Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: Разное по Цимисхам Темных Веков  (Прочитано 1815 раз)

Сфинкс

  • Ветеран
  • *****
  • Пафос: 23
  • Сообщений: 504
    • Просмотр профиля
Разное по Цимисхам Темных Веков
« : 04 Февраль 2013, 23:27:54 »

Источник уже точно не помню, кажется, из Либеллус Сангвинус и Гид по Высоким Кланам.

Когда-то давно переводил для одной форумки инфу. Вот нашел ее куски.

Колдун
В старые ночи термин "колдун" указывал только на тех Извергов, что практиковали Дисциплину Колдовство. В эти ночи, тем не менее, термин приобрел новое значение. Отдельные Изверги, лишившиеся древних земель, отправились на запад, предоставляя услуги советников и волхвов тем Каинитам, точно также не доверяющим Тремерам. Такие "колдуны" не обязательно практикуют Колдовство; Дисциплина Изменчивость не менее экзотична для вампиров запада, и Цимисхи долго славились мудростью (пускай и ужасающей). Не один западный Князь одержал победу благодаря военным уловкам коварного Визиря-Цимисха. В частности, Ласомбра находят ловкий ум Извергов похожим на свой, и некоторые Старейшины Магистров желают приблизить Цимисхов в целом с целью развития долгосрочных отношений.

***
У Цимисхов мало друзей. Недавно зародившиеся Тремеры жаждут уничтожить их; Теневые Владыки злобно бьются с ними за земли. Да и сами они погрязли в бесконечных междоусобицах. Это беспокойное существование, вкупе с исконным проживанием на древней земле развило множество уникальных деталей. Но и поныне, в невыгодных условиях, Изверги все еще владыки Востока.

Объятья
Обычно Изверги дотошно планируют Становление. Цимисхи предпочитают Обращать родичей из семей ревенантов – каждый род был выведен с "подходящими" качествами и заботливо присматривали в минувшие столетия. Создание дитя из ревенанта имеет некоторые преимущества: гули уже привыкли к долгой жизни и сверхъестественным силам, и те, кто переживет "детство" вырастит более послушным, жестоким и преданным.
Тем не менее, внутренняя и внешняя войны клана требуют немедленных ответных ударов. Почти все Изверги предпочитают просто посылать орды гулей, но иногда ситуация взывает ко многим разнообразным талантам, доступным лишь вампирам. В таких случаях, сир, не желая терпеть жалкие человеческие сантименты, "дарит" дитя ужасающий Обрядом Превращения. Дитя Обращается, затем хоронится "заживо" в земле кладбища или могильника (с коей дитя нередко становится мистически связан). Чтобы восстать как вампир, дитя должно прорыть себе путь наверх и наружу, сквозь варево земли, червей и трупов. Слабейшие дети не могут выбраться; этих слабаков с презрением оставляют гнить в вечном торпоре. Те дети, что прогрызли путь из земли, обычно подвергаются глубокой душевной травме, "умерев" и вернувшись из "загробного мира", и предпочитают принять мировоззрение немертвого хищника. Это может причинять глубокие страдания дитя, принадлежавшему при жизни к Церкви, но когда речь идет об Извергах, отказ от веры можно только приветствовать.

Обряд освобождения
Цимисхи существа настолько же иерархические, насколько гордые. Изверг, служивший воеводе столетиями в военных, учёных или иных ролях, может почувствовать себя неуютно из-за недостатка самоуважения. Мудрый воевода, обнаружив подобную угрозу, использует ее к своей выгоде.
Таковое достойное дитя может, по капризу воеводы, пройти Обряд Освобождения. Этот обряд освобождает дитя от власти воеводы, позволяя ему основать собственную вотчину. Подобное действо исполняет три функции: позволяет воеводе создать проверенную вотчину в соседних землях, снизить накал борьбы за пищу и расположение в собственной земле, а также устранить потенциальную помеху, прежде чем недовольство вырвется наружу, когда эмоции преодолеют силу Клятвы.
Дитя вызывают к воеводе, восхваляют его достижения и личные качества, и спрашивают его, хочет ли он свободы. Если, вопреки тяге Кровавой Клятвы, он ответит утвердительно (успешный бросок Силы Воли со сложностью 9), воевода произносит мистические благословление над ним: "Тогда иди, и пусть Сырая Мать Земля укажет дорогу новому дракону". Естественно, после кульминации обряда следует праздничный пир.
На данном этапе, дитя может покинуть общество воеводы и начать собственный путь в мире. Клятва Крови не рушится, но согласие воеводы позволяет дитя покинуть его земли и создать собственные владения. Обычно, дитя отсылают создавать вотчину в земли, что воевода хотел бы видеть подчиненными или усмирёнными. Таким способом мудрый Изверг создаёт династию верных вассалов в ключевых точках, словно острую паутину по всей Старой Стране.

Нарушители границ
Как бы сильно на это не надеялись Цимисхи, они не единственные коренные вампиры-обитатели этой древней земли. В Старом Свете проживаут большое количество Гангрелов, Носферату и несколько родословных Малкавиан забрели на Восток в течение прошлых столетий. Как ни удивительно, иногда Цимисхи терпят этих низших во своих владениях, но требуют обет непосредственной службы. Например, воевода может "нанять" Гангрела в качестве Смотрителя Охоты, или Носферату в качестве Смотритель Разведчиков, но он никогда не допустит существования этих вампиров независимо в своей вотчине. От большинства не-Цимисхов требуют Кровавой Клятвы воеводе, как и от тех, кт оне показал себя особо преданным или еще более полезным.
Некоторые Цимисхи, ищущие преимущества над своими жадным соклановцами, даже вступают в союзы с вторгающимися Вентру, Тореодорами, Капподокийцами и Бруха. Такие альянсы чаще принимают вид соглашений между равными, нежели отношения лорд-вассал. Конечно же, гордые воеводы, о которых идет речь, предпочитают манипулировать партнёрами-каинитами, предоставляя полезные и смертоносные услуги против общих врагов, после чего могут освободить себя от унизительных "соглашений" и чужих проблем одним коварным ударом.

Дитя
Цимисхи – семейные создания. Многие провели смертные дни как отпрыски семей ревенантов, и традиции Цимисхов рассматривают создание и защиту семьи с большим уважением. Действительно, величайшая работа искусства Цимисхов, слепленная из плоти скульптура/пьеса Октаво безумного воеводы Цземиско, изображающая персонажей как совокупность, используя весьма тревожную точку зрения.
Цимисхи создают детей по тем же причинам, что и остальные Каиниты: из прихоти, как полезное дополнение к сиру, ублажение порывов атавистической похоти. Дети объединяются в фамилии, с сиром в качестве матриарха или патриарха, на котором все и держится. Чтобы усилить семейную преданность, большинство детей силой принуждают принести Клятву Крови. Используя ритуал Глубочайшего Пробуждения, достаточно могущественный воевода может даже манипулировать Клятвами Крови, изменяя их согласно своим эмоциям, диктуемым прихотью.
Конкуренция среди детей - закономерно частое явление. Новообращенные Цимисхи, все привязанные к сиру Клятвами Крови, непрестанно борются друг с другом за благосклонность воеводы. Клятвы Крови также привели к одному проблемному социологическому феномену среди Извергов, в настоящее время вредящий им в войне против Тремеров. Потому что дети Цимисхов клянутся своим сирам, любое оскорбление или рана, нанесенное их сирам, неважно, насколько заслуженное, мучит детей так сильно, как будто бы они были смертными. Дитя клянется отомстить обидчику и всему его роду, и эта кровная вражда обычно продолжается, даже когда один или другой зачинщик встретит Окончательную Смерть. И потому Старый Свет раздирают древние вендетты, ведь Изверги воюют друг с другом из-за оскорбления сиру сира сира одного вампира, по слухам, нанесенного врагом сира сира сира вампира тысячелетия назад.

Воеводы
Старая Страна, к сожалению, привлекательна для набегов и восстаний всех видов. Римляне, гунны, авары, венгры и прочие варвары лишь дополняют проблемы с местными обитателями. Теневые Владыки рыщут в горах и долинах, а нетронутые леса являются домами для еще более странных созданий. Раз так, то с незапамятных времен испытанием характера Изверга была его способность получить и удержать замелю.
Землевладельцы Цимисхов обычно берут титул "воевода", хотя другие региональные титулы (жупан, маркграф) используются в соответствующих регионах. Во многих отношениях воеводы действуют так же, как и другие правители вампиров: определяет охотничьи угодья, решает споры и иначе надзирает за деятельностью во тьме. На практике, воеводы очень замкнуты в своих владениях и терпят немногих каинитов, кроме своих детей, обитающих в них.
В то время, как создание опорной точки – давняя традиция Цимисхов, она сама по себе просто средство достижения личных безопасности и сверхъестественной мощи.
Кроме того, хотя заложение фундамента власти - устоявшийся обычай Цимисхов, его создание направлено лишь на обеспечение собственной безопасности и накопление сверхъестественной мощи. К сожалению, воеводы мало внимания уделяют благосостоянию своих подданных, за исключением того, чтобы они не голодали и размножались, чтобы можно было питаться уже от них, когда захочется.
С другой стороны, даже самые безжалостные воеводы одернуть свои удовольствия на йоту прагматизма. С Востока доносятся истории – басни о воеводах с горящими глазами, гневно защищающих подданных от оборотней или Тевтонских Вентру. Так делается не из заботы о благосостоянии подданных, а из вопроса гордости: лишь воевода может мучить подданных и не потерпит, чтобы кто-то поступал с ними также, кроме него.
Первый шаг на пути становления воеводой – постройка неприступной крепости. Другие каиниты испугано шепчут об огромных поместьях Цимисхов, вздымаясь меж хмурых лесов и скал как каменные драконы. Некоторые воеводы гордятся сооружением таких очевидно заметных, угрожающих цитаделей. Другие предпочитают использовать магию или просто топографию, чтобы создавать скрытые логова – лабиринты и им подобные – так, чтобы крестьяне знали, что хозяева владений - всего лишь зло, незримая опухоль.
Первое столетие во владениях обычно проходит в наведение ужаса. Дети пропадают из домов родителей и возвращаются обескровленными телами или бессвязно тараторящими уродами; мятежный староста уходит спать и под крик петухов просыпается около пустой кожи жены; надменно неустрашимый лесничий пропадает, а деревенские обнаруживают его останки в разных местах и в разное время в течение всего года. Тем не менее, Изверги должны быть аккуратны, чтобы не переборщить: постоянная резня заставит обитателей уйти, и даже Цимисхи и все их слуги не смогут остановить массовую миграцию деревень.
Когда смертные будут усмирены и запуганы, следующий шаг в формировании владений в то, что захочется, лучше всего послужит в интересах мимида. Колдун или иной тип волшебника ищет возможность отобрать и обезопасить стадо, пока Изверги с политическими склонностями запускают руку – или когти, и такое может быть, - в правительство вотчины. Во многих случаях, это подразумевает внушение смертному населению идей служения в качестве оружия против врагов воеводы.
Наиболее эффективная форма правления – это внедрение своих слуг во власть имущие организации смертных. Часть семей ревенантов – наиболее успешные результаты этой тактики, но многие смертные семейства также пали от отравляющей магии крови Цимисхов. В течение столетий эти семейства – оказавшись под влиянием ночных визитов вампиров – становились все более и более развращенными, тираничными, помешанными. Десятилетия сменялись десятилетиями, и отдельные инциденты соткались в одеяние легенды, и стало невозможно отличить кровавые зверства вампира от деяний рук его слуг. Некоторые Цимисхи обострили этот процесс, изменили свою плоть, чтобы походить на местного лорда – или изменили лорда, чтобы он походил на вампира. Предания о "дьявольских близнецах", навещающих перекрестки, дожили в Старом Свете до нынешних ночей. Это, конечно, вызывает открытое негодование священников против людских суеверий, оставляя вампиров невредимыми.
В целых укрытых районах (Литва, изолированные горные перевалы) Цимисхи правят открыто. Вампир, использующий эту тактику, должен быть действительно силен и не боятся ни Теневых Владык, ни враждебных воевод и достаточно устрашающ, чтобы его стадо предпочло остаться и страдать, вместо того, чтобы рискнуть возмездием за неудачный побег. Он может использовать изменение плоти вдвое чаще, чем необходимо (ведя дела с правителями смертных, обманывая духовенство и пр.), но крестьяне хорошо знают, перед кем они отвечают. В таких местах подданные часто осознанно предлагают жертвы во время соответствующих праздников, предпочитая потерять одного любимого в сезон, нежели страдать от великого гнева вампира.
Записан
Весь мир — плод моего воображения; редкий человек может, положив руку на сердце, сказать, что он абсолютно чужд этой вере. Ну и что, довольны мы своей работой? Имеем основания для гордости?(С)

Вернулся в Мир Тьмы.

тохта-найон

  • Ветеран
  • *****
  • Пафос: 41
  • Сообщений: 991
    • Просмотр профиля
    • mta-russia
Разное по Цимисхам Темных Веков
« Ответ #1 : 06 Февраль 2013, 20:59:09 »

Цитировать
Когда смертные будут усмирены и запуганы, следующий шаг в формировании владений в то, что захочется, лучше всего послужит в интересах мимида.
А  мимиды это  кто?
Но  в  целом  очень  интересный  перевод.
Спасибо.
Записан
каждый  сходит  с  ума  по  своему

Сфинкс

  • Ветеран
  • *****
  • Пафос: 23
  • Сообщений: 504
    • Просмотр профиля
Разное по Цимисхам Темных Веков
« Ответ #2 : 06 Февраль 2013, 21:48:57 »

А я уже не помню. Один из терминов курсивом. Переводил тысячу лет назад, даже источник-то не вспомню.
Записан
Весь мир — плод моего воображения; редкий человек может, положив руку на сердце, сказать, что он абсолютно чужд этой вере. Ну и что, довольны мы своей работой? Имеем основания для гордости?(С)

Вернулся в Мир Тьмы.