Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: Пепел и кровь  (Прочитано 2170 раз)

Fantomica

  • Пользователь
  • **
  • Пафос: 3
  • Сообщений: 29
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Пепел и кровь
« : 05 Ноября 2016, 15:28:20 »

Доброго времени суток!
За неимением иных вариантов, выкладываю здесь своё творение по VtM. Ваши комментарии и пожелания приветствуются. :-[
Выражаю огромную благодарность Sar за помощь, консультирование и вдохновение. Спасибо!

Название: Пепел и кровь
Статус: закончен
Рейтинг: NC-17
Жанры: Драма, Мистика, Детектив, POV
Описание:
Уэствуд - небольшой городок, знававший лучшие дни, в настоящем становится эпицентром загадочных и зловещих событий. Слухи о пропавших людях и другие, более пугающие, о которых говорят лишь шёпотом - о тварях, таящихся в ночи. Слухи, не лишённые основания.
Но есть вещи, которых боятся даже бессмертные хищники. И пока одни старательно оберегают тайны прошедших веков, другие настойчиво ищут способ разворошить осиное гнездо.
« Последнее редактирование: 16 Декабря 2016, 12:47:53 от Fantomica »
Записан
Правда - это туман, в котором один видит небесное воинство, а другой - летающего слона. (с) Терри Пратчетт

Fantomica

  • Пользователь
  • **
  • Пафос: 3
  • Сообщений: 29
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Re: Пепел и кровь
« Ответ #1 : 08 Ноября 2016, 10:53:36 »

Точка отсчёта

« Meet your maker
Ring your bells in vain.
Undertaker,
I am why you came? »

Алекс

Моё время было на исходе. Я знал это настолько же верно, насколько неизбежен восход. Окна комнаты, забранные решётками, выходили на восток, затемнённое полуторадюймовое стекло могло выдержать выстрел из пятидесятого калибра. Но открывались они изнутри.
Меня перенесли сюда прошлой ночью. Сопротивляться я не мог. Иногда казалось, что снизу, из подвала, время от времени долетает чей-то крик. Хотя с большей вероятностью это могло быть всего лишь галлюцинацией, вызванной крайним истощением и потерей крови.
Такой исход мог показаться ироничным кому угодно. Я и сам с удовольствием посмеялся и пофилософствовал над прихотями судьбы, если бы мог. Смех вызывал волну слабости. Пошевелить рукой оказалось не проще чем поднять гору. Нужно отдохнуть.
Сейчас мне нужны все силы, что ещё остались.
Я не хотел встретить свой конец так, как другие до меня. Малкольм, Килиан, Долорес – ни один из них не заслужил подобного. Они не знали, что их ждёт. Они попали сюда случайно. Бедолаги.
Но я полез в эту чумную дыру в здравом уме. Добровольно, пытаясь разобраться в творящемся последние месяцы бардаке. Возможно, даже была причина, но я не мог припомнить её. Хотя сейчас всё выглядело больше похожим на внезапное помешательство.
Похоже, с того момента прошло около двух недель или больше. Временами я проваливался в беспамятство, длившееся иногда несколько минут, но чаще – несколько суток. Остальные оказались здесь намного раньше и потому ушли быстрее. Я вспомнил ещё одного, мужчину. Похоже, он появился почти одновременно со мной – когда мы оба могли ходить на своих ногах. Но последние пять или шесть дней я не замечал его. Если подумать, это совсем неудивительно. Вряд ли он до сих пор жив. Не в таком месте.
Надеяться на спасение уже не приходилось. Будет невероятной удачей, если следы моего пребывания здесь вообще кто-то когда-то обнаружит. Впрочем, даже одна мысль о том, что меня ищут, помогала выносить всё происходящее. Я надеюсь, что оставил достаточно подсказок.
До рассвета осталось всего несколько минут. Я чувствую, как ночь медленно течёт вокруг меня, растворяясь в тенях. Все прочие уходят раньше, гораздо раньше – одно даже предчувствие солнца нестерпимо для них. В этом их слабость. И моё спасение.
Собрав воедино последние крохи оставшихся сил, я спускаюсь с кровати. Пол подо мной крениться, как палуба ненадёжного корабля в бурю. Я хватаюсь за изголовье кровати, стену, подоконник, стараясь удержать равновесие.
Окно открывается изнутри.
Свежий холодный воздух врывается в застоявшийся смрад больничной палаты. Я подставляю лицо его дуновению, чувствуя, как начинает загораться кожа. Первые лучи солнца пробиваются сквозь прутья решётки. Забавно, что сейчас, в свои последние мгновения, я наконец-то ощущаю себя живым. По-настоящему живым.
Огонь ползёт по рукам, охватывая меня целиком. Завораживающее зрелище. Но боли нет. И страха тоже. Единственной мыслью в последний миг было то, к чему я так отчаянно стремился.
Свобода.
Записан
Правда - это туман, в котором один видит небесное воинство, а другой - летающего слона. (с) Терри Пратчетт

Fantomica

  • Пользователь
  • **
  • Пафос: 3
  • Сообщений: 29
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Re: Пепел и кровь
« Ответ #2 : 08 Ноября 2016, 10:54:55 »

1
Эмиль

Такой отвратительной погоды не было уже давно. Туман влажным одеялом лежал над городом. Воздух пропитан сыростью; с неба хлещет, как из разорванной аорты. Дождь разогнал по домам полупьяных тинейджеров, ночные бабочки попрятались в им одним известных притонах, даже бездомные уползли в незапертые подвалы и подземные переходы.
Я иду сквозь ночь и дымку испарений. Буйство осенней природы не трогает меня. Сейчас я даже рада обезлюдевшим улицам. Никто не будет мешаться под ногами, никто не пострадает. Все счастливы. Маскарад продолжается.
Минуя две или три тёмных улицы – они так похожи одна другую в наряде из блестящего асфальта, тёсаного камня и серебристых брызг, я подхожу к зданию гостиницы. Высокое, в восемнадцать этажей, оно вонзается в низкое тёмное небо. Наверное, это должно выглядеть впечатляюще, но мне становится смешно. Охраны нет – сегодня, пожалуй, ни одно живое существо по доброй воле не высунется из своего укрытия.
Стеклянные двери не заперты. Очень опрометчиво.
В вестибюле холодно и пустынно. Девочка-администратор за стойкой смотрит на меня сонными глазами. Вскользь касаюсь её мыслей – усталость, скука и легкое несварение желудка.
- Ваше имя, мэм? – она слегка картавит.
Я улыбаюсь, не разжимая губ. Надеюсь, вышло дружелюбно. Главное – не спугнуть её.
- Я живу на восьмом этаже. Номер 805, - мой голос вибрирует.
- Да, конечно, мэм, - её глаза на миг затуманиваются.
Я мысленно выдыхаю. Вмешательство в чужой разум до сих пор даётся мне с трудом. Серьёзный недостаток для нашего вида.
- Мой ключ пропал, - правила хорошего тона никто не отменял. – Не могла бы ты одолжить мне копию?
- Конечно, мэм, пожалуйста, - девушка улыбается. На её ладони лежит ключ с бумажной биркой.
- Спасибо.
Двери лифта расходятся с тихим шипением. Я поднимаюсь вверх, чувствуя лёгкую слабость. Стоило задержаться ещё немного и восстановить силы, раз уж застать на месте тех, за кем я пришла, не удалось.
Номер 805 встречает меня прохладной полутьмой. Плотные шторы не задёрнуты, и сквозь высокие окна проникает слабый голубоватый свет ночных улиц. На дальней стене висит плазменный экран. Изогнутая тумба в дальнем углу завалена грудой непонятного хлама. У стены слева диван, напротив – двери в спальню и ванную.
Темнота мне не помеха, но по старой памяти я тянусь к выключателю. Лампа, мигнув пару раз, осветила комнату, выхватив контуры фигуры, ничком лежащей на диване. Приблизившись, я вижу, что это парень, долговязый и жилистый. Темные волосы спутаны и пропитаны кровью, на одежде видны дыры от пуль. И, очевидно, следы пребывания в коллекторе. Сам он тоже выглядел неважно.
Я потянулась к нему, нащупывая обрывки мыслей. Нужно узнать, что произошло. Если повезёт, он даже не проснётся.
Ничего. Меня окружает пустота. Я оглядываюсь. В ту же минуту пустота сгущается, обретая форму, окраску, голос. Множество голосов. Поспешно отступаю, чтобы не быть раздавленной этим водопадом чувств и образов.
Он поворачивает голову. Озарение обрушивается на меня с силой разогнавшегося поезда. Из груди вырывается стон.
В его распахнутых глазах плещется безумие.
Похоже, этот город действительно серьёзно болен.
« Последнее редактирование: 27 Декабря 2016, 14:32:44 от Fantomica »
Записан
Правда - это туман, в котором один видит небесное воинство, а другой - летающего слона. (с) Терри Пратчетт

Fantomica

  • Пользователь
  • **
  • Пафос: 3
  • Сообщений: 29
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Re: Пепел и кровь
« Ответ #3 : 08 Ноября 2016, 10:56:15 »

Картер

Пробуждение было внезапным. И удивительно приятным, особенно для внезапного пробуждения.
Первое, что я увидел, открыв глаза – кровавого ангела, склонившегося надо мной. Она благоухала кожей, ирисами и озоном. И кровью.
Взглянув на меня, она застонала. Кажется, я чем-то её расстроил. Попробуем разобраться.
 - Приветствую тебя, дважды рождённая! – надеюсь, я был достаточно учтив.
Она улыбнулась. Я на верном пути!
- Привет, Картер, - её голос звучал дружелюбно, но немного устало. – Ты ведь Картер, я верно поняла? – во взгляде читалась тревога.
Да. Я старался припомнить. Картер, да. Это я. Моё имя. Картер. Я попробовал его на вкус. Прохладный хруст, словно раскусываешь корочку льда. Звучит вполне  приятно.
- Ага.
- Очень приятно, - она присела на краешек дивана. Только сейчас я заметил, что моя одежда перепачкана грязью и пропахла свалкой. Неудивительно, что эта милая леди так натянуто улыбается.
- Меня зовут Эмиль, - в её глазах, полускрытых за стёклами очков, разгорается красноватая искра.
Мне стоит поучиться вежливости у Эмиль. Разговаривать в положении лёжа бестактно. Поэтому я усаживаюсь, в очередной раз отмечая собственный плачевный вид. Нужно поддержать беседу.
- Поведай мне о своих корнях! – вопрос, в общем-то, бессмысленный, ведь мне это уже известно. Но вежливость такая сложная штука – иногда приходится разговаривать обо всякой чепухе и банальных истинах, лишь бы тебя не сочли грубияном.
Замечаю, как удивлённо приподнялись её брови.
- Тебя действительно это интересует? – в голосе Эмиль недоверие.
Киваю.
- Как пожелаешь. Формально я… - таким же тоном можно сказать: «Мне отрезали ногу» – данный факт явно не доставлял ей удовольствия.
- Формально? – перебиваю я, стараясь говорить с участием. По-моему, выходит очень посредственно.
- Видишь ли, наш клан на данный момент, похоже, единственный, соблюдает жёсткую иерархическую структуру. Новообращенному, каковы бы ни были его заслуги, нельзя изменить своё положение без предварительного одобрения своего наставника. Который, в свою очередь, получает одобрение вышестоящего, и так до бесконечности, - она нервно улыбнулась. Привычка, догадываюсь я.
- Для тех, кто привык к бюрократии, это удобно, - продолжала Эмиль. – Но любое выпадение из их пирамиды воспринимается, как попытка покушения на священные традиции.
- Например? – надеюсь, меня не покарают за неуместное любопытство.
- Взять хотя бы того, кто выражает недовольство заведёнными порядкам, или утратил связь со следующим звеном в цепочке рангов – он считается изгоем, позором клана. И чем ты моложе, тем хуже.
Я спешно шарю по задворкам своей памяти, стараясь выудить хоть что-то подходящее. Не то, чтобы данная тема была мне знакома, вовсе нет… Ага, нашёл!
- А как же магия?
Эмиль вздохнула.
- Ты имеешь в виду тауматургию? Это самый больной вопрос. Именно здесь наставничество здесь уместно и оправдано. При отсутствии определённого опыта даже самые одарённые новички рискуют потерять контроль над собой и над собственными силами. Так же…
Я, наконец, вспоминаю, какая мысль упорно сверлила мне подкорку!
- В соседней комнате была ещё одна девушка! Кажется, она спала…
Довольный собой, я оглядываюсь на дверь.
Записан
Правда - это туман, в котором один видит небесное воинство, а другой - летающего слона. (с) Терри Пратчетт

Fantomica

  • Пользователь
  • **
  • Пафос: 3
  • Сообщений: 29
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Re: Пепел и кровь
« Ответ #4 : 08 Ноября 2016, 10:56:51 »

Лотта

Чтобы оторвать голову от подушки, потребовалось титаническое усилие. Никогда не любила просыпаться – чувствуешь себя больной. Сейчас было не лучше. Всё тело ломило, будто после многокилометрового забега. Ни одного живого места не осталось – даже волосы и те болели.
В душ! Срочно! Благо, дверь в ванную всего в нескольких шагах.
Рифлёное матовое стекло, голубой кафель, песочный фарфор. Огромное зеркало во всю стену. Это место определённо не лишено своего очарования. Даже душевой кабинке удаётся выглядеть привлекательно.
Горячий поток, наконец, возвращает способность ясно мыслить и заглушает боль. Припомнить бы, что случилось вчера… Бесполезно – ничем, кроме мигрени это не закончится. Намыливая волосы чем-то пенящимся и ароматным, пытаюсь решить, чего же мне хочется больше – понять, какого чёрта я здесь делаю или унять болезненный стук внутри головы. Второй вариант победил.
Решив, что добиться большего уже невозможно, вылезаю наружу. Скользкий пол приятно холодит ступни. Задерживаюсь на минутку, чтобы окинуть взглядом фигуру в запотевшем зеркале. Ого.
Моё отражение определённо выглядит превосходно. Надеюсь, это правда. Провожу рукой по густым тёмно-рыжим прядям – упругие локоны пружинят под пальцами. На мгновение меня охватывает оцепенение.
Одежда, скинутая второпях, впитала изрядно влаги. Впрочем, одеждой это можно назвать с натяжкой – белая шёлковая сорочка и халатик, отороченный кружевом. В комнате после некоторых усилий нашлись сабо. Тоже белые. Подозрительно. Белый не был моим любимым цветом.
За дверью, ведущей в гостиную (надо же, что-то вспоминается!), послышались взволнованные голоса. Кажется, у меня посетители. Во всяком случае, оснований думать иначе пока нет.
Беглый осмотр комнаты показал, что наряда поприличнее не найти. Собравшись с духом, поворачиваю дверную ручку. Нужно быть гостеприимной хозяйкой,  с чем бы ни пришли эти треклятые гости! Встречу их с улыбкой.
Щёлк.
Такой поворот событий оказался полнейшей неожиданностью. Гостиная в стиле модерн! И такие большие окна. Очень необычно.
Гости смотрят на меня во все глаза. Их двое: приятный молодой мужчина – хотя виски у него седые – в неописуемом рванье, и девушка с короткими чёрными волосами. Назвать её красивой было нельзя, но что-то неуловимое в ней определённо притягивало внимание. От взгляда на неё мне стало не по себе.
По их лицам я поняла, что удивлены они не меньше моего.
Впрочем, замешательство длилось недолго.
 - Думаю, нам стоит как можно скорее тихо уйти отсюда, - нарушила молчание девушка. Она поднялась на ноги – длинный кожаный плащ тоненько скрипнул. Мужчина, уцепившись за её протянутую руку, схватил громоздкий пакет с тумбочки и преодолел уже половину пути к двери. Меня поразила резкость и быстрота его движений.
- Картер, - дружелюбно обронил он, проходя мимо, кивая и улыбаясь. Зубы у него длиннее, чем обычно, и удивительно белые.
- Лотта, - мой голос ещё хрипловатый после недавнего сна.
Странно. Что-то не так. Ощупываю языком передние зубы.
Интересно, когда я успела нарастить клыки?
Записан
Правда - это туман, в котором один видит небесное воинство, а другой - летающего слона. (с) Терри Пратчетт

Fantomica

  • Пользователь
  • **
  • Пафос: 3
  • Сообщений: 29
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Re: Пепел и кровь
« Ответ #5 : 08 Ноября 2016, 10:57:39 »

Айрин

Я пришла в себя поздно. Солнце зашло несколько часов назад, и ливень, зарядивший с прошлой ночи, уже закончился. Кругом было несколько луж, размерами напоминавшие миниатюрные озёра, и с десяток их младших братьев. Сухая почва впитывала влагу с жадностью умирающего от жажды, но, напившись вволю, раскисла, превратившись в вязкое месиво. Сюда, в подбрюшье города, долетает лишь слабое – и самое уродливое – эхо близкой цивилизации. Асфальта, тоже, понятное дело, немного.
Мое логово находилось в широкой трубе, некогда питавшей иссохший теперь родник. Темно, тихо, сухо и почти нет вони – что ещё нужно для отдыха? Полуразрушенные дома, покинутые их обитателями десятки лет назад, придавали местности зловещий вид. Теперь тут хозяйничали одичавшие собаки. Любой непрошеный гость рисковал потерять не только часть своего имущества, но, зачастую, также пару пальцев, лоскут кожи, а иногда и жизнь.
Обычно люди старались всячески избегать подобных районов даже днём. Должно случиться что-то из ряда вон выходящее, чтобы решиться прийти сюда после заката. Или, вероятно, этим ребятам неизвестна слава здешних мест. Или они просто идиоты.
В любом случае, стоит пойти взглянуть на них. Тем более, размяться мне не помешает. Разбежавшись, я прыгаю.
Земля приятно пружинит под ногами. Ночные запахи и звуки доносятся с удивительной ясностью, пьянят, подгоняют, манят. Я с запозданием понимаю, что до сих пор бегу на четырёх лапах. Замираю, сосредотачиваюсь.
Готово. Меня слегка покачивает. Ничего страшного – на двух ногах я почти так же проворна.
Подбираюсь ближе. Резкая вонь алкоголя, пота и нагретого пластика ударяет мне в нос. Но сильнее всего – страх. Его не спутаешь ни с чем.
Трое мужчин, пьяные до скотского состояния. Громкий гогот эхом разносится по окрестностям. Выглядит это безобразно.
Среди них я замечаю маленькое дрожащее тельце. Принюхиваюсь. Ребёнок, девочка. Наверное, не старше пятнадцати лет. Она в ужасе. Беспомощная, накачанная дрянью, неподвижная.
Ублюдки.
Тело реагирует быстрее, чем разум. Одним махом преодолев скрывающий меня остов стены, впиваюсь в шею первому, осушая его за считанные секунды. Я была голодна. Второй, выпучив глаза, застыл в ступоре. Тем лучше. Он тоже не доставил мне хлопот.
Девочка. Ослеплённая яростью, я совсем забыла о ней. Наклонившись, чтобы сорвать с рук и губ липкую плёнку, замечаю, что её бьёт дрожь. Наверное, сейчас я выгляжу едва ли менее пугающе, чем неудачливые похитители.
Она убегает со всех ног, не проронив ни слова. Похоже, адреналин поборол отраву. А может это просто жажда жизни, присущая молодому здоровому организму.
Оставшийся пьянчуга попался мне в десятке метров от прочих. Уже насытившись, я не обратила бы на него внимания. Но сегодняшняя ночь была исключением.
Во всех смыслах.
Возвращаясь обратно, вглядываюсь в каждую фигуру, резко очерченную на фоне разъяснившегося неба. Я чувствую, как неуловимо изменился воздух.
Они стоят в тени, у покосившейся опоры моста. Трое – чёрная, рыжая и седой. Чужаки.
Записан
Правда - это туман, в котором один видит небесное воинство, а другой - летающего слона. (с) Терри Пратчетт

Fantomica

  • Пользователь
  • **
  • Пафос: 3
  • Сообщений: 29
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Re: Пепел и кровь
« Ответ #6 : 08 Ноября 2016, 10:59:24 »

2
Эмиль

Итак, очередной кусочек мозаики найден. Свойство большинства паззлов – точнее, каждого предыдущего фрагмент делать выбор следующего более осмысленным – проявилось сейчас в полной мере. Вряд ли мне удалось достичь такого же результата без помощи феноменального чутья моего спутника, помноженного на проницательность безумца. Конечно, так или иначе, я всё равно пришла бы к подобному итогу, но неделями позже.
Лишней недели у меня не было. Если вдуматься, лишнего дня тоже.
И всё было бы отлично, если бы этот «недостающий фрагмент» не смотрел на нас в данный момент волчьими глазами.
От неё разило свежей кровью – мне довелось мельком разглядеть, как быстро упала последняя из жертв. Длинные пепельно-серые волосы висели спутанными прядями, клыки оскалены, всё тело сжалось, словно пружина. Готова ударить в любой момент.
Если дело дойдёт до схватки, усмирить её, не причиняя вреда, будет непросто.
Я ещё раз внимательно окинула взглядом стоящую напротив фигуру, стараясь зафиксировать в памяти всё до мелочей. Высокая женщина, стройная до худобы. Одежда, истрепавшаяся до лохмотьев, прикрывала только бёдра, грудь пересекала пара широких скрещенных лент. Я заметила потускневшую татуировку на правом плече – извивающийся дракон. Неопытный наблюдатель вряд ли отличит её повадки от старших собратьев.
Между тем, она, как и мои спутники, едва насчитывала пять дней с момента становления – если пятым считать сегодняшний. Отпрыск клана, единственный представитель которого находится в сотне миль отсюда. Уже третий за неделю.
Напоминает какое-то поветрие. Как знать, не утратила ли эта несчастная разум после обращения? Почему она оказалась здесь?
Я собиралась выяснить это немедленно. Но, пожалуй, слова стоит подбирать с осторожностью.
- Мы не причиним тебе вреда, - от такого начала несёт штампами бульварных детективов. – Нам нужно только поговорить. Мы не покушаемся на твои владения или на твою жизнь, - уже лучше, слова идут гладким потоком.
- Если ты понимаешь меня, кивни в знак согласия.
Кивок.
- Меня зовут Эмиль. Это – Картер и Лотта, - указываю вправо. Картер уже уселся прямо на землю, внимательно разглядывая что-то на уровне подошв своих ботинок. - Ты можешь говорить?
- Да, - голос у неё низкий, чуть тянущий гласные.
- Как твоё имя? – дипломатия вообще не была моим коньком. Оставалось надеяться только на здравый смысл.
- Айрин, - от того, как она смотрит, мне не по себе. Запах крови окутывает всё вокруг – я вспоминаю, что последний раз питалась сутки назад. Должно быть, остальным приходилось и того хуже – первая неделя почти всегда самая тяжелая.
- Что тебе… вам нужно? – её слова прерывают ход моих мыслей.
- Для начала предлагаю найти безопасное место, – если такие ещё остались в городе. Я взглянула вбок – Картер крутил головой и что-то невнятно бормотал. Это явно не к добру. – Нам нужно постараться не привлекать к себе лишнее внимание. Что будет, учитывая обстоятельства, очень и очень непросто.
- Ты говоришь загадками, - едва заметная морщинка пролегла между бровей моей собеседницы. Спасибо, что она хотя бы не решила сначала свернуть мне шею.
- Хочешь банальных истин? Изволь. Первое: ты получила становление совсем недавно. Второе: у тебя провалы в памяти. Не отбрыкивайся, я знаю, что это правда. Третье: тебе до чёртиков хочется разобраться в том бардаке, который здесь твориться.
Айрин не говорила ничего. Я, воодушевившись собственными успехами, продолжила:
- И последнее: ты не понимаешь, насколько это опасно. Но ты чуешь что-то, и тебе определенно не хочется выяснять, что именно.
Помолчав ещё с минуту, она, наконец, приняла решение:
- Хорошо. Я пойду с вами. Но если мне это понравится, я сразу же уйду.
- Идёт, – я могла бы гордиться собой. Но на душе всё равно отчаянно скребли кошки.

Записан
Правда - это туман, в котором один видит небесное воинство, а другой - летающего слона. (с) Терри Пратчетт

Fantomica

  • Пользователь
  • **
  • Пафос: 3
  • Сообщений: 29
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Re: Пепел и кровь
« Ответ #7 : 08 Ноября 2016, 11:00:20 »

Картер

Я понял, что ветер несёт запах беды. Земля тоже была встревожена. Остальные не замечали ничего.
Пора поставить паруса и отплыть в тихую гавань. Девушка-волк решила следовать за нами. Эмиль убаюкивала её, пытаясь нащупать жилку в глубинах разума. Я понимал, что ангелу подобное не под силу, но она нашла слова, звучание которых было верным. Слова подчинялись с охотой.
Я чувствовал, что скоро покой потревожат иные силы. Переменчивый садовник, что выращивает кровавые розы, покрытые шипами, как и он сам. Ослепший мудрец, тоскующий о несбывшихся детях. С испугом я разглядывал длинные хищные тени, тянущиеся к нам – никому не избежать их хватки, но, если повезёт, можно просочиться сквозь сжатые пальцы.
Мигнув, видение отступило. Нужно уходить.
Должно быть, я произнёс последнюю фразу вслух. Все глаза обратились ко мне.
- Нам пора прятаться, – хоть бы они поняли! – Слуги слепца ловят наш свет. Уйдём от закопанных глаз – они как открытые двери!
- В чём дело, Картер? – Эмиль странно  посмотрела на меня. В её взгляде тревога дрейфовала подобно айсбергу в море багрянца.
- Какая-то бессмыслица, - фыркнула мраморная Лотта.
- Не говори о том, чего не знаешь, - отрезала Эмиль. Ей не стоит быть такой строгой с лисоголовой – та ещё не поняла, что к чему. Я открыл рот, чтобы сказать об этом, но мой язык ворочался в другом направлении:
- Если твоя нора достаточно глубока, я наброшу поверх зыбкий покров. Веди, ищущая, - такой фокус сработает  пару раз, но и их будет достаточно. В тот же миг я увидел, как вокруг Эмиль возникают, расцветают, наливаясь тягучей сладостью, амарантовые гроздья. Очень скоро фигура её была едва различима под их колышущейся живой завесой.
 Я сморгнул, и видение рассеялось так же внезапно, как и возникло. Очевидно, другие не ощутили этого. Я уже свыкся с мыслью, что никто, кроме меня, не видит и не чувствует подобное. Но увиденное сейчас... Оно казалось чудовищно неправильным. Захотелось выть, подняв голову к ущербной луне. Но, разумеется, я сдерживался, иначе остальные точно сочтут меня безумцем.
Окрестный пейзаж сменился с очень унылого на просто невзрачный. Окраины отмытого ливнем города встречали нас серыми рядами кирпично-бетонных коробок, одинаковых, как близнецы. Тихий гул направлял мысли в нужное русло, но, хотя я старался припомнить что-то из предыдущих дней, в голове возникал лишь белый шум. Прямой путь редко когда оказывается верным. Нужно идти в обход.
Когда мы остановились перед одним из безликих домов-клонов, я вздрогнул, очнувшись от раздумий. Найти дорогу сюда в одиночку будет трудно. Я чувствовал силу, струившуюся глубоко в земле.
Это место было неплохо защищено. Прелесть в том, что всегда можно сделать ещё лучше.
Записан
Правда - это туман, в котором один видит небесное воинство, а другой - летающего слона. (с) Терри Пратчетт

Fantomica

  • Пользователь
  • **
  • Пафос: 3
  • Сообщений: 29
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Re: Пепел и кровь
« Ответ #8 : 08 Ноября 2016, 11:00:43 »

Лотта

Внутреннее убранство уродливого серого здания оказалось под стать внешнему. Засыпанные слоем мусора лестничные пролёты, разрисованные стены, тусклые лампы. Громыхающий лифт, с выжженными сигаретой кнопками, тащащийся вверх с натужным скрипом. Обшарпанные двери квартир. И тишина – гнетущая, исполненная немой угрозы, какая нередко стоит в заброшенных домах или палатах для неизлечимо больных.
Убежище моей недавней знакомой находилось на восьмом этаже. Довольно просторное – две комнаты, большая кухня и ванная. Низкие потолки и плотно зашторенные окна придавали ему мрачный вид.
Хозяйка знаком предложила следовать за ней, в, по-видимому, гостиную. Остальные уже расположились: Айрин заняла кресло, по-турецки скрестив ноги, Картер склонился над журнальным столиком, что-то чиркая в лежащем блокноте. Странный свёрток, захваченный из отеля, валялся рядом на низком диване. Движимая любопытством, я заглянула внутрь.
Одежда, судя по запаху, грязная. Россыпь белёсых кусочков пластика и картона – визитки, банковские карты, пропуск с бэйджем. И что-то ещё, стеклянно поблёскивающее – протянув руку, я нащупала прохладный объектив фотоаппарата.
Одёргиваю себя, напоминая, как, должно быть нелепо это выглядит со стороны. На мне всё ещё куртка Картера, надетая поверх тонкого халата. Как минимум троим из нас нужно переодеться в чистое.
Эмиль смотрит на меня так, будто в точности знает, о чём я думаю.
- Не сомневаюсь, у вас сейчас множество вопросов, и первый из них – что за чертовщина со мной творится? Кто я, где и когда? Те же вопросы были недавно у меня, - она замолкла, облизнув губы.
Никто не говорил ни слова. Я тоже решила промолчать.
- Я не буду притворяться, что знаю всё. До сегодняшней ночи я не видела ни одного из вас, или же не помню этого. Но несколько недель назад я тоже пришла в себя в незнакомом месте, окружённая незнакомцами, – её глаза по очереди изучали каждого.
- Не буду утомлять вас описанием своей истории. То, что я узнала – оно относится ко всем в этой комнате – я больше не человек. Я умерла и … Не знаю, как это объяснить. Почему-то расспросы о причине моего состояния ставили в тупик тех, к кому я обращалась. Они говорили о Геенне и увядании, о каком-то проклятии, о том, что с недавних пор становление стало невозможно. Похоже на мистические бредни. Но я поняла две вещи. Первое: я стала ожившим кровососущим мертвецом. Другими словами, вампиром.
Тишина. Не похоже, чтобы кого-то, кроме меня,  удивила эта новость. Картер кивнул несколько раз – в подтверждение своих догадок, или просто разговаривая сам с собой. Айрин не шевелилась – она, очевидно, поняла всё ещё раньше.
Эмиль продолжила:
- Второе: то, что произошло со мной, и с вами тоже – нонсенс. Вот уже несколько лет никто не мог … хмм… увеличить популяцию … Обращать людей в … Ненавижу это слово!.. Словом, делать новых вампиров. Обычным путём они, понятное дело, не размножаются.
- Кстати, сами себя они – мы – называем Сородичами. Звучит куда приятнее, не находите? – она невесело усмехнулась. – Короче говоря, сам факт того, что появился новый, молодой Сородич – из ряда вон выходящее событие. А нас таких уже четверо.
- К чему ты клонишь? – меня давно подмывало задать этот вопрос. Чувствовалось, что она явно недоговаривает.
- Что-то происходит. Что-то большее, чем они думают. Пропадают другие Сородичи. Здесь и по всему штату. Я узнала – за последние полгода, так или иначе, их исчезло больше десятка. Никто не говорит напрямик, но я вижу, как настороженно на меня косятся. Они думают, что я – а теперь, возможно, и вы тоже – как-то связаны с этими случаями.
- Ты шутишь? – и впрямь это звучало как глупый розыгрыш. Сейчас из-за двери должен выскочить клоун с букетом воздушных шариков.
- Ничуть, - тон Эмиль был сух и серьёзен. – Но прежде, чем эта ночь закончится, мне нужна ваша помощь. Точнее, – она перевела взгляд на Айрин, – твоя.
- Что именно? – та не колебалась.
- Сон, - губы Эмиль разошлись в улыбке. – Обещаю, больно не будет.
« Последнее редактирование: 27 Декабря 2016, 14:37:58 от Fantomica »
Записан
Правда - это туман, в котором один видит небесное воинство, а другой - летающего слона. (с) Терри Пратчетт

Fantomica

  • Пользователь
  • **
  • Пафос: 3
  • Сообщений: 29
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Re: Пепел и кровь
« Ответ #9 : 08 Ноября 2016, 11:02:42 »

Айрин

Я спала. Но это было не похоже на обычный сон. Я знала, что сплю – моё тело сейчас лежало в тёмной комнате, окружённое тремя другими. Сородичи. Вампиры. Эти слова отзывались в моём сознании знакомым эхом. Как давно я знала? Я попыталась вспомнить.
Пустота.
Я стояла на дороге, окутанная густым сизым туманом. Даже разглядеть руку у лица можно с трудом. Но я знала, что нужно идти – позади была тьма, и она пугала больше, чем клубящееся ничто. Спустя пару шагов дорога резко нырнула вниз.
Глубже.
Я шла вперёд.
В голове крутились бессмысленные обрывки услышанной где-то песни; прежние слова и ноты складывались в иные фразы.
... на первую ночь с неба грянул гром…
Разрывающий уши треск, ослепительная ветвистая трещина, рассекшая туман над головой. Я не останавливалась.
Ещё глубже.
… на вторую же – дождь упал стеной…
Ливень, возникший бесшумно, казался нереальным – но я вымокла до нитки. Идти становилось всё труднее, земля размокла, превратившись в жидкую грязь. Ещё через пару шагов дорога исчезла. Но останавливаться нельзя.
Я шагнула в пустоту.
Поток образов хлынул на меня, словно вода, прорвавшая плотину. Резкий холодный свет, запахи спирта, хлорки и горячего металла, жёсткие складки, впивающиеся в спину, озноб, миллионы игл, вонзившихся в тело.
Судорога невероятной боли, выворачивающая суставы, дробящая кости, рвущая нервы. Бесконечная агония. Я задыхаюсь.
Внезапно всё прекращается.
Я парю в пустоте.
«Эта не выжила. Давайте следующего».
Незнакомый голос, низкий и бесстрастный. Его хозяин стоит прямо передо мной, но лицо скрыто тенью.
Длинный коридор с белыми стенами.
Лёгкость покидает меня и с криком, похожим на первый крик новорожденного младенца, столь же слабая, я оказываюсь там, внизу.
Паника. Мне страшно. Я пытаюсь убежать, но ноги не слушаются. Падаю, поднимаюсь, бегу, спотыкаюсь и снова падаю. Нельзя останавливаться. Нельзя оставаться. Прочь!
Вокруг – стены, скользкие от сырости и плесени, под ногами – чавкающее месиво. Вода поднимается, местами доходя до пояса. Я бреду вперёд.
Дождь не прекращается до сих пор. До меня долетает его шум где-то далеко впереди. Я продолжаю идти.
Что-то происходит. Нельзя останавливаться. Нельзя оглядываться. Скорее!
Я просыпаюсь с криком.
- Тихо, тихо, ты в безопасности, – чьи-то руки заботливо поддерживают меня. Эмиль – я узнаю её. Мне снился сон. Но как знать, не сплю ли я до сих пор?
Эмиль усмехается. Её глаза вспыхивают красным.
Я опять падаю – на этот раз в блаженный сон без сновидений.
Записан
Правда - это туман, в котором один видит небесное воинство, а другой - летающего слона. (с) Терри Пратчетт

Fantomica

  • Пользователь
  • **
  • Пафос: 3
  • Сообщений: 29
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Re: Пепел и кровь
« Ответ #10 : 12 Ноября 2016, 20:28:34 »

3
Эмиль

Прошлая ночь выдалась богатой на события – и на гостей. Теперь в моей, и без того небольшой, квартире четыре тела вместо одного. Тела – потому что людьми назвать нас можно с большой натяжкой. Я покачала головой. Каламбур вышел, прямо сказать, глупейший.
Голод давал о себе знать с раннего вечера. И мне, и моим новым знакомым необходимо питаться. Исключение тут составляла Айрин – истощённая ритуалом, она до сих пор лежала в оцепенении. Вдобавок, после всех приключений, остальные нуждались в чистой одежде. Или в одежде как таковой. Вещи из моего собственного гардероба были с негодованием отвергнуты. Некоторые даже после смерти остаются невероятными стервами.
Таким образом, сегодня мы отправились на поиски пропитания втроём. Лотта – одежда из ближайшего круглосуточного супермаркета сделала её похожей на актрису фильмов для взрослых, я и Картер, незаметно кравшийся в тенях. На первый взгляд лёгкая добыча – две девушки, в одиночку забрёдшие прямиком в самый злачный район города. По крайней мере, таков был расчет. Когда вокруг полно озабоченных агрессивных придурков, угрызения совести мучают не очень сильно.
Наши надежды оправдались. Уже спустя пятнадцать минут компания из трёх мужчин, пропахших дешёвым виски, табаком и приторным хвойным одеколоном, вовсю пыталась свести с нами знакомство «поближе». Неужели алкогольные пары настолько затуманили им глаза?
Не имеет значения. В полумраке безлюдного переулка мы, наконец, остаёмся одни. Они нервничают. Куда только подевались весь грубоватый напор и сальные шуточки? Когда Картер бесшумно возникает за спиной одного, второй пытается убежать. Разумеется, безуспешно – Лотта уже стоит перед ним с широкой недоброй ухмылкой, обнажив клыки. Минута – и они сомкнутся на горле незадачливого ловеласа.
- Не выпивайте их полностью, - я считаю своим долгом лишний раз напомнить остальным основное правило. Они младше, пусть и на пару недель, и мой пример – единственный возможный сейчас. – Никаких убийств сегодня.
Последний оставшийся – мой. От страха он обмочился – я чувствую резкий запах. В других обстоятельствах его было бы почти жаль. Но сейчас единственным желанием, владевшим мной, оставался голод.
- У меня есть деньги, - трясущимися руками он тянется к бумажнику. На перекошенном лице блестят слёзы. – Я заплачу, я…
Не дав договорить, я быстро подхожу и одним движением запрокидываю его голову набок. Слова переходят в булькающий стон, вскоре стихающий. Он не сопротивляется. Совсем.
Первым уроком, который я усвоила в новом качестве, была необходимость поддерживать своё существование, иными словами, питаться кровью. Все морально-этические аспекты этого факта меркнут перед силой голода и страхом окончательной смерти. Контролировать звериную часть натуры куда проще, когда твоё тело не изнывает от жажды. Вспышка голодного безумия, посетившего меня в первые дни, в достаточной мере показала, насколько важно не допускать его повторно.
Кроме того, это необычайно приятно. В человеческом языке вряд ли найдётся сколь-нибудь подходящий эпитет, чтобы описать всю гамму ощущений. Удовольствие, сравнимое с оргазмом и вкусом клубничного чизкейка на языке одновременно, и заменившее всё, касающееся пищи и чувственных радостей, отныне недоступных.
Я чувствую, что биение пульса под моими пальцами слабеет, и с неохотой отрываюсь от пахнущей кровью шеи. С удовлетворением замечаю, что остальные уже управились  - их сосуды сидят спящие, привалившись к стене. Киваю Картеру, и мы поспешно выходим на улицу с другой стороны.
- Всё прошло неплохо, - замечаю я, прикидывая, надолго ли мне хватит этой трапезы. Возросшие силы означают возросший аппетит, но привлекать чрезмерное внимание не хотелось. – Мне нужно ещё заскочить в аптеку, купить кое-какие реагенты. Сейчас работает только дальняя, так что вам лучше вернуться домой. И постарайтесь не растерять по дороге весь стиральный порошок, - последнюю фразу я адресовала Картеру, странно косящемуся на пачку с зайцем в мыльной пене ещё с самого супермаркета.
Мы расстаёмся возле мигающего уличного фонаря. Глядя на их удаляющиеся спины, я испытываю лёгкий укол вины – но некоторые вещи лучше до поры держать в тайне. Проходя мимо безлюдного в поздний час парка, сворачиваю влево и перебираюсь через низкое ограждение.
Через два поворота тропинки я вижу то, ради чего пришла сюда. Высокая сутулая фигура – кеды, джинсы, капюшон толстовки низко надвинут, скрывая лицо. Мужчина. Завидев меня, он встаёт со скамейки, и слабый свет падает на его искажённое лицо.
Мне доводилось слышать о том, как по-разному воздействует проклятие на своих носителей. Но при первом знакомстве с этим парнем моё сердце буквально сжалось от жалости. Ни один другой род не носил такой ужасающей печати – с таким благородством. Хотя, возможно, я судила обо всех исключительно по одному известному мне представителю.
- Привет, Эмили, - он улыбается. – Чему обязан твоим милым обществом?
- И тебе здравствуй, - я не скрываю облегчения. Его помощь была добровольной – и весьма неожиданной. – Патрик, ты ведь в курсе, что вовсе не обязан впутываться в это?
- Конечно, принцесса, - он щурится. – У меня, знаешь ли, свои мотивы.
- Сначала научись врать, как следует, - я смеюсь. – И поработай над комплиментами.
- Непременно. Итак?..
- Мне нужно, чтобы ты поколдовал над этой штукой, - в моей руке зажат кусочек чёрного пластика, извлечённый вчера из фотоаппарата Лотты. – Надеюсь, что ты сумеешь оживить её. Я должна знать, что там. И – мне ведь не надо напоминать? – держи это в секрете. Я не хочу, чтобы никто, кроме нас, не знал о том, что ты накопаешь.
- Хммм… - с полминуты Патрик вертит в руках мою находку. – Эту малышку здорово потрепало. Но я уверен, что выужу из неё всё возможное, - он поднял взгляд. – Удалось найти ещё что-нибудь?
- Даже с избытком. Ещё трое новообращённых, все – из кланов, которых в городе нет. Остальные симптомы – как у меня.
Патрик присвистнул:
- Ничего себе. Трое? Звучит паршиво, - его лицо помрачнело. – С тех пор, как исчез Алекс, я начал просматривать в происходящем какую-то систему. Но теперь всё кажется ещё страннее. И они?..
- Нет, - я качаю головой. – Никого из ваших нет. Что бы ты ни думал, теперь догадки бесполезны. Будем надеяться, что копание в барахле Лотты поможет хоть немного.
- Лотта? Новенькая?
- Ага. Милашка, но характер хуже, чем твоя физиономия. Думаю, ты бы оценил.
- Язвишь? – Патрик ухмыльнулся. – Ты же знаешь, что в моём сердце есть место только для одной женщины.
- С каких это пор ты начал считать свой компьютер женщиной, ковбой киберпространства? – я смеюсь. – Ладно, думаю, у тебя ещё полно дел. Когда закончишь, напиши мне, а лучше – сразу присылай всё, что найдёшь.
- Замётано, - он подмигивает. – Береги себя.
- До скорого, - киваю ему и иду обратно
- Эмили?
Поворачиваюсь.
-  Спасибо, что помогла моей сестре тогда. Она просила передать привет.
- Не стоит, Патрик. У меня тоже были свои мотивы.
Мы обмениваемся улыбками, и он растворяется в беспокойных тенях.
Записан
Правда - это туман, в котором один видит небесное воинство, а другой - летающего слона. (с) Терри Пратчетт

Fantomica

  • Пользователь
  • **
  • Пафос: 3
  • Сообщений: 29
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Re: Пепел и кровь
« Ответ #11 : 12 Ноября 2016, 20:31:23 »

Картер
 
Идея зрела уже пятнадцать минут подряд. Я не торопил её – иногда на то, чтобы обдумать проблему как следует, рассмотреть с разных сторон и взвесить возможные варианты, уходила целая ночь. Маленький пушистый зверь смотрел на меня внимательными глазами-бусинками. Когда, наконец, ответ и вопрос гармонично дополнили друг друга в моей голове, я обратился к той, что поблизости:
- Скажи, ты знаешь, почему кошки не возвращают книги в библиотеку? – она не знала. – Потому, что вместо подписи в библиотечной карточке они оставляют отпечаток лапы, а ни один библиотекарь не сможет отличить их друг от друга. Хитро, правда?
- Эй, псих, о чём ты вообще? – мисс Марбл опять не в духе. – Ты толкуешь с кошкой. Это ни разу не странно, но, думаю, ты уже утомил бедное животное. Пойдём, Эмиль велела не задерживаться нигде. Нужно помочь ей, в конце концов.
Зверь тем временем ловко оббежал нас и скрылся в темноте боковой улочки. Если следовать за ним, можно провалиться в кроличью нору… Или нет.
- Пойдём, Картер!
- А ты знаешь … библиотека?.. – образы в моей голове наплывали друг на друга, как ломающиеся льдины на весенней реке.
Лотта развернулась на каблуках:
 - Что?
Мне нужно собраться – это важно! Даже если в норе живут кошки, они помогут.
- Библиотека. Зайдём?
- Зачем это? – она насторожилась. Не верит.
- Пожалуйста. Это важно.
- Ну ладно, но только быстро. Обычно ночью там закрыто – мы просто посмотрим. Никаких игр во взломщиков, понятно?
Киваю. Я точно знаю, что сегодня там не заперто.
Мы сворачиваем на перекрёстке и углубляемся в переплетение улиц. Зашторенные двери и погасшие витрины крохотных магазинчиков. Пустынные дворики. Аллеи, залитые лунным светом – голубые ели рядами теней отражаются на земле, прямые и строгие, словно стражи. Огромные темные окна, колонны в греческом стиле, широкая полукруглая лестница. Мы на месте.
Моё внимание привлёк внушительных размеров стенд, сверху донизу заклеенный афишами мероприятий, прошедших и предстоящих. Я сразу разглядел то, что искал – комнату с играющим котёнком. Рядом с ним сидел на корточках мальчик в больничной пижаме, подперев лицо ладонями. Большая надпись снизу гласила: «Пет-терапия: целительная дружба. Фотовыставка. С начала двадцатого века до наших дней. Место проведения: зал № 1, 1 этаж. Время работы: с 9.00 до 19.00, с понедельника по субботу. Воскресенье – выходной. Вход свободный. С 29 августа». Под ней – мелким шрифтом: «Представлены работы …»
- Вот и библиотека, - Лотта подошла ко мне. – Сейчас они не работают. Ты нашёл то, что хотел?
Продолжая читать, утвердительно киваю.
«Абигейл Мунк, Джозеф Уолш, Линда Морис …»
 - Тогда пойдём обратно. Мы и так сделали огромный крюк. Если Эмиль придёт раньше нас, жди нотаций.
« … Ричард Весс, Михаэль Руми …»
- Картер? Ты слышишь меня? Эй, Картер!
« … Шарлотта Грейстоун …»
Вот оно!
Я поднимаю голову:
- Смотри, - касаюсь пальцем глянцевой поверхности.
Её глаза, похожие на замёрзшие озёра, расширяются, и я вижу, как тонкие трещины ползут по их поверхности.
Записан
Правда - это туман, в котором один видит небесное воинство, а другой - летающего слона. (с) Терри Пратчетт

Fantomica

  • Пользователь
  • **
  • Пафос: 3
  • Сообщений: 29
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Re: Пепел и кровь
« Ответ #12 : 12 Ноября 2016, 20:32:12 »

Лотта

Обратно мы возвращались в молчании. Картер время от времени бурчал что-то себе под нос, но дальше монолога дело не заходило.
Лифт, трясясь, как эпилептик в лихорадке, треща тросами, вознёс нас на нужный этаж. Двери разошлись, и в нос ударил сильный запах метола вперемешку с бензином, сочащийся из-под двери квартиры. Соседи, чего доброго, подумают, что здесь варят дурь, и, честно говоря, будут недалеки от истины. Стоит предупредить Эмиль.
Которая, к слову, уже ждала нашего возвращения. Ещё в прихожей она попыталась начать разговор с Картером, но тот лишь молча протянул пакет, полный стирального порошка и отбеливателя. Когда с кухни потянуло горелым, Эмиль, чертыхаясь, убежала, крикнув подождать её в комнате.
Мы воссоединились спустя пятнадцать минут, все, за исключением Адель. Я поинтересовалась её состоянием.
- Остаток ночи она проспит, но уже завтра будет в норме, - ответила Эмиль, вытирая руки вафельным полотенцем. Её одежда благоухала мятной жвачкой. – А вы? Я думала, вы придёте раньше меня. Нашли что-то интересное? – она с любопытством переводила взгляд с Картера, молча замершего у подоконника, на меня и обратно.
Я покачала головой:
- Нашли, да не очень, - Картер, похоже, твёрдо решил не произносить ни слова. Я, вздохнув, скорее по привычке – ведь вампиры не дышат – принялась рассказывать о нашей прогулке к библиотеке.
- И ты ничего больше не вспомнила? – уточнила Эмиль, когда я замолчала. – Никакого проблеска, озарения?
- Нет, - я покачала головой. – Только имя и то, как сошла с автобуса рядом с тем зданием.
- Попробуем зайти с другой стороны, - она крутила в пальцах прядку волос. – Ты помнишь, когда приехала туда? Нет? А когда началась эта выставка?
Я снова отрицательно качаю головой. Какая-то мысль плавает на самой границе разума, но поймать её мне не удаётся. Должно быть, это важно. И всё же она раз за разом ускользает, едва я пытаюсь напрячь память.
- Двадцать девятого августа, - неожиданно произносит Картер. Он по-прежнему стоит на том же месте, но взгляд его замер на Эмиль.
- Спасибо, Картер.
- Почему ты не скажешь, что идёшь к нему?
- К кому? – Эмиль выглядит сбитой с толку.
- К волшебнику в башне. К слепому мудрецу, - положительно, этот разговор становится всё страннее с каждой новой фразой.
- Ты говоришь о здешнем регенте? И, кстати, почему «слепому»?
- Да. Серебро на его руках отравило его глаза и ослепило душу. Не говори ему о нас, - Картер не отрывал глаз от лица Эмиль.
- Хорошо, - она пожала плечами. – Я и не собиралась.
Я мысленно сравнила обе даты.
- Выходит, со дня твоего приезда, если он предшествовал дню начала выставки, прошёл почти месяц. Три с половиной недели, если быть точной, - Эмиль, похоже, думала о том же.
- Выходит, что так, - я кивнула.
Летний день, пронизанный солнцем, наполненный шумом уличной суеты и запахами ближайшего кафе, возник перед моим мысленным взором. И рассеялся.
Что же такого важного в этом забытом воспоминании?
« Последнее редактирование: 16 Ноября 2016, 12:28:01 от Fantomica »
Записан
Правда - это туман, в котором один видит небесное воинство, а другой - летающего слона. (с) Терри Пратчетт

Fantomica

  • Пользователь
  • **
  • Пафос: 3
  • Сообщений: 29
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Re: Пепел и кровь
« Ответ #13 : 01 Декабря 2016, 12:20:45 »

4
Эмиль

Только покинув стены капеллы, я смогла перевести дух. Каждый визит сюда давался по-прежнему с трудом: эти многозначительные взгляды, туманные полунамёки, расписанные до малейшего шага церемонии и, о да, иерархия! Мне ещё не довелось встретить ни одного Сородича, исповедующего религию – потому, что большинство поклонялось силам более приземлённого характера. Таким, как власть. Наверное, именно поэтому местный воздух пропитан интригами; интриги и были самим воздухом. Старейшины плели их неторопливо, смакуя каждый шаг, с одобрением поглядывая на своих питомцев, еженощно сражающихся за малейший шанс взобраться поближе к вершине пирамиды. Естественный отбор здесь достиг своего апогея – хотя это больше походило на банку со скорпионами.
Так или иначе, на сегодня с меня хватит. Аудиенция у регента, напоминающая скорее игру в гляделки, оказалась крайне утомительной. Я старалась как можно тщательнее подбирать слова – разницей в пару сотен летнее так-то просто пренебречь – но оставалось лишь гадать, насколько убедительно удалось сыграть неведение. Собеседник четырежды пытался прочесть меня; не исключено, что ему удалось, в конце концов. Возможно, это была лишь демонстрация силы или просто милый местный обычай, в чём я сомневалась.
И шепотки, всякий раз смолкавшие при моём появлении, изрядно мешали проникнуться здешним духом взаимопомощи. Не нужно особого ума, чтобы догадаться о предмете беседы. Моя скромная персона не заслуживала того количества нездорового любопытства, которое демонстрировали сплетники, о чём я поспешила их уведомить в несколько резкой форме. И им совершенно не интересно, зачем я прихожу. Или что я ем. Точнее, кого.
На этот счёт я выразилась недвусмысленно. Есть вещи, которые не обсуждаешь даже с самыми близкими…людьми…друзьями… Одни адаптируются к внезапным переменам быстро и безболезненно, другие – чуть медленнее и труднее. А кто-то продолжает цепляться за ушедшее, отчаянно пытаясь удержать воду в горсти – просто потому, что ушедшее – это они и есть. Я понимала, что отношусь к последним, но ничего не могла поделать, и даже если бы могла, не уверена, что стала бы. Иногда просто нужно время – пока его было предостаточно.
Уже на обратном пути стало понятно, что мои мысли ходят по кругу. Сегодняшняя ночь слишком хороша, чтобы тратить её на сожаления. К тому же, Патрик наверняка постарается найти нечто заслуживающее внимания. Теперь, покончив с формальностями, я могу полностью сосредоточиться над действительно важными вещами.
Дома меня ожидало непривычное умиротворение. Лотта, соорудив себе подобие гнезда из подушек, увлечённо смотрела один из ночных новостных каналов, пытаясь, очевидно, понять, что произошло в мире за время её вынужденной амнезии. Картер вытащил из шкафа книгу и изучал её – как я могла видеть, вверх ногами. Айрин сидела на кухне, прижав руки к вискам, словно страдая от тяжёлого похмелья – остаточный эффект вмешательства в разум давал о себе знать. Забраться в чужую голову довольно неприятное занятие, но если эта голова – твоя, то ощущения куда хуже. Движимая состраданием, я постаралась немного облегчить её боль, от души надеясь, что дело было не только в моей вчерашней импровизации.
Покончив с обязательными мелочами, вроде мытья рук – сила привычки – я приступила к скопившейся за последнее время почте. Которой оказалось совсем немного: пара рекламных объявлений, счёт за услуги химчистки, ответ на запрос из городского архива – его непременно надо будет прочитать чуть позже, и внезапное письмо от Патрика. Я не ожидала ответа раньше, чем до завтра. Посмотрим, сможет ли он меня обрадовать.
«Привет, принцесса.
Спорю на свой указательный палец, ты сейчас гадаешь, что я смог узнать. Не буду томить – всё лежит в архиве, который прикреплён к сообщению. По большей части там одни фото. Между прочим, твоя новая подружка знает толк в искусстве.
Я попробовал ещё немного разузнать об этом, но начальник велел не впутываться. После того, как пропал Алекс, он стал немного нервным. Так что теперь за всю нашу базу отвечаю я один. Если откопаю что-нибудь интересное, сразу свяжусь с тобой.
Будь осторожнее, Эми. У меня очень нехорошие предчувствия – за нами будто кто-то наблюдает. Надеюсь, что это просто паранойя.
Во что бы ты ни ввязалась, береги себя.
До связи.
Патрик».
Тон письма настораживал. Отгоняя дурные мысли, я принялась за фотографии. Они действительно неплохие – понятно, почему работы Лотты оказались выставке. Но здесь были лишь наброски, если можно так выразиться, или, скорее, путевые заметки. Почти бездумно я листала их, одну за другой.
Рука дрогнула. С экрана на меня смотрело лицо Картера.
Записан
Правда - это туман, в котором один видит небесное воинство, а другой - летающего слона. (с) Терри Пратчетт

Fantomica

  • Пользователь
  • **
  • Пафос: 3
  • Сообщений: 29
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Re: Пепел и кровь
« Ответ #14 : 01 Декабря 2016, 12:21:58 »

Картер

Книги не помогали – я пытался сосредоточиться, но буквы упорно разбегались в разные стороны, а строки шли рябью. Я посмотрел на ту, что держал в руках – она называлась «Мифы Древней Греции». Сейчас стоило подготовиться к серьёзному разговору. Чтение можно оставить на потом.
Отложив книгу, я начал расхаживать по комнате, время от времени поворачиваясь в сторону Эмиль. Она не замечала меня, увлечённо глядя в монитор, отбрасывающий нежно-голубые блики на её задумчивое лицо.
- А я и не подозревала, что вы были знакомы, - оборачиваясь, произнесла она. И продолжила, кивнув в сторону Лотты, – Теперь я понимаю, почему той ночью нашла двоих – вероятно, вы сбежали вместе.
Я ждал вопроса. В комнату, слегка пошатываясь, вошла Айрин.
Эмиль по-прежнему смотрела на меня.
- И если не получилось узнать, что стало с нами сразу после становления, почему не попытаться вспомнить события, предшествовавшие ему? Если ты обратил внимание, я говорю «нас», поскольку мои воспоминания находятся даже в более плачевном состоянии, чем ваши. Лотта хотя бы знает своё имя, Айрин помнит, что убегала от кого-то, ты… ты точно что-то помнишь, я вижу.
Она замолчала, разглядывая стену напротив своими внимательными красновато-карими глазами.
- У меня нет даже этого. Сейчас мы сидим в моей квартире, но я не помню её, совсем. Когда я пришла в себя, в кармане пальто была связка ключей и бирка с адресом, но я не знала дорогу. С тех пор ситуация не улучшилась, - взгляд Эмиль вновь упал на меня. – Поэтому прошу тебя ответить честно. Пожалуйста, Картер, это очень важно. Откуда ты знаешь Лотту? И что ещё ты знаешь?
Другое моё лицо мерцало, с улыбкой взирая на нас, неспособных разделить его радость. День, полный солнца, а за ним – вечная тень. Я понял, что не забывал – память просто спала, и сейчас ей пора было пробудиться.
Подойдя к креслу, я сел, облокотившись на правый подлокотник. Старые привычки давали о себе знать. Тело вспоминало быстрее, чем мозг.
- Моё прежнее имя – Джонатан Теренс Даккар. До недавних пор я был врачом, вполне успешным практикующим хирургом. Работа, диссертация, любимая девушка – всё, как у людей. Меня это вполне устраивало. До тех пор, пока однажды, после регулярного осмотра, мне не поставили диагноз. Неоперабельное злокачественное новообразование правого полушария – иными словами, рак мозга. Моя жизнь рухнула в одночасье. Болезнь брала своё, с каждым днём я всё больше походил на безумца. Я знал, что ждёт меня в конце, - я ненадолго замолчал, собираясь с мыслями.
Никто не шевелился.
- Я испробовал всё, что было в моём распоряжении. Химиотерапия дала лишь кратковременный эффект, всё остальное оказалось бесполезным. Затем случилось нечто странное. В один из дней со мной связался человек, представившийся как Пол Синклер. Он просил моего участия в их программе по апробации нового экспериментального метода лечения. И я согласился – терять мне было уже нечего. Заболевание неумолимо прогрессировало.
Три пары глаз по-прежнему смотрели на меня в полной тишине.
- Так я и оказался здесь, в месте под названием «Частная Уэствудская клиническая больница». Мистер Синклер – разумеется, если это его настоящее имя – оказался всего лишь ассистентом. Дальнейшие события я почти не помню – целые дни вырваны из памяти, вероятно, вследствие болезни. Но затем внезапно наступило улучшение. Томография показала значительное уменьшение опухоли, а через некоторое время – полное исчезновение. Мой рассудок вернулся, а с ним – способность логически мыслить. И тогда я понял, как именно меня лечили.
- И как же? – нарушила молчание Эмиль.
- Кровью, - тогда я и сам с трудом верил этому. - Меня поили кровью Сородича.
« Последнее редактирование: 26 Декабря 2016, 23:33:07 от Fantomica »
Записан
Правда - это туман, в котором один видит небесное воинство, а другой - летающего слона. (с) Терри Пратчетт