Демоны, их питание и альтернативная история

Это продолжение рассуждений о демонах, начатых в предыдущей заметке. На всякий случай сообщу и тут, что это авторско-мастерский взгляд на линейку демонов, который, как это обычно бывает в руководствах по Миру Тьмы, можно использовать или нет, частями или целиком.

О гастрономических пристрастиях демонов

Что потребляют демоны, для поддержания своего существования? Как они сами говорят, веру. Но, чем же тогда является эта самая вера?

Ответ на этот вопрос довольно прозрачен — вера, по сути, является жизненной энергией человека, но пришедшей к демону по каналам коллективного бессознательного. Если проводить аналогию с обычной жизненной энергией, как её привыкли видеть каиниты и восточные собраться, то получается очень похоже. Кстати, если отвлечься на игромеханический аспект, то по энергетическому содержанию один пункт крови примерно соответствует трём единицам веры, ибо вера слаба в своей энергетической составляющей. Впрочем, это личное наблюдение, в случае совместной игры демонами и другими персонажами Мира Тьмы, всегда можно подобрать иное соотношение.

Да и демону, по сути, нужна не только энергия, но и прочная связь с информационным полем, из которого он вышел. Следовательно, вера от обычной жизненной энергии, получаемой напрямую из людей, так же отличается информационной начинкой. Проще говоря, если продолжать игромеханическую аналогию, в трёх единицах веры только одна единица жизненной энергии, но две единицы информации из коллективного бессознательного, питающей сознание и разум демона, поддерживающей его сущность и память о временах, проведённых в единении с эгрегором, имея в виду в данном случае то самое информационное поле в коллективном бессознательном людей, которое в рамках данного подхода порождает демонов.

И именно поэтому демон не может питаться ци напрямую. Да, на короткий момент он почувствует приятные ощущения, прилив сил и энергии, но через пару минут сообразит, что не хватает информационного компонента. Это выразится в том, что демон будет сконфужен необычностью полученной подпитки и не почувствует в ней некоторой жизненно необходимой ему части. Из-за чего жизненная энергия быстро будет рассеяна телом демона, ведь он может усваивать энергию только при наличии совершенно определённой информационной начинки. Более того, значительный влив в демона жизненной энергии приведёт к падению его уровня Веры из-за разрыва связи с коллективным бессознательным, во всех смыслах питающим его, и к непредсказуемым колебаниям параметра Страдания. Тут даже тело, которое занимает демон, может от него отторгнуться, поскольку полученная энергия пойдёт в первую очередь телу, а не чуждому духу в нём.

Что же касается возможности подпитки у людей, далёких от монотеизма, то демон банально получит значительно меньше веры, чем он ожидает. Также есть шанс, что данная вера будет очень быстро «испаряться» ввиду слабой совместимости с демоном. Впрочем, в различных книгах серии Демоны: Падшие описывается создание демонами собственных культов, что, видимо, означает возможность перестраивания демонов на другой источник подпитки. В то же время, это выглядит достаточно странно, поскольку изначально по происхождению все демоны связаны с христианской легендой о создании мира, стало быть, с данной информационной средой.

Также меньше веры демон получит от каинитов в виду некоторой обособленности их от монотеистического эгрегора. А уж при попытки попитаться от катаян демона могут ждать самые разные сюрпризы, вплоть до его развоплощения. Собственно, если демон умеет чуточку разбираться в людях и близких к ним существам, он будет обходить каинитов и восточных собратьев за версту. Те же, кто это не умеет, в лучшем случае возвращаются в коллективное бессознательное, а в худшем исчезают насовсем.

Как всё начиналось

Всё началось в те незапамятные времена, когда по аравийской пустыне бродили семитские племена. У одного из этих племён было достаточно жестокое и самолюбивое божество, и постепенно, это божество получало всё большую силу в результате развития иудейской мифологии и увеличения числа последователей. Поклонение этому божеству привело к объединению отдельных частей бессознательного каждого из его поклонников в новую сущность. В этой энергетической сущности, как с своём особом мире, стали жить те самые существа, которые были изначально и придуманы, как проекции различных аспектов бессознательного отдельных людей. Теперь же они поселились уже в коллективном бессознательном всего этого небольшого семитского народа.

Ввиду небольшой энергетической подпитки со стороны носителей этого одного из первых монотеистических эгрегоров, данные энергетические сущности очень редко набирали достаточно энергии для осознания себя личностью и воплощения в людей, такое случалось лишь в переломные моменты истории. Но в какой-то момент произошло знаменательное событие — верования этого небольшого народца, пускай и в изменившемся виде, начали широко распространяться по миру. Сначала на территории бывшей Римской империи, а затем всё шире и шире, привлекая всё новые души в лоно общего эгрегора.

Конечно, коллективное бессознательное также развивалось — в нём появлялись новые сущности, иначе переосмысливались старые архетипы. Но с христианским понятием греха произошло и коренное изменение: теперь вся жизнь верующего была пронизана грехом. А поскольку грех — это то, что не может оставаться в сознании человека, поскольку считается наибольшим злом с точки зрения христианских догм, всё, что с этим было связано, вытеснялось в бессознательное. Так, живущие в нём существа получили качественный и количественный скачок подпитки энергией в виде вытесняемого либидо. Но это же изменение повлияло на саму структуру эгрегора — живущими в нём сущностями это было воспринято, как низвержение ангелов в мир смертных, войну на небесах и уход бога из их мира. Теперь мир архетипов для получивших сознание демонических сущностей перестал быть райским местом, начались суровые будни их нового состояния.

Но этот же приток психической энергии повлёк за собой и возможность чаще проявляться в мире смертных. Теперь, практически каждый человек, более или менее связанный с монотеизмом в том или ином виде, мог стать носителем этой части коллективного бессознательного, в какой-то момент осознавшей себя, как личность, как павшего ангела, лишённого божественной благодати. Такое вселение влекло появление у носителя сверхчеловеческих способностей и знаний, вынесённых из мира архетипов. Более того, изменение могло происходить и на физиологическом уровне — часть одемонившихся людей реально принимало нечеловеческий облик.

Всё это в ощутимых масштабах начало происходить в средние века, именно это, в какой-то мере, поспособствовало появлению инквизиции. Да и вообще овеществлению существовавших на то время в христианской среде мифов о демонах и ангелах. Фактически, возникла положительная обратная связь: порождения коллективного бессознательного большее число людей вовлекали в соучастие христианскому мифу, что способствовало воплощению большего числа демонов среди людей.

Однако, помимо инквизиции, мир был не особенно гостеприимен к новым пришельцам. Уже не первую тысячу лет он находился под влиянием потомков Каина, которые хоть в какой-то части и переняли монотеистический миф о происхождении первого человека, всё же были неизмеримо далеки от иудохристианского эгрегора. Кроме того, они совсем не хотели терпеть рядом с собой конкурентов, которые питались, пусть не кровью, но психической энергией людей. Более того, у каинитов уже давно была сложившаяся социальная система, в которую даже новые кланы и линии крови с трудом вписывались, что уж говорить о принципиально чужих существах.

Изменяющие форму также не были новичками в мире, и пришествие новых гостей восприняли без радости. Оборотни, помимо прочего, в силу своей близости к природе и духам в корне не принимали монотеизм и считали его извращением над человечеством, придуманным слугами Вирма. А уж воплощения коллективного бессознательного христиан в человеческих телах они однозначно воспринимали, как часть того антиприродного хаоса, против которого они ведут борьбу с незапамятных времён.

Что же до смертных магов, те расценили гостей в первую очередь, как объекты для исследований, свалившихся им на головы. Но после первого знакомства и оценки пришельцев, как порождений не особенно любимой магами христианской церкви, демоны стали рассматриваться только лишь, как источник силы, живой канал в мир психических энергий. Кто-то с этим источником силы предпочитал договариваться, а кто-то и подчинять при помощи собственного могущества.

А где-нибудь на востоке, куда практически не дошёл монотеизм, демоны вообще не могли обрести материальное тело — просто не было подходящих носителей, в которых можно было бы войти по каналам коллективного бессознательного. И даже тогда, когда первые миссионеры проникли в те области, воплотившиеся падшие долго не существовали в человеческих телах, поскольку местными нелюдями (и уж, тем более, местными охотниками на демонов) они воспринимались как что-то совсем чужеродное, и потому, подлежащее немедленному уничтожению.

Так что, Мир Тьмы, в который пришли демоны, оказался уже заселён разнообразными существами, значительная часть которых не особенно хотела иметь новых соседей. Поэтому падшим ничего не оставалось, как в случае своего воплощения не высовываться, что позволяло им иногда существовать даже до смерти своего носителя, что для демона являлось немалым достижением.

И только в последнее время, с развитием аналитической психологии, и представлениях об архетипах и коллективном бессознательном, часть воплотившихся павших стала смутно осознавать иллюзорность своего существования. Однако, даже при всём желании они не могут унести это знание в свой родной мир иудохристианского эгрегора, поскольку при развоплощении подобные фрагменты памяти, ввиду их потенциальной опасности для всего мира демонов, попадают в какие-то совсем глубинные слои бессознательного, откуда не могут быть восприняты самими падшими. Так тот ад, который царил внутри энергетических структур бессознательного, поддерживал свой гомеостаз.

Сныть © 2008