Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: Брошенные дети (Потомки)  (Прочитано 1961 раз)

Юкио

  • Голос Оттенков
  • *
  • Пафос: 126
  • Сообщений: 6001
    • Просмотр профиля
Re: Брошенные дети (Потомки)
« Ответ #15 : 14 Марта 2016, 01:05:15 »

Когда Донни настороженно открыл глаза, он начал оценивать ситуацию. И ему не понравилось.
- Черт возьми, - прохрипел он пересохшим горлом. – Меня задолбало очухиваться привязанным к этой кровати.

Комната не изменилась сильно. Те же фрески. Та же неудобная рама кровати. Те же веревки, теперь затянутые туже. Тот же дурной запах, теперь с легким оттенком крови. Донни заставил свою затекшую шею двигаться, чтобы осмотреть себя. Его тело было покрыто ссадинами, ушибами и синяками, а его короткая туника была в том же удручающем состоянии. И ему думать не хотелось, как выглядит лицо, исходя из того, что он чувствовал.

- Тебе не повезло, - донёсся до него высокий голос. – Ты жив, потому что тебе не повезло.

Донни не торопясь повернул голову, чтобы обнаружить стоящего у кровати обожжённого мальчика, все еще носящего Изобретение Дедала. Похоже, он не знал, как его снять, и носил крылья в помещении. Япиг, с печальным видом, стоял позади.
- Ты жив только потому, что я так велел, - сказал мальчик. – Тебя будут мучить каждый день, но позволят умереть. Никогда. Как тебе?
 - Похоже, кому-то нужен тайм-аут, - попытался сказать Донни, но произнести внятно он смог только половину слов. Он прокашлялся и собрался. Когда мальчик посмотрел ему в глаза, Донни изо всех сил на него надавил. Он широко раскрыл глаза и сказал так внятно, как смог: - Верни меня обратно в Мир живым и здоровым.

Любой смертный сделал бы так, как сказал Донни. Многие младшие Порождения послушались бы его. Эрика Доннера сломило бы, как маленького. Мальчик лишь пнул его по ног и закричал:
- Не смей мне указывать! Я король тут! Ты будешь делать то, что я скажу.
- Ну, ладно, - ответил Донни. – Все, что я могу, пацан – говорить. Если тебя это бесит – вперед, убей меня. Но тогда ты не сможешь вечно меня мучить. Как бы то ни было, я в выигрыше.
Мальчик пытался что-то сказать, но слов у него не было. Тогда  он повернулся к брату.
- Заткни его, Япиг!
- Не могу, - ответил тот, не смотря на Донни. – Он задохнется.
- И что? У нас есть полиид!
- Он не воскресит его. Я же говорил, что он только поддерживает жизнь, а не создает ее.
- Прекрасно, - ответил мальчик. – Прекрасно! – А потом снова повернулся к Донни. – Но тебе лучше заткнуться.
- Да не вопрос. Просто отдай, что украл, и верни домой.
- Я ничего не воровал.
Донни перевел взгляд на крылья за спиной мальчика.
- Они мои, - взвизгнул тот. – Их сделал мой отец! Сейчас он мертв, а значит, они теперь мои!
- Отец не мертв, - сказал Япиг.
- Это неизвестно!
- Известно, - прохрипел Донни. – Твой отец работает на мужа моей матери. Он дал их моей матери, а она дала их мне. Они мои, парень.
- Нет, не твои!
- На самом деле, папочка уже сделал тебе пару…
- Заткнись!
- … и ты сломал их сразу же, не так ли?
- Не ломал, не ломал! – пел мальчик.
- И с этими ты того же не сделаешь, гарантирую.
- Я тебя не слышу, я тебя не слышу! – кричал мальчик изо всех сил, закрыв ладонями изуродованные уши. – Тру-ля-ля-ля-ля! – Любое движение было адски болезненным, но Донни не мог перестать смеяться. До чего докатился сын богини любви?
- Икар, - произнес, наконец, брат мальчика, положив ему руку на плечо. Мальчик дернулся от боли, а рука Япига окрасилась кровью. – Достаточно. Он хочет, чтобы ты его убил. Не стоит.
- Они мои! – повторил еще раз Икар, тяжело дыша. – Мои. – Он повернулся лишком быстро и ударил Япига крылом.
- Посмотрим, - попробовал сказать Донни. Выдавить из себя слова ему не удалось.
- Я ухожу, - сказал Икар на греческом, направляясь к двери. Одно крыло ему приходилось за собой подтягивать, и если бы не боль в ребрах, Донни бы опять засмеялся. – Он должен остаться в живых.
Япиг кивнул и Икар ушел. Япиг и Донни безмолвно смотрели друг на друга.
- Когда он объявился в саду, - произнес Донни. – Ты сказал ему, что я пытался сбежать, так? – Он двигал только губами, потому что поначалу не мог выдавить из себя ни звука, но этого оказалось достаточно. Япиг кивнул. Он даже не выглядел виноватым.
- Вы должны были мне помочь, - ответил Япиг. – Вам не стоило обманывать минотавров. Или меня.
Донни пожал плечами. Было больно.
- Скажи-ка мне, тот волшебный мир, который ты нашел… Он обитаемый, так?
- Да. Они все обитаемые. Они не могут существовать без населения, - нахмурившись, отвернулся Япиг.
- Тогда мне не о чем печалиться.
- Вам придется, - предупредил Япиг.
Донни собрался, как только мог. Его не привлекали мстительные минотавры, которые будут оттачивать на нем свое ограниченное понимание иронии. Но тем временем…
- Итак, - прохрипел он. – Что за полиид твой братец упоминал?
- Это трава, - ответил Япиг. – Она когда-то росла на Крите. Но теперь растет лишь тут. Ее выращивают минотавры. Вы видели одно из полей.
- Это, случаем, не болеутоляющее?
- И даже более, - ответил Япиг. Огонек мрачного торжества заплясал в ставших злобными, глазах. – Она останавливает старение. Она хранит. Пока принимаешь ее – остаешься живым.
- Понятно, почему минотавры до сих пор не вымерли.
Япиг кивнул
- И почему ты еще небо коптишь, - еще один кивок. – И твой брат.
Япиг пожал плечами и наклонил голову. Он кивнул, но не встретился взглядом с глазами Донни.
- Но выглядит он не очень, не так ли?
Донни показалось, что это не самые удобные слова  текущей ситуации, но Япиг не отреагировал на них со злобой или иной видимой эмоцией. Доктор просто поднял голову – его глаза были сухи и смотрели в никуда.
- Было уже слишком поздно, когда я его нашел. Почти утонул, страшно обожжен, едва живой. Я вынул его из воды и отдал весь полиид, который был с собой. Я думал, что это его исцелит, но я не знал тогда, как он работает на самом деле.  Но теперь знаю. И если он перестанет употреблять его, то умрет.
- Ой-ой, - сказал Донни. – Можешь поплакаться на моей грудной клетке.
- Я вылечу вас, гарантирую это. И после этого я начну давать вам полиид, чтобы вы могли провести остаток вечности с нами.
- Я – пас.
- Это сейчас. Потом вы умолять будете. Вы сделаете, что угодно. Даже между процедурами лечения, когда вас будут отдавать на потеху минотаврам, вы будете просить его, потому что сама идея старения – и смерти от дряхлости в кровати – будет для вас слишком ужасна.
Япиг замолчал, мрачно смотря на него сверху вниз. Наконец, он с отвращением покачал головой: «Все, что от вас требовалось – открыть одну-единственную дверь. И этого бы не произошло».
- Извиняй, чувак, - ответил Донни. – Но если бы я открыл дверь, то выпустил бы чудовищ на ничего не подозревающих людей. И тогда бы я заслужил все то, что со мной произошло, когда я отказался.
Япиг нахмурился и открыл рот, но его отвлек шум снаружи. Он начался, как тихий стон и перерос в жуткий вой. Япиг выскочил наружу и осмотрелся. Потом он вернулся, остановившись на пороге.
- Часовые обнаружили посторонних, - сказал он. – Я вернусь.
Донни хотел что-то сказать, но начал смеяться, из-за чего у него набрался полный рот крови, которую пришлось выплевывать.
- Что же смешного?
- Я знаю, кто это, - закашлялся Донни. – Вам потребуется до хрена минотавров.
- У нас они есть, - ответил Япиг. – Не сомневайтесь.

Но за этими словами в глазах Япига мелькнула неуверенность. И это дало Донни сил сделать то, что, как он знал, будет адски болезненным. Он глубоко вдохнул, собираясь с храбростью. Глубже… глубже… Сломанные и треснувшие ребра впивались в легкие. Ссадины и шрамы на коже груди грозили раскрыться. Он не останавливался. Одного хорошего, мощного вдоха будет достаточно, чтобы прочистить глотку. Когда он сделал это, то скрестил пальцы на удачу и выдал прежде, чем Япиг смог его остановить.

- ГОРАЦИЙ, - проорал он. – СЮДА!
Записан
Будущее уже наступило. Просто оно еще неравномерно распределено. (Уильям Гибсон)

I have an evil plan to save the world

Юкио

  • Голос Оттенков
  • *
  • Пафос: 126
  • Сообщений: 6001
    • Просмотр профиля
Re: Брошенные дети (Потомки)
« Ответ #16 : 14 Марта 2016, 01:08:17 »

- Всем приготовиться, - предупредил Гораций. Теперь уже все могли слышать топот ног и нарастающий гул голосов. Сказав это, Гораций снял повязку с глаза и покрепче натянул шляпу на голову. Из-под плаща он достал пистолет и Клык Апопа.

Рядом с ним Эрик расстегнул кожаную кобуру на плече. Оттуда он достал гигантский револьвер, Погибель Великанов, и взвел курок. Меж ударником и пулей заискрило электричество.

Доктор Тигрилло поставил на пол медицинский саквояж и спортивную сумку, и открыл последнюю. Оттуда он достал обтянутый кожей щит с ацтекскими символами луны на нем, а потом макуавитль – тяжелую дубинку, усеяную бритвенно-острыми кусками обсидиана. Небольшая рана на его правой руке раскрылась, и он позволил крови обагрить оружие по всей длине.

Юкико покопалась в карманах куртки и вытащила бумажный пакет не больше колоды карт. Раскрыв его, она позвала: «Кусанаги!». Пакет исчез в вспышке пламени и сменился легендарным мечом-цуруги, который когда-то дал ей отец.
 
Бриджит надела свои очки с одной линзой и встала ближе к Эрику.
Звук приближающихся неприятностей нарастал, пока комитет по встрече не выкатился из-за угла. Потомки, как и Донни, были удивлены встречей с толпой минотавров-альбиносов, но намерения чудовищ были достаточно ясны, чтобы это удивление подавить.  Стоящие перед всеми Эрик и Бриджит кивнули друг другу и стали ждать команды Горация.

- Бриджит, - произнес сперва тот.
Девушка улыбнулась наступающей орде и топнула так сильно, как смогла. Узкая ударная волна пронеслась по поверхности к бегущему впереди минотавру. Волна не только переломала ему ноги, но и перекинула его далеко через Бриджит, будто он стоял на качелях.

- Эрик, - продолжил Гораций.

Бриджит была нечеловечески сильна, но Эрик был еще сильнее. Он прыгнул вперед и обрушился на землю. Даже не пытаясь целиться, он ударил по ней голыми руками. Зная, что будет дальше, Потомки подпрыгнули. Удар породил чудовищную ударную волну, которая прошла по полу и даже стенам. Волна обрушилась на весь передний строй минотавров, опрокидывая тех, кто бежал, замедляя наступление. Некоторые, падая, даже придавили своих товарищей.

Тем временем, запущенный Бриджит минотавр приземлился. Доктор Тигрилло добрался до него первым. Страшный, но не смертельный удар дубиной обрушился на его шею. Тигрилло перевернул чудовище на спину и вогнал руку в солнечное сплетение, под грудную клетку, чтобы вырвать еще живое сердце. Граций открыл огонь по еще стоящим минотаврам впереди, обстреливая их чистым солнечным светом, а не простыми пулями. Солнечные лучи оставляли в телах минотавров дымящиеся дыры.

- Отойди, - сказал Эрик Бриджит и выстрелил. Бело-синий разряд молнии вырвался из ствола и, разделившись на четыре ветки, поразил четырёх разных минотавров. Их обугленные тела обрушились на стоящих позади. Эхо грома покатилось по бесконечным тоннелям.

Лишь стоящая рядом с Горацием Юкико видела, что сделал Тигрилло. С дубиной и щитом в одной руке и сердцем в другой, доктор как-то запихнул его целиком в рот, заливая лицо кровью. Юкико скорчила гримасу отвращения, но Тигрилло еще не закончил. Он расстегнул куртку и рубашку, и разодрал на себе кожу, когда полыхнул пламенем. Его глаза и рот полыхали адским огнем, а в пустой, залитой кровью грудной клетке было видно лишь сердце. Оно тоже горело, но не похоже, чтобы доктору было больно.

- Кровь! – проревел Тигрилло, размахивая над головой макуавитлем. – Кровь для наших отцов!
- Да, черт возьми! – рыкнул Эрик, врубаясь в ряды минотавров. Он пнул одно чудище в живот, отстрелил другому рога и поразил еще трех ветвящейся молнией. Вслед за ним, с той же энергией и фанатизмом, в белую орду ворвался Тигрилло. Его макуавитль поднимался и опускался. Эта парочка сломила наступление минотавров, и повернула его назад.
- Им не стоит отходить далеко, - сказала Юкико. – Они потеряются.
- Если они уйдут слишком далеко, то они смогут просто вернуться по оставляемому следу, - ответила Бриджит.

Неожиданно Гораций поднял голову вверх и попросил жестом тишины. Кто-то позвал его по имени, тихо, но слышимо для него, даже в буре битвы. Гораций, позвал голос, сюда. Ни один смертный не смог бы услышать его или выявить направление. Но Гораций не был смертным. Бриджит вопросительно посмотрела на него.

- Донни. Он звал. Я знаю, где он. За мной, - показал он своим хопешем. Гораций посмотрел на Юкико, которая стремилась теперь услышать сама. – Ты пойдешь со мной. – А потом повернулся к Бриджит. – А ты оставайся с ними. Не дай им увлечься или разделиться. Присмотри за ними.
- Bien sur, - ответила Бриджит. – Без проблем.

Юкико взмахнула мечом и показала свою готовность Горацию. Тот убрал пистолет и еще плотнее натянул на голову шляпу. Затем они подпрыгнули и унеслись по воздуху туда, откуда доносился голос Донни.

- Отлично, - сказала Бриджит, оставшись одной. Она подошла к ближайшему мертвому минотавру между собой и двумя не улетевшими Потомками, и посмотрела на него через единственную линзу очков.
- Подъем, лентяй, - сказала она. Безжизненное тело повернуло шею на нужное место и вскочило на ноги. Бриджит улыбнулась. Между ней и местом, где она хотела быть, было много мертвых минотавров. Было и много живых, если Эрик и Тигрилло не слишком раздухарились. У нее тоже будет возможность повеселиться.
- Laissez les bons temps rouler.
Записан
Будущее уже наступило. Просто оно еще неравномерно распределено. (Уильям Гибсон)

I have an evil plan to save the world

Юкио

  • Голос Оттенков
  • *
  • Пафос: 126
  • Сообщений: 6001
    • Просмотр профиля
Re: Брошенные дети (Потомки)
« Ответ #17 : 14 Марта 2016, 01:09:02 »

Полет над огромным лабиринтом – обман, может сказать кто-то – оказался сложнее, чем считали Гораций и Юкико. Они скользили по потокам воздуха, а по ходу того, в какой стороне от них оказывался низ, гравитация тянула их в неожиданных направлениях, заставляя корректировать полет. Это было похоже на полет через ураган пятой категории, несмотря на обманчивое спокойствие воздуха. Им приходилось концентрироваться изо всех сил, чтобы е сбиться с пути или упасть.

Потому они и не увидели, что их сбило. Они летели к балкону, откуда Донни впервые увидел Лабиринт, когда к ним, вдоль невидимой границы, разделяющих два гравитационных вектора, понеслась крылатая тень. Они услышали шум крыльев, и их отбросило в разные стороны. Юкико восстановила баланс первой, затормозив в 30 сантиметрах от тонкого, как флагшток, шпиля. Гораций ухватился за крыло напавшего, и их унесло вместе. Влетевший в них человек – маленькая фигурка в плаще, пахнущая кровью – брыкался, царапался и бился, как дикий кот. Он носил крылья Донни, заметил Гораций, и использовал их, как оружие.

- Иди! – крикнул Гораций Юкико. – На балкон! Найди Донни!
Он увидел ее кивок и прыжок с ее насеста на балкончик. А потом крыло ударило его по лбу и едва не сбило шляпу. Это все, что он мог сделать, пока болтался в воздухе и старался не допустить напавшего к своей глотке.
Записан
Будущее уже наступило. Просто оно еще неравномерно распределено. (Уильям Гибсон)

I have an evil plan to save the world

Юкио

  • Голос Оттенков
  • *
  • Пафос: 126
  • Сообщений: 6001
    • Просмотр профиля
Re: Брошенные дети (Потомки)
« Ответ #18 : 14 Марта 2016, 01:10:30 »

Донни знал, что потеряет сознание, но пришел в себя, когда дверь его клетки распахнулась и в комнату вошла Юкико Куромицу. Ее глаза на секунду загорелись, но потом лицо превратилось в безэмоциональную маску. Она подошла к кровати и посмотрела на него, не говоря ни слова.

- Кто-нибудь учил тебя стучать? – прошептал он так громко, как смог.
- Не шути, - сказала она. Ее маска соскользнула на секунду, и глаза затуманились. – Пожалуйста. – Она пришла в норму за мгновение, но Донни заметил.
- Ужасно выглядишь, - сказал он. – Все в порядке?

Ее губы задрожали.

- Я бы погладил тебя по голове, но твой народ не любит широкие жесты руками.

Кусанаги задрожал в ее руках, и ей пришлось успокаивать себя глубоким вдохом. Прежде, чем Донни заговорил вновь, она наклонилась к нему и заговорила глубоким, серьезным голосом.

- Однажды мой отец очень сильно разозлился на мою тетю, - сказала она. – Чтобы показать это, он содрал шкуру с ее любимой лошади и бросил тушу сквозь стену ее комнаты для вышивания.
- Ух…
- Потому не стоит меня дразнить, когда видишь, что я расстроена.
Донни моргнул, а его челюсть отвисла: «Хорошо».

Неуверенный, что он еще может сказать, Донни отвернулся как раз для того, чтобы увидеть, как к Юкико крадется Япиг. Подлый ублюдок держал тонкую металлическую спицу, вроде шила, над головой. Тремя быстрыми, тихими прыжками он пронесся через комнату, целясь в основание шеи девушки.

Юкико не обернулась. Одним движением она выпрямилась, повернула Кусанаги в руке и направила его назад. Клинок до рукояти вошел в живот Япига. Девушка выдернула его, развернулась и двумя быстрыми движениями отрубила руку с оружием и полоснула по груди. Грек отшатнулся и ударился о стену, оставив на ней кровавый отпечаток. Юкико пнула отрубленную руку и одним движением стряхнула кровь с клинка. Япиг вздохнул от шока и выполз из комнаты, оставляя кровавый след. Юкико вновь повернулась к Донни.

- Черт, - прошептал Донни.

Она разрезала веревки и помогла ему сесть, чему он был благодарен больше, чем мог выразить словами. Он положил руку ей на плечо, стараясь не запачкать кровью ее блестящие черные волосы. Юкико помогла ему выйти на балкон.

- Как ты меня нашла?
- Гораций тебя услышал.

Они добрались до балкона, где она помогла ему опереться на перила. Они увидели болтающегося в воздухе Горация, который старался удержать Икара. В его руке был хопеш, он никак не мог нанести удар.

- Юкико, - сказал Донни. – Одолжи мне Кусанаги на минутку.

Ему не хотелось делать этого после того, как она добралась и спасла его, но подтолкнул ее, когда сказал это. Объясняться ему не хотелось.

- Конечно, - ответила она, передавая меч.

Донни отпустил ее и приказал ветрам клинка нести его, как только Юкико осознала, что он заставил ее сделать. Лететь на Кусанаги было не так, как с помощью Изобретения Дедала – это было больше похоже на цепляние за жизнь остатками сил. К счастью, далеко лететь ему не пришлось. Донни врезался в спину Икара, послав и его и Горация кувыркаться в новом направлении. Икар закричал от боли и удивления, и Гораций смог, наконец, нанести удар. Но Донни вытянул руку и отбил клинок Кусанаги.

- Стой! – крикнул он. – Это просто ребенок!

Гораций собрался и отлетел в сторону, как только освободился. Мальчик все еще дергался и кричал, но Донни держал его крепко. Теперь, видя напавшего, Гораций в ужасе думал, что он едва не совершил.

- Отпусти! – вопил Икар.
- Не вопрос, - ответил Донни. Он ухватил изобретение Дедала за середину и сильно пнул Икара в спину. Узнав хозяина, механизм расстегнулся автоматически, выпустив мальчика. Икара отшвырнуло от Донни и Горация, но не в сторону ближайшей поверхности. Вместо этого Донни пнул его в центр пространства между всеми тоннелями Лабиринта, из-за чего его мотало то туда, то сюда, пока им играли разные векторы гравитации. Икар исчез вдалеке, зовя отца.

Все еще держась за Кусанаги, Донни аккуратно влез в крепежи Изобретения Дедала и надел его до конца с помощью Горация. Когда последний ремень был застегнут, дикие ветра Кусанаги затихли, и они с Горацием повисли на месте.

- Будешь меня ругать за то, что я только что сделал? – спросил Донни.
- А ты собираешься испытывать мое терпение, пока я не разозлюсь? – спросил Гораций.
- Пусть это будет ничья, - рассмеялся Донни.
Записан
Будущее уже наступило. Просто оно еще неравномерно распределено. (Уильям Гибсон)

I have an evil plan to save the world

Юкио

  • Голос Оттенков
  • *
  • Пафос: 126
  • Сообщений: 6001
    • Просмотр профиля
Re: Брошенные дети (Потомки)
« Ответ #19 : 14 Марта 2016, 01:11:01 »

Через час воссоединившиеся Потомки собрались вместе у мраморного бассейна, где они вошли в Лабиринт. Они не видели ни Икара, ни Япига, и если поблизости и были минотавры, на глаза те попадаться не спешили. Оживленные тела убитых стояли на страже вокруг беседки, как на всякий случай приказала Бриджит.

Усталый и ослабший Донни сидел на камнях, пока Юкико связывалась с духом, приведшим их сюда. Доктор Тигрилло, неожиданно мрачный после окончания битвы, очистил себя и перевязал Донни так хорошо, как смог. Доставать пистолеты Донни из сумки он пока отказался. Остальные держались в стороне и – если не считать бросаемых в его сторону довольных улыбок – не беспокоили Донни поздравлениями или излишней заботой. Они просто стояли рядом и смотрели, что Донни ценил выше суматохи.

- Эй, ребята? – сказал он. Его голос почти вернулся, но еще хрипел. Все подошли ближе. – Я не знаю, как это выразить, но хочу, чтобы вы слышали и знали, что я действительно так думаю. – Он вдохнул и чуть поперхнулся.
- Продолжай, - сказал Гораций.
- Хорошо, - он посмотрел на лица стоящих вокруг него близких друзей, его семьи, на самом деле. – Если Гораций опять предложит побегать по миру в поисках родителей, то пошлем его к черту, хорошо?
- Ха! – крякнул Эрик. – Поверить не могу.
Юкико хихикнула и вернулась к прерванному занятию.
- Да, пожалуйста, - ответил Гораций. – Умник.
- Думаю, ему уже лучше, - произнес с кривой ухмылкой Тигрилло.
- И так будет, - добавила Бриджит. – Пока он не увидит, что стало с его номером в гостинице.
- Ага, и его пистолетами, - вставил Эрик.
- Что? – расширились глаза Донни. – Что за черт с моими пистолетами?
Записан
Будущее уже наступило. Просто оно еще неравномерно распределено. (Уильям Гибсон)

I have an evil plan to save the world