Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: Работа № 9  (Прочитано 1029 раз)

alex56

  • Гость
Работа № 9
« : 06 Август 2012, 16:22:46 »

– Миронов Кирилл Эдуардович. – На фотографии из окна машины крайне недовольно смотрел классический «король вечеринок». – Когда и как пробудился неизвестно. Надо полагать, что кто-то поспособствовал, ради возможности прикоснуться к красивой жизни. Судя по тому, что единственная сфера, владение которой он демонстрирует – это корреспонденция, пробудил его кто-то из виртуальных мальчиков. Ну или девочек.
Докладывающий пожевал губами. Здесь, в классической русской избе, с печью, стоящей явно не для красоты и всевозможными горницами и полатями, он почти физически ощущал свою чужеродность. Аккуратный костюм, который подошел бы менеджеру среднего звена, разложенные на деревянной столешнице пластиковые папки с аккуратными распечатками выглядели в этом архаичном интерьере как следы краски из аэрозольного баллончика, нанесенной поверх какого-нибудь полотна, украшающего стену картинной галереи. Однако, его собеседница казалось и не замечала подобного несоответствия.
 – Только одна сфера? И что он проявляет в ней какие-то особенные успехи?
 – На самом деле нет. Маг он чрезвычайно слабый. Тут дело несколько в другом. Он является представителем золотой молодежи. Причем его родственные связи обеспечили ему некоторый социальный вес, а позже и синекуру, позволившую, что называется сесть на трубу. Вот тут все данные. – Женщина мельком взглянула на открытый собеседником разворот, жестом предложив продолжать рассказ. – После пробуждения он не изменил своим привычкам, стараясь заполучить социальный статус, оказывая бюрократическое давление на представителей магического сообщества.
 – Честно говоря, я не совсем понимаю, почему ты пришел с этим ко мне. Я оказываю совершенно определенные услуги, и в данном случае не вижу повода для их применения. Насколько я знаю, подобным зарвавшимся молодчикам очень быстро обламывают крылья совсем другие люди. Почему вы не пошли к этому герметисту, декану университета? Уж что что, а в закулисных интригах он мастер какого еще поискать. Или хорист из синагоги? Ну или... Да много кто может этого выскочку на место поставить.
 – Все так, но не совсем. Видишь ли, когда он только появился все, о ком ты только что говорила приняли его с распростертыми объятиями. Молоденький неофитик, достаточно слабый, чтобы без проблем пускать ему пыль в глаза, и достаточно влиятельный, чтобы обеспечить своим гуру множество приятных бонусов. Вот только у неофитика не хватило мозгов, чтобы отличить божий дар от яичницы. Пару раз его приглашали на собрания коллегии, и каждый раз наши светила купались в хамстве этого бонвивана, умевшего только заглядывать в школьные раздевалки, и считавшего себя при этом ровней мастерам сфер.
Губы женщины скривились в ухмылке.
 – Могу себе представить. Ну и почему же его после этого не раскатали по паркету?
Мужчина откинулся назад, однако, вспомнив, что сидит на лавке, неуклюже дернулся и вернулся в прежнюю позу.
 – Сложно наверняка сказать. Может просто мараться не захотели, может все-таки рассчитывали что-то от него получить. Важно что он продолжал вращаться по внешним орбитам магического сообщества, и нахватался, скажем так, разного. При этом пользуясь негласным покровительством наших ферзей.
 – Ну и что? Традиции – это не мафия чтобы наказывать тех кто слишком много знает. У нас знания в почете. Да и вообще, ты говоришь, что он пользуется негласным покровительством верхушки. Я не собираюсь становиться козлом отпущения, знаешь ли!
В конце совей тирады женщина дала волю эмоциям, повысив голос и встав, опираясь на стол. Ее собеседник, напротив никак не отреагировав на эту вспышку продолжил говорить спокойным тоном.
 – Не волнуйся, совет будет тебе только благодарен за решение этой проблемы. Видишь ли, мальчик начинает вести себя слишком нагло, и при таком раскладе им скоро кто-нибудь да заинтересуется. При этом он уже слишком многое знает, и вряд ли станет хранить чужие секреты.
 – Да уж, бонзы сами себе придумали геморрой. – Женщина весело улыбнулась, ее похоже забавляло трудное положение, в которое попали сильные мира сего. – Ну и все равно, почему я? Почему не какой-нибудь эвтанатос? Как я понимаю, подобных людей они вполне должны считать лишними. А то что ты от меня хочешь, это аморально в конце концов.
 – Что там о ком считают эвтанатосы, знает только ихнее колесо судьбы. Да и убивать мальчишку в любом случае нельзя. Я же говорил, он по профессии сын, и его смерть будет расследоваться довольно тщательно. Кстати, хорошо, что ты заговорила о морали. Еще одна причина того, что обратиться решили к тебе в том, что Кирюша провозгласил себя воплощением Кроули. Великого зверя. Ну ты знаешь, как совет относится к подобным закидонам. Так он еще потребовал, чтобы ему подарили юную деву.
 – О! Как мило. Значит я стану жертвой Великого зверя? – Женщина придвинула к себе папку. – Продолжай рассказывать.
***
 – Кирилл Эдуардович, к вам посетительница. Не называется, но говорит что вы ее ожидаете. Прикажете просить?
 – Ну, проси. Посмотрим, кого я там ожидаю. Узнаем, какое подношение к моим ногам кладет этот мир.
Интерьер зала выглядел так, словно никак не мог решить, чем же ему стать. Минималистичный хай-тек здесь соседствовал с аляповатой роскошью. На золотистых шелковых обоях висели фотографии инсталляций современных художников. Хозяин дома, одетый в банный халат стоял у бильярдного стола. Примериваясь кием к очередному шару, он приподнял голову, когда дворецкий ввел в комнату нежданную гостью. Забыв о столь занимавшем его мгновение назад шаре, мужчина выпрямился и мельком глянул на свое отражение в зеркале за барной стойкой.
 – Добрый день. Чем могу быть полезен столь очаровательной особе.. и в столь неурочный час? – От нагловатого прононса, которым Кирилл разговаривал со слугой не осталось и следа. теперь в его голосе рокотали низкие обертона, должные по мнению хозяина, мгновенно лишать воли к сопротивлению любую особь женского пола.
 – Здравствуйте. Меня зовут Марина. Вербена. Меня прислали к вам. – Гостья немного замялась. – Преподнести подарок.
По мере того, как смысл слов доходил до молодого человека, его собеседница наблюдала разительную перемену. Только что породистое и благородное лицо расплылось сальной ухмылкой, и глаза маслянисто заблестели.
– Значит эти старые пердуны признали-таки Великого Зверя. – Зло хохотнув, он швырнул кий на бильярдный стол. – Ну давай, красотка, преподноси свой подарок.
Обойдя стол, мужчина направился к своей гостье. Девушка же, в это мгновение, она была именно девушкой, столь беззащитно выглядела ее стройная фигурка, чуть помявшись, резким угловатым движением протянула что-то обеими руками.
 – Что это? – Мужчина удивленно уставился на протянутый предмет. Им оказалась плоская деревянная дощечка, на которой одна над другой были грубо вырезаны три сидящие обезьянки, в знакомых всем позах «ничего не вижу, ничего не слышу, ничего никому не скажу». Приняв деревяшку, мужчина повернулся к полке, уставленной различными колониальными товарами.
- Ты что, правда думаешь, что тебя прислали передать мне эту фигню? Нет, дурочка, мой подарок это ты. Эти твои могущественные слюнтяи поняли, что имеют дело с человеком железной воли, и предпочли меня задобрить живой игрушкой.
Швырнув фигурку на полку, Кирилл обернулся и тут же отпрянул. Гостья стояла прямо у него за спиной. Взгляд ее спокойных глаз уперся в расширившиеся от страха зрачки бравировавшего всего секунду назад мужчины.
 – И чего же ты хочешь тогда?
 – А! – Вскрик никак не соответствовал образу человека железной воли. – Ты чего?!
 – Я спрашиваю, что я могу сделать для вас, раз меня принесли вам в дар. – Скромно опущенный взгляд, и сложенные лодочкой руки, эта поза ничем не напоминала то, что нувориш видел перед собой только что, и к нему довольно быстро вернулась нагловатая уверенность.
 – Правильный вопрос. Хвалю детка. Следуй своим желаниям, ибо каждый мужчина есть бог, и каждая женщина есть богиня. – Голос мага торжественно пророкотал, однако, почти сразу на лице вновь появилась ухмылка. – Впрочем, к тебе это не относится. Сегодня ты просто моя вещь.
Проведя ладонью по волосам девушки, Кирилл с силой оттянул их назад.
 – Однако, ты красивая вещь, так что сначала я хочу похвастаться тобой.
***
Вечер тянулся очень долго, но вместе с тем, закручивался все стремительнее. Начав его в ресторане, Марина и Кирилл перебрались затем в закрытый ночной клуб, а оттуда, в компании других прожигателей жизни отправились в загородный дом одного из приятелей мага.
На каждом этапе напитки, которые выбирал для себя Кирилл, содержали все больше алкоголя. Раскрасневшийся, с заплетающимся языком, он то начинал цитировать «Книгу Закона», то принимался расписывать будущую жизнь своей новой наложницы. Марина же, в начале вечера выглядевшая как воплощение скромности, все больше начинала походить на ту классическую гордую ведьму, которой хромой бес советовал никогда ничего не просить у сильных мира сего, ибо настанет время и они сами придут и дадут все, что та пожелает.
Но вот, наконец, вечер, сменившийся ночью, а после и ранним утром, перешел к своему логичному финалу. Утащив Марину в одну из спален, Кирилл развалившись сидел в кресле. Он уже высказал свои пожелания, и теперь ждал, когда стоящая перед ним женщина начнет их исполнять. Однако то, что произошло, никак не соответствовало его ожиданиям. Марина стояла в паре метров, и вдруг его голова резко дернулась в сторону и на щеке начал проступать алый след от ладони.
 – Ну все, хватит. – Донеслось откуда-то сбоку.
Кирилл попытался вскочить, однако обнаружил, что не может пошевелиться. Более того, он лежал на бильярдном столе и его руки и ноги были прочно привязаны к угловым лузам. Рядом Марина, с собранными в хвост волосами, снимала с себя клеенчатый передник, на котором алели свежие потеки.
 – Теперь слушай. Тот подарок, что я тебе преподнесла, я вживила в твою грудину. Это довольно милый артефакт. Он будет питаться твоей силой, так что не рассчитывай, что сможешь сотворить хоть простенькое заклинание. Кроме того, он не позволит тебе ни говорить о ком-либо из нас, ни даже воспринимать нас как магов. Все, аривидерчи. Придумай своему холую какую-нибудь историю поправдоподобней.
Девушка собрала свои инструменты, среди которых в основном были разного рода костяные и каменные ножи, в обшитый карманами пояс, к нему же прицепила свернутый фартук и, прикрыв все это подолом платья, направилась к двери. Взявшись за ручку, она остановилась и, немного подумав, снова подошла к бывшему магу.
 – Да, вот еще что. Не стоит звать себя не то что великим, а даже просто зверем. Ты вообще не понимаешь, что это значит. Потакать своим капризам – это не то же самое, что следовать своей воле. Но даже и это никакого отношения не имеет к зверю. Зверь делает не то, что хочет, а то что нужно. То, что единственно правильное. И если ты загоняешь зверей в угол, то единственно правильным будет пройти сквозь тебя. Ну а то, что вы называете звериной жестокостью – это просто то наиболее естественное, что вы можете получить за свои действия. Я представляю, каково тебе будет знать о существовании магии, чувствовать, что она все время где-то рядом с тобой, но иметь возможности ни прикоснуться к ней, ни даже рассказать. Ну вот, на этом все. Не забывай.
С этими словами, мастер сфер и матриарх общины вербены вышла из зала.
Записан