Тяжёлое дело переводчика

Мы начинаем публикацию серии материалов о людях, внёсших большой вклад в развитие сообщества поклонников Мира Тьмы. И первый наш разговор будет с Анной Шубиной (khe12), которая перевела множество книг по Миру Тьмы, в частности, по Демонам.

 

Ашер: Привет. Начну я с нескольких стандартных вопросов. Расскажи немного о себе, кто ты, кем работаешь, чем занимаешься в свободное время?

Анна: Человек женского полу. Работаю переводчиком на заводе «ТагАЗ» (это который «Сонаты» и «Акценты» Hyundai выпускает). В свободное от работы время читаю, вышиваю, если есть, что смотреть — смотрю фильмы и анимешки. На компе играю разве что в пасьянс и «Гизу», и то редко, потому что глаза на работе устают. Иногда просто шатаюсь по городу, если погода хорошая.

Ашер: Как получилось, что ты начала переводить книги по Миру Тьмы? Не слишком ли много английской речи — целый день на работе, а потом ещё и дома? Как пришла идея переводить именно книжки?

Анна: Переводить начала совершенно случайно: по просьбе одного приятеля переводила какую-то ерунду по «Вархаммеру», а потом он спросил, не хочу ли я посмотреть «вот этот диск». Диск я посмотрела, договорились, что за перевод платить мне будут кофе, но в результате перевод оказался не нужным, а я уже втянулась (ну не бросать же на полпути было). Так были переведены «Демоны». Потом уже выяснилось, что людям эти переводы нужны, ну я и продолжила: и мне хорошо, и людям в радость.

Я перевожу не дома, а на работе, когда есть время. Сейчас вот времени нет, и перевод стоит. И до 20 октября я за него не возьмусь.
Книжки же перевожу потому, что больше ничего не предлагали.

Ашер: Когда я увидел в первый раз твой перевод Демонов, был поражён. Обычно люди переводят только художественные вставки, или какие-то отдельные фрагменты, оставляя без внимания остальное. Не возникает ли желания пропустить какие-то части — например, очень смешной раздел «Безопасность» в первой книжке Демонов? Сколько времени обычно уходит на перевод одной книжки?

Анна: Желание пропустить возникает, но так неинтересно. Раз уж взялась переводить книгу, так и надо её переводить целиком, иначе зачем бралась? Художественные тексты же по кускам не переводят.

На перевод времени уходит очень и очень по-разному — от трёх до девяти месяцев. Потому что тексты разной сложности и работа у меня с неравномерной нагрузкой. Когда делать было нечего, я только Миром Тьмы и занималась, а сейчас вот третью неделю сижу «в обнимку» с руководствами.

Ашер: Расскажи, пожалуйста, о своей методике перевода.

Анна: Методики перевода как таковой нет: просто смотрю на текст и перевожу. Меня переводить не учили, это я так, сама «насобачилась». Перевожу по предложениям, иногда — по кускам предложений (если там конструкция, как у Льва Николаевича), потом куски складываю и смотрю, что получилось. Мне проще с переводом в том плане, что я предложение как бы «вижу» целиком, «вижу» его грамматическую структуру (вот это будет причастный оборот, а вот здесь — вводное слово), поэтому мне не надо долго и нудно согласовывать все его части.

Ашер: Что переводить сложнее — специфические игровые вещи, например, игровую механику, или множество художественных вставок, придуманных Белыми Волками?

Анна: Переводить сложнее механику — она не допускает вольностей, к тому же для меня достаточно специфична. Я вообще иногда сомневаюсь, что перевожу её понятно для читающих. С художественными вставками намного проще.

Ашер: В твоих переводах много поясняющих сносок, это показывает особую заботу о переводе. Особенно интересно было в «Глазах Огня», откуда такие познания в демонологии?

Анна: Какая демонология, Эру с тобой! Открываем мифологический словарь — и все эти Нергалы сотоварищи перестают быть тайной и казаться стр-р-рашными демонами. Могу поделиться ссылкой на словарь, но он, зараза, в Интернете не полный.

Ашер: Почему основной линейкой, которую ты переводишь, стали именно Демоны? Я знаю, что ты ещё перевела Темные Века и книгу клана Малкавиан.

Анна: «Демоны» стали первой переведённой мною линейкой. Я ими, так сказать, прониклась. Поняла, откуда они взялись, чем заняты и что их волнует. С вампирами я разобраться так толком и не смогла, а с остальными линейками вообще знакома постольку-поскольку. К тому же в «Демонах» я — хозяин-барин, что хочу, то и делаю, и не надо сверяться с уже имеющимися переводами и искать, а как там называется вот эта Дисциплина или как звали вон того Патриарха.

Сныть: А, скажи, пожалуйста, где и как удалось научиться переводу книг? Это были какие-то хорошие курсы, ВУЗ, или языковая практика где-то ещё?

Анна: Самое смешное, что переводить я не училась нигде. Язык учила в педагогическом институте, пришла туда со знанием языка весьма посредственным, спасибо преподавателям, что научили. Но занятий, посвящённых именно переводу, у нас не было. Языковая практика у меня довольно сомнительная — общение с англоговорящими китайцами и корейцами, и то в основном по телефону и в небольшом объёме.

А перевод я просто «чувствую». Я не могу этого объяснить, правда. Я «вижу» структуру предложения, и это для меня главное. Подобрать лексику уже значительно проще.
И ещё один рабочий момент. После перевода невнятных руководств, написанных на «корейском» английском, творения «Белых Волков» — это как глоток свежего воздуха, там нормальный английский.

Ашер: Как ты оцениваешь уровень проработки линейки? По-моему, Белые Волки хорошо постарались, вплетя в известную мифологию, прежде всего библейскую, сюжетообразующие моменты и вымысел.

Анна: Если ты о линейке демонов — то там, по крайней мере, все связно. Библейские легенды «употреблены» к месту и весьма хорошо обработаны. Кстати, мои знакомые «астралопитеки» говорили, что в Демонах чувствуется не столько влияние Библии, сколько каббалы и некоторых гностиков. Вампиры же меня откровенно раздражают множеством противоречивых версий и предположений. Я предпочитаю ясность.

Ашер: В чем заключается специфичность перевода механики? Думаю, многим потенциальным переводчикам будет интересно у тебя поучиться. Расскажи о проблемах и трудностях стоящих перед переводчиком книг по Миру Тьмы. Наверно основная проблема с временем? Или все же труднее себя заставить вернуться к переводу?

И ты уже пробовала играть по Демонам и своим переводам?

Анна: Механика для меня сложна потому, что я с трудом представляю, как все это будет выглядеть на практике. В «классическую» игру по линейкам я не играла ни разу, у нас обычно кубики убирались куда подальше, и шла ролёвка, а то и вообще словеска: Соответственно, выразить то, в чем ты не слишком хорошо разбираешься, довольно сложно.

Основная проблема со временем, да. А у меня ещё одна особенность: где-то на середине перевода я начинаю от него уставать. Это состояние проходит страниц так через 20, но эти 20 страниц ещё надо преодолеть. А потом уже основным становится желание поскорее закончить, и тогда перевод «летит на крыльях».

Что же касается трудностей переводов по Миру Тьмы... Во-первых, наличие уже сделанных переводов, разбросанных черт знает где и черт знает как. В каждой линейке есть своя терминология, и, если она переведена, то люди к ней уже привыкли. Изобретать свои термины уже не получится, а найти существующие не всегда представляется возможным.

Во-вторых, игровые термины. Я долго вытрясала из игроков, как называются броски, в конце концов плюнула и придумала свой перевод. Потому что вариантов было — хоть залейся, но были они несколько странными, на мой вкус.

Ашер: Ты сказала, что уже сроднилась с Демонами. Давай поговорим о них более предметно. Как ты оцениваешь поступок Люцифера — я имею в виду восстание? Разделяешь ли ты принцип «Лучше царствовать в Аду, чем прислуживать на Небесах», или аналогичный ему «Лучше быть первым в деревне, чем вторым в Риме»?

Анна: Поступок Люцифера я оцениваю исключительно с точки зрения человека — поскольку именно благодаря Люциферу человек получил разум, если рассуждать в терминах линейки, и я двумя руками «за» такой поступок. Последствия были, мягко говоря, неприятными, но возможность думать и рассуждать того стоила.

И, согласна, лучше иметь малое, чем сожалеть о недостижимом. В конце концов, победить Небо и Творца Люцифер не смог бы при всем желании. Силы неравны. А вот на Земле у демонов было очень много возможностей...

Ашер: Какие из этих возможностей были реализованы, а какие безнадёжно загублены?

Анна: Да они поначалу реализовали очень многое — построение цивилизации, развитие людей, постоянные эксперименты... Опять же, создание Призрачного мира и желание вернуть людям бессмертие. А потом пошёл откат: началась грызня между демонами, желание власти стало сильнее желания помогать подопечным. В результате из наставников и помощников, которыми изначально собирались быть, демоны превратились в наказание Господне. А могли бы стать мудрыми правителями. Но тогда они не были бы демонами.

Ашер: Попробуй описать образ среднего игрока, который выбрал бы игру за демона? Что его ожидает?

Анна: Нет, я не знаю, кто бы выбрал эту игру. На моей памяти игру по «Демонам» провели только один раз, и то игроки скатились в непонятное нечто, хотя мастер их и тянул изо всех сил. Но точно скажу, кому в эту игру играть не надо — манчкинам всех сортов и видов. Потому что грубая сила здесь, может, и полезна, но некрасива. А «Демоны» — красивы по своей задумке. Тут нужна хитрость и гибкость.

Ашер: Я знаю, что ты сейчас переводишь Demon: The Earthbound (2003), будешь «добивать» линейку до конца? Или сделаешь перерыв?

Анна: Буду добивать линейку до конца. Мне интересно, что там ещё эти извращенцы придумали. А перерыв делать буду по-любому — как переведу «Привязанных».

Ашер: Есть ли желание переключиться на другую линейку? Вампиров ты не любишь, но есть много «не занятых» — маги, призраки, охотники, или такие экзотические персонажи, как мумии.

Анна: Из всех линеек меня заинтересовали ещё феи, но ими уже занимаются. Да и я не настолько хорошо знакома с кельтской мифологией, чтобы соваться к феечкам. А вот Маги... Когда-нибудь, когда у меня будет масса времени (читай — на пенсии), я ими займусь.

Ашер: Ещё такой вопрос, какой из Домов Тьмы тебе ближе и почему?

Анна: Из Семи Домов мне больше всего нравятся Дьяволы. Они умны, настойчивы, хитры, обходятся без кодексов чести, при этом отличаются мужеством и верностью (как бы смешно это ни звучало, ведь именно они сохранили верность Деннице). Умелые манипуляторы. В реальной жизни человек с такими качествами будет крайне неприятен, даже опасен, но почему бы не повосторгаться ими на расстоянии?
К тому же к этому Дому относится Спенту Манью, а он мне нравится. Хитрая сволочь, себе на уме.

Ашер: Да, мне тоже нравятся Дьяволы, возможно, остальные были введены больше «для количества». Не находишь, что, скажем, Кнуты или Пожиратели несколько надуманы?

Анна: Нет, ни один из Домов не надуман, они вполне органично друг друга дополняют. К тому же здесь авторы не оригинальничали, а просто обратились к христианской классификации ангелов и бесов. Полностью её копировать они, разумеется, не стали, но очень и очень многое позаимствовали. Оттуда же, кстати, и иерархия взялась.
Другое дело, что Дома до чёртиков напоминают мне кланы вампиров. Дьяволы — Вентру и частично Ласомбра, Пожиратели — Гангрел, Убийцы — Каппадокийцев, а потом и Джованни, Осквернители — Тореадоров.

Ашер: А идеям какой фракции больше симпатизируешь? Не Люциферианам ли? Или, может быть, Миротворцам?

Анна: Фаустианцам. Примерно потому же, почему и Дьяволам. Люцифериане слишком... наивны, что ли. У них надежда на Люцифера, как на того барина: «Вот приедет барин, барин всех рассудит». Фаустианцы пытаются действовать сами. Их поступки не назовёшь этичными, но они понятны — раз, результативны — два.

Ашер: Если дальше проводить параллели между Домами демонов и вампирскими Кланами, то кто тогда Изверги, Кнуты и Преступники?

Анна: В Извергах есть что-то от Бруха — старых Бруха, да еще, пожалуй, Тремер. Наверное, тяга к знаниям. Вот Кнуты мне не напоминают никого. Ну а Преступники — это Гангрел навыворот. У них место живой природы заняла природа неживая, да ещё их собственные изделия.

Ашер: Раз уж мы заговорили о домах и фракциях, как бы ты могла охарактеризовать каждый дом и фракцию.

Анна: Каждый Дом и фракцию я, пожалуй, характеризовать не буду. Хотя бы потому, что их описания даны в книгах, и моя характеристика станет их простым перепечатыванием. Могу только сказать, что симпатизирую Миротворцам и сочувствую Убийцам. На мой взгляд, в Мире Тьмы Халаку пришлось хуже всех — над ними ведь ещё «висит» создание Призрачного мира со всеми его «прелестями». А Миротворцам симпатизирую потому, что веет от их идей благородным безумием.

Ашер: Ты упомянула, что не знала о сообществах по Миру Тьмы, а теперь знаешь. На твой взгляд, куда поклонникам этой системы необходимо двигаться и в каком направлении развиваться? К чему следует стремиться, а чего избегать?

Анна: Избегать — раздрая, однозначно. Потому что опять переводы будут валяться по десяткам разных сайтов, и опять люди заинтересованные будут тратить время на их поиски.
А так движение в нужном направлении уже начато — хотя бы вашим сайтом и vampirebloodlines.ru. Чем больше информации по Миру Тьмы будет собрано в одном месте и чем доступней будет эта информация — тем лучше. Опять же, гуртом и батьку бить легче — в смысле, переводить лучше дружной командой, когда один знает, чем заняты остальные, а не выполняет пятый вариант перевода одного и того же отрывка. А ещё можно создать игровой форум. Да, я знаю, что их уже полно, но сколько людей вообще подозревает об их существовании? Или хотя бы собрать список таких форумов. Но это только благое пожелание.

Эх, есть у меня мечта — будут закуплены права на издание книг по Миру Тьмы. В конце концов, издают же у нас «Вархаммер».

Ашер: И последний вопрос, уже не по демонам. Ты перевела книгу клана Малкавиан, почему именно эту, учитывая твоё отношение к линейке вампиров? Что ты думаешь о самих потомках Малкава?

Анна: За Малков взялась просто потому, что кто-то из сообщества ru_vtm попросил это сделать и выслал текст книги клана. Я пообещала, потом уже неудобно было отказываться. В процессе — увлеклась. Я почти поняла, почему Лунатики пользуются у игроков большой популярностью. Их безумие опасно, для них самих в том числе, и непонятно, а потому интересно и привлекательно. К тому же у них весьма интересные отношения с прародителем. Какой ещё клан может похвастаться тем, что пользуется нервной системой старшего сира как Интернетом?

Ашер: Разделяешь ли ты гипотезу, что Джихад — это глобальный розыгрыш Психов?

Анна: Нет, Джихад вряд ли был придуман Малкавианами. Он слишком банален. Чтобы додуматься до священной войны «все против всех», не надо быть безумцем.

Ашер: Благодарю за интервью.

Анна: Спасибо.

 

Интервью взял Ашер при некоторой поддержке Сныти.
Специально для проекта Все оттенки Тьмыwod.su