Аонида (Aonides)

Происхождение аонид или Муз во многом напоминает происхождение сатиров - во всяком случае, в плане истоков. Аониды выводят свой род с самой Горы Олимп, утверждая, при этом, что они являются потомками Зевса, правителя Богов, и титанши Мнемозины (или Памяти). Аониды представляют собой исключительно соблазнительных существ, испытывающих страстное влечение к смертным. К сожалению, они так же выступают живым доказательством известного принципа, который гласит, что от любви до ненависти - всего один шаг. Древние греки говорили, что все кошмары Гадеса меркнут перед яростью отвергнутой аониды. И, действительно, когда дело доходит до любовной игры, эти Обитатели могут быть очень жестокими. Человеческая фантазия привлекает их подобно тому, как пламя влечет к себе мотыльков. Хотя всем порождениям Грезы требуется Гламур, позволяющий им существовать, создается впечатление, будто бы аониды питают особое пристрастие к наслаждениям, сопровождающим Просветления, которые они вызывают. Музы принимают самое деятельное участие в творческой деятельности тех, кто их окружает, страстно желая прикоснуться к новым произведениям искусства или же услышать новые песни. Когда Мечтатели, находящиеся рядом с ними, не сосредоточены на творчестве, аониды ведут с ними беседы, посвященные искусству. Отчасти они напоминают живые резонаторы, критикуя и оценивая идеи и задумки окружающих. Аониды проводят много времени, посвящая себя Созидательности в отношении тех, кто желает творить, и Опустошая несчастных, которым не хватает упорства для того, чтобы подчинить себе свое воображение. Они так же сами являются великими творцами. Большая их часть обладает как минимум несколькими точками в Актерстве (Performance), выбирая при этом определенную специализацию в отдельно взятой разновидности искусства. Эта форма искусства становится для них чем-то наподобие личного тотема, связывающим чувство их собственной идентичности с актом творения. Адхене считают Муз, которые лишены своего собственного артистического таланта и, в силу этого, посвящают себя исключительно вдохновению смертных, обычными позерами. Тем не менее, они все равно играют немаловажную роль покровителей и хранителей Гламура.

Аониды очень сильно привязываются к вдохновляемым ими Мечтателям в эмоциональном плане. Иногда они относятся к ним, как к домашним зверушкам, демонстрируя свою симпатию, но, в то же время, считая себя высшими существами. Музы часто считают, что их Мечтатели были бы без них бездарными невеждами, и, иногда, переоценивают свою собственную роль в творческом процессе. Мечтатели, которые оказываются под влиянием Муз, чаще всего твердо убеждаются в том, что без них они не смогли бы ничего создать. Когда аонида и ее Мечтатель расстаются, последний оказывается в творческом вакууме, где остается до тех пор, пока ему не удается излечить свои сердечные раны.

Образ Жизни: Аониды разбираются в человеческой культуре лучше всех остальных Обитателей. Они часто посещали мир смертных еще до Миррима, благословляя смертных Мечтателей своим присутствием, и вдохновляя их на создание величественных шедевров. Многие аониды помнят сатиров еще по тем древним временам, когда их жизнь сводилась к пению, танцам и занятиям любовью на берегах Средиземного Моря. И по сей день они не могут отказаться от погружения в сердца и разумы Мечтателей. Они Созидают и Опустошают с гораздо большим благоговением и восторгом, чем Китэйны. Муза является никем, если она не вдохновляет других. Аониды часто испытывают сильные эмоции по отношению к своим Мечтателям. Подобные взаимоотношения могут стать катализатором для смены их Ариа. Аониды могут принадлежать к любому полу. Большая их часть предпочитает быть бисексуалами. Когда аонида оказывается влюблена или, каким-либо иным образом, привязывается к какой-то персоне, она принимает человеческий облик для того, чтобы находиться рядом с объектом своей привязанности. Аониды обычно принимают тот облик, который объект их симпатии находит наиболее привлекательным. Если возлюбленный аониды уже влюблен, то Муза зачастую принимает обличье его партнера. Затем она входит в жизнь интересующей ее личности, дождавшись того момента, когда истинная любовь этого человека находится где-то далеко, и занимает ее место, что, зачастую, вызывает немалую путаницу.

Ариа

Хотя происхождение Муз уходит своими корнями в древнюю Грецию, они заимствовали свои обличья из эротических сновидений представителей всех земных культур. Их рост, комплекция, цвет глаз и волос очень сильно варьируются, начиная самыми светлыми и заканчивая самыми темными цветами, что, впрочем, касается и телесных форм, изменяющихся от самых миниатюрных до весьма объемных. Аониды всегда отличались немалой привлекательностью, и хотя не все они, в действительности, являются такими же красивыми, какими кажутся, они достаточно часто искушены в искусстве иллюзии. Тоги и греческие хитоны считаются наиболее распространенными Вуалями Муз. Внешность аонид не слишком-то зависит от их Ариа, хотя, зачастую, смена последних вызывает некоторые незначительные изменения в одежде, прическе или макияже. Аониды обычно обладают очень хорошим вкусом, в плане одежды, хотя стоит отметить, что, вне зависимости от того, что на них одето, они выглядят необычайно волнующими и будоражат воображение представителей противоположного пола. Они отличаются изящной грациозностью и вкусом, который ориентируется на природную красоту, а не на внешний и показной блеск. Немногие порождения Грезы напоминают людей в такой же степени, как аониды; даже в облике фей большая их часть с легкостью могла бы сойти за обычных смертных.

• Диониаэ: Эти музы считаются непревзойденными в поиске наслаждений. В этой Ариа, аониды могут быть беззаботными и чувственными, ставя удовольствие превыше всего остального, или же безутешно печальными, подобно самым трагичным из поэтов. Аониды, относящиеся к первой категории, бесстыдно отдаются гедонизму. В свою очередь, скорбящие Музы могут считать окружающий их мир жестоким и трагическим местом. Так же известная как Ариа Мнеме, что связано с болезненными воспоминаниями, которые иногда сопровождают ее, Диониаэ подталкивает аонид к чувственным крайностям. Аониды часто принимают это обличье, когда их отвергает возлюбленный или же они просто оказываются "выбиты из колеи".

• Араминаэ: Бытие Музой не всегда связано с высоким искусством или занятием любовью. В этом, наиболее обыденном состоянии, аониды лучше всего справляются с ежедневными и банальными сложностями, подобными необходимости арендовать место для галереи, общению с агентами или ведению бухгалтерского учета. Учитывая то, что жизнь большинства Муз представляет собой истинный водоворот страстей, некоторые из них чуть ли не наслаждаются этой возможностью пожить "спокойно" - пускай даже временно. Аониды часто обращаются к Араминаэ, сталкиваясь с угрозами или нанесенным им вредом, так как эта Ариа отчасти напоминает барьер, защищающий Муз от их собственных слабостей.

• Аполлиаэ: В этом облике, Музы отдаются служению любви и искусству, пытаясь поднять их на самый высокий и абстрактный из возможных уровней. Это уровень является воплощением истинной любви, а не звериной похоти, и Муза посвящает все свои творческие энергии бескорыстному познанию великого искусства, созданного столь светлыми страстями.

Предрасположенность: Люди или Места.

Права Рождения

• Изящество Каллиопы: Все аониды обладают талантом к незаметному манипулированию. Даже когда Музы не собираются прибегать к этому дару, они все равно остаются исключительно очаровательными, без труда завоевывая сердца тех, кто их окружает. Изящество Каллиопы связано не с внешней красотой, а, скорее, разумным использованием комбинации вдохновения и внушения с целью манипулирования действиями и мыслями других людей. Все аониды получают +2 к значению Манипулирования или Харизмы (на выбор игрока), даже если значение одной из этих Черт, в конечном счете, превышает максимум в пять пунктов. Аониды не могут провалить броски, связанные с Убеждением или Актерством. Кроме того, в отличие от большинства других Обитателей, Музы не находятся под воздействием Серебряного Запрета.

• Опустошение Адониса: Это Право Рождения предоставляет аонидам значительное преимущество в получении Гламура. Вдобавок к стандартным методам, аониды могут похищать Гламур, успешно соблазняя свои жертвы. Для применения этой способности требуется наличие некой разновидности эмоциональной связи между Музой и жертвой, которая может принимать как форму страстного поцелуя, так и любовной игры. Аониды не применяют это Право Рождения автоматически по отношению ко всем, с кем они поддерживают близкие отношения; использование Опустошения Адониса происходит лишь с ведома и желания самой Музы. Большинство Муз применяет его достаточно редко, стремясь получить еще "чуточку Гламура" лишь тогда, когда это особенно необходимо. Тем не менее, с помощью этого Права Рождения, аониды могут превратить похоть и страсть в достаточно могущественное оружие. Аониды часто используют Изящество Каллиопы для того, чтобы заманить своих врагов в ловушку, делающую их Банальными и бесполезными после соприкосновения с Опустошением Адониса. Как только Музе удается соблазнить свою жертву, игрок производит противоположный бросок Манипулирования + Хитрости против Воли жертвы. Аонида похищает один пункт временного Гламура за каждый полученный успех, хотя при этом временное значение этой Черты не может превышать постоянное значение ее Гламура.

Слабость

• Глупость Арахны: Аониды не могут смириться с тем, что кто-то обладает большим артистическим талантом, нежели они. Музы настойчиво считают себя самыми творческими существами, причем как в Мире Осени, так и в Грезе. Если аонида узнает о том, что кто-то оказался лучшее нее в избранной ею творческой области, Муза бросает вызов "выскочке", предлагая соревнование, которое должно определить то, кто же, на самом деле, лучший. Победителя определяют зрители, независимо от того, происходит ли оно в художественной галерее или на сцене. Если аонида проигрывает соревнование, то ее сопернику придется в полной мере испытать ее гнев. Муза пойдет на все, чтобы сделать жизнь победителя как можно более неприятной (причем, зачастую, это касается и лживых судей), пускай даже ценой игнорирования новых талантов. Учитывая то, что в Грезе эта Слабость усиливается, Аониды не могут брать Недостаток Самоуверенность.

Цитата: Мы поддерживаем то лучшее, что может предложить человечество: любовь и творчество. Как кто-то может быть лучше нас?



Стереотипы

Ачери – Неприятные существа. Лучше держаться от них подальше: в противном случае, вы рискуете подхватить что-то дурное.

Фир-болги – Отвратительные дикари. Пускай они побольше сидят в своих лесах, чтобы не пугать наших Мечтателей.

Фуаты – Магия и мудрость этих Адхене в равной степени сильны; постарайтесь очаровать их, чтобы у вас так же появилась возможность использовать их способности.

Креметы – Они такие циники. Мы стараемся не допускать их к нашим Мечтателям.

Мойры – Мы помним их еще с древних времен, и наше соперничество продолжается и по сей день. Они считают себя защитниками человечества, и могут оказаться очень территориальными, когда мы вдохновляем кого-то, кого они уготовили для себя. Остерегайтесь их; они не слишком-то любят нас.

Нарака – Устрашающие в сражении, эти Обитатели могут быть очень полезны. Вам следует относиться к ним с особым уважением, так как они владеют боевыми умениями, которые недоступны нам. Вы никогда не знаете, когда вам может понадобиться помощь сильной руки. Куда бы вы не отправлялись, старайтесь не становиться у них на пути, так как, в противном случае, ваша жизнь может стать гораздо короче, чем хотелось бы.

Подменыши – Некоторые Китэйны могут быть полезны, тогда как другие представляют собой обычных невежд. Ключом к власти в обществе грез могут стать Ши: нам будет особенно легко соблазнить представителей Дома Фиона. Мы помним сатиров, наших олимпийских товарищей древности. Они все еще относятся к нам несколько подозрительно, хотя то, что было, давно уже поросло быльем. Теперь их считают бездумными распутниками, а не возвышенными любовниками. Китэйны, которые представляют опасность - подобные красным шапкам и всем их родичам - должны быть лишены своей созидательной силы.

Люди – Мы были бы без них ничем. Любите их; способствуйте их Созидательности; наслаждайтесь творениями их фантазиями, но не бойтесь их. В конце концов, это всего лишь смертные.