Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: Outcasts - A Players Guide To Pariahs  (Прочитано 5685 раз)

Alexandr Archer

  • Пользователь
  • **
  • Пафос: 4
  • Сообщений: 22
    • Просмотр профиля
Outcasts - A Players Guide To Pariahs
« Ответ #15 : 23 Февраль 2013, 20:25:13 »

[Продолжение "Идущей-в-Одиночестве"]
   Джек и Ненси согласились, что обе группы имели веские причины для своих желаний, но более того, обе казались слишком чрезмерными в своем поведении и убеждениях. Они обсуждали политику и религию, музыку и фильмы, которые им нравились. Время шло, и двое стали неотделимыми сторонами [частями] жизни друг друга. Когда одиночество сжимало сердце одного, другой был рядом, давая поддержку. Когда призраки прошлого приходили за Джеком, Ненси была рядом, что бы рассеить страхи и гнев. Он с рвением возвращал услугу.
   Естественно, Судьба разъединила их.
   После полугода передвижений через маленькие города и жизни на открытом воздухе, Джек и Ненси прошли через то, что не может быть проигнорировано. Ненси повела себя немножко чёкнуто. На протяжении трёх ночей она была вспыльчивой, отвечая лишь немногословно. На четвёртую ночь, они взорвалась, когда Джек попытался добиться рассказывания Ненси о том, что её тревожит. Её единственный ответ в тот момент был бессмысленным для Джека, но позже он понял его значение. "Ты изменился, Джек. Ты не тот, кем был во время нашей встречи", - печаль в её голосе была загрязнена обвиняющими в предательтве нотками.
   На пятую ночь Джек проснулся и обнаружил, что его долговременной компаньонки нигде не было рядом. Несколько часов поиска доказали дальнейшую бесполезность данной затеи. Они находились глубоко в фермерских угодьях, где люди жили в гармонии с землёй. Пока Ненси отсутствовала, Джек научился понимать то, о чём его предупреждал принц Сиэттла. Он осознал, почему Сородичи отзываются о себе, как о Проклятых [называют себя Проклятыми].
   На третью ночь уединения, за час или около до того, как рассвет послал Джека обратно в холодную землю, возле фермы он нашёл одинокую кормящую циплят женщину. Её волосы всё ещё были влажными от утреннего душа, а пар взвивался с её тела в прохладный утренний воздух. Лишь на мгновение он посмотрел на неё как мужчина на женщину, восторгаясь земной красотой и звучанием её голоса, поющего кусочки песни, ранее не слышимой Джеком. Потом голод вернулся, и проведённое на крови животных время наполнило демонов его души волной ярости.
   Он смутно припоминал голос женщины в то время, когда она увидела его приближение. Боялся, что девушка начнёт кричать до того, как прикроет рукой ей рот и вонзит зубы в её шею. После он мог только погрузиться [drift in] в тёплый красный поток её угасающей жизни.
   Спал он в тот день так, как редко до этого. Умиротворённо. Только после очередного самовыкапывания из земли Джек действительно подумал про то, что сделал. Словом, пробивавшимся сквозь разум, было "убийца". Он убил невинную женщину, чтобы насытить омерзительные желания собственного тела. Хуже того, он наслаждался этим.
   Следующие две ночи Джек провёл прячась глубоко в лесах, содрогаясь в ужасе от того, во что он [had become] превратился. На третью же отважился в дальнейшем ограничиться только питьем коровы из близлежайшего поля. Хотя Джек и управился с поеданием и удержанием животной крови, оно не содержало в себе особого возбуждения, как в той забранной силой фермерской девушке. Он испивал досыта, но был всё ещё голоден, когда с утренними лучами отходил ко сну.
   Во время отсутсвия Нэнси, практически месяц по подсчётам Джека, он поглотил кровь семи человек. Двое из них остались живы, помня инцидент. К неведению Джека, один из выживших был Кинфолком из Гару. [разбирающиеся в линейке Оборотней, скажите, пожалуйста, правильно ли я в данном контексте перевёл термин Kinfolk]
   Они пришли в часы дня. Семь сильных. Звери вытащили его из-под земли и прижали к поверхности. Дикарские лица уставились на вампира сверху вниз в то время, когда солнце выжигало его глаза из черепа. Последним услышанным звуком был рык удовлетворения, сорвавшийся с губ одного из них. Последним увиденным были слишком знакомые очертания одной Гару, которая носила 2 алмазных серьги в левом ухе и три золотых в правом. Сердце его в последний раз разбилось [лолшто?О_О] перед тем как жизнь покинула тело.
   Нэнси таращилась на землю, где покоился прах убитого. Её голова находилась низко, а лицо носило выражение, которое Джек узнал бы. Ей было одиноко. Слишком, чёрт возьми, одиноко для чьего-либо блага.
   "Я любила тебя, Джек", - прошептала Нэнси достаточно тихо, чтобы собраться это не услышали, - Действительно любила. Но ты просто не можешь жить достаточно хорошо в одиночестве. Ты снова и снова продолжал повторять, что я должна возвращаться к своим."
   Она соскребла пепел воедино и высыпала в сосуд [jar]. Глаза сгорали от слёз, но это было ничто по сравнению с пылающими узами [knot] в её сердце.
   Когда же собрала пепел вместе, то закрыла сосуд и засунула в рюкзак. Пришло время двигаться дальше. Прежде чем вернуться домой, ей предстояло пройти много миль.
   "Они сказали, что я смогу вернуться. Но вначале я должна принести доказательство собственного сражения со Змеем". Со злобой потрясла головой, стряхивая основную часть волос с глаз жестом, который так сильно полюбился Джеку.  "Ты должен был держаться вдалеке от людей. Я бы кормила тебя вечно, Джек. Я бы была хорошей для тебя."
   Слёзы, с которыми она так сильно боролась, потекли из глаз. Нэнси позволила им упасть. Не осталось сил, чтобы сдерживать печаль.
   Последние слова она держала в себе, потому что некоторую правду сказать труднее, чем другую. Гару всегда отдавались во власть своей звериной стороны и при этом сохраняли здравый разум. Но Сородичам приходилось сражаться с их собственными демонами или пасть их жертвой. Эти двое не могут оставаться вместе довольно долго. Общность [близость/союз] предполагает принятие, что различия между их расами было слишком велико, чтобы когда-либо это недооценивать.
   Нэнси начала путь. В движении она изменилась. Это была человеческая девочка, начавшая долгий путь в леса штата Вашингтон. Это была Гару, окончившая путешествие. Со временем она получила право снова бежать вместе со своей стаей. Она заслужила новое имя и великий почёт в глазах своего народа. Лидеры племени восхваляли её свирепость в бою и почти самоубийственную храбрость. Нэнси была даже более яростной, чем до изгнания.
   Никто даже не догадывался о том, что её настоящим желанием было присоединиться к любимому в окончательной смерти.
   Кроме всего прочего она отдала сосуд с прахом Джека, оставив на себе вокруг шеи очень маленький мешочек-талисман [или колдовской] с останками. Напоминание того, что однажды она жила вдали от своего народа и познала мир. Возможно, даже счастье.
   По прошествию многих ночей, когда бои на время прекратились и племя праздновала тяжело давшиеся победы, Нэнси держалась подальше от празднеств, предпочитая вместо этого жить согласно с именем, которое было дано ей душой: Идущая-в-Одиночестве.
« Последнее редактирование: 09 Март 2013, 23:54:13 от Alexandr Archer »
Записан

Alexandr Archer

  • Пользователь
  • **
  • Пафос: 4
  • Сообщений: 22
    • Просмотр профиля
Outcasts - A Players Guide To Pariahs
« Ответ #16 : 10 Март 2013, 02:15:33 »

Введение: Один и Множество

   В этом мире мало места для посторонних. Мир требует подчинённости, послушных овец, следующих горсти лидеров. Индивидуальность плоха. Самовыражение портит и останавливает достижение всеми единства. В результате мы получаем насилие против уникального. Гомосексуалисты подвергаются нападениям из-за опасений и принципов [outrage], религиозные меньшинства преследуются как нехристи (*2), свободомыслящие караются за эксцентричность [проверить правильность времени]. Философия достаточно проста: если ты действуешь или веришь отлично от общей массы, значит с тобой что-то должно быть не так. Если ты не приспособился, то рискуешь получить жизнь в печали и боли. Встаёт вопрос: стоит ли несогласие с правилами большинства всех проблем, которые оно вызывает?
   Несомненно, легче просто согласиться со своими собратьями, бежать вместе со стаей без необходимости бороться в одиночку. Стоит ли индивидуальность клейма изгоя? Стоят ли дорого хранимые ценности брошенных на ветер безопасности и комфорта? Не легче ли спрятать свой позор [shame] и быть в толпе? Не будет ли твоя жизнь легче, если ты отбросишь свои глупые убеждения и станешь ещё одним безликим членом тех, кто "внутри" толпы?
   Это решение, которое каждая личность должна принимать время от времени. Не существует ни единого человека в мире, соглашающегося с каждым убеждением, принятым в качестве верного управляющей группой. Нет ни единого индивидуума, который полностью отрицает общие утверждения. Это наша свобода, наше право и наш долг. Но что случится, если мы скажем "нет", когда спрашивают, верим ли мы, что Бог в Небесах единственная истина (*3)? Какая судьба ждёт нас, если мы единственные, кто чуствует, что аборты должны быть вопросом выбора, а не грехом против человечества? Что случится, если мы рождаемся с иссохшей конечностью или третим глазом? Вполне возможно что ничего, потому мы можем всё ещё соглашаться со всеми во всём остальном. Может быть, мы ещё всё-таки будем приняты, если просто не будем говорить никому правду о том, что чувствуем.
   Можешь ли ты жить таким образом? Можешь принять, что твои верования менее ценны, чем верования находящихся вокруг тебя? Можешь отказаться от мечтаний, потому они социально неприемлимы? Будешь ли терпеть насмешки и упрёки от окружающих тебя людей, потому что ты одет по-другому? Или изменишь свою манеру одеваться, чтобы согласовать с представлением того, каким люди хотят, чтобы ты был. Что если, даже после того как ты старался снова и снова, но всё ещё не принят? Что случаетя, если ты не можешь следовать лидерам, не смотря на угрозу наказания, если не приспособишься?
   Толпа действительно правит [проверить предложение]. История учит этому, по крайней мере. Как минимум, их история. Но всегда находятся несколько индивидов, которые решают, что толпа была неправа. Эти личности оставили свой след в мире, иногда даже заставляя большинство пересмотреть то, что всегда было принято как "хорошо" и "плохо". Обычной ценой для этих радикалов был промежуток времени, когда они не были приняты, несколько лет, когда они были отверженными - париями. Или, во многих случаях, они бедствовали свой век на периферии социума. Что было воспринято большинством как трата времени, стоящая остракизма к этим нонконформистам.
   Но для некоторых, цена была значительно выше. Оплатой за их индивидуальность была смерть. Сильнейшие всё-равно заставляли мир измениться, толкая социум, который их сторонился, пересмотреть, что важно и что принимаемо [приемлимо]. Для тех нескольких, философия или индивидуальность которых стоят потери собственной жизни.
   В Мире Тьмы, этот конфликт между индивидуальностью и обществом, куклой и её хозяивами гораздо более экстримальный. Пока эти точки зрения дискутируются в нашем мире, в Мире Тьмы за них дерутся в кровавых боях.
   В  каждой культуре своё название для отверженных. Гару зовут подобных Ронинами, Сороди Каитиффами, а Просвященные называют их Сиротами и Пустыми. В некоторых случаях, избранный путь жизни этих отверженных вызывает их изгнание. В других, это что-то, делающее их "отклоняющимися". Все эти культуры страдают от общего порока: они верят, что личность, которая отказывается слепо следовать их правилом, является возмутителем спокойствия. Они чуствуют, что те, кто отказались от своей культуры, тем или иным образом нечисты.. (Даже среди Гару, имеющих своих Рагабашей, общественное восстание должно быть оправдано лунным предзнаменованием. Нехватка предзнаменования значит, что восстание не разрешено.)
   Отверженные, конечно же, видят это основание [matter] по-другому. И в этом кроется причина их восстания или изнания.
   Эта книга задумана, чтобы позволить вам играть изгоя в Мире Тьмы. Правила здесь немного отличаются, потому что Ронин не может заслужить Славу [Renown] тем же путём, что и законорождённые члены стаи. Каитифф не может надеяться на престиж среди членов клана, а Пустые практически игнорируются Традициями. Существуют пути вокруг этих проблем. Но правила изменяются, когда вы стоите обособленно в Мире Тьмы.
(*2) - Другими вариантами перевода были: безбожник, язычник, дикарь и необращённый
(*3) - [Сделать сноску про некоторые реалии США тех лет, если она понадобиться читателям. Читатели, а оно  вам надо?]
« Последнее редактирование: 13 Март 2013, 03:34:53 от Alexandr Archer »
Записан

Alexandr Archer

  • Пользователь
  • **
  • Пафос: 4
  • Сообщений: 22
    • Просмотр профиля
Outcasts - A Players Guide To Pariahs
« Ответ #17 : 13 Март 2013, 03:37:00 »

Выставляю на ваш суд ещё один отрывок. Надеюсь, понравится.
Уже начал работу над первой главой. Скоро закончу кусочек с названием "Жизнь среди ненужных"
Записан

Сноходец

  • Ветеран
  • *****
  • Пафос: 94
  • Сообщений: 2464
    • Просмотр профиля
    • Мои переводы
Outcasts - A Players Guide To Pariahs
« Ответ #18 : 13 Март 2013, 09:00:12 »

Читателям потребен хороший перевод. Когда гару имеют своих рагабашей, это не очень хороший перевод.
И да, я ничего не понял по третьей сноске. Что там в оригинале?
Записан
[Москва] Приглашаю на правильный Мир тьмы: охотники, VtM, WtA.

alex56

  • Гость
Outcasts - A Players Guide To Pariahs
« Ответ #19 : 13 Март 2013, 10:02:03 »

Читателям потребен хороший перевод. Когда гару имеют своих рагабашей, это не очень хороший перевод.
И да, я ничего не понял по третьей сноске. Что там в оригинале?
Давайте обойдемся без фраз "не очень хороший перевод".
Если есть замечания, то озвучте их, а главное помогите исправить ошибку.
Записан

Сноходец

  • Ветеран
  • *****
  • Пафос: 94
  • Сообщений: 2464
    • Просмотр профиля
    • Мои переводы
Outcasts - A Players Guide To Pariahs
« Ответ #20 : 13 Март 2013, 10:23:48 »

Алекс, но я именно так и поступил.
Или Вы будете утверждать, что это хороший перевод?
Даже среди Гару, имеющих своих Рагабашей
Тут смысловая, стилистическая и фонетическая ошибка разом.
Должно быть, как минимум, «Даже среди гару, у которых есть рагабаши…»
Записан
[Москва] Приглашаю на правильный Мир тьмы: охотники, VtM, WtA.

alex56

  • Гость
Outcasts - A Players Guide To Pariahs
« Ответ #21 : 13 Март 2013, 10:29:02 »

Должно быть, как минимум, «Даже среди гару, у которых есть рагабаши…»
Вот так намного лучше.

А перевод мне нравится)) Вполне приличный. Не хуже большенства.
Записан

ragday

  • Ветеран
  • *****
  • Пафос: -6
  • Сообщений: 614
    • Просмотр профиля
Outcasts - A Players Guide To Pariahs
« Ответ #22 : 09 Июнь 2013, 13:20:23 »

Большое спасибо за перевод.
"Сердце его в последний раз разбилось [лолшто?О_О] перед тем как жизнь покинула тело."
Я бы перевел как: "Ему разбили сердце последний раз в жизни" или "Она разбила ему сердце прямо перед тем, как жизнь покинула его тело."
========================
"  По прошествию многих ночей, когда бои на время прекратились и племя праздновала тяжело давшиеся победы, Нэнси держалась подальше от празднеств, предпочитая вместо этого жить согласно с именем, которое было дано ей душой: Идущая-в-Одиночестве."
тут неправильный перевод. не "имя, которое было дано ей душой", а "имя, ради которого она продала душу"
========================
"Гомосексуалисты подвергаются нападениям из-за опасений и принципов [outrage], религиозные меньшинства преследуются как нехристи (*2), свободомыслящие караются за эксцентричность [проверить правильность времени]"
тут лучше перевести как "оригинальность", "странность". Эксцентричность имеет несколько иной смысловой оттенок.

Да и в оригинале, имхо, было лучше сказано "за их оригинальность". Предложение так звучит более завершено.
=========================
"Но что случится, если мы скажем "нет", когда спрашивают, верим ли мы, что Бог в Небесах единственная истина"
Как-то неправильно звучит. А как перевести лучше не знаю  :D.
=========================
"В Мире Тьмы, этот конфликт между индивидуальностью и обществом, куклой и её хозяивами гораздо более экстримальный. "
Хозяевами; экстремальный.
=========================
"Что было воспринято большинством как трата времени, стоящая остракизма к этим нонконформистам."
Имхо, либо остракизм, либо нонконформистов нужно перевести более "русскими" понятиями. Очень тяжело читается. Да и, опять-таки имхо, я бы объединил это предложение с предыдущим.
=========================
"Сильнейшие всё-равно заставляли мир измениться, толкая социум, который их сторонился, пересмотреть, что важно и что принимаемо [приемлимо]."
Приемлемо. И лучше будет звучать именно это слово.
=========================
  "В  каждой культуре своё название для отверженных. Гару зовут подобных Ронинами, Сороди Каитиффами, а Просвященные называют их Сиротами и Пустыми"
Сородичи
=========================
"В других, это что-то, делающее их "отклоняющимися"."
Лучше перевести как "другими", "не такими как все".
=========================
"  Отверженные, конечно же, видят это основание [matter] по-другому."
"видят проблему по-другому", "имеют другой взгляд на проблему", "видят вещи по-другому", "видят проблему в другом".
=========================
"Эта книга задумана, чтобы позволить вам играть изгоя в Мире Тьмы."
Имхо, тут правильнее употребить не "играть", а "отыграть".
=========================
"Существуют пути вокруг этих проблем."
Бессмыслица какая-то. Что значит это предложение?

Или Вы будете утверждать, что это хороший перевод?
Лучше плохой перевод, чем отсутствие перевода вообще. Имхо, намного проще толпой привести плохой перевод в надлежащий вид, чем одному перевести хорошо.
« Последнее редактирование: 09 Июнь 2013, 14:02:27 от ragday »
Записан

Alexandr Archer

  • Пользователь
  • **
  • Пафос: 4
  • Сообщений: 22
    • Просмотр профиля
Outcasts - A Players Guide To Pariahs
« Ответ #23 : 26 Август 2013, 04:39:02 »

Совместно со "староприобретённым" напарником по переводу отредактировали ранее публиковавшиеся материалы, а также представляем вам долгожданное обновление.

Идущая-в-Одиночестве
   Вой эхом разносился среди тёмных лесов. Джек Хенсон сел. Инстинкты взяли верх, и он снова встал на ноги, опять двигаясь дальше. Это был настоящий ад.
   Принять факт существования вампиров было достаточно нелегко. И принадлежность к ним не делало это более лёгким. Но оборотни? Нет, ему это не нравилось ни капли. Хуже того, они хотели его смерти. Ничего им не сделал, но не желаем видеть в их лесах. Не более, чем Принцу Сиэттла понравилась бы идея нового вампира на своей териитории
   В лесу было совсем темно, но глаза его со времени Становления изменились. Джек мог видеть всё так же ясно, как если бы солнце сияло над ним. Это было хорошо, хоть и звуки преследования слегка сводили с ума.
   Разочаровавшись и устав, он наконец-то решил попробовать что-нибудь другое, вместо того, чтобы убегать по земле. Вампир взобрался на дерево. Думал, что если Медведи не могут лазать по деревьям, так значит и монстры не смогут.
   С нового пункта наблюдения Джек мог увидеть зверей, от которых убегал, даже более ясно, чем действительно хотел бы. Четыре огромные возвышающиеся горы шерсти и когтей. Он мог почти что почуствовать их расстройство от преследования. Леса, обычно шумные даже в такой поздний вечер, были тихими. Исключением были задыхающиеся рычания существ снизу. Джек был рад отсутствию собственного сердцебиения. Мог выдать даже такой маленький звук.
   Один из них заговорил, гортанно и неестественно: "Он ушёл вглубь деревьев. Это, либо же земля поглотила его."
   Джек обхватил руками толстый ствол сосны, на которую взобрался, и застыл. Боковым зрением он видел, что лидер группы смотрел непосредственно на место передышки. Сейчас в любую секунду он мог бы окликнуть их, чтобы все увидели, где он находился.
   "Пожалуйста, Господи, - думал он, - не позволяй им увидеть меня". Мысль превратилась в мантру, бесконечный поток молящегося, который сфокусировался на выживании на протяжении следующих несколько часов. Не дыша, не двигаясь, только дожидаясь их ухода.
   Десять минут спустя, оборотни с чувством отвращения сдались. В конце концов, он сумел от них спрятаться. Несмотря на облегчение, Джек оставался неподвижным ещё несколько минут, отсчитывая секунды в голове. Когда же беглец наконец-то рискнул шелохнуться, то обнаружил, что руки его стали идентичны дереву по текстуре и цвету.
   Две ночи спустя, почти в сотне милях вдали от места, в котором была изучена маскировка, Джек встретил другого оборотня.
   Голодный и одинокий, наш Каитифф провёл последние четыре ночи в бегах и ещё не нашёл ничего кроме человеческой крови, что задержалось бы в его желудке. Когда же увидел в сиянии костра сидящую в одиночестве женщину, то подошёл. Частично ради компании и общения, но также и из-за того, что желудок требовал питания. Даже жарящийся на костре кролик пах хорошо, не смотря на осознание того, что даже попытка поесть подобное может послать через желудок разрушительные болевые волны.
Записан

Alexandr Archer

  • Пользователь
  • **
  • Пафос: 4
  • Сообщений: 22
    • Просмотр профиля
Outcasts - A Players Guide To Pariahs
« Ответ #24 : 26 Август 2013, 04:41:38 »

   Задолго до того, как он фактически подошёл к костру, женщина заметила его. Она пристально смотрела во тьму и наблюдала за тем, как он подходил. Не сказала ничего, когда он вошёл в край света от костра. Её лицо было застывшим, осторожным и готовым к любым возможным его действиям. Чтобы показать свои мирные намерения, он поднял руки над головой.
   - Я не причиню никакого вреда. Но здесь холодно, и я подумал, что могу разделить с вами костёр.
   Когда девушка заговорила в ответ, Джек понял, что она была значительно моложе его, чем показалось впервые. "Да. Ты можешь присоединиться ко мне. Только не подумай ничего лишнего. Я более стойкая, чем кажусь." Он поблагодарил её, и они сидели в тишине близ комфортного пламени.
   Девушка сняла свой ужин с самодельного вертела и положила на жестяную тарелку из рюкзака. Когда она предложила ему порцию, Джек просто потряс головой. Он смотрел на трапезу, загипнотизированный пульсирующей под загорелой кожей кровью, а также игрой мышц при жевании и проглатывании. Две алмазные серьги на левом ухе и три золотые на правом уловили свет костра и мстительно отразили его обратно.
   - Как давно ты на этом пути?, - спросила она
   - Каком пути?, - вопрос встревожил его. Понадобилось мгновение, чтобы осознать что она имела ввиду.
   - У тебя нет сердцебиения. Не дышишь. Как долго ты являешься Кровососом?
   - Я не кровосос, я вампир, - он вложил обиду в комментарий. Быть сравненным с кровососущим увальнем не подходило его самооценке.
   - Без разницы. Вы оба питаетесь кровью, - она посмотрела на собеседника, и тот мог увидеть, что она забавляется его реакцией.
   Наконец-то, неспособный придумать ничего остроумного или глубокого в ответ, Джек пожал плечами и ответил: "Около трёх месяцев. Не рекомендую, кстати. Быть мёртвым отстой."
   - Я думала, что вампиры были не-мёртвыми.
   - Плевать. Я всё ещё не рекомендую подобного, - желудок становился всё голоднее, и Джек ненавидел ту свою часть, которая всёрьез раздумывала просто наброситься на девчонку и взять то, в чём он нуждался.
   "У меня здесь есть ещё один кролик. Кровь не тёплая или ещё какая-то, но если для тебя она будет пригодной, то приступай". Угощение принял охотно, выпивая бледную холодную часть его обычного корма с удовольствием. Немного утолило жажду.
   Он сжал кулаки и снова сел, игнорируя то, как взывала к нему кровь. После ещё нескольких минут, она протянула свою руку. А когда посмотрел пристально, то смог увидеть вены на её запястье. Бледную голубую линию под кожей. "Выпей сколько нужно, но не бери слишком многого".
   "Я... Я не хочу причинять тебе вред", - он колебался, но девушка терпеливо продолжала протягивать своё запястье. Джек заставил себя не иссушать её с области воротника. Вместо этого, расположил рот возле вены и укусил так нежно, как только мог, наслаждаясь вкусом этого предложения. Она зашипела после его первого глотка, хотя и осталась там, где была.
   После нескольких мгновений он слизал маленькую рану на её запястье и откинулся назад. "Спасибо",- парень был и благодарен, и смущен.
   Она пожала плечами: "Нам всем нужно питаться." На мгновение посмотрела и получила изучение себя в ответ. Не красавица, но выглядела симпатично. Причёска была дикой и развивающейся на ветру, а лицо уж очень скуластым. То, как она вела себя, было тоже необычно, слишком уж уверенно для столь юного возраста. Не напыщенно или притворно, больше похоже на невольную, почти хищнецкую поступь.
   - Ты тот, за кем они гнались?
   - Тот, за кем гнались?
   - Стая к северу отсюда. Оборотни
   - Да. Как ты узнала об этом?
   - У меня очень хорошие уши
   - Ни у кого нет ушей настолько хороших
   - Что ж, просто скажем так: ты и я бежали в одном направлении, - она смотрела вдаль от него, разочарование было очевидным.
   - От чего ты убегала?
   - Не от чего. Куда, - она подбросила небольшую горсть веток в огонь, смотря как хворост занялся пламенем, - Я думала, что ты ещё один Ронин.
   - Ещё один кто?
   - Ронин. Отверженный Гару, - тон её голоса и выражение печали на лице показало обычную нужду в этих словах, - Я думала, что ты являлся таким же, как и я.
   Они снова сидели в тишине, слушая звуки леса позднего вечера. Когда Джек заговорил снова, то ответил чувству за её словами, а не на сами слова: "Да, я тоже был одиноким." Девушка обернулась к нему и нерешительно улыбнулась. В тот момент они стали друзьями.
   Её звали Ненси Медисон. Новая знакомая объяснила, что месяцем ранее обладала вторым именем, особым титулом, данным оборотнями: Коготь-Гайи. Имя, дарованное в качестве награды за неистовство в бою. Когда она была изгнана из Гару, они забрали это имя и своё общество вместе с ним.
   Несколько ночей после этого, когда они узнали немного больше друг о друге, и Джек счел безопасным задавать вопросы, он наконец-то спросил про её уединённое существование. "Почему они выгнали тебя?"
   "Гару?",- она нахмурилась, оттряхивая волосы оттуда, где они падали на глаза. Они пристально смотрели в тишине друг на друга на протяжении нескольких секунд, пока она под конец не пожала плечами:" Они не придерживаются тех же убеждений, что и я. Мне нравится город."
   - Не пойдёт. Ты уже сказала мне, что есть две стаи, живущие в городах.
   - Да. Но они не согласны с моим образом жизни.
   - Почему?
   - Ты чертовски настырный.
   - Почему бы и нет? Я рассказал тебе свою историю. Что же так плохо в твоей, что мы не можем обсудить это?
   - Хорошо, - Ненси выпрямила плечи, уставившись на него вызывающе, - Мне нравится время от времени принимать несколько незаконных наркотиков. Гару утверждают, что это делает меня "заражённой Змеем". Они сказали, что я не могу вернуться, пока не исправлю своё поведение.
   - Хрень собачья. Я ни разу не видел, что бы ты принимала какие-либо наркотики. А я питался тобой достаточно раз, чтобы знать об этом.
   - Так возможно, что я больше не принимаю наркотиков. Ты задумывался над этим?
   - Так почему ты не вернёшься к ним?
   Нэнси долго молчала. Её тёмные глаза были устремлены в пространство. На что-то, что Джек не смог бы увидеть. Но когда заговорила снова, страдания в голосе были заметно глубокими: "Боюсь, что они отвергнут меня. Я не хочу быть одной, Джек. Я не могу быть в одиночестве."
   Он протянул свою холодную безжизненную руку и нежно сжал её тёплую и живую: "Ты не одна, у тебя есть я."
   Они ничего не сказали друг другу оставшуюся часть ночи.
   Также, как и Джек изучал Ненси, она приходила ко всё большему представлению о нём. Они путешествовали вместе, оставаясь преимущественно в лесах и всегда передвигаясь ночью. Во время путешествия они рассказывали дргу другу про жизни, которые они когда-то вели и странные убеждения их необычных сообществ. Оборотни боролись, чтобы спасти мир от силы, называющейся Змеем. Если это значило убивать людей и уничтожать города, да будет так. Гару, казалось, ненавидели города и все, что они символизировали, хотя было и несколько исключений. Вампиры, казалось, хотели только своей собственной уединённости, а также питаться людьми с мест, где живут. Сородичи желают удостовериться, что города будут сохраняться вечно, обеспечивая, чтобы люди присутствовали всегда. Больше людей означает лучшие запасы еды.
Записан

Alexandr Archer

  • Пользователь
  • **
  • Пафос: 4
  • Сообщений: 22
    • Просмотр профиля
Outcasts - A Players Guide To Pariahs
« Ответ #25 : 26 Август 2013, 04:43:20 »

   Джек и Ненси согласились, что обе группы имели веские причины для своих желаний, но более того, обе казались слишком чрезмерными в своем поведении и убеждениях. Они обсуждали политику и религию, музыку и фильмы, которые им нравились. Время шло, и двое стали неотделимыми сторонами жизни друг друга. Когда одиночество сжимало сердце одного, другой был рядом, давая поддержку. Когда призраки прошлого приходили за Джеком, Ненси была рядом, что бы рассеить страхи и гнев. Он с рвением возвращал услугу.
   Естественно, Судьба разъединила их.
   После полугода передвижений через маленькие города и жизни на открытом воздухе, Джек и Ненси прошли через то, что не может быть забыто. Ненси повела себя немножко чёкнуто. На протяжении трёх ночей она была вспыльчивой, отвечая лишь немногословно. На четвёртую ночь, они взорвалась, когда Джек попытался добиться рассказывания Ненси о том, что её тревожит. Её единственный ответ в тот момент был бессмысленным для Джека, но позже он понял его значение. "Ты изменился, Джек. Ты не тот, кем был во время нашей встречи", - печаль в её голосе была загрязнена обвиняющими в предательстве нотками.
   На пятую ночь Джек проснулся и обнаружил, что его долговременной компаньонки нигде не было рядом. Несколько часов поиска доказали дальнейшую бесполезность данной затеи. Они находились глубоко в фермерских угодьях, где люди жили в гармонии с землёй. Пока Ненси отсутствовала, Джек научился понимать то, о чём его предупреждал принц Сиэттла. Он осознал, почему Сородичи называют себя Проклятыми.
   На третью ночь уединения, за час или около до того, как рассвет послал Джека обратно в холодную землю, возле фермы он нашёл одинокую кормящую цыплят женщину. Её волосы всё ещё были влажными от утреннего душа, а пар взвивался с её тела в прохладный утренний воздух. Лишь на мгновение он посмотрел на неё как мужчина на женщину, восторгаясь земной красотой и звучанием её голоса, поющего кусочки песни, ранее не слышимой Джеком. Потом голод вернулся, и проведённое на крови животных время наполнило демонов его души волной ярости.
   Он смутно припоминал голос женщины в то время, когда она увидела его приближение. Боялся, что девушка начнёт кричать до того, как прикроет рукой ей рот и вонзит зубы в её шею. После он мог только погрузиться в тёплый красный поток её угасающей жизни.
   Спал он в тот день так, как редко до этого. Умиротворённо. Только после очередного самовыкапывания из земли Джек действительно подумал про то, что сделал. Словом, пробивавшимся сквозь разум, было "убийца". Он убил невинную женщину, чтобы насытить омерзительные желания собственного тела. Хуже того, он наслаждался этим.
   Следующие две ночи Джек провёл прячась глубоко в лесах, содрогаясь в ужасе от того, во что он превратился. На третью же отважился в дальнейшем ограничиться только питьем коровы из близлежайшего поля. Хотя Джек и управился с поеданием и удержанием животной крови, оно не содержало в себе особого возбуждения, как в той забранной силой фермерской девушке. Он испивал досыта, но был всё ещё голоден, когда с утренними лучами отходил ко сну.
   Во время отсутсвия Нэнси, практически месяц по подсчётам Джека, он поглотил кровь семи человек. Двое из них остались живы, помня инцидент. К неведению Джека, один из выживших был Кинфолком из Гару. [разбирающиеся в линейке Оборотней, скажите, пожалуйста, правильно ли я в данном контексте перевёл термин Kinfolk]
   Они пришли в часы дня. Семь сильных. Звери вытащили его из-под земли и прижали к поверхности. Дикарские лица уставились на вампира сверху вниз в то время, когда солнце выжигало его глаза из черепа. Последним услышанным звуком был рык удовлетворения, сорвавшийся с губ одного из них. Последним увиденным были слишком знакомые очертания одной Гару, которая носила 2 алмазных серьги в левом ухе и три золотых в правом. Она разбила ему сердце прямо перед тем, как жизнь покинула тело.
   Нэнси уставилась на землю, где покоился прах убитого. Её голова находилась низко, а лицо носило выражение, которое Джек узнал бы. Ей было одиноко. Слишком, чёрт возьми, одиноко для чьего-либо блага.
   "Я любила тебя, Джек", - прошептала Нэнси достаточно тихо, чтобы собраться это не услышали, - Действительно любила. Но ты просто не можешь жить достаточно хорошо в одиночестве. Ты снова и снова продолжал повторять, что я должна возвращаться к своим."
   Она соскребла пепел воедино и высыпала в сосуд. Глаза сгорали от слёз, но это было ничто по сравнению с пылающим узором в её сердце.
   Когда же собрала пепел вместе, то закрыла сосуд и засунула в рюкзак. Пришло время двигаться дальше. Прежде чем вернуться домой, ей предстояло пройти много миль.
   "Они сказали, что я смогу вернуться. Но вначале я должна принести доказательство собственного сражения со Змеем". Со злобой потрясла головой, стряхивая основную часть волос с глаз жестом, который так сильно полюбился Джеку.  "Ты должен был держаться вдалеке от людей. Я бы кормила тебя вечно, Джек. Я бы была хорошей для тебя."
   Слёзы, с которыми она так сильно боролась, потекли из глаз. Нэнси позволила им упасть. Не осталось сил, чтобы сдерживать печаль.
   Последние слова она держала в себе, потому что некоторую правду сказать труднее, чем другую. Гару всегда отдавались во власть своей звериной стороны и при этом сохраняли здравый разум. Но Сородичам приходилось сражаться с их собственными демонами или пасть их жертвой. Эти двое не могут оставаться вместе довольно долго. Союз предполагает принятие, что различия между их расами было слишком велико, чтобы когда-либо это недооценивать.
   Нэнси начала путь. В движении она изменилась. Это была человеческая девочка, начавшая долгий путь в леса штата Вашингтон. Это была Гару, окончившая путешествие. Со временем она получила право снова бежать вместе со своей стаей. Она заслужила новое имя и великий почёт в глазах своего народа. Лидеры племени восхваляли её свирепость в бою и почти самоубийственную храбрость. Нэнси была даже более яростной, чем до изгнания.
   Никто даже не догадывался о том, что её настоящим желанием было присоединиться к любимому в окончательной смерти.
   Кроме всего прочего она отдала сосуд с прахом Джека, оставив на себе вокруг шеи очень маленький мешочек-талисман с останками. Напоминание того, что однажды она жила вдали от своего народа и познала мир. Возможно, даже счастье.
   По прошествии многих ночей, когда бои на время прекратились и племя праздновала тяжело давшиеся победы, Нэнси держалась подальше от празднеств, предпочитая вместо этого жить согласно с именем, за котрое она бы продала душу: Идущая-в-Одиночестве.
Записан

Alexandr Archer

  • Пользователь
  • **
  • Пафос: 4
  • Сообщений: 22
    • Просмотр профиля
Outcasts - A Players Guide To Pariahs
« Ответ #26 : 26 Август 2013, 04:57:20 »

Введение: Один и Множество

   В этом мире мало места для посторонних. Мир требует подчинённости, послушных овец, следующих горсти лидеров. Индивидуальность плоха. Самовыражение портит и останавливает достижение всеми единства. В результате мы получаем насилие против уникального. Гомосексуалисты подвергаются нападениям из-за опасений и принципов, религиозные меньшинства преследуются как нехристи (*2), свободомыслящие караются за оригинальность. Философия достаточно проста: если ты действуешь или веришь отлично от общей массы, значит с тобой, должно быть, что-то не так. Если ты не приспособился, то рискуешь прожить жизнь в печали и боли. Встаёт вопрос: стоит ли несогласие с большинством всех тех проблем, которые оно вызывает?
   Несомненно, легче просто согласиться со своими собратьями, бежать вместе со стаей без необходимости бороться в одиночку. Стоит ли индивидуальность клейма изгоя? Стоят ли дорого хранимые ценности брошенных на ветер чувств безопасности и комфорта? Не легче ли спрятать свой позор и слиться с толпой? Не будет ли твоя жизнь легче, если ты отбросишь свои глупые убеждения и станешь ещё одним безликим членом тех, кто "внутри" толпы?
   Это решение, которое каждая личность должна принимать время от времени. Не существует ни единого человека в мире, что соглашается с каждым мнением своих правящих кругов. Нет ни единого человека, который полностью отрицает общие утверждения. Это наша свобода, наше право и наш долг. Но что случится, если мы скажем "нет", когда спрашивают, верим ли мы, что Бог в Небесах является единственной истиной (*3)? Какая судьба ждёт нас, если мы единственные, кто чуствует, что аборты должны быть вопросом выбора, а не грехом против человечества? Что случится, если мы рождаемся с иссохшей конечностью или третим глазом? Вполне возможно что ничего, потому мы можем всё ещё соглашаться со всеми во всём остальном. Может быть, мы ещё всё-таки будем приняты, если просто не будем говорить никому правду о том, что чувствуем.
   Можешь ли ты жить таким образом? Можешь принять, что твои верования менее ценны, чем верования находящихся вокруг тебя? Можешь отказаться от мечтаний, потому они социально неприемлемы? Будешь ли терпеть насмешки и упрёки от окружающих тебя людей, потому что ты одет по-другому? Или изменишь свою манеру одеваться, чтобы согласовать с представлением того, каким люди хотят, чтобы ты был. Что если, даже после того как ты старался снова и снова, но всё ещё не принят? Что случается, если ты не можешь следовать лидерам, не смотря на угрозу наказания, если не приспособишься?
   Толпа действительно правит. История учит этому, по крайней мере. Как минимум, их история. Но всегда находятся несколько индивидов, которые решают, что толпа была неправа. Эти личности оставили свой след в мире, иногда даже заставляя большинство пересмотреть то, что всегда было принято как "хорошо" и "плохо". Обычной ценой для этих радикалов был промежуток времени, когда они не были приняты, несколько лет, когда они были отверженными - париями. Или, во многих случаях, они бедствовали свой век на периферии социума. Что было воспринято большинством как пустая трата времени, нонкомформисты восприняли как остракизм.
   Но для некоторых, цена была значительно выше. Оплатой за их индивидуальность была смерть. Сильнейшие всё-равно заставляли мир измениться, толкая социум, который их сторонился, пересмотреть, что важно и что приемлемо в данном случае. Для других, потеря их философии или индивидуальности была равносильна смерти.
   В Мире Тьмы, этот конфликт между индивидуальностью и обществом, марионеткой и её хозяевами гораздо более экстремальный. Пока эти точки зрения существуют в нашем мире, в Мире Тьмы из-за них происходят кровавые бои.
   В  каждой культуре своё название для отверженных. Гару зовут подобных Ронинами, Сородичи Каитиффами, а Просвященные называют их Сиротами и Пустыми. В некоторых случаях, избранный путь жизни этих отверженных приводит их к изгнанию. В других, это что-то, делающее их "не такими как все". Все эти культуры страдают от общего порока: они верят, что личность, которая отказывается слепо следовать их правилам, является возмутителем спокойствия. Они чувствуют, что те, кто отказались от своей культуры, тем или иным образом нечисты.. (Даже среди Гару, имеющих своих Рагабашей, общественное восстание должно быть оправдано лунным предзнаменованием. Нехватка предзнаменования значит, что восстание не разрешено.)
   Отверженные, конечно же, видят эту реальность по-другому. И в этом кроется причина их восстания или изнания.
   Эта книга задумана, чтобы позволить вам отыграть изгоя в Мире Тьмы. Правила здесь немного отличаются, потому что Ронин не может заслужить Славу тем же путём, что и законорождённые члены стаи. Каитифф не может надеяться на престиж среди членов клана, а Пустые практически игнорируются Традициями. Существуют пути вокруг этих проблем. Но правила изменяются, когда вы стоите обособленно в Мире Тьмы.

(*2) - Другими вариантами перевода были: безбожник, язычник, дикарь и необращённый

(*3) - Имеется ввиду социальная ситуация вокруг религиозного самосознания американцев. Вопрос: нужна ли здесь подробная сноска с объяснением данных реалий?
Записан

Alexandr Archer

  • Пользователь
  • **
  • Пафос: 4
  • Сообщений: 22
    • Просмотр профиля
Outcasts - A Players Guide To Pariahs
« Ответ #27 : 30 Август 2013, 06:56:28 »

Глава 1 [продолжение перевода]

Жизнь среди ненужных

[Примечание переводчиков: первый абзац не был полностью переведён по причине недостатка специфической о клане Тремер. Просим помощи в данном куске текста.]

   [курсив]Следующие далее файлы были изъяты из убежища Кладиуса Максимуса, fiend клана Тремер, и стали доступны вам с позволения Хораса Слатера,  ... Заметьте, пожалуйста, что определённые части этой работы требуют перевода и что не все переводы гарантированно точны. [/курсив]
   В моих изучениях различных кланов я прошел через множество ссылок к "слабокровным", или же лишенным клана Каитиффам. Каитиффы и в самом деле являются самым необычным случаем, и очаровывающим меня. Не смотря на, что эти неприсоединившиеся Сородичи являются вроде как слабее остальных кланов, я прошёлся по различным упоминаниям о как минимум 15, которые были достаточно сильны не только для создания новых вампирических Дисциплин, но даже передать их новые способности их потомству.
   Кто-то почти уверен, что Каитиффы были более сильны, чем любой выходец из клана, что, в свою очередь, приводит к мысли о том, что бесклановые Сородичи могут быть ответственны за несколько из многих линий крови, которые начали представлять себя самостоятельно. Лично я предпочитаю идею, что линии крови - просто остаки различных кланов, уничтоженных во время падения Второго Города, но здесь может быть потенциал для манипуляции и вампирского потомства, если Каитиффы действительно способны порождать новые линии крови. Тем не менее, я должен указать, что большая часть Каитиффов настолько удалена от Каина, что создаваемые ими Дисциплины слабы и редко получают возможность быть разработанными полностью. В том числе потому что их создатели весьма скрытны и отказываются признавать, что создали ранее неизвестные способности. Того хуже, некоторые из исследованных мной Каитиффов отказывались признавать, что создаваемые ими Дисциплины могут быть изучены по той причине, что они просто предугадали интуитивно эту способность и потом научились развивать то, что по их заявлению пришло инстинктивно. Сама по себе концепция, что Дисциплины могут быть созданы просто мыслями нелепа, но также имеет умопомрачительные последствия.
   Одна из захваченных мной Каитиффов клялась мне под сильным давлением, что её сир был из Носферату, несмотря на отсутствие явных патологий и обычных ожидаемых от членов этого жуткого клана характеристик. Женщина заявила, что её изгнали из её родного города (Париж, штат Техас, если быть точным*), потому что Носферату отталкивало её отсутствие уродливости от деформации. Таковы истории несчастных и, стыдно сказать, бесполезных Каитиффов, которые те создают, чтобы казаться частью нашего общества. Тем не менее, насколько же жалкой она должна была быть, чтобы хотя бы не взять имя официального клана, с которым она могла бы соотноситься.
   Следуя далее, я получил запись Каитиффа, заявлявшей, что она существует как вампир уже восемь столетий, а также что она была отдалена от Каина всего лишь пять раз. Несмотря на потрясающую демонстрацию силы, великолепного знания истории с точки зрения Сородичей и её отличное знание более сорока языков и трёхста диалектов, мне было трудно поверить, что она является той, за кого себя выдаёт. Я поступил также, внимательно её изучил и сделал заметки о её необычных способностях, в надежде, что смогу полностью опровергнуть её заявления позднее.
   Ещё один заявил, что его человеческую сущность изменило не Становление, а эксперименты, проводимые никем иным, как членами моего собственного клана. Он клялся, что в его тело не вливали жидкостей, а также не давали еды. Вампир просто посмотрел на него и пробормотал несколько слов. Полная чушь, конечно же. Если бы это было возможно, я уверен, что ни один Тремер не создал бы Каитиффа таким образом. Проще говоря, бесклановые это ошибка.
   Следующая запись является выдержкой из серии вопросов, заданных признанному Каитиффу, доктору Соломону Грею, дело номер 47. Он заявлял, что принял Становление от члена клана Вентру, что меня нисколько не удивляет. Он определённо ведёт себя также напыщенно, как и обычный Вентру. Наш добрый доктор, к слову, также хвастается обширными исследованиями истории и традиций Каитиффов.
Записан

Alexandr Archer

  • Пользователь
  • **
  • Пафос: 4
  • Сообщений: 22
    • Просмотр профиля
Outcasts - A Players Guide To Pariahs
« Ответ #28 : 30 Август 2013, 06:59:16 »

[Примечание: шрифт дешифрованного письма отличается от общего шрифта в книге]

Начало дешифровки
   Они не прислушиваются. Вентру, Тореадоры, и даже Бруджо настолько закостенели в своих взглядах, что отказываются признавать любое потенциальное применение Каитиффов. Но это их проблема, а не моя. Моя проблема в том, что они даже не признают наше право на существование среди них, кроме как второсортных граждан.
   Они забывают о том, что никто не просит становиться Каитиффом.
   Я раньше думал, что существование вампиром должно являться вершиной всего, что было честью и привилегией. Я понятия не имел, что эти ублюдки могут вести себя настолько по-людски в своих действиях. Когда я рос, МакКарти хранил страну в безопасности от безбожных коммунистов, стуча в двери и допрашивая любого, кто был отличен от нормы. Под отличием я имею в виду цвет их кожи, их религиозные верования и доставляющие им радость занятия. Помоги вам Боже, если вы были евреем или мусульманином, и будьте очень вежливы, если ваша коже недостаточно белого цвета для соседей. Когда я начал тусоваться в среде вампиров, я думал, они будут другими; от тех, кого я встретил, я узнал, что даже пол не имеет значения. Все были равны, объединённые проклятием Каина. В этом проклятии я видел своеобразное спасение.
   Что я могу сказать о Становлении? Оно выбило всё дерьмо из борьбы за старые американские ценности в месте, в котором находились деревни, чьи названия я не могу произнести, даже если Элвис, предположительно, дрался из-за всех сил здесь, в Корее. Всё это просто было не для меня, поэтому я сымитировал собственную смерть в автокатастрофе и принял Становление вместо того, чтобы идти сражаться с безбожными китайцами, или кто там был ещё. Мы все совершаем ошибки.
   Вначале всё было в порядке. Все Сородичи, которых я встретил, относились ко мне хорошо, даже Носферату. Они были уродливы, как сам грех, но достаточно добры как только ты перестаёшь обращать внимание на запах и их внешность. Когда клан обнаружен, что я "слабокровен", начались неприятности. Я сам хотел служить принцу и старейшинам, даже подчиняться удушающим правилам, которыми они меня сковали, и всё, что я услышал в ответ: "Извини, но ты и тебе подобные не нужны нам в Денвере. Возможно, ты будешь более счастлив в месте с большим количеством людей." Даже Мистрина, мой собственный сир, испытывала отвращение от одного лишь взгляда на меня.
   [/другой шрифт + жирный + подчёркнутый](На этом месте я должен прервать дешифровку. Не смотря на слова доктора Грея, большинство Каитиффов, с которыми я встречался, не имели понятия, кем были их сиры. Я глубоко убеждён, что этот недостаток подготовки сиром - одна из основных причин слабой крови бесклановых. Т.к. никто не обучает их Дисциплинам, я думаю, они просто учатся на случайных примерах. Они наблюдают за Сородичами и копируют способности, которые те используют, а также часто учатся на множестве других примеров. Один мой знакомый, Карл Шрект, уверен, что большая часть этих жалких существ способна учить свои Дисциплины просто читая любую выдумку, относящуюся к вампирам. Я считаю, что его исследования могут принести некоторые плоды.)[/]
   У меня не было выбора. Я мог жить где-нибудь ещё или сдохнуть в городе Майл Хай. Я несколько зависим от жизни, поэтому сбежал оттуда. Вы когда-нибудь пытались убедить нового принца в новом городе, принять вас, когда вы говорите правду? Для клановых это может сработать безукоризненно, но когда ты Каитифф, эта теория рушится на глазах. Болдер не захотел принимать меня, Аспен постоянно отмазывался фразами, типа: "Извините, и хорошего вам дня." Наконец-то, я получил разрешение находится на территории Лас Вегаса, но только после того, как поклялся в верности Джованни. Они, похоже, не возражали против нескольких новых Сородичей поблизости до тех пор, пока эти новые Сородичи следовали убеждениям группы.
   Джованни интересны в этом смысле. Я и трое других Каитиффов получили работу в качестве силовиков. Нам платили достаточно неплохо, не говоря уже о том, что у нас было право находится в городе, пока мы занимались всякой грязной работёнкой - хоронили тела там, где нам говорили капо, и держали рот на замке. С помощью некоторых кланов, в основном тех, что находятся в стороне от Камарильи, можно достаточно неплохо поддерживать своё существование и всё ещё говорить правду о себе. Чёрт возьми, я понимаю, что Саббат также примет тебя... по крайней мере, они так говорят. Но от других я слышал, что то, что Саббат обещает и то, что он даёт - две разные вещи.
   После 15 лет пребывания у Джованни мальчиками на побегушках, нам дали возможность формально присоединиться к клану, с Узами Крови и обещанием, что мы никогда не расскажем другому клану правду о себе. Я и Маленький Джон сразу же согласились. Дория Натчез сказала, что мы должны подумать, а Ники Валтон моментально отказался. После исчезновения Ники, Дория передумала и присоединилась к нам. Пребывая с Джованни и будучи частью семьи, мы некоторое время чувствовали себя комфортно. Они принимали нас, как равных, предлагая нам деньги, кровь и братство. Пока Маленький Джон не решил, что он хочет получить право стать сиром. Дон Майкл отказал ему. Джон воспринял это в штыки. Думаю, прошло не многим меньше месяца, когда пошли слухи о том, что Джованни приняли нескольких Каитиффов и назвали их своей семьей.
« Последнее редактирование: 04 Сентябрь 2013, 06:09:40 от Alexandr Archer »
Записан

Alexandr Archer

  • Пользователь
  • **
  • Пафос: 4
  • Сообщений: 22
    • Просмотр профиля
Outcasts - A Players Guide To Pariahs
« Ответ #29 : 30 Август 2013, 07:01:31 »

Перевод теперь проходит вместе с соавтором. Как переводчик, известен в анимешных кругах под ником Siegfried Calibur.
Записан