Глава 2: Кланы Каина

- Не ожидал увидеть тебя здесь, Обертус.

Фразу произнесло множество голосов, которые исходили из скопления нечеловеческих ртов, украшавших стены собора. Викос не дрогнул перед этой демонстрацией власти. Показать страх значило признаться в слабости, а слабости здесь было не место.

- Не думал, - сказал он, - что вас можно застать врасплох, Превосходительство. Тем более в вашем собственном доме.

На этот раз говорил один голос, шедший из разверзнувшейся у Викоса под ногами горловой щели:

- У вечно меняющегося нет дома, Обертус. Это церковь, а не гнездо.

- Ах, да. Собор Плоти. Мои извинения, Превосходительство.

- Да, собор. Ты пришел помолиться? Я так не думаю.

Из перегородки в дальнем конце залы появился пожилой мужчина. Казалось, что плева не пропускает, а словно бы рождает его.

- Я принес весть от моего владыки Дракона, и я буду рад сообщить ему, что Великий Изверг Йорак благословил меня, явив свое истинное обличье.

Воистину, увидеть Йорака в теле, напоминающим человеческое, было великой честью.

- Не выводи меня из себя, Обертус. Ты не хуже меня знаешь, что для того, кто принял изменение, истинного обличия не существует. Это лишь временное проявление.

С этими словами существо вывернулось назад, как снимаемая с трупа кожа, и голос, порожденный вибрацией растянутых вдоль сводчатого потолка собора голосовых связок, продолжил:

- Так какую же весть ты принес?

- Честолюбивые замыслы воеводы Рустовича стоят на вашем пути, Превосходительство. Наш так называемый предводитель полагает, что ваше влияние на прочих Метаморфов нашего клана представляет угрозу его власти. Он планирует лишить их этой поддержки.

- И как же он планирует сделать это, Обертус?

- Пока что это неизвестно, Превосходительство, но ваш брат по крови счел, что с его стороны будет разумно передать вам предостережение.

Сказав так, Викос развернулся и вышел, не дожидаясь, пока Йорак отпустит его. Великий Изверг не мог пренебречь полученными сведениями, но ему пришлось бы потратить силы, чтобы удостовериться в обоснованности тревоги. Силы, которые не будут пущены на то, чтобы помешать продвижению Обертуса в долину Олта.

- Неплохо, - раздался бестелесный голос. Йорак, скорее всего, понял замысел Викоса, и Обертус на краткий миг почувствовал вкус победы – ощущение, к которому он уже начал привыкать.

- Но помни, Мика Викос, - продолжил Йорак, - мне известна твоя ложь. Вся твоя ложь.

На Викоса нахлынул ледяной ужас, заставивший сжаться его неживые внутренности. К этому ощущению он не привык.

Глава 2: Кланы Каина

За дела ваши я прокляну всех вас,
Но не горсткой слов,
А каждого по его природе,
Каждого по его злодеянию.
Да воцарится мое проклятие в вашей крови навеки,
Да будет оно передано объятием
Каждому из детей ваших и детям ваших детей.

- Фрагменты из Эрджияса, VI (Прегрешения)

Становление – это одновременно и смерть, и перерождение. Птенец, вырванный из привычной круговерти, прощается с дыханием и человеческой жизнью. Вопросы семьи, расы и пола при столкновении с Проклятием и Кровью становятся неважными. Но человеческий ребенок, явившись в этот мир, уже несет в себе черты родителей, и точно так же прошедший через Объятие вампир получает свое наследство. Дитя вампира буквально получает кровь своего сира, которая награждает его многими качествами. Это наследие включает склонность к определенным Дисциплинам и подверженность изъянам, передающимся от Патриархов. Клан подразумевает и некоторые социальные особенности, точно так же, как происхождение в человеческом обществе. Одни кланы, как считается, существуют для того, чтобы править, другим уготована ученость, третьим же выпала более скромная участь. Это убеждение лежит в основе деления кланов на Высокие и Низкие.

Высокие кланы1

В любом сообществе, даже среди Проклятых, есть те, кому самой судьбой предназначено править. Можно даже сказать, в особенности среди Проклятых, так как Зверь побуждает многих Каинитов к подавлению, порабощению и подчинению тех, кто окружает их. На протяжении тысячелетий эта жажда власти принимала разные формы. В древних городах Месопотамии и Греции Каиниты были темными богами и полубогами, языческими чудовищами, в обмен на кровь дарующими свое покровительство. В Риме они стали императорами и сенаторами ночи, главенствовали на советах и устраивали самые пышные и разнузданные оргии. В холодных лесах дальнего севера вампиры выдавали себя за духов войны и природы. В Восточной Европе эти одновременно благородные и подлые создания с давних пор были хозяевами семейств, где царило кровосмешение.

Многие из Проклятых в последние столетия приняли феодальную систему, и именно Высокие кланы стали в ней правящим классом. Феодализм Каинитов возник по тем же причинам, которые привели (продолжали приводить, так как шел только 1230 год) к распространению феодализма среди смертных: правителям и их подданным нужно было установить надежные личные отношения друг с другом. Связующей силой феодализма стала присяга, приносимая и правителями, и подданными. Подданный клялся владыке или владычице в верности, во время войны помогая правителю силами своих рыцарей, а в мирное время – отдавая ему часть прибыли от своих владений. Владыка, в свою очередь, клялся должным образом заботиться о своих вассалах, не требовать от них слишком многого и поддерживать стабильность и безопасность, без которых невозможно процветание. Во времена беспорядков и хаоса личная связь между вассалом и сеньором добавляла надежности и близости таким отношениям. Присяга приносилась не далекому императору, а барону или герцогу, который был хорошо известен и с которым постоянно велись какие-нибудь дела.

Можно сказать, что среди Проклятых этот стимул обрел еще большую значимость. Каиниты – своевольные, независимые существа, они с недоверием относятся к тем, кого не видят. Поэтому клятва в верности (иногда подкрепляемая сверхъестественной силой уз крови, см. далее) куда более надежна, чем привязанность к секте или клану. Вассал связан с князем личными отношениями, установившимися между двумя монстрами и опирающимися на их добрую волю. Это взаимовыгодные и довольно гибкие отношения – каждый из участников, принимая решение, обязан соизмерять свои желания с мнением второй стороны. Когда в конце Долгой Ночи монархи вышли из тени, феодальная структура позволила им наилучшим образом организовать свои выводки. Создания, которые некогда правили как боги (Митра) или старшие жрецы (Монтано), стали королями.

Высокие кланы – это шесть крупнейших линий крови, которые приняли феодальную систему и прочно срослись с ней. Самосознание членов клана по большей части основано на их участии в феодальных или полуфеодальных отношениях – по крайней мере, так обстоят дела в Европе. "Типичный" Вентру, Ласомбра или Тореадор – это вассал какого-нибудь князя, уважающий положение этого князя (хотя бы до поры до времени).

Роль Наследников

Наследники (последователи Дороги Королей) с полным правом могут гордиться собой. Воистину, своим текущим состоянием феодализм Каинитов во многом обязан их учению и их наставникам. Именно Наследники начали пропагандировать феодализм с расчетом на Проклятых, заметив его первые проявления среди смертного стада и подогнав его под свои собственные обстоятельства. И именно Наследники поддерживают прочность феодальной системы. Зачастую наставники и ученые Пути становятся свидетелями различных клятв между вассалами и сеньорами. Они распространяют истории о клятвопреступниках и тех, кто отверг систему, чтобы никто их этих изгоев не мог найти убежища при других дворах или в орденах. Ходят слухи о Наследниках, которые считают своим долгом выслеживать и уничтожать клятвопреступников и Одиночек.

Мифы и удобные заблуждения

Только самые юные и неопытные существа могут поверить, что Высокие и Низкие кланы разделяет непроходимая пропасть. Начнем с того, что по всей Европе можно найти сильных князей-выходцев из Низких кланов, в том числе и Роке Памплонского2 и Этьена из Акры. Личные достижения почти всегда ставятся выше происхождения. К тому же старейшины помнят прошлые порядки, когда ночью правили совсем другие кланы. Так, в Риме власть поровну делилась между Ласомбра, Вентру и Малкавианами, а якобы высокородные Бруха и Цимисхи считались там чужаками и недотепами. Те, кто путешествовал по землям Леванта, рассказывали о сообществе Проклятых, в котором к самым уважаемым кланам относятся Ассамиты, Ласомбра и даже Носферату.

И все же в Детях Каина кровь дает о себе знать. Клан – это не просто удобство, обеспечиваемое Объятием, и высокородные вампиры могут сослаться (и ссылаются) на множество причин, по которым именно им предназначено править. Ниже приводятся самые распространенные из этих обоснований:

Первородство.

Самое общее обоснование первенства Высоких кланов заключается в том, что они – потомки старших из Патриархов. Согласно их представлениям, предками Высоких кланов были те представители Третьего поколения, которые первыми приняли Объятие, и вполне возможно, что только эти Обращения и были разрешены или запланированы Вторым поколением. Это возвышает их над остальными Проклятыми. Помимо основной версии, у теории первородства есть множество вариаций, зачастую противоречащих друг другу. Вентру заявляют, что их основатель был первым потомком Еноха (первого из Второго поколения). Кто-то говорит, что все Высокие кланы происходят от одного представителя Второго поколения. Другие утверждают, что они были порождены двумя вампирами из первой троицы. Некоторые доказывают, что прародители Высоких кланов были обращены за несколько веков до обращения родоначальников Низких кланов и правили в идеальном Втором Городе до появления своих младших братьев и сестер. Так или иначе, но высокородные вампиры часто называют себя "первыми проклятыми", что прямо указывает на теорию первородства.

Благословение Каина.

Вторая по распространенности теория гласит, что высокородные кланы или их основатели некогда получили благословение от самого Каина. Некоторые считают, что Третий Смертный благословил только их Объятие, а значит, только их потомков и можно назвать его законными наследниками. В других преданиях говорится, что прародители Высоких кланов в первые ночи заслужили его одобрение (разгадав заговор тех, в ком течет подлая кровь, согласно большинству историй). Особой популярностью эта версия пользуется среди фанатичных последователей дорог (в основном Дороги Королей и Дороги Небес), поскольку она позволяет надеяться на благословение и, возможно, даже спасение от Каина, Темного Отца.

Измена во Втором Городе.

Эта теория является как бы обратной стороной предыдущей и гласит, что на самом деле не Высокие кланы были награждены, а Низкие кланы были наказаны. В основе этой версии лежат предания об уничтожении Второго поколения и падении Второго Города. Высокородные вампиры рассказывают о прародителях Низких кланов (и их малопонятных "выводках"), которые убили своих родителей и тем самым навлекли на себя проклятие Каина и его верных внуков. Часто эта теория используется вместе с двумя предыдущими, чтобы подчеркнуть разницу между Высокими и Низкими кланами. Первые проклятые говорят: "Мы получили благословение, вы же – дважды Прокляты".

Бруха

Бруха – воины, но их война всегда ведется за правое дело. Огненный жар страсти горит в их холодных мертвых сердцах и подвигает их на героические поступки, которые, как они верят, могут направить мир по верному пути. Когда Каин убил своего брата, он сбил мир с нужного курса. Сотворенный им ужас должен быть исправлен, и Бруха намереваются сделать это. У каждого конкретного члена клана есть свой взгляд на то, как это должно быть сделано, и он пытается привнести свои воззрения в реальность посредством аргументов, манипулирования и силы оружия.

В ранние ночи страсть не была чертой Бруха. Основатель клана, Троиль, получил становление за свою холодную мудрость. Присущая ему способность оценивать достоинства идеи без участия эмоций привлекла внимание его сира и грандсира. Но за долгие годы, что он был лишен солнца, он заметно отдалился от людей Первого Города и собственных детей. Он создавал теории, и его эксперименты для их проверки становились все более жестокими. Он приносил в жертву живых и Проклятых лишь для того, чтобы удовлетворить свое праздное любопытство.

Один из его детей, чье имя потеряно во времени, не мог больше просто наблюдать за его жестокостью. Он мечтал о мире, где люди и Каиниты пришли хотя бы к пониманию. Он пытался убедить сира отказаться от своих жестоких привычек. Когда Троиль надменно отверг аргументы своего отпрыска, тот оказался на грани безумия и бросился на своего сира. Долгое время не практиковавшийся в рукопашном бое Троиль пал под кулаками и клыками своего потомка. Когда тот испробовал крови своего сира, то уже не смог остановиться. Спустя несколько минут Троиля не стало.

Из тени вышел сам Каин, и лицо его было мрачно от гнева. «Никогда более никто из моего потомства не выпьет души другого. Я проклинаю тебя. Да будешь ты вовеки алкать мудрости своего родителя, и да станешь ты жертвой ярости, которая привела тебя к этому дьявольскому деянию».

Отпрыск присвоил себе имя своего сира и занял его место среди Третьего Поколения. Он принял тяжесть проклятия Каина, но по-прежнему боролся за собственное видение лучшего мира. Его страсть, подобно пожару, охватывала его детей, и сперва он радовался их фанатичному рвению сделать мир лучше.

В городе Карфаген Троиль (младший) и его дети работали над тем, о чем он мечтал в ранние ночи: обществе, где смертные и Каиниты могли бы взаимовыгодно сосуществовать. Но он увидел, что некоторые члены его клана снова и снова повторяют его ошибки, давая волю своему гневу. В отчаянье он покинул Карфаген и больше его никто не видел. Карфаген все дальше отдалялся от идеала, пока наконец в его стенах не начали принимать поклоняющихся демонам Баали. Вскоре другие кланы под руководством римских Вентру уничтожили эту мерзость.

Бруха до сих пор сражаются для того, чтобы улучшить мир, и провал их великого замысла лишь подогрел их кровь. По прошествии веков мир, похоже, еще больше отклонился от нужного курса. Людские религии, философии и идеи множились, утверждались и умирали, и клан все сильнее расходится во мнениях о том, как именно можно направить мир в верном направлении, и даже само это верное направление стало предметом для споров. Многие молодые члены клана больше не следуют мудрости своих старейшин.

Кровь призывает их к немедленным действиям, а не многовековым наблюдениям ради понимания структуры и законов общества. Старейшины просто качают головами и вспоминают ложные мечты своей юности.

Некоторые Бруха придерживаются великих религиозных и философских идей прошлого, другие следуют новым верованиям и идеалам, с равной убежденностью и силой веря в то, что именно им известно, как спасти мир. Кое-кто даже переходит от идеи к идее в поисках той, что зажжет их воображение и подвигнет к созданию лучшего мира. Все они придерживаются своих идеалов так стойко, что любой крестоносец позеленеет от зависти.

Прозвище: Фанатики.

Внешность: Бруха всегда выбирают себе потомков среди лучших из людей, поэтому большинство из них сильны, хорошо сложены и обладают представительной внешностью. Выбор, как правило, осуществляется в соответствии с идеалами о пригодности, а не мимолетными представлениями о красоте. Например, их женщины скорее эффекты, чем красивы. Увлеченность клана человеческой философией и принятие ее идей позволяет Бруха быть в курсе моды смертных, и большинство носит одежду, характерную для их местности. Многие из них одеваются весьма изысканно, словно идеальный наряд способен помочь им в создании идеального мира.

Убежище и добыча: Практически все без исключения Бруха выбирают существование среди суеты смертных, чаще всего - в городах. Как правило, они выбирают места, где живут известные мыслители или верующие. Обычно сир и дитя живут вместе, и птенец долгое время слушает наставления своего родителя и занимается физической подготовкой. В последние годы молодые Каиниты со сходными воззрениями стали организовывать совместные убежища. Большинство Бруха охотятся на вялых, слабых, невежественных людей или тех, кто выступает против идей, которые они поддерживают. Невежи все равно послужат им, даже если не видят истины.

Становление: Бруха ищут в будущих потомках три качества: приверженность идее, ум для осуществления этой идеи и страсть, чтобы претворить ее в реальность. Многие выбирают себе детей из высших слоев общества, считая, что только там можно найти наиболее достойных. Однако небольшое, но вполне заметное число Бруха выбирает для Становления низкорожденных, которые показывают достаточно рвения, веры и силы духа, чтобы привлечь внимание бессмертных Фанатиков.

Создание персонажа: Большинство Бруха в качестве первичных выбирает Физические или Ментальные Атрибуты. Младшие члены клана, как правило, первичными берут Физические Атрибуты. Социальные Атрибуты чаще всего оказываются третьестепенными. У представителей клана часто бывают холодные и отчужденные Маски, при этом всем Бруха свойственны страстные, даже агрессивные, Натуры. В основном предпочтение отдается балансу между боевыми Навыками и Познаниями. Недавно получившие Становление Бруха обычно первичными берут Таланты, так как сиры предпочитают лепить из своих детей то, что больше соответствует их идеалам. Большинство членов клана следует Дороге Человечности, Дороге Небес или даже Дороге Королей.

Клановые Дисциплины: Стремительность, Могущество, Присутствие.

Слабости: Из-за проклятья Каина, наложенного на первого диаблериста, ярость основателя клана бежит по венам всех Бруха. Их нрав всегда готов вырваться наружу, что делает их более подверженными безумию по сравнению с другими Каинитами. Сложность бросков на безумие для Бруха всегда на 2 выше стандартного значения.

Организация: Бруха увлечены самыми различными идеалами Темного Средневековья, поэтому им все тяжелее работать сообща. Обычно сир и его птенец проводят вместе несколько лет, в течение которых птенец проходит обучение у сира. Часто отпрыск находит собственные цели и начинает руководствоваться ими, когда сочтет нужным, не дожидаясь формального освобождения. В некоторых больших городах группы Бруха раз в несколько лет собираются на великий совет, на котором каждый высказывает свое мнение касательно мира и роли клана в нем. Иногда на этих собраниях им удается принять значимые решения, а умелые страстные ораторы увлекают своими идеями многих собратьев. Однако для этого им обычно неделями приходится участвовать в дебатах и спорах.

Цитата: Пройдет несколько лет, ты обретешь мудрость и увидишь, почему твое предложение ошибочно. Я искренне верю, что в данной ситуации мой способ позволит нам всем достичь наилучших результатов.

Стереотипы

Высокие Кланы: Без сомнения, у них есть определенные идеалы. Однако слишком часто эти идеалы эгоистичны и служат лишь благу отдельно взятого Каинита, достигаемому за счет его собратьев и всего мира в целом.

Низкие Кланы: Некоторые из них невежественны и не заслуживают ни нашего внимания, ни нашего презрения. Но есть среди них и те, кто несет новые идеи, которыми нам не следует пренебрегать.

Ласомбра: Крадущиеся в тенях – это оживленные трупы, в которых содержится все дурное, что только есть в нашем мире.

Малкавианы: Если мудрость привела нас к гневу, то прозрение привело детей Малкава к безумию. Ты можешь многое узнать из их слов, но не забывай об осторожности.

Тореадоры: Как и мы, они ищут мудрость на путях человека. В отличие от нас, они находят лишь развлечения и игры.

Вентру: Мы ненавидим их, потому что они положили конец нашей величайшей попытке сделать мир лучше. Мы жалеем их, потому что все, на что они способны – это поддерживать существующий порядок.

Каппадокийцы

Для Каппадокийцев их клан зачастую означает как происхождение, так и философские взгляды. Большинство Каппадокийцев увлечены концепцией смерти и посмертия, и в особенности их интересует, что происходит, когда бессмертная душа покидает тело. Некоторые из них при жизни были учеными, кто-то - людьми веры или философами. Их любознательные натуры сохраняются даже после Становления, и хоть тела Каппадокийцев похожи на трупы, их умы живы и стремятся разгадать метафизические тайны ночи. Их исследования и пристрастия наиболее сильно отражены в их извращенной Дисциплине Мортис.

Однако в пределах этого архетипа так называемые Гробокопатели сильно разнятся между собой. На каждого члена клана, который во время Крестовых Походов был священником, приходится рыцарь, который сражался в этих же священных войнах. Капподакийцы не являются политически сильным кланом, они получили свое место среди Высоких Кланов благодаря знаниям, мудрости и связям. Наиболее политически активные из них действуют как советники князей, визири смертных королей, а ученые обычно обитают в монастырях или грабят кладбища для своих «исследований» за завесой смертности.

Считается, что клан происходит из глубин Анатолии или Армении – некоторые легенды клана упоминают пески пустынь, подземные города и холмистые равнины. Прародитель клана, известный как Каппадоций (что означает всего лишь «родом из Каппадокии»), оставил своим детям немалую свободу действий, попросив лишь об одном: чтобы они продолжали искать ответы на вопросы о посмертном бытии. Ученые полагают, что многие Каппадокийцы проводят свои ночи в холодных объятьях торпора или же скрываются на сарацинском Востоке, из чего можно сделать вывод, что раньше они встречались гораздо чаще, чем в нынешние ночи.

Они неорганизованны и обитают на обширных территориях, при этом многие члены клана уважают знания и в определенное время собираются в храмах, библиотеках и университетах. Здесь они советуются друг с другом касательно того, что они узнали, обмениваются кощунственными тайнами, святыми истинами и сплетнями. Говорят, что духовным центром клана является величественный храм в Эрджиясе, что в Анатолии, где леди Констанция выполняет обязанности жрицы и оракула. Там же находятся отрывки Книги Нод, которые были собраны к концу 12 века. Несмотря на то, что мало кто из Каппадокийцев (и никто из чужаков) видел Эрджияс, ходят слухи о тайных и куда более пугающих храмах, в том числе и о забытых некрополях, сохранившихся с былых времен.

Клан Каппадокийцев, чьи члены отличаются широким кругозором и любовью к странствиям, распространился по всей Европе и даже на восток и юг. Коптские монастыри в Африке служат убежищем для Гробокопателей, как и дворы пашей Леванта и даже залы Джованни, семьи венецианских купцов, которые, по слухам, сильны в искусстве некромантии. Это космополитичный клан, среди его членов можно встретить выходцев как из бедняков, так и из аристократов или священников. Для Каппадокийцев острый ум важнее происхождения, и любой Каинит с пытливым разумом может обрести уважение сира и товарищей.

Другие кланы считают Каппадокийцев скрытными и зловещими, что не так уж далеко от истины. Владение Дисциплиной Мортис и соответствующие изыскания невозможны без терпеливых исследований и большого количества мертвой плоти. Члены клана могут уходить в отшельничество на десятилетия, выходя из своих лабораторий и убежищ лишь ради питания и поиска подопытных (которые нередко являются и тем, и другим). Однако за темной стороной скрывается серьезная духовность многих Каппадокийцев. Их исследования делают их холодными, чуждыми и потерянными для мира смертных, однако они погружаются в тайны, которые менее увлеченные Каиниты или смертные даже вообразить не в силах.

Прозвище: Гробокопатели.

Внешность: Из-за клановой слабости все Капподакийцы отличаются мертвенной бледностью и изможденными телами. Многие пытаются скрыть свою трупообразную внешность, хотя в некоторых случаях она не так уж и заметна. Обычно они носят одежду, соответствующую их статусу, от ряс священников и ученых до торжественных одеяний придворного или даже разлагающихся лохмотьев гробокопателя.

Убежище и добыча: Каппадокийцы обычно устраивают свои убежища подальше от мира смертных и даже других Каинитов, чтобы можно было в уединении заниматься исследованиями или же проводить пугающие эксперименты вдали от посторонних глаз. Такими убежищами являются неиспользуемые помещения замков, забытые подвалы, канализации и водохранилища времен Рима.

Из всех Высоких Кланов Каппадокийцы обладают наименее разборчивым вкусом в отношении жертв. Многие из них считают Поцелуй естественной необходимостью и отрицают эмоциональный всплеск, ощущаемый хищником и его добычей. Многие Капподкийцы готовы питаться животными или даже трупами, но свежая человеческая кровь все же предпочтительней. Выбирая себе в жертву человека, Гробокопатели зачастую ведут себя столь же скромно, как и в окружении Каинитов, и осмотрительно питаются отбросами и париями человеческого общества.

Становление: Будучи одержимыми нездоровыми идеями, Каппадокийцы обычно дают Становление тем, кто заинтересован в смерти или же каким-то образом работает с ней, или чьи ученые таланты могут пойти на пользу интеллектуальным и духовным целям Гробокопателей. Солдаты, священники, отшельники, гробокопатели, люди, заподозренные в колдовстве, - вот кто становится членами клана Каппадокийцев. К тому же создается впечатление, что клан не так сильно подвержен предрассудкам относительно европейского происхождения, как прочие Сородичи, и принимает в свои ряды персов, мавров и прочих чужеземцев.

Создание персонажа: Первичными для Каппадокийцев обычно становятся Ментальные Атрибуты и Познания. Концепции, Натуры и Маски обычно созерцательны и задумчивы, Значения Добродетелей обычно близки к крайностям, поскольку этот аспект личности бывает или сильно развит, или же полностью забыт после Становления. Дополнения, как и прочие стороны личности Каппадокийца, в основном служат тому, чтобы сделать его самодостаточным или по крайне мере уважаемым в глазах других. Капподакийцы следуют всем основным Дорогам, но чаще всего Дороге Греха или Небес. Наиболее духовные и пугающие члены клана следуют собственной Дороге Костей.

Клановые Дисциплины: Прорицание, Стойкость, Мортис.

Слабости: Каппадокийцы несут на себе отпечаток смерти, что делает их кожу холодной и похожей на кожу трупов. Не важно, сколько витэ потратит Каппадокиец, у него никогда не появится «живой румянец», как у других Каинитов. Это мрачное состояние усиливается с годами, и некоторые из наиболее почитаемых Каппадокийцев внешне похожи на сморщенных мертвецов. Сложность Социальных бросков (любых, основанных на Социальном Атрибуте) увеличивается на 1.

Организация: Каппадокийцы выглядят одиночками, однако их пытливая натура заставляет их поддерживать связь друг с другом. В некоторых случаях они организуют братства или общества ученых со сходными идеями, кто-то может создать путешествующую котерию для поиска утраченной реликвии. Иногда образуются группы связанных узами товарищества интеллектуалов, обменивающихся своими наблюдениями. У клана нет формальной иерархии (однако большинство с уважением относится к жрецам Эрджияса), так что отдельно взятый Гробокопатель самостоятельно разбирается со своими социальными порывами.

Цитата: Наше посмертие – проклятие или возвышение? Нет простого ответа. Этот вопрос преследует нас с тех пор, как Бог изгнал Каина.

Стереотипы

Высокие Кланы: Мы числимся среди них, но я не помню, чтобы нам был предоставлен выбор.

Низкие Кланы: Если бы даже у меня было сочувствие, едва ли я стал бы тратить его на этих ублюдков.

Бруха: Слишком многие из них забыли о первой половине своей роли философов-королей.

Цимисхи: Они жестоки и невежественны, они ищут лишь тайны возвышения плоти.

Вентру: Надменные и тщеславные, но все же сильные лидеры, они становятся сильнее благодаря нашим советам. Однако их положительные качества часто затеняются их эгоизмом.

Ласомбра

Клан Теней, славный своим коварством и утонченностью, считает себя самым совершенным кланом, призванным править миром совершенной крови. Ласомбра верят, что Низкие Кланы существуют лишь для того, чтобы нести бремя проклятия Каина, а Высокие Кланы (под управлением высшего клана, естественно) являются наследниками его величия. Они являются воплощением Божественного Права и идеальным образцом Каинита. В результате Ласомбра не считают никого другого из Каинитов равными себе, однако они охотно признают, что у каждого клана есть свое место в обществе Каинитов. Просто это место находится ниже, чем место Ласомбра.

С ранних ночей клан Ласомбра был связан с землями вокруг Средиземного моря, где, как говорят, много тысячелетий назад родился и стал немертвым основатель клана. С тех пор его темное семя буйно разрослось, затронуло все окружающие прибрежные земли и острова, в том числе и Иберию, Италию, Северную Африку и Византию. Центром его темного домена является Кастель-д-Омбро (Замок Теней) в Сицилии, где, по слухам, сам Древний спит, время от времени пробуждаясь от дремы. В эти ночи пилигримы Ласомбра приходят отовсюду, чтобы посетить теневой остров и пообщаться с Патриархом их крови, царем царей среди Каинитов, или же его почетным регентом, Монтано.

Одна из черт, которая характеризует Ласомбра, - это ненасытная жажда власти во всем многообразии ее проявлений. От тихих келий монастырей до блистающих залов королевских дворцов, Ласомбра повсюду пытаются запустить свои теневые щупальца в любую сферу влияния, которая им доступна. Согласно легендам клана, эти амбиции являются лишь проявлением их внутренней борьбы. Ласомбра утверждают, что их проклятье – существовать в качестве вечных проводников самой Бездны, что они навеки обречены на противостояние с внутренней тьмой своей неживой природы. Это проклятье дает Ласомбра инстинктивное понимание того, что нежизнь – это не просто существование хищника, и многие из них стремятся победить во внутреннем конфликте, воссоединившись с божеством. Одна привычка клана подпитывает другую, и духовные откровения отправляют многих Ласомбра в объятья Церкви – величайшего источника власти в Средневековье. Эта монолитная организация, от низших прихожан до самого папства, пронизана интригами клана и их смертных агентов. Многие наиболее выдающиеся члены клана имеют тесные связи с религиозными организациями смертных, как, например, архиепископ Амбросио Луис Монкада, кастильский служитель с немалой властью в клане.

Распространение ислама на Иберийском полуострове внесла ужасный раскол в клан. Во времена золотого века халифата Кордовы многие мусульманские Ласомбра обладали обширными владениями, что послужило сигналом к началу теневой войны против христианских членов клана, которые покушались на их земли. Даже Amici Noctis (Друзья Ночи), тайный правящий совет клана, был расколот религиозной враждой, однако многие старейшины все же поддержали Реконкисту смертных.

Христианская фракция начала «Теневую Реконкисту», чтобы изгнать соклановцев-мусульман, однако не так давно течение людских судеб заставило ее свернуть с пути. Ходят слухи, что Монтано заключил тайное соглашение, которое позволило бы Ласомбра-мусульманам, признавшим победы христиан (и отвергшим своих мусульманских союзников из других кланов), сохранить свои владения в разрастающихся Кастилии и Леоне. Если это соглашение и существует, есть Ласомбра, которые отвергают его, например Бадр, фанатичный султан Гранады.

Несмотря на то, что в Иберии христианские и мусульманские Ласомбра разъединены, их объединяет ненависть к соклановцам, которые являются сторонками Ереси Каинитов. Религиозные Ласомбра согласны с тем, что их клан превосходит остальные, но учение Ереси отталкивает даже их. Еретики Ласомбра хитры и могущественны, и они составляют большую часть Алой Курии, которая управляет этой пародией на церковь. Однако из-за недавней смерти Нарсеса Венецианского, одного из самых известных Ласомбра секты, Ересь понесла тяжелые потери и впала в смуту. Некоторые верят, что конец этого еретического движения не за горами, и набожные Ласомбра предлагают отбросить внутренние разногласия, чтобы сокрушить Ересь раз и навсегда.

Прозвище: Магистры.

Внешность: Практически все Ласомбра происходят из благородных семей, в особенности итальянских, маврских или испанских. Их отличает благородное изящество черт, темная или оливковая кожа, а также самая дорогая одежда, которую только можно достать. Исключением являются Ласомбра, связанные со святыми орденами, которые обычно одеваются в ризы или другую простую одежду, как того требует их служба Богу.

Убежище и добыча: Рожденные в богатстве, многие Ласомбра устраиваются в поместьях или имениях своих смертных семей. Некоторые умные Ласомбра просто сохраняют свой титул, изображая собственных наследников после того, как обретут не-жизнь, что позволяет им осуществлять денежный контроль над бывшими владениями. Подобные маневры требуют подходящего питания, так как для поддержания подобных доменов требуется множество смертных, живущих там. Ласомбра скрываются среди церковников и часто питаются прихожанами, однако некоторые чувствуют угрызения совести в связи с этим и ищут грешников, чтобы наказать их, забрав кровь.

Становление: Ласомбра обычно дают Становление наиболее уважаемым членам того общества, к которому они принадлежат. В эти ночи ими являются люди, обладающие титулом и положением и мужчины и женщины (как правило, в равной мере) из духовенства и монахов. Весьма ценятся врожденные склонности, так как Ласомбра считают состояние Каинита результатом развития изначально заложенных в нем способностей. Многие Ласомбра гордятся теми, кому собираются дать Становление, и обхаживают своих будущих детей месяцами, а иногда и годами. Продолжительность этих темных ухаживаний является хорошим показателем уважения сира к своему птенцу.

Создание персонажа: Магистры уважают лишь идеальность. Поэтому больше всего они ценят Ментальные Атрибуты и Таланты, отдавая предпочтение всему, что необходимо вампиру для исполнения его обязанностей. Для персонажей Ласомбра подходят многие Натуры, но чаще всего они связаны с авторитетом или хитростью (например, Автократ или Педагог). Влияние и Ресурсы являются типичными Дополнениями среди Магистров, также как Домен или Наставник, но и то и другое одновременно встречается редко: Ласомбра не любят открыто признавать свой вассалитет. Большая часть клана следует Дороге Небес или Дороге Королей, а некоторые посвященные следуют собственной строгой Дороге клана (Дороге Ночи).

Клановые Дисциплины: Доминирование, Власть над Тенью, Могущество.

Слабости: Магистры не видны в зеркалах или других отражающих поверхностях, например, лужах, стоячей воде или ртути. Будучи порождениями тьмы и тени, Ласомбра крайне болезненно воспринимают присутствие яркого света и получают дополнительный уровень усиливающихся (aggravated) повреждений от солнечных лучей.

Организация: В целом клан обладает четкой структурой, положение в которой зависит от комбинации таких факторов, как возраст, происхождение и прошлые достижения. Решения, принимаемые на формальных собраниях, редко влияют на клан в целом, однако присутствие Amici Noctis создает хотя бы видимость порядка в клане. Друзья Ночи создали Дворы Крови, своеобразный способ оправления правосудия клана, где один Ласомбра может воззвать к крови другого, потребовав у Друзей право на совершение Амаранта. В остальных случаях политика вершится в личных покоях, между Ласомбра и его гостями, или тайно, между доверенным Магистром и его Каинитом-вассалом… или добычей.

Цитата: Я бы с радостью помог вам, к тому же ваши доводы кажутся мне вполне убедительными. Вопрос в том, смогу ли я убедить его светлость в вашей невиновности. Хотя если у меня будет веская причина для того, чтобы выступить на вашей стороне…

Стереотипы

Высокие Кланы: Они воображают себя претендентами на трон Ласомбра. Что тут еще сказать?

Низкие Кланы: В каждом обществе есть те, кто ведет, и те, кто следует. Если им это не нравится, они всегда могут вернуться в помойную яму, из которой вылезли. Вскоре эти отродья ночи поймут, что мы вечно будем их хозяевами.

Ассамиты: Жаль, что Дети Хакима так и не извлекли урока из неудач своих соотечественников. В своем рвении они стали столь же слепы, как и те, против кого они сражаются целую вечность.

Бруха: Взяв в руки меч, они отдали факел ученого в руки тех, кому он больше подходит, и в эти ночи горько сожалеют об этом решении. Воистину, может показаться, что Фанатики все свое время тратят лишь на сожаления.

Равнос: Вежливо пригласите одного из них ко двору, где вы являетесь советником, а затем вежливо наблюдайте за тем, как Шарлатан сам затягивает петлю на своей шее.

Цимисхи: Образец благородных дикарей среди вампиров, хотя обычно у них наблюдается легкий перекос в сторону дикости. Внимательно следите за их войной с Тремерами-Узурпаторами, так как от нее может зависеть ваше дальнейшее отношение к этим полководцам.

Вентру: Всегда будьте по крайне мере на шаг впереди этих шавок-тевтонцев, и пусть они думают, что опережают вас не менее чем на три шага.

Тореадоры

В то мгновение, когда кровь Каина вливается в птенца, его дни в качестве смертного подходят к концу. Каждая ночь все больше отдаляет его от живых. Из всех кланов Тореадорам больше всего свойственно бороться с этим отдалением от людей и держаться поближе к добыче. Понимание и поддержание отношений со смертными помогает им, как им кажется, обуздать своего Зверя.

По крайней мере, в это верил один из вампиров Второго Поколения. Он видел, как двое его собратьев и их потомство все больше отдаляются от живых, которые породили их. Сам Каин пришел к своему отпрыску и посетовал на то, что он больше не понимает смертных, чьи взгляды стали для него чуждыми. Отпрыск пообещал своему сиру, что поможет справиться с этой бедой.

Он выбрал величайшую художницу среди смертных, Арикель, решив, что она сумеет дать ответы на вопросы Каина. Она работала все ночи напролет, воплощая в своем творении участь смертных обитателей Еноха. Под присмотром Каина она создала фреску невиданной красоты, где, как гласит легенда, во всей неприглядности была отражена связь между проклятием, наложенным Господом на Каина, и вечной необходимостью сдерживать живущего в его потомках Зверя. Каин и его отпрыск, поддавшись гневу, так и не увидели заключительную часть фрески, на которой Арикель хотела изобразить, что вампир может частично сохранить человеческую душу. Каин уничтожил фреску и приказал своему потомку выпить художницу досуха.

Глядя на умирающую женщину, Третий Смертный сказал: «Ты отвлекла меня от важных дел, так пусть же твое внимание вечно отвлекает то, что ты считаешь красивым». Затем он приказал своему отпрыску дать ей Становление. Сила его крови была столь велика, что на весь род Арикель пало его проклятье.

Однако Арикель передала своим детям секрет власти над Зверем: ценя красоту, они по-прежнему понимали, что значит быть человеком. Каждый раз, когда член клана Тореадор видит действительно выдающееся произведение искусства или другую крайне красивую вещь, он чувствует всплеск страсти, который пробуждает эмоции, заглушенные Становлением. Это сладкое напоминание о прелестях жизни, которое иногда сравнивают с воспоминанием о том, каково дышать, крайне опьяняет. Попытка вновь пережить это ощущение уничтожает слабых волей, прочим же удается вернуть себе часть того, чего лишились их проклятые души.

Клан по-прежнему существует среди смертных, встречаясь с лучшими мастерами, мудрыми учеными и наиболее талантливыми художниками. Благодаря им Тореадорам удается на протяжении столетий сохранять понимание человечества и его горестей. Это зажигает небольшую искру жизни в их мертвых телах. Другие Каиниты не следят за меняющейся модой, языком и культурой, но Тореадоры обычно поддерживают отношения со своими жертвами, исподтишка влияя на них.

Однако Тореадоры прежде всего остаются вампирами, и то же проклятье, что действовало на Каина, действует и на них. Мало кому удается удержаться от манипулирования окружающими их людьми, от стравливания разных групп мастеров или ученых и соперничества с другими членами клана из желания посмотреть, кто лучше взрастит выбранную часть общества. Многие утверждают, что подобные развлечения позволяют им лучше понять человеческую душу, поэтому это не только приятно, но и необходимо. С возрастом эта тенденция становится все заметней, и игры, в которые Тореадоры играют со своими смертными игрушками, становятся все более опасными. Нередко они начинают видеть красоту в покрывающих поля сражения узорах смерти и страданиях людей, чьих любимых убили в этих жалких стычках. В конце концов, подобный опыт - тоже часть человеческого существования, о которой не следует забывать.

Прозвище: Мастера.

Внешность: Восхищение клана всем эстетичным и его тесные связи со смертными означают, что большинство Тореадоров одеваются в самую изысканную одежду, сделанную лучшими местными ремесленниками. Их ночные посещения могут показаться несвоевременными, однако мало кто из ремесленников откажет обаятельным и влиятельным Мастерам. В целом члены клана столь же красивы, как и их одежда, однако иногда эта красота отражает эстетику древней эпохи или далекой страны, которая когда-то была дорога сердцу сира Каинита.

Убежище и жертвы: Тореадоры создают себе убежища в обиталищах тех, кто принадлежит к высшим слоям общества, иными словами, тех, кто может позволить себе тратить деньги на произведения искусства и собрания книг. Многие сохраняют за собой городские дома, в которых устраивают безопасные и удобные подвалы для дневного сна. Мастера отличаются своеобразными пищевыми пристрастиями и могут месяц напролет питаться окрестными шлюхами, а затем на протяжении двух недель пить кровь домочадцев местного сеньора.

Становление: Клан выбирает наиболее красивых и социально адаптированных людей. Так или иначе, чтобы ценить плоды трудов человеческих после смерти, нужно ценить их при жизни. Великие ученые, писцы и художники также становятся хорошими детьми. Мастера редко дают Становление крестьянам, однако они часто выбирают умелых ремесленников. Иногда в клан попадают даже члены церкви, в особенности те из них, кого больше интересуют мирские дела.

Создание персонажа: Больше всего Тореадоры ценят Социальные Атрибуты и Способности, однако некоторые предпочитают Таланты. В некоторых случаях первичными могут быть Познания. Часто выбираются такие Дополнения, как Владение, Слуги, Стадо и Ресурсы. Сквозь ночь Тореадоры предпочитают идти Дорогами Человечности или Королей.

Клановые Дисциплины: Прорицание, Стремительность, Присутствие.

Слабости: Проклятие Каина, наложенное на Арикель, все еще сильно, и все члены клана могут отвлечься, когда сталкиваются с красотой. Когда Мастер натыкается на музыку, произведение искусства, человека или даже идею, соответствующую его представлениям о красоте, он увлекается и впадает в ступор, который может длиться часами. Рассказчик сам решает, что может вызвать подобный экстаз, но игрок может сделать бросок на Самоконтроль или Инстинкты со сложностью 6, чтобы сопротивляться ему. Если этот бросок окажется неудачным, персонаж останется в ступоре до конца сцены или до тех пор, пока не исчезнет вызывавший такое состояние объект. Находясь в экстазе, Тореадор не может защищать себя, однако если его атакуют, то игрок может сделать еще один бросок на Самоконтроль или Инстинкты.

Организация: Мастера, как правило, поддерживают постоянную связь с обитающими поблизости соклановцами. Эти встречи сложно назвать дружескими, так как Тореадоры охотно вступают в перепалки по самым разнообразным вопросам. Наиболее влиятельные из этих собраний проходят во Франции, где Дворы Любви - когда-то они были местом для общения Тореадоров - превратились в структуру по управлению вампирскими владениями.

Цитата: Кажется, вы находите эти вечерние забавы весьма увлекательными. Кое-какие из песен менестреля напоминают мне о днях, когда… Что ж, слушайте, а потом мы решим, у кого из нас год оказался более плодотворным.

Стереотипы

Высокие Кланы: Порою наши соперники, но никогда не ровня. Они не смогли понять урока Арикель и потому никогда не сумеют жить среди добычи, как это делаем мы.

Низкие Кланы: Никогда не понимал, как в этих человеческих отбросах можно найти хоть что-то привлекательное. Безумцы, уроды, дикари? Они немногим лучше животных.

Бруха: Их интеллектуальные интересы и достижения весьма похвальны. Однако их неспособность сосредоточиться ведет к поражению.

Ласомбра: Опасные враги и достойные друзья. Без них наше существование было бы беднее.

Носферату: Уродливые твари. Не будь они столь полезны, они стали бы славной дичью для тех, кто любит охоту.

Вентру: Безжалостные и умелые противники, чье высокомерие является их силой. Нельзя, чтобы один из них узнал, что он – ваш враг.

Цимисхи

С самых ранних ночей Цимисхи обитали на востоке Европы, правя северными болотами и южными горами, плодородными равнинами и непроходимыми лесами. Колдуны – жрецы и хранители знаний клана - передавали историю о том, как Старейший, одинокий и мудрый, покинул руины, которые оставила на месте Второго Города развернувшаяся между его обитателями борьба за власть, и ушел бродить по миру, чтобы создать домен по своему пониманию. Он пришел в гористое сердце земли, которая стала называться родиной клана, и поселился там. Старейший обосновался там и заключил кровавые договоры о взаимопомощи с древними богами той местности, привязав свой род к земле, чтобы скрепить этот священный союз. Клан, осененный божественным вниманием благодаря неразрывной связи с землей, одновременно служил и правил, питая землю жертвенной кровью людей и животных, обитавших в его владениях, и расплачивался собственной силой, когда этого было недостаточно. Эти двойственность и симбиоз существовали тысячелетиями, и Цимисхи были непобедимы в своих землях.

Но всему приходит конец.

В эти ночи Цимисхи осаждены со всех сторон. В самом сердце их родины маги Тремеры осквернили кровь и владения Цимисхов и развязали самую жестокую ночную войну со времен падения Карфагена. На западе и севере немецкие Вентру воспользовались возможностью и вторглись в ослабленные войной с Тремерами земли, вынудив языческие анклавы в Ливонии и Литве сражаться с крестоносцами и покорив слабое королевство Венгерское при помощи торговли. Что еще хуже, традиционное соперничество и новые волнения в клане ставят крест на любых совместных действиях. Все больше и больше старейшин клана гибнет в жалких стычках за власть, и ценное знание теряется с каждым убитым колдуном.

Гордыня Цимисхов не дает им увидеть собственное падение, не позволяет признать, что против них ополчились силы, способные поставить их на колени. В тех воеводствах, где удалось сохранить порядок, не-жизнь идет своим чередом: старейшины управляют детьми, дети плетут заговоры и служат в надежде заслужить благосклонность, создают собственных детей, которые делают то же самое. В своем кругу Цимисхи по-прежнему ценят прежние добродетели: уважение и подчинение старейшинам, личную честь, приверженность требованиям семейной иерархии, и, прежде всего, пламенную любовь и преданность родине.

«Никто не может забрать то, что мы считаем своим, ибо мы – душа этой земли», - шепчут сиры Цимисхи на ритуальных могилах своих детей. Это правда. Но правда и то, что священных уз между землей и кровью уже недостаточно. Если Цимисхи хотят выжить, они должны объединится и признать власть сильного вождя, который смог бы изменить их так же, как они хотят изменить свой мир.

Прозвище: Изверги (Некоторые колдуны и ученые клана называют себя Изменяющими).

Внешность: У редкого Цимисха бывает нормальная внешность. Изверги, происходящие из семей ревенантов или лепящие собственную внешность с помощью Изменчивости, поражают невероятной красотой или редкостным уродством, крайне редко ограничиваясь чем-нибудь средним между этими двумя крайностями. Во время войны с Тремерами изменения стали носить утилитарный и военный характер (например, полупостоянная «естественная броня» и тому подобное). Члены культа Метаморфоз изменяют свою внешность так, чтобы она лучше отражала бога внутри них. Старейшины предпочитают изменения, которые вызывают обожание, страсть или страх.

Убежище и добыча: Цимисхи владеют одной из самых больших территорий во всей Европе, которая раскинулась от отдаленных земель Ливонии почти до самых стен Византии. Их убежища и стада поражают разнообразием. На языческом севере, где некоторым старейшинам Цимисхов все еще поклоняются как богам, богато украшенные храмы, святые рощи и холмы, кровавые культы смертных приверженцев являются обычным делом. На номинально христианском юге Изверги менее склонны к такой кричащей роскоши, обитая в укрепленных деревенских поместьях, откуда они правят местными селениями со всей возможной жестокостью. Сознательно или нет, многие Цимисхи располагают свои убежища невдалеке от холмов, которые в языческих воззрениях колдунов считаются одним из древнейших символов слияния земли и неба. Цимисхи чтят установленные обычаи гостеприимства, чествуя как князей тех, кого они приглашают в свои владения, и наказывая нарушителей с жестокостью, которая принесла им вполне устраивающую их репутацию.

Становление: Традиционно молодые Цимисхи выбираются из слуг-ревенантов клана и с юных лет готовятся к Становлению. Реже бывает так, что особенно одаренный (или же вызвавший страсть) человек привлекает внимание будущего сира или колдуна, который решил, что луна находится в нужной фазе для пополнения «семьи». Война с Тремерами и другими захватчиками сделала Становления последнего времени более практичными. В эти ночи больше выбираются воины, нежели «невесты» или «питомцы», и выбор, как правило, совершается в спешке. Однако даже в этом случае, если предоставляется такая возможность, сир Цимисха проводит погребальный ритуал, веря, что так он укрепит святую связь своего нового отпрыска с землей.

Создание персонажа: Большинство Цимисхов происходят из Восточной Европы, однако они могут быть кем угодно, от балтийского язычника до образованного греческого монаха. Первичными обычно являются Ментальные Атрибуты. Самыми популярными Дополнениями являются Владение и Ментор (обычно это сир и ближайшая семья), Слуги (чаще всего ревенанты, переделанные Изменчивостью люди или животные-гули), Стадо и Ресурсы. Большинство Цимисхов верят, что они были рождены для того, чтобы править, поэтому среди них популярны Дорога Королей и те аспекты Дороги Небес, которые прославляют последователей. Мало кто из Цимисхов идет по Дороге Человечности, иначе они рискуют вызвать гнев своих сородичей (в особенности тех жестоких чудовищ, которые следует Дороге Метаморфоз, больше похожей на секту).

Клановые Дисциплины: Анимализм, Прорицание, Изменчивость.

Слабости: Цимисхи без сомнения являются самым территориальным из всех кланов, их души и кровь связаны неразрывными узами с землей, которой они правят. Когда Цимисх отдыхает, он должен окружить себя по меньшей мере двумя горстями земли из той местности, которая была важна для него при жизни – обычно это место его рождения или могила. Если он не сделает этого, то запас кубиков игрока будет каждую ночь сокращаться вдвое из-за того, что вампир не отдыхает в подходящей земле. Это продолжается до тех пор, пока в запасе не останется один кубик. Восемь часов отдыха в подходящей земле отменяют этот эффект.

Организация: Цимисхи иерархичны, но они не следуют строгой феодальной цепочке «феодал-вассал». По своей природе Цимисхи любят семейный, почти племенной строй. Большинство семей Цимисхов состоят из сира и его потомства, но каждая из них связана со множеством других. Поэтому многие регионы востока окутаны паутиной родственных связей, начало которым положил общий предок. Внутри семьи старейшина пользуется большим уважением, поскольку считается естественным центром владения, а его дети сражаются за признание, продвижение и любовь. Соперничающие семьи могут веками вершить месть, подчиняясь безумно сложным правилам и традициям кровавой вендетты.

Цитата: Эта земля пила нашу кровь дольше, чем ты можешь вообразить своим скудным умишком. Это моя родина, и я сохраню ее или умру.

Стереотипы

Высокие Кланы: Товарищи? У нас нет товарищей, дитя. Есть те, кто посягает на принадлежащее нас, и те, кто знает свое место – и мало кто между ними.

Низкие Кланы: Они знают свое место. В большинстве своем.

Гангрел: Наши вилы3, наши валькирии, наши яростные и безжалостные дикие охотники. Уважай их животное самосознание и чистую дикость, которые служат нам. Если нам суждено делить с кем-нибудь нашу родину, пусть лучше это будут они, чем трижды проклятые Тремеры или стервятники Вентру.

Тремер: Убей их. Всех. Не трать время на уроки, они все равно не проживут достаточно долго, чтобы их выучить.

Вентру: Знай – наша борьба с Тремерами краткое развлечение по сравнению с войной против клана этих самозваных королей. Никогда не признавай власть Вентру, если в твоих венах течет кровь Цимисхов.

Вентру

В конце все равно будет война. Смертные говорят о битве при Армагеддоне, Каиниты о Геенне. Так или иначе, придет ночь, когда лишь выхваченные мечи и обученные армии будут отделять Проклятых от спасенных. Вентру воспринимают эти предсказания как сигнал к действию. Они – внушающие страх рыцари, благородные воины и создатели империй среди потомства Каина. Пусть другие «правят» как священники и властители. Когда придет последняя битва, они попросят о защите, захотят спрятаться за рыцарями Вентру, как и все остальные.

Согласно легендам, основатель клана Вентру был первым отпрыском Еноха, старейшего из Второго поколения. Поэтому самой судьбой им было предначертано носить мантию и нести бремя лидерства.

Потом Вентру отождествляли себя с поздней Римской Республикой и ранней Империей, ища в Юлии Цезаре и прочих великие примеры правителей-воинов. Но в поздней Империи развращенные Ласомбра и испорченные Малкавианы наверняка были ближе сердцу и душе Вечного Города. Другие кланы злорадно напоминали об этом Вентру каждый раз, когда называли их Патрициями, в честь римских благородных семейств, которые превратились в закрытую привилегированную касту.

Долгая Ночь для Вентру стала не слишком удачным периодом. После падения Рима умение обращаться с оружием практически стало необходимо, но потомство Каина было слишком разрознено для того, чтобы создавать империи. В эти века те, кто не мог проявить себя на поле боя, выбрали другие методы. Они стали мастерами гильдий, придворными, сенешалями, которые нашептывали обещания будущей власти.

Однако теперь все изменилось. После долгого периода напряженности наконец разразилась Война Князей, и Вентру поняли, что их время пришло. Некоторые из их старейшин вышли из укрытия, чтобы собрать армии и создать новые королевства. Рыцарь – полководец, ведомый честью и прославляемый мечом, – вот идеал Вентру, и их клан основал несколько рыцарских орденов Проклятых. Вентру называют себя Полководцами, и это не простое хвастовство.

Но разложение позднего Рима и праздность Долгой Ночи нелегко преодолеть. Воины клана сражаются друг с другом так же часто, как и с чужаками, ради личной мести или под знаменами одной из крупных группировок Вентру. Некоторые просто отказываются возвращаться к пути воина и вместо этого ищут силу в торговле и интригах.

Самой крупной группировкой Вентру считаются норманны, которые следуют за Митрой, князем Лондона и монархом Баронств Авалона, и германцы, объединившиеся вокруг владыки Хардештадта, что из Феодов Черного Креста. Оба лагеря, возглавляемые этими могущественными Старцами, объявили своим владением всю Европу. Некоторые князья-купцы, которые тщательно строили свою власть на займе денег и деятельности совместных гильдий, тоже достаточно сильны. Новый класс Вентру все еще остается странным недоразумением для более традиционных старейшин, но могущество этих гильдий – сила, с которой приходится считаться. Прочие владыки Вентру, эти военачальники и ночные герцоги, пытаются обрести собственные владения или же собираются под стягами других правителей, как поступил выводок Арпад в Венгрии или те наемники, которые сражаются в Иберии под знаменами Ласомбра.

Смертное общество важно для Вентру, но оно не идет ни в какое сравнение с тем, что они получают после Становления. Только после обращения проявляются истинные возможности и силы птенца. Несколько независимых Вентру занимают важные посты в Церкви смертных, но их недостаточно, чтобы повлиять на общество в целом. Однако к любому Вентру с амбициями стоит относиться уважительно, так как это грозная сила клана.

Прозвище: Полководцы (некоторые все еще используют менее распространенное прозвище Патриции).

Внешность: Будь он купцом или воином, Вентру одевается в соответствии со своим статусом. Элегантная внушительная внешность в немалой степени помогает создать образ вождя, и Вентру стараются сделать так, чтобы их внешность соответствовала их внутренней сущности. Они часто носят при себе оружие, показывая, что владыка Вентру всегда готов защитить собственные земли и повести свои отряды в бой.

Убежище и добыча: Каждому вождю нужны последователи, и Вентру всегда обитают недалеко от центров политической власти или полей битв, где можно обрести могущество. Старые замки и поместья становятся идеальными убежищами, как и крепости, построенные на окраинах, например в языческой Ливонии или Святой Земле. Молодые Полководцы обычно служат при дворах старейшин или правят отдаленными владениями, чтоб получить власть и статус. Из-за специфических привычек питания Вентру часто выбирают убежища, которые дают им доступ к определенному типу добычи, требуемому им для поддержания сил.

Становление: Вентру дают Становление тем, кто воплощает в себе личную честь, силу и стремление к победе. Чаще всего они обращают представителей местной аристократии, а наиболее консервативные члены клана идут еще дальше и дарят Объятие только людям из определенных семейств, на протяжении веков поддерживая чистую линию потомков. Другие могущественные смертные, например, военачальники, купцы или храмовники, тоже прекрасно подходят для обращения. Сиры обычно обучают детей на протяжении нескольких лет, превращая своих потомков в вассалов и помощников.

Создание персонажа: Физические Атрибуты и навыки являются первичными для большинства бойцов клана, но лидерство заключается не только в умении владеть оружием, поэтому Социальные Атрибуты и Познания также популярны. Важные для Вентру Дополнения включают в себя Союзников и Слуг (товарищей по оружию), а также Владение и Ресурсы (земли, которыми они правят). Вентру следуют всем основным Дорогам, но чаще всего клан ассоциируется с Дорогой Королей.

Клановые Дисциплины: Доминирование, Стойкость, Присутствие.

Слабости: У каждого Полководца есть специфическое ограничение по питанию. Они могут пить кровь лишь одного типа смертных (священников, иноверцев, девственниц, англичан и т. д.), выбранного во время создания персонажа. Физически они могут пить кровь смертных, которые не соответствуют их требованиям к добыче, но она не будет насыщать их. Однако эта слабость не распространяется на кровь других вампиров, так что Вентру вполне может насыщаться витэ своих Сородичей.

Организация: Вентру верят в феодализм Каинитов и соответствующим образом организуют свой клан. Среди Вентру различных рангов распространены клятвы верности (иногда скрепленные кровью). Некоторые их них вступают в рыцарские ордена Проклятых, порою существующие под прикрытием орденов смертных. Самым большим из них является Орден Черного Креста, сокрытый среди тевтонских рыцарей.

Цитата: Ты считаешь себя правителем? Я покажу тебе истинное значение власти.

Стереотипы

Высокие Кланы: Аристократия – это не только кровь, но и поступки.

Низкие Кланы: Пока они знают свое место, у них есть своя роль в грядущих битвах.

Ассамиты: Они – наше подобие среди мусульман, но они так и не поняли, какие битвы ждут нас в будущем. Их власть в Святой Земле должна быть сломлена, иначе всем нам грозит гибель.

Бруха: Несмотря на их бессмысленное ворчание, они кое на что годятся. Слушайте их теории и претворяйте их в жизнь. Взывайте к их воинским навыкам и направляйте их в нужную сторону.

Ласомбра: Умелые интриганы, полезные союзники и крайне опасные противники в одном флаконе. Они ловко пользуются словами и кинжалами, но теперь наступило время мечей и копий.

Тореадор: Пусть вас не обманывает их репутация простых художников, наш непростой союз с этим кланом показал, что они достойные лидеры. Но не стоит переоценивать их.

Цимисхи: Говорят, что наши восточные владыки стали перенимать кое-какие обычаи этого клана.

Низкие кланы

Кто-то правит, остальные подчиняются – так обстоят дела в теории. Если же говорить о тех, в чьих жилах течет низкая кровь, то их положение обусловлено не подчинением, а отличием. Низкие кланы, по сути своей, - это те, кто не смог полностью вписаться в феодальную систему. Многие из их представителей сумели стать частью этой системы, хотя бы ради выживания, но, как правило, не могут занять высокое положение в феодальной иерархии. Типичный Равнос или Гангрел не годится на роль принца и едва ли годится на роль вассала. Отсюда не следует, что они не стремятся к влиянию и выгоде, но добиваться желаемого им приходится иными способами или в иных землях.

В феодальной терминологии Низкие кланы иногда называются павшими. Такое наименование отражает широко распространенную в Европе веру в то, что Низкие кланы по какой-то причине впали в немилость, лишившись того блага, что выпало на долю их высокородных соплеменников. Часто в подобных историях упоминается предательство, совершенное во Втором Городе, но существуют и другие версии. В качестве доказательства этих теорий чаще всего вспоминают Носферату и Малкавианов, которые очевидным образом несут на себе тяжкий груз проклятий, вызывающих изменение внешности или помрачение разума. Конечно же, на сходство этих изъянов с гневливостью Бруха и мертвенной бледностью Каппадокийцев никто не обращает внимания.

В Европе Низкие кланы обычно низводятся до уровня чужаков и варваров. Гангрелов едва ли можно назвать иноземцами, но упрямый отказ от упорядоченной нежизни придает им сходство с чужаками. Равнос встречались в Европе уже во времена Александра Великого, но сохранившиеся предания о жизни в далекой Индии поспособствовали тому, что этот клан стал считаться пришлым. Ассамиты и Последователи Сета, как правило, прибывают в Европу только в качестве послов и путешественников, из-за чего их положение выглядит в лучшем случае сомнительным.

Тремеры – это вообще не клан, по крайней мере, с точки зрения большинства Каинитов. Они – семейство узурпаторов, они оскорбили Цимисхов и похитили кровь Салюбри (возможно, даже кровь самого Саулота, если верить самым возмутительным слухам).

Преступная узурпация

Некогда существовал седьмой Высокий клан, остатки которого до сих пор сохранились в разных частях света. Клан Салюбри состоял из отважных воинов и мудрых мистиков и никогда не мог похвастаться многочисленностью. В ночи, когда еще не было Рима, воины клана сражались с продавшимися дьяволу вампирами по прозванию Ваали, и лишь малому их числу удалось уцелеть в этих битвах. Мистики, склонные к уединению ученые и исследователи, обитали в удаленных монастырях и тихих купеческих домах. Говорят, что на них наложено проклятие, из-за которого вред, причиненный ими другим существам, в полной мере возвращается к ним самим. Из-за этого проклятия Единороги, как их называли, испытывали постоянные затруднения, поскольку, как и все Каиниты, нуждались в живой крови и должны были бороться с гневливым Зверем. По крайней мере, так гласит предание.

Большинство молодых вампиров знакомо с Салюбри только по этим преданиям. Зв последние сто лет клан практически перестал существовать. Встреча с одним из Салюбри стала событием еще более редким, чем раньше, поскольку часть из них пала от рук врагов, другие же постарались скрыться от мира. Если раньше самые крупные европейские дворы и владения могли похвастаться несколькими придворными мистиками-Салюбри, обитавшими в каком-нибудь храме и зачастую бравшими на себя обязанности советников, посредников и пророков, то теперь почти никто из них не отваживается открыть место своего пребывания. Раньше Единороги, отмеченные третьим глазом, которые прорезается у них на лбу в знак их посмертного просветления, были редкостью, но не диковинкой. Теперь же в более-менее значимом количестве они обитают только в Заморских владениях (говорят, что еще большее их число нашло себе убежище в землях сарацин, но истории о тех краях полны самых невероятных выдумок).

Причины столь резкого упадка до конца не ясны. Создается впечатление, в 1130 году или около того на Саулота, прародителя Салюбри, обрушилась ужасная трагедия. Одаренные способностью Прорицания старейшины говорят, что в тот время у них были пугающие видения крови и пепла, каким-то образом связанные с Саулотом. Другие вампиры утверждают, что в лихорадочном дневном сне видели, как навеки закрылся огромный глаз. Кто мог уничтожить или ранить Саулота, точно не известно, но основными подозреваемыми стали Узурпаторы Тремеры. В самом деле, раньше эти недовампиры-чернокнижники были всего лишь беспокойной младшей линией крови, связанной с Цимисхами. Но в последние сто лет они начали не по дням, а по часам наращивать силы, сумели отбросить прочь врагов и, по всей видимости, создали новую магию крови (называемую Тауматургией), которая превосходит любое вампирское волшебство, известное со времен Второго Города. Старейшины Высоких кланов связывают эту силу с кровью третьего поколения, из-за чего обвинения Тремеров в том, что они с помощью какого-то ритуала похитили живительное витэ Саулота, становятся все громче (основным сторонником этой версии стала Констанция, пророчица из клана Каппадокийцев). То, что Тремеры распространяли слухи о Салюбри, называя их дьяволопоклонниками – чему многие князья просто отказываются верить, - только усиливает подозрения.

Линии крови и побочные ветви

Кровь Каина вовсе не так неизменна, как некоторым хотелось бы верить. Хотя отпрыски в большинстве своем многое наследуют у своих сиров, Проклятие у них может проявляться по-разному. Иногда случается так, что у одного из потомков проявляется качественное изменение признаков, которое затем переходит к детям этого вампира, в результате чего создается побочная ветвь клана (обычно такая ветвь называется линией крови). Среди Высоких кланов принято считать подобную изменчивость признаком несовершенной крови; иными словами, способность порождать побочные ветви приписывается только Низким кланам. Как говорится, благородство неизменно, изменчива лишь низость.

В подтверждение этой точки зрения князья и придворные часто приводят довольно анекдотичное доказательство: прокаженные Носферату и Шарлатаны из клана Равнос, как всем известно, поделены на объединенные родством выводки, в которых все наделены сходными признаками. Считается, что дикие Гангрелы – которых, по мнению некоторых Сородичей, едва ли можно назвать кланом, - в языческих землях от Ирландии и Скандинавии и до Руси породили дюжины извращенных побочных ветвей. Узурпаторы Тремеры, по мнению большинства Каинитов, вообще не являются кланом, представляя собой порождение малопонятной магии. Даже Ассамиты, которые называют себя знатью своих земель, на самом деле, если верить слухам, всего лишь совокупность нескольких линий крови.

Но, как и большая часть "общеизвестных фактов", эти заявления Высоких кланов не всегда соответствуют истине. Действительно, истории о побочных ветвях клана Вентру или Бруха ходят еще со времен Пунических войн между Римом и Карфагеном, а клан Каппадокийцев без лишней огласки поддерживает свои боковые линии крови.

Крупные линии крови

Установить точно число вампирских линий крови, по всей видимости, невозможно. Этот термин настолько расплывчат, что его можно применить практически к любому отклонению от клановой нормы. Перечисленные ниже линии крови обладают уникальными способностями, которые делают их достойными упоминания.

Ваали: эти порочные вампиры, некогда бывшие бичом Святой Земли, служат различным демонам и адским тварям. Их можно встретить и в Европе, где они с одинаковой ловкостью скрываются среди живых и немертвых.

 Лайбон: темнокожие Лайбон, которые, по слухам, происходят из земель пресвитера Иоанна, в Европе появляются крайне редко. Они, как говорят, могут общаться с духами и владеют тайнами Голконды, но никто никогда не видел доказательств этих удивительных способностей. В сарацинских землях они встречаются чаще.

Ламии: жрицы и храмовые стражницы древних Каппадокийцев, Ламии самим своим существованием опровергают веру в то, что только Низкие кланы могут порождать побочные ветви. Ламии поклоняются Лилит и пользуются репутацией отважных воинов.

Лианнан: эти так называемые Друиды, которых принято считать побочной ветвью Гангрел, скрываются в языческих землях под личинами божеств природы и жриц. Они отличаются повышенной территориальностью и, как говорят, подвергаются преследованиям со стороны церковников и местных Каинитов.

Горгульи: странные существа, появившиеся на свет благодаря Тауматургии Тремеров, скорее были сделаны, чем обращены. Говорят, что в лабораториях Тремеров погибло немало Носферату, Гангрел и Цимисхов, от которых и был получен материал для изготовления этих рабов-воинов.

Ассамиты

Князья-Каиниты Европы называют Ассамитов диаблеристами, фанатиками, убийцами и Сарацинами. Однако они - Дети Хакима, владыки ночей Леванта. Ученые благородных кланов апокрифично считают прародителя Ассамитов предателем, который покинул своих собратьев во времена невзгод, но истории Ассамитов рассказывают о Хакиме как о благородном воине-судье, противостоящем нечеловеческим махинациям Третьего Поколения во Втором Городе. Потомки Хакима выводят свою родословную из древней Персии, где родился их предок, и заявляют, что воплощали собой власть Каинитов в землях Месопотамии, Вавилоне и Ассирии. В те ночи Хаким создал для своих детей ряд правил, которые требовали, чтобы потомки уважали своих старейшин, защищали смертных от интриг других Каинитов, а также судили и наказывали недостойных. После уничтожения этих древних царств клан установил тесные связи с племенами Ближнего Востока, а также с Исламом. По мнению многих европейских вампиров, клан Ассамитов представляет собой тесно спаянную армию мусульманских фанатиков.

На самом прошло немало ночей, прежде чем Ислам был хотя бы отдаленно признан среди Детей Хакима. Поначалу старейшины Аламута, духовного центра клана в горах Анатолии, заявили, что новая вера нарушает завет, заключенный с основателем клана. Но когда ранние халифаты проявили присущее исламу сочетание фанатизма, мудрости и цельности, которое привлекало все больше и больше Ассамитов, в клане произошел глубокий раскол. В этот период напряженности некоторые члены клана отреклись от своей родословной и стали известны как Лишенцы. Понадобилась угроза уничтожения со стороны дьяволопоклонников Ваали, чтобы потомки Хакима снова объединились. После кровавой и ужасной ночной войны, разразившейся пять веков назад, клан обрел завидную сплоченность, пусть только для того, чтобы сохранить свои владения. Хотя сейчас большая часть клана называет себя защитниками (или хозяевами) мусульманского стада (или же пользоваться им), среди Ассамитов немало таких, кто считает себя христианами, иудеями, зороастрийцами и последователями других, менее известных религий.

Клан разделен не только верой. Среди Ассамитов четко выделяются три касты (воины, чародеи и визири), и каждая из них по-своему следует законам Хакима. Высшей кастой считаются воины, но они заняли это положение лишь после смерти Пророка. Они являются наиболее яростными приверженцами ислама в клане.

Чародеи Ассамитов заявляют, что они дольше всех остальных Каинитов владеют вампирской магией крови. Многие используют калиф, растительный галлюциноген, выращиваемый магическим способом. Наркотик потребляется через кровь смертных, которые курят его, и он дает чародеям проблеск просветления и помогает сконцентрироваться. Этой касте клан во многом обязан свой прочной организацией, так как ее члены обладают магическими средствами для связи на больших расстояниях.

По сравнению с прочими кастами, визири проводят больше времени среди Каинитов других кланов, и у этой касты есть связи в Европе. Успешно проявив себя на поприще дипломатии, визири часто выступают в качестве проницательных советников или третьей стороны на различных переговорах Каинитов.

Прозвище: Дети Хакима, Сарацины.

Внешность: Большинство Детей Хакима происходят с Ближнего Востока. Обычно они носят традиционные одежды, но среди представителей всех трех каст можно найти немало любителей разнообразия, особенно среди тех, кто покидает относительно безопасный Левант ради путешествия в Европу. Ассамиты уникальны тем, что с течением времени их кожа не бледнеет, а темнеет. Старейшину можно определить по эбеновой коже с приметным блеском.

Убежище и добыча: Ассамиты обитают в убежищах, которые скрывают их ночную деятельность, особенно когда они посещают европейские домены. Безопасность прежде всего, и все Ассамиты, за исключением немногих любителей роскоши, предпочтут яркому и опасному дворцу хорошо скрытый шалаш. Находясь за границей, Ассамиты питаются особенно осторожно, обычно городской беднотой и изгоями, чтобы не привлечь ненужное внимание смертных или вампирских властей.

Становление: Дети Хакима выбирают потенциальных фидаи, учеников, среди своих смертных последователей и семей, однако чужеземцы (в том числе и европейцы) иногда также признаются достойными Крови Хакима. Кроме того, воины ценят веру, преданность и, превыше всего, верность. Чародеи обычно дают Становление смертным, чей опыт зеркально отражает знания самих неупокоенных магов крови, например, мистикам-суфиям или дервишам бедуинов. Птенцы визирей обычно обладают острым умом и сильными амбициями.

Создание персонажа: Члены касты воинов обычно обладают хорошо развитыми боевыми навыками, предпочитая Физические Атрибуты и боевые Способности. В большинстве своем чародеи предпочитают Ментальные Атрибуты и Познания, а визири эклектическую смесь Ментальных и Социальных Атрибутов и Способностей. Большинство Сарацин имеют хотя бы одну точку в Наставнике (их сир) и одну или две точки в Поколении из-за того, что они диаблеризируют тех, кого сочли недостойными. Среди них популярны Дороги Небес, Королей и Человечности. Однако более традиционные Ассамиты следуют тайной Дорогой Крови.

Дисциплины Воина: Стремительность, Затемнение, Смертоносность.

Слабости Воина: Воинов отличает их традиция ритуального диаблери. Любая сверхъестественная способность, позволяющая заметить порчу Амаранта, определит воина-Ассамита как диаблериста, даже если он никогда не пробовал кровь другого Каинита. Также некоторые из них страдают от кровавого проклятья, наложенного Ваали, и имеют Недостаток Кровавое Безумие, за что они получают дополнительные очки опыта.

Дисциплины Чародея: Ассамитское Чародейство (или Тауматургия, см. ниже), Затемнение, Смертоносность.

Слабости Чародея: Чародею сложно скрыть свою магическую природу. Сложность всех оккультных попыток определить, пользовался ли персонаж-Ассамит магией, снижается на 2 (два). При выполнении противопоставленных бросков (opposed rolls) силы, используемые для таких попыток обнаружения магии, считаются на 2 уровня выше, чем на самом деле.

Дисциплины Визиря: Прорицание, Стремительность, Смертоносность.

Слабости Визиря: Визири крайне придирчивы. Каждый из них обладает навязчивым психозом в зависимости от своей самой высокой Способности. Когда этот психоз активен, ореол персонажа светится так, что может выдать его истинную Натуру внимательному наблюдателю, а также тем, кто успешно использует Видение души (Прорицание 2).

Организация: Частично благодаря коммуникационным способностям касты чародеев, Ассаммиты организованны гораздо более сложно, чем многие другие кланы. Выше всех находится «Старец Горы» (самое старое дитя Хакима, не впавшее в торпор), который правит кланом с Черного Трона в Аламуте. Сейчас эта честь принадлежит чародею Ша-Хири, однако, по слухам, он уже погружается в Сон Веков. У каждой из каст есть собственный предводитель, и эти три Каинита, которых называют дуат, несут ответственность за ночную деятельность клана. Наиболее уважаемым членом этого совета считается калиф Джамаль, могучий мечник и правитель касты воинов. Визири следуют приказам Тегируса, который когда-то служил под началом Александра Великого. А чародеев уже много веков возглавляет могучий Амр аль-Ашрад.

Цитата: Ты, который вынудил нас сплотиться, разрушив все, что мы почитали священным, познаешь правосудие Хакима.

Стереотипы

Высокие Кланы: Это по их приказу среди франков распространился призыв к крестовым походам, и на их руках вовеки пребудет кровь убитых.

Низкие Кланы: Любопытный эпитет, учитывая, что у Детей Хакима, Носферату и Гангрелов гораздо больше чести, чем у всех тех, кто называет их «низкими».

Последователи Сета: Лишь на время крестовых походов мы заключили первое и последнее соглашение с этими змеями. Как только последний из франков уйдет, мы обратим свое внимание на них.

Ласомбра: Наши мусульманские братья в Аль-Андалусе добились больших успехов, прежде чем их христианские товарищи стали отбирать земли, которые принадлежали их же крови. Никогда раньше я не видел такой внутренней разобщенности.

Вентру: Хорошо, что они наконец отважились покинуть безопасную тень своих тронов и крепостей. Возможно, теперь мы, разнообразия ради, сможем встретиться с ними лицом к лицу в битве.

Последователи Сета

«Эдем узнается по его змею», - говорят пепельные священники неофитам. А змеями в садах ночи являются Последователи Сета, клан египетских и восточных вампиров, который, по слухам, творит под ночным небом немыслимые бесчинства. Говорят, что эти порочные торговцы способны удовлетворить любую страсть и предоставить любое развлечение, они потакают низменным побуждениям своих клиентов, увеличивая развращенность и распространяя ересь по всему миру. Однако сами Сетиты считают себя последователями самых древних традиций, хранителями свобод, которые были нарушены, когда мир пошел не по тому пути. Они предпочитают тени, потому что свет – товарищ высокомерия, а тьма взращивает покорность и должное уважение к великим тайнам.

Последователи Сета ведут свой род от Сета, обожествляемого существа, равного самому Каину, если не Богу. Сетиты оспаривают любую свою связь с так называемым Третьим Смертным. Их история берет начало в те древние ночи, когда пески пустыни еще были горами. В эти мифические времена великий охотник Сет впился в грудь Геба и испил крови бога земли, что сделало его самого богом, а его детей - воплощениями его холодной мраморной божественности. Каиниты говорят, что то были мрачные и кровавые времена, но Сетиты помнят их как время невозбранной свободы… по крайне мере пока Сет не начал войну против своего брата Осириса и племянника Гора. До сих пор ходят споры, кто же победил в той войне - Последователи говорят, что они, их враги утверждают обратное. Увы, но Египет пал под натиском смертных чужеземцев, и Сетитам пришлось уйти в глубокое подолье, где они оттачивают свои коварные пути.

Бедствия снова обрушились на клан в ранние ночи первого века, когда Сет исчез из своего саркофага после того, как наслал на своих наиболее почтенных детей пророческие сны. Теперь его предсказания постепенно сбываются, и Последователи Сета проявляют все большее внимание к распространению своих догм по миру. Раньше их активность была ограничена берегами священного Нила, теперь же они путешествуют по всему известному миру, проповедуя мудрость Сета в глубокой тьме караванных палаток или же в тупиках грязных улиц городских трущоб.

Последователи приветствуют неудачи, болезни, трагедии и бедствия, потому что только в этих условиях становятся необходимыми их услуги. Они лелеют ничем не сдерживаемую свободу, хаос страстей и исполнение желаний… любых желаний. Они превозносят чувственность и удовольствия, двойную связь с их богом, но времена медленно меняются. Сетиты распространились далеко за пределы Нила, но предпочитают давать Становление сарацинам и африканцам, чтобы поддерживать свои традиции. Лишь иногда они дают Становление Дешеру («рыжим») или франкам с рыжими волосами (которые, как они считают, являются отметиной Сета). В наше время некоторые Дешеру создают себе потомков без всякой связи с традициями клана и устраивают свои логова в Европе, подальше от глаз древней касты египетских Сетитов, известной как Иерофанты. Эти ублюдочные Сетиты – мерзость в глазах Сета. Они забывают о традициях и предпочитают отдаваться своим грехам вместо того, чтобы подталкивать к греху других. Это создает разногласия между традиционными Сетитами и Дешеру, которые говорят, что легенды Египта меркнут и новый Эдем – это Европа. Некоторые Иерофанты отправляются на запад и север, чтобы расследовать эти случаи и убедить отступников в том, что нельзя изменять святые традиции лишь из-за того, что изменилось место для храмов.

Прозвище: Змеи, Сетиты.

Внешность: Большинство Последователей происходит с Ближнего Востока или из Африки, из-за чего в Европе они выглядят чужаками. В клане распространена нубийская практика нанесения шрамов. Втирая пепел в порезы и раны, Сетиты создают узоры из шрамов и рубцов. Обычно члены клана одеваются как купцы или караванщики и слывут опытными путешественниками (их безопасность – в умении быстро перемещаться). Среди своих они возвращаются к традициям древних жрецов. Они сбривают с тел все волосы, чтобы уберечься от вшей в грязной Европе, и носят льняные одеяния, по виду схожие с египетскими. Немногочисленные европейцы, которые получили Становление от Сетитов, могут гораздо легче сойти за членов других кланов, что они и делают, меняя одежду и манеры. У многих таких Дешеру рыжие волосы – от рождения или после покраски хной.

Убежище и добыча: Последователи Сета предпочитают подземные убежища, будь то пещеры, заброшенные водохранилища, погребенные храмы, украшенные древними письменами и тканями, но только наиболее почитаемым членам клана принадлежит привилегия проживания в таких местах. В Европе большинство Сетитов ютится по саркофагам или караванным повозкам либо приобретает собственные дома в городских трущобах, близкие к портам и торговым районам. Вне зависимости от места проживания в убранстве убежищ Сетитов преобладают египетские иероглифы, рисунки на папирусах, льняные драпировки, небольшие святилища со статуями Сета и храмовая керамика. Из этих храмов-берлог Сетиты охотятся на низшие классы европейских городов, чтобы не вызвать гнев могущественных Каинитов.

Становление: Традиционно лишь те, кто был рожден в Египте или возле Нила, считались приемлемыми кандидатами для крови Сета, и большая часть клана остается египетской, арабской или африканской. Но для крови Сета годятся лишь люди с сильной волей, а не просто мешки мяса. Большинство птенцов начинают свой путь как смертные слуги или гули своих сиров, чтобы доказать свою пригодность. Подхалимы полезны в качестве слуг, но не более того. Настоящее Становление происходит перед статуей Сета и требует сложного и тайного ритуала. У Дешеру Становление обычно проходит в более свободной форме и не требует долгих ритуалов, но ни один достойный своего прозвания Сетит, как бы ни был он далек от традиций клана, не даст Становления дураку или слабаку. Большинство Дешеру происходит из Греции (так как их центром когда-то был Константинополь), но число франков среди них становится все заметней.

Создание персонажа: Социальные Атрибуты и Познания первичны для Последователей, отражая их чарующие и таинственные знания с Востока. Торговля также является популярной способностью, а те, кто делает упор на физические качества, предпочитают боевые Способности. Для странствующих Сетитов ключевыми Дополнениями являются Слуги, Стадо (их караваны) и значительные Ресурсы. Также популярны Связи, Влияние и Наставник. Наиболее ортодоксальные члены клана поклоняются Сету и следуют тайной Дорогой Змея. Другие относятся к своему прародителю как к образцу для подражания при восхождении по Дороге Королей, Зверя или Греха.

Клановые Дисциплины: Затемнение, Присутствие, Серпентис.

Слабости: Сет обитал в ночи и ненавидел день, когда миром правили Осирис и Гор. Последователи Сета терпят большие неудобства от солнечного света, который наносит им двойное количество непоглощаемых повреждений по сравнению с другими вампирами.

Организация: Традиционно Сетиты сохраняют древние жреческие порядки Египта, когда каждый храм возглавляется Верховным Жрецом и Первым Пророком Сета. Остальные Сетиты делятся на Вторых, Третьих и (если таковые найдутся) Четвертых Пророков Сета, однако последние встречаются редко. Сейчас обстоятельства благоприятствуют созданию небольших сплоченных сект смертных последователей, возглавляемых Сетитом, который выступает в качестве Первого Пророка Сета. Любая иерархическая структура требует, чтобы Сетиты уважали друг друга как носителей крови Сета. Дешеру не так строго следуют традициям. Часто они довольствуются теми рабами, которые следуют за ними.

Цитата: Идем. Обещаю, у тебя больше не останется желаний.

Стереотипы

Высокие Кланы: Очередной пример тирании законов. Вежливо улыбайтесь им и потакайте их тайным желаниям. При правильном использовании из них могут получиться полезные инструменты.

Низкие Кланы: Некоторые из них - добровольные рабы, и поэтому они худшие из дураков, но другие обладают удивительной волей и яростью против мира, который проклял их. Возможно, Сет коснулся и их.

Ассамиты: Удобные союзники против франков, но нам нужна уверенность в их верности. А пока я доверяю им не больше, чем верю в то, что меня не ударят моим же мечом, попади он в чужие руки.

Каппадокийцы: Играйте с ними в терпеливого крокодила. Они считают себя выше других из-за своих научных изысканий, но когда их драгоценные книги больше не смогут дать ответов на вопросы, им придется искать нас.

Гангрел: Похвальная ярость против гнета цивилизации, но без какого-либо плана сражения. После дрессировки и укрощения они могут стать такими же полезными, как и любые псы пустыни.

Вентру: Противоположность Ассамитов, чем и полезны. Они могут дать многое, а их стада все еще способны изгнать арабов из наших земель – разумеется, только для того, чтобы потом их самих изгнали прочь.

Гангрелы

Естественная привычка смертного стада сбиваться в кучу стала благом для Каинитов. Большинство из них предпочитает охотиться в городах, где питаться гораздо легче. Гангрелы – исключение из этого правила. Повсюду, от татарского востока до арабского юга и варварских северных земель, Гангрелы находят себе убежище среди диких племен. Для них города – это ловушки, где сильные Каиниты становятся слабыми и ленивыми.

Впрочем, Гангрелы не верят, что они произошли от Каина. Они говорят, что в дни до начала времен великие боги выбирали тех, кто должен был стать их детьми. Пара божественных близнецов вступила в соперничество друг с другом. Одна из близнецов, Эннойя, выбирала себе самых отважных воинов. Второй близнец, Чурка, выбирал тех, кто был искусен в обмане. Их дети воевали множество лет, пока Чурка не вынудил двух детей Эннойи, которым та доверяла больше остальных, покинуть поле боя. В ярости и отчаяньи Эннойя потребовала, чтобы отныне дети обоих близнецов зависели от крови живых. Боги откликнулись на это просьбу, и так появился клан Гангрел, дети Эннойи.

Члены клана верят, что в одну из ночей их мать вернется и снова призовет их на битву. Тогда, и только тогда Чурка и его прислужники получат то, что заслужили с еще на заре времен. Долг Гангрелов следить за тем, чтобы лишь самые умелые и выносливые пополняли их ряды, чтобы клан смог победить, когда придет время последней битвы. Тогда мать с любовью примет их.

Цивилизация – это трюк Чурки, которому нужно, чтобы обманщики оказались лучше приспособленными к последней битве, чем воины. Клан отказывается идти в ловушку своего древнего врага, поэтому выбирает потомство и охотится среди кочевых и диких племен. Цепи, сковывающие хозяина и раба, лорда и вассала, кажутся им невыносимым проклятием, иерархичное общество Европы вызывает у них отторжение. Они умеют выживать и процветать в самых неблагоприятных условиях. Они ценят простые, но достойные качества, такие, как храбрость, честь, бойцовские навыки, умение выживать и знания о земле.

Необходимость вынуждает Гагрелов часть времени проводить наедине с собой. Если на определенную группу людей начнут охотиться сразу несколько вампиров, они могут быстро сократить количество доступных для питания смертных или вызвать достаточно подозрений, чтобы конфликт стал неизбежен. Хороший охотник не станет уничтожать всю свою добычу. Многие Гангрелы учатся выживать в одиночку, потому что лишь так они существуют с момента своего Становления. Сиры часто бросают своих детей, чтобы те сами заботились о себе, чтобы увидеть, достойны ли они называться истинными Гангрелами.

Однако одиночество не может длиться вечно. Исходя из практичных соображений, объединяться стоит лишь для того, чтобы сформировать охотничьи стаи. Но даже в этом случае нежизнь вне города тяжела. Гангрелы сталкиваются с постоянными опасностями. Во многих лесах обитают люпины, а для того, чтобы своей охотой не оповестить группу людей или целое поселение о присутствии вампира, требуется немалая хитрость и ловкость.

Так или иначе, но большинство Гангрелов проводит среди других вампиров хотя бы часть времени. Можно испытывать себя, сражаясь против людей и животных, но настоящее испытание – это битва с себе подобными. Отсюда следует, что стоит хотя бы немного времени проводить в городах, чтобы узнать об обычаях своих противников. Некоторые даже переселились в города, крадясь в ночи тогда, когда большинство добычи запирается в своих домах. Но слабые, больные и беззащитные люди, которые обитают бок о бок с вампирами-манипуляторами, считаются постыдной пищей для Гангрелов. Для большинства членов клана нежизнь – это долгие периоды деревенского одиночества, прерываемые немногочисленными годами среди обилия стад и соперников-хищников.

Прозвище: Животные.

Внешность: После Становления Гангрелы приобретают животные черты, и мало кто из них считает нужным скрывать их. Они носят эти отметины с гордостью, как знак навыков выживания. Одежда, если они вообще ее носят, отличается практичностью и, как правило, простотой. В целом их внешность напоминает тех людей, на которых они чаще всего охотятся, но в гораздо более грубой форме.

Убежище и добыча: Мало кто из Гангрелов, кроме тех немногих, кто обитает в городах, имеет постоянное убежище. Они охотятся на обширных территориях и не привязаны к конкретному стаду; из-за долгих странствий у них нет времени, чтобы создать безопасное убежище от солнца. Вместо этого они просто погружаются в землю благодаря Дисциплине Превращение или пользуются естественными убежищами, например, глубокими пещерами. Гангрелы с особым удовольствием питаются городскими обитателями, которые забрели в деревню, или людьми, которые были достаточно глупы, чтобы путешествовать ночью.

Становление: Большинство Гангрелов происходит из так называемых варварских плеемн – татар, монголов, кельтов, викингов, ливов. Однако среди них все больше становится людей из цивилизованного мира, которые обладают подходящими навыками: охотники, лесники и другой сельский люд. Большинство детей бросают на месяцы или даже годы, чтобы они выживали сами, пока их сиры вполглаза – в лучшем случае - присматривают за ними. Если они демонстрируют силу, необходимую для выживания, то их обучают и приглашают в общество Гангрелов. Если же нет, то их сир (или другой хищник) забирает их кровь.

Создание персонажа: У членов клана первичными, как правило, становятся Физические Атрибуты, Социальные Атрибуты обычно бывают третьестепенными. У многих Гангрелов одинаковые Маски и Натуры – они не нуждаются в притворстве или обмане. Таланты или необходимые для выживания Навыки гораздо ценнее Познаний. Обитающие в деревнях и лесах члены клана прежде всего развивают Дисциплину Превращение, так как она сильно помогает в выживании. Обычно Гангрелы следуют Дорогой Зверя, однако они могут идти и по любой другой Дороге.

Клановые Дисциплины: Анимализм, Стойкость, Превращение.

Слабости: Близость Гангрелов к внутреннему Зверю отражается на их телах. Каждый раз, когда член клана впадает в безумие, он получает животную черту (мохнатые руки, кошачьи глаза, большие клыки и т. д.). За каждых 5 таких черт один из Социальных Атрибутов Гангрела падает на 1. Некоторые Гангрелы считают это благословением, а не слабостью.

Организация: Формальная структура клана весьма слаба - все решает система статуса. После того, как подготовка новообращенного подошла к концу, сир редко встречается со своими отпрысками. При встрече статус члена клана определяется совокупностью перечисляемых им деяний и его репутацией у других Гангрелов. Время от времени устраиваются "сборища" – встречи клана, на которых определяется вожак округи (в лучшем случае неформальная должность) и всеобщий статус. Еще реже случаются совместные празднества, когда боевые стаи Гангрелов собираются для того, чтобы дать отпор общей угрозе.

Цитата: Я надеюсь, что в следующем городе я найду более достойную добычу, чем ты.

Стереотипы

Высокие Кланы: Жалкие существа, которые думают, что стены и обычаи людей защитят их от закона хищника и добычи. Скоро они поймут, что это не так.

Низкие Кланы: Некоторые из них, как и мы, знают, что нужно для выживания и процветания. Другие слишком заняты, прислуживая вышестоящим, чтобы понять истинную суть мира.

Малкавианы: Они - страдающие пророки, через которых говорят боги. Слушайте их слова – но с безопасного расстояния.

Носферату: Кто-то считает, что изуродованная внешность делает их чудовищами. Они ошибаются.

Равнос: Дети Чурки, нашего величайшего врага. Не доверяйте им. Убивайте их везде, где можете.

Цимисхи: Они понимают землю и право силы, хотя у них есть странная привычка неестественно искажать свою плоть.

Малкавианы

Средневековый люд относится к безумию с определенным страхом. Никогда нельзя понять, затронут ли безумец Богом, дьяволом, или и тем, и другим. Некоторые говорят, что во всем виноваты болезни или Волшебный Народец. В любом случае лучше просто оставить безумцев в покое, чтобы на тех, кто пересекается с ними, не пало такое же проклятье. В клане Малкавиан все эти страхи находят наиболее явное воплощение. Проницательное безумие, пророческое предвиденье, неконтролируемый голод хищника и Кровь Каина сошлись вместе, чтобы породить одних из самых страшных вампиров Темного Средневековья. Одно лишь слово может пробудить в них древнее безумие или прозрение терзаемого гения. В моменты идеальной ясности они начинают постигать вселенную и механизмы, которые управляют всем сущим. Они видят мир как цельную картину, созданную самим Богом… но лишь на краткий миг. Затем истина ускользает от них и оставляет лишь тяжелые будоражащие воспоминания. Пытаясь обрести понимание, они достигают более мелких озарений, которые все равно выходят за пределы восприятия других вампиров: они видят отблески грядущего, истинную сущность души, великие замыслы народов и священников, ход самих звезд. Эти картины блекнут рядом с видением вселенского замысла, но поддерживают в холодных неживых сердцах стремление к совершенному, сводящему с ума идеалу.

Прародителем клана был Малкав, которого Каиниты помнят как оракула и пророка Третьего поколения. Некоторые говорят, что Малкав перенял свою просветленность у самого Каина, но не смог его предупредить о том, какое разорение его братья и сестры устроят во Втором Городе. В качестве наказания Каин проклял Малкава и его потомство столь великим безумием, что они уже не могли совмещать его со своей мудростью. Другие говорят, что это проклятье было наложено без злого умысла, когда Каин вложил в разум своего внука воспоминание о лике Господа в то мгновение, когда Бог проклинал его. Прочие утверждают, что Каин крестил Малкава собственной кровью и тем самым проклял его.

Гадать о том, что же послужило причиной безумия Малкава, – своего рода игра среди исследователей Книги Нод, но мало кто осмеливается спросить самих Безумцев, во что же они верят. Клан приветствует безумие, потому что оно – вибрирующая созидательная сила, без которой мир был бы мертв и недвижим. Для них безумие – не препятствие прозрению, но его причина. Даже если же оставить в стороне эти рассуждения о движущем семени, безумие дарует клану единство, понятное лишь малому числу чужаков. Их связь с невообразимой структурой Творения создает общую систему взглядов, и ходят слухи, что некоторые Безумцы общаются на собственном тайном языке. Но являющееся им видение слишком раздробленно и велико, чтобы охватить его взглядом, поэтому все Малкавианы видят разные части общей картины. Вот почему они ценят восприятие других: оно позволяет им почувствовать землю у себя под ногами.

Малкавианы весьма общительны и часто наделены страстными натурами. Некоторые говорят, что безумие любит компанию, но на самом деле Малкавианы ценят прозрение и обожают уникальное восприятие. Возможно, поэтому они легко переходят от группы к группе и заключают бесполезные союзы. К несчастью, хоть Малкавианы и любят компанию, мало кто может выносить их долгое время. Честолюбивые владыки могут вытерпеть вечер с ними, пытаясь распознать некую великую истину в их предсказаниях, но даже это испытание многим кажется чрезмерным. Не так-то просто понять, пересек ли Малкавиан границу, отделяющую темного мудреца от злобного демона (пока не становится слишком поздно). Пытаться определить суть Малкавиан – все равно что бросать порох в огонь, проверяя, будет ли он просто чадить или же взорвется. Однако большинство Каинитов пугает не сама природа Малкавиан, а их способность делиться своим безумием при помощи Дисциплины Помешательство. Поэтому лишь самые храбрые или отчаянные Сородичи могут долго выносить внимание Малкавиан.

История клана Малкавиан – маятник, качающийся между уважением и ужасом, высоким положением и изгнанием. Когда Малкавианы в почете у своих собратьев, они становятся советниками, провидцами, мудрецами и шаманами общества Каинитов. Однако порою терпимость перерастает в осторожность, а затем и страх. Когда-то Малкавианы были одним из правящих кланов в Римской империи. Теперь же их считают проклятыми и называют посланцами темных сил. В лучшем случае Каиниты Темного Средневековья жалеют этот, как считается, слабый и немощный клан и предлагают ему помощь. В худшем случае Малкавианы сталкиваются с гонениями, мучениями и даже уничтожением.

Прозвище: Безумцы.

Внешность: Выбирая кандидатов на Становление, Малкавианы не учитывают ни его социальное положение, ни место рождения. Они предлагают Поцелуй любому, кто несет в себе зерно безумия или прозрения. Поэтому Малкавианы могут быть любого происхождения, любой расы, принадлежать к любому классу, от дикого пророка с окраин деревни до повитухи, которая кормит младенцев своим витэ.

Убежище и добыча: Малкавианы предпочитают развалины, будь то деревня, уничтоженная чумой, сгоревшая церковь, заброшенное аббатство или ветхое строение в самых зловонных трущобах. Убранство подобных убежищ различается в зависимости от безумия самого Малкавиана. Некоторые убежища являются складами костей людей и животных, другие украшают письмена, написанные углем, а некоторые чисты и по-спартански суровы. Некоторые черты характера влияют на выбор добычи, однако многие Малкавианы видят свое предназначение в наказании нечестивых. Вот только мнения о том, кого же считать нечестивцем, совпадают редко.

Становление: Многие Каиниты считают Становление честью, оказать которую можно только тем, кто достойно проявил себя. Малкавианы же видят в птенце дар, который улучшает сира и клан. Избранниками становятся лишь те, в ком есть семя безумия (выраженное или нет), и Малкавианы могут искать таких людей десятилетиями, пока не услышат неясный крика безумной души, которая вопиет об освобождении. Безумцы ценят тех, кто обладает острой интуицией, безумием, видениями или причудливым прозрением. Обращение птенца становится праздником для сира и клана, так как добавляет еще один кусочек к разрозненной мозаике.

Создание персонажа: Малкавианы отличаются большим разнообразием, на них лежат благословение самых разных безумных взглядов и устремлений – а значит, Натур и Масок. Многие Малкавианы обладают высокими Ментальными Атрибутами и специализируются на Талантах, некоторые предпочитают Социальные Атрибуты. Дополнения варьируются, но редко включают в себя Статус (хотя это Дополнение вполне возможно). Малкавианы следуют всеми основными Дорогами, однако Дорога Небес наиболее популярна.

Клановые Дисциплины: Прорицание, Помешательство, Затемнение.

Слабости: Говорят, что Каин предложил Малкаву сводящую с ума истину, тайну, которую Патриарх навсегда разделил со своим потомством через кровь. Все Малкавианы автоматически обладают одним психозом (выбирается при создании персонажа), от которого они никогда не смогут избавиться, даже истратив Силу Воли.

Организация: Когда-то все Малкавианы принадлежали к тайным орденам, которые обучали наиболее таинственным прозрениям, приносимым кровью. Теперь эти ордена редки, они скрываются под ширмой смертных культов и подобных организаций. Сейчас большинство Безумцев существует вне иерархии и лидерства, объединенные лишь слабой родственной связью с остальным кланом. Чтобы удержать в узде свой изменчивый как ртуть разум, они прибегают к помощи котерий и дорог.

Цитата: Безумны? Это мы безумны, милорд, или же истина, которую мы даруем, сводит с ума?

Стереотипы

Высокие Кланы: Они пытаются привнести порядок в ночь и повсюду терпят неудачу. И кто же из нас действительно безумен?

Низкие Кланы: Они верны дарам своей крови куда больше, чем те, кто стоит над ними. Однако многие из них все еще слепы и не видят истину.

Гангрел: Мы завидуем их способности общаться со Зверем, что внутри всех нас. Печально, что они с таким увлечением орут на него и почти его не слышат.

Ласомбра: Они заполняют все свое существование паутиной, а затем сердятся, когда мы сдираем ее. Но иначе как бы они вообще могли видеть?

Тремер: Они все хотят попасть куда-то, но не могут решить, куда. Не было еще клана, столь упорно не видящего цели и так настойчиво старающегося остаться слепым.

Носферату

Из всех кланов наиболее остро ощущают на себе Проклятие Каина именно Носферату. Их Становление представляет собой мучительный процесс, во время которого проклятая кровь клана разливается по умирающим венам, чудовищно искажая тело. Каждый член клана Носферату превращается в ужасное, изуродованное существо. Когда изменения, которые могут длиться целую неделю, закончены, даже слепой не перепутает их с человеком, поскольку от многих из них исходит ужасающий запах, оскорбляющий ноздри богобоязненных верующих. Всего лишь один взгляд на их отвратительные лица убеждает в том, что Носферату – воплощение зла, порождения греха, навеки исключенные из числа людей.

Некоторые из них сходят с ума, когда понимают, что с ними произошло, и их уничтожают их собственные сиры. Другие как-то примиряются со своим существованием, но пережитый болезненный опыт меняет их всех. Многие недавно получившие Становление Носферату проклинают своих сиров за свое нынешнее состояние и за то, что те выбрали их для столь страшной судьбы. Хотя многие новообращенные проводят некоторые время под крылом у своего сира, часто они стараются как можно раньше расстаться с тварью, которая обратила их в чудовищ. Если легенды правдивы, то эти узы ненависти восходят к самому первому представителю их клана.

Абсимилиард, основатель клана, был одержим красотой – как своей, так и тех, кто его окружал. Некоторые говорят, что он возглавил восстание против Второго Поколения, против детей самого Каина. Другие уверяют, что он завоевал любовь смертной, которой был очарован Каин. Чем бы ни был вызван гнев Темного Отца, под его влиянием Каин отобрал у Абсимилиарда то, что тот ценил больше всего. Его уродство стало для него мучением. Хуже того, его стали отвергать красивые люди, в том числе и его возлюбленная. Первый Носферату обратил свой гнев на собственных детей, и ходят слухи, что он до сих пор охотится на них при помощи своих пешек.

Однако вампиры этого клана научились скрывать свое проклятье, они мастера скрытности, обмана и хитростей, как обычных, так и сверхъестественных. Некоторые из их способностей позволяют им на время обрести нормальную внешность, но боль, нахлынувшая на них во время Становления, никогда полностью не оставляет их. Она постоянно напоминает им о том, чем они стали. Многие Каиниты считают несчастье этого клана видимым проявлением греха, который есть в каждом вампире, и избегают Носферату, поскольку те напоминают им о том, что они сами прокляты.

Члены клана по-разному справляются со своим проклятьем. Некоторые ищут утешения или покаяния в религии, надеясь, что Господь простит их и позволит им попасть в рай. Они становятся странствующими рыцарями, совершая благие поступки, или терзают свою неживую плоть в надежде получить благосклонность Господа. Большинство из них ищет утешения в Церкви, которая предлагает универсальное прощение, видя в Христе наилучший путь к спасению. Прочие обращаются к еретическим учениям своего времени, стремясь обрести в них тот образ жизни и систему запретов, которые считают наиболее подходящими для себя.

Немалое число Носферату скрывается от общества, живя среди прокаженных и больных, и принося пользу сообществу Каинитов благодаря торговле информацией, которую они получают, наблюдая, слушая и изучая из тени. Высокие Кланы смотрят на этих существ сверху вниз, и лишь некоторые из них поняли, что победа в Войне Князей во многом может зависеть от Прокаженных. Такие Носферату часто собираются в небольшие группы, численность которых тщательно скрывается от других вампиров.

Последняя группа видит в своем облике неопровержимое доказательство греха. Их души прокляты и им недоступно спасение, они даже не пытаются заслужить благосклонность Бога, который давно покинул их. Они становятся чудовищами, которые мстят живым и Каинитам всеми доступными способами.

Прозвище: Прокаженные.

Внешность: Всех Носферату можно описать как крайне уродливых. Уродство может проявляться в самых различных формах, от изувеченного тела с изогнутыми конечностями и раздутой головой до жесткой кожи с гнойными нарывами и незаживающими ранами. Некоторые религиозные члены клана считают такие раны знаками страданий, которыми испытывает их Бог, и уподобляют их стигматам Христа. Некоторые уродства переходят от сира к потомкам, в результате чего создаются отдельные семьи Носферату. Многие скрывают свою отталкивающую внешность под одеяниями из грубого сукна, похожими на те, которые носят смертные прокаженные.

Убежище и добыча: Все члены клана ищут себе убежища как можно дальше от людей. Предпочтение отдается заброшенным, разрушенным или опустошенным чумой селениям, не менее охотно Носферату селятся в канализациях времен Римской империи и катакомбах, если, конечно, в выбранном ими городе есть такая роскошь. Многие Прокаженные обитают в отдаленных и малоиспользуемых частях монастырей и замков. Некоторые находят себе приют в колониях прокаженных, чтобы не слишком выделяться уродством на фоне толпы. Добычей клана обычно становятся опустившееся, немощные и безумные люди, однако некоторые религиозные Носферату предпочитают питаться теми, кто, по их мнению, нарушает заповеди своей веры.

Становление: Некоторые Носферату выбирают тех, кто уже изуродован, изгнан или болен в надежде, что это поможет перенести птенцам Становления. Другие Носферату выбирают разочаровавшихся в жизни людей, считая, что те быстрее привыкнут к новому существованию. Но есть и те, кто потакает своей чудовищной природе и выбирает для Становления красивых, успешных и обладающих высоким положением смертных, наслаждаясь их ужасом и безумием, когда те пытаются приспособиться к своему новому состоянию.

Создание персонажа: У большей части клана первичными становятся Ментальные Атрибуты, однако среди Носферату есть воины и бандиты, для которых первичными являются Физические Атрибуты. Большинство Носферату ценят Познания больше, чем Таланты или Навыки. В клане часто встречается Дополнение Связи, но Союзники или Слуги крайне редки. Члены клана обычно следуют Дорогой Небес, Греха или Зверя. Дорога Человечности среди Прокаженных распространена крайне слабо.

Клановые Дисциплины: Анимализм, Затемнение, Могущество.

Слабости: Все Носферату до конца своей нежизни остаются уродливыми и ужасными созданиями. Их Внешность всегда равна нулю и не может быть увеличена никаким образом (они даже теряют единицу, получаемую всеми персонажами автоматически). Все броски, учитывающие Внешность, автоматически считаются проваленными.

Организация: Несмотря на внешность и нелегкие отношения с сирами, многие Носферату на удивление общительны, по крайней мере, в окружении себе подобных. Возможно, это связано с тем, что они не судят о других по внешности. Многие из них собираются в небольшие группы и свободно обмениваются информацией друг с другом. Религиозные Носферату обычно поддерживают связь со своими единоверцами, чтобы помогать друг другу в своих начинаниях.

Стереотипы

Высокие Кланы: О, такие благородные и могущественные, пока им что-то не потребуется от нас. А затем они вместе со всеми нами ползают в грязи.

Низкие Кланы: Они изгои, как и мы, но слишком высокомерны, чтобы признать это. И это дает нам преимущество.

Ласомбра: Каждого из них интересует лишь он сам, но большинство из них знает, что информация – лучшая монета.

Тореадор: Красивые личики позволяют им играть со смертными. Как им удается забыть, что станется с их игрушками, если те вдруг узнают об истинной природе своих хозяев?

Тремер: Честолюбивые чудовища, которым стоит преподать урок и показать, что значит быть настоящими вампирами.

Цимисхи: Они понимают, что мы такое, и даже пытаются стать похожими на нас.

Равнос

Носители порока и хаоса, непонятые члены общества, которое не может постичь всю силу управляющего ими Зверя, представители клана Равнос с их приверженностью греху вызывают недоверие всюду, где бы они ни появлялись. Многие знают их, немногие их принимают и почти никто им не доверяет. Пускаясь в путь из необходимости, они спешат из города в город, редко задерживаясь для того, чтобы осесть и создать постоянные связи. В результате Равнос стали идеальными торговцами. Товары, информация, тайны – все имеет свою цену, и эти странствующие вампиры знают, что просить взамен.

Происхождение клана Равнос окутано тайной даже для самих членов клана. Те, кто сейчас обитает в Европе, ведут свой род от волн эмигрантов из восточных земель за пределами Персии, которые пришли на запад во времена Александра Великого. До этого времени их история больше похожа на легенду. Эти волны переселенцев разделились на несколько джати, или каст, и разбрелись по Европе, Африке и Ближнему Востоку, но многие полагают, что их основатель все еще спит в далеких восточных землях, возможно, в Индии, куда он был изгнан после Великого Потопа.

В последнее столетие из этих далеких восточных стран пришла небольшая группа Равнос, и они рассказывают совсем другие истории о происхождении клана. В них создатель клана выступает как великий герой, возможно, даже бог. Однако вновь прибывшие Равнос с подозрением относятся к своим европейским собратьям и мало чем с ними делятся. Что из этих историй правда, а что миф, остается загадкой, как и в случае всех остальных преданий клана, членов которого называют Шарлатанами.

Клановая слабость причиняет высокородным лордам Европы множество неудобств. Каждый Равнос подвержен греху, и клан обвиняют в том, что они сеют хаос всюду, куда ступает их нога. Но только глупец станет считать, что Равнос, потакающие позывам своего Зверя, не могут держать себя в руках. Надменный князь может необдуманно изгнать Равнос из своих земель, но среди Высоких Кланов уже ходит немало легенд о последствиях такого решения. Изгнание лишь обрушит ярость джати на головы тех, кто осмелился отдать такой приказ.

Равнос по большей части разрозненны и доверяют друг другу примерно так же, как остальные доверяют им. Восточные и западные Равнос противостоят друг другу с одинаковым рвением, разница в мировоззрении вызывает частые стычки и подливает масла в огонь. Куда бы они ни пошли, их сомнительная (и не обязательно заслуженная) репутация опережает их. Многие Равнос превосходно плетут интриги, и тем, кто имеет с ними дело, приходятся постоянно быть начеку, отделяя действительность от фантастического обмана.

Узы семьи и касты создают в клане уникальное чувство личной безопасности. Равнос ревностно защищают членов своей джати, и чем крепче кровные узы, тем быстрее возмездие. Среди сенешалей и чистильщиков Европы широко известна история о Равнос, который был несправедливо наказан или изгнан высокородным князем (имя князя и место действия меняются от рассказчика к рассказчику). Вскоре после этого на князя посыпались «претензии» от семьи его жертвы: сира, ближайших родичей, потомства и т. д. Открытая война не в стиле Равнос, но они могут с легкостью разрушить город, разъедая его изнутри. Владыкам постоянно приходятся выбирать, что будет опасней: приютить Равнос или же изгнать и ожидать возмездия.

Из-за своей репутации Равнос часто выбирают одну из двух моделей поведения, которая позволяет им существовать в феодальном мире Каинитов. Нередко они притворяются членами других кланов. Подобные действия таят в себе опасность, но вместе с тем приносят заметную выгоду. Мало какому другому клану не доверяют столь же открыто, как и Равнос, и личина странствующего рыцаря Вентру или бродячего Тореадора-трубадура позволяет Шарлатану втайне потакать своим порокам. Так как раскрытие повлечет за собой немедленное воздаяние, некоторые вампиры тратят десятилетия или даже века на то, чтобы создать сеть из людей, которые бы подтверждали их ложные притязания. Но многим Равнос претит сама идея скрывать свою истинную сущность. Они открыто выступают в качестве торговцев, послов, шпионов и наемников.

Своей опасной репутацией Равнос во многом обязаны Дисциплине Химерия. Эта Дисциплина, которую мало кто из чужаков понимает, позволяет Равнос создавать большие и малые иллюзии и придавать форму чужому восприятию, как скульптор придает форму глине. Однако использование Химерии таит в себе опасности, и среди джати ходят истории о Шарлатанах, которые обманули сами себя.

Прозвище: Шарлатаны.

Внешность: Те Равнос, которые не скрывают связи с кланом, обычно одеваются так, чтобы подчеркнуть свою экзотическую природу. Их наряды ведут свое происхождение из Индии или Средиземноморья, в них используются редкие ткани и краски с Востока. Такие Равнос отдают предпочтение насыщенным пурпурным, голубым и золотым оттенкам, их одежды более свободны по покрою, чем европейские, и меньше сковывают движение. Шарлатаны, на короткое время или на долгие годы решившие скрыться под чужой личиной, одеваются в соответствии со своей ролью.

Убежище и добыча: Слухи о порочности и праздности Равнос нельзя назвать безосновательными, и этих вампиров часто можно встретить там, где царят разврат и наслаждения. Так как в основном Равнос проводят нежизнь в странствиях, часто они выбирают города с большими рынками, где можно устроить себе временные убежища. Портовые города особенно хорошо подходят для их целей, однако Равнос можно найти и вдали от берегов, хоть и в меньшем количестве. Большие города также позволяют быстро исчезнуть, если их присутствие станет нежелательным для местного князя. Во время странствий они могут питаться членами своей смертной семьи, но в городах, где выбор добычи не так ограничен, они не брезгуют и представителями низших классов.

Становление: Многие Равнос получают Становление за свои успехи при жизни, и каждый сир сам определяет, что именно считать подходящими качествами для будущего птенца. Многие ищут смертных со склонностью к обману и путешествиям, другие ищут тех, кто при жизни отличался добродетельностью, полагая, что невозможно в полной мере познать добродетель, не познав греха. Некоторые восточные Равнос хотели бы сохранить чистоту крови, но в Европе клан принимает в свои ряды выходцев из всех сословий и народов.

Создание персонажа: Равнос должны уметь убеждать окружающих в своей искренности или же уметь обманывать их, поэтому Социальные Атрибуты обычно становятся первичными. Ловкачи всех мастей получают Становление от Равнос, и их концепции могут варьироваться от странствующего музыканта до мастера местной гильдии, которые расширяют свою территорию. Типичными Дополнениями являются Союзники и Наставник (члены джати), а также Связи и Ресурсы (полезно для торговцев). По слухам, большинство Равнос следуют по Дороге Грехов, но на самом деле многие из них придерживаются других Дорог, в том числе и Дороги Человечности. Говорят, что наиболее традиционные и опасные Шарлатаны следуют собственной тайной вере, Дороге Парадокса.

Клановые Дисциплины: Анимализм, Химерия, Стойкость.

Слабости: Зверь Равнос – соблазнительное чудовище, а не безмозглое воплощение голода, как у других вампиров. Равнос могут впадать в безумие и Ротшрек, но их Зверь подталкивает их к более утонченным порокам. Каждый Равнос привержен какому-либо греху или пороку, который выбирается при создании персонажа. Гордыня, жадность, похоть, воровство или другой позыв может стать таким пороком. Если возникает ситуация, в которой персонаж может удовлетворить вызванное этим пороком желание, то он сделает это, если только игрок не выполнит успешный бросок на Самоконтроль или Инстинкты со сложностью 6. Даже если бросок был успешен, Равнос все равно будет чувствовать позыв и, возможно, слышать шепот Зверя у себя в голове.

Организация: Равнос ведут кочевой образ нежизни, и поэтому у них почти нет возможности для создания тесных связей или владений. Их структура, как и их общество, изменчива и непостоянна. Единственное правило, которое свято соблюдают все Равнос, гласит: «Защищай семью». Этот закон отчетливей всего проявляется в действиях различных джати. Джати для Равнос – это своего рода большие семьи. Члены джати обычно состоят в дальнем родстве и исповедуют одну философию. Они охотно предлагают друг другу помощь и поддержку, помогая другим членам джати в таких делах, как путешествия и обмен информацией.

Цитата: Мой лорд, этот прекрасно сделанный кинжал достоин того, чтобы просить за него 20 дхарм… мне совсем не хочется обнаружить его торчащим из вашей спины после того, как я продам его вашему брату, живущему на другом конце улицы. Что? Вы не…

Стереотипы

Высокие Кланы: Жаль, что они постоянно гонят нас из своих владений. Они начнут ценить нас только тогда, когда научатся доверять тому, что мы предлагаем. Они должны понять, что иллюзии, которыми они себя окружили, намного сильнее тех, что мы можем создать.

Низкие Кланы: Деление на Высокие и Низкие кланы – вздор, на всех нужно смотреть с одинаковой беспристрастностью, и первые доверяют нам ничуть не больше, чем вторые.

Гангрел: Они яростно ненавидят нас со времен противостояния на Востоке. Бойтесь их и благодарите Каина за то, что их так легко обмануть.

Тореадор: При всех они плюют на нас, как и прочие кланы, но стоит нам остаться наедине, как они быстро начинают интересоваться, что же мы можем предложить. Хороший дворцовый секрет и рулон шелка купят любого из них.

Вентру: Некоторые из нас шепчутся о тайных делишках с норманнами и их князем, но не обманывайтесь, думая, что Полководцы будут относиться к нам терпимее, чем все остальные.

Тремеры

В холодную туманную ночь 1022 года восемь самых талантливых магов-герметиков мира сошлись в потайной комнате затерянного в лесах Трансильвании замка, спотыкаясь на ходу и протирая глаза, которые слипались после проведенной без сна недели приготовлений. Они собирались завершить ритуал, благодаря которому должны были наконец обрести философский камень – давно искомый ключ к бессмертию и неограниченной власти. Их ожидания оправдались (до известной степени), но содеянное навсегда покрыло их гордый дом исследователей мерзкой славой, обрушив на них проклятие вампиризма из-за похищения Крови Каина. Некоторые из этих восьми проклятых до сих пор спрашивают себя, понимал ли их предводитель, великий Тремер, как он стал орудием в руках судьбы, которое изменило всю историю герметиков и Каинитов. Они гадали, не придется ли им провести свой проклятый, полный невзгод срок существования в попытках избежать последствий того, что они натворили. Однако идти туда, где ангел не решится сделать шаг, всегда было девизом Дома Тремер.

Прошедшие с тех пор два века стали свидетелями многих горьких предположений и теорий, выдвинутых как изнутри, так и извне. Действительно ли магия умирает, как говорят о том Тремер и его семь учеников, или же они считают так только потому, что их жажда вечной молодости истощила приток энергии? Они знали, какой судьбе они подвергнут своих братьев и сестер, или же их не беспокоило это? Они действуют не раздумывая, или же все их поступки - это часть какого-то большого замысла… чьего?

Известно, что чем больше на Тремеров давят, тем крепче они становятся. Когда-то великий дом магов теперь стал кланом вампиров – Герметический Орден отверг их в 1202 году, и последовавшая за этим война стала концом для оставшихся в этом доме людей. Они либо получили Становление, либо были казнены своими Проклятыми собратьями. Их враги Цимисхи, у которых они украли кровь и которые потратили на колебания несколько бесценных лет, теперь постоянно сражаются с ними. Но заклинания и странные твари не позволяют им приблизиться к источнику той заразы, которую они пытаются выжечь. Хотя Тремер официально никогда не признавал, что убил Патриарха Саулота и выпил его живительную кровь (и таким образом создал свой клан), мало кто из вампирских старейшин не заметил, что потомство Саулота начало быстро исчезать как раз тогда, когда честолюбивые выскочки стали набирать силу.

И теперь Узурпаторы, вопреки (или благодаря) тому, что их осаждают со всех сторон, лелеют новую мечту – о месте среди Каинитов. Но на своем пути они столкнулись с почти непреодолимыми трудностями. Даже те вампиры. Которые без ненависти относятся к Тремерам, считают их нечестивыми. Руки волшебников запятнаны святотатством, и это тоже веский аргумент. Многие молодые Тремеры, которые внезапно утратили смертную магию, были пойманы и убиты. Немало птенцов было брошено к подножьям княжеских тронов и заплатило за невежество своими нежизнями.

Семеро, ученики Тремера и предводители его Дома, быстро поняли, что они должны умиротворить своих чудовищных собратьев, выучить правила их маленького тайного сообщества и хотя бы внешне придерживаться их. Однако и Тремерам есть что предложить. Да, недавно созданная ими магия крови, Тауматургия, хотя и помогает справиться с примитивным колдовством Цимисхов, ни в какое сравнение не идет с силами, которыми они обладали при жизни. Да, они сейчас они чувствуют себя куда более одинокими и уязвимыми, чем прежде. Но никто из чужаков не должен знать об этом. Нелегко гордым духом Тремерам льстить и доказывать другим свою полезность. Многие из них натянуто улыбаются, когда лорды Вентру безнаказанно злоупотребляют их дарами. Лишь отчаяние – и необходимость – вынуждает их смиряться с этим. Но наедине с собой они усмехаются. Раз уж они носят прозвище Узурпаторы, то должны соответствовать ему.

К несчастью, ни строгая иерархия, ни частичная кровная клятва, которую каждый Тремер приносит своим руководителям, не породили того единства, о котором мечтали Семеро, и виноваты в этом трое из их числа: Горатрикс Неусыпный, предводитель самых решительно настроенных собратьев, Этриус Упорный, чья фракция изображает из себя совесть клана, и мудрая Мерлинда, которую с насмешкой называют миротворицей, хотя у нее есть своя группа поддержки. Существуют и более глубокие разногласия: между теми, кто приветствует бессмертие, и теми, кто чувствует себя преданными и обращенными в рабство, между любителями командовать и могучими волшебниками-одиночками, и так далее, ad infinitum. И все же большинство Тремеров понимает, что остальной мир ненавидит их гораздо сильнее, чем они ненавидят друг друга. А перед лицом общей опасности даже непримиримые противники заключают союз.

Прозвище: Узурпаторы.

Внешность: Большинство Тремеров считают себя искателями истины и одеваются соответственно: в одеяния ученых, пошитые из прочных тканей, намеренно скромные и непритязательные. Сундуки клана полны, но личное богатство считается в нем излишней роскошью. Регенты предпочитают держать себя, своих учеников и свои капеллы в строгости. Однако Тремеры, выступающие в качестве посредников между Каинитами, могут носить что угодно, от роскошных дворцовых одежд до дорогих мехов и шелков. Их видимый возраст может сильно различаться, так как все они получали Становление в разном возрасте. Тремеры могут происходить из любых христианских регионов или земель, граничащих с ними, однако этническими центрами клана являются немецкие и славянские земли.

Убежище и добыча: Практически все Тремеры обитают в тайных домах для тауматургических изысканий, именуемых капеллами, обычно с несколькими своими соклановцами, хотя региональные штаб-квартиры клана могут быть больше по размеру. Вампиризм вынуждает создавать капеллы в городах, где из-за своего статуса изгоев Тремерам приходится иметь дело с человеческими отбросами: обитателями трущоб, гетто, кварталов для иноземцев. Эти зачастую истощенные люди становятся для Тремеров источником пищи. Некоторые неофициальные капеллы не могут позволить себе даже этого, а ведь природа их магии требует много крови. К счастью, культура клана не приветствует гурманство. Во многих капеллах есть «кладовая», где содержатся смертные пленники, а ученикам просто-напросто запрещено рисковать собой на охоте.

Становление: Несмотря на множество старых и новых врагов, Тремеры все еще набирают птенцов из кабалов оккультистов, гностических культов, церковных школ, университетов, аббатств, монастырей – словом, отовсюду, где почитается разум. От верующих всех конфессий ожидается, что они отбросят прочь все убеждения, которые проникнувшиеся духом эллинизма Тремеры считают непросвещенным, особенно после того, как превратятся в вампиров. Некоторые регенты создают среди смертных собственные тайные общества, которые обеспечивают их питанием и кандидатами для Становления. Иногда Становление получают маги-герметики, которые кажутся слишком многообещающими для того, чтобы позволить им просто умереть, или же, к несчастью для себя, суют свой нос куда не следует.

Однако прагматизм диктует и более низменный выбор: клану нужны рыцари для «венгерской войны», придворные или даже прелаты, способные выполнять обязанности дипломата. Подобных людей соблазняют или хватают силой, если это необходимо. Вне зависимости от своего происхождения, идеальный кандидат должен обладать блестящим интеллектом, тягой к тайнам и, кроме того, духом авантюриста. Другие Каиниты склонны недооценивать отвагу Тремеров из-за хилой внешности, пока не становится слишком поздно.

Создание персонажа: Большинство Тремеров следуют по Дороге человечности (и иногда Дороге Греха), так как с подозрением и предубеждением относятся к прочим вариантам. Ментальные Атрибуты и Познания обычно первичны, если иное не заложено в концепции (например, если персонаж – воин, дипломат или ученик с природным даром, но без образования). Наиболее популярным личным Дополнением является Наставник, но у капелл может быть целый набор общих Дополнений.

Клановые Дисциплины: Прорицание, Доминирование, Тауматургия.

Слабости: Традиции Тремер требуют повиновения главам Дома, и это повиновение достигается за счет принудительных частичных уз крови - одного глотка смешанной крови Семи. Через этот ритуал должен пройти каждый новичок. Поэтому высокопоставленные Узурпаторы получают -1 к сложности при применении Доминирования к своим младшим по рангу собратьям. Есть и еще более опасный обычай: каждый Тремер должен сдать сосуд со своей кровью, и в Высшей Капелле в Цеорисе быстро растет обширная коллекция крови членов клана. Тауматургия дает удобную возможность наказывать младших Тремеров, делая их жертвами темных ритуалов.

Организация: Из-за острой нужды в единстве (и, возможно, ради обширных оккультных исследований) Семеро постепенно превращают прежнюю иерархию клана в то, что с почтением называют Пирамидой. Они надеются, что у каждого регента капеллы будет семеро учеников, семеро регентов будут подчиняться окружному владыке, семеро владык будут подчиняться одному из Семи, а те будут подчинятся Великому Тремеру, который отдыхает в Цеорис, в Высшей Капелле, величайшей крепости Дома, расположенной в Трансильванских Альпах.

Чтобы создать такую структуру, требуется много усилий, как магических, так и вполне материальных. Многие Тремеры, которым опасности грозят со всех сторон, считают ночную работу в своих капеллах и простое выживание куда более важными задачами, чем попытка произвести впечатление на какого-нибудь далекого руководителя. Но клановая клятва при инициации предполагает смерть за открытое неповиновение, и у вышестоящих магов есть средства, позволяющие выполнить эту угрозу.

Цитата: Мне тяжело признаваться в несогласии с вашими доверенными советниками, моя госпожа, ведь они, без сомнения…

Стереотипы

Высокие Кланы: Нам требуется покровительство, но и многие из них, в особенности Вентру, тоже нуждаются в нас, даже если они, в своем слепом лицемерии, не желают этого признавать. Только благодаря им мы до сих пор не перешагнули порог смерти.

Низкие Кланы: Даже они льют на нас грязь; но они знают, что мы не останемся в ней надолго. И мне кажется, за это они ненавидят нас еще больше, чем их правители.

Цимисхи: Когда они впервые обрушились на нас, мы не могли понять, почему они считают нас такими опасными врагами. Теперь мы знаем о них достаточно, чтобы полностью согласиться с ними.

Салюбри: Вы уверены, что он был один?


1 — Перевод описаний всех кланов (и Высоких и Низких) выполнен Soulforger с wod.su. [Наверх]

2 — Памплона – столица автономной области Наварра на севере Испании, один из древнейших городов страны. Расположена у подножия Западных Пиренеев, на реке Арге (притоке Арагона). [Наверх]

3 — Вилы, самовилы, в южнославянской мифологии женские духи, очаровательные девушки с распущенными волосами и крыльями, одеты в волшебные платья: кто отнимал у них платье, тому они подчинялись. Если разгневать вилу, она может жестоко наказать, даже убить одним своим взглядом. [Наверх]