Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: Сырный домик  (Прочитано 10540 раз)

Samouse

  • Старожил
  • ****
  • Пафос: 56
  • Сообщений: 307
    • Просмотр профиля
Сырный домик
« Ответ #15 : 19 Декабря 2015, 21:16:41 »

Глава II.
Вера и усердие. Общество и культура


В этом разделе содержится краткое описание социальных и религиозных структур, существовавших в Иерусалиме в 1197 году. О вампирах здесь сказано мало или даже практически ничего, поэтому, если вы не особенно разбираетесь в тонкостях разногласий между караимами и раввинитами, не стесняйтесь пропустить главу и перейти к следующей. Если же подходить к делу более серьезно, то вера является лейтмотивом книги «Ночи Иерусалима», и осмысление ее специфических форм, развившихся в городе – это лучший путь к пониманию мотивов поведения тех индивидуумов (в том числе вампиров из главы IV), кто исповедует ту или иную религию или какое-либо ее течение.
Итак, читайте. Эти сведения стоят прочтения.

Религиозная политика в Иерусалиме
В эту эпоху Иерусалим является священным городом сразу для трех религий; все они поклоняются единому божеству, но, несмотря на этот факт, каждая из них принципиально по-иному воспринимает Того, кого последователи называют Яхве, Аллахом или Господом. Более того, в некоторых случаях приверженцы разных религий не только почитают одну божественную сущность, но и пытаются делать это на одних и тех же местах или в одних зданиях. И все они твердо убеждены в том, что обряды и обычаи богослужений ниспосланы им непосредственно Яхве, Аллахом или Господом, причем каждая группировка свято уверена, что именно они окажутся правы, когда Яхве, Господь или Аллах вознесет благочестивых в райские кущи.

Историчность религии
Возможно, мы излагаем очевидные истины, но не можем не напомнить читателю, что современные представления о религии значительно отличаются от того, что было привычным в 1197 году. Мы лишь привносим элементы религий в свою жизнь, тогда как в предшествующие века как раз каждое событие повседневной жизни регулировалось требованиями религии. Сейчас мы (будем надеяться на это) готовы мириться с иным образом мыслей, а когда-то малейшие теологические нюансы – например, нужно ли добавлять дрожжи в тесто для хлеба или нет? – были, в буквальном смысле, вопросом жизни или смерти.


Притязания одних и встречные аргументы других могут сбить с толку кого угодно. Яхве завещал эту землю своим детям, но представители всех трех религий объявляют себя Его чадами. В отличие от прочих исповеданий, все три религии почитают единственное божество, Яхве, Господа или Аллаха. Первыми претендентами на территорию стали иудеи, христиане заявились сюда лишь недавно, но владеют ею в настоящее время мусульмане. Пока на сцене не появились выскочки-крестоносцы (а произошло это всего лишь около ста лет назад), город принадлежал приверженцам ислама на протяжении четырех столетий, и этот период стал одним из самых благоприятных и мирных за всю историю Иерусалима (правда, такая характеристика зависит от положения индивидуума в обществе). С другой стороны, иудеи, получавшие власть над городом от случая к случаю, в сумме хозяйничали в нем дольше остальных. Так на чьей стороне правда? И кто будет назначать в этом споре правых и виноватых?
Если же смотреть глубже, то хитросплетения конфликта еще более усложняются. Внутри каждого из трех основных вероисповеданий обнаруживаются течения, которые не только спорят между собой, но и иногда яростно друг другу противостоят. Христианин здесь скорее убьет христианина, чем иудея или мусульманина, и такая возможность не просто существует, она наиболее вероятна. Внутренние ссоры могут быть восприняты как сигнал к началу войны, а вот удары по «своим» из-за угла – совсем другое дело…

Религиозные течения иудаизма
В рассматриваемое время иудеи региона относят себя к одному из двух основных течений: караимы и раввиниты. Нужно отметить, что приведенные далее характеристики являются весьма вольными обобщениями; весьма трудно найти двух человек, которые придерживаются в точности одних и тех же верований, вне зависимости от того, к какому вероисповеданию они относят сами себя.
Караимы
Название этого религиозного течения происходит от слова «карá» (в переводе с иврита – «читать, чтец»); оно откололось от традиционного иудаизма в 880 году н.э., примерно за 300 лет до описываемого времени. Богослов по имени Анан бен Давид [42] переселился в Иерусалим из Хорасана, и посчитал строгое правление местных раввинов деспотичным и узколобым. Караимы следуют указаниям Торы, но есть еще и последователи аль-Кумиси [43], которые отвергают требования Талмуда, включая ограничения в пище и законы, обеспечивающие чистоту. Записанный текст Торы исполняется ими буквально, но Талмуд, по их мнению, есть лишь свод устных законов, которыми – стараниями людей – обросли божественные поучения. Чтобы избежать гнева раввинов, караимы селятся вне стен города, расположившись к востоку от Иерусалима.
Раввиниты
Раввиниты исповедуют традиционный иудаизм, включающий следование учению Торы, а также Талмуда и Мишны [44]. С точки зрения большинства иудеев именно раввиниты правильно и точно исполняют все религиозные требования. Каждый год, во время праздника Суккот, гаон раввинитов обязательно приносит с собой свитки Торы и в ходе празднеств ритуально отлучает от церкви караимов, располагающихся на противоположных склонах долины.
Караимы, как можно догадаться, всякий раз отвечают раввинитам взаимной анафемой.

Касательно терминологии
Суккот (или Праздник кущей, само слово в переводе с иврита означает «шатер» или «палатка») – один из основных праздников еврейского народа, отмечаемый в течение семи дней, начиная с 15 дня месяца тишрей (примерно в начале октября), в память о блуждании последователей Яхве по Синайской пустыне перед приходом в Святую Землю. В Суккот горожане сооружали за стенами Иерусалима небольшие хижины, в которых празднующие и жили всю праздничную неделю.
Гаон – титул, которым награждались выдающиеся ученые. Но «гаон» – не только образованный человек, но и духовный лидер народа, высший авторитет в толковании Талмуда и применении его принципов в отношении вопросов религии и веры в регионе.


Отвоевав Иерусалим у христиан, мусульмане настояли на том, чтобы эти взаимные ритуальные отлучения прекратились. Под властью последователей ислама представители обоих течений получили равные права и одинаковый доступ к иерусалимским святыням иудеев. Тем не менее, отношения между теми и другими весьма напряженные; раввиниты обвиняют караимов в осквернении Завета между иудеями и Яхве, а те в ответ утверждают, что раввины ставят законы между людьми и Заветом.
___________

[42] Анан бен Давид (715 – 795) – основоположник караимизма. Позднее его последователей стали называть ананитами, отделяя это течение иудаизма от учения караимов.
[43] Даниил аль-Кумиси (? – 946) – выдающийся богослов караимизма. Поначалу высоко ценил учение Анана бен Давида (см. выше), а затем резко поменял свое мнение и стал яростным противником ананитов. Придерживался весьма строгого соблюдения требований Торы.
[44] Мишна – первый письменный текст, содержащий в себе основополагающие религиозные предписания ортодоксального иудаизма, составлен примерно в конце II – начале III века н.э. Талмуд – многотомный свод правовых и религиозно-этических положений иудаизма, по сути представляющий собой бурную дискуссию различных богословов вокруг Мишны. Текст Талмуда изначально не был снабжён знаками препинания, а абзацы не отделены друг от друга, что создаёт дополнительную сложность в чтении. Из-за этого, а также из-за его объема слово «талмуд» стало нарицательным.
Записан
Глухой не может слышать — задумайтесь над этим. Не так ли и все мы, возможно, в чем-то глухи? Каких же чувств не хватает нам, чтобы ощутить вполне мир вокруг нас? © Ф. Герберт, "Дюна"

Samouse

  • Старожил
  • ****
  • Пафос: 56
  • Сообщений: 307
    • Просмотр профиля
Сырный домик
« Ответ #16 : 19 Декабря 2015, 21:26:15 »

Религиозные течения христианства

Первый крупный раскол образовался между римскими христианами, или католиками и православными христианами и завершился в 1054 году взаимной анафемой [45]. Разумеется, и до, и после этого момента в религии возникали различные богословские ответвления. Опять же, приведенные ниже описания являются обобщениями.
Римские католики
Последователи этого крупнейшего христианского течения считают себя «чистыми» христианами. Они – яростные воители и не терпят малейшего расхождения с учением Патриарха Рима. Придя в Иерусалим, они присвоили себе все христианские храмы, в том числе построенные последователями других течений христианства, а также силой отобрали Храм Гроба Господня у греческих православных священников.
Римско-католическая церковь, однако, вовсе не так сплочена, как ее сторонники пытаются внушить окружающим. Внутри ее существуют три меньших течения – выходцы из Генуи, Венеции и Пизы – которые яростно переругиваются между собой.

Касательно терминологии
Слово «католический» в переводе с греческого означает «всеобщий». Вероятно, ранние христиане объявили свою церковь «католической» в попытке породить ощущение того, что церковь выше проблем, порождаемых ее фракционностью. С годами, однако, слово стало писаться с прописной буквы и относиться исключительно к определенному религиозному течению.


Несторианцы [46]
Одна из первых группировок, отколовшихся от основного учения христианства, известна под названием несторианцев. Несторий, архиепископ Константинополя, утверждал, что Иешуа обладал двойственной природой, человеческой и божественной, а Мария стала матерью только лишь человека Иисуса. В 431 году н.э. этого стало достаточно для латинской церкви, чтобы предать последователей архиепископа анафеме и вынудить их отколоться от устоявшейся Церкви.
Когда крестоносцы захватили Иерусалим, несторианцы были изгнаны из города вместе с последователями прочих мелких течений христианства. Несторианцы довольно терпимо относятся к другим монотеистическим традициям и не преследуют тех, кто исповедует иные верования.
Православные греки
Восточная, или греческая православная, церковь отделилась от римско-католической церкви в 1054 году. Ее последователи верят, что третий сегмент Святой Троицы, а именно Святой Дух, исходит только от Бога-отца, но не исходит от Бога-Сына. Кроме того, они используют дрожжи при выпечке ритуального хлеба.
Подобно несторианцам, греческие православные веротерпимы и известны своим относительным беспристрастием. Салах ад-Дин, отобрав Иерусалим у крестоносцев, препоручил Храм Гроба Господня именно их заботам.
Армяне
Армянские христиане поселились в Иерусалиме в 1030 году. С тех пор их община потихоньку росла, со временем превратившись в крупное сообщество, занявшее в городе целый квартал. Они следуют собственным традициям, говорят на своем языке и не жалуют прозелитов.
В отличие от несторианцев, армяне верят в полностью божественную природу Иисуса, не приписывая ему ни единой человеческой черты. Время проведения их празднеств не совпадает с торжествами прочих христианских течений, и они постятся перед празднованием Рождества. Говорят, что они испытывают к грекам непримиримую ненависть.
Осколки осколков
Некоторые небольшие группы приверженцев иных христианских учений также существуют в Иерусалиме. Религиозные традиции и обычаи поклонения сирийцев повторяют греческие, но они поддерживают собственную субкультуру благодаря языковым различиям. Говорят, что они отдают представителям других течений деньги, чтобы их оставили в покое. Традиции грузин также сходны с греческими, но они почитают также и Святого Георгия.
___________

[45] Раскол христианской церкви (также Великий раскол, Великая схизма) — церковный раскол, после которого окончательно произошло разделение Церкви на Римско-католическую церковь на Западе с центром в Риме и Православную — на Востоке с центром в Константинополе. Исторические предпосылки схизмы коренятся в эпохе поздней античности и обусловливаются появлением обрядовых, догматических, этических, эстетических и других различий между западной и восточной традициями. В 1965 году взаимные анафемы были обоюдно сняты лидерами обеих сторон раскола.
[46] Учение несторианцев гласит, что в лице Иисуса Христа с момента зачатия неслитно соединялись две природы – Божеская и человеческая, окончательно объединившись только во время Крещения, и потому деяния Его также следует подразделять на человеческие (обычные поступки) и Божеские (сотворенные Им чудеса). В частности, поскольку рождение от Девы Марии – проявление человеческой природы, называть Марию Богородицей было бы, с точки зрения несториан, не совсем корректно. В противоположность им, в классическом толковании считается, что именно Бог родился от Девы как человек, а не соединился с родившимся от Неё человеком.
Записан
Глухой не может слышать — задумайтесь над этим. Не так ли и все мы, возможно, в чем-то глухи? Каких же чувств не хватает нам, чтобы ощутить вполне мир вокруг нас? © Ф. Герберт, "Дюна"

Samouse

  • Старожил
  • ****
  • Пафос: 56
  • Сообщений: 307
    • Просмотр профиля
Сырный домик
« Ответ #17 : 19 Декабря 2015, 21:42:36 »

Религиозные течения ислама

Вновь повторимся, что описания, приведенные ниже, суть лишь обобщения, и в каждом веровании возникают свои внутренние расхождения. Например, шииты известны огромной раздробленностью своего религиозного течения.
Сунниты
Мусульмане-сунниты составляют основную часть последователей ислама и следуют учению Корана, законам шариата и Сунне [47]. Для суннитов важно само их сообщество, и в их среде сильно стремление достичь согласия миром вместо того, чтобы вводить ограничения с помощью законов.
Сунниты не приписывают своим религиозным лидерам какой-либо особой мудрости, скорее, они считают, что любой набожный мусульманин достоин стать лидером. Сунниты, как правило, являются поборниками равноправия и терпимости по отношению к иным религиозным воззрениям.
Шииты
Мусульмане-шииты отличаются от суннитов сразу в нескольких отношениях. Самое крупное их теологическое расхождение состоит в отношении к значимости Сунны; шииты не чувствуют себя обязанными следовать всем привычкам Пророка (да пребудет с ним мир), который, как любой человек, все-таки совершал ошибки.
Тем не менее, шииты менее гибки в своей интерпретации Корана. Они наделяют своих религиозных лидеров священной мудростью, а их набожность близка к фанатизму.
Суфии
Суфии не являются отдельным верованием в рамках ислама, этим термином обозначают, скорее, мусульманского мистика. Суфизм не следует каким-то обособленным традициям и не считается отдельной конфессией. Суфии идут по тонкой линии между молитвой и обвинениями в том, что они претендуют на звание святых; ведь человеку не следует приписывать себе исцеление хворей и прочие чудеса, совершая их во имя Аллаха.
Хариджиты
Хариджиты никогда не были силой в исламе, но в 1197 года они все еще имеют определенное значение. Они, как и иудеи-караимы, верят в то, что религиозные структуры поставили законы между людьми и Аллахом. Они дословно следуют учению Корана и так же отрицают Сунну и шариат, как караимы отвергают Мишну и Талмуд.

Средневековый ислам: обзор

Согласно откровениям, услышанным Мухаммедом от  Аллаха через архангела Джабраила, иудеи были – и остаются – потомками Авраама.
Однако у Авраама было два сына. Если иудеи были потомками Исаака, то арабы происходят от Исмаила. Таким образом, иудеи (и их более поздние потомки, христиане) и мусульмане являются родичами.
Общие темы и элементы религиозных текстов каждой группы еще больше подчеркивают это родство. Христианство выросло из учений иудейской Торы. Коран отвергает христианские тексты (Иисус в понимании мусульман – просто смертный пророк), но все же так же строится на Торе. По сути, Коран предполагает, что читающий его уже знаком с преданиями Торы, поскольку ссылается на них и дополняет их подробностями, не пересказывая при этом самую суть притчей. Схожесть основных учений столь высока, что мусульмане называют иудеев и христиан дхимми (в переводе с арабского – «защищенные»), поскольку они являются ахль аль-китаб, то есть «людьми Писания».
Ислам, само название которого означает «подчинение» (подразумевается – воле Аллаха), основан на пяти базовых принципах, или Пяти Столпах.

Пять Столпов ислама
Первый из таких принципов-столпов – это простое публичное заявление о своей вере, называемое шахада. Оно состоит из произнесения (разумеется, подкрепленного верой) фразы «Нет Бога, кроме Аллаха, и Мухаммед – Пророк Его». Если первая часть этого утверждения просто подтверждает, что Аллах есть Аллах, то вторая подтверждает, что Мухаммед является только лишь смертным пророком. Также это высказывание выражает тонкое различие между исламом и христианством. В понимании мусульман, Бог самодостаточен. У Него нет нужды в сыновьях, Богоматерях или триединстве. Как гласит сура 4:171 [О],

О люди Писания! Не преступайте [границ истины] в вере и говорите об Аллахе только истину. Ведь Мессия, Иса, сын Марйам, — посланник Аллаха и Его слово, которое он поведал Марйам, [он] — дух, сотворенный Им. Веруйте же в Аллаха и Его посланников. И не говорите: «[Бог] — это Троица». Удержитесь [от этих слов] — так будет лучше для вас. Воистину, Аллах — Единый Бог, пречист Он, и не может быть у Него ребенка. Ему принадлежит то, что в небесах и на земле. И только Аллах может быть поручителем!

Вторым столпом является молитва, или салят. Пять раз в день мусульмане слышат призыв к молитве. У этого ритуала так много правил и исключений из них, как и у молитвы иудеев или обедни христиан; суть, как и в обеих прочих религиях, в намерении. Ритуалы, предваряющие обряд, обращают все внимание молящегося к Аллаху, и выражают намерение человека вознести молитву.
Подаяние, или закят – это третий столп ислама. Это вовсе не то же самое, что церковная десятина. Закят представляет собой ежегодный налог со всего накопленного благосостояния и имущества, обычно это 2,5 процента от всей стоимости имущества верующего. Эти деньги не считаются благотворительностью, и мусульмане не скупятся их отдавать. Это воспринимается так, будто некто милостью Аллаха получает богатство, которым он как бы управляет по доверенности от своих менее удачливых единоверцев. Закят иногда перераспределяется правительственными структурами, иногда – религиозными организациями; львиная доля этих средств передается вдовам и сиротам.
Следующий, четвертый столп – это Рамадан. Это пост длительностью в лунный месяц. Мусульмане, чувствующие себя способными выдержать все строгости Рамадана, воздерживаются от употребления пищи и любых жидкостей (включая воду), а также сексуальных отношений в период от рассвета до заката каждый день этого периода. Поскольку календарное счисление ислама основано на лунном цикле, Рамадан постепенно сдвигается относительно солнечного календаря; из-за этого периоды поста, выпадающие на летний сезон, выдержать сложнее, чем зимние. Как и в иудаизме, для больных, детей и пожилых людей предусмотрены послабления в посте.
Пятым столпом является хадж. Каждый мусульманин, имеющий физическую и финансовую возможность, должен хотя бы раз в жизни посетить Мекку. Это путешествие сопровождается целой чередой необходимых религиозных ритуалов и молитв.
__________

[О] В случае использования в тексте цитат из Корана используется перевод М.-Н. Османова.
[47] Сунна (араб. «обычай, пример») – мусульманское священное предание, излагающее примеры жизни пророка Мухаммеда как образец и руководство как для всей мусульманской общины, так и для каждого мусульманина. Сунна зафиксирована в виде совокупности хадисов (араб. «беседа»), каждый из которых описывает поступок Пророка (фи’ль) в той или иной ситуации, описанный им образ (васфи), его высказывание (кауль) или невысказанное одобрение (такрир).
Записан
Глухой не может слышать — задумайтесь над этим. Не так ли и все мы, возможно, в чем-то глухи? Каких же чувств не хватает нам, чтобы ощутить вполне мир вокруг нас? © Ф. Герберт, "Дюна"

Samouse

  • Старожил
  • ****
  • Пафос: 56
  • Сообщений: 307
    • Просмотр профиля
Сырный домик
« Ответ #18 : 19 Декабря 2015, 21:55:12 »

Сходства и различия
Вопреки обратным утверждениям, между всеми тремя монотеистическими религиями существуют весьма сильные сходства, помимо того, что все они почитают, по сути, одно божество. Есть между ними и разительные различия.
Иудеи и мусульмане строго ограничены в пище (и эти ограничения весьма схожи). Тем и другим запрещено употреблять свинину, а также падаль и кровь животных. Иудеям не следует смешивать в пище мясо и молоко, а мусульмане не должны пить алкогольные напитки. Христиане, напротив, не имеют диетических ограничений (хотя и имеют некоторые прочно устоявшиеся пищевые традиции) и могут есть и пить что пожелают.
Иудейский Шавват приходится на субботу, христиане передвинули священный для них день на воскресенье, а мусульмане, наоборот, отправляют свои ритуалы по пятницам. Священное Писание христиан включает в себя иудейские тексты, а Книга мусульман ссылается на них.
Взаимоотношения Мухаммеда с иудеями были сложными и одновременно всеобъемлющими. Изначально он велел своим последователям при молитве обращаться лицом к Иерусалиму. Живя в Медине, он просил первых мусульман считать иудейский День Искупления [48] однодневным святым постом. После того, как раввины стали насмехаться над ним, укоряя в неполном знании Торы, он обскакал их, превратив День Искупления в целый месяц поста и молитв, учредив таким образом Рамадан.

Религиозные тексты
Общие элементы и заимствования между учениями иудеев, христиан и мусульман очень тонки, но при этом глубоки. Наибольшую схожесть обнаруживают религиозные тексты всех трех религий, но и здесь христиане стоят особняком от иудеев и мусульман. Все три священных текста, однако, являются последним, решающим и властным словом Яхве, Бога или Аллаха – как говорится в них самих.
Иудеи следуют Торе, книге, название которой означает «учение» или «наставление». Она содержит первые пять книг Ветхого Завета и потому иначе называется Пятикнижием. Помимо Торы, у иудеев есть еще и Мишна – свод норм иудаистского права, обычаев, традиций и практик, применяемых в повседневной жизни. Наряду с этой книгой используется Талмуд – записанные обсуждения и комментарии к Мишне.
У христиан есть только Библия, в переводе – просто «книга». Это разумеется, сверхупрощение. Правда состоит в том, что даже в 1197 году христианство как религия настолько разобщено и раздроблено, что всевозможные его разновидности иногда практически недоступны пониманию. Незначительных разногласий бывает достаточно, чтобы отколоть от основной массы прихожан ту или иную группу, а иногда и раздуть серьезный диспут.
Мусульмане следуют слову Корана, или «назидание». Основным подспорьем в понимании Корана становится Сунна, сборник записей о действиях и обыкновениях Пророка. Шариат, свод норм, аналогичный по смыслу иудейской Мишне, представляет собой описание пути ислама, определяя обычаи и установки повседневной жизни.

Особенности арабских имен
Арабы того времени не использовали отчество так, как это делали европейцы. Иногда человеку давали прозвище по его родному региону или городу (Марокканец, Мекканец), иногда – в соответствии с его физической характеристикой или чертой характера (Надежный, Красивый). Тем не менее, индивидуума редко награждают прозвищем по его ремеслу. Образ твоего поведения гораздо важнее того, чем ты зарабатываешь себе на хлеб.
Обычно же человек получает имя, составленное из собственного имени, за которым следует конструкция [ибн («сын») плюс имя отца] для мальчика, или [бинт («дочь») плюс имя матери] для девочки. Абдулла ибн Юсеф, таким образом, означает, что Абдулла приходится сыном мужчине по имени Юсеф, а Мириам бинт Аиша – это Мириам, дочь Аиши.
Как только у человека появляется ребенок, его имя изменяется. В этот момент он перестает использовать данное ему имя (кроме как в компании ближайших друзей) и заодно теряет приставку от отца или матери: ребенок сам становится родителем. Если первый появившийся ребенок – мальчик, и его нарекли Рашидом, тогда его родителей в общине будут звать «абу Рашид» («отец Рашида») и «ом Рашид» («мать Рашида»). Чтобы еще больше усложнить ситуацию, малыша Рашида будут называть Рашид ибн Абдулла (Рашид, сын Абдуллы).
Если первой в семье рождается девочка, правило сохраняется (с приставками к именам абу-салах и ом-салах отцу и матери соответственно), и так пока у пары не родится сын. Тогда имена родителей изменяются вновь (и у мужчины, и у женщины), и они становятся известны как отец (или мать) старшего сына. Что касается пола и числа детей в семье, то на все воля Аллаха.

Сура 42: 49-50
Аллах властен над небесами и землей. Он творит, что пожелает, Он дарует, кому пожелает, потомство женского пола, а кому захочет - мужского пола.
Или же Он сочетает браком мужчин и женщин, а кого пожелает - делает бесплодным. Воистину, Он - знающий, всесильный.


Мир, принесенный исламом
Арабские завоевания объединили огромные территории в одно политическое образование. Это получилось благодаря нескольким факторам, основным из которых стал непереведенный Коран. В многочисленных регионах, управляемых империей мусульман, было огромное количество различных наречий, но, кроме них, существовал и один общий язык – арабский. Он значительно облегчал общение и тем самым играл важную роль в поддержании торговли и управления. Более того, Мухаммед поддерживал дружественные отношения с теми странами, которые покорились ему ранее. Он оставлял на местах мелких администраторов и чиновников, сажая верных ему людей на высокие должности поверх уже отлаженной и знакомой людям системы правления, вместо того, чтобы выстраивать новую от начала и до конца.
Помимо этого, как только та или иная территория оказывалась завоевана, жизнь ее обитателей становилась относительно мирной. Исламский мир создавал огромную область свободной торговли, по которой можно было перемещаться на большие расстояния быстро и сравнительно безопасно. Это помогало развиваться среднему классу, служило подспорьем ремесленникам и ученым.
Наконец, ислам охватил множество народов и культур, при этом являясь терпимым к другим вероисповеданиям и призывая защищать их. Хотя фактическая обстановка во всех отношениях пока далека от идеала, подобное отношение, по крайней мере, закладывает базис для мирного сосуществования и взаимного уважения.
___________

[48] День Искупления (Судный День, Йом-Киппур) – самый важный из праздников иудаизма, день поста, покаяния и отпущения грехов. Отмечается в десятый день месяца тишрей, завершая Десять дней покаяния. Согласно Талмуду, в этот день Бог выносит свой вердикт, оценивая деятельность человека за весь прошедший год. В этот день запрещены не только работа (как в субботу и в другие праздники), но и приём пищи, питьё, умывание, наложение косметики, ношение кожаной обуви и интимная близость.
Записан
Глухой не может слышать — задумайтесь над этим. Не так ли и все мы, возможно, в чем-то глухи? Каких же чувств не хватает нам, чтобы ощутить вполне мир вокруг нас? © Ф. Герберт, "Дюна"

Samouse

  • Старожил
  • ****
  • Пафос: 56
  • Сообщений: 307
    • Просмотр профиля
Сырный домик
« Ответ #19 : 19 Декабря 2015, 22:09:56 »

Как вампиры следуют требованиям религии

Самый болезненный вопрос, встающий перед вампирами, придерживающимися иудаизма или ислама, – это запрет на употребление крови (странно, но вампиры-христиане таких ограничений не имеют и могут существовать в свое удовольствие, не мучая себя этой проблемой). К несчастью, один лишь тот факт, что Аллах или Адонай [49] запретил пить кровь, не может подавить в индивидууме желание сделать это, что ставит набожных каинитов в трудное положение. Таким образом, каждый каинит должен примирить свою греховную страсть к крови с почитанием Яхве или Аллаха; нам же стоит вкратце взглянуть на отрывки священных текстов, имеющих отношение к проблеме и, возможно, предложить достойное оправдание и примирить между собой термины «набожный» и «вампир».

Иудейский закон гласит:

Левит 7:26-27
«…и никакой крови не ешьте во всех жилищах ваших ни из птиц, ни из скота; а кто будет есть какую-нибудь кровь, истребится душа та из народа своего».


Некоторые каиниты утверждают, что конкретно эта цитата к ним неприменима, поскольку они фактически не живут. Что касается «истребления души из народа своего», то оно для вампиров значит мало, но среди самих каинитов бытует мнение, что под народом подразумевается род Каина [50].

Левит 17:13-14
Если кто из сынов Израилевых и из пришельцев, живущих между вами, на ловле поймает зверя или птицу, которую можно есть, то он должен дать вытечь крови ее и покрыть ее землею, ибо душа всякого тела [есть] кровь его, она душа его; потому Я сказал сынам Израилевым: не ешьте крови ни из какого тела, потому что душа всякого тела есть кровь его: всякий, кто будет есть ее, истребится.


Оправдания кормлению, вырастающие из толкований этого отрывка, опираются на весьма шаткую логику. Согласно ей, этот запрет неприменим, поскольку при его соблюдении люди вообще не смогут как-либо питаться. Следовательно, их самих нельзя причислить к «телам», и они становятся исключением из запрета на употребление крови.

Второкнижие 12:23-25
Только строго наблюдай, чтобы не есть крови, потому что кровь есть душа: не ешь души вместе с мясом, не ешь ее: выливай ее на землю, как воду; не ешь ее, дабы хорошо было тебе и детям твоим после тебя, если будешь делать справедливое пред очами Господа.


Суть этого запрета в том, чтобы плоть и кровь не употреблялись в пищу вместе. Поскольку вампир не питается плотью, этот запрет можно также считать неприменимым к существам вроде каинитов. Более того, в отличие от прочих подобных изречений, этот стих не содержит слов о каком-либо наказании за нарушение запрета (исследователи текста отмечают, что на самом деле оно подразумевается, но в подобных делах такая тонкость крайне важна).

Исламский закон гласит:


Сура 2:173
Воистину, [Аллах] запретил Вам [есть] мертвечину, кровь, мясо свиньи и то, что заколото без произнесения имени Аллаха. Если же кто-либо вынужден съесть это по необходимости, не будучи нечестивцем и преступающим свой долг, то нет на нем греха. Воистину, Аллах - прощающий, милосердный.


Эта сура прямо запрещает поглощение запрещенных пищевых продуктов, которые приготовлены во имя любого другого божества, кроме Аллаха. Тем не менее, здесь ничего не говорится о падали, крови и всем остальном запретном, приготовленном или забитом во имя Аллаха.

Сура 5:3
Вам запрещено [есть] мертвечину, кровь, свинину, а также то, что заколото без упоминания имени Аллаха, [убоину] удавленную, забитую палками, издохшую при падении [с высоты], убитую рогами и [скотину], которую задрал хищник, — если только вы не заколете ее по предписаниям, и то, что заколото на [языческих] жертвенниках. Запрещено вам также предсказывать будущее. И все это — нечестие.


Этот отрывок, увы, просто так со счетов не сбросишь. Однако он дает понимание того, что Аллах действительно милостивый и милосердный.

Сура 6:145
Скажи [, Мухаммад]: "В том, что дано мне откровением, я вижу запретным употреблять в пищу мертвечину, пролитую кровь, мясо свиньи – ибо все это скверна, а также [мясо] запретного [животного], заколотого не с именем Аллаха". Если же кто-либо будет вынужден съесть [вышеупомянутое] без умысла совершить грех и преступить [предписание], то, воистину, твой Господь - прощающий, милосердный.


А также,

сура 16:115
Воистину, Он запретил вам [есть] мертвечину, кровь, свинину, а также то, что забито без упоминания [имени] Аллаха. Если же кто-либо вынужден [съесть запретное, чтобы утолить смертельный голод, или как лекарство], не преступая пределы необходимого, – то ведь Аллах – прощающий, милостивый.


Как и в прочих сферах жизни мусульман, Аллах снисходителен к человеческим слабостям, и Он простит. Если вампир искренне просит прощения каждый раз, когда питается, возможно, он сможет избежать страстной жажды крови в следующий раз. Возможно также, что первая приведенная здесь сура относится только к мужчинам и не касается женщин, поскольку некоторые отрывки Корана обращены исключительно к женщинам. Отсутствие конкретного указания в данной суре оставляет женщинам-каинитам, так сказать, лазейку для того, чтобы обойти запрет.
___________

[49] Одно из имен Бога в иудаизме. В качестве термина используется иудеями вместо произнесения непроизносимого имени Бога в молитвах и во время публичного чтения Торы и книг пророков.
[50] В английском тексте книги Левита говорится: «wherever you may live», и далее «father’s kin». Синодальный перевод Ветхого Завета уничтожает эту тонкость, поскольку эти фразы превратились в «жилища» и «народ» соответственно.
___________

Ссылка на полный текст глав 1 и 2:
https://drive.google.com/file/d/0B-C8VjGBos2nWGNZbXF0OGsxNTQ/view?usp=sharing
Записан
Глухой не может слышать — задумайтесь над этим. Не так ли и все мы, возможно, в чем-то глухи? Каких же чувств не хватает нам, чтобы ощутить вполне мир вокруг нас? © Ф. Герберт, "Дюна"

Samouse

  • Старожил
  • ****
  • Пафос: 56
  • Сообщений: 307
    • Просмотр профиля
Сырный домик
« Ответ #20 : 26 Декабря 2015, 11:48:10 »

Глава III.
Улицы Святого города. География


Иерусалим раскинулся примерно в 35 милях от Средиземного моря, оседлав дорогу, петляющую меж Иудейских гор, и, таким образом, располагается на крупном торговом пути. Собственно город лежит между Масличной горой и горой Сион, каждая из которых возвышается над застроенной территорией на несколько сотен футов. Город расположен на высоте примерно 750 метров над уровнем моря, на возвышенности, которую много веков ваял ручей в Кедронской долине. Среднегодовой уровень осадков, выпадающих здесь, составляет около 510 мм, а температура воздуха колеблется от 9оС зимой до 24оС летом.
Иерусалим – город весьма древний, и заплатил за выживание огромную цену. На протяжении столетий его разрушали и вновь отстраивали несколько раз. Город представляет собой наслоение пластов истории, и некоторые из них навсегда потеряны для человечества. Мечеть стоит поверх храма, а тот, в свою очередь – поверх другого храма; новое здание возведено на остове предыдущего. Иерусалим – не единое поселение, а скорее целая цепь их, выстроенных одно поверх другого и перемежающихся друг с другом. Дома, построенные крестоносцами, располагаются подле руин, которые тихо осыпались, оставаясь нетронутыми со времен владычества римлян.
Этот хаос усугубляется (по крайней мере, для каинитов) тем, что по всему городу в произвольном порядке раскиданы места, священные для мусульман, христиан и евреев. Каждое из множества таких мест является источником ощутимого воздействия Истинной Веры, весьма болезненного, а то и смертельного для вампиров. Те из потомков Каина, кого не влечет религиозная нужда, обходят такие места десятой дорогой. Эта особенность вкупе с результатами многовековых вторжений и разграблений делает Иерусалим довольно трудным в смысле ориентирования для каинитов, привыкших свободно расхаживать там, где они пожелают. С другой стороны, следствием разрушений и перестроек стало образование многочисленных катакомб и тоннелей, главным образом под Храмовой горой, где вампиры могут обитать, спать и рыскать в поисках наследия древних.

Очертания земель
В 1197 году Иерусалим уютно устроился в пределах султаната, основанного Салах-ад-Дином. Земли к востоку от реки Иордан, раньше принадлежавшие атабекам Мосула [51], покорились его войскам в ходе военной кампании 1174 года, а Иерусалимское королевство, основанное крестоносцами, пало в период между 1187 и 1189 годами [52]. Наследнику Салах ад-Дина недостает его военного таланта, но, по крайней мере, он на время способен удержать завоеванное. На всей спорной Святой земле преобладают устоявшиеся обычаи. Второе «Иерусалимское королевство», по сути, не включает в себя сам Иерусалим, оно состоит лишь из тех городов на побережье, которые Ричард I сумел захватить в Третьем крестовом походе.

Побережье
Путь от Иерусалима к побережью Средиземного моря идет через Лидду и оканчивается в Яффе. Его длина около 50 миль, и дорога слегка забирает к северу, а не устремляется строго на запад от города. От конечной точки пути вдоль берега на север уходит дорога через Цезарию, Тир и Сидон к северной границе Иерусалимского королевства. Там она пересекает границу графства Триполи и идет дальше к цитадели госпитальеров в Маркабе (сами они называют крепость Маргат).
Другая дорога уходит на юг. Город Газа отмечает старую (до завоеваний Салах ад-Дина) границу владений Фатимидов. Этот путь продолжается до Фарамы и Дамиетты на восточном краю дельты Нила, а затем, огибая берег Нила, ведет еще южнее, к Каиру. От Яффы до Газы около 40 миль, и столько же оттуда до Лидды, где еще одна дорога на Газу примыкает к основному пути. Затем путешественника ждут 150 миль засыпанного песками пустыни побережья, прежде чем он попадет в Фараму, и еще 50 миль необходимо пройти, чтобы достичь Дамиетты.

Иордан
Еще одна оживленная дорога идет на север от Иерусалима по долине реки Иордан. Иерихон, небольшое поселение тех времен, выстроенное на месте известного библейского города, расположен всего лишь в нескольких милях от Иерусалима в самой северной точке берега Мертвого моря, у подножия крутых холмов, восходящих к Иерусалиму. Поля и деревни тянутся еще на какие-то 50 миль от Иерихона до Тверии [53]. До прихода Салах ад-Дина Тверия находилась на отшибе Иерусалимского Королевства, у его северо-восточных границ, и хотя сейчас земли по обоим берегам реки находятся во власти одного правителя, город все еще остается хорошо укрепленной крепостью. Из него контролируются рыбный промысел и передвижение по Галилейскому морю.
Боковая дорога уводит от основной к Назарету. По ней, лежащей меж бесплодных холмов, отправляются лишь самые набожные пилигримы. Назарет известен как место жития Христа, а в остальном он – небольшая затертая деревенька, ничем не отличающаяся от множества других в регионе. По прямой от нее до Тверии не более 20 миль, но дорога сильно петляет, так как для ее прокладки требовались прочная почва и качественное покрытие.
Основная дорога уходит на север и затем сворачивает к востоку, в труднопроходимые дебри Плодородного полумесяца [54], к Дамаску и Баальбеку. От Тверии до Дамаска около 75 миль, но извилистая дорога заставляет прошагать почти 100 миль. Еще 40 миль отделяют Дамаск от Баальбека. Покинув Баальбек, дорога вновь слегка забирает к западу и еще через 45 миль, возле Арка, что к северу от Триполи, опять выходит к побережью Средиземного моря.
От побережья путешественники могут отплыть на корабле к Кипру или в Византию, а по суше – отправиться в Малую Азию.
__________

[51] Имеется в виду государство Зангидов - династия сельджукидских атабеков и амиров в ряде областей Сирии и Месопотамии в конце XI — середине XIII веков; столицами владений различных ветвей династии были Дамаcк, Мосул, Халеб (Алеппо). В 1185 году правитель Мосула признал себя вассалом Салах ад-Дина. Титул «атабек» (от тюркск. «ата» - отец, «бек» - вождь) – нечто вроде должности автономного губернатора или регента при малолетнем правителе.
[52] На самом деле Иерусалимское королевство формально просуществовало вплоть до 1291 года, а в 1187 году крестоносцы просто утратили контроль над Иерусалимом, и оставшееся время столицей королевства была Акра (Акко).
[53] Город в Северной части Израиля, на западном берегу Тивериадского озера в Галилее. Является одним из четырех священных для иудеев городов, так как после изгнания евреев из Иерусалима он стал главным духовным центром страны.
[54] Полоса плодородных земель в Передней Азии, месторасположение древнейших земледельческих поселений; колыбель ассирийской, вавилонской, финикийской, шумерской цивилизаций.
Записан
Глухой не может слышать — задумайтесь над этим. Не так ли и все мы, возможно, в чем-то глухи? Каких же чувств не хватает нам, чтобы ощутить вполне мир вокруг нас? © Ф. Герберт, "Дюна"

Samouse

  • Старожил
  • ****
  • Пафос: 56
  • Сообщений: 307
    • Просмотр профиля
Сырный домик
« Ответ #21 : 26 Декабря 2015, 11:54:25 »

Красное море
Торговый маршрут уводит к югу от Иерусалима и, проходя по каньонам и пустошам, выходит к заливу Красного моря между Синайским и Аравийским полуостровами. Город Вифлеем расположен всего лишь в трех милях к югу от Иерусалима и потому находится в тех же природных условиях. Дорога затем огибает Мертвое море, проходит сквозь Эль-Карак и Эль-Шубак и достигает городка Айла, расположенного на побережье. Айла является удобным и важным портом, иначе никто бы не отправился в путешествие длиной в 130 миль по неприветливым каменистым равнинам, которые лишь изредка украшены родниками и оазисами. Банды разбойников процветают, собирая богатую добычу с торговцев, не позаботившихся должным образом о безопасности.
Еще более трудная дорога уходит из Айлы на запад, она проходит через самое сердце Синайского полуострова и ведет в Кулзум [55], что в 140 милях. Подобное путешествие требует тщательной и длительной подготовки и большого количества припасов, поскольку в Синае путешественнику практически нечем утолить голод или жажду.

Восток
За долиной реки Иордан и несколькими ее притоками нет ничего, кроме пустыни, простирающейся на сотни миль. Никто не отваживается пересекать ее, чтобы добраться до Тигра и Евфрата; путешественники отправляются на север вдоль Плодородного полумесяца и затем огибают Сирийскую пустыню, достигая верховий обеих рек. Даже сверхъестественные существа чувствуют себя не очень хорошо в пустошах, где ветры дуют с силой до 100 миль в час, а температура может за несколько минут опуститься или подняться на пятьдесят градусов.
Климат
Земли на побережье и в долине реки Иордан весьма благоприятны для возделывания. Здесь выпадает достаточное количество осадков, а почва богата и плодородна. Между этими участками территории лежат холмы с крутыми склонами и небольшие бесплодные долины, на которых выпасают овец, но мало что еще возможно. К югу от Мертвого моря пустыня покрывает все вплоть до Красного моря.
К северу земли постепенно становятся все более и более плодородными и лучше снабжаются водой, даже в глубине территории. Знаменитые ливанские кедры наиболее выделяются в местной экосистеме. В реках, каскадами стекающих меж покрытых лесами гор, отлично себя чувствуют выдры, питающиеся рыбой, лягушками и прочей живностью. В более поздние века эти земли из-за чрезмерной обработки или, наоборот, заброшенности, поглотила пустыня, и их удалось рекультивировать лишь в XX веке.
Те, кто впервые оказался в Святой Земле, практически всегда отмечают резкие перемены климата, свойственные региону. Заверни за угол, перевали через вершину холма – и вот окружающий пейзаж полностью изменился. Крутые склоны становятся отличными преградами на пути дождей, и грозовые облака, приходящие со Средиземного моря, просто не достигают внутренних долин. Лишь самые мощные и высоко расположенные тучи преодолевают первую гряду холмов, и потому, если уж в глубине региона пошел дождь, он напоминает прорыв плотины и сопровождается стремительным потопом.
Летний и зимний периоды суровы на всей территории, они смягчаются только у морского побережья и в долине Иордана. Зимой везде, где в воздухе хватает влаги, образуются огромные сугробы, а остальные земли мучают порывы холодных ветров. В летние месяцы температура днем в глубоких внутренних низинах может достигать 50 градусов Цельсия, а ночами опускаться до заморозков. Крупные города, правда, не испытывают таких перепадов жары и холода: люди потому и обживают те или иные места, что их климат не столь суров; но все же и в городах летними днями царит весьма сильный зной. Горячие ветры приносят из пустыни песок и пыль, делая существование здесь практически невыносимым. Что касается весны и осени, то они посещают регион буквально на несколько недель, а то и меньше.

Город Давида, к югу от Иерусалима
За исключением Храмовой горы, большая часть исходной территории Иерусалима погребена под наслоениями векового насилия и разрушений. Изначальный Город Давида покоится к югу от самого Иерусалима, почти точно напротив Навозных Ворот. Когда-то Город Давида располагался на вершине холма Офель, рядом с родником Гихон – единственным источником пресной воды в регионе. По мере того, как город разрастался, а затем уменьшался в размерах, и так вновь и вновь, это место оказалось сокрыто под горами обломков и остатков материалов от нового строительства, и в конце концов городские стены передвинулись, а Город Давида оказался заброшен. Кое-кто верит, что настоящая гробница царя Давида покоится где-то там, в песках, под тоннами грязи в руинах. Как бы то ни было на самом деле, каиниты сторонятся этого места. Нечто, скрытое там, порождает в них беспокойство всякий раз, когда вампиры хотя бы приближаются к сердцу Города Давида.
Кедронская долина
Между стенами Иерусалима и Масличной горой пролегает Кедронская долина, другое название которой – Иосафатова долина. Именно здесь, как предполагается, развернутся события Судного Дня, по крайней мере так утверждают каноны ислама и Книга пророка Иоиля [56]. Прямо за стеной в долине располагается гробница Авессалома, в которую иудеи до сих пор бросают камни [57], и гробница Захарии [58]. Первая со временем стала известным пристанищем для призраков, и одно из немногих строений в Иерусалиме, уцелевшее после многочисленных разрушений города. По слухам, где-то подле этих строений находится последний приют царя Иосафата, хотя ученые мужи, исследовавшие эти места, за множество столетий так и не нашли тому доказательств.
Если пойти дальше по долине, можно увидеть источник Гихон, питающий акведук Езекии, который, в свою очередь, снабжает живительной влагой Иерусалим, что весьма ценно во время осад. Водой из этого источника был помазан на царство Соломон, и здесь же, по легенде, Мария стирала пеленки младенца Иисуса. Вода, набранная в источнике в чистую посуду (если это сделал благочестивый человек), имеет показатель Истинной веры 2.
______________

[55] Эль-Карак – город, выросший вокруг замка крестоносцев Керак. Эль-Шубак – такое же поселение, образовавшееся возле замка Монреаль. Город Айла в настоящее время носит название Эйлат. Кулзум – древний город, располагавшийся у северного окончания современного Суэцкого канала. Описанная здесь дорога из Египта через Кулзум, по Синайскому полуострову и далее на север, в Дамаск, а оттуда в Персию, в античности и в Средние Века называлась Via Regia, или Царский Путь, и являлась древнейшим торговым маршрутом.
[56] Книга пророка Иоиля – часть Ветхого Завета, затрагивающая в основном темы грядущего Страшного Суда, предшествующих ему бедствий, а также необходимости смирения и покаяния, и последующего вознаграждения Господом праведных.
[57] Древнее надгробие, высеченное прямо в скале одного из склонов Кедронской долины. По легенде, возведено Авессаломом, сыном царя Давида, восставшим против отца. Местные жители бросали в здание камни и даже приводили к нему детей, чтобы те видели, что бывает с непослушными сыновьями.
[58] Еще одна целиком высеченная в скале конструкция, без каких-либо внутренних помещений, посвященная первосвященнику Захарии. Он обвинил царя Иудеи Иоаса в нарушении заповедей Божьих и за это был побит камнями на ступенях Храма.
Записан
Глухой не может слышать — задумайтесь над этим. Не так ли и все мы, возможно, в чем-то глухи? Каких же чувств не хватает нам, чтобы ощутить вполне мир вокруг нас? © Ф. Герберт, "Дюна"

Samouse

  • Старожил
  • ****
  • Пафос: 56
  • Сообщений: 307
    • Просмотр профиля
Сырный домик
« Ответ #22 : 26 Декабря 2015, 12:31:58 »

Истинная вера и святыни

Иерусалим обладает множеством мест, священных для смертных, от Западной стены и мечети Купол Скалы до Скорбного пути и прочих, менее известных локаций внутри и в окрестностях города. Эти места обладают показателями Истинной веры, хотя они вовсе не обязательно повлияют на каинитов так, как это бы сделал смертный, излучающий Веру.
Показателем Истинной веры обладает каждая из перечисленных ниже локаций (это упоминается при необходимости). Оказавшись рядом с таким местом, игроки должны сделать бросок на Силу воли со сложностью, равной показателю Истинной веры, присущему данной конкретной святыне. При успехе персонаж сможет войти, но все равно внутри будет испытывать неудобство и, скорее всего, будет чувствовать недомогание – что у каинитов бывает крайне редко – пока не покинет это место. Провал броска означает, что персонаж не сможет войти, не испытав сильнейшую физическую боль. Если в таком случае герой останется внутри, он будет терять по одному пункту Здоровья каждую сцену. Критический провал броска выражается в том, что персонаж теряет один пункт Здоровья каждый ход, проведенный в пределах святыни. Кроме того если персонаж пытается остаться внутри, его Сила Воли уменьшается на 1 каждый ход, поскольку боль все усиливается. Если он проведет внутри святыни более трех ходов после критического провала броска, игрок должен будет вновь проверить Силу Воли, на этот раз со сложностью 7, и при неудаче персонаж впадает в безумие. Наконец, критический провал повторного броска означает, что герой воспламеняется и из-за этого теряет три пункта Здоровья в ход. Кроме того, игрок должен сделать удачный бросок на Храбрость (сложность 8 ), чтобы избежать Алого Ужаса. Весь ущерб Здоровью, полученный от воздействия Истинной веры, считается осложненным и не может быть поглощен.
Важно помнить, что не все такие локации являются строениями. Многие из них расположены прямо на улице, и неосторожный вампир может в буквальном смысле наступить на источник недомогания, а то и своей Окончательной смерти. Некоторые местные каиниты подошли к вопросу со всей тщательностью и не только изучили местоположение всех святынь, но и разработали сложные пути отступления, которые используют, чтобы сбить погнавшихся за ними врагов с толку и заманить их в ловушку. Изучение города спасло не одного местного каинита от преследователей, которые были сильнее, быстрее, могущественнее – и более небрежно относились к религиозным особенностям Иерусалима.
Примечание: физический ущерб, получаемый каинитами от пребывания в святынях, как правило, согласовывается с их религиозным статусом и легендарной подоплекой. Обычные формы ущерба Здоровью каинитов включают появление стигматов или нарывов, поражение проказой, слепота и иссушение конечностей.

Перечень святынь Иерусалима
Ниже приведены отдельные локации внутри и в окрестностях Иерусалима с указанием их показателей Истинной веры.

Городская стена нет
Золотые ворота 3
Львиные ворота 1
Ворота Ирода    1
Дамасские ворота   нет
Навозные ворота 1
Сионские ворота 2
Яффские ворота нет
Сионская горница 4
Гробница царя Давида 5
Башня Давида 2
Храмовая гора и Купол Скалы 7
Стена Плача 7
Скорбный путь 5
Храм Гроба Господня 7
Пруд Езекии 1
Базар Мюристан нет
Церковь Святой Анны 2
Овечья купель (Вифезда) 4

Примечание: эманации Истинной веры, источаемые святынями, иногда простираются в странных направлениях; например, катакомбы под Храмом Гроба Господня, причиняют каинитам невыносимую боль, тогда как тоннели под Храмовой горой практически не доставляют им беспокойства. Некоторые каиниты предполагают, что это связано с природой Веры, порождаемой каждым подобным местом: Храмовая гора побуждает молящихся обращать взор к небесам, тогда как Храм Гроба Господня был выстроен над огромной пещерой.
Записан
Глухой не может слышать — задумайтесь над этим. Не так ли и все мы, возможно, в чем-то глухи? Каких же чувств не хватает нам, чтобы ощутить вполне мир вокруг нас? © Ф. Герберт, "Дюна"

Samouse

  • Старожил
  • ****
  • Пафос: 56
  • Сообщений: 307
    • Просмотр профиля
Сырный домик
« Ответ #23 : 26 Декабря 2015, 12:38:08 »

Описание города
Лучшие дома в Иерусалиме располагаются в его восточной части, постепенно подступая к Храмовой горе. Также жилища знатных и состоятельных жителей города занимают территорию к северу от горы, вплоть до самых Ворот Ирода. Совсем рядом с воротами частные дома больше напоминают дворцы, особенно в сравнении с лачугами, расположенными в юго-западном секторе города. Многие дома на северо-востоке огорожены стенами, их охраняют хорошо оплачиваемые наемники и слуги небольших личных гвардий. Днем здесь можно ходить без проблем, но в ночное время эти улицы могут быть очень даже опасны для неосторожного бродяги или бедняка. Некоторые жители богатых кварталов считают, что лучший способ удержать преступников подальше от своих жилищ – отдать страже приказ убивать или калечить любого, кто, возможно, представляет угрозу.
Резким контрастом к изяществу и достатку восточного Иерусалима служит западная часть города, демонстрирующая крайнюю нищету. Множество зданий пустует, либо в них обитают самые отчаянные души; эти дома не ремонтировались после очередного завоевания, либо вообще не перестраивались с последнего разрушения города. Есть и жилища, обитателей которых выкосила чума. Такие кварталы вовсе не безопасны для прохожих, по крайней мере, для смертных прохожих, поскольку каиниты, посещающие Иерусалим, свободны охотиться в этих районах.

Политические структуры Иерусалима
Взаимная изоляция кварталов города, обусловленная вероисповеданием, характерна как для сообщества смертных, так и для нежити. Даже в самых захолустных трущобах Иерусалима существуют незримые границы, и так же, как в богатых кварталах, там царят свои неписаные правила, и тот, кто шатается по бедняцкому району в неурочный час, временами подвергается определенной опасности. Хотя граница, разделяющая жилища состоятельных и бедных, ощущается четко, территории, где обитают приверженцы разных вероисповеданий, вовсе не так отчетлива. Лишь тот, кто провел в Иерусалиме достаточно длительное время, будет точно знать, какие улицы возле Дамасских ворот безопасны для мусульман, а на каких проулках у Навозных ворот не стоит появляться христианам. Тем же, кто города не знает, должны ходить по нему на свой страх и риск, особенно после захода солнца.
Что касается политической картины, то город можно условно разбить на три части: сектор иудеев, примыкающий к южной стене Иерусалима; христианский сектор, занимающий северо-запад и запад города, и мусульманский сектор, расположенный на востоке. Линии разграничения не нарисованы на картах, но тем не менее весьма ощутимы. Они отнюдь не размыты, и лишь места, священные для той или иной фракции, имеют хоть какой-то, призрачный нейтралитет. Они остаются нетронутыми, если только пожар не разгорается до небес.

Городские стены
Стена, полностью окружающая Иерусалим, относительно новая, и еще достаточно крепка для того, чтобы выстоять против самой настойчивой атаки. Башни возвышаются на 12 метров над землей, а толщина стены меж ними такова, что несколько человек могут пройтись по ней рядком. Помимо защиты города, стена позволяет наблюдать за тем, что происходит как внутри, так и за ее пределами, на всех дорогах, ведущих в Иерусалим. Подразумевается, что на гребне стены ночью могут находиться только стражники. На самом деле доступ наверх имеется у множества вампиров, и они с завидной регулярностью гуляют по стенам. История Иерусалима, полная насилия, убедила большинство каинитов: тонкая грань между не-жизнью и Окончательной смертью может зависеть от знания о том, что приближается к городу с той или иной стороны.

Ворота
Как и любой город, заключенный в кольцо стен, Иерусалим имеет ворота – проходы в окружающий мир. К северу расположены Дамасские ворота, самые большие и, пожалуй, имеющие важнейшее значение. Если обходить город против хода Солнца, следующими окажутся ворота Ирода. В восточной стене прорублены Львиные ворота – основной вход в Иерусалим, хорошо укрепленный и гораздо чаще открытый, чем следующие, Золотые ворота. Эти, в свою очередь, находятся ближе всего к Храмовой горе и снабжены самой суровой защитой. Львиные и Золотые ворота открываются на обширное кладбище, где вот уже несколько десятков лет находят последний приют последователи ислама. Непочтение к этому месту может нести немалую угрозу здоровью неосторожного путника. В южной стене расположены еще двое ворот – Навозные к востоку и Сионские к западу. Этой парой входов в город воспользоваться проще всего, поскольку они ведут в развалины старого Иерусалима, и смертные чувствуют, что здесь им мало что угрожает. Конечно, потомкам Каина виднее, но они – по очевидным причинам – поощряют столь небрежное поведение людей. С запада в город ведут еще двое ворот: Яффские, являющиеся одним из крупнейших и важнейших входов в Иерусалим, и Новые ворота, ставшие недавним усовершенствованием городских стен. Лишь немногих путников пропускают внутрь сквозь Новые ворота, хотя официальные причины, по которым это делается, остаются загадкой.
Все городские ворота могут быть с легкостью перекрыты и хорошо защищены. Любой желающий войти в город после захода солнца должен упросить стражников позволить ему сделать это; большая часть воинов требуют крупные суммы денег с каждого, кто не выглядит достаточно важной персоной. С приходом ночи ворота запираются окончательно, и попасть в Иерусалим становится практически невозможно вне зависимости от обстоятельств; в этом деле могут не помочь даже взятки. Ничто не помешает стражнику взять деньги за проход и «забыть» про свою часть сделки: трупы, валяющиеся за городской стеной, уже никому ничего не расскажут.

Записан
Глухой не может слышать — задумайтесь над этим. Не так ли и все мы, возможно, в чем-то глухи? Каких же чувств не хватает нам, чтобы ощутить вполне мир вокруг нас? © Ф. Герберт, "Дюна"

Samouse

  • Старожил
  • ****
  • Пафос: 56
  • Сообщений: 307
    • Просмотр профиля
Сырный домик
« Ответ #24 : 26 Декабря 2015, 12:44:23 »

Дамасские ворота
Дамасские ворота расположены к северу от Храма Гроба Господня; это самые большие ворота, ведущие в Иерусалим, оседлавшие один из важнейших торговых маршрутов, проходящих через город.
Сразу после ворот дорогу облепляют многочисленные домишки, большинство которых – не более чем лачуги; теснота после захода солнца превращает улицу в весьма опасное и пугающее место. Если пройти по дороге до развилки, где на запад уходит улица Дамасских ворот, а на восток – улица Долины, путник попадет на базар, крупнейший в Иерусалиме.
На Дамасском базаре торгуют всем подряд, от привезенного товара до домашнего скота, и это место – поистине финансовое сердце города. Здесь можно найти все, что только можно приобрести легально; городская стража регулярно патрулирует район, поддерживая относительный порядок – если уж преступления и совершаются, то самые безобидные. Мелкая кража может сойти воришке с рук, но более серьезные злодеяния караются весьма быстро. Посетители базара обыкновенно защищены от всех зол, за исключением, пожалуй, карманных краж и собственной жадности, но такая опека имеет место только лишь до закрытия базара.
Смертные могут полностью контролировать район базара в дневные часы, но, когда на город опускается ночная тьма, все меняется. Большинство стражников давно научились поворачиваться спиной практически к любым бесчинствам, творимым после заката солнца, если, конечно, их невнимание подкрепляется регулярными подношениями. Если пропустить очередной «взнос», зачастую можно попасться страже «во время совершения преступления». Из всех городских каинитов одна лишь Ханна показывается неосторожным путникам, рискнувшим подобраться чересчур близко к старым зданиям возле Дамасских ворот, где вампирша устроила себе приют.
Ворота Ирода
Ворота Ирода были одним из первых входов в Иерусалим; они хорошо охраняются, поскольку семьи, живущие неподалеку – наиболее богатые и обладают значительным влиянием в городе. Хотя никому не довелось стать свидетелем, чтобы так или иначе доказать правдивость слухов, многие считают, что эти городские ворота снабжены особой защитой. Полагают, будто любой, кто попытается нанести Иерусалиму вред и при этом войдет в город через ворота Ирода, умрет ровно через сутки после того, как вступит под свод этих ворот.
Львиные ворота
Для набожного человека – неважно, какую религию он исповедует, но в особенности для христиан – пройти в город через Львиные ворота считается добрым знаком. Территория, расположенная между Храмовой горой и Овечьей купелью, у которой, по легенде, Иисус исцелил расслабленного, столь ценится, что крестоносцы не так давно воздвигли неподалеку церковь во имя Святой Анны, матери Пресвятой Девы Марии. Здание церкви – настоящий шедевр акустики, и отзвуки песнопений монахов-григорианцев разносятся за пределы стен храма на несколько сотен метров. Церковь еще пахнет свежей штукатуркой, но вера христиан, поселившихся вокруг нее, весьма сильна.
Дорога от Львиных ворот переходит в Виа Долороза, или Скорбный путь, последнее странствие Иисуса Христа среди смертных.
Золотые Ворота
Эти ворота открываются непосредственно на вершину Храмовой горы, к мечети Купол Скалы – то есть к двум наиболее почитаемым местам Иерусалима. Мусульманское кладбище и несколько небольших христианских церквушек обрамляют дорогу, ведущую к воротам, но, несмотря на соседство двух соперничающих вероисповеданий, конфликты здесь возникают редко. Большинство тех, кто приходит сюда, желают посетить Купол Скалы или Храмовую Гору, а не торговать или причинять беспокойство. Торговый люд также пропускают сквозь ворота, но на купцов здесь смотрят очень хмуро. Торговцы, не желающие обрушивать целый град проблем на свои головы, предпочитают не превращать святыню в бойкое место. Те же, кто не обращает внимания на общественное недовольство, учатся быстро – как только расходится слушок об их глупом поведении. Хотя сам факт прохода сквозь Золотые ворота с деловыми целями официально не считается преступлением, многие набожные обитатели Иерусалима наверняка посчитают именно так. Такой поступок лишь умалит прибыль торговца; религиозные покупатели отвернутся от него и обратят внимание на товар более умных соперников – а те и рады будут воспользоваться случаем. Если же торговец предпримет новую попытку, это может привести и к гораздо более суровому наказанию от рук набожных горожан.
Навозные ворота
Навозные ворота ведут к давно схороненным руинам Силоама [59], Города Давида и источнику Гихон. Большинство вампиров предпочитают избегать этих мест, хотя немногие могут объяснить, почему. Кое-кто просто утверждает, что там им просто нечего делать, но некоторые, сказав это, все равно вглядывались во тьму за воротами со страхом.
На самом деле Навозные ворота получили свое имя потому, что именно через них из города вывозятся нечистоты и прочий мусор. Войти через них в город считается дурным предзнаменованием, а выйти – унижением. Неудивительно также, что окрестности ворот стали излюбленным обиталищем местных Носферату, использующих эту территорию для встреч со своими соплеменниками, находящимися в Иерусалиме проездом. Большая часть района имеет дурную репутацию среди каинитов как раз благодаря Носферату, обрушивающих свое неудовольствие на любые неосторожные уши.
Сионские ворота
Сионские ворота прорублены в юго-западной секции стены и ведут непосредственно к горе Сион, месту, считающемуся священным у христиан и иудеев. Считается, что именно здесь расположена настоящая гробница царя Давида, и многие горожане приходят отдать дань уважения предполагаемому основателю Иерусалима и одному из величайших предводителей иудейского народа. Неподалеку расположена Сионская горница, где Иисус и Его ученики собрались на Тайную Вечерю. Хотя причины, по которым оба места считаются святынями, разнятся, показатель Истинной Веры каждого из них равен 5.
Сразу за Сионскими воротами начинается обширное христианское кладбище; то и дело возникают споры между теми, кто хоронит здесь своих близких, и теми, кто не столь терпимо относится к верованиям христиан. На постоянно меняющейся политической арене христианское кладбище является очередным предметом взаимных разногласий, игнорировать которые нельзя. Надгробия нескольких могил были разрушены, и суеверные горожане шепчутся о том, что призраки погребенных в них людей обеспокоились и разозлились. Уже трижды тех, кого считали виновными в разрушении надгробий, находили не то что мертвыми, а даже изрядно разложившимися – через какие-то часы или даже минуты после того, как их видели живыми и здоровыми. Каиниты подозревают, что к этому могут быть причастны Каппадокийцы, несмотря на то, что Абрахама редко видят вне сводов его тщательно лелеемой библиотеки.
Внутри же городских стен сразу за Сионскими воротами начинается огромный базар. Он, в отличие от северного, охраняется не так тщательно, и зачастую неосторожный покупатель обнаруживает пропажу своего кошеля – а то и вовсе не возвращается домой. Базар у Сионских ворот также известен как неофициальный центр торговли людьми, и часто в его рядах можно увидеть упырей, приценивающихся к «товару» для своих хозяев. Разумеется, работорговля в Иерусалиме вне закона, но на этом базаре вообще заключается большая часть запрещенных властями сделок.
Яффские ворота
Этот вход в город расположен в середине западной стены Иерусалима. У этого участка стены история длинная и кровавая, начинающаяся не позднее 70 года н.э., когда десятый легион римской армии ворвался в город, и его солдаты уничтожили все, до чего дотянулись их руки. В течение шестидесяти семи лет легион был расквартирован неподалеку от Яффских ворот, и его воины убивали всякого иудея, пытавшегося пробраться в город. Согласно местным суевериям, место населено призраками убитых, только и ждущих возможности обрушить свою месть на головы давно умерших палачей. Однако это всего лишь домыслы, а достоверно известно лишь то, что ни один из обитающих в Иерусалиме Каппадокийцев никогда не ходит сквозь Яффские ворота, и тореадор Элш также избегает этого.
____________

[59] Силоам (арабское название – Сильван, еврейское – Шилоах) – древнее местечко, расположенное между Иерусалимом и руинами Города Давида. Здесь расположен Силоамский пруд и башня Силоама (то и другое упоминается в Новом Завете). Силоамский пруд наполнялся водой источника Гихон через два подземных акведука.
Записан
Глухой не может слышать — задумайтесь над этим. Не так ли и все мы, возможно, в чем-то глухи? Каких же чувств не хватает нам, чтобы ощутить вполне мир вокруг нас? © Ф. Герберт, "Дюна"

Samouse

  • Старожил
  • ****
  • Пафос: 56
  • Сообщений: 307
    • Просмотр профиля
Сырный домик
« Ответ #25 : 26 Декабря 2015, 12:51:43 »

Башня Давида
В зависимости от того, у кого спрашивать, башня Давида, также называемая Цитаделью, была либо построена царем Давидом, чтобы наблюдать за городом и защищать его, либо возведена гораздо позже для тех же целей и только названа в честь царя.
В любом случае, башня Давида – одно из немногих строений в Иерусалиме, которое в той или иной степени целостности простояло сотни лет. Несколько раз Цитадель была повреждена, со временем слегка теряя в высоте, и ее подновляли, но не более того. Во времена царя Ирода рядом с Яффскими воротами стояли три массивные башни, но после войн и осад все они оказались разрушены. Когда римляне завладели городом, они распорядились сровнять с землей все, кроме оставшихся оснований этих башен – их сохранили как напоминание всякому путнику о том, что перед мощью Римской Империи пал даже столь могущественный город.
Можно с уверенностью сказать, что башня имеет огромное значение для города, особенно при его обороне. Во время многочисленных нападений на Иерусалим в ней хранились запасы, а в самые трудные времена башня давала горожанам последний хрупкий шанс на спасение от захватчиков.
Башня Давида на протяжении столетий становилась свидетельницей кровавых и трагических событий, и многие считают, что она помнит все несправедливости, когда-либо творившиеся у ее стен . Под основанием башен Ирода обитает Каппадокиец по имени Марк, которого давно уже не видел никто из смертных, однако кое-кому из сведущих каинитов известно, где его найти. Марк мало что видел в своей не-жизни, однако он слышал звуки, доносящиеся из глубин земли под башней Давида, а время от времени перед ним представали видения: фигура, окутанная тьмой, медленно и терпеливо царапающая когтями тяжелую каменную преграду. Он верит, что эти звуки исходят от существа, неживого и в то же время не мертвого, но голоса беспокойных мертвых не дают ему узнать больше. Марк не рассказывал об этих кошмарах, приходящих ему в дневном сне, даже Палиуро, но в том ограниченном обществе, куда вхож Каппадокиец, на него уже посматривают искоса.

О фундаментах
Мечеть Купол Скалы восставлена на руинах строения, которое некогда называлось крепостью Антония. Оно же, в свою очередь, представляло собой башню, выстроенную на этом месте правителями династии Хасмонеев [60] и укрепленную царем Иродом, который переименовал ее в честь императора Марка Антония. Позже император Тит, захватив Иерусалим в 70 году н.э., разрушил башню.


Храмовая гора (Харам аш-Шариф) и мечеть Купол Скалы
Храмовая гора являлась весьма значимым местом Иерусалима в той или иной форме, начиная с 1004 года до н.э. По сей день она остается одной из главнейших святынь города. Именно на ее вершине когда-то высился дворец царя Давида и хранился Ковчег Завета. Позже на этом месте Соломон выстроил свой огромный Храм вместе с еще большим дворцом.
Мечеть Купол Скалы
Собственно, мечеть Купол Скалы – лишь одна из трех мечетей, к которым мусульмане совершают паломничества (наряду со Священной мечетью в Мекке и Мечетью Пророка в Медине). Она расположена в северо-восточной части Храмовой горы, к северу от мечети Аль-Акса [61]. Купол поднимается на высоту более 31 метра, а в ширину здание имеет около 20 метров, прикрывая собой Камень Основания, с которого Пророк Мухаммед вознесся на небо. Купол Скалы был возведен вокруг священного Камня так, что процесс строительства не затронул святыню, по приказу халифа из династии Омейядов Абд аль-Малика ибн Марвана в 685 году н.э., чтобы восславить память о Ночном полете Пророка Мухаммеда.
Мечеть Аль-Акса
Эта мечеть, перестроенная халифом Али аз-Захиром, на протяжении столетий являлась центром обучения. Считается, что после реконструкции план здания согласуется с предыдущими очертаниями мечети за тем исключением, что новое строение чуть-чуть ýже прежнего. На самом деле вся территория вокруг также считается частью мечети, и, когда святилище переполняется людьми, те, кому не хватило места внутри, молятся во внутреннем дворе.

Сура 36:1-6
Йа син.
Клянусь мудрым Кораном.
Воистину, ты - из числа посланников
[и стоишь] на прямом пути.
[Этот Коран] - откровение Великого, Милосердного,
[ниспосланное], дабы ты увещевал народ, праотцы которого не вняли увещеваниям в небрежении [к вере].


Стена плача
«Мы пришли оплакать наш разрушенный Храм,
Мы пришли оплакать нашу увядшую славу,
Мы пришли оплакать наших убитых братьев…»
[62]
Стена Плача – это последняя оставшаяся часть великого Храма, и потому она имеет неоценимое значение для последователей иудаизма. Стена – отрезок западной части окружавшего Храмовую гору кольца стен – составляет почти 20 метров в высоту и тянется примерно на 30 метров в длину. Ближайшие к ней строения отстоят от нее всего лишь на четыре метра, что оставляет чрезвычайно мало места паломникам, приходящим сюда для поклонения последнему уцелевшему элементу Храма. Ирония состоит в том, что собственно Стена не была частью самого Храма, а лишь поддерживала и отгораживала от остального города изменения в структуре комплекса Храмовой горы, произведенные царем Иродом.
Щели между массивными камнями, образующими стену, заполнены клочками бумаги, на которых написаны молитвы, а земля подле стены отполирована до гладкости тысячами ног паломников, приходивших сюда в течение столетий. Существуют весьма строгие правила молитвы у Стены Плача, например, разделение мужчин и женщин – женщины должны молиться как можно ближе к правому краю Стены, поскольку, согласно иудаистским верованиям, женщине не должно молиться там, где это делают мужчины; кроме этого, молиться необходимо в специальной одежде, и так далее.
За Стеной Плача, в подошве Храмовой горы, находится настоящий лабиринт, череда пещер, тоннелей и ловушек, о которых обитатели Иерусалима в большинстве своем не знают. Кое-кто из местных каинитов уверен, что в этой тьме сокрыто нечто весьма могущественное, но многие попросту используют этот лабиринт как превосходное место для обустройства убежища. Смертные, однако, время от времени заходят в пещеры, чтобы подновить опоры, удерживающие Храмовую гору выше общего уровня города.
____________

[60] Хасмонеи – священнический род в Иудее, потомки которого правили Царством Иудейским со 152 по 37 годы до н.э. Последний правитель рода Хасмонеев был убит Иродом I, который при поддержке римлян захватил власть в Иерусалиме и основал собственную династию.
[61] На самом деле третьей по значимости святыней ислама является именно скромная по убранству мечеть Аль-Акса (в переводе с арабского «отдаленнейшая»), а огромный золотой купол Куббат ас-Сахра (Купола Скалы) – лишь центр архитектурного комплекса Храмовой горы. Это стандартная ошибка, чаще всего обнаруживаемая в туристических изданиях.
[62] В оригинальном тексте приведен отрывок из перевода на английский язык романа итальянской писательницы Матильды Серао (1856 – 1927) «В стране Иисуса». Перевод выполнен Ричардом Дэйви около 1905 года. Официального перевода этого произведения на русский я не нашла. Приведенный стих – это, очевидно, вольный перевод по цепочке [иврит-итальянский-английский].
« Последнее редактирование: 26 Декабря 2015, 12:58:39 от Samouse »
Записан
Глухой не может слышать — задумайтесь над этим. Не так ли и все мы, возможно, в чем-то глухи? Каких же чувств не хватает нам, чтобы ощутить вполне мир вокруг нас? © Ф. Герберт, "Дюна"

Samouse

  • Старожил
  • ****
  • Пафос: 56
  • Сообщений: 307
    • Просмотр профиля
Сырный домик
« Ответ #26 : 26 Декабря 2015, 13:01:43 »

Виа Долороза (Скорбный путь) и Храм Гроба Господня
Считается, что Скорбный путь повторяет маршрут Иисуса Христа по Иерусалиму от претория [63] до места распятия на Голгофе. Мать императора Константина, императрица Елена, отправившись в путешествие по региону, совершила и паломничество в Иерусалим. Здесь она тщательно изучила последний путь Иисуса по этой земле, руководствуясь традиционными верованиями, различными хрониками и собственными видениями. С этого времени Скорбный путь стал часто посещаемой цепочкой священных локаций, к которым многие паломники приходят, чтобы поразмышлять над актом самопожертвования, который Сын Божий совершил во имя всех людей.

Вот остановки Скорбного пути:
I: Иисус осужден на смерть; его жестоко пытают, в том числе надевают терновый венец, из ран от его шипов течет кровь.
II: Иисус берет крест на свои плечи у крепости Антония.
III: Иисус спотыкается и падает, кровь из его ран окропляет землю.
IV: Иисус встречается с матерью.
V: Симон Киринеянин берет крест на плечи, помогая Иисусу нести его.
VI: Св. Вероника утирает кровь и грязь с лица Иисуса.
VII: Иисус падает во второй раз.
VIII: Иисус утешает плачущих набожных женщин.
IX: Иисус падает в третий раз.
X: С Иисуса сдирают одежды
XI: Иисуса прибивают к кресту.
XII: Иисус умирает на кресте.
XIII: Иисуса снимают с креста и передают Его тело матери
XIV: Тело Иисуса погребают в пещере, после чего Он воскресает.
Все эти остановки священны для христиан и весьма почитаемы, поскольку напрямую связаны с Сыном Божьим. Последние пять из них находятся внутри Храма Гроба Господня.


Скорбный путь также известен в Иерусалиме как отрезок дороги, вдоль которой можно найти продавцов любого товара, о каком только можно помыслить. Здесь торгуют всем подряд, от самых обыденных вещей до – как утверждают сами торговцы – действительно чудотворных; купить можно практически все, что угодно – надо только знать, к кому за этим подойти. Большинство товаров, продающихся на этом неофициальном базаре, либо краденые, либо вообще запрещенные. Главное отличие от обыкновенных торговых рядов состоит в том, что собственно рядов-то и нет. Местные торговцы – лишь тени, прячущиеся по темным углам, или зеваки, которых лишь горожане могут с легкостью отличить от паломников, поклоняющихся той или иной остановке Крестного пути Христа. В этом районе часто можно встретить Бонифация, чье явное недовольство продавцами фальшивых реликвий и прочими мошенниками широко известно. Те, кто желает остаться в хороших отношениях с этим Бруха, стараются, чтобы их не заставали за беседой с купцами «не того сорта» в окрестностях Скорбного пути.
Храм Гроба Господня был несколько раз разрушен и отстроен заново. В последний раз здание храма получилось самым большим и наиболее искусно украшенным по сравнению с предшественниками, из-за чего оно соперничает в размерах и великолепии с комплексом на Храмовой горе.

Источник Иезекии
Говорят, что этот неглубокий бассейн, полный чистой пресной воды, наполняется через тоннель, пробитый в скале по приказу Иезекии. Хотя мало кто верит в подобные утверждения, есть люди, которые настаивают на целебных свойствах вод источника. Как бы ни обстояло дело, вода здесь всегда чистая и свежая, а сам источник является местной достопримечательностью и служит местом встреч.
Базар Мюристан
К востоку от источника Иезекии расположен базар Мюристан, одна из лучших торговых площадей, где продавцы могут получить неплохую прибыль, а покупатели не рискуют быть обманутыми или обвешенными… по крайней мере, на крупную сумму. Поскольку торговые ряды раскинулись прямо под открытым небом, а попасть к ним легко, люди здесь чувствуют себя более свободно, чем в прочих кварталах города, а работа грабителей немного усложняется. Расположенный вдали от городских стен, этот базар чуть хуже охраняется стражей, но все равно заключать здесь сделки почти так же безопасно, как и на других известных рынках Иерусалима. Торговцы Мюристана предлагают множество различного товара, почти весь он законен, а продавцы охотно готовы угождать представителям всех вероисповеданий и национальностей.
Атмосфера дружелюбия, однако, испаряется вместе с торговцами, когда те закрывают лавки и уходят с площади с наступлением темноты. Несколько раз в окрестностях базарной площади находили сваленные туши изувеченных животных, а один раз обнаружили тело женщины в таком же бедственном состоянии. Никто из городских каинитов не знает, что – или кто – оставляет такие находки, но некоторые связывают их появление с таинственной личностью по имени Мандалай.
_____________

[63] Преторий – дворец, построенный царем Иродом, жилище римских правителей Иудеи (согласно Евангелию от Марка, 15:16).
Записан
Глухой не может слышать — задумайтесь над этим. Не так ли и все мы, возможно, в чем-то глухи? Каких же чувств не хватает нам, чтобы ощутить вполне мир вокруг нас? © Ф. Герберт, "Дюна"

Samouse

  • Старожил
  • ****
  • Пафос: 56
  • Сообщений: 307
    • Просмотр профиля
Сырный домик
« Ответ #27 : 03 Января 2016, 11:20:05 »

Перескакиваю на главу V, а четвертую - самую объемную - на закуску.

Глава V.
Созидание «у древних плит, сквозь плотный мрак».
Повествование в Иерусалиме


Главная притягательность мира средневековой Тьмы заключается в способности персонажей ковать собственное будущее. До формирования современной атмосферы Маскарада еще должны пройти целые века. Мир в 1197 году изобилует идеями и верованиями, разительно отличающимися от охваченных отчаянием ночей Мира Тьмы. О рассказчик, перед тобой огромный, девственно чистый холст, который только и ждет кисти, чтобы впитать темные краски твоей хроники…
Надо сказать, зачастую рассказчики, особенно те, кто уже набил руку в своем деле, не обращают внимания на разделы, озаглавленные «Повествование». Хороший рассказчик сумеет сплести захватывающее полотно игры даже из сюжета, атмосферы и тем, актуальных целых восемь столетий назад. Изобретательность, здравый смысл и, главное, забота об удовольствии игроков – вот прямой путь к созданию запоминающейся хроники.
Тем не менее, свежий взгляд никогда не бывает лишним, особенно когда речь идет об исторической книге – источнике информации. Иерусалим эпохи Темных Веков предлагает массу возможных сюжетных ходов для вашей хроники, но не все они очевидны и заметны. Именно поэтому данный раздел попытается высветить некоторые из таких ходов для использования рассказчиками, чтобы те располагали обширным выбором инструментов для придания хронике по Иерусалиму качества и правдоподобия.

Добро пожаловать в XII век
Тот Ближний Восток, который мы каждый вечер видим на экранах телевизоров в новостях, совершенно не похож на регион XII столетия. Иные противники, иные союзники и совершенно другие причины стычек, да и сам темп жизни Иерусалима в Темные Века потребует от игроков и рассказчиков некоторых усилий, чтобы понимать обстановку и действовать в Святой Земле.
Время и пространство ведут себя совершенно по-другому, не так, как нам привычно. Термин «Долгая Ночь» перестает быть неверно употребляемым словом; персонажи, рассчитывающие на поступление информации, подкреплений или просто груза с оружием могут очень и очень долго ждать таких элементарных вещей. Для приспособленцев всех мастей обычным делом становится задержать передачу посылки за городские стены или, наоборот, внутрь, долгое время собирая крупную партию по частям. Срочные сообщения оказываются перехвачены, а иногда и подправлены ровно настолько, чтобы непоправимо разрушить планы получателя. Даже обманный тактический ход, призванный выманить врага из города, чтобы тот встретил рассвет вне укрытия, может обернуться против самого хитреца, если солнце взойдет позже обычного.
Сама обстановка в Иерусалиме и его окрестностях также оказывает влияние на действия персонажей. Например, одна лишь доставка сообщения союзнику на другой конец города сама по себе может стать рискованным приключением. Иерусалим разделен на несколько кварталов, в каждом из которых доминирует одна из крупнейших религиозных группировок. В каждом своя стража, границы, входы и выходы; обитатели любого из них способны весьма быстро вычислить чужака, а чужакам никто не доверяет, и на это имеются веские основания. Чтобы добраться до адресата, курьер с посланием часто вынужден пересечь минимум два из таких обособленных кварталов, а то и пройтись по всем по очереди – а затем проделать еще и обратный путь. Не то чтобы «срезать» дорогу негде; древняя архитектура Иерусалима изобилует тайными проходами, тупиками и дверями, открывающимися в самые неожиданные места – например, в чью-нибудь спальню. Единственный надежный маршрут – открытый и незащищенный. А если посланник на своем пути бросит один лишь взгляд не туда, он может вообще не добраться до пункта назначения.

Сплетаем гобелен

Атмосфера

В Иерусалиме эмоции всегда бьют через край. На протяжении десятков лет кровавая череда крестовых походов оставляла отметины в разумах местного населения. Недоверие к соседям, балансирующее на грани паранойи, смешивается с лицемерным фанатизмом, а в результате обстановка в городе напряжена настолько, что воздух можно резать ножом. Но это относится к сообществу смертных. Что же до каинитов, они сражаются с собственными демонами, и ярость этих схваток люди просто не способны постичь. Иерусалим времен Темных веков порождает бесчисленное количество оттенков настроения, любое количество которых вы можете задействовать в своей хронике.
Отчуждение
Для европейского христианского мира Иерусалим, в буквальном смысле, расположен на краю света. Город находится в самой глубине халифата арабов, и живущие в нем члены небольшой общины христиан для «освободителей», пришедших из Европы, остаются чужаками. До Византийской империи, ближайшего союзника крестоносцев, сотни миль пути, да и сам союз ее правителей с западными королевствами оставляет желать лучшего. Итак, помощи здесь ждать долго, друзей найти нелегко, и дезориентация становится ближайшим спутником гостя.
Подобное ощущение потерянности не покидает и каинитов, прибывших в Иерусалим под знаменами крестоносцев. В этом случае пришлый персонаж не имеет прочных связей среди собратьев по клану, равно как и упырей или сторонников. Местные же каиниты, даже одного с гостем клана, больше заботятся о собственных интригах и проблемах, которые зачастую совершенно отличны от забот персонажа.
Записан
Глухой не может слышать — задумайтесь над этим. Не так ли и все мы, возможно, в чем-то глухи? Каких же чувств не хватает нам, чтобы ощутить вполне мир вокруг нас? © Ф. Герберт, "Дюна"

Samouse

  • Старожил
  • ****
  • Пафос: 56
  • Сообщений: 307
    • Просмотр профиля
Сырный домик
« Ответ #28 : 03 Января 2016, 11:23:36 »

Амбиции
Амбиции гуляют по всему региону яростными волнами. Церковь и государство в эпоху Темных веков неотделимы друг от друга, и крестовые походы становятся отличным оправданием тому, что мирское влияние разрастается из-под сени святых хоругвей. Распробовав вкус победы в Первом крестовом походе, европейская знать жаждет приумножить собственные богатства и владения, захватывая земли в регионе и облагая данью местное население. Объекты вроде «государств крестоносцев», такие, как княжество Антиохии или графство Триполи, а также небольшие крепости вроде замка Крак де Шевалье (захваченного мусульманами в 1187 году, затем отбитого и, наконец, окончательно завоеванного в 1271 году) [102].
Атмосфера праведности, окружающая армию крестоносцев, не мешает отдельным ее воинам поддаваться мирским искушениям. Папа Римский – не только духовный, но и светский правитель, и тот из военачальников, кто сумеет покорить язычников, наверняка заслужит вечную благодарность Его Святейшества. Кроме того, крестоносцам отлично известно, что от православной Византии помощи будет мало. Захват Иерусалима даст воинам креста идеальный плацдарм для того, чтобы в подходящий момент обрушиться на императора-еретика и его советников, впустую мелющих языком.
Амбициозность ценится и среди вампиров. Могущественные старейшины контролируют информацию и ресурсы, поступающие как к смертным, так и к каинитам. Бессмертные, хорошо ориентирующиеся в политике, льнут к ушам высокопоставленных людей всех вероисповеданий. Наличие нужных связей зачастую проводит для персонажей грань между посмертием и Окончательной Смертью.
Местоположение города само по себе играет важную роль в общем положении вещей. Если использовать военные термины, европейские каиниты нуждаются в месте постоянной дислокации для атак на Ассамитов и Сетитов и считают, что Иерусалим превосходно подходит на эту роль. Важно также и влияние города на духовные сферы. Точно так же, как для людей, для вампиров Святой город представляет собой желанную добычу, и чисто символическую, и в политическом плане. Ключевое место в истории трех религий создает образ Иерусалима, успешно уравновешивающий вопиющую вульгарность Византии.
Что касается истории каинитов, для них Иерусалим стал важнейшим средоточием духовной мощи по иным причинам, касающимся исключительно вампиров. Говоря проще, на Ближнем Востоке располагался легендарный Первый город, родина Патриархов. Тот, в чьей власти окажется Иерусалим, получит великолепную возможность подчинить себе и весь ближневосточный регион, а с ним и первоисточник всей расы каинитов. Сама земля здесь дрожит от памяти о Третьем поколении, и это, в свою очередь, повышает ставки в сюжете любой хроники и толкает персонажей на отчаянные шаги.
Кроме того, из Иерусалима открывается дорога на неизведанный Восток, где, по слухам, Савлот обрел понимание Голконды. Хотя Тремеры из кожи вон лезут, чтобы опорочить потомков Савлота, многие каиниты все еще жаждут обрести некое подобие философии, которая бы примирила их с их существованием. Возможность отправиться на восток по следам Савлота и самим достичь Голконды воодушевляет множество вампиров на попытки закрепиться в Иерусалиме и уже оттуда контролировать путь на Восток.
Клаустрофобия
Орды верующих, приходящих в Иерусалим и обитающих в нем, прямо-таки распирают стены города изнутри. Добавьте к ним несколько группировок предприимчивых каинитов, и вы получите вулкан на грани извержения. Даже несмотря на то, что вокруг предостаточно смертных, чтобы укрыться в их толпе, вампирам приходится прибегать ко всяческим ухищрениям, чтобы оставаться неузнанными. Вдобавок городская теснота и давка могут угнетать приезжих бессмертных, привыкших к относительно безлюдным деревням и сельским просторам Европы. Чрезмерная нагрузка на чувства может привести к потере контроля над собой и, как следствие, к впаданию в бешенство. Удержание собственного Зверя под контролем в самой гуще бурлящей атмосферы Иерусалима, от которой невозможно убежать, может привнести неожиданный поворот в сюжет вашей хроники.
Вера
Вампиры, по их собственному определению, – проклятые создания. Вере в их мире нет места – по крайней мере, в теории.
Но, разумеется, не все так просто. Каждый каинит когда-то был смертным, и не мог в одну ночь с легкостью отбросить прочь жизнь, наполненную молитвами, богослужениями и святыми чудесами. Новообращенные вампиры в попытке обуздать свою новую сущность пытаются примирить старое вероисповедание с простирающейся перед ними долгой борьбой с покоренным чудовищем внутри.
Тех, кто остался в лоне церкви, еженощно одолевают вопросы. Религия – вещь статичная, и ее законы и догмы едины для всех людей. Но как это касается вампиров? Каиниты, все еще пытающиеся существовать в согласии с Божьей заповедью, испытывают трудности даже с такими необходимыми вехами не-жизни, как питание. Закон Моисеев прямо запрещает пить кровь других созданий. Коран дозволяет правоверному мусульманину поглощать кровь только в случае крайней нужды, но никак не жаждать ее – а это уже противно природе вампиров. Что же касается христианства, Иисус завещал своим апостолам вкушать тело Его и пить кровь Его, чтобы спастись – а уж если можно питаться кровью Сына Божия, то почему бы не употреблять и кровь смертных, которые созданы Богом по своему образу и подобию?
Наконец, в умах множества вампиров все еще трепещет идея спасения. Всякий персонаж время от времени задумывается о своем месте во Вселенной. Некоторые каиниты верят, что их новая бытность есть не что иное, как испытание их веры. Другие задаются вопросом, а не поражены ли они проклятием вампиризма в назидание остальному человечеству. Есть и те, кто считает, что они были избраны для достижения в своем новом Становлении некоей особой цели и стали кем-то вроде вестников конца света. Наконец, кое-кто просто оплакивает свою проклятую сущность, полагая себя навсегда отлученными от райских кущ.
Некоторые вампиры проникаются идеей обретения Голконды, принимая свою вампирическую натуру и пытаясь отыскать способ управления ее наиболее дикими порывами. Подобную философию благочестивые вампиры воспринимают с негодованием – ведь представление о Голконде отрицает и спасение в раю, и адские муки – и все же все большее число вампиров ищут более прозаическое объяснение своей природе и верят, что найдут ответы в Голконде. В любом случае, вера определяет и подстегивает действия персонажа, становясь существенной деталью в любой хронике.
_____________

[102] На самом деле Саладину не удалось захватить Крак де Шевалье, он посчитал его слишком хорошо укрепленным и снял осаду, чтобы заняться другими крепостями крестоносцев. Замок был захвачен войсками султана Баибарса обманным путем – с помощью подложного послания с приказом о сдаче.
Записан
Глухой не может слышать — задумайтесь над этим. Не так ли и все мы, возможно, в чем-то глухи? Каких же чувств не хватает нам, чтобы ощутить вполне мир вокруг нас? © Ф. Герберт, "Дюна"

Samouse

  • Старожил
  • ****
  • Пафос: 56
  • Сообщений: 307
    • Просмотр профиля
Сырный домик
« Ответ #29 : 03 Января 2016, 11:25:28 »

Темы
XII столетие предлагает несколько тем, которые можно было бы использовать в игровой хронике. Общественный строй определяется положением в обществе и происхождением, то есть, одним словом, кровью. Осознание своего статуса полностью определяет помыслы и поступки каинитов точно так же, как смертных. Договоры, устроенные браки и прочие обмены услугами в кругах смертной знати находят отражение в кровавых клятвах и иных обетах верности у потомков Каина.
Реакции вампиров на столь извращенный политический этикет различны. Хотя могущественные старейшины не видят для себя никакой пользы в устроении браков, бывали случаи, когда договоры или союзы скреплялись обменом друг с другом ценными потомками. Уже это одно само по себе может стать проблемой, особенно если молодым вампирам претит оказаться сторгованными подобно скоту. С другой стороны, вампиры, не имеющие должного положения в обществе, могут последовать за ветром политических перемен. Трения между «своими» и «чужими» вполне могут перерасти в тайные интриги или открытый бунт, в корне меняющий политический ландшафт. Хроники, раскрывающие важность социального статуса, затрагивают все подобные моменты.
Богатой почвой для тем игры служит и наследие Каина. Для каинитов история не забывается, и события, случившиеся на заре времен, влияют на современную ситуацию ничуть не слабее, чем происшествия, случившиеся накануне ночью. Все вампиры наследуют одинаковое кровавое проклятие, заложенное в самой их природе, но эта общность вовсе не определяет поведение конкретного индивидуума или котерии. Одна группа может оставаться верной наследию Праотца и принять свою судьбу, а других может вдохновить вера и надежда на спасение (или обретение Голконды), и они отрекутся от своей чудовищной сущности.

Конфликт
Чего-чего, а уж конфликтов в Иерусалиме множество – пожалуй, даже слишком много. Беспокойная атмосфера города подогревает полуночные войны каинитов, внушая им чрезмерную самоуверенность и безжалостность в своих поступках. Город превращается в настоящую пороховую бочку, и любое действие, направленное против врага, может высечь искру, за которой последует чудовищный взрыв.
Каиниты против каинитов
Подобно европейской знати, грызущейся друг с другом с целью увеличить собственные владения, князья и старейшины каинитов так же стремятся расширить свою власть над смертными жителями континента. Зачастую персонажи, разгуливающие по Иерусалиму, обнаруживают себя в самой гуще драки или под ударом врага, уютно устроившегося где-нибудь в Европе и отправившего по следам героя местных сторонников или слуг, чтобы те совершили месть. Каждый каинит Иерусалима имеет свои тайны, и эта загадочность может добавить новые краски к взаимоотношениям с возможным союзником или поставщиком информации. Служитель, предложивший персонажам доступ в шикарные охотничьи угодья, может планировать засаду. Собрат по крови, обеспечивший убежище, в ответ может потребовать от героев выполнить заведомо самоубийственное поручение. Убежища то и дело подвергаются нападениям группировок смертных, науськанных другими вампирами, а постоянное нарушение обетов верности может стать источником всевозможных конфликтов и уязвимостей персонажей.
Помимо этих уже известных опасностей, есть и другие. Например, Ассамиты представляют собой угрозу для представителей всех прочих кланов, неважно, местные они или приезжие. Обычай Сарацинов совершать над жертвой диаблери по вполне понятным причинам пугает членов других сект. Иерусалим и вообще Ближний Восток – это родная земля Ассамитов; члены этого клана знают территорию намного лучше, чем пришлые крестоносцы. Конечно, местные вампиры страдают от рук и клыков Ассамитов больше остальных, но активный приток еще не освоившихся в регионе гостей с запада лишь воодушевляет старейшин клана, которые находят особое удовольствие, предвкушая, как они уничтожат пару-другую влиятельных неверных.
Каиниты против смертных
Несмотря на то, что до организованных действий Инквизиции еще несколько столетий, одно лишь присутствие в Иерусалиме толп людей порождает проблемы. Смертные, напичканные предрассудками и суевериями, могут знать о существовании вампиров, но это вовсе не означает, что любой человек, столкнувшийся с каинитом один на один, сожмется в комок от страха.
Обладание Святой землей подстегивает в смертных амбиции, которые вряд ли будут разрушены кучкой слабых, только что Обращенных вампиров. К 1197 году Второй и Третий крестовые походы, окончившиеся катастрофами, позволили мусульманам вернуть себе практически все, что у них отобрали европейские захватчики. Владения же крестоносцев уменьшились до изолированных, бесполезных форпостов, которым требуется постоянный приток ресурсов только для поддержания их в должном состоянии. Мощь европейских рыцарей начинает убывать, а их армии – распадаться. Воинами креста все крепче овладевает отчаяние, а отчаявшиеся люди совершают безрассудные поступки – а затем идут на еще большие безрассудства.
Несмотря на явное преимущество на стороне мусульман, об окончательной победе речи не идет. Каждая сторона знает, что противник, в случае необходимости, будет сражаться до последнего воина, поскольку обе уверены в том, что их цели и действия благословлены Господом. И мусульмане, и христиане часто занимаются шпионажем и саботажем в стане врага. Обе армии состоят из отлично тренированных воинов и профессиональных наемников, которые не задумываясь зарубят всякого, кто встанет у них на дороге, если, конечно, результат будет стоить того. Солдаты обеих сторон жестоко обходились с попадавшимися на пути каинитами, а при самом неудачном повороте местной политики их просто уничтожали.
Помимо военных угроз, новые враги появляются у вампиров и в результате разрастания религиозных конфликтов. Даже без крестовых походов, каждая из трех религий наплодила множество экстремистских сект, чье понимание ситуации в Иерусалиме весьма узколобо. Большинство таких группировок охотно вышли бы на улицы, чтобы уничтожить всякого встречного язычника или еретика; если же они ненароком столкнутся с новообращенным дьявольским отродьем – тем лучше.
Однако же упадок политического влияния и чрезмерное рвение религиозных фанатиков вовсе не означает, что любого смертного можно превратить в бездумную пешку. Проявления Истинной Веры достигают в Иерусалиме почти что невообразимых высот, что доставляет неудобства любому каиниту, задумавшему организовать себе «живой щит» из смертных упырей.
Точки зрения
Во многом наше понимание Иерусалима эпохи крестовых походов происходит из христианского взгляда на произошедшие события. Эпическое повествование о самоотверженных, богобоязненных рыцарях, воздвигших над собою знамя Святого креста, храбро сражавшихся, но в конце концов потерпевших неудачу в деле освобождения Святого города от нашествия язычников-мусульман, мешает увидеть гораздо более масштабную картину эпохи.
Все события, происходившие в Иерусалиме, имеют три аспекта: их нужно рассматривать с точки зрения иудеев, христиан и мусульман. Приверженцы всех трех вероисповеданий на вполне законных основаниях были заинтересованы в участии в будущем города. Для стороннего наблюдателя их частные мотивы не всегда имели смысл, но от этого не становились менее реальными. Каиниты же, принадлежавшие к любой из трех религий, во многом разделяли мнения, образ мыслей и предубеждения своих смертных единоверцев.
Повествование о событиях в Иерусалиме тех времен требует, чтобы рассказчик и игроки помнили об этом многообразии точек зрения. Разумеется, мы не призываем культивировать в игре атмосферу вроде «живи и дай жить другим». Однако вам следует представлять в своей хронике различные точки зрения и делать это как можно более реалистично. Введение в игру персонажей – последователей разных религий, которые попытаются склонить котерию к иному образу мыслей (или, по крайней мере, показать им рациональное зерно в своих взглядах) поможет добавить новое измерение в отыгрыш героев, да и в хронику в целом.
Записан
Глухой не может слышать — задумайтесь над этим. Не так ли и все мы, возможно, в чем-то глухи? Каких же чувств не хватает нам, чтобы ощутить вполне мир вокруг нас? © Ф. Герберт, "Дюна"