ к Урокам Знаний.
Записан
Ты никогда не узнаешь всего, а часть того, что ты знаешь, всегда неправда. Возможно, даже самая важная часть. Если ты понимаешь это, то прибавляешь себе крупицу мудрости. И прибавляешь себе мужества, если всё равно поступаешь, как задумал.

Руслан

  • Адепт Оттенков
  • *
  • Пафос: 287
  • Сообщений: 21381
    • Просмотр профиля
Re: Пожиратели: Голод
« Ответ #14 : 20 Декабря 2018, 08:29:29 »

Коллекционеры – Голод Сокровищ
Каждый что-то хочет получить. Даже в те времена, когда все имущество принадлежало племени, существовало желание прибрести что-то ценное. Самый вкусный кусок добычи. Лучшее копье. Красивейшую женщину. Времена менялись, цивилизация развивалась, но люди по-прежнему мечтали о чем-то ценном.
Каждый желает достойной зарплаты или каких-то вещей, однако у некоторых жажда лучшего кипит, словно вода под крышкой чайника. Им нужны Сокровища – в форме огромных денег и произведений искусства,  прекрасных спутников и коллекционных материалов, престижа и признания. Иногда это желание крохотное: начать встречаться со школьной королевой, найти редкую модель игрушки, получить долгожданную премию от начальника. Иногда оно касается жажды обрести миллионы, собрать у себя подлинники древности и окружить себя гаремом модельных красавиц. Каким бы ни были масштабы, Коллекционеры понимают Голод Сокровищ и кормятся с его помощью.
Легко назвать их жадными, но это не так. Коллекционерам нужно нечто ценное рядом с собой и ценность этого не всегда связана с деньгами. Прекрасные отношения, яркие люди, мелкие, но значимые вещи, напоминающие о лучших моментах, пережитые прекрасные события – все это Сокровища, которыми они не готовы делиться с другими людьми.
Многие члены семейства окружают себя настоящим складом вещей, которыми дорожат. Они могут не пользоваться ими, но часто перебирают и обсуждают с остальными членами Дома. Для Коллекционера естественно в свободное время показывать своим сородичам добытое сокровище, а если те еще и радуются вместе с ними, то настроение повышается вдвойне. Склонные к хвастовству, они сами называют это привычкой делиться радостью – даже если в душе понимают, что для прочих эта вещь или событие значит не так много.
Коллекционеры навязчивы, это не отнять. Кто-то подбирается к обретению нового сокровища незаметно, другие стараются сразу же показать, что эта ценность теперь принадлежит им. Они отталкивают от понравившегося им человека его близких, желая ограничить лишь общением с собой и Домом, стремятся заполучить какую-то ценную вещь раньше других людей и не терпят человеческой конкуренции. Если Дом просит их остановиться, они уступят, потому что осознают, что семья Пожирателей - их самое большое Сокровище, но люди в качестве помехи не задержат Коллекционера.
Некоторые просто крадут то, что им нравится, или забирают силой. Несколько Коллекционеров из разных Домов, сцепившееся за одно Сокровище, часто втягивают в свои противостояния сородичей, если только лидеры не найдут компромисс. Увлекающиеся иногда до одержимости, Коллекционеры упускают из вида какие-то детали, не касающиеся их Сокровища, отчего влипают в неприятности.
Утоление своего Голода
 Чтобы насытиться, Коллекционер должен получить от другого человека что-то, что тот не хочет ему давать. Это должно быть хоть немного нужно ему, и может включать в себя вещи или поступки, причем не обязательно навсегда. Одолжить денег, сходить вечером в кафе, провести вместе ночь, дать поносить свое платье – подходят любые нужные Коллекционеру вещи и поступки, но сытость различается от их ценности. Чем уникальнее вещь или действие и чем меньше настроен человек это отдавать, тем сытнее кормление. Отдать что-то на время насыщает мало, как и получить от человека то, с чем он не сильно возражает расстаться. Если Сокровище готовы легко дарить постороннему, говорят Коллекционеры, какое же это Сокровище?
Способ получения может быть любым, и не обязательно связан с отъемом силой. Можно купить эту вещь или действие,  дать что-то взамен, уговорить – все это позволяет кормиться, не совершая преступлений. Однако наличие магических сил часто толкает Коллекционеров идти по самому простому пути: красть и принуждать отдать им желаемую вещь.
Поскольку большая часть этого не имеет настоящей ценности, Коллекционеры не слишком дорожат подобными трофеями. Они раздаривают их иным членам Дома или выбрасывают, едва полученное наскучит, но самое лучшее хранят всю свою жизнь. У большинства с годами развивается хороший вкус: собиравшие в юности все подряд, зрелые Коллекционеры предпочитают кормиться лишь тем, с чем жалко расстаться.
Кошмары
Если Коллекционер кормится кошмарами, он превращает сон человека в какую-то пугающую потерю чего-то ценного. Его любимые бросают и уходят к другому, его грабят, друзья вышвыривают его из общения с собой. Многие Коллекционеры создают такие сцены реалистичными, чтобы человек боялся после пробуждения, что это действительно сбудется.
Пожирание
Если Коллекционер прибегает к Пожиранию, он забирает у человека саму личность. Никто не узнает его, считая самозванцем, даже если тот показывает свои документы и обращается к близким. Настоящий человек исчез, скажут ему, а ты на него ни капли не похож. Любые попытки доказать правду обречены на провал, и даже сам Коллекционер не в силах вернуть это обратно. Более того, человек не может начать новую жизнь – идея вернуть прежнюю превращается в навязчивую манию. Он будет караулить у своего дома, пока не окажется в полиции, набросится на друзей с требованиями, чтобы его признали, или начнет кричать на сотрудников банка, не желающих отдать его деньги. Такие люди быстро заканчивают в психиатрической клинике, со временем действительно сходя с ума от желания вернуть свою жизнь.
Утоление чужого Голода
Коллекционер утоляет Голод тех людей, кто настойчиво жаждут какую-то вещь или поступков от другого человека, которую им не желают давать. Кто-то одержим безответной любовью, кому-то нужна раритетная вещь или массовое признание. Пожиратель проводит такого человека к желаемому советами или лично дает ему то, что тот хочет, помогает незаметно или требует взамен услуг, но в любом случае приносит человеку долгожданное Сокровище.
Катарсис
Катарсис, которому Коллекционеры учат другим, рожден из их понимания истинной ценности. Погоня за чем-то важным не может требовать плату в лице других Сокровищ человека: его семьи, хороших отношений с друзьями, любимого дела, свободы. Какими бы увлеченными не были Коллекционеры, они никогда не поставят Сокровище выше Дома и учат подобному подходу человечество.
Они находят людей, рвущихся к обладанию чем-то, а потом показывают, как легко те могут в погоне потерять что-то иное, так же дорогое для них. Многие останавливаются, сообразив, что стали одержимы Голодом, и Коллекционер довольно понимает, что урок выучен. Некоторые не знают меры, и тогда Пожиратель дает им иное наставление – за все хорошее надо платить. Иногда они жалеют человека и не отнимают взамен слишком много, но иногда, возмущенные его алчностью, забирают все, кроме приобретенного им Сокровища.
Записан
Ты никогда не узнаешь всего, а часть того, что ты знаешь, всегда неправда. Возможно, даже самая важная часть. Если ты понимаешь это, то прибавляешь себе крупицу мудрости. И прибавляешь себе мужества, если всё равно поступаешь, как задумал.