Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: Пепел и кровь  (Прочитано 2065 раз)

Fantomica

  • Пользователь
  • **
  • Пафос: 3
  • Сообщений: 29
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Re: Пепел и кровь
« Ответ #15 : 01 Декабря 2016, 12:22:28 »

Лотта

Рассказ Картера был правдой – от слова до слова, как бы бредово это ни звучало. В голове словно щёлкнул невидимый выключатель. Перед моими глазами разворачивались картины из прошлого. Летний день, пронизанный солнцем. Стайка воробьёв, клянчащих крошки у столиков уличного кафе. Улыбающийся мужчина с седеющими волосами. Маленькое такси цвета горчицы. Водитель, немолодой мулат, с приятной улыбкой и смешным акцентом.
«… это почти у самого леса. Вид там отменный – моя дочурка иногда ходит туда на пикник с друзьями. Но до темноты лучше не задерживаться, мисс. Слухи…».
С холмов и правда открывалась замечательная панорама –  зеленая равнина всюду, куда падал взгляд, до самого горизонта, а дальше темнеет молодая сосновая поросль, переходящая в густую стену. Высокое здание в сине-белых тонах у кромки леса. Больница, здесь, в такой глуши?
Сумерки уже сгущались. Если я хочу успеть сделать пару снимков, стоит поторопиться. От этого места у меня мурашки по коже.
Вдруг я замечаю какое-то движение внизу, слева от меня. Слишком далеко – не разглядеть. Спускаясь чуть ниже, навожу объектив на цель.
Это не человек. И не зверь – ни одно животное не выглядит, как помесь гориллы, волка и дождевого червя. Оно тащит что-то. К горлу подступает тошнота. Тело, перекинутое через плечо, словно мешок. Женщина; длинные серые волосы качаются при каждом шаге.
Мне нужно уйти отсюда. Существо поворачивает голову, принюхиваясь, и я замечаю его глаза – чёрные злобные щёлочки. В них светится разум. Оно видит меня.
- Лотта? – лицо Эмиль прямо передо мной. Она обеспокоена. – С тобой всё хорошо?
Я оглядываю комнату – остальные тоже встревожены. Кажется, я немного задремала.
- Что произошло?
- Ты словно впала в транс, - отрывисто произнесла Айрин. Я обрадовалась, видя, что она вполне оправилась после вчерашней ночи. – И говорила… разные вещи, - смутившись, она отвернулась.
- Что я говорила? – я обернулась к Эмиль.
- Похоже, после сказанного Картером, твоя память постепенно начала проясняться. Он как раз говорил про вашу первую встречу, - она кивнула в сторону кресла.
- Да, это было в том летнем кафе у библиотеки, - Картер улыбнулся. Невероятно, но я помнила эту улыбку. Мужчина с седеющими волосами за соседним столиком. Две чашки кофе. «… за мой счёт. Ваши работы – просто чудо…».
- В тот день мне удалось ненадолго выбраться в город. Я старался не возбуждать у моих докторов, – он горько усмехнулся, – лишних подозрений.
- Выходит, твоё и Картера последнее воспоминание относится ко дню трёхнедельной давности. Но, насколько я могу судить, вас троих, - Эмиль поочерёдно обвела нас глазами, - обратили всего неделю назад. Куда подевалось остальное время?
Я пожала плечами. В голову не приходило ничего, кроме самого очевидного:
- Думаю, нам стоит поискать в той больнице. У кого-то есть идеи получше? – как я и думала, их не было. – И да, почему всё-таки Картер? Ты же Джонатан, разве нет?
- Меня всегда раздражало это имя – слишком претенциозное. Обычно я подписывался «Даккар, Теренс». Понимаешь? Кар-тер, - он усмехнулся.
Записан
Правда - это туман, в котором один видит небесное воинство, а другой - летающего слона. (с) Терри Пратчетт

Fantomica

  • Пользователь
  • **
  • Пафос: 3
  • Сообщений: 29
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Re: Пепел и кровь
« Ответ #16 : 01 Декабря 2016, 12:22:57 »

Айрин

Когда невыносимая головная боль схлынула, я смогла, наконец, сосредоточится на том, что удавалось вспомнить после ритуала позапрошлой ночи и вчерашнего дневного сна. Бессвязные, размытые фрагменты постепенно складывались в нечто осмысленное.
- Пол Синклер, - задумчиво протянула Эмиль. – Я уже слышала раньше это имя. Погоди-ка, - она тут же уткнулась в компьютер.
 - Так-так… Вот гнида! – удар кулаком по столу был так силён, что безделушки, щедро усыпавшие поверхность, подскочили.
- Нашла что-то интересное? – щурясь, спросил Картер.
- Я видела этого поганца сегодня, когда была в капелле, - в голосе Эмиль появились шипящие нотки. – Он – один из гулей регента. Можно сказать, доверенное лицо.
Чем дальше, тем интереснее.
- Кто такой гуль? – это слово мне не нравилось. Было в нём что-то тревожное, как в звуке шагов за спиной в полной темноте.
- Человек, который пьёт кровь Сородича в обмен на служение ему, - пояснила Эмиль. – Так мне, по крайней мере, говорили.
-  А ты давно знаешь его? Регента, я имею в виду, - Лотта, встав за её спиной, внимательно рассматривала невыразительное лицо человечка в костюме и очках.
- Я не уверена, что во всём городе есть хоть кто-то, кто действительно знает его, - мрачно откликнулась Эмиль. – Он старый, хитрый и чертовски изворотливый. Поэтому я сомневаюсь, что этот Синклер действовал без его ведома. К тому же, гули обычно находятся в узах крови со своим хозяином – по его приказу они хоть с моста прыгнут.
Я нахмурилась. Узы крови. Ещё одно слово, режущее, словно скальпель.
«Дай мне клеммы и гибкие трубки. И готовь донора. Пошевеливайся!»
Я тряхнула головой. Наваждение пропало.
Волосы рассыпались по плечам. Длинные, тёмно-русые пряди.
В тот день они были испачканы в грязи.
Я вышла гулять с одной из собак – хоть питомник и находился за городом, отпускать животных без присмотра нельзя.
Бедная Нэсси до последнего старалась защитить меня. Даже умирая, с распоротым горлом, она не разжимала зубов, сомкнутых на отвратительной склизкой лапе.
Мы ещё ни разу не заходили так близко к лесу. Теперь я поняла, почему.
Создание, не похожее ни на что. Уродливая химера.
Я не должна была видеть то, что увидела.
Тела – мужские, женские, детские. Не меньше двух десятков, как попало брошенных на узкой просеке.
Я пыталась убежать, но ноги не слушались. Колени подкосились, и земля устремилась на меня. Едкий пряный запах ударил в ноздри. Здесь всё пропитано смертью.
А потом – только темнота, и резкий холодный свет больничных ламп.
 Голос Лотты вернул меня в реальность:
- А почему именно регент? То есть, почему не, допустим, капеллан?
- Может, ему просто нравится петь? – предположил Картер.
- Не знаю, – Эмиль пожала плечами. – Так принято, а мне не очень хочется расспрашивать его о чём бы то ни было.
Её взгляд – острый, почти колючий – замер на моём лице.
- Ты выглядишь подавленной. Вспомнила что-нибудь?
Хватит домыслов. Чтобы победить страх, нужно действовать.
- Да. Лотта права. Но в этой больнице опасно. Там творится что-то злое.
- Тогда подготовимся, как следует, – кивнула Эмиль.
Записан
Правда - это туман, в котором один видит небесное воинство, а другой - летающего слона. (с) Терри Пратчетт

Fantomica

  • Пользователь
  • **
  • Пафос: 3
  • Сообщений: 29
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Re: Пепел и кровь
« Ответ #17 : 07 Декабря 2016, 20:18:01 »

5
Эмиль


Подготовка к визиту в «Частную Уэствудскую клиническую больницу» заняла весь остаток прошлой ночи и начало этой. Обследовав квартиру неделей ранее, я обнаружила в одной из стен сейф с видавшим виды охотничьим дробовиком, парой коробок дроби и бронежилетом на три размера больше моего. Был там и армейский нож в кожаном чехле, больше смахивающий на лопатку странной формы. Таким образом, с вооружением для похода в опасное место дело обстояло не лучшим образом.
Картер, после вчерашней вспышки нормальности, вернувшись к своему обычному состоянию, пробурчал что-то вроде: «Я знаю – средь зловонных куч, мелькнёт случайный света луч!» и отправился в неизвестном направлении. Спустя полчаса он вернулся, бережно неся четыре ножки от стула. Судя по тому, как щедро сыпались с них кусочки лака, и по запаху, окружавшему Картера, находка пролежала на помойке довольно долго.
Перед нами встала непростая задача – поделить этот нехитрый арсенал на четверых. Картер наотрез отказался брать что-либо, кроме своих деревяшек, которые после долгих уговоров всё-таки вымыл. С помощью ножа он даже соорудил из них некое подобие кольев.
Лотта с опаской разглядывала дробовик.
- Я никогда в жизни не пользовалась такой штукой, - наконец, в замешательстве произнесла она.
Честно говоря, я тоже не имела ни малейшего представления об огнестрельном оружии, но оставлять его дома, идя в неизвестность – просто неразумно.
- Это просто, - я постаралась, чтобы голос звучал максимально убедительно. Просто берёшь эти маленькие штучки, - тут я потрясла упаковкой патронов, - и закидываешь вот сюда, - по моим представлениям, именно там должен находиться отсек для снарядов.
Но Лотта всё ещё медлила:
- Не знаю, получится ли у меня.
- Представь, что это фотоаппарат, - я начала слегка паниковать. Что вообще за чушь я несу! – Просто наведи на цель, взведи курок и нажми на кнопку. То есть, на крючок.
Она неохотно кивнула, всё ещё сомневаясь в моих доводах.
Я предполагала, что нож захочет взять Айрин, но та покачала головой.
- Не надо. Думаю, я управлюсь сама, - она перевела взгляд на свои руки, несколько раз сжав и разжав кулаки.
Значит, это недоразумение досталось мне. Я попробовала лезвие пальцем – тупое. Не помешает наточить его как следует.
Бронежилет, не подошедший остальным, было решено передать Картеру. После моих увещеваний Лотта и Айрин всё же согласились облачиться в бесформенные куртки, найденные где-то на антресолях. Дробовик спрятали в потёртый тубус.
Закончив с приготовлениями, я ещё раз оглядела своих спутников. Они же ещё зеленее, чем я! Ох, и паршиво придётся, если мы напоремся на серьёзные неприятности.
Вниз все спускались в полном молчании. Кажется, моё нервное напряжение передалось остальным. Нужно немедленно прекратить это уныние. Выглядит так, словно мы идём на собственные похороны. Что, при ближайшем рассмотрении, может вполне оказаться правдой.
- Предлагаю немного перекусить по пути, - чёрт возьми, хватит этих мыслей! Я постаралась взять уверенный тон, – Если мы успеем на ночной автобус – он отходит от остановки на соседней улице, будем на месте через полчаса. И ещё минут пятнадцать  идти до самой клиники, если я не ошибаюсь.
Айрин вяло пробормотала что-то в согласие. Никто больше не проронил ни слова. Это начинало меня раздражать.
- Я могу пойти одна, - в самом деле, это не так уж и сложно. – Вы просто постоите снаружи, и если я закричу – сразу убегайте. Как вам такой план? И перестаньте уже хандрить – от таких лиц скиснет даже кефир.
Картер взглянул на меня:
- Мы пойдём за тобой через этот тернистый сад, - мне показалось, что в его голосе звучит грусть. – Я… - начал он, но прервал фразу на полуслове.
Пожав плечами, я вышла на воздух. Ночь была ясной, в ближайшей забегаловке кто-то шумно праздновал. В кустах неподалёку один из гуляк, не столь сильный желудком, как прочие, шумно извергал на землю его содержимое. Один из товарищей поддерживал за плечи его безвольно болтавшееся тело. Мне хватило пары секунд на то, чтобы оценить ситуацию. Темно, никого поблизости, вдобавок, вряд ли они будут сопротивляться.
 Похоже, Айрин думала так же. Кивнув, я подошла к тому, что выглядел более трезвым, и впилась в его шею. Количество алкоголя, растворённое в крови, могло, наверное, убить любую печень. Пара глотков для храбрости, не больше.
Оставив пьянчуг спящими, мы вскоре уже ехали сквозь темноту пригородов, слабо подсвеченную фарами. Плавный ход автобуса и размеренное мелькание пейзажей за окном настраивали на лирический лад. Я не заметила, как погрузилась в задумчивое оцепенение.
Скрип тормозов по гравию просёлочной дороги возвестил о прибытии.
Записан
Правда - это туман, в котором один видит небесное воинство, а другой - летающего слона. (с) Терри Пратчетт

Fantomica

  • Пользователь
  • **
  • Пафос: 3
  • Сообщений: 29
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Re: Пепел и кровь
« Ответ #18 : 07 Декабря 2016, 20:18:35 »

Картер

Я принюхался – звуки вились вокруг, словно рой светлячков, беспокойных и ярких. Сегодняшняя ночь пахнет хвоёй, эфиром и тем, что неживым заменяет адреналин. Где-то внизу витали запахи влаги и нечистот. Определённо, сегодня произойдёт что-то необычное. Верные колья, заткнутые за ремень, слегка топорщились под одеждой. Хотел бы я думать, что пускать их в ход не придётся.
Больница возвышалась над нами тёмной громадой – пустая, немая, мёртвая. Мне она запомнилась совсем иной. Страх снова впился в горло ледяной хваткой. Нам стоит поторопиться.
- Я думаю, что идти через парадную дверь – не очень хорошая идея, - Эмиль с сомнением осмотрела здание. – Наверняка с той стороны есть пожарный выход или что-то вроде того.
Я заметил, что Айрин помедлила, невольно вздрогнув, когда мы завернули за угол. Ну конечно, там она видела тела. И существо, чем бы оно ни было. По счастью, сейчас на полянке не наблюдалось ни трупов, ни скользких химер.
Запасная дверь нашлась весьма быстро. Разумеется, она оказалась заперта. Разумеется, никого это не остановило. Пара ударов – и замок вместе с куском доски упал на утоптанную землю.
- Не стоит так шуметь, - предостерегающе произнёс я.
Лотта испуганно прижала руки ко рту. Айрин – именно она вымещала злость на несчастной деревяшке – извиняюще пожала плечами.
- Хватит уже, пойдём, - нетерпеливо прошептала Эмиль. – Мы же не можем торчать здесь до самого рассвета.
С этими словами она скрылась в темноте-по-ту-сторону, ещё более тёмной, чем темнота-по-эту-сторону. Я последовал за ней, за мной – Лотта. Айрин шла последней, беспрестанно оглядываясь.
Внутри больница выглядела такой же необитаемой, как и снаружи. И такой же огромной. Я задумался – на то, чтобы тщательно исследовать здесь всё в поисках зацепок, о которых не имеем представления, может уйти не одна ночь. Обшаривать одну за другой все комнаты – пустая трата времени. Нужно действовать наверняка.
Тишина, заполнившая коридоры, казалась почти одушевлённой – наши осторожные шаги звучали глухо и будто в отдалении. Я прислушался к обрывкам воспоминаний – прежде мне не доводилось бывать в этой части здания. Она выглядела заброшенной уже несколько лет.
Внезапно до моих ушей донёсся звук – слабый, шуршащий, с привкусом затхлости. Всего в нескольких метрах от нас есть нечто живое. Или не совсем.
Звук шёл сзади.
- Стойте. Вы слышите это? – я обернулся к Лотте и Айрин.
Айрин наморщила лоб.
- Я думала, мне показалось, - наконец призналась та. Глаза её светились в темноте, как у совы.
- Нужно пойти проверить, - немедленно отозвалась Эмиль. – Не думаю, что нам стоит разделяться. Что ты слышал и где, Картер?
- Там, - я указал вдаль по коридору. – Что-то скребет стену, – и, на мгновение, задумавшись, добавил, - И пахнет болотом.
- Тогда веди. У меня, - Эмиль развела руками, - не настолько острый слух.
Я осторожно пробирался вперёд, стараясь производить как можно меньше шума. Пузырящийся линолеум и толстый слой пыли под ногами успешно помогали в этом.
Звук стал отчётливее. К скрежету прибавилось хриплое сипение. Запах заполонил собой всё вокруг.
Это могло оказаться ловушкой. Дверь была заперта лишь на засов снаружи. Одним движением я распахнул её.
- Патрик, - возглас изумления сорвался с уст Эмиль. Оттолкнув меня, она бросилась к существу, привалившемуся к стене. Как я мог заметить, у него была пробита грудная клетка; левая рука плетью висела вдоль туловища. Лицо – необычайно уродливое – пересекали три глубоких шрама.
- Эми… - существо застонало.
- Не говори, Патрик. Всё нормально, мы вытащим тебя отсюда, - она подняла ко мне лицо, полное тревоги. – Нужно унести его отсюда. Пожалуйста, Картер.
Тот, кого называли Патриком, вцепился в её руку.
- Нет!.. – из груди исторгся полу-свист, полу-хрип, - Бегите отсюда! Эми, когда ты… - он издал странное бульканье. Только приглядевшись, я заметил на его горле рану с рваными краями. – Я… попытался найти… оно следило за мной… Когда… я сюда добрался, оно напало.... Я убил тварь, но всё это… засада…
Обессиленный, он умолк. Эмиль переводила глаза с изломанного тела на нас, и обратно. Наконец, обдумав что-то, она поднялась.
- Картер, - тон её звучал решительно, - Я останусь здесь и помогу Патрику выбраться. Ему нужно найти безопасное место. Но бросать поиски нельзя.
- Ты что, предлагаешь нам идти без тебя? – недоверчиво спросила Лотта.
- Пожалуйста. Я не могу бросить его здесь в таком состоянии. Как только закончу, я вернусь, - в голосе Эмиль слышалась мольба.
- Но куда ты собираешься спрятать… - Лотта наморщила носик, - это?
- Мы выйдем отсюда и доберёмся до ближайшего люка. Если я правильно помню, недалеко от остановки как раз был похожий. В канализации должно быть безопасно.
Лотта отошла, но я разобрал, как она бурчит:
- В канализации таким самое место.
Здесь что-то не так.
- Ты уверена, что справишься одна?
- Конечно, уверена. Помоги мне немного, - Эмиль закинула руку изувеченного существа себе на плечо, - Донесём его хотя бы до выхода – дальше я сама.
Но было уже поздно. У меня вырвался крик, когда внезапно неподвижная рука ожила, на глазах меняя форму и обвиваясь вокруг её шеи.
« Последнее редактирование: 08 Декабря 2016, 11:17:19 от Fantomica »
Записан
Правда - это туман, в котором один видит небесное воинство, а другой - летающего слона. (с) Терри Пратчетт

Fantomica

  • Пользователь
  • **
  • Пафос: 3
  • Сообщений: 29
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Re: Пепел и кровь
« Ответ #19 : 07 Декабря 2016, 20:19:01 »

Эмиль

- Только посмотрите, кто пожаловал ко мне в гости! – раздалось прямо у моего уха. – Просто изумительно! Сегодня и впрямь ночь сюрпризов! А я гадал, куда же подевались мои бесценные тестовые образцы!
В этом бархатном голосе не было ничего человеческого. Ни один человек не способен говорить так, будто словами снимает с тебя кожу. Их звучание гипнотизировало, убаюкивало – и ужасало.
- Отойди от неё, тварь, - Лотта вскинула дробовик. Она выглядела почти решительно, но я надеялась, что дело не дойдёт до стрельбы. Разлёт дроби в тесноте – вещь непредсказуемая.
- Честно говоря, я немного расстроен, - мою голову рывком склонило вбок. – Право, вы появились несколько неожиданно, а мне так претит быть плохим хозяином. Ну-ка, девочка, повернись!
На меня смотрело самое пугающее лицо, какое мне только доводилось встречать. И дело было вовсе не в пергаментно-бледной коже, впалых щеках или слишком высоком лбе. Не в пробивавших кожу тонких костяных шипах, расходившихся от линии скул, надбровных дуг и челюстей. Глаза – красные радужки в обрамлении черноты – холодные, пронзительные, злые, разглядывали меня с бесцеремонным интересом.
Я уже видела это лицо раньше. Привязанная к операционному столу, с кляпом во рту и иглами, воткнутыми в шею.
- Какая прелесть, - его смех напоминал хруст битого стекла. – Хотя меня изумляет, как можно быть настолько беспечной? Да ещё и в таком опасном, - он подчеркнул последнее слово, - месте?
Даже если я и могла бы говорить, сомневаюсь, что в голову пришёл бы достаточно остроумный ответ. Хватка белых пальцев на горле была настолько сильной, что мне оставалось только просипеть нечто невнятное.
- Кто ты? Что тебе нужно? – голос Айрин звенит от напряжения.
- Таких, как он, называют Извергами, - неожиданно произнёс Картер. – Это место – его сад, его убежище. Кажется, мы пришли незваными.
- Поразительно, - я различаю лёгкое удивление в этом голосе. – Ты прав, дитя Малкава. И потому ты должен понимать, что отпустить вас так просто я не могу.
- Но не слишком ли ты изменчивый для своего имени? – Картер прервал его на полуслове.
- Имени? – секунда замешательства. – Ах... – до меня донёсся едва слышный смешок. – Ваша хвалёная проницательность…
Я попыталась пошевелить рукой. Бесполезно. Всё тело словно парализовало.
- Отпусти Эмиль! - крикнула Лотта – в её голосе почти панический страх. Нужно что-то сделать, пока она не натворила глупостей! Я захрипела.
Тиски немного ослабли.
- Ты что-то хотела сказать?
- Позволь им уйти. Можешь забрать меня, - в конце концов, это я притащила их сюда, мне и отвечать.
- Видишь ли, моя дорогая, - мягко произнёс он, - тебе придётся остаться, вне зависимости от того, хочешь ты или нет, - меня резко развернуло.
Я пожалела, что не могу закрыть глаза в рефлекторной попытке защититься. Он стоял вплотную – высокая чёрно-белая фигура, окружённая аурой тошнотворного страха. Судя по тому немногому, что я знала об Извергах, своё прозвище они получили вполне заслуженно.
- Твой хозяин кое-что мне задолжал. Впрочем, Джереми никогда не внушал доверия. Если прочие не наделают глупостей, они смогут уйти и передать ему послание. А мы тем временем, - уголки его губ слегка изогнулись, –  закончим кое-какие дела.
Джереми. Так звали регента.
Изверг поднял руку – кожа на ней разошлись, открывая сочащуюся рану.
- Пей, - скомандовал он, прижимая к моим губам окровавленное запястье.
Мне оставалось только подчиниться.
Я сделала глоток, и мир вокруг утонул в вихре темноты.
« Последнее редактирование: 17 Декабря 2016, 21:53:15 от Fantomica »
Записан
Правда - это туман, в котором один видит небесное воинство, а другой - летающего слона. (с) Терри Пратчетт

Fantomica

  • Пользователь
  • **
  • Пафос: 3
  • Сообщений: 29
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Re: Пепел и кровь
« Ответ #20 : 07 Декабря 2016, 20:20:08 »

Айрин

Всё пошло не так. Мы были слишком напуганы, слишком взволнованы, слишком доверчивы. Слишком!
Жуткое существо, схватившее Эмиль, сейчас говорило с Картером. Я не видела его прежде, но помнила само место: ароматы боли, формалина, извести, стылой воды…
Чувствуя, как вздыбливаются волосы на голове,  удлиняются клыки, я напряглась. Звуки и запахи стали отчётливее, мир окрасился в сотни полутонов тепла и холода. Успокойся. Контролируй себя. Эмиль говорила что-то про безумие и как его сдерживать, но, по правде, я не очень-то внимательно слушала.
- Позволь им уйти. Можешь забрать меня, - её слова доносились словно издалека.
- … тебе придётся остаться, вне зависимости от того, хочешь ты или нет, - голос чудовища звучал с издёвкой.
Нет. Так нельзя. Я взглянула на свои пальцы – теперь они заканчивались бритвенно-острыми когтями. Меня охватила дрожь.
- Пей, - раздалось впереди. Я подняла глаза, чтобы увидеть, как Эмиль, медленно оседает на пол; на губах – блестящие чёрные капли.
Нет! Не позволю!
Я прыгнула вперёд, едва успев об этом подумать. Тело действовало само, не слушая сомневающийся разум. Горло исторгло яростный рык.
Там, впереди – враг! Сломать, разорвать, убить!
Удар!
Но в последний миг противник ушёл вбок плавным, неуловимым движением. Сила инерции развернула меня, заставив потерять направление. Всего на мгновение. Этого оказалось достаточно – сокрушительный удар выбил землю из-под ног. Хрустнули кости.
Вскочив, я ткнула вслепую – красноватая пелена заволокла глаза. Упругость и сопротивление подсказали, что на этот раз рука нашла цель. Я напрягла слух.
Следующая атака застала меня врасплох. Обжигающая боль прошила спину. Я обернулась – но враг двигался так быстро, что нельзя было уследить.
Слева.
Справа.
Прямо.
Удар!
Внутренности словно скрутило в тугой клубок.
Удар!
Я закричала.
Каждый нерв в теле горел. Меня словно выворачивали наизнанку. Боль заполнила мир. Кто-нибудь, остановите это!
Где-то наверху гремит смех.
Внезапно всё закончилось.
Собрав оставшиеся силы, я постаралась отползти как можно дальше.
Ещё чуть-чуть. Мягкие руки обхватили мои плечи.
- Айрин! -  это Лотта. Как хорошо, хотя бы она невредима.
Понимая лицо, шепчу окровавленными губами:
- Беги.
Записан
Правда - это туман, в котором один видит небесное воинство, а другой - летающего слона. (с) Терри Пратчетт

Fantomica

  • Пользователь
  • **
  • Пафос: 3
  • Сообщений: 29
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Re: Пепел и кровь
« Ответ #21 : 07 Декабря 2016, 20:20:33 »

Лотта

- Айрин, - она не отвечает. – Пожалуйста, открой глаза, - мой голос дрожит.
Оттаскиваю её подальше. Нужно зарядить оружье. Нужно драться.
Слева от меня слышится грохот и свист: Картер и его противник то исчезают, то появляются вновь, гибкие, быстрые, смертоносные. Из плеча Изверга торчит обрубок дерева.
Рывком раскрываю дробовик. Надо же было так облажаться! Дрожащими руками заталкиваю патроны внутрь. Если бы не Картер, кто знает, что бы стало с Айрин. Он ударил из тени – я даже не заметила, как. 
Но сейчас он уже не выглядел таким ловким – раз или два я замечала на лице гримасу боли. Нужно помочь ему. Я поднялась, старательно прицеливаясь. 
В ту же секунду невидимая сила подняла Картера вверх, а затем отбросила прочь. Раздался грохот.
Торопливо взвожу курок. Бледное лицо повернулось ко мне…
Нажимаю на спуск – и заряд дроби устремляется прямиком в его сторону. Сила отдачи едва не выворачивает плечо.
Комнату заволокло едким дымом. Сбоку послышался звук падающего металла и какая-то возня, перемежающаяся глухими ударами. Попала ли я?
Неожиданно передо мной будто из земли вырастает фигура…нет, не человека. Но и не Изверга. Я чувствую запах сырости. Лицо, похожее на гротескную маску, кажется знакомым: блестящая серая кожа, мутные глаза, три глубоких продольных шрама…
- Патрик? – я вспоминаю слова Эмиль.
- Он самый, - кивает существо, – Во плоти.
- Откуда мне знать, что ты – не подделка, как в прошлый раз? – я невольно отступаю.
- В прошлый... – в его голосе недоумение. – Эта сволочь что, прикинулась мной?..
Я киваю, разглядывая его. Рука не сломана, и ран на груди и горле тоже нет.
- Хитрый сукин сын, - мрачно произносит он. – Должно быть, пронюхал, что вы собираетесь сюда… Я следил за этим местом с прошлой ночи. Думал, разведаю всё по-быстрому. Но ублюдок перехитрил меня и запер. Со своей зверюшкой. Это он зря, – Патрик усмехнулся. Потом резко посуровел, - Придётся пока поверить мне на слово. Если хочешь спасти свою тощую задницу и вытащить остальных, нужно работать вместе.
Я понимаю, что он прав.
- Идёт. Но я не знаю, куда он делся.
- Хе. Когда ты пальнула из ружья, поганец сильно удивился. Но успел превратиться в жижу – не спрашивай, я не знаю, как это делается. Так что нам стоит поторопиться, пока он не вынырнул где-нибудь поблизости.
Мы двигаемся вперёд, обходя развороченные доски и обломки кирпича. Эмиль привалилась к дальней стене. Айрин лежит слева. Я остановилась.
- Ты не видел Картера? – оглядываюсь вокруг.
- Кого?
- Картера. Мужчину.
- Если ты говоришь про него, - из дыры в углу послышался треск и шелест. Следом появилась фигура Патрика, согнувшегося под тяжестью тела, - то вот, пожалуйста.
- Сможешь нести Эмиль? – я осторожно приподнимаю Айрин. – Мне не взять двоих.
- Да уж, ты куда там, - он фыркает. – Конечно, смогу. Но лучше пошевеливайся, если хочешь успеть до восхода. Можно пересидеть в моей норе. Канализация и всё такое.
- Идёт. Кстати, я – Лотта.
- Я так и понял, – ухмыльнулся Патрик.
Записан
Правда - это туман, в котором один видит небесное воинство, а другой - летающего слона. (с) Терри Пратчетт

Fantomica

  • Пользователь
  • **
  • Пафос: 3
  • Сообщений: 29
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Re: Пепел и кровь
« Ответ #22 : 15 Декабря 2016, 18:38:14 »

6
Эмиль


Я очнулась с криком. Последнее воспоминание – бесконечное падение в тёмный водоворот, тянущий всё ниже и ниже, вглубь земли. Во рту стоял маслянистый привкус крови Изверга. Меня не покидало ощущение, что его страшные глаза до сих пор наблюдают за каждым моим шагом.
- Проснулась, принцесса? – голос Патрика? Что это за место?
- Вижу, моя берлога тебе по душе. Это старое бомбоубежище, ещё со времён Второй Мировой. Сейчас про него все забыли. Бедненько, но чистенько. А главное – подальше от всяких любопытных.
В растерянности я оглянулась, разглядывая комнату, насколько позволяло скудное освещение. Стены из грубо тёсаного камня, закрытые с одной стороны ковром и бамбуковыми циновками, с другой – бумажными постерами и картой города. Никаких окон. Под потолком висит несколько лампочек. Из мебели – захламленный стол  с парой ноутбуков, два стула, внушительный книжный шкаф. В одной из стен – ниша, оборудованная вешалками и самодельными полками.
Узкая и довольно жёсткая кровать стоит напротив двери. Попытавшись было подняться, я поняла, насколько ослабла. Ноги подкосились, пресекая дальнейшие попытки.
- Тебе вчера изрядно досталось, - Патрик сидит рядом на стуле, развернутом спинкой вперёд.  – По правде, сказать, и остальным тоже. Мы с Лоттой еле успели отволочь вас сюда, - он покачал головой.
- Даже не знаю, кому не повезло больше: тебе или вашей Айрин. У неё какие-то жуткие раны, которые, вдобавок, с трудом затягиваются, - хмуро продолжил он, - Узнаю работу Изверга. Этим тварям обязательно нужно помучить. У того парня – Картера, кстати, как оказалось, был бронежилет. Так что ему повезло – отделался парой сломанных костей. Думаю, за сегодня он уже успел подлечиться.
Я облегчённо перевела дух. Похоже, сейчас мы в безопасности. Лотта, судя по всему, невредима, Картер – большей частью тоже. И даже шрамы на лице Патрика почти затянулись. Значит, он всё же ходил в ту жуткую больницу – потому Изверг и принял его вид.
Остается Айрин… Я не видела, что с ней произошло – к тому времени я уже была без сознания. Но, судя по словам Патрика, дело обстояло неважно.
Мне не следовало впутывать их в это. В том, что пострадали другие, виновата я. От этой мысли стало ещё противнее.
- Ты не мог бы выражаться поточнее? – голос был хриплый и кашляющий. Ужасная сухость и жжение в горле – первые признаки подбирающейся жажды. Я словно выгорела изнутри. – Её вообще осматривал кто-нибудь?
- Спокойно, Эми, не кипятись, - примирительно произнёс Патрик. – Ты сейчас беспомощнее младенца, ей-богу, - он поспешно подошёл к кровати. – Конечно, её осматривали. Но среди наших нет таких мастеров, как в капелле.
- Ты же не проговорился об этом? – я нервно скомкала ладони край одеяла. Нужно встать.
Осторожно поддерживая меня, он ответил:
- Конечно, нет. Я же не дурак, Эми. Я знал, что будет заварушка, прям чувствовал. И знал, что кому-то крепко достанется.
- Она пришла в себя?
Патрик покачал головой:
- Сейчас бедняга лежит в торпоре.
Я сглотнула. Торпор, называемый ещё «малая смерть». Тяжёлые раны, долгий голод – обычные его причины. Хотя, в случае с Извергом, дело могло быть в характере самих повреждений. Заражение, магия или что-то ещё?
Это моя вина. Её смерть будет на моей совести.
- Не казни себя, - мягко проговорил Патрик, когда мы вышли в коридор, залитый рассеянным тёплым светом. – Ты же не могла предвидеть, чем всё обернётся.
- А должна была, - с горечью ответила я. – Когда я увидела тебя там, – знаю, это был не ты, но всё же, - я поняла, что должна помочь. Тебе. Айрин. Всем им.
- Прекращай уже пытаться вытащить всё на своих плечах, - он закатил глаза. – Какой прок в этом самопожертвовании? Моё мнение – если уж ты хочешь помочь, стань сильнее и надери зад своим обидчикам. Я не претендую на истину, но, думаю, лучше быть умным и живым, чем храбрым и мёртвым.
- Твой цинизм просто очарователен, - я улыбнулась. – Но ты на самом деле так не думаешь, верно? Вспомни свою сестру. Ты пожертвовал бы ради неё всем, я знаю.
- Это другое, - Патрик нахмурился. – Ради неё я готов на многое. И ради тебя тоже, принцесса. Но твои ребята – совсем другое дело.
- Нет, Патрик, - я покачала головой, - Это то же самое.
Он усмехнулся.
- Ладно, тебя всё равно не переспоришь.
Я кивнула:
- Разумеется.
Записан
Правда - это туман, в котором один видит небесное воинство, а другой - летающего слона. (с) Терри Пратчетт

Fantomica

  • Пользователь
  • **
  • Пафос: 3
  • Сообщений: 29
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Re: Пепел и кровь
« Ответ #23 : 15 Декабря 2016, 18:40:38 »

Картер

Я отбросил пустую упаковку – внутри не осталось ни капли. Старая кровь – холодная и жидкая, но сейчас выбора не было. Пакет, на мгновение зависнув воздухе, плавно спикировал вниз.
Лотта взволнованно расхаживала по комнате.
- Почему он так долго? – наконец спросила она потолок. Проследив за её взглядом, я не увидел ничего интересного. Хотя вон тот камень в середине, если приглядеться, очень похож на картошку. Возможно, Лотта раньше её любила? Нет, не то.
- Ты волнуешься? – если не знаешь, что спросить, говори об очевидном! Этот приём не раз выручал меня в неловких ситуациях.
- А ты будто нет? – брови Лотты взлетели вверх, словно две чайки. – Ты же видел, как им досталось!
Значит, дело в Эмиль и Айрин. Если бы я мог дышать, я бы вздохнул.
- Мы всё равно не сможем им помочь сейчас.
- Ты пытаешься этим оправдаться? – взвилась она. – Предлагаешь просто сидеть и смотреть, как они умирают?
- Лотта, - я старался, чтобы голос звучал как можно мягче, - Пойми, я меньше всего желаю их гибели. Но ни я, ни ты не в состоянии что-то изменить. Они должны справиться, а мы – поддержать их.
- Что ты имеешь в виду? Ты же видел Айрин – она оцепенела! А её спина! Там вообще куска недостаёт!
-  Айрин просто нужен покой и пища. Она выкарабкается. Я больше волнуюсь за Эмиль.
- Ты думаешь, что… - Лотта прикрыла рот ладонью. – Это как-то связано с тем, что она …?
Я кивнул:
- Не знаю, что это было, но оно разъедает её изнутри. Даже не совсем так – это словно заставляет часть тебя идти против себя самого. Как раковые клетки, понимаешь? Да, кстати, ты любишь картошку?
- Карто…? О чём ты вообще?
Дверь в комнату распахнулась. На пороге стояли Парик и Эмиль, опиравшаяся на его руку. Она проснулась. Я почувствовал, как мои губы растягиваются в глупой улыбке.
- Эмиль! – Лотта бросилась к ней.
- Она в порядке, рыжая, - проворчал Патрик, пряча смех, - Если ты, конечно, перестанешь её душить.
Вдвоём они аккуратно усадили Эмиль на диван. Она выглядела голодной, опустошённой – все черты лица будто заострились. Выражение упрямой, безнадёжной решимости не сходило с него, пока Эмиль механически цедила прохладную красную жидкость из плотного полиэтилена. Я ждал.
- Нам нужно попасть в капеллу, - наконец произнесла она, вытирая губы. – Сегодня. Я знаю, что с Айрин – придётся оставить её здесь, под твою ответственность, Патрик.
- Ты с ума сошла? – возмутился тот.
- Отнюдь. Я должна поговорить с регентом, пока не случилось чего-нибудь… непредвиденного, - она сделала ударение на последнем слове. – Идти со мной совсем необязательно. И даже не пытайся отговаривать меня.
- Если ты так торопишься на тот свет – не буду, - Патрик скрестил руки на груди. – Но тащить остальных – это верх глупости.
- Я не тащу никого. За кого ты меня принимаешь? Им и так вчера досталось. Просто предупреждаю, на случай, если меня не будет слишком долго.
Лотта встала:
- Ты задумала что-то опасное?
- Да, - мягко ответила Эмиль. – И вам лучше остаться здесь, поверь мне.
- Ну уж нет! - я знал, что значит этот тон, - Я больше не буду бегать и прятаться за тобой. В этой капелле тоже живут монстры, как тот, в больнице?
- Нет, Лотта. Они куда хуже – потому, что не выглядят, как монстры.
- Значит, решено. Я иду с тобой – нужно же кому-то прикрывать спину? Картер?
Я кивнул:
- Запишите и меня, - кто знает, в какую сторону качнёт весы эта ночь?
И пусть я не могу спасти её, но я могу быть рядом.
« Последнее редактирование: 15 Декабря 2016, 18:47:06 от Fantomica »
Записан
Правда - это туман, в котором один видит небесное воинство, а другой - летающего слона. (с) Терри Пратчетт

Fantomica

  • Пользователь
  • **
  • Пафос: 3
  • Сообщений: 29
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Re: Пепел и кровь
« Ответ #24 : 15 Декабря 2016, 18:41:47 »

Эмиль

Ворота во двор капеллы были распахнуты настежь – нас уже ждали. С виду всё казалось спокойным – несколько послушников беседовали в тени клёнов, в избытке произраставших вокруг особняка. Ветер шуршал листвой, воздух холодный и терпкий, небо усыпано звёздами. В такие ночи не хочется умирать.
Со всей невозмутимостью, которую только можно изобразить, я прошла прямиком ко входу. На ступенях крыльца, полукругом окаймлявшего массивную дверь, стояли двое. Личная охрана регента, как мне помнилось. За их спиной – три этажа, набитых сородичами: нервными, подозрительными, готовыми драться до смерти. Будет непростительно глупо прорываться сквозь них с боем.
- Не стоит провоцировать драку, - краешком рта прошептала я, скосив глаза в сторону Картера и Лотты, шедших следом. – Пока что молчите.
Один из телохранителей направился в нашу сторону. Они не посмеют причинить мне вред. Возможно, многие даже завидуют – в конце концов, я же дитя регента. Ха. Меня перекосило. Дитя! Я бы с радостью поменялась местами с любым из них.
Я вспомнила всё. Но теперь хотела забыть это навсегда.
Агония. Глубокая. Непрекращающаяся. Длиной в целую вечность. Каждый вдох – боль. Каждое прикосновение – стократная боль. Каждый звук – крик.
Сколько это продолжалось? Не знаю. Однажды я пришла в себя в темноте и поняла, что боль отступила. Но отголоски её до сих пор звучали внутри. 
Сегодня я должна узнать правду – я заслужила это право.
- У меня личное дело к регенту, - непререкаемым тоном изрекла я. – Должи ему, что со мной двое спутников: мистер Даккар и мисс Грейстоун. Он поймёт. Мы подождём приглашения здесь.
Охранник молча кивнул. Спустя пять минут он возвратился, жестом указав нам пройти внутрь. Толстый ковёр заглушал шаги. Сквозь широкие окна падали отблески уличных фонарей. Скудное освещение наполняло длинные коридоры вереницами причудливо колышущихся теней. 
Дверь, ведущая в покои регента, была заперта. Собрав всё своё мужество, я постучала. Входить без предупреждения – невежливо и опасно для жизни.
- Входите, - донеслось с той стороны. Я толкнула створку и переступила порог.
 Мне доводилось прежде бывать здесь. Высокий потолок, роскошная мебель, поблёскивающая полированным деревом и бронзой, книжные шкафы, стоящие вдоль стен, огромное окно в обрамлении тяжёлых бордовых портьер. Из него, должно быть, открывается впечатляющий вид на город.
Широкий стол занимал почти треть комнаты, отсекая её часть словно рубеж. Регент что-то писал, склонившись над бумагами – огоньки свечей в старинном канделябре освещали его лицо тёплым сиянием.
- Приветствую, - слова звучали отрывисто. Нужно взять себя в руки. За моей спиной Картер бесшумно прикрыл дверь. Лотта сдержанно оглядывалась, очевидно, поражённая здешним давящим великолепием.
- А, Эмиль, - регент улыбнулся. Янтарные блики подрагивали на дымчатых стёклах очков и гладких тёмных волосах. Его окружала неизменная аура превосходства. Я вновь почувствовала себя незначительной и слабой.
Нет. На этот раз всё будет по-другому.
- Вижу, ты привела друзей. Не представишь нас?
- Нет нужды. Вы и так знаете их не хуже меня, а то и лучше, - я подняла глаза и встретилась с ним взглядом. – Ведь это Вы ответственны за то, что с нами стало. Вы и Ваш знакомый Изверг. Не отпирайтесь, Джереми. Мы были там.
Его лицо оставалось невозмутимым:
- Отпираться? Отнюдь. Я вижу, что Константин расставил всё точки над «i», пусть и в присущей ему экстравагантной манере.
- Значит, Вы обо всём знали? С самого начала? – я не верила своим ушам. Образы прошлого хлынули в мой разум, – Выходит, всё, что Вы говорили мне – ложь?
- Видишь ли, Эмиль, всё это – не более чем недоразумение. То, что случилось с тобой – ужасно. Но мои первоначальные планы не включали тебя,- он поднес руку ко лбу. – Если бы не я, ты бы очень скоро окончила свои дни в больнице, в компании нашего общего знакомого.
- О каких, чёрт побери, планах идёт речь?! – мой голос дрожал от ярости.
- О планах на мистера Даккара.
Записан
Правда - это туман, в котором один видит небесное воинство, а другой - летающего слона. (с) Терри Пратчетт

Fantomica

  • Пользователь
  • **
  • Пафос: 3
  • Сообщений: 29
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Re: Пепел и кровь
« Ответ #25 : 15 Декабря 2016, 18:42:26 »

Картер

Услышав знакомое имя, я вздрогнул. Здесь кто-то говорит о мертвецах.
Эмиль стояла, пригвождённая к месту тяжестью обрушившейся истины. Мудрец говорил, и я видел, как серебро струится из его рта. Оно собиралось вокруг в маленькие блестящие лужицы.
«Не слушай!» - хотел крикнуть я, но язык словно прилип к гортани.
- Я полагаю, что твои новые знакомые, - глаза его метнулись в мою сторону, - кое-что тебе рассказали. Конечно, некоторые проблемы вследствие обращения возможны, а, учитывая обстоятельства, и неизбежны, но для того чтобы полностью стереть память, их недостаточно.
- Что это означает?
-  Нашей главной целью было изучение местной аномалии. Как я уже говорил тебе, в этом городе – и в прилегающих окрестностях – невозможно дать Становление ни одному Сородичу. Ни клан, ни возраст не играют роли. Сама земля словно отвергает это. Более того, любой из нас, проживший здесь достаточно долго, становится, скажем так, стерилен – способность создавать потомство со временем угасает.
Голос его иссяк. Затем вновь возвратился, но в его серебристом журчании я улавливал тяжёлые нотки ртути:
- Прежде чем мы поняли, что происходит, я потерял троих одарённых учеников. Сородичи из других городов пребывали в растерянности. Никто из них не сталкивался с подобным явлением. Мы строили всевозможные гипотезы, но ни одна не находила подтверждения.
- И вы решились на сделку с Извергом?
- Именно. Тут нечем гордиться – я знал, что неподалёку обосновался один из них. Но Константин, в отличие от многих, оказался на редкость цивилизован. Кажется, его искренне заинтересовало моё предложение исследовать природу данного феномена. К тому моменту я решил использовать старую больницу для наших нужд и выкупил здание.
- Это была идея Синклера, не так ли? Он же бывший юрист, - голос Эмиль звучал сухо, констатируя очевидное.
- Именно. Пол подсказал, как лучше оформить приобретение, чтобы избежать лишнего внимания. Он же познакомил нас с мистером Даккаром, представлявшимся мне на тот момент лучшим кандидатом для Становления.
Я почувствовал на себе пристальный изучающий взгляд.
- К сожалению, болезнь сделала его крайне нестабильным. А после случая с самоубийством одного из доноров ситуация ухудшилась ещё больше. До того дня динамика выздоровления была положительной. Но наша новая подопытная, - кивок в сторону Лотты, - мисс Грейстоун, очевидно, оказалась ему знакома. В суматохе они решили сбежать, и Пол вынужден был применить оружие. Состояние мистера Даккара после ранения делало его малопригодным для проведения ритуала.
- Ритуала? – Эмиль удивлённо подняла бровь. – Я думала, речь шла об экспериментах иного толка?
- Нам пришлось объединить усилия и методы для достижения удовлетворительных результатов. Когда мистер Даккар впал в кататонию, я решил не ждать и использовать для опытного Становления кого-то другого.
- Меня, - её глаза были непроницаемы.
- Да, верно. Признаться, тогда ты была всего лишь одной из подопытных Константина – единственной, пережившей остальных. Я рассудил, что, в таком случае, ты сможешь выдержать ритуал и Становление – либо погибнешь, указав на ошибочность наших выводов. Оба этих варианта для тебя были лучшей альтернативой, чем прочие. Константин, разумеется, отнёсся к моему предложению с ревнивым скепсисом, но, в конечном итоге, согласился обменять тебя на мистера Даккара. Вижу, он тоже сумел добиться успеха.
Регент поднялся. Волна теплого света медленно расползлась по комнате, обволакивая, парализуя, одурманивая. За окнами пронзительно взвыл ветер.
- Я вижу, ты всё ещё сомневаешься.
«Нет, не сомневается! Уже нет»
 - Не стоит. Не важно, что было в прошлом. Ты была никем, и, если бы не моё вмешательство, быстро и бесславно окончила бы свои дни.
«Замолчи!»
- Сейчас я предлагаю тебе не только своё покровительство. Я предлагаю союз – как равному с равным. Подумай об этом. Ты – единственное Дитя, которое у меня есть и будет когда-либо.
Эмиль медленно кивнула, не сводя взгляда с его лица. Она уже сделала выбор.
- Тогда нам осталась всего одна маленькая формальность – улыбаясь, регент подошёл к ней. Раскрыв ладонь, пересечённую свежим порезом, он повелительно произнёс, - Скрепим наш договор надлежащим образом. Пей.
Я поднял глаза и увидел, как распускаются вокруг них бархатные соцветия амаранта. Нет! Я попытался выкрикнуть предупреждение, но с губ сорвался лишь стон.
Эмиль склонилась. Деревянный кол – последний из них, укороченный вдвое – мелькнул в её руке. Удар пришёлся прямиком в сердце.
 - Я не буду больше плясать под чужую дудку, - прошипела Эмиль обездвиженному регенту. – Ни под твою, ни под чью-то ещё. Я никогда не забуду того, что случилось. И пусть я была никем, - она обнажила клыки, - ты станешь даже меньшим, чем ничто.
В изнеможении я опустился на пол. Голова полнилась шёпотами, криками, обрывками незнакомых слов – как будто голоса всего сущего вдруг заговорили разом, стараясь перекричать друг друга. Я сжал виски, тщетно пытаясь заставить их замолчать.
«Кровь – серебро души. Но сейчас оно годится лишь для уплаты долга».

Записан
Правда - это туман, в котором один видит небесное воинство, а другой - летающего слона. (с) Терри Пратчетт

Fantomica

  • Пользователь
  • **
  • Пафос: 3
  • Сообщений: 29
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Re: Пепел и кровь
« Ответ #26 : 15 Декабря 2016, 18:42:58 »

Лотта

Я почувствовала, как спадает пелена оцепенения. Эмиль замерла, впившись в шею Джереми, чьё тело сотрясали конвульсии. Его затуманенный взгляд беспомощно метался по комнате. Немая борьба длилась несколько секунд – после чего тело  регента рассыпалось в прах. Кусок дерева с глухим стуком упал на пол.
Эмиль выпрямилась. Она выглядела потрясенной и одновременно далёкой, почти отрешённой. Невероятно. Поймав себя на мысли, что это странное, пугающее зрелище казалось почти завораживающим, я поспешно огляделась. Но вокруг царила тишина – поднять тревогу было некому.
- Что… - голос звучал нетвёрдо. Я кашлянула, - Что ты сейчас сделала? Где он?
До меня донёсся стон – Картер, обхватив себя руками, сидел на полу. Я поспешила к нему.
- Эй, очнись! Картер! – я слегка ударила его по лицу.
Картер поднял глаза, в которых застыла мука. Цепляясь за мои руки, он с трудом поднялся.
- Так что же всё-таки случилось? – я оглянулась – Эмиль по-прежнему стояла неподвижно.
- Дьяблери. Это называется дьяблери, - она почти шептала. На её лице отражалась усталость и горечь. – Это – грех среди Сородичей. Но я не могла поступить иначе.
- И что дальше? У тебя есть какой-то план? Как нам выйти отсюда?
- Ты не осуждаешь меня? – потрясенно спросила она.
- За что? Я своими ушами слышала, как этот тип признался в том, что по его приказу похищали и мучили людей, - наверное, после всего пережитого я сама стала более жестокой. – Это была самооборона.
Эмиль усмехнулась:
- Интересное замечание.
- Так как мы выберемся?
- Нет больше никаких «мы». Вам слишком опасно находиться рядом со мной, - произнесла она с грустью, - Когда окажемся снаружи, вы вернётесь к Патрику – он поможет. Не ходите в мою старую квартиру – там, наверняка, уже кто-нибудь побывал. Спрячьтесь на время. Я покину город. И не пытайтесь следовать за мной, - Эмиль предостерегающе подняла руку.
Картер, похоже, немного оправился от своего приступа:
- Я могу вывести нас. Никто не увидит незримое.
- Я надеюсь на это, - Эмиль чуть улыбнулась, - Ты обещаешь, что будешь осторожна? – она обернулась ко мне.
Чувствуя, как к горлу подступает ком, я кивнула.
- И позаботься о Картере и Айрин, пожалуйста. Мне жаль, что я оказалась плохим примером для вас, - Эмиль подошла ближе.
Сделав шаг вперёд, я неловко обняла её.
- Я обещаю.
- Вот и славно. А теперь, - мягко отстранив меня, она направилась к столу и взяла подсвечник. Четыре свечи горели ровным ярким пламенем, - время устроить здесь небольшую панику.
С этими словами Эмиль двинулась к книжному шкафу. Протянув руку, она заворожено смотрела, как огонь тонкими ручейками растекается по дереву и сухой бумаге. Несколько мгновений в комнате царила тишина, нарушаемая лишь тихим потрескиванием.
- Время уходить, – тряхнув головой, наконец, сказала Эмиль.
Записан
Правда - это туман, в котором один видит небесное воинство, а другой - летающего слона. (с) Терри Пратчетт

Fantomica

  • Пользователь
  • **
  • Пафос: 3
  • Сообщений: 29
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Re: Пепел и кровь
« Ответ #27 : 16 Декабря 2016, 12:42:12 »

Точка невозврата

Картер


Эмиль покинула город прошлым вечером. С тех пор, как мы второпях попрощались после бегства из объятой огнём капеллы, я больше не видел её. Не было ни слов, ни объятий. Она просто растворилась во тьме.
Пустота от её исчезновения ощущалась как рана. Я оказался слишком слаб, чтобы помочь, чтобы разделить с ней эту боль. Но сила не приходит извне – она растёт из наших душ, из пепла прошлого, что их удобряет, из кровавых слёз собственного бессилия, из страха и надежды.
Я не беспокоился о прочих – Айрин уже спустя сутки открыла глаза. Она до сих пор почти не разговаривала и охотилась в одиночку, но от ран не осталось и следа. Лотта, погруженная в раздумья, ночи напролёт блуждала по окрестностям с фотоаппаратом, который Патрик сумел оживить. Он постоянно острил насчёт её прогулок. Но я видел, как за его беззлобными насмешками скрывалось желание подбодрить нас. И пока это удавалось.
Пожар в капелле и исчезновение регента Джереми взволновали город не на шутку. Новости дошли даже до Бостона. Мы старались не попадаться на глаза иным сородичам. Но их мало интересовали трое юнцов, которым вряд ли под силу что-то подобное. Патрик говорил, что остальные всё больше убеждались в том, что к делу причастен таинственный обитатель заброшенной больницы – теперь уже опустевшей. Константин покинул своё убежище.
Мой путь тоже лежал отдельно от прочих. Угрюмые и неприветливые в осеннюю пору, леса к северу отсюда, почти не тронутые рукой человека, манили странным диким очарованием. Глубокие озёра, окутанные молочной дымкой, лунный свет на верхушках сосен и ольх, холодные дожди и ранние заморозки. Я разделю с ними своё одиночество.
Эта земля, отвергающая нас, способна помнить, слушать, говорить. И пусть не мне суждено впитать её мудрость и скорбь, я знал, откуда начну свои поиски. Здесь, в обители духов и птиц, живёт сила великого исцеления, о которой позабыл наш проклятый род.
Во мраке грядущего, неведомом, чуждом, пугающем, я различал смутные образы. Странник с глазами цвета мха. Золотая дева, увенчанная короной, среди алых узоров. Кровавый ангел – её лицо подобно беспокойной глади зеркала. И над всем этим – чёрная тень, грозящая затмить собой всё. 
Что они значили? Ответа я не знал. Живые ли, мёртвые или застывшие в посмертии – они ждут. Мне пора уходить.
Ещё на мгновение я задержался, обведя глазами эти старые камни, давшие нам приют. Пусть ненадолго, они стали почти домом. Нужно спешить.
Когда небо на западе затянуло тёмными облаками, я вышел из спящего города. Вокруг лежала лишь ночь, а ночь принадлежала мне.
Записан
Правда - это туман, в котором один видит небесное воинство, а другой - летающего слона. (с) Терри Пратчетт